«Ночной Сторож, или Семь занимательных историй, рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году»: проблематика и поэтика

Прочие материалы детской тематики      Постоянная ссылка | Все категории

На правах рукописи

Ровенко Надежда Вилениновна

Сказочный цикл В. Каверина

«Ночной Сторож, или Семь занимательных историй, рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году»: проблематика и поэтика

Специальность 10.01.01 – Русская литература

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Петрозаводск – 2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Петрозаводский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор

Неелов Евгений Михайлович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

старший научный сотрудник

Маркова Елена Ивановна,

Институт языка, литературы и истории

Карельского научного центра РАН

кандидат филологических наук Захарченко Светлана Олеговна,

Петрозаводский государственный

университет

Ведущая организация: Поморский государственный

университет им. М. В. Ломоносова

Защита состоится 13 ноября 2007 г. в 15 ч. 15 мин. на заседании диссертационного совета ДМ 212.190.04. при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Петрозаводский государственный университет» по адресу: 185910 Республика Карелия, г. Петрозаводск, пр. Ленина, 33.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Петрозаводского государственного университета.

Автореферат разослан « » 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук Нилова А. Ю.

Общая характеристика работы

История литературной сказки XIX века и ее развитие в детской литературе XX века, особенности творчества писателей-сказочников как русских, так и зарубежных, вопросы поэтики – вот круг проблем современного «сказочного» литературоведения. Жанр литературной сказки продолжает находиться под пристальным вниманием исследователей.

Активное изучение жанра приходится на 70 – 80-е годы XX века, когда литературная сказка стала объектом исследования таких ученых и критиков, как, Л. Ю. Брауде, И. П. Лупанова, И. П. Мотяшов, В. С. Непомнящий, Е. М. Неелов и др. Казалось бы, природа сказки, ее потенциальные возможности уже освещены достаточно. Но сказка, как и любой другой жанр, развивается, взаимодействуя с теми историческими, социальными и культурными реалиями, в которых она создается. Вот почему проблемы, связанные с изучением прежде всего литературной сказки, остаются актуальными до сих пор. Поэтому не сокращаются исследования литературной сказки и, соответственно, увеличивается интерес к изучению творчества отдельных писателей, много и плодотворно работающих в этом жанре. К числу таких художников слова относится и В. Каверин.

Вениамин Александрович Каверин, один из признанных мастеров русской литературы XX века, обращался в своем творчестве к самым различным жанрам. Но в каком бы жанре он ни работал, его произведения привлекают глубиной мысли, остротой поставленных в них проблем, мастерством сюжетостроения, оригинальностью стиля, языковой отточенностью.

Сегодня с полным правом можно утверждать, что проза В. Каверина пронизана сказочной стихией, что «вещество сказки» по-разному присутствует в произведениях писателя, что «может быть, он всю жизнь пишет сказки»[1]. Сказочное начало в творчестве В. Каверина придает дополнительный объем той художественно-эстетической системе, которую создал писатель, и само обретает объемность, что привлекает исследователя, который получает уникальную возможность, с одной стороны, по-новому – через призму сказки – взглянуть на творчество интереснейшего писателя, с другой – на конкретном материале его собственно сказочных произведений показать, какие неисчерпаемые возможности таит подлинное искусство сказки. Яркая индивидуальность художественного мира В. Каверина позволяет провести ряд любопытных параллелей, четче означить общее в тенденциях развития сказочного жанра в литературе XX века и тех особенностей, которые привнес в него писатель. К осмыслению роли сказочного в художественном мире В. Каверина исследователи обращались неоднократно. В 1986 году о творчестве В. Каверине появляется критический очерк О. Новиковой и Вл. Новикова, в котором подводятся промежуточные итоги изучения художественного наследия писателя, дается общее представление о нем, определяется место В. Каверина в культурном процессе, выделяются основные слагаемые художественного метода, прослеживается эволюция творчества. Очевидно, что следующий этап исследований – детальное, системное изучение составляющих творчества, чтобы через накопление материала выйти к качественно новому глубинному пониманию каверинского наследия. Одной из таких составляющих, требующих всестороннего изучения, и являются сказки. В освещении этой грани дарования В. Каверина к настоящему времени сложилась определенная традиция, начало которой положила статья И. П. Лупановой «Любитель необыкновенных историй (сказочник В. Каверин)». Именно в 1963 году, когда «сказочная автономия» была еще далека от завершения, исследователь утверждала, что «сказки Каверина открыли новую страницу … в развитии жанра литературной сказки»[2]. Ее статья о сказочнике В. Каверине во многом определила пути изучения сказок писателя. И в какой-то мере нашла свое отражение и продолжение в работах О. Новиковой и Вл. Новикова, Е. М. Неелова, Б. А. Бегака, В. А. Козыро, В. А. Евтюковой и других авторов. Сказочное начало в творчестве В. Каверина необходимо рассматривать с учетом эволюции форм и содержания и в контексте развития литературной сказки двадцатого века. Подобное исследование предпринято в диссертационной работе А. Е. Нееловой. Но, к сожалению, и в её практической части, и в других работах анализируются преимущественно отдельные сказки, а не все произведение «Ночной Сторож, или Семь занимательных историй, рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году» (далее – «Ночной Сторож»). В силу этого картина того вклада, который внес В. Каверин в развитие литературной сказки XX века, остается неполной. Проведенное нами подробное монографическое исследование сказочной метаповести В. Каверина «Ночной Сторож» помогает углубить знания о развитии сказочного жанра и по-новому взглянуть на творчество писателя.

Избранный нами аспект анализа сказочного творчества писателя во многом определяет актуальность исследования и его научную новизну. Впервые изучается целое – некий сплав, созданный из разных сказочных повестей. Выводы, сделанные на конкретном материале, дают более полное представление не только о сказках В. Каверина и в целом о его творчестве, но и вносят определенный вклад в изучение литературной сказки двадцатого века.

Цель настоящей диссертации состоит в выявлении художественных особенностей сказочной книги В. Каверина «Ночной Сторож», связанных с жанровым своеобразием, а также ее семантики и поэтики в контексте развития литературной сказки XX века. Осуществление поставленной цели и исследуемый материал определил следующие задачи:

- охарактеризовать литературно-сказочный контекст, как русский, так и зарубежный, в котором происходило формирование сказочника В. Каверина;

- изучить историю создания сказочного цикла В. Каверина;

- выявить доминирующие особенности данного цикла;

- проанализировать особенности сказочных повестей писателя, уделяя внимание как фольклорным элементам в его сказках, так и литературным тенденциям;

- исследовать художественный мир сказочной книги В. Каверина в свете новых достижений, подчеркнув в ней типические и специфические черты жанра современной литературной сказки;

- рассмотреть такую особенность писательской манеры В. Каверина, как музыкальность;

- проследить романтические тенденции в цикле В. Каверина.

Теоретической и методологической основой диссертации послужили исследования, посвященные фольклорной и литературной сказкам: А. Н. Веселовского, В. Я. Проппа, Е. М. Мелетинского, Э. В. Померанцевой, В. А. Бахтиной, Н. В. Новикова, Д. Н. Медриша, И. П Лупановой, Л. Ю. Брауде, Т. Г. Леоновой, Е. М. Неелова, М. Н. Липовецкого и др., а также работы по детской литературе Л. Э. Разгона, С. Б. Рассадина, С. М. Лойтер, Л. Н. Колесовой, И. Г. Минераловой, Е. О. Путиловой, И. Н. Арзамасцевой и др.

Методология исследования определяется соединением проблемно-аналитического подхода и элементов сравнительно-исторического и структурного методов изучения сказок.

Научно-практическая значимость исследования заключается в том, что его материалы могут быть использованы в чтении курса по истории детской литературы XX века, в разработке спецкурсов и спецсеминаров по истории литературной сказки и творчеству изучаемого писателя. Выводы и наблюдения диссертации могут быть востребованы и в курсе русской литературы XX века, в создании спецсеминара по творчеству В. Каверина.

Апробация диссертации осуществлялась в обсуждении докладов ее автора на заседании кафедры русской литературы ПетрГУ (май 1998 года), на Всероссийской конференции «Детская литература: история и современность», состоявшейся в Петрозаводском государственном университете (сентябрь 2003 года); междисциплинарном семинаре «Звукомир художественного текста», состоявшимся в Петрозаводской государственной консерватории (апрель 2004 года); на международном семинаре в г. Йоэнсуу, посвященном проблемам детской литературы (апрель 2007 года); на республиканской научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, проходившей в ГОУ РК «Институт повышения квалификации работников образования» (сентябрь 2007 года).

Композиционная структура работы традиционна: введение, две главы, заключение и список использованных источников, включающий в себя 433 наименования.

Основное содержание работы

Во Введении формулируются цели, задачи и методы диссертационного исследования, характеризуется предмет исследования, обосновываются его актуальность и новизна, дается краткая характеристика научной литературы, посвященной проблеме сказочного жанра в творчестве В. Каверина.

Внимание заостряется на самом жанре литературной сказки в русской литературе XX века, рассматривается своеобразие и жанровые особенности, прежде всего «ее синтетическая природа». Особое внимание обращается на взаимодействие фольклорной и литературной традиций, что объясняется спецификой сказочного у В. Каверина.

Первая глава «Художественная семантика сказок В. Каверина» посвящена изучению эволюции художественной семантики в связи с историей жанра сказки в творчестве В. Каверина. Его ранний интерес к сказочному жанру во многом объясняет поворот писателя, работающего во «взрослой» литературе, к любимому детскому жанру – сказке. Писатель обращается прежде всего к народным сказкам, изучая творчество русского народа, размышляя над спецификой устного народного творчества, над своеобразием сказочного героя, природой чудесного начала, рассуждая о возможных путях использования литературой фольклорных богатств.

В первом параграфе «История создания сказочных повестей» мы рассматриваем появление сказочной «автономии» в творчестве В. Каверина, которая создавалась им в течение сорока лет. Поначалу это были отдельные сказки: «Песочные часы» – впервые опубликована в журнале «Костер». – 1941. – №1; «Много хороших людей и один Завистник» – впервые опубликована в журнале «Пионер». – 1960. – №2-3; «Легкие шаги» – впервые опубликована в журнале «Москва». – 1963. – №8; «Летающий мальчик» – впервые опубликована в журнале «Пионер». – 1969. – №2-3; «Немухинские музыканты» – впервые опубликована в книге «Сказки». – М.: Дет. лит., 1971 г.; «Сын стекольщика» – впервые опубликована в журнале «Пионер». – 1979. – №6-7; «Сильвант» – впервые опубликована в журнале «Октябрь». – 1980. – №1, под названием «Рисунок» – впоследствии объединенные автором в одну большую сказочную книгу «Ночной Сторож, или Семь занимательных историй, рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году».

Во втором параграфе «В контексте литературной сказки» мы прослеживаем те влияния на становление сказочника В. Каверина, которые оказали, прежде всего, сказочное творчество Андерсена и Гофмана. Несомненно также, что мимо одного из самых «книжных» писателей не прошло развитие сказочного жанра в русской литературе, представленное такими авторами, как А. Белый, Н. Гумилев, А. Волков, Ю. Олеша, Е. Шварц и др. В. Каверин внес большой вклад в создание новой сказки, продолжая и трансформируя не только фольклорные традиции, но и литературные тенденции в развитии сказочного жанра. Таким образом, в этом параграфе выявляются и прослеживаются интертекстуальные связи каверинских сказок.

В третьем параграфе «Генезис и эволюция художественной семантики сказок В. Каверина» сказочные повести писателя рассматриваются в той хронологии, в которой они были созданы и напечатаны. Этой хронологии подчинена логика нашего анализа. Первой подробно рассматривается сказка «Песочные часы», в которой автор, используя семантику фольклорной сказки, насытил ее приемами литературными, поменяв при этом «плохую» сказочную функцию на «хорошую». В этой сказке по-новому зазвучал и сказочный мотив добровольной жертвы.

В следующей сказке «Много хороших людей и один Завистник» прослеживается сказочная инновация, отсутствующая в фольклорной сказке. Ее открыла И. П. Лупанова, изучая литературные сказки двадцатого века: в отличие от народных сказок в литературных «побеждает герой – коллектив»[3]. В. Каверин развивает эту новую традицию не только в данной сказке, где она закодирована даже в названии произведения, но и в других. Эта традиция не связана только с советской трактовкой, истоки коллективизма идут из народной сказки. Понятие «коллективизма» является в его фольклорной ипостаси близким идее родственности, развитой в «Философии общего дела» Н. Федорова.

В сказке «Легкие шаги» не только трансформируется миф о Снегурочке, но и прослеживается процесс взаимодействия народной сказки, фантастики и современности. По версии В. Каверина, Снегурочка с приходом весны не тает, а превращается в живую девочку. И помогает ей в этом не сказочное волшебство, а доброта и сочувствие обыкновенных людей. Эта метаморфоза неживого (снег) в живое (человек) стала возможна и потому, что сама Настенька-Снегурочка обладала душой, способной любить.

Повесть-сказка «Летающий мальчик» представляет собой авторскую интерпретацию традиционного для народной сказки и письменной литературы мотива летающего героя. В этой сказочной повести В. Каверин продолжает трансформацию сказки, связанную с психологизацией его подчеркнуто обыкновенных героев.

Самой любимой сказкой писателя является сказочная повесть «Немухинские музыканты». Музыкальность становится одной из особенностей созданного писателем художественного мира. Для повести-сказки В. Каверина характерен сплав «тончайшего психологизма» со сказочной конструкцией. В этой, как и в других сказках писателя, изменен образ зла, который носит явный нравственный характер, что не противоречит фольклорной сказке.

Традиционный фольклорно-сказочный конфликт, наполненный современным содержанием, является характерным и для сказочной повести писателя «Сын стекольщика». Действие и в этой сказке происходит в городе Немухине, ставшем сказочной «столицей» всех событий. Но пространство сказки расширяется благодаря путешествию героев, в данном случае оно приводит к Синему морю, где живет старый волшебник, знающий заклинание, которым стали стихи поэта В. Хлебникова. Благодаря стихам сказка становится поэтичной и по-особому лиричной.

В последней сказке писателя, вошедшей в цикл, «Сильвант» акцентируется такая особенность сказок В. Каверина как второй адресат – взрослые читатели. Практически одновременно «Ночной Сторож» выходит отдельной книгой в издательстве «Детская литература» и во втором томе собрания сочинений в 8-ми томах. Фабула сказки «Сильвант» отличается необычностью с точки зрения народных сюжетов. Ее необычность связана и с темами, которые определяют ее содержание. Прежде всего это тема природы и тема творчества. В этой сказке вновь встречается имя В. Хлебникова, но теперь это сказочный город, и появляется еще одно поэтическое имя – А. Блок. Тем не менее это сказка, в которой сохраняется структура народной сказки и развиваются традиции сказки литературной.

Все семь сказочных повестей, входящих в книгу «Ночной Сторож», сохраняют фольклорные источники, если говорить об идейной стороне и композиционной структуре. Композиционные особенности сказок писателя в целом восходят к композиции волшебной сказки, так как все сюжеты строятся, исходя из «вредительства или недостачи» или «начального вредительства» (В. Я.Пропп). Если исходить из того, что волшебная сказка – это «сказка, подчиненная семиперсонажной схеме»[4], то она знает «семь» действующих лиц: антагонист, даритель, помощник, царевна или ее отец, отправитель, герой, ложный герой. В сказках В. Каверина представлены все семь перечисленных функций. Таким образом, сказки писателя восходят к фольклорно-сказочной структуре, что подтверждается и сегментацией сказок В. Каверина на ряд последовательных действий, характерных для фольклорной сказки. Во всех сказках сохранена общая логика движения сказочного действия в функциях семиперсонажной схемы. Переосмысливая глубинные сказочные традиции, писатель создает яркую, неповторимую и оригинальную сказочную книгу с тем самым «особым миром» (В. А. Бахтина), в котором тесно переплетаются фантастика и реальность.

В. Каверин в «Ночном Стороже» трансформирует семантику народной сказки, что проявляется в изменении функций сказочных героев; сказочным существам требуется помощь, которую они получают от далеко не сказочных героев. Ими являются «обыкновенные люди»: Петька и Таня, Старый Трубочный Мастер, Пекарь и др. В сказках В. Каверина именно не сказочные герои помогают восторжествовать добру. Это связано с образом зла, которое представлено у писателя злом безнравственным: скукой, завистью, злобой, коварством, жестокостью. Такое зло победить одному герою, да еще ребенку, не под силу, поэтому В. Каверин, продолжая традиции русской литературной сказки XX века, изображает не одного героя, его герой – коллектив. Во всех сказках мы наблюдаем за изменением характеров положительных героев, они становятся добрее, умнее, мужественнее; статичными остаются только отрицательные персонажи. Добрыми друзьями героев-детей становятся герои-взрослые, без помощи которых не одолеть зла. Отсюда два адресата каверинских сказок – дети и взрослые, что не противоречит тенденции развития детской литературы рассматриваемого периода.

Вторая глава «Поэтика сказочного цикла В. Каверина “Ночной Сторож, или Семь занимательных историй, рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году”» посвящена анализу сказочной книги писателя, созданной из рассмотренных выше семи сказочных повестей. Только в ней, по воле В. Каверина, сказки расположены уже не в той хронологической последовательности, в какой они были написаны и опубликованы: «Сын стекольщика», «Немухинские музыканты», «Легкие шаги», «Сильвант», «Много хороших людей и один Завистник», «Песочные часы», «Летающий мальчик». Создавая «Ночного Сторожа» из «самостоятельных художественных единиц», писатель создает некий «контекст», художественный смысл которого становится намного глубже, чем отдельных произведений. Для такого «контекста» В. Каверину понадобились «рамки». Под «рамками» вслед за Б. А. Успенским мы будем понимать «границы художественного произведения». Именно в них появляется авторское «я» и создается еще один герой – повествователь Ночной Сторож Нил Сократович. Именно ему жители Немухина обязаны тем, что все семь историй будут найдены и рассказаны. Тем самым «рамки» становятся своеобразным развитием нового сюжета, которого не было и не могло быть в отдельных сказках.

В первом параграфе «Цикл и фольклорная основа сказочной книги В. Каверина» рассматривается проблема, связанная с границами семантической наполненности самого понятия «цикл». Развитие русской детской литературы XX века отмечено тяготением писателей к созданию циклов, особенно это стало заметным в 60 – 70 годы: “в детской литературе в отсутствие романа все чаще появляются циклы рассказов и повестей”[5]. Вероятно, в этот период детская литература решает ту же задачу жанровых образований, что и “взрослая”, выразить которую можно, как “проблему сюжетного сцепления и проблему повествования”[6]. Эту задачу в литературе для детей начали решать циклы рассказов и повестей, получившие свое развитие в творчестве таких писателей, как Б. Житков, М. Зощенко, Н. Носов, В. Голявкин, В. Драгунский, А. Алексин, Н. Дубов, А. Рыбаков, В. Крапивин и др. Цикличность именно в детской литературе связана прежде всего с психологией читателей, которая существенно изменилась по сравнению с детьми предыдущих поколений, соответственно изменились и те проблемы, в центре которых оказался подросток. «Эпицентр сложных жизненных проблем», как отмечает Л. Н. Колесова, связан, с одной стороны, с характером конфликта: «это конфликт с мещанством, с обывательской психологией, которые в современных условиях проявляются в узости общественного кругозора, в социальной индифферентности, в приспособленчестве, в погоне за престижными вещами и т. д.»[7]. С другой стороны, подросток, затрудняясь читать объемные романы, не желает при этом расставаться с любимыми героями, и авторы идут ему навстречу, создавая циклы. Тенденция к циклизации жанра литературной сказки известна давно, сохраняется она и по сей день: сказки Эдуарда Успенского, Сергея Козлова как нельзя лучше объясняют потребность в цикле в детской сказочной литературе.

Краткий экскурс в историю циклизации позволил сделать следующие выводы: «Ночной Сторож» В. Каверина максимально отвечает требованиям цикла, так как все семь произведений по жанру – сказочные повести, связанные между собой героями: Петька, Таня, Старый Трубочный Мастер; их биографиями: Таня учится в музыкальной школе, затем в консерватории, Петька учится в общеобразовательной школе, но учится на «тройки», в будущем будет работать на судостроительном заводе и т. д.; местом действия: город Немухин, рассказчиком: самим автором; идеей: добро побеждает зло. Таким образом, книга В. Каверина отличается полнотой циклообразующих элементов, что является особенностью творческого дарования писателя. Объединив семь сказочных повестей в одну большую книгу «Ночной Сторож», В. Каверин создает своеобразный «роман для детей», обратившись к жанру сказки, так как все его повести, повторим еще раз, – это сказочные повести, что соответствует, так сказать, «духу времени». «В 60-е годы (XX века – Н. Р.) ведущую роль в литературно-сказочной жанровой системе играет именно повесть-сказка»[8], – констатирует А. Е. Неелова, подчеркивая, что в этом жанре гармонично сливаются и сказочный мир, и современное детское сознание. В. Каверин, разрабатывая в своем творчестве, адресованном детям, популярный жанр, не был исключением. «Сочетание семантической основы волшебной сказки … и принципов художественного миромоделирования из арсенала интеллектуальной драмы – создает такой жанровый синтез, который позволяет максимально сблизить сказочную жанровую семантику с обобщенным художественным образом современности»[9], – отмечал М. Н. Липовецкий в работе «Поэтика литературной сказки». Таким образом, объединив семь сказочных повестей в одну большую сказку, В. Каверин «создает … жанровый синтез», своего рода метасказку, в которой соблюдаются законы как сказки фольклорной, так и литературной. Литературная сказка связана с фольклорной «крепкими узами» – генетически и типологически.

Все сказочные повести В. Каверина выходили в свет как самостоятельные произведения. Сказки, написанные в течение сорока лет, В. Каверин объединяет, создавая оригинальный сказочный мир, в котором происходят удивительные события, «живущие по законам “сказочной реальности”»[10]. «Иными словами, в современной сказке усиливается моделирующее начало. Косвенным следствием этой закономерности и является склонность литературной сказки к циклизации, авторам становится как бы «тесно» в локальных рамках одного лишь произведения, конец одной сказки становится началом другой, происходит своеобразная «пульсация» сказочного мира»[11], – такова точка зрения Е. М. Неелова на цикличность литературных сказок. Это характерно и для сказочной книги В. Каверина, сюжет каждой последующей сказки которого в какой-то степени представляет вариант предыдущей. Но писатель не просто объединил сказки в цикл, на что указывает и отступление от хронологического принципа, а сделал их главами нового метасюжета, создав, говоря словами самого автора, «роман для детей».

Во втором параграфе «Пространство и время в художественном мире цикла В. Каверина» проводится параллель с фольклорной сказкой, где пространство и время, как известно, не локализовано и неконкретно. Пространство в каверинском цикле представлено городом Немухиным: именно в нем разворачиваются все основные события сказочных историй, более того он появляется и в “рамках”. Появление города в литературных сказках вписывается в те традиции, которые складываются в этом жанре, на них указывала еще И. П.Лупанова. Но В. Каверин не ограничивается только сказочной “столицей”, он расширяет пространство своего цикла, дополняя его другими реальными и сказочными мирами, например: Советский Союз, Москва, Ленинград, Минск – город Хлебников, остров Летандия, река Ропотамо, Поселок Любителей Свежего Воздуха. Таким образом, писатель создает «особый» пространственный мир, границы которого размыкаются, становятся проницаемыми. Размыкается не только пространство в литературной сказке, но и время, что наглядно мы видим в «Ночном Стороже». Герои его, переходя из сказки в сказку, преодолевают замкнутость времени. Этому способствуют и “рамки”, из которых читатель узнает и прошлое, и будущее героев. Все это придает сказочной книге достоверность, необходимую для возникновения у маленького читателя доверия, которого требует не только фольклорная, но и литературная сказка.

В третьем параграфе «Музыкальность как поэтический принцип сказочного цикла» исследуется художественный мир писателя, в котором музыка становится одной из важных тем. Она звучит во всех сказках: герои играют на различных музыкальных инструментах, танцуют, поют, слушают музыку и даже “болеют” ею. В. Каверин погружает читателя в магию звуков, чему способствуют самые разные приемы: звукопись, повторы; такие средства поэтической образности, как метафора, эпитет, сравнение, олицетворение, инверсия. Все это позволяет нам впервые говорить о ритмической прозе В. Каверина, которому удалось создать удивительно поэтичный и музыкальный художественный мир.

Музыкальность цикла не случайна, она наравне с другими мотивами и приемами характеризует художественный мир В. Каверина как романтический, так как в литературе романтизма музыкальности всегда отводилась особая роль.

В четвертом параграфе «Романтический мир цикла “Ночной Сторож”» речь идет о создании В. Кавериным романтической атмосферы, которая пронизывает всю сказочную книгу. Это не только музыкальность, но и приключения героев, их романтические профессии, экзотические названия, устремленность к мечте. Романтическое видение жизни присуще мироощущению писателя и помогает создать ему идеальный гармонический мир, где человек живет в согласии с самим собой и природой. Автор возвращается к началу своего творческого пути – романтизированной фантастике, пробуждая в детском читателе мечту и напоминая взрослому о мире без злобы, зависти и жестокости. Своеобразной чертой романтического начала стала характерная для всего творчества В. Каверина “книжность” и самого писателя, и его героев. Об интертекстуальных связях мы уже говорили, но еще раз подчеркиваем в этом параграфе отличительную черту творческой манеры В. Каверина в создании романтической атмосферы прежде всего. Писатель использует в цикле различные формы «чужого слова»: реминисценции, аллюзии, заимствования, пародирование, эпиграф и др. Цитация и отсылки к самым разным текстам учитывают двухадресность «Ночного Сторожа». Обращаясь к детскому читателю, В. Каверин не забывает о расширении их читательского кругозора. В любом случае «ссылки на иной текст» углубляют смысл художественного произведения. Созданию романтического фона в сказочном цикле способствует и такая особенность, присущая романтизму, как двоемирие, которое реализуется у В. Каверина в системе персонажей, четком и ясном разделении добра и зла, использовании такого традиционного для творчества писателя мотива, как зеркало. Любимо зеркало многими писателями-романтиками, особенно в создании образов-двойников. Зеркало позволяет писателю акцентировать эффект романтического двоемирия: мир реальный и фантастический. Зеркало, по замечанию С. Г. Бочарова [12], с одной стороны, может подавлять, уничтожать, с другой, очищать, высвобождать свободную от отражения личность. Именно так оно действует в сказках В. Каверина.

И реальный, и фантастический миры характеризуются конфликтом, сущность которого в борьбе двух начал в человеке: доброго и злого. Конфликт этот не совсем сказочный, подчас очень драматичный. И не совсем детский. В этом заслуга писателя, который с помощью увлекательного сюжета заговорил с юными читателями о сложностях, таящихся не только в их детской жизни, но и во взрослой.

Романтическую атмосферу цикла характеризует и экспрессивный язык писателя, пересыпанный в буквальном смысле пословицами и поговорками, народными приметами, загадками, фразеологизмами, авторскими афоризмами. Писатель даже придумывает “сорочий” язык, а многие не понятные ребенку слова объясняет, не перегружая и не усложняя при этом текст.

Таким образом, В. Каверин стал создателем удивительного романтического мира, той «вселенной» в сказочной книге, в которой уместились занимательность, причудливая фантастика, динамичность сюжета, романтические мечты.

Предпринятый анализ сказочного цикла В. Каверина помогает оспорить появляющиеся в критической литературе негативные оценки, опровергая отношение к его сказкам как вторичным, дополнительным, «неудачным»[13].

В Заключении формулируются основные выводы исследования.

В. Каверин уверенно вошел в литературу для детей, продемонстрировав знания не только детской психологии, но и стремительно развивающегося в XX веке жанра литературной сказки. Главным ориентиром в их создании, а затем и цикла стала для писателя сказка фольклорная. Опираясь на структурные элементы поэтики народной волшебной сказки, ее мотивы, трансформируя их, В. Каверин сумел создать целостный и оригинальный образ сказочного мира в своем цикле. Подчеркнем, что для цикла характерно сильное субъективное начало, проявляющееся в добродушной авторской иронии, создающей атмосферу «легкости и веселости». «Я» повествователя восходит также к образной формуле «я» сказителя в народной поэтической традиции. Писатель не отстраняется от своих героев в их помыслах и поступках. Авторский голос сопровождает читателя на всем протяжении развития сюжета, порождая особую форму соучастия.

Цикл В. Каверина «Ночной Сторож» является новым жанровым образованием – большой сказочной повестью – метасказкой или «романом для детей», в котором развитие событий требует более продолжительного времени и соответственно более детального изображения характеров и проживаемой героями жизни. Ребенок может прочитать отдельные сказки как самостоятельные произведения, с одной стороны, а с другой, как новое романное целое. В этом и заключается особенность творческого дарования В. Каверина, проявившаяся в поэтике, семантике и жанровом своеобразии «Ночного Сторожа», отличающегося от всех сказочных циклов, созданных в детской литературе на сегодняшний день. Этот смелый художественный эксперимент известного писателя не имеет аналогов до сих пор.

Для «Ночного Сторожа» характерны психологичность, музыкальность, книжность. Все это способствовало созданию своеобразного художественного мира. В. Каверин возвращается в итоговой книге для детей к своим первым произведениям, отличающимся романтической направленностью, характерной и для всего произведения. «Ночной Сторож» пронизан интертекстуальными отсылками. Говоря об огромном интертекстуальном поле каверинского цикла, необходимо помнить о том, что «параллели могут возникать и самостоятельно как результат общих художественных задач»[14]. «Ночной Сторож» В. Каверина отличается двухадресностью, что отражает определенные тенденции в развитии детской литературы двадцатого века.

Выявленные нами художественные особенности сказочной книги «Ночной Сторож», анализ ее специфики показали роль В. Каверина в развитии одного из самых продуктивных жанров в русской литературе XX века.

Научные публикации по теме диссертации

1. Ровенко Н. В. Фольклорно-сказочные мотивы в повести-сказке В. Каверина «Немухинские музыканты» / Н. В. Ровенко // Проблемы детской литературы и фольклор: сб. науч. тр. / Гос. комитет РФ по высшему образованию, ПетрГУ; отв. ред. Е. М. Неелов. – Петрозаводск, 1995. – С.70 – 76.

2. Ровенко Н. В. Жанровые особенности повести-сказки В. Каверина «Летающий мальчик» / Н. В. Ровенко // Проблемы детской литературы и фольклор: сб. науч. тр. / М-во общего и профессионального образования РФ, ПетрГУ; отв. ред. Е. М. Неелов. – Петрозаводск, 1999. – С. 64 – 73.

3. Ровенко Н. В. Сказочный мир В. Каверина / Ровенко Н. В., Спиридонова И. А. // Изучение литературной сказки в школе: методические рекомендации. – Петрозаводск : КРИПКРО, 1999. – С. 3 – 16, 38 – 54.

4. Ровенко Н. В. О поэтике литературной сказки В. Каверина / Н. В. Ровенко // Проблемы детской литературы и фольклор: сб. науч. тр. / М-во образования и науки РФ, ГОУ ВПО «ПетрГУ»; под ред. Л. Н. Колесовой. – Петрозаводск, 2004. – С. 95 – 104.

5. Ровенко Н. В. Тема музыки в сказочной повести В. Каверина «Немухинские музыканты» / Н. В. Ровенко // Звукомир художественного текста: Междисциплинарный семинар – 7: сб. науч. мат. / М-во культуры РФ, М-во образования РФ, Петрозаводск. гос. консерватория, КГПУ; автор проекта Т. Н.Тимонен. – Петрозаводск, 2004. – С. 54 – 58.

6. Ровенко Н. В. Литературная сказка в творчестве В. Каверина [Электронный ресурс] / Н. В. Ровенко // Электронный вестник ЦППК ФЛ. – 2006. – № 3. – Режим доступа : http://evcppk. ru

7. Ровенко Н. В. Жанровое своеобразие сказочной книги В. Каверина «Ночной Сторож, или Семь занимательных историй, рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году»/ Н. В. Ровенко // Вестник Поморского университета: научный журнал / гл. ред. В. Н. Булатов. – Архангельск: изд-во ПГУ, 2007. – Вып. 4. – С. 118 – 121. – (Серия «Гуманитарные и социальные науки»).

[1] Каверин В. А. Собрание сочинений: в 8-ми т. Т. 6. – М., 1982. – С. 399.

[2] Лупанова И. П. Любитель Необыкновенных Историй: (Сказочник В. Каверин) // Детская литература. 1963. – М., 1963. – С. 67.

[3] Лупанова И. П. Полвека: советская детская литература. 1917 – 1967: очерки. – М., 1969. – С. 109 – 110.

[4] Пропп В. Я. Морфология сказки. – М., 1969. – С. 136.

[5] Колесова Л. Н. Проблемы циклизации в творчестве В. Крапивина («Мушкетер и Фея») // Проблемы детской литературы. – Петрозаводск, 1989. – С. 42.

[6] Ляпина Л Е. Жанровая специфика литературного цикла как проблема исторической поэтики // Проблемы исторической поэтики. – Петрозаводск, 1990. – С. 29.

[7] Колесова Л. Н. Нравственные искания в современной прозе для детей. – Петрозаводск, 1987. – С. 60.

[8] Неелова А. Е. Повесть-сказка в русской детской литературе 60-х годов XX века : дис. … канд. филол. наук. – Петрозаводск, 2004.– С. 197.

[9] Липовецкий М. Н. Поэтика литературной сказки. – Свердловск, 1992. – С. 110.

[10] Неелов Е. М. О категориях волшебного и фантастического в современной литературной сказке // Художественный образ и историческое сознание. – Петрозаводск, 1974. – С. 46.

[11]Там же. – С. 46.

[12] Бочаров С. Г. Сюжеты русской литературы. – М., 1999. – С. 136.

[13] См, например: Липовецкий М. Н. Поэтика литературной сказки. – Свердловск, 1992. – С. 151; Шустов М. П. Перспективы литературной сказки // Литература в школе. – 2002. – № 9. – С.19.

[14] Виноградов В. В. О литературной циклизации (По поводу «Невского проспекта» Гоголя и «Исповеди опиефага» Де Квинси) / / Поэтика русской литературы. Избранные труды. – М., 1976. – С. 62.

Прочие материалы детской тематики      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника