Контент-платформа Pandia.ru:     2 872 000 материалов , 128 197 пользователей.     Регистрация


Россия и «голландская болезнь»: есть ли свет в конце тоннеля?

 просмотров


Государственный Университет

Высшая Школа Экономики

Доклад

для дискуссионного стола

«Угрозы России в XXI веке»

на тему

Россия и «голландская болезнь»: есть ли свет в конце тоннеля?

Головачев С. С.,

Факультет Мировой экономики и мировой политики

Научный руководитель

Проф., д. э.н. Бессонов С. А.

Москва -2007

ПЛАН

1. Введение Стр.3.

2. «Голландская болезнь» или разоряющий рост Стр.5.

3. Мексика Стр.10.

4. Венесуэла Стр.14.

5. ОАЭ Стр.17.

6. Норвегия Стр.20.

7. Россия Стр.23.

8. Заключение Стр.29.

9. Список литературы Стр.31.

Введение

Сегодня ведётся очень много дискуссий на тему энергетической безопасности, то есть возможности бесперебойного обеспечения своей экономики необходимыми энергетическими ресурсами. С середины XX века и по сей день ключевым энергоресурсом является нефть, причём эту роль она сохранит и в ближайшие десятилетия. Отмечается возросшее влияние на международной арене основных стран, экспортирующих нефть. Примером здесь могут являться, например, страны-члены ОПЕК. Однако неясно, является ли наличие огромных сырьевых запасов также и ключом к экономическому процветанию таких стран и росту уровня жизни их населения. Ведь за последние 30 лет ВВП на душу населения в тех же странах ОПЕК не рос, а сокращался, в среднем, на 1,3%.1 Поэтому перед странами-нефтеэкспортёрами, по-прежнему, стоит проблема использования сырьевых богатств не во вред, а во благо своей экономике. В настоящее время российская экономика также во многом зависима от экспорта нефти и газа. Поэтому проблема наиболее эффективного использования «нефтедолларов» чрезвычайно актуальна и для нашей страны. Постоянно ведутся дискуссии о том, как лучше использовать возросшие валютные поступления. И здесь анализ развития других стран может оказаться очень полезным для России. Проанализировав их опыт, нужно попытаться избежать ошибок, которые совершали другие страны, экспортирующие нефть и выработать наилучшую для России стратегию развития.

Данная работа представляет большую учебную значимость в изучении мировой экономики, так как позволяет глубже анализировать развитие стран, экспортирующих нефть. При этом необходимо учитывать, что, с одной стороны все эти страны отличаются по своему историческому, экономическому и культурному развитию, но, с другой стороны, данные страны решают схожие проблемы по наиболее эффективному применению поступлений от экспорта нефти. Полученный опыт в ходе анализа развития стран, экспортирующих нефть, мог бы пригодиться в дальнейшем, например, при построении внешнеэкономических отношений с этими странами или при работе в России в нефтяной сфере, или при решении задач по социально-экономическому развитию нашей страны.

Целью данной работы является анализ опыта некоторых ключевых стран, экспортирующих нефть: Мексики, Венесуэлы, ОАЭ и Норвегии, также уместно привести некоторые примеры из экономического развития Нигерии и Индонезии. Причём задачей ставится не доскональное исследование экономического развития этих стран в последние 20-30 лет, а то, как возросший экспорт нефти после «шоков» 1970-х годов и резко подскочивших цен на «чёрное золото» повлиял на экономическую ситуацию в этих странах, к каким он привёл последствиям для экономики: сумели ли они превратить своё нефтяное богатство в ключ к процветанию нации и благодаря какой политике это было достигнуто. Другой задачей работы является оценка применимости опыта данных стран, экспортирующих нефть, для России. Необходимо выделить проблемы, которые стоят перед российской экономикой, и попытаться определить способы их решения с учётом опыта других стран-нефтеэкспортёров. При этом даже негативный опыт может оказаться полезен, так как, поможет избежать ошибок, совершённых другими странами.

Поскольку, как уже отмечалось, тема использования «нефтедолларов» очень актуальна как в России, так и за рубежом, имеется огромное количество материалов по этой теме, которых достаточно для написания данной работы. Статистические сведения о ключевых экономических показателях отдельных стран (таких, как ВВП, инфляция, уровень безработицы, объём экспорта и др.) можно получить на Интернет-сайтах таких крупных международных организаций, как МВФ, Всемирный Банк и ВТО. Основными литературными источниками для работы послужили книга А. Боровкова и И. Шереметьева «Мексика на новом повороте экономического и политического развития», монография В. Булавина, Э. Дабагяна и В. Семёнова «Венесуэла в поисках альтернативы», а также статьи на эту тематику в различных периодических изданиях: журналах «Мировая экономика и международные отношения», «Азия, Африка сегодня», «Россия в глобальной политике».

«Голландская болезнь» или разоряющий рост

Прежде чем анализировать опыт развития отдельных стран, делая акцент на применении доходов от экспорта сырьевых ресурсов, и нефти в частности, нужно разобраться с такими понятиями, как «голландская болезнь» и разоряющий рост. Иначе говоря, почему экспорт тех или иных ресурсов не способствует развитию страны, улучшению её благосостояния, а, напротив, замедляет экономический рост или же и вовсе делает его отрицательным.

Понятие «голландская болезнь» появилось в середине прошлого века и связано с открытием в Северном море, у берегов Голландии, крупных месторождений природного газа. Немедленно возросший экспорт газа обусловил приток иностранной валюты в страну, что привело к удорожанию гульдена. Рост реального обменного курса, а также отток ресурсов( в основном, трудовых) из различных отраслей экономики в газовый сектор привели к потере другими голландскими товарами конкурентоспособности и их вытеснению из структуры ВВП и экспорта, что, в свою очередь, вызвало промышленный спад.

Впоследствии «голландская болезнь» фиксировалась у различных стран, экспортирующих природные ресурсы. Это и страны ОПЕК, и страны, экспортирующие кофе (Бразилия, Колумбия). Итак, какие же основные симптомы у этой специфической «болезни»?

Главными симптомами, как уже отмечалось выше, являются возросший экспорт и повышение реального курса национальной валюты. Как это происходит?

Когда страна начинает увеличивать свой сырьевой экспорт, происходит приток иностранной валюты. Поскольку за иностранную валюту в стране, как правило, ничего купить нельзя, то происходит её обмен на национальную валюту. В результате этого спрос на национальную валюту растёт. Это имеет два важных последствия.

С одной стороны, увеличивается цена национальной валюты, т. е. её реальный обменный курс. Увеличение реального обменного курса означает, что теперь иностранцы на одну единицу своей валюты могут купить меньше товаров и услуг в данной стране. Иными словами, иностранные товары становятся дешевле относительно отечественных, происходит потеря конкурентоспособности национальными производителями. Кроме того, обменный курс, будучи привязанным к экспорту ресурсов, будет колебаться вместе с ценам на них, а конъюнктура мировых сырьевых рынков, как известно, очень изменчива.

С другой стороны, увеличение спроса на национальную валюту увеличивает и её количество в обращении. Но эта денежная масса оказывается необеспеченной товарами, т. к. эти товары ушли на экспорт.

Таким образом, начинаются инфляционные процессы в экономике, являющиеся ещё одним симптомом «голландской болезни».Однако симптомы «голландской болезни»- это ещё далеко не всё. Важно отметить последствия для экономики, к которым ведёт «голландская болезнь».

Первым следствием «голландской болезни» является борьба за ренту. Однако прежде чем говорить о ней, необходимо сделать два отступления.

Во-первых, у «голландской болезни» есть разновидность – «африканская болезнь». Она подразумевает отсутствие или слаборазвитость национальной промышленности (преимущественно обрабатывающей). Здесь, конечно, в основном имеются в виду африканские страны, характеризующиеся ещё и нестабильной политической системой, частыми (в т. ч. военными) конфликтами. Однако черты «африканской болезни» вполне можно обнаружить и у таких стран, как Венесуэла и Россия, где обрабатывающая промышленность развита гораздо более слабо, чем нефтяная.

Во-вторых, «голландскую болезнь» можно интерпретировать, как теорему Рыбчинского (одно из следствий теоремы Хекшера-Олина), которая гласит, что рост предложения одного из факторов производства ведёт к сокращению выпуска других товаров. Иными словами, происходит переток ресурсов, в основном, трудовых, из одних отраслей в другие, в данном случае, работающих на экспорт, поскольку там выше норма прибыли и вознаграждение за факторы производства. В результате, другие отрасли экономики (возможно, даже более важные) переживают стагнацию или даже падение производства, вытесняются из структуры ВВП и экспорта.

Таким образом, очевидно, что экспортоориентированная отрасль становится наиболее привлекательной для вложений, и при нечётком определении прав собственности, при слабости демократических институтов, между различными группировками начинается настоящая борьба за контроль над этой отраслью, называемая борьбой за ренту. Эта борьба имеет ряд чрезвычайно негативных последствий для экономики.

Во-первых, права доступа к ресурсам должны распределяться на основе какого-либо конкурса, что, опять же, в условиях слабой демократии, создаёт богатое поле для коррупции, которая ещё более снижает экономическую эффективность использования природных ресурсов.

Во-вторых, группировки, контролирующие промышленность могут начать лоббировать протекционистскую политику, т. к. им становится сложнее конкурировать с импортом. Однако протекционизм уменьшает выгоды страны от международной торговли, кроме того, он затрудняет технологический обмен, ведущийся посредством торговли. В-третьих, группировки, контролирующие месторождения и добычу полезных ископаемых, получившие доступ к ним в условиях коррупции, бюрократии, слабой судебной системы, не заинтересованы в модернизации этих институтов, напротив, они хотят и дальше сохранять неразвитость, отсталость социальных институтов, способствующих более честному распределению ресурсов и их эффективному использованию.

Помимо борьбы за ренту «голландская болезнь» имеет также негативное влияние на образование и развитие технологии.

Дело в том, что большая часть доходов в добывающих отраслях бывает получена не в форме зарплаты, а в форме дивидендов, т. е. не существует чёткой корреляции между уровнем образования и зарплатой. Это может снижать стимулы к инвестированию в человеческий капитал.

Кроме того, добывающие отрасли не являются, как правило, наукоёмкими, что снижает стимулы к НИОКР. Более того, ввиду узкой специализации данных отраслей, затруднён перелив научных достижений (если они всё же имеются) в другие отрасли экономики.

«Голландская болезнь» имеет последствия и для сферы сбережений и инвестиций. Добывающая отрасль, имеющая более высокую норму прибыли, может брать кредиты под более высокий процент, что ведёт к общему увеличению ставки процента в экономике и вытеснению инвестиций из других отраслей. Кроме того, если экспортных валютных поступлений хватает для инвестирования в данную отрасль, то нет стимулов для развития банковской системы, появляются затруднения для трансформации сбережений в инвестиции. Иными словами, и в финансовой сфере происходит концентрация ресурсов в добывающей, экспортоориентированной отрасли, что усиливает диспропорции в развитии экономики.

Говоря о последствиях «голландской болезни» хочется также отметить, почему ориентация на сырьевое производство так плоха. Дело в том, что этот сектор создаёт меньшую добавленную стоимость, чем другие сектора. Неслучайно в развитых странах до 80% ВВП производит сектор услуг – ведь это умение делать деньги с гораздо меньшими затратами, чем в добывающем секторе. Кроме того, на услуги, на высокообработанную, наукоёмкую продукцию цена будет только расти, поскольку растёт оплата главного фактора производства – высококвалифицированного труда. В тоже время, в связи с НТП, снижается материалоёмкость и энергоёмкость производств, что ведёт к снижению спроса (а, значит, и цены) на сырьевые ресурсы. Таким образом, сырьевая специализация закрепляет отсталость страны в мировой экономике, не даёт ей возможность встать в один ряд с развитыми странами.

До сих пор речь шла о «голландской» болезни. Но когда же страна сталкивается с разоряющим ростом? Это происходит как раз по мере наращивания экспорта. Если предположить, что страна «большая», т. е. имеет возможность влиять на мировую цену данного ресурса, то увеличение экспорта приведёт к увеличению совокупного предложения. А это, в свою очередь, приведёт к снижению цены на данный ресурс. В условиях неэластичного спроса (а спрос на сырьё, как правило, неэластичен по цене) страна столкнётся с уменьшением выручки от экспорта.

Однако все проблемы, которые несёт в себе «голландская болезнь» (структурные диспропорции в экономике, однобокая ориентация, причём, ориентация «неправильная», не способствующая стабильному росту) остаются. Таким образом, в условиях снижения цен на экспортируемое сырьё страна лишается валютных поступлений – единственного источника развития. Но для восстановления нормального развития необходимы реформы, которые устранят дисбаланс в развитии экономики. Как показывает практика, именно эти реформы наиболее сложно провести, и очень часто страна просто не может слезть с «сырьевой иглы». Экономика переживает депрессию, и новый рост начинается только с восстановлением благоприятной конъюнктуры на сырьевых рынках.

В качестве примера классической «голландской болезни» можно привести Нигерию. В середине прошлого века Нигерия была экспортёром сельскохозяйственной продукции (какао, арахиса, пальмового масла, хлопка, древесины), ежегодные темпы роста составляли 4-5%. С 1958 года начался экспорт нефти, который резко увеличился в 1970-е гг., во время «нефтяных шоков». В результате экспорт нефти стал обеспечивать большую часть государственных доходов (20% в 1970г., и уже 90% в 1980.г). В тоже время Нигерия превратилась из экспортёра сельскохозяйственной продукции в её импортёра (и это при том, что более 70% населения были заняты в сельском хозяйстве)1, импортировались также товары первой необходимости( сахар, соль, мыло),т. к. отсталая нигерийская промышленность не могла обеспечить ими внутренний рынок. Это произошло как раз вследствие оттока трудовых ресурсов из сельского хозяйства в сулившую высокими доходами нефтяную отрасль. В 1985 году, перед обвалом цен на нефть, более 95% экспорта Нигерии составляло «чёрное золото».2

Тем не менее, в 1970-х гг. ежегодные темпы роста ВВП в Нигерии составляли 6%. Однако затем, после обвала цен на нефть, ВВП Нигерии за 15 лет (с 1980 по 1995гг.) вырос лишь на 32%, а среднедушевой доход сократился на 16%. Наблюдалась также высокая инфляция, например, в 1995 году она составила 73%.3

В 1999г. в Нигерии было избрано, похоже, впервые, демократическое правительство, которое начало реформы: приватизацию, реформирование банковской системы, либерализацию экономической деятельности, попытки привлечения иностранных инвесторов, борьбу с коррупцией, утверждение главенства закона во всех сферах. За период с 2000 по 2005 гг. ВВП Нигерии вырос на 31%, демонстрируя хорошие темпы роста (например, в 2003 г.-10,7%).1Однако сложно сказать, обусловлен ли этот успех действиями правительства или вновь резко возросшими ценами на нефть. С уверенностью можно сказать, что и в 2003 году более 98% экспорта Нигерии составляла нефть, вклад в ВВП промышленности (добывающей, обрабатывающей, строительства, производства электроэнергии) составил почти 50%, однако из них только 7% было обеспечено обрабатывающей промышленностью, на сферу услуг пришлось лишь 24% вклада в ВВП.2 Таким образом, структурные дисбалансы в экономике Нигерии, порождённые «голландской болезнью», остаются, и неясно сможет ли эта африканская страна избавиться от нефтяной зависимости и стать на путь устойчивого экономического развития.

Однако не нужно думать, что правительство Нигерии только сейчас поняло, какие опасности таит в себе «голландская болезнь». Существует несколько способов «лечения» «голландской болезни». Однако эти методы требуют тщательно взвешенной политики, высокой компетентности государственных органов, проводящих её. Именно этого и не хватало нигерийским правителям, которые бездумно растрачивали из года в год полученные нефтедоллары. Итак, вот эти меры.

Во-первых, необходимо изымать ту самую избыточную валюту, поступающую из-за рубежа. Для этой цели создаются специальные фонды, в которых эта валюта хранится. Существует два основных типа таких фондов. Первый тип (стабилизационные и сберегательные фонды) предназначен для сглаживания различных экономических колебаний: например, регулирования расходов и доходов госбюджета, колебаний цен на мировых рынках. Второй тип (фонды будущих поколений) предназначен для поддержания благосостояния страны, когда природные ресурсы будут исчерпаны. Как правило, фонды выполняют смешанные роли. Они существуют во многих странах, например, в Кувейте, Омане, Чили, Венесуэле, Норвегии, России, американском штате Аляска. Данные фонды зарекомендовали себя как эффективный инструмент регулирования рисков, связанных с колебаниями цен на ресурсы.3

Однако есть две проблемы, связанные с данными фондами. Первая – как отсосать ту самую избыточную ликвидность. Если государственная компания имеет монополию на экспорт ресурса, то эта проблема снимается. Однако, если такой монополии нет, то должна проводиться очень грамотная налоговая политика, побуждающая компании-экспортёры отдавать нужную часть выручки государству. Однако эффективное налогообложение, опять-таки, требует высокого развития судебной, правовой системы, наличия определённой культуры у предпринимателей – осознания того, что налоги надо платить. Однако развивающиеся страны зачастую сталкиваются с определёнными трудностями по сбору прямых налогов, именно в связи с плохим развитием различных социальных и правовых институтов.

Вторая проблема, связанная со стабилизационными и другими фондами – это проблема расходования средств. Именно грамотное расходование имеющихся избыточных валютных средств является главной трудностью. И проблема эта не только экономическая, но и политическая. Экономисты рекомендуют вкладывать средства фондов в образование, науку, развитие инфраструктуры. Однако эти сферы дают отдачу лишь через несколько лет (возможно, десятки). А политики, находящиеся у власти, как правило, имеют очень небольшой временной горизонт планирования – до следующих выборов. Поэтому очень часто правители, чтобы укрепить свою популярность, расходуют средства на масштабные инвестиционные проекты, увеличение импорта, потребления. Что ещё хуже, некоторые страны начинают прибегать к масштабным внешним заимствованиями, полагая, что мировые цены на ресурсы всегда будут высокими. Впоследствии, падение мировых цен делает страну полностью зависимой от внешней финансовой помощи, огромные средства утекают из страны в счёт оплаты долгов и процентов по ним. Здесь опять уместно вспомнить Нигерию, чей внешний долг в 2003 году оценивался почти в 35 млрд. долл. или в 76% национального дохода.1

Далее уместно кратко проанализировать опыт нескольких стран, экспортирующих нефть. Главное – это то, как эти страны смогли или не смогли справиться с «голландской болезнью», используя перечисленные выше меры борьбы с ней, смогли ли они исправить структурные перекосы в своих экономиках, связанные с экспортом нефти. Также очень интересным представляется вопрос, какой опыт развития других стран могла бы перенять Россия, учитывая особенности нашей страны и других стран-нефтеэкспортёров.

Мексика

В 1970-х годах в Мексике существовала типичная для многих латиноамериканских государств модель государственного капитализма. Государство имело ведущую роль в экономическом и социальном развитии при взаимодействии с крупным частным и иностранным капиталом (хотя последнему отводилась, как правило, миноритарная роль – не более 49% акционерного капитала). Подобная модель имела определённые преимущества в социальном развитии, повышении занятости населения. Однако недостатков было ещё больше: неэффективность и нерентабельность предприятий государственного сектора, примат политических факторов над экономическими, коррупция. Кроме того, государственный протекционизм создавал «тепличные условия» для отечественных предприятий, что вело к ухудшению их конкурентоспособности: при довольно низком качестве отечественные товары часто продавались по ценам, в несколько раз выше мировых. В стране развивалась контрабандная торговля, импортные лицензии выдавались за взятки. Всё это отрицательно сказывалось на экспортных возможностях страны, подогревало инфляцию.

Таким образом, уже к середине 1970-х годов в Мексике назрели реформы. Однако в это же самое время в стране были открыты огромные запасы нефти и газа: их размер увеличился более чем в 10 раз. Это совпало и с «нефтяными шоками», вызвавшими резкое повышение цен на нефть. В этой ситуации правительство вместо проведения реформ, напротив, усилило роль государства в экономике: в 1982 году доля госсектора в ВВП превысила 23%, а в промышленности - 38%. В это же время доля нефти в экспорте Мексики составила 72% или 14 млрд. долл.1

Правительство разработало ряд амбициозных программ для экономического развития: подъём экономики отсталых районов, увеличение ассигнований на нужды сельского хозяйства, обеспечение полной занятости. Для этого были основания: с 1978 по 1981 год ВВП Мексики рос темпами от 8% до 9,3%, росли реальные доходы населения, снижалась безработица. По производству ВВП и темпам роста Мексика заняла второе место в Латинской Америке (после Бразилии).

В тоже время мексиканское правительство не стеснялось брать огромные международные займы, а транснациональные банки, ввиду хороших темпов роста мексиканской экономики и избытка денежных средств, охотно их предоставляли. В результате, с 1978 по 1981 год предоставленные Мексике кредиты возросли на 146%.

Всё это привело к тому, что к 1982 году внешняя задолженность Мексики составила 87,6 млрд. долл. (41% ВВП) против 15,4 млрд. долл. в 1975 году, только выплаты по обслуживанию долга составили почти 20 млрд. долл. Ситуация с внешней задолженностью усугублялась ещё и тем, что импорт Мексики возрос ещё больше, чем её экспорт, создавая дефицит торгового баланса.

Главная ошибка мексиканского правительства заключалась в том, что оно полагало, что цены на нефть и дальше будут возрастать. Отсюда и рост экономики в долг, масштабные проекты по развитию страны. Однако в начале 1980-х годов в США и в других промышленно развитых странах произошёл спад, что повлекло, в том числе, снижение спроса на нефть. Это привело к сильнейшему кризису в мексиканской экономике. Уже в 1983 году ВВП сократился почти на 5%. В августе 1982 года правительство временно приостановило выплаты по внешнему долгу. На Мексику свалилось бремя долговой зависимости: за 1980-е годы страна выплатила кредиторам почти 140 млрд. долл., эти годы стали «потерянным десятилетием» для мексиканской экономики.

Однако именно с этого момента в Мексике начинаются знаменательные реформы. С одной стороны, страна ведёт переговоры по реструктуризации своего долга, а, с другой, проводит экономические преобразования.

Мексика добилась частично списания, а, частично, продления своих внешних обязательств. В это же время в стране началась масштабная приватизация, продолжавшаяся несколько лет, и, возможно, самая успешная в Латинской Америке: например, за период с 1990 по 1992 года крупнейшие латиноамериканские страны получили от приватизации 40 млрд. долл., и на Мексику пришлось 22 млрд. долл. Также сокращались расходы государства.

Одновременно с этим шла либерализация торговли: в 1986 году Мексика вступила в ГАТТ, а в 1994году – в НАФТА.

Казалось, что мексиканская экономика вышла из кризиса: в начале 1990-х годов экономика росла в среднем на 3-4% против 1-2% в 1980-х годах. Дефицит госбюджета в 1994 году составил рекордные 0,3% ВВП. Однако в конце 1994 году случился масштабный финансовый кризис (известный под названием «эффект текилы»), переросший в общий экономический. Произошла почти на 50% девальвация песо. Начался отток капиталов из страны, крупные предприятия, в том числе иностранные, начали сворачивать производство. В 1995 году ВВП сократился на 6,6%, инфляция составила 52%, уровень безработицы возрос с 3,7% в 1994 году до 6,2%.

Что же привело к столь масштабному кризису? Главными причинами называется резкий переход от протекционизма к открытости внутреннего рынка: многие отечественные предприятия лишились государственной поддержки и оказались неконкурентоспособными. Открытие рынка сопровождалось большим увеличением импорта, чем экспорта, ведь в ГАТТ и, особенно, в НАФТА Мексика вступала не на самых выгодных условиях. В результате либерализации внешней торговли выиграли в основном не экспортёры, а крупные импортёры. Импорт стал вытеснять мексиканскую продукцию с внешнего рынка. Не удалось избавиться и от нефтяной зависимости: в годах на долю сырьевых отраслей приходилось 2/3 валютной выручки.

Кроме того, либерализация внешнеэкономической деятельности привела к притоку в страну иностранного капитала, однако, в основном, этот капитал составляли портфельные инвестиции, которые шли не в сферу производства, а на фондовый рынок.

Для выхода из кризиса Мексике опять потребовалась внешняя финансовая помощь. Однако уже к в 1996 году страна восстановилась, темп роста ВВП составил 5,2%. Обрабатывающая промышленность потеснила нефтяную и стала локомотивом развития – сейчас на неё приходится 85% мексиканского экспорта. Здесь особо стоит отметить роль «макиладорас».

«Макиладорас» - это предприятия, ориентированные на экспорт в США и расположенные в северных, приграничных штатах Мексики. В 1998 году на предприятиях «макиладорас» было занято почти 1 млн. чел., прирост производства составил 15%. Сектор «макиладорас» производит технологически сложные виды продукции: автомобили, электронную технику. В этот сектор активно идёт американский и японский капитал.

Заканчивая разговор о Мексике, стоит сказать две важные вещи. Во-первых, почему относительный успех Мексики стал возможен. Ответ здесь кроется в географическом и историческом положении Мексики. Её экономика издавна ориентирована на США. На США приходится 80% товарооборота Мексики. Кроме того, США рассматривают Мексику как своего рода «стратегический объект». Стабильность Мексики является для США приоритетной задачей: во-первых, есть опасения, что любой серьёзный мексиканский кризис может перекинуться и на американскую экономику, а во-вторых, Мексика – это своего рода связующее звено между латиноамериканскими и развитыми странами. Если бы в 1980-х годах Мексика отказалась платить по долгам, то не исключено, что по аналогичному пути пошли и другие государства Латинской Америки. Этим и объясняется привилегированное положение Мексики, предоставление ей всё новых внешних займов (при содействии США). Кроме того, в 1990-гг. на долю Мексики пришлось более 40% всех иностранных инвестиций в Латинскую Америку.

Второй не менее важный вопрос – это какой ценой Мексика сегодня иногда причисляется к развитым странам (она состоит в ОЭСР, кроме того на долю третичного сектора приходится 70% ВВП). Социальные издержки перехода к новой экономической модели оказались высоки. В условиях уменьшения роли государства в экономике с 1983 по 1986 годы цены на электроэнергию выросли 11 раз, на горючесмазочные материалы – в 41раз. С 1982 по 1987 гг. реальная заработная плата сократилась на 51%. Ежегодно с 1983 по 1988гг. количество безработных увеличивалось на 4,6%. С 1981 по 1987 гг. затраты в ВВП на здравоохранение и образование упали с 0,5 и 3,6% до, соответственно, 0,3 и 2,5%. ВВП на душу населения за указанный период сократился на 16%.

Всё это привело в Мексике к социальной напряжённости и политическому кризису. Мексиканский опыт показывает, что рыночные реформы могут оказаться болезненными для общества и нуждаются в тщательной проработке и осмыслении. Иначе это может привести к серьёзнейшим социальным потрясениям (вплоть до гражданской войны), которых избежала Мексика, но от которых не застрахованы другие страны, осуществляющие подобные реформы.

В целом же можно сказать, что на сегодняшний день Мексика, благодаря грамотной политике в области приватизации, снижения зависимости от внешних финансовых заимствований, привлечения иностранных инвестиций, либерализации внешней торговли( которая, в конечном счёте, явилась позитивным изменением), поддержке со стороны США, излечилась от «голландской болезни», экспортируя, в основном готовую продукцию. При этом страна находится на верном пути экономического развития: в гг. инфляция не превышала 5%1, безработица также была низкой и составляла в гг. 2,4%2. Однако довольно низкие темпы роста ВВП в последнее время( 0,8% в 2002 г., 1,4% в 2003 г., 4,7% в 2004 г. и 3% в 2005 г.3) говорят о том, что Мексике ещё предстоит сделать много усилий, чтобы войти в элиту развитых стран.

Венесуэла

На первый взгляд, Венесуэла использует нефтяные средства более рационально, чем Мексика. Сразу после скачка цен в 1973 году правительство проводит осторожную бюджетную политику, создаёт стабилизационный фонд. Этот фонд формируется из трёх источников: доходов от налогов федерального бюджета, региональных бюджетов и крупнейшей государственной нефтяной компании PDVSA. Однако уже в 1974 году на выборах побеждает яркий популист К. А.Перес, у которого имеется множество идей по использованию нефтяных доходов.

Дальнейший ход событий весьма схож с мексиканским. Венесуэльское правительство начинает реализацию масштабных инвестиционных проектов, призванных диверсифицировать экономику Венесуэлы, улучшить инфраструктуру, снижает налоги, не связанные с добычей нефти, расширяет социальные обязательства государства. Производятся внешние заимствования.

В 1983 году после снижения мирового спроса на нефть Венесуэла, так же, как и Мексика, объявляет о прекращении выплат по внешнему долгу. В стране начался затяжной экономический кризис. Причём есть основания полагать, что экономика оказалась в гораздо более плохом состоянии, чем до скачка цен на нефть. С 1950 по 1980 гг. ВВП Венесуэлы вырос на 234%, а с 1980 по 1989гг он сократился на 18%. Стабильный ранее курс национальной валюты упал в 10 раз. В 1974 году практически не существовало внешнего долга, а в 1989 году он был равен 54% ВВП или трёхгодовому экспорту. К 1989 году темпы инфляции достигли 89% в год. До 1980 года в течение 60 лет производительность труда в секторах, не связанных с нефтью повышалась ежегодно на 6,7%. В период с 1980 по 2000 гг. производительность труда снижалась, достигнув показагода1. Таким образом, есть основания предполагать, что страна, поражённая «голландской болезнью», после ухудшения мировой конъюнктуры откатывается в своём развитии назад. Сырьевые богатства, принося определённые выгоды в краткосрочном периоде, неизбежно влекут за собой более глубокий (как по длительности, так и по изменению макроэкономических показателей) экономический спад, если не проводится грамотная политика использования валютных поступлений. Но, именно, политика расходования нефтедолларов является, как уже отмечалось выше, невероятно сложным делом. Вот что сказал в 1978 году на этот счёт тогдашний министр финансов Венесуэлы: «Самым важным оружием министра финансов, который сталкивается с многочисленными бюджетными

запросами, является его способность сказать «нет денег», но как я мог сказать это при таком количестве денег в наличии?».2

Таким образом, представляется, что в условиях благоприятной конъюнктуры на мировых рынках, правительство не способно проводить грамотную политику по сбалансированному развитию экономики, а реформы начинаются только, когда кризис уже налицо. В Венесуэле первые попытки реформ были предприняты в 1989 году всё тем же К. А.Пересом, вновь победившим на выборах. Пакет его реформ включал стимулирование не нефтяного сектора, наращивание частных инвестиций, программу приватизации, налоговую реформу, установление плавающего валютного курса, либерализацию внешнеторговой деятельности, внутренних процентных ставок.

Данные меры привели к усилению инфляции, которая составила 90% по итогам 1989 года, падению деловой активности (производство упало на 7%), снижению жизненного уровня населения. В 1993 году, в связи со снижением цен на нефть, реформы застопорились.3

Следующую попытку реформирования венесуэльской экономики предпринял в 1996 году Р. Кальдера. Главной задачей его программы было снижение бюджетного дефицита с 6,1% в 1995 году до 2% в 1996 году. Это планировалось сделать благодаря сокращению затрат и увеличению доходов. Для увеличения доходов была проведена девальвация боливара (национальной валюты Венесуэлы), были подняты цены на бензин и электроэнергию, продолжалась приватизация. Планировалось также снизить инфляцию к 1998 году до менее чем 10%.1

Первые итого реформ были обнадёживающие. Темп роста ВВП в 1997 году составил 6,4%. В период с 1994 по 1997 года иностранные инвестиции возросли со 136 млн. долл. до 5 млрд. долл. Однако позитивные изменения происходили на фоне ухудшающегося положения основной массы населения: в 1996 году Индекс розничных цен вырос на 103,2%, сокращения числа госслужащих привели к массовым забастовкам. В результате очередного падения цен на нефть в 1998 году бюджетный дефицит вновь составил 6,6% ВВП.2 Реформы в очередной раз провалились.

Следует отметить, что Венесуэла, не имея поддержки в лице США, не могла рассчитывать на те объёмы международных займов и инвестиций, которые получала Мексика. После каждого кризиса Венесуэле вновь и вновь приходится доказывать свою надёжность перед инвесторами, проводя для этого поспешные реформы, не имеющие долгосрочного эффекта.

Таким образом, привлечение капитала и на сегодняшний день является проблемой для Венесуэлы: по оценкам, для устойчивого экономического развития стране необходим ежегодный приток иностранных инвестиций в размере 10 млрд. долл.3 В то же время в 2005 году экономика Венесуэлы получила лишь порядка 3 млрд. долл. прямых инвестиций, причём этот показатель почти не вырос по сравнению с 2003 годом (в 2004 вообще наблюдался спад: в страну пришло лишь 1,5 млрд. прямых инвестиций).4 В тоже время приход к власти в Венесуэле в 1999 году к власти У. Чавеса многие связывают с новым этапом в развитии Венесуэлы. Была принята новая конституция страны. В 2001 году президентским декретом было введено 49 новых законов, определивших правовую базу нового экономического курса. Предполагалось увеличение роли государства в экономике. Наибольшую критику и рост социальной напряжённости в обществе вызвали 3 закона: о нефти, о прибрежных зонах и о земле. В частности, закон о нефти ограничивал участие иностранного капитала до 49% акционерного капитала, значительно увеличивал ставку роялти.

По стране прокатилась волна протестов, активизировалась оппозиция, которая в 2002 году предприняла попытку переворота. С декабря 2002 года по февраль 2003 года продолжалась забастовка работников крупнейшей венесуэльской нефтяной компании PDVSA, которая нанесла экономике ущерб в 7-9 млрд. долл.5

Политический кризис в Венесуэле вылился в ухудшение инвестиционного климата (в 2002 году чистый отток прямых иностранных инвестиций составил 241 млн. долл.) и экономический кризис: в гг. ВВП сокращался соответственно на 9% и 9,5%, уровень инфляции составлял порядка 30%, безработица 16,5%.1

После пересмотра многих законов и признания У. Чавесом ошибок в проведении промышленной политики ситуация в стране стабилизировалась. Однако правительству предстоит продолжать поиски успешной стратегии развития Венесуэлы. Ведь в 2001 году доля нефти в экспорте по-прежнему составляла 76%, нефтяная промышленность в 2003 году давала свыше 50% доходов госбюджета.2

Необходимо также отметить ещё одно направление политики У. Чавеса – это усиление внешних связей. Очевидно, что это делается с целью географической диверсификации внешней торговли Венесуэлы, уменьшению зависимости от США: сейчас на торговлю со Штатами приходится 51,% венесуэльского экспорта и 38,8% импорта.3

Также Венесуэла заинтересована в привлечении новых инвестиций. Несомненно, что в перспективе будет расти доля латиноамериканских стран, особенно после принятия Венесуэлы в 2003 году в МЕРКОСУР. Есть попытки наладить внешнеэкономические отношения с ЕС и Россией. Уже достигнуты соглашения с Китаем и Индией по поставкам в эти страны оримульсьона (топлива, производящегося на основе тяжёлой нефти). По словам Цзян Цзэминя, Венесуэла превратилась в основной объект инвестиций Китая в Латинской Америке.4

Остаётся надеяться, что Венесуэла, страна с очень непростой историей, сможет, наконец, встать на путь устойчивого экономического развития.

ОАЭ

Объединённые Арабские Эмираты всегда рассматриваются в качестве одного из лучших примеров по использованию нефтедолларов. И для этого есть все основания. С 1980 по 2005гг. ВВП страны вырос в 2,5 раза. За тот же период в стране наблюдались достаточно низкие темпы инфляции, не превышавшие 8% в год.5

В пример другим странам ставится политика властей, которые направляли деньги от экспорта нефти на развитие инфраструктуры (дорог, портов, аэропортов), образования, здравоохранения (строительство школ и больниц). Необходимо также отметить, что каждый эмират создал на своей территории особую экономическую зону, что, наряду с либеральной политикой, обусловило приток иностранного капитала в страну. Только в 2005 году в страну пришло 12 млрд. иностранных инвестиций – почти столько же, сколько и в нашу страну.1 Эмираты – это ещё и финансовый центр Ближнего Востока.

Кроме того, бум в нефтяной отрасли повлёк за собой развитие других отраслей (в том числе, за счёт притока иностранной рабочей силы): нефтепереработки, строительства, банковского и страхового дела, торговли. Не последнюю роль в развитии экономики ОАЭ играет и выгодное географическое положение страны на пересечении торговых путей Европы и Азии.

Помимо этого, ОАЭ стали главным туристическим центром Ближнего Востока, причём страна готова принять туристов любого уровня: от людей со средним достатком до миллионеров, которым предлагается размещение во всемирно известном фешенебельном отеле «Парус». В 2003 году ОАЭ посетило почти 6 млн. туристов, а доходы от туризма составили свыше 1,4 млрд. долл.2

Возникает закономерный вопрос: почему Объединённые Арабские Эмираты смогли так эффективно использовать свои нефтедоллары, каким образом стране удалось войти в число так называемых high-income countries, ведь среденедушевой ВВП ОАЭ в 2004 году составил 23 800 долл.3

Среди главных причин успеха ОАЭ (помимо грамотной политики властей) следует упомянуть, что ОАЭ – это очень маленькая страна площадью всего 83,6 тыс. кв. км. Население страны в 2005 году составило всего чуть более 4 млн. чел, что гораздо меньше других нефтеэкспортирующих стран: Саудовская Аравия имеет население почти 25 млн. чел., Нигерия – 132 млн. чел., Мексика – 107 млн. чел., Индонезия – 222млн. чел.4

При этом, ОАЭ являются одним из крупнейших мировых производителей нефти. Стране принадлежит 8,1% мировых запасов «чёрного золота» (5 место в мире). В 2005 году на ОАЭ пришлось 3,3% мирового производства нефти (для сравнения: у Нигерии – 3,2% , у Индонезии – 1,4%, у Венесуэлы 4%).5 В 2005 году страна получила от экспорта нефти чистую прибыль в размере 39 млрд. долл., что стало рекордом за всю историю страны.1

Таким образом, обладая крошечной территорией и небольшим населением, ОАЭ занимают одно из ведущих мест на мировом рынке нефти. В этой связи неудивительно, что Эмираты смогли добиться такого процветания и высокого уровня жизни. Нефтяных доходов вполне хватает этой стране, чтобы поддерживать стабильный экономический рост и процветание населения.

Однако не стоит думать, что ОАЭ не имеет никаких экономических трудностей. Ведь в экспорте этой страны, несмотря на все усилия правительства по диверсификации экономики, продукция топливно-энергетического комплекса в 2004 году занимала 50%.2Добывающая отрасль в 2000 году обеспечивала 33% ВВП(в 2005 – 36%)3. Другие важные отрасли экономики в этот же период времени( 1999 год) – это торговля и туризм( 12% ВВП), строительство (10% ВВП), государственные услуги (10% ВВП), обрабатывающая промышленность( 8,3%).4 В этой связи становится понятно, почему никто, несмотря на высокий среднедушевой ВВП, не собирается причислять ОАЭ к развитым странам. Как известно, главный критерий развитости – это наибольший вклад в ВВП сектора услуг, а в ОАЭ третичный сектор в 2004 году давал лишь 42% ВВП, причём эта доля понизилась с 46% в 2002 году (видимо, в связи с повышением цен на нефть).5

Можно заключить, что экономика ОАЭ, по-прежнему, сильно зависит от нефтяной промышленности, хотя правительство делает важные и успешные шаги по диверсификации экономики.

У экономики ОАЭ есть ещё одна очень важная особенность. Интересно, что высокий среднедушевой ВВП страны в период с 1980 по 2005 гг. снизился почти на 48%!6 Как же так получилось, если на протяжении того же периода ВВП страны устойчиво рос? Всё дело в том, что за указанный период население страны возросло с 1млн. чел. в 1980 году до более 4 млн. чел. в 2005 году, т. е. в 4 раза7. И дело здесь вовсе не в высочайшей рождаемости. Со времён «нефтяного бума» страны Ближнего Востока, экспортирующие «чёрное золото» и нуждающиеся в рабочей силе, превратились в один из мировых центров международной миграции для выходцев из Индии, Пакистана, Египта и других стран. Не стали исключением и ОАЭ. В результате страна стала мировым лидером по накопленным мигрантам: 80% населения – это приезжие. В стране проживает 1,5 млн. индийцев и пакистанцев, а коренное население на сегодняшний день составляет всего лишь 11%.1

Сейчас миграция превратилась уже в проблему для ОАЭ. Например, в страну запрещён въезд индийцев без обратного билета. В тоже время власти заботятся и о сохранении чистоты коренного населения. Российские туристки могут на себе испытать, насколько сложно въехать в страну (даже в качестве туристки) незамужней девушке. И такие действия властей ОАЭ неудивительны. Ведь именно коренное население получает большую часть благ от экспорта нефтедолларов, например, бесплатное обучение за границей, огромные дотации государства при женитьбе и при рождении ребёнка.

Таким образом, становится понятно, что благосостояние ОАЭ, и так небольшой страны, распространяется, в основном, на малочисленное коренное население. Огромные доходы от экспорта нефти получает небольшая нация коренных арабов.

Можно сделать вывод о том, что процветание ОАЭ стало возможно в силу ряда особенностей этой страны, как экономических, так и историко-географических. Однако, несмотря на всё вышеперечисленное, нельзя не признать успеха ОАЭ в том, что эта страна смогла превратить нефтедоллары в ключ к процветанию своего народа. И такой опыт, несомненно, очень полезен для России.

Норвегия

Норвегия является одним из ключевых игроков на рынке нефти. В 2005 году на эту страну пришлось 3,5% мирового производства нефти (9 место).2 В тоже время Норвегия, Мексика и Россия составляют трио так называемых независимых экспортёров нефти – стран не входящих в ОПЕК, но играющих заметную роль на мировом нефтяном рынке. В связи с этим Норвегия является, по-своему, уникальной страной. Это, пожалуй, единственная развитая страна, которая является крупным экспортёром нефти. Вдобавок, Норвегия, наряду с ОАЭ, считается одним из наиболее удачных примеров использования нефтедолларов. Какие же слагаемые были у этого успеха?

Добыча нефти началась Норвегией в 1970 году. К этому времени Норвегия уже являлась промышленно развитой страной, занимающей лидирующие позиции в судостроении, рыбном промысле, электроэнергетике. После резкого скачка цен на нефть, государство, как и во многих других странах, на которые пролился «дождь нефтедолларов», начало увеличивать социальные выплаты населению, активно привлекать внешние займы. В результате в 1977 году внешний долг Норвегии достиг 30% ВВП.1 Однако норвежцы быстро осознали ошибочность такого развития, стали проводить жёсткую бюджетную политику и к 2001 году полностью избавились от бремени внешнего долга. Более того, в 1990 году для того, чтобы избежать перегрева экономики, роста инфляции и курса национальной валюты был создан Государственный Нефтяной Фонд (ГНФ), куда отчислялись значительные средства от экспорта нефти. На сегодняшний день ГНФ Норвегии считается, пожалуй, лучшим примером фонда будущих поколений. Для этого есть несколько причин.

Прежде всего, ГНФ Норвегии отличает прозрачность. Центральный Банк Норвегии ежегодно отчитывается перед министерством финансов за деятельность фонда и состояние его активов. Кроме того, любой гражданин Норвегии может зайти на сайт министерства финансов и получить подробную информацию о ГНФ.

Кроме того, ГНФ Норвегии отличает надёжность. Это выражается в большой диверсификации вложения средств фонда. Они вложены в ценные бумаги более чем 3200 предприятий, доля фонда обычно составляет 1% и никогда не превышает 3% всего пакета акций одного предприятия. Структура фонда представлена 40% акций и 60% облигаций и других доходных бумаг. Имеется и географическая диверсификация: 55% вложений приходится на европейские страны, 35% - на США и Канаду (важно отметить, что средства ГНФ запрещено вкладывать в ценные бумаги внутри Норвегии).2

Стоит сказать также, что при Центральном Банке Норвегии существует комитет по этике, который препятствует вложениям средств ГНФ в предприятия, которые наносят вред экологии, связаны с производством вооружений или замешаны в коррупционных скандалах.

Остаётся добавить, что, будучи вложенными в ценные бумаги, средства ГНФ растут как за счёт новых поступлений от экспорта нефти, так и за счёт дивидендов, приносимых этими ценными бумагами. К концу 2006 года размер активов ГНФ Норвегии должен достигнуть 250 млрд. долл.3

Что же обусловило столь успешное функционирование ГНФ Норвегии? В стране есть сторонники использования нефтедолларов внутри страны: на развитие инфраструктуры, новых, высокотехнологичных производств, которые обеспечат процветание Норвегии в будущем. Подавляющее большинство населения Норвегии также не против расходования средств внутри страны на развитие инфраструктуры и социальной сферы. Вместе с этим со времён создания ГНФ правящая партия в Норвегии ни разу не выиграла выборы.

Получается, что оппозиционная партия строит свою предвыборную платформу на критике правящей партии, однако, придя к власти, осознаёт, что трата денег внутри страны может, увеличив роль государства в экономике, пошатнуть устойчивое развитие страны. Таким образом, средства ГНФ остаются неприкосновенны.

Однако важно отметить, что подобная ситуация возможна в Норвегии только лишь благодаря устоявшейся демократии, силе социальных и правовых институтов. Решающую роль сыграло то, что, как уже говорилось выше, Норвегия, начав экспорт нефти, уже была развитой страной. К тому же и бизнес-сообщество Норвегии осознаёт, что именно на доходы от экспорта нефти обеспечивается весь социальный пакет населения: налог на прибыль у нефтедобывающих компаний составляет в Норвегии 75% (в России – 50%).1И эти налоги платятся, не приводят к бегству капитала, чего можно было бы ожидать в России при введении столь высоких налогов. Это ещё раз говорит о высоком развитии не только норвежской экономики, но и всего общества в целом.

На сегодняшний день Норвегия является процветающей страной. ВВП на душу населения в 2005 году составил 59,5 тыс. долл.2 В том же году в стране отмечалась низкая инфляция(1,6%) и безработица(4,6%).3 В 2005 году ООН назвала Норвегию страной с самым высоким уровнем жизни.

В тоже время даже в такой стране как Норвегия есть определённые проблемы. В том же 2005 году доля в экспорте продукции топливно-энергетического комплекса составляла почти 70%.4 На долю промышленности пришлось 38% ВВП в 2003 году (в т. ч. на обрабатывающую 11%), а сектор услуг обеспечил 61% ВВП.5 Кроме того, в общих доходах бюджета доля нефтяных в 2005 году составила 27,7%, без них бюджет был бы дефицитным.6 Эти показатели не совсем соответствуют развитой стране, поэтому Норвегия ищет пути для диверсификации, в первую очередь, своего экспорта. Одним из таких направлений стал экспорт рыбы. В результате уменьшения роли государства в рыбной отрасли (в частности, отмены субсидий), сокращению нерентабельного рыболовецкого флота и занятых в рыбной индустрии, развитию аквакультуры, Норвегия за 1990-е годы увеличила почти в полтора раза вылов рыбы и удвоила экспорт до более чем 4 млрд. долл. в 2001 году. Благодаря централизованной структуре сбыта, успешной рекламной компании (не без помощи государства) Норвегия стала крупнейшим в мире экспортёром сёмги. В 2001 году на продукцию рыбной отрасли приходилось 6% норвежского экспорта.1 В тоже время необходимо признать, что экспорт рыбы – лишь одно из направлений диверсификации экспорта, и в одиночку он не сможет вытеснить нефть из его структуры.

Таким образом, Норвегия представляет собой развитую страну, которая смогла не растратить свои нефтедоллары впустую. Особенно актуальным для России является опыт Норвегии по созданию фонда будущих поколений. В тоже время, стоит отметить, что даже такая страна, как Норвегия не смогла избежать некоторых симптомов «голландской болезни» и ей ещё предстоит диверсифицировать свой экспорт.

Россия

Итак, проанализировав опыт некоторых стран в использовании доходов от нефти для своего развития, можно попытаться понять какие процессы происходят сейчас в нашей стране, и что можно и нужно делать для улучшения социально-экономического развития России.

Прежде всего, нужно обратиться к основным макроэкономическим показателям. В последние годы наблюдается устойчивый рост ВВП: в 2003 и 2004гг. – по 7%, в 2005 – 6%, в 2006 году опять приблизительно 7%. В тоже время в стране наблюдается достаточно высокая инфляция: 11% в 2004 году, 12,5% в 2005.2 Причём рост российской экономики происходит в условиях вновь повысившихся цен на нефть. Есть мнения, что именно благодаря благоприятной конъюнктуре на мировых сырьевых рынках в России в последние годы наблюдается стабильный рост. Есть ли для этого основания? Есть ли симптомы «голландской болезни» в нашей стране?

Примечательно, что по сравнению с 2002 в 2005 году экспорт товаров возрос на 127%. В тоже время, экспорт сырой нефти за указанный период возрос на 180%, нефтепродуктов – на 200%, газа – на 100%, а экспорт других товаров – всего лишь на 89%. Разумеется, это отражает повышение цен на нефть в последние годы, но, тем не менее, экспорт нефти, нефтепродуктов и газа составил в 2005 году 61% от всего российского экспорта. В тоже время в 1997 году эти товары составляли лишь 44% российского экспорта.3 Налицо вытеснение нефтью и газом других товаров из структуры российского экспорта. Таким образом, налицо один из главных симптомов «голландской болезни». Кроме того, не секрет, что Центральный Банк часто скупает доллары на валютном рынке, чтобы предотвратить укрепление курса рубля, которое чревато, называвшимися ранее, плачевными последствиями для экономики. «Голландская болезнь» в России налицо.

Однако это ещё не всё. Можно продолжить анализ структуры экспорта. Так, по данным Федеральной службы государственной статистики, в 2005 году минеральные продукты (нефть, газ, уголь и др.) составляли 64,6% российского экспорта, 17% пришлось на металлы и драгоценные камни, 1,9% - на продукцию лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, 1,1% - на продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё. Суммировав эти показатели, мы получаем, что почти на 85% российский экспорт состоит из сырьевых или низко обработанных товаров. На долю машин, оборудования и транспортных средств приходится лишь 5,6% российского экспорта. В тоже время машины и оборудование - главная статья нашего импорта – 44%, причём эта доля по сравнению с 2004 годом возросла почти на 3%. Более того, доля наукоёмкой в экспорте продукции обрабатывающей промышленности упала с 19% в 2003 году до 9% в 2004 году.1

Кроме того есть и отрицательные сдвиги в вкладе в ВВП отдельных секторов. Так вклад промышленности повысился с 35% в 2002 году до 38% в 2005 году. За тот же период вклады сектора услуг сократился с 60% до 56%.2

Представляется, что нефтяная и газовая отрасли стали главными локомотивами российской экономики в новом столетии. Однако есть опасения насчёт развития даже этих отраслей. В гг. нефтедобывающая отрасль росла лишь на 2% против 8,5% в гг., а добыча «Газпрома» вообще стагнировала. Возможности расширения топливного экспорта небольшие, нужны большие инвестиции. В тоже время тот же «Газпром» в гг. инвестировал в сектора, не связанные с газодобычей 18 млрд. долл. – больше инвестиций в разработку и добычу газа за десятилетие.3 Для иностранных же инвесторов в сфере добычи нефти и газа в России существуют значительные ограничения. И всё это происходит на фоне попыток России диверсифицировать свой экспорт энергоресурсов географически: в минувшем году были заключены соглашения о поставках газа в Китай и строительстве нового трубопровода. Это, несомненно, потребует увеличения добычи. Однако без больших капиталовложений это не представляется возможным. И дело тут не в том, что в России мало нефти или газа. Просто до начала промышленной добычи данные отрасли требуют больших инвестиций в разведку и разработку месторождений, плюс, определённый промежуток времени на их освоение.

Здесь уместно привести пример Индонезии. Эта азиатская страна единственная из стран ОПЕК, которая импортирует нефть. Недостаток инвестиций в нефтяную отрасль привёл к тому, что к 2005 году доказанные запасы сократились более чем в двое, при аналогичных темпах потребления и добычи нефти в Индонезии хватит на 10-15 лет. В тоже время в период с 1995 года по 2005 год ежегодная добыча сократилась на 28%, и тенденция к её уменьшению сохраняется.1 В тоже время правительство Индонезии искусственно поддерживает заниженные цены на бензин и другие нефтепродукты на внутреннем рынке, покрывая разницу между внутренними и мировыми ценами за свой счёт. Это делается для того, чтобы избежать социальных волнений в обществе. Результатом такой политики является стимулирование потребления (а, значит, и импорта нефти), а также снижение стимулов к вложениям в нефтяную отрасль. Когда же в конце лета 2005 года цены на нефть были рекордно высоки, это привело к падению курса национальной валюты, кризису на фондовом рынке, чуть не вылившемуся в более масштабный кризис, сравнимый с тем, что постиг Индонезию (как, впрочем, и Россию) в 1998 году.

Конечно, до индонезийской ситуации российской экономике далеко, однако на ситуацию, когда данная страна-нефтеэкспортёр пострадала от высоких цен на нефть, необходимо обратить внимание, тем более, что российское правительство тоже не заинтересовано в повышении цен на бензин и другие нефтепродукты на внутреннем рынке (по аналогичным причинам нежелания обострять социальную обстановку в обществе).

Однако не вышеописанная ситуация является наиболее печальным явлением в российской экономике. Необходимо осознавать, что, хотя доходы от экспорта нефти и велики, тем не менее, их недостаточно для модернизации такой большой экономики, как российская. Как уже отмечалось выше, добиться процветания с помощью нефтедолларов могут лишь такие небольшие (и по территории, и по населению) страны, как ОАЭ или Норвегия. Модернизация же такой экономики как российская возможна только на основе высокотехнологичной обрабатывающей промышленности, которая вначале будет ориентироваться на экспорт, а затем, - на возрастающий внутренний спрос. Важно уделять вниманию развитию именно этого сектора (не забывая, конечно, и про третичный), не допускать дальнейших структурных перекосов российской экономики в сторону добывающих отраслей. Россия имеет перед собой богатый опыт, как других стран, так и свой собственный (не секрет, что на «нефтяную иглу» подсел ещё СССР в период «нефтяных шоков»), и мы просто обязаны его использовать.

В связи с этим возникает два главных вопроса. Какие отрасли отечественной экономики потенциально конкурентоспособны на мировом рынке, и в какие страны и регионы Россия может направить экспорт своей обрабатывающей промышленности.

Прежде всего, необходимо осознать, что лишь несколько отраслей могут быть выбраны в качестве локомотивов российской экономики. Это будет тем более очевидно после вступления России в ВТО. Такими отраслями могут стать предприятия ВПК. Здесь очень важно обеспечить перелив военных технологий в гражданский сектор, хорошим примером здесь может послужить конверсия предприятий американской ВПК после окончания «холодной войны». Кроме того, конкурентоспособными могут оказаться и другие отрасли тяжёлой промышленности, сохранившие свой потенциал после распада СССР.

Однако здесь необходимо упомянуть, что уже сейчас Россия сталкивается с дефицитом кадров, причём кадров технических специальностей. Сегодня дефицит составляет порядка 8% потребностей предприятий, и он будет ежегодно увеличиваться на 1%1. В условиях упадка престижа таких профессий, как слесарь, токарь и т. д., низкой оплаты труда данных профессий, развала системы ПТУ, эта проблема будет только обостряться. Усугублять её будет демографический кризис, старение населения. Одним из путей решения проблемы представляется привлечение иностранной рабочей силы, однако следует отметить, что страна испытывает недостаток и квалифицированных кадров указанных профессий. Поэтому, наряду с привлечением мигрантов, необходимы вложения в систему образования и усилия по увеличению престижа и оплаты технических специальностей.

Необходимо не забывать и про другие отрасли экономики: лёгкую, пищевую промышленность, те отрасли, которые ориентированы на товары народного потребления, и которым в СССР не уделялось должного внимания. А ведь после вступления в ВТО эти отрасли могут просто прекратить своё существование, и очень важно те преимущества и тот переходный период, которые мы получили на переговорах использовать максимально эффективно для защиты данных отраслей в рамках международных норм.

Также очевидно, что нашей экономики нужны вложения в науку, образование, инфраструктуру. И сейчас определённые шаги в этом направлении уже делаются, в частности, в рамках национальных проектов. Однако этого недостаточно для модернизации такой большой экономики, как российская. Для примера можно взять хотя бы транспортную инфраструктуру. В 2002 году в Росси было 537 тыс. км автомобильных дорог, однако только 67,4% из них были асфальтированы, в стране также насчитывалось 85,5 тыс. км железных дорог. В тоже время в США насчитывалось 6,3 млн. км автомобильных дорог (правда, только 59% из них были асфальтированы) и 142 тыс. км железных дорог. А в Испании общая протяжённость дорожной сети составила почти 665 тыс. км при том, что почти 100% были асфальтированы. Аналогичная ситуация с портами и аэропортами. Через порты России в 2003 году прошло 947 тыс. контейнеров, в тоже время через порты Германии – 10,5 млн. контейнеров, а через порты США – 32,5 млн. контейнеров. В том же году из аэропортов России было произведено 351 тыс. вылетов, из аэропортов Великобритании – почти 900 тыс., а из аэропортов США – 7,8 млн. вылетов.1 А ведь Россия - крупнейшая страна мира и должна иметь одну из наиболее крупных и многофункциональных транспортных инфраструктур. В связи с этим, надо ли говорить, что для целостного, сбалансированного развития нашей стране просто необходимо развитие инфраструктуры.

Однако, несмотря на то, что Россия сегодня располагает достаточно большими средствами от продажи нефти, большая часть этих средств хранится в Стабфонде, где эти деньги медленно съедаются инфляцией (только в этом году было разрешено вкладывать часть средств Стабфонда в ценные бумаги). Тем не менее, не стоит думать, что такая политика является в корне неправильной. Как показала мировая практика, государство в условиях благоприятной конъюнктуры на мировых сырьевых рынках не в состоянии эффективно расходовать валютные поступления. Кроме того, в России все очень опасаются инфляции при расходовании средств Стабфонда. Дело в том, что при высокой инфляции все выплаты по увеличению реальных зарплат, пенсий, пособий окажутся потраченными впустую. Кроме того, слои населения, которых данные надбавки не коснулись, ещё более пострадают от последствий инфляции. Более того, сегодня для России очень актуальна проблема жилья, а в качестве одной из решений рассматривается ипотека. В тоже время, ставка ипотечного кредита объективно не может опуститься ниже уровня инфляции. Однако ипотека может оказаться эффективной для большей части населения лишь при ставке кредита менее 5%.

Можно сделать вывод, что, несмотря на необходимость модернизации российской экономики, делать это нужно очень осторожно, тщательно прорабатывая экономическую политику. История видела уже немало примеров бездумного расходования избыточных экспортных поступлений.

Необходимо сказать также и несколько слов и о том, куда Россия собирается направлять свой экспорт. Дело в том, что сейчас основным торговым партнёром России является ЕС, а основными товарами, направляемыми туда – нефть и газ. При этом в последние годы Европа развивалась гораздо меньшими темпами, чем многие развивающиеся страны. Более того, на европейских рынках российские товары обрабатывающей промышленности встретят очень жёсткую конкуренцию. Вдобавок, существующие партнёрские отношения и договоры закрепляют за Россией роль поставщика энергоресурсов в Европу. Очевидно, что Россия должна ориентироваться на потенциально очень ёмкие рынки, например, Китая и Индии. Необходимо активизировать внешнеэкономические отношения с этими и другими быстро развивающимися странами, используя при этом поставки наших энергоресурсов как начальную стадию проникновению на рынки данных стран.

В заключение хочется отметить ещё одну важную деталь. Любая экспортоориентированная модель бывает хороша лишь на определённом этапе развития, а чересчур большая зависимость экономики от экспорта со временем может даже помешать развитию. Все страны, использовавшие экспортоориентированную модель, впоследствии стали всё больше опираться на растущий внутренний рынок( здесь уместно вспомнить хотя бы «азиатских драконов»). Только ёмкий внутренний спрос может обеспечить устойчивое экономическое развитие в долгосрочной перспективе, а ключом к росту спроса является рост реальных доходов населения и повышение его благосостояния. Именно это должно стать главной целью при проведении государственной политики в России.

Заключение

Подводя итог краткому анализу стран, экспортирующих нефть, стоит отметить, что есть страны, которые были сильно поражены «голландской болезнью», но сумели её преодолеть: характерным примером здесь может служить Мексика. Однако стоит помнить, что Мексике удалось это сделать, благодаря особым экономико-географическим условиям (прежде всего – близость к США), и, кроме того, излечение от «голландской болезни» сопровождалось высокими социальными издержками в этой стране.

В тоже время есть страны, которые, несмотря на многолетний опыт использования нефтяных ресурсов, так и не смогли превратить их в мощный трамплин для развития своих экономик (Венесуэла, Нигерия). Почему этого не произошло – очень сложный вопрос, по-видимому, здесь сыграл роль целый комплекс факторов, где один из главных – это слабость социальных, правовых и других институтов. Это наводит на мысль, что наиболее эффективно и безболезненно для общества «нефтедоллары» могут использовать только развитые страны, такие, как Норвегия, причём развитые не только в экономическом, но в политическом и социальном плане.

Ещё одна возможность успешно использовать доходы от экспорта нефти предоставляется странам, с одной стороны, очень небольшим по площади и размерам своих экономик, а с другой стороны, обладающим большими запасами сырьевых ресурсов. К таким странам можно отнести упоминавшиеся выше ОАЭ.

Что касается России, то сегодня в нашей стране есть все предпосылки для успешного возрождения экономики, возможности для того, что бы встать в один ряд с развитыми странами. По оценкам специалистов, в условиях восходящего цикла конъюнктуры мирового хозяйства, который продлится ещё порядка 20 лет1, цены на нефть будут оставаться сравнительно высокими. Это даёт возможность России реализовать свой потенциал. С другой стороны, только взвешенная, хорошо продуманная политика развития может дать желаемые результаты.

К ключевым направлениям развития России следует отнести диверсификацию производства как внутри страны, так и российского экспорта, причём с упором на высокие технологии. Очень важно также диверсифицировать отечественный экспорт (в т. ч. экспорт энергоресурсов) географически. Здесь может оказаться полезным опыт Венесуэлы по интенсификации международных связей: ведь с одной стороны, страна ищет новые рынки сбыта, а, с другой, - привлекает инвестиции. К положительным событиям последних лет следует отнести создание в России Стабфонда, что является важным шагом в борьбе с «голландской болезнью». Остаётся надеяться, что наше правительство учтёт, например, норвежский опыт при использовании этих средств.

Мировой опыт даёт возможность России избежать необдуманных, ошибочных шагов по реформированию экономики. Не нужно и просто копировать опыт стран, удачно использовавших нефтедоллары для своего развития. Ведь Россия, как и любая страна, имеет свои исторические, географические, экономические и культурные особенности.

Ключом к успеху будет осознание невозможности развития только за счёт экспорта природных ресурсов. Спрос на нефть рано или поздно упадёт, уже сейчас вкладываются большие средства в разработку различных альтернативных источников энергии, в том числе, весьма экзотических, как, например, планы США по добыче гелия-3 на Луне. Кроме того, мировая история показывает, что прежде, чем запасы какого-либо минерального топлива истощаются, спрос на него, в связи с научно-техническим прогрессом, очень сильно падает. Так было с деревом, углём, не исключено, что подобная учесть ожидает и нефть.

Таким образом, можно заключить, что время для модернизации российской экономики есть, однако цена ошибки выбора неправильного пути развития может оказаться очень высока. Не стоит забывать, что Россия – это не только крупнейшая, но и богатейшая страна мира, к тому же малозаселённая. В новом веке, несомненно, обострится борьба за ресурсы, и гарантом стабильности, безопасности России (как внутри страны, так и на международной арене) в условиях, когда, например, всё большее число стран хочет иметь ядерное оружие, может стать не только и не столько наш собственный ядерный потенциал, но сильная, растущая экономика. Остаётся надеяться, что Россия справится с поставленными перед ней задачами, которые нужно начинать решать уже сегодня.

Список литературы

1. Боровков А. Н, Шереметьев И. К. Мексика на новом повороте экономического и политического развития. – М.: ИЛА РАН, 1999. – 284с.

2. Булавин В. И., Дабагян Э. С., Семёнов В. Л. Венесуэла в поисках альтернативы. – М.: ИЛА РАН, 2002. – 216с.

3. Международные экономические отношения: Учебник / Под ред. И. П.Фаминского. – М.: Юристъ, 2001. – 847с.

4. Венникова Н. Рыба заменит нефть// «Эксперт» №17(371)/ 12 мая 2003 года(http://www. *****/printissues/expert/2003/17/17ex-ryb9/)

5. Верхотуров Д. Индонезия – между Сциллой и Харибдой кризиса (http://www. *****/news/article026B6/default. asp)

6.Гайдар Е.. Под страхом нефти (www. *****/comments/2006/02/20_x_545977.shtml)

7. Дмитриев М. Стратегия «энергетического ключа» (http://www. *****/articles/0/5910.html)

8. Доброхотов Р., Мигунов Д. Стоп-кадр. Отечественный конвейер по выпуску квалифицированных работников оказался на грани остановки// Новые Известия № 000, 21 декабря 2006 года.

9. Караганов С. Какие вызовы ждут Россию в современном мире(http://www. *****/articles/192.html)

10. Клинов В. Мировая конъюнктура первой четверти XXI века и стратегия развития России// Мировая экономика и международные отношения, 2005, №10, с.3-10.

11. Кобер П. Мечты о Норвегии// «Эксперт Урал» № 48(217), 19 декабря 2005 года(http://www. *****/printissues/ural/2005/48/48ur-unac/)

12. Кузнецов А. Темпы экономического роста – «Голландская болезнь»(http://www. *****/publ/pmacro/004.htm)

13. Милов В. Анатомия одного заблуждения (http://www. *****/articles/6084.html)

14. Пахомова Л. Индонезия: на пути преодоления трудностей// Азия, Африка сегодня, 2005, №6, с.28-33.

15. Семёнов В. Л. Венесуэла: новая попытка «сеять нефть»//Мировая экономика и международные отношения, 2005, №2, с.76-83.

16. Прохоров П. Когда нефть - народное богатство// «Эксперт Северо-Запад», №7(260), 20 февраля 2006 года

(http://www. *****/printissues/northwest/2006/07/obshestvenniy_konsensus/)

17. Сонин К. Невыносимая лёгкость реформ// Россия в глобальной политике, № 4, май-июнь 2004 (http://www. *****/research/2004/06/15/sonin. html)

1 Кузнецов А. Темпы экономического роста – «Голландская болезнь» (http://www. *****/publ/pmacro/004.htm)

1 http://www. *****/articles/65/1006519/1006519a5.htm

2 По данным WTO Statistics Database (http://stat. wto. org/Home/WSDBHome. aspx? Language=)

3 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006(http://www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index. aspx)

1 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006(http://www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index. aspx)

2 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Table 4.2 – Structure of Output(http://devdata. worldbank. org/wdi2005/Section4.htm)

3 Гайдар Е.. Под страхом нефти(www. *****/comments/2006/02/20_x_545977.shtml)

9

1 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Table 4.16 – External debt and Table 4.17 – External debt management(http://devdata. worldbank. org/wdi2005/Section4.htm)

10

1 Здесь и далее в этой главе( кроме указанных особо): Боровков А. Н, Шереметьев И. К. Мексика на новом повороте экономического и политического развития. – М.: ИЛА РАН, 1999. – с. 12, 14, 15, 16, 21, 57, 73, 75, 76, 79, 81, 86, 87, 92, 99, 100, 103.

11

1 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006(http://www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index. aspx)

2 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Table 2.4 – Unemployment(http://devdata. worldbank. org/wdi2005/Section2.htm)

3 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006(http://www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index. aspx)

14

1 Гайдар Е.. Под страхом нефти( www. *****/comments/2006/02/20_x_545977.shtml)

2 Там же.

3 Булавин В. И., Дабагян Э. С., Семёнов В. Л. Венесуэла в поисках альтернативы. – М.: ИЛА РАН, 2002. – с. 134.

1 Булавин В. И., Дабагян Э. С., Семёнов В. Л. Венесуэла в поисках альтернативы. – М.: ИЛА РАН, 2002. – с. 136.

2 Там же, с. 137, 138.

3 Там же, с.183.

4 UNCTAD World Investment Report 2006, Annexes A&B & Definitions and Sources, Annex Table B.1. – FDI Flows by region and economy, , p.300.

5 Семёнов В. Л. Венесуэла: новая попытка «сеять нефть»//Мировая экономика и международные отношения, 2005, №2, с. 76-83.

16

1 Семёнов В. Л. Венесуэла: новая попытка «сеять нефть»//Мировая экономика и международные отношения, 2005, №2, с. 76-83.

2 Булавин В. И., Дабагян Э. С., Семёнов В. Л. Венесуэла в поисках альтернативы. – М.: ИЛА РАН, 2002. – с. 139.

3 Там же, с. 141.

4 Там же, с. 91.

5 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006(http://www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index. aspx)

17

1 UNCTAD World Investment Report 2006, Annexes A&B & Definitions and Sources, Annex Table B.1. – FDI Flows by region and economy, , p.301, 302.

2 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Table 6.14 – Travel and tourism(http://devdata. worldbank. org/wdi2005/Section6.htm)

3 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Data for selected countries and years(http://devdata. worldbank. org/data-query/)

4По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Table 2.1 – Population dynamics(http://devdata. worldbank. org/wdi2005/Section2.htm)

5 BP Statistical Review of World Energy 2006, p.6, 8.

18

1 http://www. ukrtrade. info/ru/economics/detail. php? ID=1386

2 По данным WTO Statistics Database (http://stat. wto. org/Home/WSDBHome. aspx? Language=)

3 http://www. emirates. org/about. html

4 http://*****/?name=getall&statja=19499

5 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Table 4.2 – Structure of Output(http://devdata. worldbank. org/wdi2005/Section4.htm)

6 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006(http://www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index. aspx)

7 Ibid.

19

1http://guide. /news. php? url=http://en. wikipedia. org/wiki/History_of_the_United_Arab_Emirates

2 BP Statistical Review of World Energy 2006, p. 8.

20

1 Прохоров П. Когда нефть - народное богатство// «Эксперт Северо-Запад», №7(260), 20 февраля 2006 года

(http://www. *****/printissues/northwest/2006/07/obshestvenniy_konsensus/)

2 Там же.

3 Там же.

21

1 . Кобер П. Мечты о Норвегии// «Эксперт Урал» № 48(217), 19 декабря 2005 года(http://www. *****/printissues/ural/2005/48/48ur-unac/)

2 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Data for selected countries and years(http://devdata. worldbank. org/data-query/)

3 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006(http://www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index. aspx)

4 По данным WTO Statistics Database (http://stat. wto. org/Home/WSDBHome. aspx? Language=)

5 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Table 4.2 – Structure of Output(http://devdata. worldbank. org/wdi2005/Section4.htm)

6 Прохоров П. Когда нефть - народное богатство// «Эксперт Северо-Запад», №7(260), 20 февраля 2006 года

(http://www. *****/printissues/northwest/2006/07/obshestvenniy_konsensus/)

22

1 Венникова Н. Рыба заменит нефть// «Эксперт» №17(371)/ 12 мая 2003 года(http://www. *****/printissues/expert/2003/17/17ex-ryb9/)

2 По данным МВФ, World Economic Outlook Database for September 2006(http://www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2006/02/data/index. aspx)

3 По данным Платёжного баланса РФ(http://www. *****/statistics/credit_statistics/)

23

1 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Data for selected countries and years(http://devdata. worldbank. org/data-query/)

2 Ibid.

3 Милов В. Анатомия одного заблуждения (http://www. *****/articles/6084.html)

24

1 BP Statistical Review of World Energy 2006, p. 8.

25

1 Доброхотов Р., Мигунов Д. Стоп-кадр. Отечественный конвейер по выпуску квалифицированных работников оказался на грани остановки// Новые Известия № 000, 21 декабря 2006 года.

26

1 По данным Всемирного Банка, World Development Indicators 2005, Table 5.9 – Transport services(http://devdata. worldbank. org/wdi2005/Section5.htm)

27

1 Клинов В. Мировая конъюнктура первой четверти XXI века и стратегия развития России// Мировая экономика и международные отношения, 2005, №10, с.3-10.

29

Прокомментируйте:

Регистрация
Мы в соцсетях:


Подпишитесь на рассылку:
Посмотрите по Вашей теме:

Болезни

Проекты по теме:

Россия - темы, архивы, порталы
XXI век в планах:
Основные порталы, построенные редакторами

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумагиНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалоги
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьер

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказЭкономикаРегионы РоссииПрограммы регионов
История: СССРИстория РоссииРоссийская ИмперияВремя2016 год
Окружающий мир: Животные • (Домашние животные) • НасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШкола
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовМуниципалитетыМуниципальные районыМуниципальные образованияМуниципальные программыБюджетные организацииОтчетыПоложенияПостановленияРегламентыТермины(Научная терминология)

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства