Правовое положение римских граждан и других субъектов римского права

 просмотров

МОСКОВСКИЙ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ

Кафедра гражданско-правовых дисциплин

(Кафедра государственно-правовых дисциплин)

Курс:

Римское право

Тема 3. ЛИЦА

Лекция 5. Правовое положение римских граждан и

других субъектов римского права.

План лекции:

1. Статусное право.

2. Правоспособность физических лиц.

3. Дееспособность физических лиц.

4. Право - и дееспособность юридических лиц.

Москва 2004

1. Статусное право.

1). Понятие статусного права. Jus quod ad person as pertinet или право, относящееся к лицам (частное право), в трудах римских правоведов делилось на две ос­новные группы правовых установлений: правовые установления, регулирующие вопросы право - и дееспособности субъектов права как участников общественной и частной жизни римского общества и правовые установления, регулирующие правовое положение от­дельных лиц в семье. С этой точки зрения было принято делить частное право на статусное и семейное право.

Статусное право представляло собой собрание правовых уста­новлений первой группы. Оно охватывало правовые установления, регулирующие правовое положение (status) отдельных лиц (perso­na, caput) и целых категорий населения римского государства как участников общественной и частной жизни, иными словами, ста­тусное право представляло собой собрание правовых установле­ний, регулирующих вопросы право - и дееспособности субъектов права.

а) Правоспособность и дееспособность. Для определения правового положения (status) отдельных лиц (субъектов права) римские юристы употребляли понятия правоспособность и дееспособ­ность (capacitas juridica и capacitas agendi). Понятие правоспо­собности не было определено в трудах римских юристов. Однако многие сохранившиеся фрагменты свидетельствуют, что римляне под понятием правоспособности подразумевали свойство лиц (субъ­ектов) быть носителями прав и обязанностей. В связи с тем, что права и обязанности, входящие в понятие правоспособности, отно­сились к разнообразным вещам, было принято делать различие между правоспособностью в публичном праве (jus publicum) и пра­воспособностью частного права (jus privatum).

Правоспособность в области публичного права (политическая правоспособность) состояла из частичной или полной возможности отдельных субъектов участвовать в общественной жизни римского государства как носителей активного и пассивного избирательного права (jus suffragii и jus honorum), служить воинами в римских легионах, быть участниками римских религиозных и светских празд­неств и в целом поступать как лица, которым позволено влиять на течение государственных дел. Будут ли эти полномочия увеличи­ваться или уменьшаться, чаще всего зависело от этнической при­надлежности, социального положения, пола и личных способностей каждого индивидуума.

Правоспособность в области частного права (частно-правовая способность) состояла из возможности отдельных субъектов быть носителями частичного или полного права в частной жизни, что означало признание за ними возможности пользоваться римскими установлениями семейного права (jus connubii), установлениями имущественного права (jus commercii) и установлениями процессу­ального права (legitimatio activa et passiva). Объем полномочий от­дельных субъектов в области частного права в основном зависел от положения в семье, но также и от причин, от которых зависели полномочия в области публичного права.

В трудах римских юристов понятие дееспособности также не было определено. Однако, римляне под этим понятием подразуме­вали способность субъектов права самостоятельно выступать в пра­вовом процессе, т. е. самостоятельно пользоваться признанными пра­вами и самостоятельно исполнять собственные обязанности. Иными словами, дееспособными признавались те лица, которые были спо­собны от своего имени и по собственному разумению предприни­мать правовые действия, лично осуществлять достигнутые права и лично исполнять взятые на себя обязанности. С этой точки зрения дееспособность разделялась на две подгруппы: дееспособность в узком смысле, или способность от своего имени и по собственному разумению предпринимать правовые действия, и способность лич­но отвечать за собственные противоправные поступки соответствен­но так называемой деликтной ответственности. Дееспособность — большая или меньшая — зависела главным образом от возраста, способности суждения и пола отдельных субъектов.

б) Субъекты права. На основе установлений римского пра­вового порядка лишь люди могут быть носителями прав и обязан­ностей, или субъектами права, ибо право и существует ради лю­дей: hominum causa опте jus constituturn est. Между тем, это не означало, что в Риме лишь индивидуумы могут быть признаны субъектами права. Юридическими лицами могут быть признаны и юридически оформленные коллективы, и отдельные имуществен­ные объединения, предназначенные для длительного удовлетворе­ния потребностей определенного круга лиц. Кроме того, субъекты права делились на индивидуально определенные, или физические лица (person ae physicae) и юридические лица (person ae morales или person ae juridicae).

2. Правоспособность физических лиц.

Физические лица, или люди как индивидуумы, когда-то не были субъектами права. В родовом общественном устройстве, когда пра­ва еще не существовало, действовало обычное правило, согласно которому лишь представители рода на территории рода как равно­правные товарищи, могли пользоваться благами совместной жизни и с одинаковой возможностью участвовать в решении злободнев­ных проблем. Все другие физические лица — представители других родов — были врагами. Эти лица были объектами, которы­ми представители рода, в меру собственных сил, могли свободно располагать и которые могли даже уничтожать.

С расширением родовой организации (период военной демократии) и с ее перерас­танием в государство право свободного проживания на территории родового союза или созданного им нового государства признавалось не только за членами родового союза и не только за лицами, по этническому происхождению принадлежащими к народу, основав­шему государство. Такое право признавалось и за всеми покорен­ными и присоединенными племенами. При этом, представители по­коренных племен, в отношении располагаемых ими прав, оказыва­лись в худшем положении, чем представители рода, организовав­шего государство.

Кроме этих групп свободных жителей — во все времена существования римского рабовладельческого общества — были и лица, за которыми не признавалось даже право на жизнь. Это были физические лица в положении рабов.

Три указанных круга лиц, из которых одни пользовались правами, гарантированными правовым порядком, другие — лишь правом на жизнь и свободу, а третьи не имели никаких прав, в источниках римского права были обозначены как круг лиц, пользующихся правом гражданства (sta­tus civitatis), круг лиц, пользующихся правом свободы (status liber-tatis) и круг лиц, находящихся соответственно в положении рабов (in statu servitutis). Поэтому, освещая вопросы правоспособности фи­зических лиц, римляне говорили о status civitatis, status libertatis и о положении людей, не обладающих ни одним из этих статусов, находящихся в рабском состоянии, в положении объектов права.

1). Правоспособность римских граждан (status civitatis). Gives romani или физические лица в положении римских гра­ждан (status civitatis) не были одинаковы и равноправны. Содержа­ние их прав было различным не только в отдельные периоды раз­вития римского государства, но и в зависимости от места, которое в данном общественном слое занимали отдельные индивидуумы. Впро­чем, в Риме не существовало ни реальной, ни формальной демо­кратии даже для граждан римского государства.

а) Приобретение гражданства. Римское гражданство при­обреталось по рождению (jus sanguinis) или путем натурализации (naturalisatio).

С тех пор как, согласно римскому праву, было запрещено уби­вать и бросать детей, кроме уродов (portenta, monstra, prodigia) и детей, очевидно не способных к существованию (personae debiles), право римского гражданства, по большей части в момент рож­дения, получали дети от брака между римскими гражданами, внебрачные дети римских граждан и дети, рожденные женщиной, которая в момент родов была рабыней, если во время беременности хотя бы некоторое время пользовалась гражданскими правами (fa­vor libertatis). В порядке исключения, дети, рожденные римской гражданкой, находящейся в браке с перегрином без jus conubii, со­гласно уложению lex Minicia, достигали положения перегринов.

Правоспособность ребенка наступала в момент, когда роды были завершены, то есть когда ребенок отделялся от пуповины (partus perfectus). Чтобы достигнуть правоспособности римского гражда­нина, ребенок, отделенный от пуповины, должен был быть живым. В классическом праве существовал спор между сабинианцами и прокулеанцами, следует ли считать живым ребенка, подавшего ка­кой-то любой признак жизни, или только закричавшего после ро­дов. Победило мнение сабинианцев, что достаточно любого призна­ка жизни.

Гражданских прав, то есть правоспособности пользоваться jus proprium civium romanorum, не могло получить не родившееся дитя. В виде исключения, для неродившегося ребенка, чей отец умер после зачатия, но до родов (postumus), существовало правило, на основе применения которого за еще нерожден­ным ребенком сохранялось наследное и неко­торые другие имущественные права при двух условиях: ребе­нок по смерти отца должен был родится живым и не позднее деся­ти месяцев после смерти предполагаемого отца.

Лица, которые не были гражданами Рима по рождению, могли достичь римского гражданства путем натурализации. Натурализа­ция могла быть публичной или частной.

Частная натурализация лиц без гражданства допускались ка­ждым pater familias (главой римской семьи) путем адопции, или усыновления лиц, рожденных вне римской семьи. Такое же дейст­вие оказывали манумиссии, или освобождение из рабства. Между тем, в классический период римское гражданство получали не все освобождаемые рабы, но только те, которые были освобождены оп­ределенным формальным способом. Гражданства достигали и те рабы, которые были освобождены согласно предписаниям lex Fufia Caninia и Lex Aelia Sentia. Только в постклассическом праве возобладало мнение, что любой раб, освобожденный господином-гражданином, независимо от способа освобождения, должен был получать гражданские права.

Публичная натурализация, по решению государственных ор­ганов (сенат, консулы, преторы, правители провинций, принцепс или император) могла быть обычной или в виде исключения.

Обычная натурализация давалась лицам, выполнившим опре­деленные условия. Предполагаемые условия были более благопри­ятными для лиц в положении латинов и более тяжелыми для лиц в положении перегринов. Натурализация в виде исключения дава­лась тем лицам и даже целым городам и отдельным народам, кото­рые имели выдающиеся заслуги перед Римом. Так, например, по lex Plautia Papiria (89 год до н. э.) римское гражданство получили все свободные жители Италии, а по constitutio Antoniana (212 год н. э.) и все свободные жители империи, кроме тех, кто находился в положении покоренных. В конце концов, по beneficium principale Юстиниана и они получили гражданство, и с тех пор все свободные жители римского государства были и его гражданами.

б) Содержание римского гражданства. В ходе развития рим­ского государства оформились группы публично-правовых и част­но-правовых полномочий, которые и составляли содержание рим­ского гражданского права. Между тем, многие из этих прав, да и целые их группы, не существовали ни как гражданские права за все время развития римского государства, ни как права, которые в одинаковой мере были доступны всем его гражданам.

В области публичного права (политические права), например, было принято считать гражданскими правами: jus suffragii или ак­тивное избирательное право (право граждан подавать голоса на собраниях); jus honorum или пассивное избирательное право (пра­во граждан быть избранными носителями публичных служб); пра­во вступать в легионы; право участвовать в религиозных или свет­ских празднествах и право принимать участие в общественной жизни государства.

Все эти гражданские права существовали в старом Риме и во время республики. Между тем, во время принципата, когда были отменены собрания и когда Рим ввел постоянное плат­ное войско, исчезли и jus suffragii и jus honorum, как и право нести службу в легионах. Точнее говоря, во время домината римские гра­ждане остались без каких-либо публичных или политических прав. В этом отношении римское гражданство было лишено всякого со­держания.

В области частного права римские граждане имели jus connubii, или право заключать римский брак, и jus commercii, или право пользоваться установлениями римского имущественного права: пра­вом на собственность и другими имущественными правами, правом вступать в обязательственно-правовые отношения, правом насле­дования в активном и пассивном значении и правом на правовую защиту. Все эти частно-право­вые полномочия существовали и использовались как гражданские права на протяжении всей истории римского государства.

Все приведенные права публично-правового и частно-право­вого характера даже тогда, когда признавались правами граждан­скими, не были доступны всем гражданам Рима в одинаковой мере. Приведенными правами в полном объеме могли пользоваться толь­ко cives optimo jure или высшие слои римского населения (patricii, nobili, honestiores). Cives minuto jure или подчиненные слои рим­ского населения, как правило, не имели jus honorum, никогда не имели jus suffragii, а иногда — и jus conubii. В сущности, конкрет­ное содержание гражданских прав римлян зависело не только от эпохи в развитии римского государства, но и от социального и об­щественного положения индивидуума.

в) Ограничение правоспособности римских граждан. Кро­ме ограничения правоспособности подчиненных граждан, или cives minuto jure, в римском праве существовали и специальные ограни­чения, которые целым группам граждан или отдельным лицам су­жали содержание гражданских прав.

1.  Ограничения, которыми сужались гражданские права це­лых категорий жителей, т. е. общие ограничения правоспособности, существовали для женщин, детей alieni juris, варваров, ерети­ков, отступников, евреев и колонов.

Женщины как пол, в римском праве не были равноправны с мужчинами, хотя уже отдельные классические юристы подчеркивали, что неверно и несправедливо недооценивать способности представительниц женского пола. Дан­ная точка зрения классических юристов привела к улучшению по­ложения женщин в области частного права. В этой области женщи­ны были почти уравнены с мужчинами. Между тем, женщины ни­когда не были уравнены с мужчинами в области политических прав. Они были совершенно лишены какой-либо возможности активно участвовать в политической жизни.

Лица alieni juris, то есть лица, находящиеся под властью главы семьи, если они были совершенно­летними мужчинами (puberes), пользовались политическими пра­вами своего общественного слоя, но не обладали jus commercii. Но уже с классического периода, хотя и в ограниченном объеме, за ними было признано и это право.

До постклассического права (до победы христианства) принадлежность к определенной религии не приводила к ограничению гражданских прав. После победы хри­стианства еретики, отступники, варвары и евреи не только пресле­довались в уголовном порядке, но и были ограничены в правовом отношении, особенно в области наследственного права.

В этот пери­од специальные ограничения гражданских прав были введены и для колонов, как и для других лиц, прикрепленных к своим заняти­ям (fabricienses, ремесленники и торговцы). Лица определенных про­фессий не имели права менять занятие и заключать браки с лица­ми других профессий, Иными словами, для всех этих лиц были ограничены jus commercii и jus conubii.

2. Ограничения, которыми содержание гражданства, постоян­но или временно, сужалось для отдельных индивидуумов при осо­бых обстоятельствах, которые возникали только тогда, когда эти лица признавались ограниченными особо или индивидуально. Та­кие ограничения содержания гражданских прав были наложены на nexi и addicti, на лица im mancipio, auctorati и abhoste redempti.

Одним из наиболее ранних случаев ограничения гражданских прав в особых обстоятельствах был случай так называемого долго­вого рабства. Долговыми рабами (nexi и addicti) были лица, которые добровольно или по решению суда отрабатывали долг у доверите­ля. Эти лица до выплаты долга не имели ни публично-правовых, ни частно-правовых полномочий, за исключением того, что, по эдикту Сервйя, могли поступить в легионы. Все же положение долговых рабов было лучше положения постоянных рабов, так как первые, после выплаты долгов, освобождались силой закона и им возвра­щались гражданские права того общественного слоя, к которому они принадлежали.

Лица in mancipio были лицами alieni juris, которые путем manci patio были отторгнуты со стороны pater familias, как правило, сроком на один lustrum (на пять лет), с условием, что pater familias получал возмещение за работу этих лиц в доме нового господина. Кроме них, лицами in mancipio были признаны и те лица alieni jures, которых pater familias при каком-либо проступке передавал вместо возмещения нанесенного им ущерба. Положение лиц in man­cipio соответствовало положению примитивных наемных работни­ков и иногда уравнивалось с положением рабов: лица in mancipio принуждались к operae serviles.

Auctorati (gladiatores) были лицами, которые перед ланистами, организаторами публичных игр, давали клятву, что будут сра­жаться по их приказу и по всем правилам гладиаторского боя. По­сле принятия таких обязательств, гладиаторы теряли свободу пе­редвижения и личную свободу, а с этим и возможность пользовать­ся гражданскими правами.

Римские граждане, захваченные неприятелем, теряли граж­данство и свободу и считались рабами. При родовом устройстве обязанностью выкупить пленных обременялись все члены рода; позднее, если патрон попадал в рабство, клиенты должны были его освобождать. В классическом и постклассическом праве обязанность выкупа пленных не была юридически отрегулирована. Если в это время какой-нибудь римлянин выкупался из рабства (ab hoste геdemptus), он, согласно postliminium, получал все прежние граждан­ские права, кроме тех, что носили сугубо личный характер. Уста­новление postliminium основывалось на фикции, что рабства как бы не было. Все же определенные ограничения имущественного поло­жения таких лиц производились в интересах доверителя, выпла­тившего выкуп. До выплаты этой суммы, выкупаемый римлянин находился в положении, схожем с положением лиц in mancipio.

3. Другие случаи потери некоторых гражданских прав прояв­лялись как санкции, налагаемые за поведение граждан, которое, по общему мнению или согласно определенным правовым нормам, при­знавалось недопустимым или нечестным.

Person ae intestabiles, например, являлись лицами, которые участвовали при заключении определенных юридических догово­ров, особенно юридических договоров в форме per aes et libram, a потом отказывались свидетельствовать о том, что видели и слыша­ли. Такие лица больше не могли ни свидетельствовать, ни вызы­ваться свидетелями. Их jus commercii был ограничен.

Nota sensoria вписывалась в цензорские книги на какого-либо гражданина, чье небрежение государственным имуществом отсту­пало от нормального понимания долга. Граждане, на которых цен­зоры вписывали nota censoria, теряли jus honorum и вычеркива­лись из списка сенаторов и благородных (эквесторов).

Инфамными, или бесчестными лицами были граждане, совер­шившие какой-либо бесчестный поступок, из-за которого клейми­лись как недостойные известных прав. Эта infamia называлась infamia juris и делилась на infamia immediata и infamia mediata. Infamia immediata, или непосредственное бесчестие, наступала в силу закона (ipso jure) в случаях ложного банкротства, двоеженст­ва, женитьбе на женщине до истечения срока траура и т. д. Infamia mediata, или косвенное бесчестие, было последствием осуждения за проступки injuria, dolus, rapina, furtum, как и за недобросовест­ное опекунство, развод, fiducia, mandatum и компаньонство. На ос­нове infamia juris бесчестные лица теряли публично-правовые пол­номочия, а частно-правовые были для них ограничены.

Turpes person ae, или бесчестные лица, по infamia facti, были лицами занимающимися профессией, недостойной для благород­ных римлян, или лицами, которые каким-либо другим образом в частной жизни вызывали презрение у благородных людей. Infamia facti, или turpitudo, приводила к ограничению гражданских прав по решению государственных органов.

г) Утрата правоспособности римских граждан. Римское гражданство утрачивалось в следствие естественной или гражданской смерти отдельного лица.

1. Естественная смерть наступала с угасанием последних при­знаков физиологических функций человеческого организма.

Под­тверждение момента смерти было важным по многим причинам: в этот момент прекращались все права умершего гражданина и огла­шалось завещание (delatio hereditatis). В случае существования на­следства, с момента делации (или оглашения завещания) до време­ни аквидиции, принятия наследства, считалось, что правоспособность умершего (de cujus) про­должается столько, сколько необходимо для правильного определе­ния наследника и получения им наследства. Вследствие большого значения подтверждения дня и часа смерти, особенно в наследст­венном праве, классические юристы пытались решить и вопрос о комориентах, то есть лицах, погибших в массовой катастрофе. Для решения этого вопроса они создали фикцию по которой считалось, что совер­шеннолетний сын, погибший вместе с отцом, переживал отца, но что отец в аналогичном случае переживал малолетнего сына. Эта фикция не применялась последовательно: когда речь шла о комо­риентах из числа вольноотпущенников, считалось, что отец и со­вершеннолетний сын умирали одновременно. Таким образом, за­щищались права патрона.

2. Гражданская смерть, т. е. утрата гражданских прав каким-либо лицом, могла быть вызвана рядом событий, или юридических фактов, которые в римском праве были поделены на две основные группы: факты, которые приводили к capitis dermnutio maxima и факты, приводящие к capitis deminutio media.

Capitis deminutio maxima наступала тогда, когда римский гра­жданин попадал в плен к врагу, когда бывал продан в рабство trans Tiberium, а также при осуждении на смертную казнь, пожизнен­ную работу в рудниках (ad metalla) или борьбу со зверями (ad bestias). В этих случаях римские граждане теряли не только качество римских граждан, но и свободу и приравнивались к рабам.

Capitis deminutio media наступала при переселении римского гражданина в латинскую или перегринскую общину, при перебеж­ке к врагу с осуждением на aquae et ignis interdictio (изгнание из Рима), депортацию и релегацию (ссылку). В перечисленных случа­ях римские граждане теряли гражданство, но сохраняли свободу и право быть уравненными с перегринами или латинами.

Capitis deminutio media, при повторном достижении граждан­ства, особенно если потеря гражданства не была связана с уголов­ным правонарушением, отменялась jus postlirnini.

В других случаях повторное достижение гражданства (реинтеграция) могло быть допущено лишь по решению государствен­ных органов (beneficio principali).

2). Правоспособность латинов и перегринов (status libertatis)

Жители покоренных и присоединенных общин и государст­венных объединений (municipia, coloniae, civitates) не были всецело превращены в рабов. На основе договора, заключенного с Римом, многие из них сохраняли свободу — status libertatis. Status liberta­tis (право на свободу) ценился высоко, так как в общественной жизни оставлял право на самоуправ­ление, а в частной — право пользоваться собственным порядком.

Правовое положение римского населения, имеющего status libertatis, не было одинаковым. С учетом различий, это население делилось на латинов и перегринов.

а) Латины. Латины были представителями племен, этни­чески родственных римлянам, живущие в Лациуме, назывались latini veteres или Latini prisci. Эти латины, на основе легендарного договора 494 года до н. э., были включены в состав римского госу­дарства (Foedus aeternum). Их положение было почти одинаковым с положением римских граждан. Они имели все права, кроме jus honorum и права служить в римских легионах. Они служили во вспомогательных подразделениях римского войска, называемых nomen latinum. Status civitatis (положение гражданина) они дости­гали при переселении в Рим, при условии, что оставят в своей общине хотя бы одного сына (sripem a se). Правовое положение ста­рых латинов исчезло, когда всем свободным жителям Италии было предоставлено римское гражданство (90 год до н. э.)

Правовое положение, одинаковое с положением latini veteres, имело и население римских и латинских колоний (latini coloniarii), основанных до 338 года до н. э. После этого периода права жителей латинских и римских колоний были уменьшены. Latini coloniarii с тех пор обозначались как latini novi. Эти латины не обладали ни jus suffragii, ни jus connubii. Они сохранили лишь jus commercii, или право пользоваться предписаниями jus civile в имущественных сдел­ках. В зависимости от того, каким образом достигалось гражданст­во, latini coloniarii, или latini novi, делились на латинов, за которы­ми был признан latium maius, и на латинов с latium minus. Жители латинских общин, за которыми был признан latium maius, могли достигать римского гражданства, если в своей общине исполняли должности декуриона, или члена общинного сената, а жители об­щин с latium minus — лишь при условии, что в своей общине они исполняли должность магистрата (douviri, aediles questores). Кроме того, latini coloniarii, или latini novi, могли достигать гражданства и другим образом, если выполняли условия, предусмотренные для достижения этого права.

Кроме упомянутых двух слоев латинов, по происхождению родственных римлянам, в течение римской истории многие общины иностранного происхождения в Италии, Галлии, Испании, Македо­нии, Греции и Малой Азии, а также в других частях римской импе­рии, как награду за союз с Римом, обретали правовое положение, которым обладали латинские общины, и далее (до 268 года до н. э.) положение одинаковое с положением общин старых латинов (latini veteres), а позднее их положение стало равным положению новых латинов.

б) Перегрины. В древности любой чужеземец, захваченный на территории римского государства, считался врагом, если, как клиент, не находился под защитой какого-нибудь римского граж­данина, или если не пользовался правом убежища с целью получе­ния гражданства. Каждый такой чужеземец считался объектом права, т. е. res nullius, и каждый римский гражданин мог превра­тить его в раба. Только после первых крупных завоеваний римляне начали признавать право на свободу — status libertatis — и для представителей отдельных этнически отличных от них племен. Представители неримской и нелатинской общины, за которыми в Риме было признано право на свободу, именовались перегринами. Кроме того, перегринами считались и римские граждане, претер­певшие capitis deminutio media и некоторые освобожденные рабы. Видное место среди перегринов занимали socii italici, представители италийских племен, которые в 90 году до н. э., после союзниче­ской войны, добились гражданства.

Основное право, которое на основе status libertatis имели перегрины, было право пользоваться установлениями своего собствен­ного правового порядка, особенно в регулировании внутренних от­ношений. В этом смысле были ограничены лишь дедитиции — перегрины, покоренные силой. Последние должны были повиноваться leges datae. Кроме того, перегрины не обладали ни одним из тех полномочий, что исходили из jus civile или jus proprium civium ro-manorun, Способы достижения гражданства перегринами были бо­лее трудными, чем способы получения гражданства латинами. Ос­новным способом, которым перегрины получали гражданство, была милость (beneficium) римских государственных органов (собрания, сената, консулов, преторов, принцепса), которые предоставляли гражданство заслуженным перегринам или целым заслуженным перегринским общинам.

3). Правовое положение рабов (Servi)

Одно из основных правил римского права гласило: рабы не имеют никаких прав. Рабы не счита­лись людьми. По римскому праву они были "res" — вещи, говоря­щие орудия (instrumentum vocale). Как вещи или как объекты пра­ва рабы находились под неограниченной властью господ.

а) Источники рабства. Первые рабы появились при распа­де родового римского устройства. В то время развитие производи­тельных сил повысило производительность труда до такой степени, что использование внеродовой рабочей силы в родовом хозяйстве стало рентабельным. С дальнейшим развитием римского хозяйства потребность в рабах увеличивалась. Для удовлетворения этой по­требности рабы приобретались самыми различными способами.

Основным источником рабства был захват пленных на войне. В древние времена военные пленники становились собственностью того, кто их захватил. В первые века республики все пленники ста­новились собственностью государства, т. е. servi publici. Потом эти пленники продавались на публичных торгах и переходили в собст­венность граждан.

Вторым значительным источником рабов было порабощение собственных граждан. Так, по старому римскому пра­ву рабами объявлялись все граждане, которые не зарегистрирова­лись для выполнения налоговых и военных обязательств (incensi); рабами объявлялись и лица, которые лояльно и вовремя не выпол­няли договорные обязательства (nexi и addicti), схваченные за кражу (fur manifestus), а также лица alien! juris, если носитель patria potestas отказывался от них.

Ещё один источник рабства появился вместе с возникновением латифундий. Из-за большого спроса на рабов развилось пиратство и частное порабощение людей по всему Средиземноморью. Боль­шие пиратские силы снабжали многочисленными рабами рынки Делоса, Родоса, Афин и даже самого Рима. Рабы, добытые пиратст­вом и проданные на каком-либо из этих рынков, не могли возбуж­дать спор о своем освобождении из рабства. Римляне восприняли пиратство как способ порабощения, особенно в случаях, когда за­хваченные лица обладали свойством римских граждан или были представителями народов, пользующихся защитой Рима.

Дети, рожденные рабыней, независимо от того, кто был их от­цом, становились рабами. В момент рождения они попадали под власть хозяина рабыни. Единственное исключение из этого прави­ла, так называемое favor libertatis — ребенок рабыни, которая хотя бы в какой-то один момент беременности была свободной, рождал­ся свободным.

Рабами по наказаниям провозглашались: 1) лица, осужденные на работы в рудниках (ad metalla) или на борьбу с дикими зверями (ad bestias); 2) граждане, договорившиеся с торговцами, что будут проданы в рабство, с тем что по vindicatio in libertatem получат часть вырученной от этой продажи суммы, и З) римлянки, вступившие в половые отношения с чужими рабами против воли их господ.

6) Содержание рабства. Старое римское право гарантиро­вало господам право на жизнь и смерть своих рабов — jus vitae ас necis. Jus vitae ac necis было тождественно праву господина упот­реблять, использовать и уничтожать какие-либо — одушевленные или неодушевленные — принадлежащие ему предметы. Такая власть господина над рабом обусловила регулирование отношений между ними непосредственным образом. От воли господина зависело, ка­ким будет фактическое положение раба. Положение рабов во время патриархального рабства не было особенно тяжелым, ибо рабы об­рабатывали небольшие земельные участки вместе со своим госпо­дином и жили одной "семьей". Этот факт, а также то, что ранние рабы являлись представителями родственных Риму племен, людь­ми со схожими обычаями и моралью, и беря во внимание непосто­янство военной удачи, когда господин и раб могли поменяться ро­лями, — и обусловило относительно сносное фактическое положе­ние ранних рабов.

Кроме того, сам факт, что рабы — все же люди, имел извест­ное отражение в старом праве: кладбища рабов считались священ­ными — loci religiosi; в Законах XII таблиц была закреплена ответ­ственность рабов за проступки; рабы могли действовать как nuncii, или представители своих господ, приобретая для них, но не навле­кая на них при этом никаких обязательств, и имели testamenti factio passiva, т. е. возможность наследовать на основании завещания.

Когда возникли латифундии и римские семьи разделились на familia rustica и familia urbana, фактическое положение рабов ухуд­шилось. Рабы жестоко эксплуатировались (время классического рабства). Когда недовольство рабов нельзя было сдержать усиле­нием санкций и небывалым террором, римские прицепсы были вы­нуждены в известной мере улучшить положение рабов. Господам запретили убивать рабов (собственных и чужих), отдавать для борь­бы со зверями и мучить сверх меры. Тогда же установилось прави­ло: обессиленные рабы, брошенные своими хозяевами, становились свободными, т. е. лишь в классический период развития римского государства рабы получили первое и основное право на жизнь. Правовое положение рабов благодаря и наряду с невыносимым фактическим положением все же улучшилось по сравнению с пре­дыдущим периодом.

Хозяйственная активность классического периода наряду с оживлением правовой деятельности привели к утверждению рабов и в области частного права. На основании так называемых actiones adiecticiae qualitatis рабы получили право не только приобретать для господина, но и брать на него обязательства — вплоть до пол­ной выплаты по заключенному рабом договору — с высказанного или даже молчаливого согласия господина. Самостоятельность хо­зяйственной деятельности рабов была такова, что иногда, разуме­ется, в исключительных случаях, они могли выкупить себя из раб­ства на собственные деньги и даже приобрести собственных рабов (servi servorum).

Разумеется, ни в одном из таких случаев рабы не считались право - и дееспособными лицами. Согласно римским ус­тановлениям они и тогда были вещами своих господ. Однако хозяйственная активность рабов вынудила римлян ценить их как людей. Такого же взгляда придерживались и юристы. Это при­вело к тому, что обязательства, взятые рабом, начали считаться obligationes naturales.

Правовое положение рабов продолжало улучшаться и в по­стклассический период. В связи с большой нехваткой рабочих рук на латифундиях уже не существовала familia rustica, а рабы тру­дились индивидуально, обрабатывая отдельные участки земли (реculium). Эти рабы — servi casati — по правовому положению при­ближались к колонам. Уравнивание правового положения сельско­хозяйственных рабов с положением колонов было настолько значи­тельным, что Юстиниан даже поставил вопрос: в чем же состоит различие между рабом и колоном, когда оба находятся под властью своего господина. Далее, санкционирование брачных связей рабов представляло серьезное улучшение их положения. Из брачных связей рабов — contubernium — проистекало два правовых следствия: 1) родство, наступающее от таких связей (cognatio servilis} пред­ставляло препятствие для заключения брака и после освобождения раба и 2) каждый contubernium влек за собой запрет так называе­мой separatio dura, или распродажу рабской семьи в разные места и разным господам.

Но наряду с этими улучшениями правового положения рабы ни в один момент римской истории не получили основного права — действовать и трудиться на себя лично и на свою семью. Весь до­ход от труда рабов доставался их господам — классу рабовладель­цев, — которые по своей воле свободно определяли, сколько и что оставлять в распоряжении раба.

в) Способы освобождения из рабства. По установлениям римского права рабство было пожизненным. Однажды установлен­ная власть господина над рабом (dominica potestas) длилась, как правило, до смерти раба. Смерть была естественным юридически урегулированным событием, которое прекращало рабство. Госпо­дин не имел никаких прав на тело умершего раба; напротив, он был обязан похоронить тело раба, а его могилу беречь как locus religiosus.

Кроме естественной смерти, рабство могло прекратиться и на основании некоторых других юридически урегулированных фак­тов. Некоторые из этих фактов действовали независимо от воли и даже против воли господина, в то время как основными среди них были формы, в которых господин выражал свою волю освободить раба.

Свободными против воли господ считались рабы, сумевшие покинуть территорию римского государства и перейти к своим со­племенникам. Независимо от воли и даже против воли господ по­средством закона или на основании решения государственных ор­ганов освобождались рабы, донесшие о подготовке бунта или вос­стания; на основании Senatus consultum Silanianum могли быть ос­вобождены и те из них, которые указали или обнаружили убийц своих господ, а по эдикту императора освобождались старые и боль­ные рабы, как и рабы, имеющие заслуги перед Римом. Кроме того, имело силу и правило считать свободными рабов, которые долгое время пользовались фактической свободой.

Согласно установлениям старого римского права, господа были властны освобождать рабов, если это происходило по установлен­ной форме. Формы, установленные для освобождения рабов, назы­вались manumissiones. Древнее право знало три формы манумиссий: manumissio vindicta, manumissio testamento и manumissio censu.

Вероятно, древнейшей формой освобождения рабов была так называемая manumissio vindicta, или освобождение в форме мнимой тяжбы о свободе. По этому способу освобождения раба госпо­дин являлся к магистрату в сопровождении раба и какого-нибудь взрослого римского гражданина. В присутствии магистрата рим­ский гражданин (adsertor libertatis) накладывал на раба "vindicta", символ власти в форме копья, и торжественно заявлял: «утверждаю, что этот человек свободен». На это заявление господин раба или молчал, или подтверждал объявление раба свободным. Затем магистрат объявлял раба сво­бодным гражданином Рима.

Второй формой добровольного освобождения из рабства было manumissio testamento. В порядке последней воли или по завеща­нию раб мог быть освобожден без условия, и тогда получал свободу во время деляции (servus orcinus), или с условием, и тогда получал свободу после его выполнения.

Третьим способом освобождения из рабства, известным в ста­ром праве, было так называемое manumissio censu: занесение раба в цензорские списки как налого - и военнообязанного. Получая ос­новные обязанности римского гражданина, раб вместе с этим вне­сением в списки получал и гражданские права.

В классическом римском праве были переняты способы осво­бождения рабов от старого права, но кроме них введены новые, так называемые неформальные, манумиссии: manumissio per epistolam и manumissio inter amicos. По manumissio per epistolam раб получал свободу на основании обычного письма, в котором господин заяв­лял, что раб свободен, а по manumissio inter amicos раб получал свободу простым сообщением об освобождении, данным со стороны господина в присутствии его друзей.

Важнейшим нововведением классического права в вопрос ос­вобождения из рабства, было введение целого ряда ограничений, с которыми рабовладельцы должны были считаться при освобожде­нии рабов. Ограничение свободы рабовладельцев было продуктом особых обстоятельств во время принципата. Именно в период прин­ципата рабовладельцы, напуганные, с одной стороны, частыми бун­тами рабов, а с другой стороны, стимулируемые возможностью из­влекать из рабов большую пользу, чем от их работы на латифунди­ях, начали освобождать их в большом количестве. Этим они стави­ли под вопрос возделывание земель латифундий и ухудшали соци­альный статус римского населения.

Для того, чтобы воспрепятство­вать этому, Август, известный реформатор во многих областях, по­пытался законодательным путем сделать невозможным чрезмер­ное освобождение рабов. В законе Fufia Caninia (2 год до н. э.) он разрешил господам по завещанию освобождать только определен­ный процент рабов, с тем чтобы число освобождаемых никогда не превышало ста. Поскольку lex Fufia Caninia не дал желаемых ре­зультатов, через 6 лет Август подготовил lex Alalia Sentia (4 год н. э.). Согласно предписаниям этого закона запрещалось освобож­дать рабов: 1) если господа были моложе 20 лет; 2) если рабы были моложе 30 лет и 3) если освобождение было совершено in fraudem creditorum — вопреки интересам кредиторов.

В постклассический период как основные способы освобожде­ния из рабства применялись manumissio vindicta и manurnissio testamento. Manumissio vindicta не проводилась более как мнимый процесс, а состояла в освобождении раба по соизволению господи­на, данному перед соответствующим государственным органом.

Manumissio testamento охватывало не только упомянутые слу­чаи, но и т. н. fideicomissaria libertas, когда патронат над освобож­денными лицами переходил к доверенному комиссару (фидеикомиссару). Постклассическое право переняло и неформальные спо­собы освобождения из рабства, возникшие в течение классического периода. Кроме того, тогда же были введены и некоторые новые способы освобождения: manumissio per mensam или convivii adhibitione — освобождение путем присоединения раба к общему столу семьи, и manumissio in sacrosanctis ecclesiis — освобождение раба посредством изъявления воли господина, данного в храме во время религиозного обряда.

Действие всех приведенных способов освобо­ждения из рабства, бывшее различным в классическое время, ста­ло теперь одинаковым. Постклассическое право отказалось и от принципа по ограничению воли господ при освобождении рабов. Свобода господ по освобождению рабов была расширена. Из преж­них ограничений сохранилось лишь два: господин должен быть стар­ше 20 лет и освобождение не могло быть совершено противно инте­ресам кредиторов.

4). Правовое положение вольноотпущенников.

Libertini. По акту об освобождении рабы становились вольноотпущен­никами, или libertini. Правовое положение вольноотпущенников зависело от правового положения господ: рабы, освобожденные перегринами, получали правовое положение перегринов, освобожден­ные латинянами — правовое положение латинян, в то время как рабы, освобожденные римскими гражданами, могли обрести или положение гражданина (status civitatis), или положение свободного (status libertatis).

Согласно установлениям римского права правовое положение римских граждан получали лишь те вольноотпущенники, которые были освобождены одним из формальных способов освобождения из рабства, а это значило: в древнем праве — те, кто был освобож­ден по manumissio censu; в классическом праве — те, кто был освобожден по одному из упомянутых формальных способов, поскольку их освободил собственник, следующий установлениям Lex Fufia Caninia и Lex Aelia Sentia, а в постклассическом праве — те, кто был освобожден гражданином старше 20 лет, если освобождение не совершалось в ущерб кредитору (in fraudem creditorum).

Правовое положение вольноотпущеников — римских граж­дан — существенно отличалось от правового положения римских граждан, рожденных на свободе, или ingenui. На этом различии основывался и один из существенных разделов частного римского права: rursus liberorum hominum alii ingenui sunt, alii libertini.

Libertini, или вольноотпущенники, по сравнению с римскими граж­данами, рожденными на свободе, были в худшем положении по двум аспектам: 1) правовое положение вольноотпущенников в публич­ном и в частном праве было хуже даже положения граждан minuto jure, рожденных на свободе; 2) либертины и по акту манумиссии, или освобождения, оставались в относительной зависимости от преж­них господ, которые оставались их патронами.

Худшее положение вольноотпущенников по сравнению с гра­жданами minuto jure, рожденных на свободе, в области политических и частных гражданских прав проявлялось в том, что вольноот­пущенники не имели jus honorum, или права исполнять публичные избирательные функции, и в том, что имели ограниченный jus conlubii; вольноотпущенникам было запрещено вступать в брак с лицами высшего общественного ранга (сенаторами).

Обязанности, которые римский правовой порядок возлагал на вольноотпущенников на основании актов манумиссии перед прежними господами, регулировались юридическими установлениями так называемого патроната. На основании патроната прежний господин получал положение патрона, прежний раб, его вольноотпущенник, — положение клиента. Каждый вольноотпущенник, или кли­ент, должен был выражать свое почтение (obsequium) патрону, другими словами, должен был относиться к патрону и членам его семьи таким образом, чтобы не возникло сомнения в его благодарно­сти за акт освобождения. В противном случае он мог быть опять превращен в раба (revocatio in servitutem).

Обычными способами высказывания благодарности патрону были: подношение подарков по случаю праздника, помощь на издержки семье патрона, помощь "при выкупе патрона из рабства, отказ от права на иск тогда, когда это было бы допустимо между лицами, рожденными на свободе. Кроме того, на вольноотпущенников, на основании акта манумиссии, могли возлагаться и некоторые другие обязанности, известные как орегае.

Эти обязанности, или орегае, работы в интересах патрона, делились на так называемые орегае officiales и орегае fabriles. Орегае officiales обязывали вольноотпущенника, по просьбе патро­на, помогать ему при выполнении обычных работ в семье, чья эко- номическая стоимость не могла быть точно определена. Напротив, operae fabriles представляли обязанность вольноотпущенника из­вестное время производить продукцию для патрона, работая в сель­скохозяйственном имении, в ремесленной мастерской или занима­ясь какой-либо другой хозяйственной деятельностью.

Третья группа полномочий патрона обозначалась как "bona": патрон имел интестатное наследственное право на имущество вольноотпущен­ника, умершего без потомства, рожденного в римском браке, за­ключенном по акту об освобождении, и право на необходимую часть, если вольноотпущенник, путем завещания, распорядился своим иму­ществом на случай смерти. Такое патронатное отношение, возни­кающее в момент освобождения, длилось, как правило, до смерти вольноотпущенника. К потомству вольнотпущенника переходили только обязательства по "obsequium". После смерти патрона неко­торые патронатные права переходили к его интестатным наследни­кам (operae fabriles).

В классическом праве положение вольноотпущенников — рим­ских граждан — было немного улучшено. Вольноотпущенник cives rornani, на основании rescriptum императора, мог получить так на­зываемое jus aureorum annulorum, или право ношения золотого перстня. Благодаря этой привилегии вольноотпущенник получал права, одинаковые с лицами, рожденными на свободе (ingenui), во всех областях, кроме тех, которые и в этом случае оставались отя­гощенными обязательствами по отношению к патрону.

И эти обязательства можно было погасить путем так называе­мого natalium restitutio, или выделением права лиц, рожденных на свободе. При выделении этих прав принцепсы получали согласие от патрона. Кроме того, патронатные отношения можно было прекра­тить и в силу закона в случае, когда патрон покидал вольноотпу­щенника в крайней беде; когда подавал иск против него с требова­нием смертной казни (poena capitalis); когда отдавал в наем operae officiates вольноотпущенника; когда при акте манумисии требовал денежного подаяния и когда брал клятву у вольноотпущенника, что тот не женится, чтобы сохранить за собой наследственные права.

Законы Junia Norbana, Aelia Sentia и Fufia Caninia внесли много нового в отношения между патронами и клиентами. На основании предписаний этих законов некоторые рабы, освобожденные рим­скими гражданами, достигали положения граждан, другие получа­ли статус латинов (latini Juniani), а некоторые становились поко­ренными перегринами (dediticiorum numero). Status civitatis полу­чали рабы, освобожденные квиритским собственником формальным способом с соблюдением предписаний о числе освобождаемых и возрасте освобождаемых и освобождающего.

Статус латинов получали рабы, освобожденные квиритским или бонитарным собственником, если освобождение было совершено каким-либо неформальным способом (pet epistolam, inter amicos), а также каким-либо формальным способом, если при освобождении не принимались в расчет рескрипции упомянутых законов. Статус peregrini dediticii, освобожденных кем либо актом освобождения, получали рабы, которые во время рабства были окованы, клеймены и пытаемы и осужденные на гладиаторские бои или борьбу со зве­рями.

Латины, т. е. рабы, освобожденные каким-нибудь неформаль­ным способом или противно рескрипциям законов Aelia Sentia и Fufia Caninia, получали лишь jus commercii в ограниченном объеме.

На основании этого jus comercii они могли свободно заключать имущественно-правовые сделки inter vivos, или при жизни, но не имели права свободно распорядиться своим имуществом на случай смерти (mortis causa). Они жили как свободные, но умирали как рабы. После их смерти все их имущество наследовал патрон.

Неблагоприятное положение латинов было смягчено тем, что они относительно широко получали гражданство по милости принцепса, благодаря рождению детей в браке, благодаря повторному акту манумиссии, благодаря военной службе и работе по снабже­нию Рима. Латины, достигшие римского гражданства каким-нибудь из упомянутых способов, обладали статусом, идентичным статусу вольноотпущенников — римских граждан.

Рабы, освобожденные по отбытии наказания, достигали поло­жения dediticii, т. е. правового положения, равному тому, в котором находились представители враждебных народов, покоренные по­сле военной интервенции. Они обладали ограниченной свободой (libertas): должны были покинуть Рим и его окрестности (100 миль от стен города) и никогда не могли достигнуть гражданства или статуса латинов. Всякое нарушение этих запретов каралось revocatio in servitutem.

Когда в постклассический период были отменены рескрипции законов Aelia Sentia и Fufia Caninia, было отменено и различие правового положения вольноотпущенников latini juniani и вольно­отпущенных граждан, а также покоренных. Кроме того, всякое ос­вобождение Юстиниан соединил с предоставлением привилегий jus aureorum annulorum и natalium restitutio, так что согласно праву Юстиниана, не существовало правовых различий между вольноот­пущенниками и свободнорожденными, кроме определенных релик­тов патронатных отношений.

5). Статусные суды. Quaestiones status

В связи с важными правовыми последствиями, проистекавши­ми для отдельных физических лиц из статуса, в котором они находились, а особенно в связи с необходимостью решать вопросы, является ли какое-нибудь лицо свободным или рабом, вольноот­пущенником или либертином, является ли sui или alieni juris, в римском праве были созданы правила так называемых статус­ных судов, т. е. судов, в которых требовалось решать вопросы правового положения физических лиц (causae liberates, quaestiones status). .

Одним из древнейших статусных разбирательств был так назывемый vindicatio in libertatem, или суд, в котором требовалось доказать, что некое лицо, живущее как раб, было, в сущности, сво­бодным. Активную легитимацию, или право возбуждения этого раз­бирательства, имели только свободные римские граждане. Пассив­но легитимированным лицом или истцом был предполагаемый гос­подин раба. Истец, именуемый adsertor libertatis, или защитник сво­боды, должен был доказать, что лицо, из-за которого собрались, свободно. Это требовалось сделать по форме, предписанной зако­ном. В случае успешного доказательства решение суда было тако­во: liberum esse — свободен.

Обратный случай представлял так называемый vindicatio in servitutem, или разбирательство, в котором требовалось доказать, что некое лицо, живущее как свободное, в сущности, является по своему статусу рабом. В этом случае истец должен был доказать, что это лицо действительно было рабом. Если это ему удавалось, решение суда было: servum esse — раб.

Кроме вопроса, является ли некое лицо свободным или рабом, большое значение имел и вопрос, является ли некое лицо свобод­ным по рождению или вольноотпущенником, обязанным выполнять обязательства патронатных отношений. Этот вопрос требовал ука­зать кого-нибудь, кто судебным путем требовал бы осуществления некоего права на основе патронатных отношений, а для сторон было бы спорным, существуют ли эти отношения вообще. Во всяком слу­чае, перед принятием решения о требовании, или petitum сторон, судья должен был предварительно решить вопрос о существовании патронатных отношений

По praejudicium an libertus sit, судья принимал решение в слу­чае, если ответчик оспаривал иск, выдвигая возражение (prejudicium), что вообще не находится в патронатных отношениях с истцом. В таких случаях истец должен был доказать, что ответчик дейст­вительно его клиент. Если это ему удавалось, вопрос разрешался так: libertinum esse, и лишь после этого переходили к рассмотре­нию основного требования (petitum) истца. Praejudicium an patronus sit решался аналогично предыдущему преюдициуму, когда по возражении ответчика требовалось решить вопрос, является ли ответчик патроном истца.

3. Дееспособность физических лиц.

Физические лица, обладающие правоспособностью (capacitas juridica), могли и не обладать дееспособностью (capacitas agenda), или способностью от своего имени и по своему разумению предпри­нимать правовые действия и лично отвечать за совершение проти­воправного действия (деликтов).

В римском праве с древнейших времен отмечен тот факт, что самостоятельно располагать собст­венными правами и самостоятельно отвечать за противоправные действия могут лишь те физические лица, которые своим возрас­том, своими психическими, моральными и физическими качества­ми и, согласно представлениям римлян, своим полом гарантируют, что в своих правовых действиях могут вести себя как разумные люди. В тех случаях, когда из-за недостаточного возраста, поло­вых, психических, моральных или физических недостатков субъ­екта права не существовало таких гарантий, по установлениям рим­ского права у таких дефектных субъектов исключалась дееспособ­ность целиком или частично.

Недостаток дееспособности таких лиц возмещался установлением опеки, действующей за субъекта, кото­рый не мог быть дееспособным по природе (малолетние и женщи­ны), соответственно установлением опекунства, действующего за субъекта, который по природе мог быть дееспособным, но не обла­дал этим свойством из-за личных недостатков (люди с психически­ми расстройствами, транжиры, люди с серьезными физическими недостатками и т. д.)

1). Дееспособность малолетних. Малолетними, или impuberes, в римском праве считались лица мужского и женского пола, не достигшие пубертатного возраста, т. е. половой зрелости. Половая зрелость, пубертатный возраст, лю­бого лица мужского пола определялся индивидуально, а для лица женского пола существовало юридическое допущение, что оно дос­тигает половой зрелости в 12 лет и что с этого времени может быть выдано замуж. Это решение древнего права уже в классический период защищали сабинианцы, в то время как прокулеанцы счита­ли, что и для мужчин необходимо установить наступление половой зрелости с 14 лет. Мнение прокулеанцев разделял и Юстиниан.

Малолетние лица, или impuberes, до семи лет назывались in­fantes. В это время они были полностью недееспособны. После семи лет они входили в группу лиц, называемых impuberes infantia majores (малолетние лица, вышедшие из детства). Дееспособность im puberes infantia majores была ограничена: они имели право совер­шать правовые действия, которыми улучшали свое имущественное положение (meliorem condicionem facere), и не имели права совер­шать действия, в результате которых это положение ухудшалось (deteriorem condicionem facere).

Установления римского права, связанные с деликтной ответ­ственностью малолетних, были несколько иными. Со времени, ко­гда восторжествовало начало субъективной ответственности за про­ступки в уголовном и в обязательственном праве, считалось, что могут быть ответственны за проступки, кроме лиц в пубертатном возрасте (совершеннолетние лица), и подростки, называвшиеся im­puberes pubertati proximi (подростки, близкие к совершеннолетию, более взрослые малолетние). Иными словами, среди несовершенно­летних ответственности за проступки подлежали самые старшие несовершеннолетние (с 10 лет), в то время как эта ответственность не обременяла infantes и более младших (impuberes infantiae majores).

2). Дееспособность совершеннолетних женщин. Женщины sui generes после 12 лет освобождались из-под опе­ки над несовершеннолетними. Это не значило, что при этом они достигали полной дееспособности. Женщины оставались ограниченно дееспособными и подпадали под власть опекуна над совершенно­летними женщинами (Tutor mulierum). Это решение римского пра­ва было плодом примитивного представления, что женщины "ргор-ter levitatem animi" или "propter sexus infirmitatem et rerum foresi-um ignorantiam" не способны отдавать отчет в своих действи­ях. Дееспособность женщин под опекой tutela mulierum была не­сколько шире дееспособности impuberes infantia majores. Ко­гда римляне окончательно убедились, что нет серьезных причин для отказа женщинам в дееспособности, сначала их обеспечи­ли правовыми средствами при помощи которых можно было выну­дить опекунов соглашаться с теми правовыми действиями, которые совершали женщины, а потом было отменено и все это уста­новление в целом.

3). Дееспособность лиц с психическими, моральными и физическими недостатками. Физические лица, отстающие в своем психическом развитии настолько, что не могли отдавать отчет в своих действиях, если такое их состояние было длительным и сопровождалось признаками идиотизма (dementia, amentia) или бешенства (furor), лишались дееспособности на время болезни. Если расстройство проявлялось у этих лиц время от времени, а в интервалах они были спокойны (lucida mtervalla), то они обладали дееспособностью в этих интерва­лах.

Ограниченной дееспособностью обладали и транжиры, или prodigi, т. е. лица неразумно расходующие наследное имущество и таким образом ставящие под угрозу существование семьи. Они об­ладали дееспособностью, которая по содержанию уравнивалась с дееспособностью impuberes infantia majores.

Иногда ограничивалась и дееспособность лиц с физическими недостатками, но лишь в связи с теми правовыми действиями, чья форма не могла быть исполнена из-за постоянного физического не­достатка.

4). Дееспособность лиц моложе 25 лет. Когда в классический период развития римского права стало очевидно, что совершеннолетние лица мужского пола, которым ис­полнилось 14 лет, все же недостаточно опытны, и не могут без опас­ности вступать во все увеличивающийся и усложняющийся право­вой оборот, римские преторы в случае, когда эти лица по молодости терпели ущерб, разрешали, если им было меньше 25 лет, так назы­ваемое restitutio in integram ob aetatem, или право на возвращение к исходному состоянию из-за их возраста. Договаривающиеся с лицами младше 25 лет избегали этой возможности, если при за­ключении сделки кроме юноши присутствовал, т. е. участвовал спе­циально с этой целью приглашенный римский гражданин, или по­печитель (curator), который своим присутствием гарантировал, что в данной сделке нет элементов обмана. Это периодическое пригла­шение опекуна стало со временем постоянным.

Таким образом, лица младше 25 лет, после прекращения опеки над ними, не достигали полной дееспособности, так как были вынуждены иметь попечите­ля. Дееспособность этих лиц была несколько больше дееспо­собности impuberes infantia majores. В сущности, после введения этого установления граница совершеннолетия и полной дееспособ­ности располагалась между 14 и 25 годами для мужчин, а когда женщины были освобождены от опеки, и они становились совер­шеннолетними в этом возрасте. В виде исключения и по особому разрешению императора мужчины могли достигать дееспособности в 12 лет, а жениться в 18-летнем возрасте (venia aetatis или дос­рочная эмансипация).

4. Право - и дееспособность юридических лиц.

Юридические лица (объединения людей и имущества), за ко­торыми было признано свойство быть носителями прав и обязанно­стей (правоспособность, статус юридического субъекта) и возмож­ность действиями своих органов выражать правозначимую волю, вступая в правовые отношения между собой и с физическими ли­цами (дееспособность), существовали, согласно установлениям рим­ского права, с древнейших времен.

1). Юридические лица в древнем праве. По сохранившимся установлениям римского права трудно оп­ределить, какими были те объединения людей и имущества, за ко­торыми в древнейшие времена признавалась право - и дееспособ­ность. Разумеется, римское государство было правоспособным. Рим­ское государство не только осуществляло властные функции — функции юридического лица в публичном праве, — но и обладало ясно выраженными функциями юридического лица в частном пра­ве. Римское государство того времени обладало имуществом (res publicae) для удовлетворения общегосударственных нужд, но уча­ствовало и в частно-правовом обороте путем купли-продажи, раз­дела земли, сдачи в аренду общественных работ и т. д.

Согласно установлениям древнего права, кроме римского госу­дарства свойства юридического лица были признаны и за некото­рыми обретшими самостоятельность государственными учрежде­ниями, имевшими точно определенные задачи, о выполнении кото­рых они заботились с помощью собственных средств. Этими само­стоятельными организациями были латинские и перегринские об­щины, храмы, коллегии жрецов, коллегии государственных служа­щих. Во всех этих случаях древнее право не отделяло четко пуб­личную правоспособность от частной.

Римский род был первым исключением из смешивания пуб­личной и частной персональности юридических лиц. Во время, ко­гда создавалась республика, род потерял большую часть прежних полномочий и был относительно неустойчивым объединением лиц, происходящих от общего легендарного предка — heros eponimos. У такого рода остались лишь определенные имущественные и неиму­щественные полномочия: род, как коллектив или объединение всех членов рода, при определенных условиях мог наследовать имуще­ство умерших членов; был носителем собственнических полномочий на ager gentilicius и располагал sacra и sepulchra gentilicia. Права сородичей, особенно на имущество рода, не были правами совладельцев (pro indiviso). Когда член рода покидал род, он не имел права требовать соответствующую квоту имущества. Имуще­ство и тогда принадлежало роду — было в собственности рода как юридического лица.

Кроме рода, согласно установлениям римского права, сущест­вовали и некоторые другие юридические лица частного права. Учреждение юридического лица было связано с самим фактом сообщества, са­мим фактом создания объединения и принятия его установлений. Древнее право не ограничивало свободу сообщества, а только пред­писывало условия его деятельности: свободно основанное сообще­ство существовало до тех пор, пока его деятельность не входила в противоречие с существующим общественным порядком.

2). Юридические лица в классическом праве. Теоретическая база существования юридических лиц в клас­сическом праве была более развитой. Во время принципата было ясно, что государству принадлежат две группы правовых полномо­чий: государство было субъектом публичного права как носитель государственной власти (irnperium), и в то же время субъектом ча­стного права как носитель частно-правовых имущественных пол­номочий (fiscus). В это время дошло и до определения понятия кор­порации как такого объединения, в котором имущество, внесенное в корпорацию, представляло собой общую собственность ее членов, и понятия юридического лица, являющегося носителем этой собст­венности.

Дальнейшее развитие понимания сущности юриди­ческого лица было обусловлено экономическим расцветом Рима, и особенно — потребностями крупной морской торговли, системой на­логообложения, системой эксплуатации рудников и большой строи­тельной деятельностью, которую развило римское государство. Ча­стное имущество не соответствовало достижению таких значитель­ных целей. Лишь юридические лица, открытые широкому кругу членов и потому способные интенсивно аккумулировать средства, могли удовлетворять эти нужды. Тогда возникли крупные и много­численные корпорации эквесторов, публиканов (откупщиков), аргентариев (банкиров) и т. д.

Согласно установлениям классического права, юридические лица в публичном праве учреждались на основании решения соот­ветствующих государственных органов. Решением государственных органов об учреждении юридического лица мог быть юридический акт: закон, эдикт, senatus consultum, constitutio principis, а мог быть и международный договор (договор о союзничестве, на основании которого учреждались новые самоуправляющиеся единицы).

Юридические лица в частном праве учреждались по решению государственных органов или по инициативе частных лиц. По ре­шению государственных органов как юридическое лицо действова­ло государство в функции фиска. Фискальная деятельность госу­дарства — юридического лица в частном праве — сводилась к уча­стию в имущественном обороте римских граждан, других жителей римского государства и международной торговле. Во всех приве­денных отношениях действовали правовые установления частного права. Кроме фиска, как юридические лица в частном праве дейст­вовали и самостоятельные государственные предприятия, государ­ственные учреждения и самоуправляющиеся единицы.

Для учреждения частных юридических лиц по инициативе не менее трех римских граждан (tres faciunt collegium), со време­ни Цезаря и Августа (lex Julia de collegiis) было необходимо пред­варительное согласие государственных органов (принцип концес­сии, в отличие от предыдущего принципа автономии). Согласие на учреждение юридического лица могло быть общим или специаль­ным. Специальным, если происходило учреждение юридического лица с полностью новым статусом, и общим, если учреждалось юридическое лицо с типизированным статусом (как, например, по­хоронные коллегии или коллегии взаимопомощи).

Частные юридические лица делились на хозяйственные пред­приятия (societas publicanorum, societates argentariorum) и на об­щества и фонды, или юридические лица, основной целью которых было выполнение некоторых общественных, политических, соци­альных, культурных, гуманитарных и других неэкономических за­дач.

Юридическое лицо, за которым, по общей или специальной концессии, было признано свойство юридического субъекта, могло совершать все правовые деяния, связанные с целью, ради которой оно было учреждено (взимание налогов, ведение общественных ра­бот, лечение больных, помощь членам, организация публичных игр). Юридические лица не обладали правоспособностью за рамками этих целей.

Дееспособность юридического лица была распределена между органами юридического лица с установлением их компетенции. Органы государственных и самоуправляющихся единиц как юри­дические лица в частном праве и их компетенция были определены установлениями по управлению государством. Организация госу­дарственных предприятий и самостоятельных учреждений была предусмотрена самим учредительным актом, а организация частного юридического лица проводилась по примеру государственного.

Частные юридические лица имели собрание членов, избранных ру­ководителей и платных служащих. Собрание членов было право­мочно давать общие направления деятельности юридического лица. Руководство и оплачиваемые служащие старались проводить в жизнь общие направления собрания членов в соответствии со ста­тусом юридического лица. Во главе служащих находился так назы­ваемый actor, или syndicus (директор) как высший орган юридиче­ского лица.

Деятельность государственных юридических лиц приостанав­ливалась решением соответствующих государственных органов. Деятельность юридических лиц, основанных по инициативе граж­дан, приостанавливалась или решением собрания, или как только исчезали цели, ради которых юридическое лицо было основано, или с потерей имущества, или с полным прекращением членства. Кро­ме того, частные юридические лица могли быть распущены реше­нием государственных органов, если их существование было про­тивно предписаниям и существующему правовому порядку.

После прекращения существования юридического лица его имущество переходило в собственность государственной казны или сохраня­лось с условием передачи новому юридическому лицу, основанному с той же целью, а также могло быть, особенно в хозяйственных корпорациях, поделено между бывшими членами юридического лица на основании уплаченных взносов.

3). Юридические лица в постклассическом праве. Теория юридического лица в постклассическом праве была дополнена двумя важными нововведениями:

во-первых, в Юстиниановой кодификации были четко разделены universitates регsonarum и universitates rerum, и,

во-вторых, среди universitates person arum, или объединений людей, появился новый вид юриди­ческих лиц: принудительные объединения.

Universitates person arum (collegia, corpora, sodalitates, societas) являлись юридическими лицами с хозяйственной, политической, социальной, гуманитарной или религиозной целью, если обладали собственным имуществом и отдельным членством. Члены universi­tates person arum имели право голоса на собраниях объединения и могли избираться в управление объединением. Особая юридиче­ская персональность юридического лица была полностью и четко отделена от правоспособности отдельных членов.

Universitates rerum (causae piae, фонды, именные фонды) яв­лялись юридическими лицами, которые обладали собственным иму ществом, но не имели отдельного членства. Это были государствен­ные учреждения с самостоятельными доходами и самостоятельны­ми задачами, именные фонды и causae piae: сиротские дома, дома для престарелых, больницы, церкви и т. д. Universitates rerum, или юридическими лицами без определенного членства являлись пер­сонифицированные имущественные комплексы, за которыми пра­вовой порядок признавал свойства юридического лица или право - и дееспособность, так как они служили для удовлетворения посто­янных и общих потребностей неопределенного круга людей. Орга­ны этих юридических лиц заботились об осуществлении их задач и управлении их имуществом.

В течение первых двух периодов развития римского права не возникало мысли о принудительном вовлечении людей в профес­сиональные объединения. Эта мысль возникла только в третий пе­риод как результат хозяйственного и общественного развития.

При основании известных объединений в постклассическом праве пре­обладало административное принуждение. Членство в этих объе­динениях было постоянным и длилось до смерти их членов. Целью принудительных объединений, которые римское государство фор­мировало во время кризисов, была борьба за стабилизацию хозяй­ства и укрепление государства. Это были профессиональные кор­порации ремесленников, работников и торговцев. Принудительным корпорациям были приданы и некоторые прерогативы обществен­ной власти. В сущности, принудительные профессиональные объе­динения, возникшие в третий период, представляли собой посред­нические институты, которые связывали римских ремесленников, работников и торговцев с государством. Членскими билетами в них были клейма, нанесенные на тела их членов.



Подпишитесь на рассылку:


Государство и право

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства