Кто такие дети улицы?

Прочие материалы детской тематики      Постоянная ссылка | Все категории

Подготовлено

Информационно-методическим центром

Отдела развития и планирования

Санкт-Петербург

 Сложно создать определения, которые бы охватывали географию областей, особенности различных культур и отражали неповторимую индивидуальность каждого ребенка. Мы используем определения и выражения, подобные “уличному ребенку”, потому что они помогают нам быстро передать обобщающие понятия. Некоторым людям не нравится использовать выражение “уличный ребенок”, так как они чувствуют, что тем самым навешивают детям ярлыки и упускают из виду различные обстоятельства каждой детской судьбы.

 Группой неправительственных организаций (НПО) было предложено следующее определение уличных детей:

 “Уличный ребенок или уличная молодежь – это любой несовершеннолетний, для которого улица (в самом широком смысле слова, включающем незанятые жилища, незаселенные земли и т. д.) стала его или ее обычным местопребыванием, а также тот, кто не имеет достаточной защиты”. (Программа уличных детей и уличной молодежи Международной НПО)

 Определение, приведенное выше, не охватывает огромное количество детей, которые проводят большую часть дня на улицах, но живут дома со своими семьями или близкими членами своей общины. Часто, когда люди говорят об уличных детях, они имеют в виду обе группы детей. Таким образом, мы будем использовать выражение “уличные дети”.

 Люди часто делят уличных детей на две основные категории: Дети, которые работают на улице, в основном, составляют большинство из сообщества уличных детей. Они проводят значительную часть дня на улице, зарабатывая деньги, и возвращаются домой поздним вечером. Они тесно связаны со своими семьями и, возможно, посещают школу. Иногда этих детей также называют “дети на улицах”. Дети, которые живут на улице, проводят большую часть времени вдали от своих семей либо не имеют их вовсе. Как правило, они вряд ли могут полагаться на защиту взрослых. Та-ких детей также называют “дети улиц”. В некоторых странах существуют дети, которые живут на улицах вместе со своими семьями. Обычно их не включают в категорию уличных детей.

 В разных странах оперируют собственными терминами, характеризующими уличных детей. Подчас они носят доброжелательный характер, отражающий индивидуальность ребенка, но чаще – это просто ярлыки. Одним из оптимальных способов поиска не оскорбительного термина является опрос самих детей – как бы они хотели сами себя называть. Возможно, их ответы помогут найти термин, отражающий достоинства детей, а не их пороки.

 Важно не только подыскать общие определения, но и не упустить существенные моменты – наблюдение за уличными детьми и стремление к взаимопониманию. Дети с различными судьбами будут по-разному реагировать на предлагаемые услуги. Нельзя забывать, что каждый ребенок – это личность. Услуга, которая с радостью встречена одним ребенком (и, возможно, его или ее семьей), никогда автоматически не станет приемлемой для другого ребенка.

Уличная жизнь

 Каждый уличный ребенок – это индивидуальность, избирающая собственный образ жизни. Описания уличной жизни даны здесь в общих чертах.

 Улица – это то место, где ребенок работает, питается, общается, играет, учится, моется и иногда спит. Его повседневные действия продиктованы потребностью выжить.

 Зарабатывание денег на жизнь

 Работа за деньги, еду и другие жизненно важные вещи часто является определяющей для уличных детей. Во многих случаях труд их тяжел, опасен и продолжителен. Часто дети отдают заработанное в семейный бюджет. Эти деньги становятся их посильным вкладом в жизнь близких. В некоторых странах дети зарабатывают деньги чисткой обуви, уборкой мусора и торговлей предметами повседневного спроса, мойкой машин, продажей семечек, сладостей, сигарет или цветов, попрошайничеством или развлечением прохожих.

 Проституция

 Во всем мире значительное число уличных детей вовлечено в проституцию. В некоторых странах это относится преимущественно к уличным детям женского пола, в иных – к детям обоих полов.

 Детская проституция влечет за собой огромный риск, а именно: подростковую беременность, вероятность заразиться болезнями, передающимися половым путем (включая ВИЧ-инфекцию и СПИД), а также социальную дискредитацию. Это занятие может сформировать у ребенка негативное отношение к своей личности. Относительно высокий доход от занятий проституцией и, как следствие, в некоторых случаях – благосклонность семьи к подобной деятельности лишает ребенка возможности отказаться от нее.

 Мелкие преступления

 Мелкие нарушения могут также оказаться прибыльным занятием. Некоторые дети вытаскивают кошельки или пользуются возможностью, чтобы украсть из машин, домов мелкие предметы, которые можно перепродать. В некоторых странах уличных детей вербуют торговцы наркотиками в качестве наблюдателей или курьеров.

 Дети, живущие на улицах

 Для тех детей, которым улица стала домом, найти безопасное место для сна – целая проблема. В некоторых городах дети просто спят на тротуарах, и люди обходят их стороной. В других они знают, что это небезопасно, и ищут более подходящие места для сна.

 В Центральной и Восточной Европе и в бывшем Советском Союзе зимой важной проблемой является отопление. Дети скапливаются в отапливаемых общественных местах, например, на железнодорожных вокзалах или теснятся вокруг труб центрального отопления. Некоторые находят приют в подземных отсеках городской отопительной системы, где относительно тепло и безопасно.

 Формирование групп

 Уличные дети стремятся объединиться в группы, занимая определенные территории города. Внутри этих групп старшие мальчики и девочки часто опекают младших. К младшим детям, как правило, относятся в группе хорошо, так как они, прося милостыню, могут заработать больше денег, чем старшие.

 Во многих группах уличных детей значительная часть того, что зарабатывает каждый ребенок, делится на всех. Часто уличные дети демонстрируют готовность отдать или поделиться тем, что они имеют, не столь очевидную у их “преуспевающих” сверстников.

 Использование наркотиков

 Уличные дети во многих странах мира употребляют разнообразные наркотики, чтобы помочь себе справиться с жизнью.

 Вдыхание паров клея, намазанного внутри пластикового мешка, или таких растворителей, как краска, тонким слоем пропитавшая тряпку, приводит к притуплению холода, голода и чувства одиночества. Дети могут утратить ощущение реальности и испытать галлюцинации. Уличные дети употребляют и другие наркотики – cигареты, марихуану, алкоголь и фармацевтические препараты, например, микстуру от кашля.

 Более подробно об уличных детях

 При работе с уличным ребенком полезно учитывать его связи с окружением. У каждого уличного ребенка налажена невидимая или заметная сеть личных контактов. Эти связи тем крепче, чем теснее контакт ребенка с семьей.

 Другие связи возможны с:

    торговцами рынка, около которого работает ребенок; братьями или сестрами; детьми, которых ребенок знает по улице; школьными друзьями; отдельными районами города.

Почему существуют уличные дети?

 Проблема уличных детей возникла не вчера, но в различных условиях она развивалась по-своему. Не существует единого объяснения тому, что вынудило некоторых детей работать и/или жить на улицах. Однако существуют взаимосвязанные факторы, которые объясняют, почему все больше и больше детей избирают этот ненадежный и часто опасный образ жизни. Феномен уличных детей является симптомом чрезвычайного социального и экономического неблагополучия. Уличные дети, как правило, являются выходцами из социальных низов.

 Бедность и распад семьи

 В развивающемся мире стремительная урбанизация привела к тому, что многие городские семьи влачат нищенское существование в трущобах и лачугах.

 В Центральной и Восточной Европе и в бывшем Советском Союзе люди были очевидцами быстрых социальных и экономических изменений, ввергнувших многих в бедность и лишения. Там, где семьям тяжело отстоять свои интересы, дети, начиная с 5-летнего возраста, вынуждены работать, чтобы помочь удовлетворить потребности семьи. Зачастую – это работа на улицах города.

 Распад семейных отношений обычно является непосредственной причиной ухода ребенка из дома. Если дома ребенок страдает из-за пренебрежения родителей своими обязанностями и преступных злоупотреблений, уход на улицу становится для него последним средством защиты. Дети надеются, что жизнь на улице будет лучше, но обнаруживают, что в действительности условия там могут быть значительно хуже.

Обоснование ситуации

 Возникновение вопроса обсуждения

 В конце 80-х – начале 90-х годов проблема уличных детей стала предметом обсуждения во многих странах Центральной и Восточной Европы и в СНГ. Это было продиктовано быстрыми изменениями, произошедшими за этот период в системах управления данными государствами.

 Ослабление государственного контроля

 Предметом обсуждения в 90-х годах стал фактор идентификации уличных детей. Ранее присутствие детей на улицах было ограничено правительственными усилиями. Дети содержались в принудительных государственных учреждениях, их уход на улицу мог повлечь за собой арест. Возможность проведения наблюдений и исследований была ограниченной. Например, в Румынии ужасные условия, в которых находились обездоленные дети, стали предметом внимания мировой общественности только в 1989 г. – после краха 25-летнего режима Чаушеску.

 Переходной период экономики

 Переход от командного стиля руководства экономикой к свободному рынку, осуществленный в странах Центральной и Восточной Европы и СНГ, привел к глубоким социальным изменениям. Люди очутились в условиях экономического кризиса, повлекшего за собой безработицу и быструю инфляцию. Для некоторых семей деньги, которые зарабатывают их дети, собирая милостыню, являются единственным средством существования.

 Уличная жизнь

 В Центральной и Восточной Европе и СНГ дети, работающие и/или живущие на улице, находятся в ужасных условиях. Испытания, которым они подвергаются, мало чем отличаются от тех, с которыми сталкиваются их сверстники в Африке, Азии и Латинской Америке. Однако существуют и некоторые характерные черты. Холод зимой – это реальная угроза для здоровья и одновременно проверка их изобретательности. Детям не обойтись без теплой одежды. Приходится находить способы, чтобы сохранить тепло. В Софии (Болгария) около 50 детей живут внутри и вокруг железнодорожного вокзала, где находятся отопительные трубы. Они теснятся вокруг них, чтобы согреться.

 Развитие реакции на ситуацию

 В государствах Центральной и Восточной Европы и СНГ учатся быстро реагировать на ситуацию вокруг уличных детей. Принудительное содержание и карательные действия сменяются уважением к правам ребенка и предоставлением доступных услуг по выбору. Заинтересованные лица осознают необходимость ответной реакции на потребности уличных детей. Для работы с уличными детьми и их общинами основаны некоммерческие группы и неправительственные организации (НПО), именуемые фондами и ассоциациями. Они являются частью растущего добровольного сектора, который начал формироваться в Центральной и Восточной Европе и СНГ после отмены правительственных запретов на инициативы такого характера.

Почему нам следует проявлять участие к уличным детям

 Общечеловеческие права уличных детей нарушаются

 Мы можем соотнести то, что приходится испытывать уличным детям, с общими правами, определенными в Конвенции ООН о правах ребенка. Конвенция охватывает широкий круг вопросов, относящихся к потребностям детей в выживании и развитии. В этом разделе мы приведем несколько примеров многочисленных нарушений детских прав.

 Право на соответствующий уровень жизни (Статья 27)

 Уличные дети являются одними из самых бедных членов общества. Зачастую не удовлетворяются их основные потребности: в питании, одежде, крове.

 Поддержка, необходимая для их интеллектуального и социального развития, часто также недоступна. Испытываемые одиночество и страх, насилие, которому они подвергаются, могут стать причиной интенсивного психического истощения.

 Право на защиту от экономической эксплуатации (Статья 32)

 Дети, работающие на улице, часто трудятся за мизерную плату и на опасных работах. Работодатели пользуются тем, что дети гораздо реже, чем взрослые, жалуются на недостаточную оплату труда или требуют улучшения условий работы.

 Право на образование (Статья 28)

 Многие уличные дети являются кормильцами своих семей, и их работа не оставляет времени для посещения школы. Даже государственные бесплатные школы могут быть слишком дорогими для тех, кому приходится изыскивать средства на учебники, канцпринадлежности и форму. Официальная система образования не достаточно гибкая, чтобы позднее принять обратно детей, бросивших школу. Для детей же, привыкших к свободе на улице, школьные рамки покажутся слишком строгими.

 Право на здоровье и медицинское обслуживание (Статья 24)

 Здоровье уличных детей постоянно подвергается опасности. Пищевые отходы могут стать причиной отравлений; неквалифицированный труд повлечь физические увечья. Отсутствие элементарной гигиены превращает маленькую царапину в угрозу заражения. Сексуально активные дети могут заразиться болезнями, передающимися половым путем, и столкнуться с проблемами подростковой беременности.

 Уличные дети и их семьи редко располагают деньгами, чтобы заплатить за медицинское обслуживание, и часто испытывают страх перед медицинскими учреждениями.

 Право на защиту от насилия, злоупотреблений и унижений (Статья 19)

 Уличные дети часто становятся жертвами насилия и злоупотреблений в собственной семье, в кругу сверстников и своих сограждан.

 Уличные дети могут подвергаться насилию и преследованиям со стороны полиции, для которой они являются символом нарушения порядка, а также со стороны владельцев магазинов, видящих в них помеху бизнесу.

 Право на защиту от сексуальной эксплуатации (Статья 34)

 Вовлечение уличных детей в занятия проституцией и порнографией, сексуальные злоупотребления в семье делают их особенно уязвимыми в вопросах сексуальной эксплуатации.

 Определение прав уличных детей

 Столь вопиющие нарушения прав уличных детей вызвало у многих людей во всем мире стремление помочь им, а так же изменить ситуацию в их пользу. Мы можем воспользоваться Конвенцией о правах ребенка не только для того, чтобы определить, где нарушаются детские права, но и руководствоваться ею в своих действиях.

Четвертая волна беспризорности.

 Беседа с заведующим отделом НИИ Прокуратуры Российской Федерации В. Панкратовым.

 - По мнению многих, страну сейчас захлестнула волна беспризорности, грозящая нам серьезными проблемами, а, по мнению многих чиновников, такого явления, такого термина-то не существует. Так, может быть, мы несколько сгущаем краски, быть может, все это не так уж серьезно – безнадзорные дети были всегда?

 Это очень серьезно. И давайте оставим в стороне споры о том, что такого термина не существует. Государству скоро будет не куда девать такую армию беспризорников.

 Но меня во всем этом волнуют, безусловно, не технические проблемы. Здесь есть другой ракурс: рост преступности среди детей 12-16 лет давно превышает численный прирост этой категории населения. Самые криминальные дети, конечно,- безнадзорные – ведь они совершают преступления для того, чтобы выжить, просто поужинать и пообедать. Но это только в самом начале. Аппетит, как известно, приходит во время еды.

 А несовершеннолетние беспризорники, несовершеннолетние воришки, познавшие вкус шальных денег, оторванные от культуры, от возможности и необходимости что-либо делать своими руками, рано или поздно вырастают. Значит, нам в будущем жить с целыми криминальными поколениями, которые по идее должны заботиться о нашей старости воспитывать наших внуков.

 И вот осознав это, поговорим об опасности (если уж доводить дело до крайности): а знаете ли вы, что, по мнению некоторых историков, одна из причин любой гражданской войны, заключается в том, что в обществе накапливается критическая масса таких вот “трутней”, ко всему прочему имеющих на руках оружие. Это – как в ульи – может быть, включаются процессы какой-то саморегуляции. Но даже если эта гипотеза не верна, разве нельзя назвать гражданской войной – войну государства с преступностью в некоторых известных нам странах, и не понятно, кого больше – тех, кто грабит или убивает, или тех, кого убивают и грабят.

 - Здесь уже само собой напрашиваются аналогии с первыми послереволюционными годами: города, забитые вооруженными, голодными людьми, которые за годы войн и смут разучились что-либо делать и потеряли всяческий вкус к работе, толпы беспризорников, которые копируют их стиль поведения, чтобы потом, когда подрастут, создать ту самую воровскую культуру, которой сейчас буквально пронизано все общество…

 Конечно, странно сравнивать ситуацию послереволюционного времени и нынешнюю: простые аналогии здесь не помогут. Где-то, в чем-то мы еще не докатились до такого кошмара, а где-то наоборот…

 Наш нынешний кризис длится слишком долго. Кризис во всем, в том числе и в преступности несовершеннолетних. Вырастают все новые и новые когорты “трутней”, которые механизмом социального наследования получают стереотипы не общепринятой морали, а легенды и традиции уголовного мира. Получается такой народ в народе, только более активный, потому что молодой, имеющий возможность возрождаться в каждом новом поколении, подпитываться с низу.

 В 1977 году тоже был кризис с преступностью, но его удалось остановить, прервав это наследование, эту цепочку криминальных поколений.

 А сейчас… Если кризисные явления длятся слишком долго (пусть даже без особых обострений), они неминуемо переходят в катастрофические. У нас кризис длится с 1988 года, за это время стали в обществе активно действовать новые люди с “новой” идеологией, с “новыми” ценностями, с новой “катастрофичной” психологией – когда живут только сегодняшним днем, неважно за чей счет,- поколение просто ущербных людей. И смена им подрастает, начиная приторговывать в ларьках и выполнять несложные поручения, и смена этой смены уже рыскает в поисках бутылок по вокзалам и рэкетирует старушек. Сейчас даже в семье удержать мальчишку невозможно, если он где-то зарабатывает по две “штуки” в день, особо не напрягаясь, и он никогда не будет учиться в школе или работать на заводе.

 Это солдаты теневой экономики: “верблюды”, “челноки”, продавцы, да мало ли “неквалифицированных” специальностей в преступном бизнесе!

 - Конечно, это неприятно осознавать, но они все-таки заняты делом и вовсе не похожи, быть может, пока, на тех, кто очень хочет оставить свой не совсем честный бизнес, ради стрельбы.

 - Да, сейчас они работают в палатках, возят, носят, охраняют, постреливают иногда… Но ведь это только сейчас. Помимо их, зеленых, у нас всегда были солидные теневые структуры, которые слегка подрастерялись в первые годы перемен, захлебнулись в волне “новой преступности”, но они давно уже очухались, уже пошел процесс сращивания государства, большого бизнеса и теневых структур, солидных теневых структур, которым все эти мальчишки с “роялом” в палатках стоят поперек дороги. Их раздавят. Вот уже в “Новоарбатском” появляется тот же ассортимент, что и в соседней палатке. Но в магазине лучше сервис, гарантия качества есть и физиономии продавщиц приятнее, чем чумазое лицо беспризорного продавца мороженного или качка с ящиками пива.

 Все эти лавки скоро разорятся (и государство, де-факто скооперированное с теневиками, “поможет”, вводя, когда надо, определенные пошлины), и бабушки разорятся, и беспризорникам тоже будет нечем торговать или почти нечем. Нельзя уже будет зарабатывать деньги получестным образом, и миллионы людей, которым дали попробовать вкус легкой наживы, останутся с носом. Кошельки у них будут тощать, а потребности останутся теми же. Но кто держал в руках толстый кошелек и пистолет Макарова, хорошо, если не “Калашников“, навряд ли потянется к станку или к логарифмической линейке.

 Это реальная криминальная угроза. Начнется беспредел, конечно, начнут с богатых, но богатые умеют защищаться, богатых на всех не хватит – будут грабить другу друга и нас с вами.

 Одно, может быть два, поколения мы уже для честной жизни потеряли, но нельзя дать возможность подпитывать криминальные структуры третьим и четвертым за счет хотя бы той же армии беспризорников.

 А дети на самом деле очень восприимчивы и отзывчивы на внимание и заботу, даже самые запущенные: опыт 1977 года тому подтверждение. Они очень подвержены хорошему влиянию, даже более чем дурному, требуется только захотеть это влияние на них оказать.

 Так что если сейчас молодежные проблемы: рекриминализацию ее, борьбы с той же беспризорностью, с духовным опустошением детей не сделать основным приоритетным направлением всей внутренней политики, то скоро все, что теперь называется организованной преступностью, покажется детским лепетом.

 Простых рецепотв, конечно, нет – потребуется комплексный подход, поскольку ситуации близка к катастрофической: региональные, федеральные программы требуются уже сейчас, потому что страшно не хочется стать свидетелем еще одной гражданской войны.

Вместо мамы – сивая лошадь.

 Чиновникам – кормушка, ДЕТЯМ – ПОМОЙКА. Скоро беспризорников на улицах станет больше, чем дворняжек. Этому “поможет” новый закон о профилактике безнадзорности.

 - А это наши девочки! – объявила воспитательница в милицейской форме. Нестройный хор затянул: “Здравствуйте-е!”

 Девчонки только что пообедали и уже стояли в тесном строю. Бритые, в трениках с пузырящимися коленками, в разномастной обувке. Лица и руки в зеленке. Одно слово – пацанята.

 Здесь, по гулким коридорам детприемника, они ходят строем все время, крепко держа свою пару за руку. В Лизиной ладошке исцарапанные пальчики Наташки. Лизе – восемь, Наташе – шесть лет. В изоляторе для несовершеннолетних правонарушителей они далеко не новички. Считают себя сестрами – обе темненькие, глазастые. Воспитатели пожимают плечами, мол, сами знаете, у цыган все между собой родня. Когда Лизу на минутку вызвали из строя, вторая, маленькая, с плачем бросилась за ней и как подкошенная повалилась на пол: испугалась, что их разлучат. Где-то живет их бабушка – единственный человек, кого девочки хорошо вспоминают…

 - Лиза, а как же мама?

 - Бабушка нас вырастила. А мамка учиться не пускает. Бьет и говорит, чтобы деньги зарабатывали.

 Своих мам ребята из детприемника не рисуют. К 8 Марта им предложили нарисовать любимую женщину. Думали, будет много материнских портретов. Ни одного! Большинство нарисовали животных. Особенно печально с листа смотрела пегая лошадь…

 Таких Лиз и Наташ, обиженных на все человечество, сюда, в Москву, в Центральный временный изолятор для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП), доставляют по 25 – 30 на дню. За год до 6000 со всех уголков России и стран СНГ. Особенно много маленьких беглецов из Молдовы, Таджикистана, Украины. Но бездомным малышам еще повезло – они, пусть временно, попали под присмотр. В изоляторе их отмоют, накормят. Несмотря на то, что денег на лекарства и анализы не хватает, детишек постараются подлечить.

 Им вообще здесь в меру сил стараются создать хоть какое-то подобие нормальной жизни. Проводят занятия по школьным предметам, учат держать в руках молоток и иголку с ниткой. В изоляторе ребятишки рисуют, слушают музыку. Некоторые впервые в жизни именно тут видят зубную щетку.

 Пробыть в изоляторе дети могут только тридцать дней. В особых случаях – сорок пять. За это время сотрудники милиции должны установить, кто они и откуда, а потом отправить по месту жительства. То есть туда, откуда они сбежали и откуда наверняка еще сбегут не раз…

 По новому федеральному закону “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”, принятому прошлой Госдумой на излете своей законотворческой деятельности, в детприемник разрешено забирать тех, кого поймают за совершение преступления. Под присмотр попадают только: “направляемые по приговору суда или по постановлению судьи; временно ожидающие рассмотрения судом вопроса о помещении их в специальные учебно-воспитательные учреждения; самовольно ушедшие из специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа; совершившие общественно опасные деяния… совершившие правонарушение, влекущее административную ответственность“. Всех остальных беспризорных, бездомных, больных и несчастных нужно оставлять на улицах, в коллекторах теплотрасс, на мусорных кучах.

 Новый закон “гуманен”: зачем прятать за решетку маленького человека, который еще ничего “такого” не совершал? Конечно, лучше подождать когда он с голодухи стянет пирожок у лоточницы, разобьет витрину ларька в поисках пропитания или в конце концов зарубит какую-нибудь старушку-процентщицу?

 На самом деле ссылка на “гуманизм” – лишь прикрытие для того, чтобы не признаваться: прежняя, вполне действенная система работы с беспризорными детьми, действовавшая под присмотром МВД, с участием и районных комиссий по делам несовершеннолетних, развалена. А нынешнюю армию беспризорников стены существующих изоляторов уже просто не вмещают. Да и мало их – на целую Москву всего два.

 Скажете, если нельзя поместить в изолятор, то можно в приют или детский дом. Но в том-то и дело, что по закону и в приют силком определить нельзя. Здесь ребенок может оказаться только по своей воле. Для этого он, во-первых, должен хотя бы знать, куда идти. А где бродяжке получить такую информацию? Во-вторых, приютить здесь могут только местного ребенка. Впрочем, приюты проблему возвращения беспризорников к нормальной жизни не решают. Это учреждения открытого типа: хочешь – пришел, хочешь – ушел. Плакать никто не будет. Остаются детские дома да интернаты. И туда без информации о родителях и без решения властей не определят.

 В общем, благодаря нынешним порядкам бездомному пацану или девчонке теперь обеспечена абсолютно беззаботная и бесконтрольная жизнь уже по закону. Вот только что вырастет из них, окончивших не обычную среднюю школу, а постигших уличные университеты?

 Пока сотрудники изоляторов идут на нарушение нового закона. Одна из воспитательниц перебирает папки с личными делами своих подопечных. Вот материалы на трехлетнюю девочку, которую изнасиловали три мамашиных любовника и выбросили на улицу. Вот маленький мальчик, которому не понравился новый папа, и он убежал из дому. А вот история подростка-инвалида без рук, которого подонки выкрали из дома и заставили собирать милостыню.

 - Ну как таких детей оставлять на улице! – в сердцах говорили мне люди в погонах.

 В изоляторах теперь из жалости приписывают детям несовершенные ими проступки (совершая, получается, благодеяние) и в обход дурацких правил дают временный приют, разыскивают заботливых родственников или готовят материалы для детдома. Как раз когда я была в изоляторе, тут оформляли десятилетнего Дениса из Тулы. Он все жаловался дежурному:

 - Я ходил-ходил, а меня никак не забирали…

 КОММЕНТАРИЙ начальника Управления социально-педагогической поддержки и реабилитации детей Министерства образования РФ

 - В самом законе никакого абсурда нет, – считает начальник Управления социально-педагогической поддержки и реабилитации детей Министерства образования РФ Галина Николаевна Тростанецкая. – Раньше за всеми детьми на улицах наблюдала милиция. Все они, потерявшиеся или проштрафившиеся, свозились в один изолятор и содержались вместе, что было, конечно, нежелательно.

 Новый закон исправляет эту оплошность. Но он не учитывает нынешнего уровня развития социальных служб. По сути, кроме милиции, пока некому работать ни с детьми, ни с родителями. Очень усложняет работу с беспризорными детьми тот пункт нового закона, где говорится, что в учебно-воспитательные учреждения дети определяются только по постановлению судьи. В былые времена такие вопросы быстренько решались на местах комиссиями для несовершеннолетних. Теперь процедура затягивается…

 

Прочие материалы детской тематики      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника