Загадка золотого гроба

Археология | Эта статья также находится в списках: , , , , , , , | Постоянная ссылка

Загадка родилась в 1907 году, когда в величайшем городе мертвых — «Долине царей», вблизи Фив, на западном берегу Нила, обнаружили таинственное захоронение: «Отблески золота вспыхнули всюду, чуть только брызнул первый луч… Золото на полу, золото на стенах, золото там, в самом отдаленном углу, где рядом со стеною стоит гроб, золото яркое и светлое, как если б оно только что вышло совсем новое из рук золотых дел мастера…» — так описывал первое проникновение в тайник тогдашний руководитель египетского попечительства о древностях Г. Масперо. В глубине гробницы стоял гроб в виде спеленатого трупа, также весь покрытый листовым золотом.

Характер захоронения, налобное украшение — медная позолоченная змея — все это не оставляло сомнений, что найдено погребение фараоне. Но какого? Ответа на этот вопрос не было. Из надписи, которая сделана на золотом гробе, царское имя было вырезано.

Хотя на скелете не было каких-либо следов насильственной смерти, египтологам все же пришлось обратиться к классической римской формуле («кто, что, где, когда, чем, как, зачем?»), чтобы ответить хотя бы на ее первый вопрос: «Кто?» И в первую очередь—мужчина или женщина? В следственной практике на этот вопрос эксперты, как правило, отвечают без запинки, а здесь начались споры. Медики, бывшие на раскопках, заявили, что найден скелет женщины. Их вывод покоился не только на данных анатомии (узкая грудная клетка, довольно широкие бедра), но и на убеждении, что в золотом гробу была похоронена царица Тия — вдова Аменхотепа III, того самого, который изображен в образе сфинксов, установленных в Ленинграде на берегу Невы, около моста имени лейтенанта Шмидта. Казалось бы, у этой версии действительно были основания. Во-первых, это дверные створки от так называемой нагробной сени, на которых начертано имя царицы Тии и которые были обнаружены при входе в гробницу; во-вторых, несколько ее именных вещиц, также найденных в захоронении.

Тем не менее, эта точка зрения долго не просуществовала. При детальном осмотре — уже в каирском музее — специалисты твердо заявили, что найден скелет молодого мужчины.

Царица Тия. Скульптура из Берлинского музея.

Новый, длившийся пару десятков лет спор возник по поводу его возраста. Одни эксперты утверждали, что он умер, едва достигнув 17—18 лет, другие — 20—21 года. Но ни то, ни другое не устраивало историков.

Дело в том, что на этот раз они были почти убеждены, что в золотом гробу похоронен не кто иной, как Аменхотеп IV, прославившийся в веках как глава религиозного переворота, приведшего к упразднению многобожия и установлению культа единого бога Атона. Версию эту укреплял уже тот факт, что имя погребенного было везде тщательно уничтожено, но так называемые прозвания, сопровождавшие это имя, принадлежали именно Аменхотепу IV: «Живущий правдою», «Большой по веку своему».

Он, Аменхотеп IV, приняв имя Эхнатона, провозгласил себя сыном божьим, опередив своего коллегу из Назарета тысячи на полторы лет. К этой религиозной революции еще придется обратиться, поскольку историки, так же как и криминалисты, делая свои выводы, учитывают все обстоятельства исследуемого события. А пока вернемся к спору о возрасте того, кто был найден в золотом гробу.

Начать с того, что Аменхотеп IV царствовал 17 лет. Это никак не согласуется с данными экспертизы: фараон просто не мог умереть в возрасте 20—21 года. Если бы хоть в возрасте 27—28 лет. Тогда еще историки могли бы допустить, что Аменхотеп IV был провозглашен фараоном в детском возрасте, а до его совершеннолетия Египтом правил опекун, скажем, та же Тия, его мать. И медицина пошла навстречу этому допущению. Почему не допустить, что «сын солнца» страдал каким-либо эндокринным заболеванием? А если так, то оно могло задержать рост человека, развитие его скелета, он мог быть старше, чем это представлялось по костям.

Аменхотеп IV. Древний слепок с лица несохранившейся скульптуры.

И, тем не менее, ответ на первый вопрос римской формулы все же так и не был убедительно обоснован: на костях скелета ведь никаких следов эндокринных заболеваний нет… Однако из-за отсутствия других эта версия продолжала жить. Но прежде, чем продолжать рассказ о последующей борьбе мнений относительно тайны золотого гроба, надо вернуться к истории религиозного переворота.

Разобраться во всех перипетиях этого интересного периода истории Древнего Египта мне любезно помог видный советский востоковед, профессор Михаил Александрович Коростовцев.

Наиболее богатые сведения о царствовании Аменхотепа IV и его свершениях египтологи почерпнули из настенных надписей, каменных плит и стел, на которых высекались различные тексты, сопровождавшиеся отлично выполненными рисунками-иллюстрациями на камне. Прочесть эти записи оказалось, однако, нелегкой задачей. Их расшифровка была очень трудной и длительной и войдет в историю науки как одна из замечательных ее глав. Надписи на вырубленных в скалах гробницах фараонов и городской знати были, по существу, своеобразным дневником тогдашних вельмож, летописью той эпохи. Кирка землекопа тоже раскрыла многие тайны ушедших веков; раскопки в этих местах, продолжавшиеся десятилетиями, принесли триумф археологии, которая не часто может похвастать такими открытиями.

Аменхотеп IV был еще молод, когда началась религиозная революция, подготовленная при его отце — Аменхотепе III. За спиной фараона-малолетки стояли испытанные политики. Считается, что главным «подсказчиком» молодого царя была его мать Тия, и прежде не пользовавшаяся симпатиями у сторонников многобожия.

Надпись на подошвах золотого гроба. Точками отмечены позднейшие вставки:

1 Сказывание слов [(таким-то царем)], правым голосом:

2. Буду обонять я дыхание сладостное, выходящее из уст твоих.

3. Буду видеть я красоту твою постоянно, [м] ое желание.

4. Буду слышать [я] голос твой сладостный северного ветра.

5. Будет молодеть плоть (моя) в жизни от любви твоей.

6. Будешь давать ты мне руки твои с питанием твоим, буду принимать я его, буду жить я

7. Им. Будешь взывать ты во имя мое вековечно, не (надо) будет искать его

8. В устах твоих, (м) ой отец ра-хар-ахт! (Такой-то царь), будешь ты, как рэ.

9. Вековечно вечно, живя, как солнце, —

10. Царь (и) государь, живущий правдою, владыка обеих земель [(имя)], отрок

11. Добрый солнца живого, который будет тут

12. Жив вековечно вечно, сын рэ [(имя)].

Пра [вый] голо [сом]. (Курсивом отмечены места, подвергавшиеся переделке).

Однако дело, разумеется, не в личных симпатиях или антипатиях, коль скоро речь идет об экономических интересах. А разросшаяся египетская империя требовала усиления центральной власти, чему явно мешала жреческая оппозиция. Ее как авангард сил, враждебных единовластию фараона, следовало устранить в первую голову. Наиболее верный способ лишить ее власти, обессилить — упразднить ту идейно-экономическую базу, на которую она опиралась. Так и произошло.

Сначала силы, стоявшие за молодым фараоном, ввели нового, централизованного, главного бога. То был тот же традиционный бог Солнца, получивший имя Атона. Позднее Атон был объявлен единым, а его меньшие конкуренты вовсе упразднены вместе с их старшим богом Амоном. Имя Амон, как показали филологические исследования, выскабливалось из текстов, а храмы, построенные в его честь, разрушались или закрывались.

Аменхотеп IV, стремясь стать главным жрецом, что увенчало бы достигнутое единовластие, принялся повседневно выполнять жреческие функции в главном храме. Он изменил свое имя, суть которого («Угодный Амону») теперь его не устраивала, он стал именоваться Эхнатоном, то есть «Угодный Атону».

Нанеся своим переименованием еще один удар враждебному жречеству, Аменхотеп IV (мы будем называть его по-прежнему) решил построить новую столицу взамен Фив, где все напоминало о ненавистном многобожии.

Город строился среди нильских песков севернее Фив километров на 450. За какие-нибудь 2—3 года там вырос сказочный город Ахетатон — с роскошными дворцами и особняками, с пышными садами и виноградниками, с прудами и каналами. Это был идейный центр новой религии, которая должна была еще крепче привязать к фараоновой власти завоеванные провинции.

Нефертити. Скульптура из Берлинского музея.

Переворот потряс тогдашнее общество, сказавшись на всех сторонах его жизни: на хозяйстве, государственном управлении, быте, мировоззрении, письменности, словесности, зодчестве, ваянии, живописи. Особенно яркое выражение переворот нашел в области верований. Аменхотеп IV, отмечает советский египтолог Ю. Я. Перепелкин, «установил в качестве государственной веры почитание одного только Солнца вместе с его сыном и подобием — фараоном. Большое славословие, сложенное в честь Солнца, как многие думают, самим царем-солнцепоклонником, по праву считается самым художественным из всех древнеегипетских произведений такого рода».

Реформа, судя по всему, проходила не гладко. И уже к концу семнадцатого, последнего года правления Аменхотепа IV, оппозиционные силы в стране и на ее границах подняли головы. Сумел ли бы самодержец из Ахетатона справиться с ними в последующем, никто сейчас сказать не может. Несомненно одно: уход самовластного царя из жизни развязал созревавшие силы противодействия. Тут-то и выяснилось, что старые боги не только не забыты верующей массой, но в изгнании приобрели новую силу. Воскресшая оппозиция относительно быстро зачеркнула все связанное с реформой. Один из ближайших преемников Аменхотепа IV, женатый на его дочери, Тутанхатон, через несколько лет после смерти «сына божьего» снова стал Тутанхамоном, как его и нарекли при рождении. Этот фараон дал свое благословение на ликвидацию культа Атона. Самому Тутанхамону было тогда немногим более 15 лет, и естественно, что не он сам, а стоявшие за ним антиатоновцы вершили разгромом прежнего культа. Имя Аменхотепа IV как еретика при последующих фараонах предали анафеме и старательно вычеркивали из всех надписей, сделанных в свое время на стелах, у надгробий, на стенах храмов.

Новая столица, сооруженная в пустыне, просуществовала едва ли больше 25 лет. Покинутый фараонами, сановниками и знатью, вернувшимися в Фивы, город был осужден на разрушение. Эту миссию прекрасно выполнили силы природы — ветер, солнце, вода и песок.

 

Кия. Скульптура из Каирского музея

Много лет тому назад по инициативе тогдашнего главы советского востоковедения академика В. В. Струве египтолог Юрий Яковлевич Перепелкин углубился в изучение амарнской эпохи в истории Древнего Египта. Он не ездил ни в Каир, где находится музей Древнего Египта с его не имеющими себе равных экспонатами, ни в какие-либо другие города, где собраны египетские древности. Он, вообще говоря, не выезжал за пределы города на Неве, работая в академической библиотеке или у себя дома на Васильевском острове. Годами он оставался один на один с книгами, альбомами и фотоснимками с папирусов, стел, надписей на стенах храмов и гробниц, музейных экспонатов всех музеев мира. На вооружении у него были исключительные познания в иероглифистике, в чем, по мнению египтологов, Ю. Я. Перепелкин не имеет себе равных. Он перечитал превеликое множество источников, один только перечень которых занимает 44 страницы убористого печатного текста. Знание мертвых языков далекой древности, скрупулезное изучение их особенностей и даже формы иероглифов — все это позволило ученому увидеть то, что ускользнуло от его предшественников и современников. Эпизоды из эпохи религиозного переворота датируются им с исключительной точностью, вплоть до месяцев,— факт небывалый в египтологии, где в лучшем случае фигурируют столетия! Детальнейшим образом изучив эпоху религиозного переворота в Египте, совершенного тысячи лет тому назад, Ю. Я. Перепелкин дал развернутый анализ причин, его вызвавших, показал его осуществление и печальный финал. В ходе этой работы перед автором ее с неизбежностью возник вопрос и о том, чьи останки обнаружены в золотом гробу. Надписи на гробе в ряде мест подверглись в древности изменениям: местами листовое золото, на котором сделана надпись, было вырезано и заплатано новыми пластинками, знаки на которых выполнены уже не так тщательно. И еще один просчет древних мастеров был подмечен исследователями. «Знак, употребленный на золотых заплатках, изображал, соответственно представлению об умершем царе как о боге, мужское египетское божество с волосами, зачесанными на спину, и длинной бородой. Знак, употребленный на исконном золоте, пропущенный теми, кто переделывал надпись, изображал женщину с волосами, разделенными на пряди, и, естественно, без бороды»,— пишет в своей популярной книге советский ученый.

Из всего этого следует, что гроб первоначально предназначался все же, как установил Ю. Я. Перепелкин, для царственной женщины. Об этом свидетельствуют и изваяния женских головок на канопах — погребальных сосудах, в которые укладывались внутренности умершего. В этих изваяниях Юрий Яковлевич узнал женщину-фараона Кию — соперницу прекрасной Нефертити. Юрий Яковлевич был первым, кто не только вызвал из забвения эту женщину, но и поведал о ее судьбе. Он убедился, что имя Кии позже столь же беспощадно выскабливалось, как и имя самого Аменхотепа IV. Вместо этих «крамольных» имен надписывались другие — чаще всего имена его дочерей, причем некоторые переделки надписей в усадьбе фараонши (следы этой усадьбы были обнаружены недалеко от новой столицы) совпадали с переделками надписей на золотом гробе.

Обводы по точкам минимального и максимального соотношения мягких тканей и кости (профиль и фас).

Свою работу Ю. Я. Перепелкин назвал расследованием. Оно, по словам автора, велось «способами, напоминающими те, что описываются в так называемых детективных романах, с тою особенностью, что предмет расследования отстоит от нас более чем на тридцать три столетия».

Не стану я здесь пересказывать перипетии этого «расследования». Не выезжая на место «происшествия» и не имея, в сущности, подробного «протокола» осмотра этого места, Ю. Я. Перепелкин сумел с полной наглядностью его воссоздать. В кабинетной тиши он тщательно изучал «вещественные доказательства», добытые при раскопках в Тель-Амарне. Техническое вооружение сводилось к лупе. Но зато, как уже говорилось, ученый был вооружен исключительным умением читать иероглифы.

Особое внимание привлекли снимки с двух сосудов — одного, хранящегося в Британском музее, и второго — в Нью-Йоркском. Надписи на них до 1961 года оставались непрочитанными, а между тем в них фигурировало имя побочной жены фараона — Кии. Ее имя обнаружилось и на многих других «вещественных доказательствах». Им буквально пестрят обломки черепков, обнаруженных при раскопках развалин города-скороспелки Ахетатона. Как ни составляй эти обломки, целого не получится! Обрывки фраз — да и только!

Однако, зная досконально иероглифисти-ку, этот пробел можно восполнить. Шаг за шагом Юрий Яковлевич восстанавливал все новые и новые детали из жизни Кии. Они повествуют о том, как она оттеснила в сердце фараона Нефертити, рассказывают, как Кия достигла вершины — трона, как из побочной стала главной женой, как получила право именоваться вторым фараоном, чего в Древнем Египте женщины удостаивались крайне редко. Вот что об этом пишет Ю. Я. Перепелкин: «Если место «жены царевой великой» было закреплено за Нефрэт, то поднять до уровня ее Кийа иначе, как, сделав ее вторым фараоном, не было способов. Воцарение Кийа в таком случае было одновременно плодом великой любви к ней фараона и проявлением внимания к исключительным правам Нефрэт. Тогда, быть может, не так уж неправы памятники, до последних лет царствования прославлявшие дружбу царя и царицы».

Скульптура Аменхотепа IV из Карнака. (Каирский музей).

От черепков Ю. Я. Перепелкин возвращался к надписям на золотом гробе, радуясь, что благодаря небрежности тех, кто искоренял память об Аменхотепе IV и его приближенных, остались следы, дающие сегодня возможность установить позднейшее происхождение ряда текстов. Некоторые вставки сделаны настолько наспех, что золотые заплатки даже не были пригнаны к строкам, выходя за них. Отличное знание титулатуры тех времен явилось ключом к установлению многих фактов о том или ином человеке, в том числе и самом Аменхотепе IV.

Опознав Кию в головках на канопах, Ю. Я. Перепелкин стал сравнивать их с изображением на человекоподобном гробе и ее же изображениями на плитах, найденных в развалинах былого города. Теперь уже не было никаких сомнений, что золотой гроб заготавливался фараоном для Кии, его возлюбленной. «Следователь от египтологии» при этом подчеркивает, что если не считать гроба Тутанхамона, раскопанного в 1922 году все в том же городе мертвых, этот золотой гроб был самым роскошным из всех известных древнеегипетских гробов. Не это ли являлось мерилом любви фараона? Об этой большой любви повествуют и 12 строк из серии надписей на золотом гробе, расшифрованных Ю. Я. Перепелкиным.

Но, тем не менее, не останки Кии оказались в гробу. Возвращение ее из небытия еще не означало, что получен ответ на первый вопрос классической формулы. Как мы помним, в гробу был обнаружен скелет мужчины.

Быть может, ответить на вопрос римской формулы поможет какой-либо из принятых в криминалистике специальных методов? Ведь следственная практика ставит такие задачи.

Как тут не вспомнить о признанных способах идентификации лица по черепу? Их три, в зависимости от условий данного случая, применяемых для нужд следствия: скульптурная реконструкция; фотосовмещение и графическая реконструкция. Второй способ явно отпадает. Наиболее доступен третий способ, тем более что графическая реконструкция является предварительной ступенью к первому способу.

Итак, место действия — медицинский факультет Ливерпульского университета. Действующие лица — факультетский художник Д. Дж. Кидд и группа профессоров во главе с профессором анатомии Р. Харрисоном. Объект исследования — череп из золотого гроба.

Кидд, один из художников, обслуживающих университетских биологов и медиков, видимо, впервые столкнулся с пациентом из прошлых тысячелетий. Да и графическая реконструкция, судя по всему, была ему известна больше теоретически. Поэтому, прежде всего Кидду пришлось основательно проштудировать труды по вопросам корреляции тканей головы с костями черепа. Первоначально особенности этой корреляции разработали швейцарский ученый Кольман и скульптор Бюхли. Потом такими же исследованиями занимались Эггелинг, Грегор, Вирхов и другие ученые.

Широко известно имя советского ученого М. М. Герасимова, уже много лет разрабатывающего методику восстановления лица по черепу, одним из этапов которой, по определению ее автора, является «графическое разрешение реконструкции», дающее возможность объективно оценить результаты последующего этапа — скульптурной реконструкции головы.

Реконструкция, сделанная по обводам полутонами «под скульптуру»

При графической реконструкции на обводе черепа наносятся точки, отмечающие либо максимальное, либо минимальное расстояние тканей от поверхности кости в данном месте. По Кольману и Бюхли, существуют 23 такие точки. Сначала Кидд соединил линиями точки минимального значения, а затем максимального. Так получилось два рисунка, с линиями, почти параллельно повторяющими друг друга. Вырисовывая эти обводы, Кидд с любопытством посматривал на снимки со скульптур Аменхотепа IV — ему не терпелось узнать, похожи ли друг на друга абрис лица, созданного им, и лица на скульптурах, изготовленных тысячелетия назад. А надо заметить, что творения мастеров времен религиозной революции в Древнем Египте отличались отсутствием какого-либо приукрашивания, на что, как известно, во все времена падки придворные художники и скульпторы. Как ни странно — это отмечает и Ю. Я. Перепелкин,— деспот Аменхотеп IV был снисходителен к ваятелям, давая им право творить в соответствии с натурой. Недаром же скульпторы лепили фараона со всеми его недостатками — вздутым животом, кривыми ногами и т. п. Поэтому Кидд вполне мог доверять своим древнеегипетским собратьям по искусству.

Профиль, вырисованный Киддом, заставил окончательно отбросить версию о том, что найдено захоронение фараона-вероотступника Аменхотепа IV. Выявленный профиль не похож на профили скульптур фараона ни из музея Древнего Египта в Каире, ни из Лувра в Париже. Да и характеристики по так называемому методу словесного портрета, находящегося на вооружении криминалистов, тоже не сходились. Еще более резко непохожесть эта видна на реконструкциях, выполненных Киддом полутонами «под скульптуру», ориентирами для которой послужили изготовленные им обводы.

Публикуя работы Кидда в 52-м томе «Журнала Египетской археологии», издаваемого в Лондоне, профессор Харрисон привел также подробные данные анатомического исследования скелета из золотого гроба. Возраст умершего был определен теперь в 20—25 лет, ненормальностей в костях скелета, которые бы свидетельствовали о заболевании эндокринного характера, повторяю, не оказалось.

Археология | Эта статья также находится в списках: , , , , , , , | Постоянная ссылка
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника