"Пограничные столкновения КНР и СССР в 1969 г.:причины и последствия"

 просмотров

От редакции

Вниманию посетителей сайта "Даманский-Чжэньбао" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй "Пограничные столкновения КНР и СССР в 1969 г.:причины и последствия". Данная работа отнюдь не нова: первая ее публикация относится к 1996 г. Тем не менее статья часто цитируется западными исследователями советско-китайских отношений и продолжает широко публиковаться различными ресурсами китайского веб-пространства.

Объектом исследования данной работы являются исторические события, предшествовавшие конфликту на советско-китайской границе в 1969 г. и способствовавшие его возникновению, а также его влияние на последующее развитие советско-китайских отношений и мировые процессы в целом.

В своих оценках истории формирования российско-китайской границы и конфликта конца 1960х гг. автор статьи отнюдь не оригинальна. Ее точка зрения полностью соответствует позиции официальной китайской историографии, а некоторые формулировки напрямую заимствованы из партийной печати и пропагандистских материалов времен "Культурной революции". Следует отметить обвинение в адрес России в захвате "полутора миллионов квадратных километров китайской территории" в 19 в. Это все те же "полтора миллиона", о которых еще в 1964 г. говорил Мао Цзэдун. В этой связи особо примечательно то, что первая публикация данной статьи относиться ко второй половине 1990х гг., когда проблема большинства спорных участков российско-китайской границы (в т. ч.и злосчастного островка на р. Уссури) уже получила свое разрешение, а межгосударственные отношения двух стран, казалось бы, вернулись в нормальное русло.

Наряду с официальными китайскими источниками при подготовке статьи были использованы некоторые российские и западные источники. Особый интерес вызывает некий "секретный доклад", якобы подготовленный МИД СССР для в 1959 г. (цитируется автором по западному источнику). Мне не удалось обнаружить упоминаний этого документа в отечественной литературе, посвященной истории советско-китайских отношений. Более того, о существовании такого документа неизвестно даже такому авторитетному знатоку современной истории Китая, как .

Перевод статьи выполнен с незначительными сокращениями. Перевод цитат из отечественных источников выполнен без сверки с оригинальными текстами.

При воспроизведении текста перевода ссылка на сайт www. обязательна.

Интересующиеся могут найти еще одну статью Ли Даньхуэй под названием «От вражды к противостоянию» в специальном выпуске журнала «Родина» за октябрь 2004 г., посвященном 55летию установления советско-китайских дипотношений (в этом же номере журнала можно найти статью другого китайского историка – Шэнь Чжихуа, «Конец медового месяца», также посвященную конфронтации между СССР и КНР в 1960х гг.).

Ли Даньхуэй (Li Danhui, 李 丹 慧)

Пограничные столкновения КНР и СССР в 1969 г.: причины и последствия

(впервые опубликовано в журнале "Вопросы современной истории Китая"("Дандай Чжунго ши яньцзю", 当代中国史研究), №3, 1996)

  Китайско-советский пограничный вопрос представляет собой давно существующую неразрешенную проблему. После провозглашения КНР и образования блока "СССР-КНР" Китай сделал основой своей внешней политики принцип "одной стороны".СССР и КНР не имели разногласий и не рассматривали вопрос о границе. Небо приграничных районов не омрачала ни одна туча. В конце 1950х-начале 1960х гг. в отношениях двух стран появилась трещина, продолжавшая углубляться. На границе начались столкновения, характер которых ожесточался по мере ухудшения межгосударственных отношений. Военно-политическое давление со стороны СССР нарастало, а в отношениях между КНР и США, напротив, появились признаки разрядки. Видя это, Мао Цзэдун совершенно ясно понимал, с какой стороны исходит наибольшая угроза для Китая. Поэтому даже провозгласив генеральную стратегическую линию на одновременную борьбу против империализма и ревизионизма, он продолжал думать над возможностью корректировки своей внешней политики. В условиях, когда СССР продолжал курс на эскалацию советско-китайского пограничного противостояния, провоцируя все новые кровавые инциденты на границе, Мао Цзэдун сделал китайско-советскую пограничную проблему важным элементом внешнеполитической стратегии, способствовавшим нормализации американо-китайских отношений, объединению мировых сил в борьбе против советского гегемонизма, а также позволившим завладеть инициативой в отношениях с СССР. Именно в таких политических условиях в 1969 г. на советско-китайской границе имела место контратака китайских войск в целях защиты от нападения, способствовавшая укреплению новой внешнеполитической стратегии Мао Цзэдуна.

1. История китайско-советского пограничного вопроса

 Формирования границы между Китаем и Россией началось в 17 веке. Территория царской России начиная с 16 века расширялась в восточном направлении. К концу 17 века наметились первые разногласия между Россией и Китаем по вопросу границы.  В 1689 году Россия и Китай подписали первый договор о границе - Нерчинский, определивший границу в ее восточной части. В 1727 году был подписан Буринский договор, определивший линию границы в ее средней части. Линия границы на западном участке в это время еще не была закреплена договором, граница китайских владений в этом регионе проходила приблизительно по северному берегу о. Балхаш. Таким образом, к началу 40х гг.19 века Китай и Россия, в целом на равноправных началах, в ходе двусторонних переговоров провели линию границы между двумя государствами.

Получить полный текст

Опиумные войны нанесли Китаю серьезный урон. [В этот момент] царская Россия, воспользовавшись своими превосходящими силами, вернулась к вопросу о границе и навязала Китаю ряд неравноправных договоров. На восточном и западном участках китайско-российской границы по Айгуньскому (1858 г.) и Пекинскому (1860 г.) договорам, Чугучакскому протоколу (1864 г.) и Илийскому договору (1881 г.) более полутора миллионов квадратных километров китайской территории вошло в состав России. На среднем участке китайско-российской границы в последние годы 19 в. царская Россия, используя контроль над Китайско-восточной железной дорогой (КВЖД), усилила свое проникновение во внутренние районы Китая. Одновременно Россия сделала Внешнюю Монголию районом собственных интересов. В результате Внешняя Монголия откололась от Китая, а ее Танну-Урянхайский край [Республика Тыва - прим. пер.] был захвачен Россией при помощи вооруженной силы.

После 1917 г. временное правительство Китая проводило с правительством Советской России, а затем и СССР, безрезультатные переговоры о возвращении Внешней Монголии. В конце-концов, 5 января 1946 г. Гоминьдановское правительство официально признало независимость Внешней Монголии. Китайско-российская граница на среднем участке превратилась в российско-монгольскую.

Таким образом, 7300-километровая китайско-российская граница сформировалась в результате последовательных действий царской России по "обгрызанию" китайской территории, для чего были использованы несколько неравноправных договоров.

 После Октябрьской революции, 25 июля 1919 г. ленинское правительство Советской России обнародовало "Первую Декларацию к Китаю" [Декларация СНК РСФСР к народу и правительствам Южного и Северного Китая - прим. пер.] - первый документ, определяющий его политику в отношении Китая. В этом возвании [ленинское правительство] заявило об отмене положений ряда договоров, заключенных между царской Россией и Китаем в период с конца 19 в. до Октябрьской революции: Секретный договор 1896 г.[ т. н.Московский договор - прим. пер.], договор Синьчоу 1901 г.[Протокол 25 августа 1901г., завершивший т. н."интервенцию 8 держав" в Китай - прим. пер.], а также договоры между Россией и Японией о вторжении в Китай [имеются в виду Портсмутский договор 1905 г., а также договоры гг. - прим. пер.]. В воззвании, однако, не были упомянуты неравноправные российско-китайские договоры, заключенные в период с 50х - 80х гг.19 века (сентября 1920 г. правительство Советской России обнародовало "Вторую Декларацию к Китаю" [нота НКИД РСФСР, подтверждающая Декларацию от 25.07.19 г. - прим. пер.]. В этом документе совершенно ясно говорилось: "Правительство РСФСР объявляет не имеющими силы все договоры, заключенные прежним правительством России с Китаем, отказывается от всех захватов китайской территории..."(2). В документе, похоже, впервые декларировалось стремление ликвидировать все пережитки прошлого в китайско-российских отношениях. Однако на практике все обстояло по-другому. На всех последующих консультациях и переговорах между СССР и Китаем советская сторона продолжала упорно отстаивать легитимность старых неравноправных договоров, заключенных между царской Россией и Китаем. Единственное, в чем советская сторона согласилась, вроде бы, пойти на уступки - это вопрос о юрисдикции в отношении 64 [маньчжурских] селений на левом берегу Амура (3). В 1923 г. советское правительство заявило, что "полное признание юрисдикции Китая над указанными территориями" является основой для заключения нового договора. Однако и здесь под "территориями" оно имело в виду всего лишь полосу отчуждения КВЖД и те земли, которые были предоставлены России прежним китайским правительством для эксплуатации этой железнодорожной линии (4). На требование китайской стороны об отмене всех договоров, заключенных между Китаем и правительством Российской Империи, советская сторона отвечала согласием, отказываясь при этом обсуждать вопросы, относящиеся к границе (5). В феврале-марте 1924 г. делегации двух стран обсуждали важнейшие вопросы межгосударственных отношений. Китайская сторона готовила проект соглашения, советская сторона вносила свои коррективы. В одном из разделов проекта соглашения шла речь об отмене старых российско-китайских договоров. Обе стороны подразумевали, что речь здесь идет о торговых и т. п. договорах. Однако из итогового текста соглашения слово "торговые" выпало. Что касается границы, то в протоколе говорилось: в будущем стороны вернуться к обсуждению этого вопроса, а до тех пор линия границы определяется существующими договорами (6). В марте 1924 г. на советско-китайских переговорах делегация Бэйянского (Северного) правительства поставила вопрос о немедленной аннуляции старых договоров. Однако советская сторона уклонилась от этого. Советская делегация аругментировала это следующим образом: все договора имеют отношение к границе, если все их отменить, то не будет основы для определения границы. Советские делегаты заявили: "Договора между нашими странами заключались на протяжении столетий - как можно отменить их одним махом?" Советская сторона согласился только с тем, что те положения старых договоров, которые противоречат духу деклараций 1919 и 1920 гг., а также наносят ущерб Китаю, не должны исполняться. Китайские представители докладывали Государственному Совету Северного правительства: "[Советские делегаты] настроены чрезвычайно решительно, они скорее готовы пойти на разрыв отношений, чем уступить" (7). Таким образом, вторая декларация советского правительства к Китаю, содержавшая заявление об отмене старых договоров, на практике не выходила за рамки первой, исключавшей договоры о границе из списка подлежащих отмене. 31 мая 1924 г. Китай и СССР подписали "Соглашение об общих принципах для урегулирования вопросов между Советским Союзом и Китаем". Два раздела соглашения, - об отмене старых договоров и установлении границы, - соответствовали тексту проекта соглашения. В 1926 г. СССР и Китай вновь сели за стол переговоров с целью установления границы и заключения соответствующего нового соглашения. Однако в тех исторических условиях переговоры завершились безрезультатно. Граница между двумя странами не могла быть определена, а новый равноправный договор не мог быть заключен. Вопрос о китайско-советской границе превратился в историческую проблему. Правительства, находившиеся у власти в Китае в период [буржуазной] республики более не поднимали этот вопрос.

Получить полный текст

В х гг. советское правительство воспользовалось нестабильностью обстановки в Китае и, нарушая положения старых неравноправных договоров о границе и общепринятые нормы международного права, присоединило более 600 из более чем 700 островов на реках Уссури и Амур, прилегающих к китайскому берегу. Площадь захваченных островов составила 1000 кв. километров. В 1929 г. отношения между СССР и Китаем обострились из-за спора по поводу принадлежности КВЖД, вспыхнул вооруженный конфликт. В октябре 1929 г. советские войска перешли границу Китая. В ноябре того же года ими были захвачены Чжалайнор и Маньчжоули. Китайские войска потерпели поражение. В декабре 1929 г. Нанкинское правительство подписало Протокол соглашения между Китаем и СССР в Хабаровске [Хабаровский протокол от 01.01.01 г.-прим. пер.]. Протокол полностью отражал мнение советской стороны. Был восстановлен статус-кво КВЖД, советская сторона прекратила боевые действия и отозвала войска. Конфликт на КВЖД был первым крупным вооруженным столкновением СССР и Китая. Однако этот конфликт был вызван разногласиями по поводу КВЖД и не имел отношения к пограничному вопросу.

В результате инцидента 18 сентября 1931 г.[якобы имевшая место в этот день попытка взрыва китайскими войсками ж/дорожного полотна близ г. Шэньяна, использованная Японией как повод для вторжения в Маньчжурию - прим. пер.] империалистическая Япония начала агрессию в отношении Северо-Восточного Китая. В связи с этим в международных отношениях на Дальнем Востоке произошли серьезные изменения. В декабре 1932 г. между СССР и Китаем были восстановлены дипотношения.

После завершения Второй Мировой войны, в 1945 году, в ходе подготовки к заключению Договора о дружбе и союзе [заключен 14 августа 1945 г. - прим. пер.], между советской и китайской сторонами выявились глубокие разногласия по поводу статуса Северо-Восточного Китая, Внешней Монголии, КВЖД и др. вопросам. Однако стороны не стали обсуждать вопрос о границе.

Поражение гоминьдановского правительства обусловило поворот основного вектора советской политики в Китае от Гоминьдана к КПК. Отношения между СССР и Китаем вновь изменились.

Резюмируя вышеизложенное, можно сказать, что накануне образования КНР в вопросе о границе между СССР и Китаем обстановка оставалась сложной. Имели место расхождения между линией границы, определяемой старыми договорами, линией границы, нанесенной на карты и той линией границы, которая контролировалась в действительности. Тем не менее, обстановка на границе продолжала оставаться стабильной.

2. Возврат к обсуждению вопроса о границе и эскалация пограничных столкновений

    Сразу после своего образования, КНР вошла в социалистический лагерь под руководством СССР и начала осуществление внешней политики в соответствии с принципом "одной стороны". С СССР был заключен дружественный союз, Китай пользовался поддержкой и помощью Советского Союза в политической, экономической, технической и других сферах. Таким образом была обеспечена материальная база и стабильная международная обстановка, необходимые для построения КНР. Следует особо отметить период с 1954 г. до ХХ съезда КПСС в 1956 г. В этот период в "китайской" политике СССР происходят большие изменения. Начинается исправление ошибок, допущенных Сталиным в отношениях СССР с новым Китаем. Были в основном решены проблемы, доставшиеся в наследие от сталинского периода. Сотрудничество СССР и Китая стало развиваться на равноправной основе, а отношения стали еще более тесными и теплыми. В этих условиях вопрос о границе естественным образом отошел на задний план. В приграничных районах КНР и СССР в 50е годы царил покой. Однако старые договора сохраняли свою силу и пограничная проблема не получила разрешения. Причина пограничных столкновений лежала в прошлом.

  После ХХ съезда КПСС между компартиями СССР и КНР возникли серъезные разногласия по вопросам критики , мирного перехода [от капитализма к социализму] и мирного сосуществования двух систем. КПК выразила недовольство политикой , событиями в Польше и Венгрии и проявлениями великодержавности. Если ранее Мао Цзэдун был склонен поддерживать политику Москвы в любом вопросе, то теперь, находясь под впечатлением от десталинизации СССР, он постепенно начал менять свои взгляды. Свойственное группе Хрущова полное отрицание идей Сталина и указанного им пути вызывало настороженность [Мао]. В экономике он начал постепенно отходить от курса на строительство, полностью опирающееся на помощь СССР, а в политике - начал поиск модели построения социализма, более соответствующей реалиям КНР. Число неразрешимых противоречий между СССР и КНР росло. К концу 1950х гг. КПСС и КПК коренным образом разошлись в вопросах осуществления социалистической революции, построения социализма и выбора внешнеполитической стратегии. Расхождение в вопросах партийной стратегии обусловило диаметральную противоположность государственных интересов СССР и КНР. Стремясь принудить Китай к подчинению, Хрущев отозвал находящихся в КНР технических специалистов, разорвал экономические соглашения и принял некоторые другие меры. Таким образом он первым сделал шаг к разрыву межгосударственных отношений. В этих условиях был вновь поднят вопрос о границе. Старая рана вновь открылась.

Получить полный текст

В начале сентября 1959 г. начальник отдела Дальнего Востока МИД СССР Михаил Тимянин (?, 米哈伊尔·齐米亚宁 ) подготовил для секретный 30-страничный доклад "О политическом, экономическом и международном положении КНР". В докладе, в частности, говорилось: "Вскоре после ХХ съезда КПСС в КНР развернулась кампания по борьбе с "догматизмом" и т. н. "движением ста цветов"...Правые элементы предъявляют многочисленные территориальные претензии к СССР". Чиновник советского МИДа полагал: "Хотя цель подобных высказываний, появляющихся в рамках политической борьбы, определить достаточно трудно, они несомненно представляют собой часть враждебного замысла по отношению к нашим друзьям". Далее вновь следует указание на то, что "на фоне шумихи, в официальных изданиях начинают выдвигаться "территориальные претензии к СССР"(8). Мы видим первую реакцию на позицию Китая в пограничном вопросе, содержащуюся в официальном правительственном документе, ныне оказавшемся в распоряжении историков. Хотя в отношениях между СССР и КНР уже имеет место четкая тенденция к ухудшению, Тимянин все еще полон сомнений по поводу возврата Китая к обсуждению старых проблем, он не связывает "высказывания правых" с позицией китайского правительства.

В конце сентября 1959 г. после завершения своего визита в США, прибыл в Пекин для участия в праздновании 10й годовщины образования КНР. 2 октября, в ходе 7-часовых переговоров с Мао Цзэдуном и другими руководителями КНР, Хрущев указал китайской стороне на пограничный конфликт между Китаем и Индией. Чжоу Эньлай парировал: "Вы тоже плохо решаете территориальный вопрос, вы хотите говорить об этом?"(9). Таким образом он указал на то, что в отношениях двух стран имеются территориальные вопросы, ожидающие разрешения. Впервые после "медового месяца" в отношениях КНР и Советского Союза, руководители двух стран вступили в столь ожесточенный спор.

В августе 1960 г. Советский Союз спровоцировал первый пограничный инцидент в районе перевала Буз-Айгыр в китайском Синьцзяне. В апреле-мае 1962 г. около 60 тысяч китайских граждан перешли на советскую территорию в районе Или и Тачэна [Чугучак - прим. пер.]. Покой и мир в приграничных района СССР и КНР были нарушены. В октябре того же года , выступая на сессии Верховного Совета СССР, вновь высказался по поводу отвественности КНР за китайско-индийский конфликт: "Советский Союз уверен, что Индия ничем не угрожает Китаю. То что китайская сторона в одностороннем порядке прекратила огонь - это хорошо. Но разве не лучше было бы китайским войскам в то же время вернуться на исходные позиции?"(10). Продолжая, Хрущев задал вопрос: почему Китай, споря с Индией, не требует возвращения Макао и Гонконга?(11) 

  Отвечая советскому руководству, 8 марта 1963 г. газета "Жэньминь Жибао" в передовице "По поводу заявления компартии США" назвала Айгуньский, Пекинский и Илийский договора неравноправными и навязанными Китаю правительством царской России. Статья повторяла декларации правительства Нового Китая, сделанные после образования КНР, о том, что прежние договора, заключенные между Китаем и иностранными государствами, должны быть пересмотрены, аннулированы, изменены и заключены заново. По поводу всех нерешенных исторических вопросов китайское правительство последовательно выступало за их мирное решение путем переговоров при сохранении существующего положения на все время дискуссии. В статье говорилось: "Вы упоминаете проблему Гонконга и Макао? Означает ли это, что настало время разрешить все вопросы, связанные с неравноправными договорами, произвести окончательный расчет?" Далее, 27 сентября 1963 г. МИД КНР направило официальную ноту советскому правительству, подняв вопрос о неравноправных договорах. 19 ноября МИД КНР вновь выступило с нотой, в которой говорилось, что "на всем протяжении китайско-советской границы имеется очень много проблем, требующих обсуждения"(12).

С этого времени вопрос о границе занимает важное место в повестке дня советско-китайских переговоров. 8 февраля 1964 г. стороны начали консультации по пограничным вопросам в Пекине. В ходе переговоров китайская сторона потребовала от советских представителей признания всех договоров, заключенных между правительствами царской России и цинского Китая, неравноправными. Советская сторона отказалась это сделать. Обе стороны остались на своих позициях и по этой причине переговоры завершились безрезультатно. В это время, 26 апреля, "Жэньминь Жибао" опубликовала комментарий по поводу послания руководителям зарубежных государств от 01.01.01 г. о мирном разрешении территориальных и пограничных споров. В комментарии говорилось, что "отказ от военного способа разрешения территориальных и пограничных споров" является "новой уловкой в интересах империализма". Мао Цзэдун и другие руководители КНР расценили послание Хрущева как ревизионистский документ, противоречащий марскистско-ленинскому учению (13).

Получить полный текст

10 июля 1964 г. на встрече с представителем Социалистической партии Японии Кодзо Сасаки, Мао Цзэдун заявил: "Примерно сто лет назад район к востоку от Байкала стал территорией России и с тех пор Владивосток, Хабаровск, Камчатка и другие пункты являются территорией Советского Союза. Мы еще не представляли счета по этому реестру" (14). Это было первое заявление главного руководителя КНР по вопросу о советско-китайской границе, адресованное зарубежной аудитории. Это заявление вызвало широкий резонанс. 10 сентября Мао Цзэдун вновь коснулся этой темы в беседе с французскими гостями. Он сказал, что речь не идет о немедленном возврате Советским Союзом полутора миллионов квадратных километров территории, а о том, что договора, [по которым эта территория стала советской], являются неравноправными и таких вопросов очень много (15). Таким образом Мао Цзэдун определил позицию и цели Китая в советско-китайском пограничном вопросе. Вскоре последовала реакция Советского Союза. На встрече с японскими парламентариями 15 сентября Хрущев сделал резкое заявление, сказав, что "территория СССР является исторически сложившейся", "границы СССР священны, и тот, кто рискнет нарушить их, получит решительный отпор представителей всех народов Советского Союза". Хрущев также заявил: "Китайские императоры прошлого были еще большими захватчиками, чем русские цари. Они оккупировали Монголию, Тибет и Китайский Туркестан"(16). В октябре Мао Цзэдун вновь высказался по поводу захвата китайской территории Россией, заявив, что Китаю "сейчас следует не заниматься болтовней, а предпринять наступление", заставить Хрущева "понервничать". Целью этого является "достижение приемлемого положения на границе и заключение приемлемого пограничного договора"(17). Таким образом, в течение каких-то трех месяцев лидеры обеих стран, используя встречи с зарубежными гостями в качестве трибуны, обменялись колкостями, стремясь перехватить инициативу в переговорах о границе. Следует обратить внимание на то, что одновременно со словесной пикировкой, Советский Союз предпринял реальные меры по усилению своего военного присутствия в пограничных районах. В июле 1963 г. СССР и МНР подписали "Соглашение о советской помощи МНР в обеспечении обороны ее южных территорий", по которому советские войска были расквартированы в Монголии. В январе 1966 г. СССР и МНР подписали еще более важный "Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи", имевший характер военного пакта. Угрожая Китаю военной силой, Советский Союз выдвинул войска на позиции, находящиеся на расстоянии всего лишь нескольких сотен километров от китайской столицы. У Китая возникло ощущение прямой военной угрозы. Одновременно с усилением военного давления, Советский Союз начал систематически организовывать инциденты на советско-китайской границе. С октября 1964 по март 1969 г. по вине Советского Союза на границе произошло 4189 происшествий, что в два с половиной раза больше, чем в период с 1960 по 1964 г.(18). Произошел новый скачок эскалации напряженности на границе.

После начала "Великой Культурной революции" в 1966 г., советские пограничники спровоцировали серьезные инциденты на реке Уссури. Ареной столкновений стали китайские острова Чжэньбаодао [Даманский - прим. пер.] и Цилициньдао [Киркинский - прим. пер.]. С 1966 по 1968 г. противоборствующие стороны в этом районе постепенно переходили от устных перепалок к взаимному выталкиванию [со спорной территории] и потасовкам, в ходе которых советские солдаты палками избивали китайских граждан. В январе 1968 г. советские пограничники использовали бронемашины для вытеснения местных китайских жителей. При этом было задавлено насмерть 4 китайских граждан. Это был первый случай серьезного кровопролития на границе. В конце 1968 - начале 1969 г. вооруженные советские пограничники неоднократно выдвигались на остров Чжэньбаодао на бронемашинах и грузовиках, перехватывали и избивали китайские пограничные патрули. 7 февраля 1969 г. имел место опасный инцидент, когда советские пограничники сделали в направлении китайского пограннаряда несколько одиночных выстрелов из автоматов (19). Число инцидентов на советско-китайской границе постоянно росло и в конце-концов вылилось в крупномасштабный вооруженный конфликт в районе острова Чжэньбаодао в марте 1969 г. Защищаясь, китайские войска предприняли контратаку и отстояли суверенное право Китая на свою территорию. Гегемонистской политике правительства Брежнева был дан мощный отпор.

3. Причины эскалации китайско-советского пограничного конфликта

 Постепенная эскалация китайско-советского пограничного конфликта, кульминацией которого стали события на о. Чжэньбаодао, явилась отражением процесса ухудшения межгосударственных отношений двух стран. В специфических исторических условиях, характеризующихся постоянной военной угрозой со стороны СССР и непрекращающимися враждебными акциями на границе, Мао Цзэдун, стремившийся к обеспечению безопасности страны, с середины 1960х гг. начал искать путь изменения внешнеполитической стратегии. Проблема китайско-советской границы стала фактором, позволившим [ему] перенацелить внешнюю политику Китая, обеспечив прорыв в деле нормализации американо-китайских отношений и мобилизовать различные мировые политические силы для противодействия советскому гегемонизму.

Получить полный текст

В начале 1960х гг., в условиях советско-американского противостояния, Мао Цзэдун начал отход от политики "одной стороны", направленной против США в союзе с СССР. В качестве альтернативы была выдвинута стратегия "борьбы на два фронта - против империализма и ревизионизма"(при этом "советский ревизионизм" был обозначен как противник КНР). При распределении сил в этой борьбе, Мао Цзэдун продолжал уделять основное внимание американскому империализму, как главному противнику. Однако в понимании американской угрозы произошли изменения. Мао Цзэдун считал США самым сильным, но в то же время и самым слабым империалистическим государством, т. к. его "руки протянулись слишком далеко", контролируемых территорий слишком много, а силы слишком рассеяны. В результате получается нечто, напоминающее одновременную "охоту десяти пальцев за десятью блохами"(20). Когда в мае 1961 г. США начали "специальную военную операцию" на юге Вьетнама, Мао Цзэдун сразу же стал внимательно следить за развитием обстановки. Начиная с 1962 г. Китай стал принимать участие в событиях в Юго-Восточной Азии. Когда Китай, Северный Вьетнам и другие страны ЮВА выступили сообща - США просто не были в состоянии их сожрать(2августа 1964 г., после "инцидента в Тонкинском заливе", т. е.в самом начале американской агрессии во Вьетнаме, Мао Цзэдун встретился с одним из руководителей Вьетнама Ле Зуаном. Рассуждая о возможности удара США по восточному Вьетнаму, Мао Цзэдун сказал: по всей видимости ни США, ни Вьетнам, ни Китай не хотят драться, поэтому драку не начнут. Он посоветовал центральному комитету компартии Вьетнама проявить выдержку и не раздражать Америку (22).

Мао Цзэдун считал, что "в ближайшем будущем врагом США является СССР, а в перспективе - Китай". Оценивая возможность нападения США на КНР, он говорил: империалисты - прагматики. Их не интересует то, что требует слишком много времени. Решив напасть на Китай, Америка должна будет привлечь к этому Японию. Если Япония откажется участвовать - Америка не решиться напасть (23).

В марте 1965 г. США начали постепенно наращивать активность боевых действий во Вьетнаме, одновременно нарушая воздушные и морские рубежи КНР в прибрежных районах и приграничных областях Гуанси и Юньнани. 2 апреля Чжоу Эньлай попросил президента Пакистана Аюб-хана довести до сведения американского президента Джонсона 4 принципа китайской политики в отношении США: КНР не стремится к войне с США; Китай держит свое слово; Китай выполняет все международные обязательства; Китай исполняет задуманное. Политика Китая в этом вопросе была осторожной и тщательно продуманной. А если США решились бы перенести войну на территорию Китая, то сколько бы людей ни задействовали, какое бы оружие (включая ядерное) ни использовали, - все равно нашли бы здесь свой конец (24).

Визит Аюб-хана [в США] был отложен, поэтому китайскому правительству не удалось получить ответ на свои инициативы непосредственно от президента Джонсона. Тем не менее, США ясно дали понять, что не планируют войну против Китая, равно как и вторжение в Северный Вьетнам. Эта информация была передана в ходе встречи американского и китайского послов в Варшаве (25).

В самой Америке широкое распространение получили антивоенные настроения, общественное мнение требовало прекращения [вьетнамской] кампании. Режим Брежнева решил воспользоваться тяжелым положением США, увязших во Вьетнаме, для расширения своей внешней экспансии. США всегда видели в СССР главную угрозу собственной безопасности. Под влиянием окриков Москвы, США начали подумывать о Китае, как о возможном союзнике против СССР и демонстрировать свою готовность к нормализации отношений. Мао Цзэдун и другие руководители КНР уделяли этому пристальное внимание.

С другой стороны, начиная с середины 1960х гг. Китай постоянно усиливал свое противодействие клике Хрущева. Подвергнувшись военному давлению со стороны СССР в приграничных районах, Мао Цзэдун начал расматривать китайско-советские отношения как фактор, важнейший с точки зрения государственной безопасности, защиты суверенитета и территориальной целостности КНР. Хотя на словах он продолжал декларировать приверженность делу одновременной борьбы с империализмом и ревизионизмом, острие этой борьбы было нацелено, главным образом, на СССР. В беседах с иностранными гостями в 1963-64 гг., Мао Цзэдун часто подчеркивал, что СССР "обладает ядерным оружием и является социалистической сверхдержавой". Ядерное оружие, говорил Мао Цзэдун, находится, в основном, в руках США и СССР, которые очень любят размахивать им, пугая людей. Хотя Китаю и удалось создать свою атомную бомбу, но в сравнении с США и СССР он все еще "не тянет даже на один палец из десяти"(26). Мао Цзэдун постоянно размышлял над возможностью нападения СССР на КНР. Поскольку планы Советского Союза заставить Китай покориться путем давления не могли увенчаться успехом, сохранялась вероятность военной агрессии. На встречах с иностранными гостями Мао Цзэдун часто задавался вопросом: "Может ли Хрущев напасть на нас, послать войска в Синьцзян, Хэйлунцзян, вторгнуться во Внутреннюю Монголию?" И сам же отвечал: "Может - не может, а нам нужно быть готовыми"(27). В 1964 г., на фоне эскалации Вьетнамской войны, Центральный комитет КПК принял решение о подготовке к войне и усилении трех военных округов. 2 сентября 1965 г. Госплан КНР вновь определил военное строительство в качестве одного из важнейших направлений государственного развития. С 18 сентября по 12 октября того же года на своих рабочих заседаниях ЦК КПК постановил "считать важнейшим направлением оборонное строительство, ускорить темпы развития, внести соответствующие изменения в планы индустрии"(28). Таким образом, экономика КНР была "переведена на военные рельсы". Эти изменения были реакцией Китая на события во Вьетнаме, однако ожидание возможных враждебных действий со стороны СССР также играло здесь большую роль. С точки зрения Мао Цзэдуна и США и СССР были "большими тиграми". Однако Китай "никогда не склонялся перед угрозой силы"(29). Мао Цзэдун также много размышлял над обстановкой внутри партии и государства. Он чувствовал, что в партии уже появились люди Хрущева, которые только и ждут случая, планируя реставрацию. А в целом по стране количество буржуазно-помещичьих элементов, мечтающих о реставрации прежних порядков, приближалось к 35 миллионам(30). Одновременно с углублением борьбы против мирового ревизионизма, Мао Цзэдун развернул острие классовой борьбы против внутрипартийных [группировок], поставив вопрос о проникновении ревизионизма в ЦК. Он подчеркнул: "Мы должны сохранять бдительность в отношении пособников Хрущева - карьеристов и интриганов, не допуская проникновения этих поганцев в руководящие органы партии и государства". [Мао Цзэдун] указал, что главной целью движения "четырех чисток" является клика "идущих по капиталистическому пути", захватившая власть в партии (31). Таким образом, в то время, как во внешней политике КНР произошел поворот от борьбы с американским империализмом к борьбе с советским ревизионизмом, в классовой борьбе внутри Китая произошел поворот от борьбы с идеями "мирного перехода"[от капитализма к социализму - прим. пер.] к борьбе с ревизионистскими идеями Хрущева. На этой идеологической основе и развернулась "Великая Культурная революция".

Получить полный текст

Отношения Китая и СССР продолжали ухудшаться. После вторжения СССР в Чехословакию в 1968 г. Китай немедленно указал на то, что Советский Союз встал на путь "социалистического империализма". Гегемонистские устремления СССР сильно беспокоили Мао Цзэдуна. С его точки зрения, "социмпериализм" СССР занял место американского империализма и превратился в главного врага Китая и всего мира. Таким образом, в области обеспечения безопасности Китай и США говорили на одном языке. Необходимость сопротивления СССР была основой для их сближения. Вскоре после этого разразившийся пограничный конфликт естественным образом привел к новому размежеванию мировых политических сил и еще более кардинальной корректировке курса на "борьбу против империализма и ревизионизма"... В конце 1960х гг. провокации СССР в отношении территории суверенного Китая и неуклонное обострение пограничного конфликта укрепили Мао Цзэдуна во мнении, что данную ситуацию можно использовать: во внутренней политике - для обуздания беспорядков и решения проблем, вызванных "Великой Культурной революцией"; во внешней политике - для формирования у народа четкого понимания советской угрозы (32), демонстрации всему миру агрессивности СССР и пробуждения у мировой общественности интереса к современному состоянию китайско-советских отношений. Ситуация позволяла также сплотить все разнородные классовые элементы китайского общества в условиях международной напряженности для отпора советскому гегемонизму.

Как раз в это время, в октябре 1968 г. 12 пленум ЦК КПК восьмого созыва постановил провести в подходящее время 9й съезд КПК. Этот съезд состоялся весной 1969 г.(33). Этот съезд должен был сформулировать и провозгласить новую стратегический курс партии, определить новые задачи и направления. Поэтому выбор момента проведения съезда был чрезвычайно важен. Впрочем, Мао Цзэдун [к тому времени] уже определил генеральную линию внутренней и внешней политики страны. Столкновение на Чжэньбаодао, которое произошло накануне съезда, отнюдь не был единичным инцидентом, но представляло собой элемент исторической обстановки.

На постоянные провокации советской стороны Китай ответил [военной] подготовкой и контрударом. Контрудар был неизбежен, вопрос состоял только в выборе времени и места. После кровавого инцидента на острове Цилициньдао [о. Киркинский на р. Уссури. 4 января 1968 г. китайскими властями на этом острове была организована крупномасштабная провокация с участием ок.500 кит. граждан - прим. пер.] Центральный военный совет КНР направил 24 января 1968 г. в Шэньянский, Пекинский и др. соответствующие военные округа телеграммы с требованием усилить режим охраны границы с СССР на восточном участке. В соответствии с требованиями Совета, пограничные войска должны были четко понимать свои цели и задачи, внимательно следить за обстановкой, выбирать время и место и, используя имеющиеся силы и средства, пресекать советские провокации. В то же время борьба на границе должна была подкрепляться дипломатическими и политическими мерами. Любое действие на границе должно было сопровождаться политическими заявлениями и информационными докладами (34). С начала 1968 г. до начала 1969 г. реакция пограничных войск КНР на советские провокации была ограниченной, что объяснялось соответствующими указаниями ЦК КПК и Центр. военного совета. Только к 25 января 1969 г. пограничники получили возможность спланировать ответные военные действия в районе о. Чжэньбаодао силами ок.3 рот. Часть этих сил должна была скрытно занять позицию на острове, а остальные - сосредоточиться в близлежащем пограничном посту Гунсы в полной боевой готовности. Руководство Шэньянского военного округа в целом согласилось с таким планом. 19 февраля свое согласие с планом высказали Генеральный Штаб и МИД. Генштаб вновь напомнил руководству Шэньянского и Хэйлунцзянского ВО о важности правильного выбора направления удара и тщательной подготовки контратаки. Чжоу Эньлай также указал на то, что в деле защиты границы с СССР "для успеха контратаки необходимо овладеть искусством политической борьбы и четко понять суть пограничной политики". ЦК КПК одобрил выбор о. Чжэньбаодао в качестве точки нанесения контрудара (35). До конца февраля 1969 г. китайские войска вели в районе о. Чжэньбаодао скрытую подготовку контратаки. 2 марта началась вооруженная схватка за остров.

После инцидента на о. Чжэньбаодао ЦК КПСС направил секретные доклад о случившемся руководителям компартий стран Восточной Европы. Из текста доклада видно, что первой реакцией советской стороны на случившееся были удивление и испуг. Текст доклада также свидетельствует о том, что советская сторона сделала вывод о предварительной подготовке [удара], проводившейся китайской стороной (36). Данный доклад не мог развеять ужас стран Восточной Европы перед советской агрессией. Меры военного характера, предпринятые СССР "по следам" китайского контрудара, были вполне реальны (37).

Основной вопрос, связанный с вооруженным конфликтом, состоит не в том, кто первым начал подготовку к удару и не в том, с чьей стороны прозвучал первый выстрел. Столкновение на о. Чжэньбаодао не было единичным инцидентом. Оно стало кульминацией длительного пограничного конфликта между КНР и СССР. Это был ответ Китая на непрекращающиеся провокации с советской стороны. Кроме того, этот инцидент произошел на китайской территории. С точки зрения истории, ключевым вопросом является время, избранное для нанесения удара. Благодаря этому маленький пограничный инцидент стал важным элементом межднародной политики Китая.

Получить полный текст

4. Последствия инцидента на о. Чжэньбаодао 

 Инцидент на о. Чжэньбаодао явился катализатором изменений внешней политики Мао Цзэдуна в начале 1970х гг.

Основным для понимания исторических процессов является не изучение самого пограничного инцидента, а изучение его последствий и реакции КНР на происшедшие события.

Во-первых, сразу же после событий на о. Чжэньбаодао по всему Китаю прошли многолюдные акции протеста против агрессии СССР на китайской территории. В течение ок.10 дней, с 4 по 12 марта, в этих акциях приняли участие 400 млн. военных и гражданских лиц (38).

Во-вторых, [эти события] способствовали мощному подъему антисоветского боевого духа по всему Китаю. 15 марта 1969 г., слушая доклад о событиях на о. Чжэньбаодао на заседании "Центрального культревкома", Мао Цзэдун указал: дайте им вторгнуться - и наши люди поднимуться. Перед лицом врага любые приготовления оправданы, т. к.мы защищаемся. Мао Цзэдун указал также: дайте врагу "потерять лицо". Пусть он перейдет р. Муданьцзян - и весь мир узнает об этом. С 1 по 24 апреля 1969 г. в Пекине работал 9 съезд КПК. С политическим докладом ЦК КПК на съезде выступил Линь Бяо. В докладе говорилось: нельзя игнорировать угрозу Китаю со стороны американского империализма и советского ревизионизма. Необходимо всемерно готовиться к их удару, к их внезапному удару, к обычной и ядерной войне. 28 апреля на одном из заседаний съезда Мао Цзэдун выдвинул лозунг "Готовиться к войне" и указал: "Удар на границе - это маленький удар. Если враг начнет крупномасштабное вторжение, то, по моему мнению, ему нужно немного уступить. Если враг продвинется вглубь [нашей территории], то это будет хорошо, ведь в этом случае он окажется в окружении наших народных масс". И вновь Мао Цзэдун бросил с трибуны съезда лозунг "Готовиться к войне". Между тем Советский Союз продолжал свою провокационную деятельность. Стремясь взять реванш, 13 августа [1969 г.] в районе Теректы (Жаланашколь - прим. пер.) в уезде Юйминь в Синьцзяне он организовал новое кровопролитное столкновение....

В-третьих, все действия Мао Цзэдуна, нацеленные на СССР, другим концом касались США. Получив доклад о событиях на о. Чжэньбаодао, Мао Цзэдун сказал:"Отношения между Китаем и СССР дали США богатую тему, сколько статей теперь появится!". Кроме того, Мао Цзэдун сказал, что раскол между СССР и КНР превратил намечавшуюся Соединенными Штатами "войну на два фронта" в "пол-войны" и отныне внешняя политика США будет строится на использовании противоречий между СССР и КНР (39). В феврале 1962 г. Мао Цзэдун поставил перед четырьмя маршалами - Чэнь И, Е Цзяньином, Сюй Сянцянем и Не Жунчжэнем, - задачу проанализировать международную обстановку. С 7 июня по октябрь [1962 г.] эта четверка под руководством Чжоу Эньлая изучила опыт 20 военных конфликтов и представила Центральному Комитету КПК ряд письменных докладов, в т. ч. "Драгоценное дерево, осеняющее весь мир" и "Взгляд на современную обстановку". Все доклады содержали всесторонний анализ соотношения сил трех крупнейших мировых держав - Китая, США и СССР, и делали следующие выводы: и КНР и США рассматривают советский ревизионизм в качестве противника; советский ревизионизм не может вести войну на два фронта одновременно и не может организовать крупномасштабную агрессию в отношении Китая. Кроме того, Чэнь И принадлежит идея использования противоречий между СССР и США, ставшая базой нормализации американо-китайских отношений (40).

В-четвертых, с начала 1969 г. американское руководство начало посылать Китаю миролюбивые сигналы, которые встречали активную реакцию китайского правительства. В конце 1969 - начале 1970 г. состоялась первая встреча хуацяо (китайские эмигранты - прим. пер.) с соотечественниками из КНР. 1 октября на трибуне Тяньаньмэнь Мао Цзэдун принял американского писателя Эдгара Сноу и пригласил его посмотреть праздничную демонстрацию, стоя подле себя. Это был жест, призванный продемонстрировать желание [Китая] установить мирные отношения с США.

По поводу событий международной жизни и пограничных инцидентов можно вступать в дискуссию. Реакция КНР на события в районе о. Чжэньбаодао, с одной стороны, находилась в русле традиционной политики и включала решения, необходимые и оправданные перед лицом советской военной и ядерной угрозы. С другой стороны - и это особенно важно, - эта реакция состояла в демонстрации всему миру (и в первую очередь - США) того факта, что КНР и СССР находятся на грани войны и уже не могут повернуть назад...Это означало, что у США и КНР появились общие интересы в сфере государственной безопасности. Это сыграло решающую роль в нормализации американо-китайских отношений и формировании их единой позиции в отношении СССР.

Весьма примечательна реакция СССР на советско-китайский пограничный конфликт и последующие меры правительства КНР. После инцидента на о. Чжэньбаодао советское руководство подозревало, что Мао Цзэдун намеревается обратиться за помощью к Западу и пойти на нормализацию отношений с империалистическими государствами, такими как США (41). Можно заметить, что советское руководство было весьма обеспокоено перспективой объединения КНР и США в борьбе против него. Поэтому оно, с одной стороны, усилило военную угрозу КНР, а с другой стороны - выражало желание возобновить диалог и реставрировать мирные отношения...Нормализация крайне обострившихся межгосударственных отношений отвечала интересам Китая. Кроме того, было весьма полезно выяснить планы СССР в отношении КНР. Поэтому Мао Цзэдун принял предложение Косыгина приехать в Пекин для переговоров. 11 сентября 1969 г. состоялись "переговоры в аэропорту" между Чжоу Эньлаем и Косыгиным. Стороны подписали соглашение, направленное на нормализацию текущей обстановки на границе, которое, в частности, предусматривало прекращение огня и отвод войск с позиций непосредственного соприкосновения в спорных приграничных районах (42).  

Получить полный текст

В ходе переговоров Косыгин также выдвинул ряд предложений по возобновлению железнодорожного и воздушного сообщения, телефонной ВЧ-связи; развитию экономического и торгового сотрудничества, согласованию форм сотрудничества в рамках намеченного пятилетнего плана 1970-75 гг. Отвечая, Чжоу Эньлай обещал передать эти предложения на рассмотрение ЦК КПК. От имени советского правительства Косыгин просил Чжоу Эньлая передать Мао Цзэдуну надежду на нормализацию отношений между двумя странами (4сентября Чжоу Эньлай направил Косыгину секретное послание с предложением впредь отказываться от военной силы (в т. ч.от применения ядерного оружия) для достижения своих целей. 26 сентября Косыгин ответил секретным посланием, в котором предлагал "принять меры к неукоснительному соблюдению воздушных рубежей СССР и КНР", а также заключить соглашение об отказе обеих стран от агрессии и использования военной силы в спорных вопросах (44). Это заявление, сделанное в пору максимального ухудшения наших отношений, имело огромную важность, т. к. свидетельствовало об отсутствии угрозы крупномасштабного вторжения в Китай. Тем не менее, инициативы СССР по нормализации советско-китайских отношений были вынужденной мерой, продиктованной боязнью американо-китайского сближения (45).

Как бы то ни было, устные заявления советского руководителя отнюдь не устраняло военного давления со стороны СССР приграничных районах, равно как и не снимало угрозы советской "ядерной дубинки". Мао Цзэдун не мог пойти на соглашение с СССР и вновь повернуть едва начавшиеся изменения китайской внешней политики. Это могло породить в стране идеологический хаос. В 7 часов вечера 11 сентября 1969 г. Косыгин вылетел из Пекина [на родину]. Вскоре после этого МИД КНР уведомило Посольство СССР в Пекине о том, что в текст публикуемого коммюнике о встрече двух премьеров будут внесены следующие изменения: слова "встреча была полезной и проходила в откровенной обстановке" будут исключены. Позднее сотрудник советского посольства Елизаветин спросил зам. министра иностранных дел КНР Цяо Гуаньхуа о причинах такого решения. Цяо указал пальцем наверх, намекая на то, что в Китае без согласия высшего руководства даже премьер Госсовета не может решать такие вопросы (46). Предложения Косыгина также практически не нашли отклика у китайской стороны. Вся страна продолжала жить в атмосфере подготовки к войне с СССР. В середине октября все части НОАК от столицы до самых окраин были приведены в состояние боевой готовности. В таких условиях мирные переговоры с Советским Союзом были исключены. 20 октября на советско-китайских переговорах о границе советская сторона отказалась вернуться к тексту соглашения, достигнутого в ходе "встречи в аэропорту", отрицая наличие "спорных районов"(47). Китайская сторона сделала вывод о том, что СССР отступил от наметившегося взаимопонимания. Вплоть до июня 1978 г. из-за разногласий в пограничном вопросе, советско-китайские консультации тянулись безо всякого результата.

Опыт советско-китайских встреч и консультаций показал, что, с одной стороны, Советский Союз опасается совместного выступления против него КНР и США. Исходя из этого, СССР не мог позволить себе вторжение в Китай и избегал пограничных конфликтов. Кроме того, он неустанно подчеркивал, что мирные отношения между КНР и СССР отвечают интересам двух стран, интересам соцлагеря, помогают борьбе против империализма и способствуют борьбе народов Вьетнама и др. стран (48). Но сохранявшееся военное давление со стороны СССР уже заставило Мао Цзэдуна сделать выбор в пользу сближения с США. Естественно, предложения советской стороны были оставлены им без внимания...

В 1970 г. Мао Цзэдун сломал стену отчуждения, в течение 20 лет разделявшую Китай и США. В 1971 г. начались американо-китайские контакты в рамках "пинг-понговой дипломатии". В феврале 1972 г. Мао Цзэдун и президент США Никсон впервые обменялись рукопожатием. После того, как было положено начало американо-китайскому союзу против СССР, в феврале 1973 г. и январе 1974 г. Мао Цзэдун выдвинул идеи "одной нити" и "одной плоскости"(49). В итоге им была окончательно выработана стратегическая линия "разделения трех миров"(50). Его идея состояла в том, чтобы путем разделения мира на три лагеря организовать широкое противодействие гегемонизму. Противостояние советскому гегемонизму являло собой первоочередную цель стратегии. Ее конечной целью было надежное обеспечение государственной безопасности КНР. Стратегия Мао Цзэдуна изменила соотношение мировых сил, открыла перед Китаем двери в западный мир, улучшила международное положение КНР, повысила престиж страны на мировой арене.

--

1. Сборник материалов по китайско-советским межгосударственным отношениям (), под ред. Се Сяньтянь, 1993 ( 薛衔天等编:《中苏国家关系史资料汇编(1917—1924)》(以下简称《汇编》),中国社会科学出版社1993年版), с.58 - Указанный сборник в дальнейшем для краткости именуется "Сборник".

Получить полный текст

2. Сборник, с.87

3. Сборник, с.241

4. Сборник, с.198

5. Сборник, с.206

6. Сборник, сс.212, 215, 218

7. Сборник, сс.242, 244, 247, 248, 249

8. Марк Крамер. Оценка китайско-советских отношений Министерством иностранных дел СССР накануне раскола, сентябрь 1959, Международный исследовательский центр Вудро Вильсона, Бюллетень международного проекта изучения истории Холодной Войны, зима 1995/96,с.178 (Mark Kramer, The USSR Foreign Ministry’s Appraisal of sino-Soviet Relations on the Eve of the Split, September 1959, Woodrow Wilson International Center for Scholars ed., Cold War International History Project Bulletin, Winter 1995/1996, p.178).

9. См. выступление Мао Цзэдуна на встрече с председателем оргкомитета французской технической выставки Жоржем Пике и другими 10 сентября 1964 г.

10.Специфические и сложные вопросы - История Коминтерна и китайско-советских межпартийных отношений (), под ред Чжоу Цивэнь и др., Народное издательство провинции Хубэй,1993, с.534 (周琪文等编:《特殊而复杂的课题——共产国际、苏联和中国共产党关系编年史(1919—1991)》,湖北人民出版社1993年版).

11. См. выступление Мао Цзэдуна на встрече с Жоржем Пике 10 сентября 1964 г.

12. Прохоров, А.(СССР), К вопросу о советско-китайской границе, Пекин: Шанъу иньшугуань,1977, с.210,212.

13. Встреча Мао Цзэдуна с Б. Балуку 9 октября 1964 г. (Б. Балуку — член Политбюро Албанской Партии Труда, зам. председателя Совета министров Албании, министр народной обороны. В 1975 г. был официально обвинён в «организации контрреволюционного путча против диктатуры пролетариата» и осуждён - по материалам сайта www.maoism.ru)

14. Прохоров, А., с.211.

15. Встреча Мао Цзэдуна с Жоржем Пике 10 сентября 1964 г.

16. Специфические и сложные вопросы, с.541.

17. Встреча Мао Цзэдуна с Цой Ён Геном (министр обороны КНДР - прим. пер.) 7 октября, с Б. Балуку 9 октября и с Жоржем Пике 10 сентября 1964 г.

18. Заявление правительства КНР по вопросу китайско-советской границы, "Жэньминь Жибао", 25 мая 1969 г.

19. Китайско-советский вооруженный пограничный конфликт в 1969 г., "Материалы для изучения истории партии", 1994, выпуск 5, с.4-6.

20. Встреча Мао Цзэдуна с Анн-Льюис Стронг 7 января 1964 г.,"Мао Цзэдун: избранные внешнеполитические документы", Изд-во документов центр. правительства, 1994,с.513.

21. Встреча Мао Цзэдуна с партийной делегацией Кубы 16 октября 1964 г., встреча Мао Цзэдуна с министром обороны Вьетнама в 1962 г.

22. Встреча Мао Цзэдуна с премьер-министром Вьетнама 5 октября 1964 г.

23. Встреча Мао Цзэдуна с А.-Л. Стронг 17 января 1964 г., с Цой Ён Геном 7 октября.

24. "Внешняя политика современного Китая", Изд-во Академии общественных наук КНР,1988, с.160; "Дипломатия Чжоу Эньлая(), под редакцией Исследовательского отдела МИД КНР, Изд-во "Мировое знание",1993,с.445 (《当代中国外交》编委会编:《当代中国外交》,中国社会科学出版社1988年版,第160页;中国外交部外交史研究室编:《周恩来外交活动大事记(1949—1975)》,世界知识出版社1993年版,第445页).

25. Мак-Фаркхар, "Истоки Культурной Революции"(MacFarquhar, The Origin of the Cultural Revolution), т.3,с.490. Это новая работа профессора Мак-Фаркхара, изданная Оксфордским университетом (на английском языке). Я получил возможность ознакомится с данной работой благодаря товарищу Ли Сянцяню из Отдела изучения истории партии.

26. Встреча Мао Цзэдуна с ген. секретарем компартии Индонезии И Ди 3 сентября 1963 г., встреча с французской парламентской делегацией 30 января 1964 г., встреча с ген. секретарем компартии Новой Зеландии Веркоксом 22 мая 1963 г.

27. Встреча Мао Цзэдуна с Ким Ир Сеном 27 февраля 1964 г., встреча с Цой Ён Геном 7 октября того же года, встреча с Б. Балуку 9 октября того же года.

28. Ма Цибинь, Чэнь Вэньби, Линь Юньхуэй (ред.), "Компартия Китая - 40 лет у руля ()", Изд-во материалов по стории КПК, 1989, с.262 (马齐彬、陈文斌、林蕴晖-等编:《中国共产党执政四十年(1949—1989)》,中共党史资料出版社1989年版).

29. Встреча Мао Цзэдуна с парламентской делегацией Франции 30 января 1964 г., встреча с Жоржем Пике 10 сентября того же года.

Получить полный текст

30. Встреча Мао Цзэдуна с делегацией компартии Японии 10 апреля 1964 г., переговоры с Ким Ир Сеном 29 февраля того же года, встреча с руководителем культурной делегации партии Патриотический фронт Лаоса (?) Сун Си 4 сентября тогоже года.

31. "Компартия Китая - 40 лет у руля ()", с. 250, 255.

мая 1986 г. в беседе с Дэн Сяопин указал: "Если быть точным, то последние 30 лет китайцы жили с ощущением угрозы [извне]". См."Избранные произведения Дэн Сяопина",т.3, с.292. Издание Жэньминь чубаньшэ, 1993

33. Первые соображения по поводу созыва 9го съезда КПК появились в ЦК партии в конце 1967 г. Вопрос состоял в выборе момента проведения съезда (см. "Мао Цзэдун о 9м съезде КПК и об общих вопросах партийной жизни", 5.11.67г.).

34. Ли Кэ, Хао (Хэ?) Шэнчжан, "НОАК в годы Великой Культурной революции", Изд-во материалов по истории КПК, 1989, с.318.

35. Там же, сс.319-320.

36. В докладе говориться, что согласно данных медицинского освидетельствования тел погибших советских пограничников, выстрелы и штыковые удары производились с минимального расстояния - в упор. См. Документ № 1 из Объединенного архива соц. партий Восточной Германии: Сообщение советского руководства по поводу советско-китайских пограничных столкновений 2 марта 1969 г., Бюллетень международного проекта по изучению истории Холодной Войны, зима 1995/96, сс.189-190 (Document No.1: Soviet Report to GDR Leadership on 2 March 1969 Sino-Soviet Border Clashes, Cold War International History Project Bulletin, Winter 1995/1996).

37. В бою за о. Чжэньбаодао 15 марта 1969 г. обстановка требовала от советского командования использования танков и артиллерии. Однако без санкции Брежнева или министра обороны СССР Гречко никто не осмеливался отдать соответствующий приказ. Только после полудня советские войска смогли оказать помощь пограничникам. См. А.Елизаветин, Переговоры  и Чжоу Эньлая в Пекинском Аэропорту, Проблемы Дальнего Востока,1992,№5,сс.44,62.

38. См. Жэньминь Жибао,13.03.69

39. У Сюйцзюнь, "Мао Цзэдун: сокровенное". В сборнике "Вспоминая Мао Цзэдуна", Изд-во документов ЦК КПК, 1993, т.2,сс.644-645.

40. Сюн Сянхуэй, "В преддверии нормализации американо-китайских отношений", в кн."Материалы по истории КПК", т.42, с.72,87.

41. Документ №1: Сообщение сов. правительства руководству ГДР о советско-китайских пограничных столкновениях 2 марта 1969 г., сс.189-190.

42. Внешняя политика современного Китая, с.126

43.А. Елизаветин, Переговоры  и Чжоу Эньлая в Пекинском Аэропорту, Проблемы Дальнего Востока,1993, сс.117-118; документ № 3: советское сообщение о встрече Косыгина и Чжоу Эньлая 11 сентября 1969 г., Бюллетень межднародного проекта изучения истории Холодной Войны, зима 1995/96, с.192 (Document No.3: Soviet Report on 11 September 1969 Kosygin-Zhou Meeting, Cold War International History Project Bulletin, Winter 1995/1996).

44. А. Елизаветин, с.57.

сентября 1969 г. в Хабаровске (Боли) состоялось совместное заседание партийного и советского руководства Хабаровского края, посвященное мерам сов. правительства по нормализации советско-китайских отношений. Семь выступавших на заседании приветствовали решения инициативы высшего руководства. См. Документ № 1: стенограмма заседания партийного и советского руководства 22 сентября 1969 г.; Документ № 2: доклад Хабаровского краевого комитета КПСС от 01.01.01 г., Бюллетень межднародного проекта изучения истории Холодной Войны, зима 1995/96, сс.194-198 (Document No.1: Stenographic Record of Meeting of Khabarovsk regional and city party officials, 22 September 1969; Document No.2: Information Report Sent by Khabarovskiy Kray(Territory) Committee to CPSU CC, 22 September 1969, Cold War International History Project Bulletin, Winter 1995/1996).

46. А. Елизаветин, Проблемы Дальнего Востока, 1993, № 1,с.119.

47. А. Елизаветин, Проблемы Дальнего Востока, 1993, № 1,с.113-115. Некоторые китайские источники указывают, что в ходе встречи Косыгин был согласен с такой постановкой вопроса - см. "Внешняя политика современного Китая",с.242. Кроме того, Чай Чэнвэнь в воспоминаниях "Как мы под руководством Чжоу Эньлая вели переговоры о границе" пишет: "После длительного обсуждения этой концепции, Косыгин сказал: "Спорные районы - это те [территории], которые вы считаете своими, а мы - своими", см. "Документы партии", выпуск 3 за 1991 г.,с.47 ("周恩来领导我们进行边界谈判", "党的文献",1991年第3期).

48. Документ № 3: советское сообщение о встрече Косыгина и Чжоу Эньлая 11 сентября 1969 г., с.192

49. Встреча Мао Цзэдуна с Г. Киссинджером 17 февраля 1973 г., встреча Мао Цзэдуна с министром иностранных дел Японии 5 января 1974 г. Идея "одной линии" означает формирование оси "Китай - Япония - Пакистан - Иран - Турция - Европа - США". Идея "одной плоскости" подразумевает вовлечение в орбиту политики этой оси прилегающих стран.

50. Встреча Мао Цзэдуна с президентом Замбии 22 февраля 1974 г.

Ершова



Подпишитесь на рассылку:

КНР

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства