Контент-платформа Pandia.ru:     2 872 000 материалов , 128 197 пользователей.     Регистрация


Правовое регулирование суррогатного материнства в России

 просмотров

На правах рукописи

МИТРЯКОВА Елена Сергеевна

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА В РОССИИ

12.00.03- Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

(юридические науки)

АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Тюмень

2006

2

Работа выполнена на кафедре гражданского права и процесса Института государства и права Тюменского государственного университета.

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент

Лукьяненко Марина Федоровна

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Рыбаков Вячеслав Александрович

кандидат юридических наук, доцент

Воронина Зульфия Исмаиловна

Ведущая организация: Челябинский государственный университет

Защита состоится «27» декабря 2006 г. в 12 часов 00 минут на заседании диссертационного совета Д 170.003.01. при Российской академии правосудия а, 9 этаж; зал заседаний дисс. совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии правосудия.

Автореферат разослан « » ноября 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор Сафонов В. Е.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

На естественный процесс репродукции пытались влиять во все времена. Сегодня, благодаря быстрому прогрессу медицинской науки и использованию научных достижений в лечебной практике, значительно расширились возможности преодоления бесплодия. К мерам медицинского вмешательства, стимулирующим репродуктивные процессы, помимо всем известного искусственного оплодотворения и осеменения, относится и такой способ, при котором эмбрион, зачатый в пробирке, переносится в организм так называемой суррогатной матери для вынашивания и рождения ребенка с последующей его передачей заказчикам (генетическим родителям). Роль суррогатной матери заключается в том, чтобы выносить и родить здорового ребенка лицам, его ожидающим.

Цель данного метода вспомогательных репродуктивных технологий (далее – ВРТ) − частичное разрешение проблемы бесплодия, ведь в результате социальных катаклизмов, ухудшения экологии в мире непрерывно растет число лиц, не обладающих естественной способностью к рождению детей. Согласно медицинской статистике, 20% всех супружеских пар, находящихся в детородном возрасте, бесплодны, причем причины бесплодия в равной степени распределены между полами. Число не способных к деторождению пар в России достигает почти 6 миллионов[1].

До декабря 1995 года в семейном законодательстве не существовало такого понятия, как «суррогатная мать», поэтому признание прав генетических родителей на ребенка осуществлялось только через усыновление. Первого марта 1996 года вступил в силу новый Семейный кодекс, где в статьях 51 и 52 суррогатное материнство признано как юридический факт, кроме того, отмечается, что «лица, состоящие в браке между собой и давшие согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка с согласия женщины, родившей ребенка».

Одновременно с первым рожденным суррогатной матерью ребенком правовые вопросы, связанные с данным методом вспомогательных репродуктивных технологий (порядок оформления родительских прав, отказ суррогатной матери отдать ребенка, ее ответственность за несоблюдение режима и другие), в нашей стране стали предметом широкого обсуждения юристами.

Возникновение проблем правового характера в основном связано с отсутствием четкого законодательного регулирования в данной области в силу относительной новизны суррогатного материнства. В России его «узаконивание» не снимает всех юридических вопросов, возникающих в связи с применением данного метода вспомогательных репродуктивных технологий.

В настоящем диссертационном исследовании проанализировано российское законодательство в сфере применения суррогатного материнства, правоприменительная практика, сложившаяся в центрах экстракорпорального оплодотворения, судебная практика зарубежных стран, взгляды ученых на проблемы, возникающие в связи с вынашиванием ребенка суррогатной матерью.

Актуальность выбранной темы исследования заключается в том, что ни в российском законодательстве, ни в научных трудах нет ответов на многие правовые вопросы, возникающие и могущие возникнуть в связи с заключением договора о суррогатном материнстве. Без ответов остаются следующие вопросы: кто будет записан отцом ребенка, если суррогатная мать решит оставить его себе; имеет ли она право прервать беременность; могут ли генетические родители отказаться от ребенка; кто будет нести ответственность за рождение больного ребенка; вправе ли прибегать к услугам суррогатной матери не только супружеские пары; является ли данный способ рождения детей исключительно методом терапии бесплодия или в качестве заказчиков могут выступать и женщины, не желающие вынашивать ребенка самостоятельно. Кроме того, на законодательном уровне не дано определение понятия суррогатного материнства. Очевидно, что правовое регулирование данного метода вспомогательных репродуктивных технологий в России на сегодняшний день находится на невысоком уровне.

Несмотря на то, что суррогатное материнство имеет в нашей стране уже более чем десятилетнюю историю, комплексный научный анализ по вопросам его правового регулирования отсутствует.

Степень научной разработанности проблемы

Теоретической основой настоящего исследования стали научные труды специалистов в области гражданского и семейного права.

Отдельные вопросы правового регулирования суррогатного материнства рассматривали в своих работах М. В.Антокольская, Л. Ю.Голышева, Е. В.Григорович, В. Н.Жуков, Э. А.Иваева, Э. В.Исакова, В. С.Корсак, Л. О.Красавчикова, Г. И.Литвинова, А. В.Майфат, М. Н.Малеина, Г. Б.Романовский, Л. К.Трунова, О. А.Хазова, О. А.Ханацкая, А. Н.Чаплыгин, и другие ученые.

В зарубежной правовой литературе некоторые проблемы суррогатного материнства исследовались Я. Дргонцом, П. Холлендером, А. Лейбовиц-Дори, Энджи Годвин МакЮеном и другими авторами.

Поскольку комплексный научный анализ по вопросам правового регулирования суррогатного материнства в России в настоящее время отсутствует, по мнению диссертанта, существует необходимость фундаментальных обобщений и раскрытия сущности основных проблем, возникающих и могущих возникнуть в процессе использования такого метода вспомогательных репродуктивных технологий как суррогатное материнство.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере применения суррогатного материнства (например, отношения между суррогатной матерью и заказчиками).

Предметом исследования являются нормы права, регулирующие вопросы, связанные с суррогатным материнством, судебная практика зарубежных стран по спорам, возникающим в связи с применением данного метода вспомогательных репродуктивных технологий, правоприменительная практика российских клиник по экстракорпоральному оплодотворению, идеи ученых-правоведов, касающиеся суррогатного материнства.

Цели и задачи исследования

Целью настоящего исследования является выявление и решение наиболее важных проблем теоретического (в том числе в работе сформулировано определение суррогатного материнства) и практического характера (предложен ответ на вопрос о том, кто может выступать в роли заказчиков) в области применения суррогатного материнства, а также разработка рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства в данной области на основе научного анализа российского и зарубежного законодательства, трудов ученых и правоприменительной практики в области суррогатного материнства.

Достижению поставленных целей способствовало решение следующих задач:

- определение понятия суррогатного материнства и договора о суррогатном материнстве;

- научный анализ современного российского и зарубежного законодательства в сфере применения суррогатного материнства;

- определение правовой природы договора о суррогатном материнстве, раскрытие его содержания, порядка и условий заключения, рассмотрение его соотношения с иными гражданско-правовыми договорами;

- рассмотрение вопросов об установлении происхождения детей и возможности одностороннего отказа сторон от договора суррогатного материнства.

Методологическая основа исследования

Методологическую основу диссертационной работы составляют применяемые в юридической науке и смежных с ней других науках методы исследования: формально-логический, диалектический, исторический, метод сравнительного анализа, статистический, социологический, технико-юридический и некоторые иные.

Теоретическая основа исследования

При написании диссертационной работы используются научные труды таких ученых-правоведов, как М. И.Брагинский, В. В.Витрянский, С. А.Денисов, Д. В.Дождев, В. А.Дозорцев, Б. Д.Завидов, В. А.Кабатов, В. А.Лапач, А. А.Мирошник, , А. Н.Танага, Р. А.Тельгарин, В. Ф.Яковлев, и других, а также ряд научных статей и публикаций в области социологии и медицины.

Нормативно-правовая и эмпирическая основа исследования

Нормативно-правовая база включает в себя прежде всего Конституцию Российской Федерации, части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации. Также в работе используются и другие нормативно-правовые акты гражданского, семейного и иного российского законодательства, в том числе приказы Минздрава Российской Федерации.

При подготовке диссертации автор опирался на основные положения Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 ноября 1948 года, а также международных правовых актов в области применения искусственных методов репродукции.

Для сравнения и поиска наиболее оптимальных решений спорных вопросов, связанных с применением суррогатного материнства, анализируются правовые акты зарубежных стран и ныне не действующие источники отечественного права.

При написании диссертации учитывался отечественный и зарубежный опыт правоприменения суррогатного материнства медицинскими учреждениями по экстракорпоральному оплодотворению, а также судебная практика зарубежных стран, возникающая по вопросам, связанным с данным методом вспомогательных репродуктивных технологий.

Научная новизна исследования

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что проведенное исследование является первым в нашей стране комплексным научным исследованием широкого круга теоретических и практических проблем, связанных с гражданско-правовым регулированием суррогатного материнства в России.

В настоящем исследовании впервые на основе анализа отношений в изучаемой сфере сформулированы конкретные предложения по совершенствованию законодательства в области правового регулирования данного метода вспомогательных репродуктивных технологий.

Прежде всего это касается предложения о возможности применения суррогатного материнства не только по медицинским показаниям, а также рекомендаций, направленных на защиту прав генетического отца ребенка и мужа суррогатной матери.

В настоящем исследовании впервые дано определение суррогатного материнства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.  Определение суррогатного материнства должно быть сформулировано на законодательном уровне.

В настоящем диссертационном исследовании предложено следующее определение: суррогатное материнство правовая связь между суррогатной (вынашивающей) матерью и супругами (заказчиками), возникающая по поводу имплантации в организм суррогатной матери генетически чужого ей эмбриона для его вынашивания, рождения ребенка и его последующей передачи заказчикам.

2.  Необходимо расширить основания возникновения правоотношений по суррогатному материнству, разрешив прибегать к данному способу рождения детей не только супружеским парам по медицинским показаниям (как это предусматривается в Приказе Минздрава № 67 от 01.01.2001), но и тем супружеским парам, в которых женщина просто не хочет вынашивать ребенка самостоятельно.

Анализ норм Семейного кодекса РФ свидетельствует, что возможность использования данного метода рождения детей предоставлена только супружеским парам. Незамужние женщины, не состоящие в браке мужчины и гомосексуальные пары не могут обращаться к услугам суррогатной матери. Поскольку статья 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан разрешает прибегнуть к искусственному оплодотворению и имплантации эмбриона «каждой совершеннолетней женщине детородного возраста», видится необходимым дополнить вышеназванную статью положением о том, что имплантация эмбриона в организм суррогатной матери допускается только в том случае, если заказчиками выступают супруги.

Поскольку на практике зачастую возникают ситуации, когда в качестве суррогатных матерей и генетических родителей желают выступить лица в возрасте 35-55 лет и старше или с соматическими и психическими отклонениями, диссертант считает, что следует на законодательном уровне закрепить требования, предъявляемые к суррогатным матерям и заказчикам.

Необходимо установить определенные возрастные ограничения для заказчиков. Также целесообразно распространить ограничения, установленные для усыновителей детей, и на лиц, желающих прибегнуть к услугам суррогатной матери. Следует внести пункт 4 в статью 127 Семейного кодекса РФ: «Пункт 1 настоящей статьи распространяется на лиц, состоящих в браке между собой и давших свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания».

В отношении суррогатных матерей следует на законодательном уровне определить перечень предъявляемых к ним требований, которые в настоящее время закреплены лишь на уровне приказа Минздрава.

3.  Учитывая, что на супруга суррогатной матери ложится не только определенная моральная нагрузка в период беременности жены, но и материальная ответственность за новорожденного в том случае, если женщина решит воспользоваться своим правом оставить ребенка (согласно принципу презумпции отцовства именно супруг суррогатной матери будет записан его отцом), представляется целесообразным на законодательном уровне установить необходимым получение его согласия на проведение экстракорпорального оплодотворения.

4.  Следует закрепить на законодательном уровне положение о том, что в случае если супруги не приобрели родительских прав в силу отказа суррогатной матери передать ребенка, то последняя лишается права требовать признания отцовства в от­ношении мужчины, предоставив­шего свой генетический материал. Положение генетического отца с точки зрения его участия в репродуктивной деятельности в данном случае, как и при искусственном оплодотворении, представляется одинаковым. В обоих случаях мужчина будет донором.

5.  Договор о суррогатном материнстве, заключенный между суррогатной матерью и заказчиками, является договором о возмездном оказании услуг.

Перечень договоров, к которым применяются правила главы 39 «Возмездное оказание услуг» (п. 2 ст. 779 ГК РФ), не является исчерпывающим. Однако было бы целесообразно дополнить его указанием на услуги по вынашиванию детей.

6. Представляется оправданным допустить возможность одностороннего отказа суррогатной матери и генетических родителей от договора не в любом случае, как это закреплено в пунктах 1 и 2 статьи 782 Гражданского кодекса РФ в настоящее время, а лишь при условии, если иное не предусмотрено договором. Такое решение обосновано отсутствием адекватной защиты заказчиков и исполнителя при отказе от договора одной из сторон.

7. Целесообразно принятие комплексного нормативно-правового акта (например, Федерального закона «О репродуктивных правах»), который будет содержать определение суррогатного материнства, основания возникновения правоотношений по нему, требования к сторонам договора, их права и обязанности, возможность отказа от договора и разрешит вопросы, связанные с установлением происхождения ребенка. Существование подобного документа позволит в некоторой степени устранить пробелы в законодательстве и решить спорные вопросы, касающиеся применения данного способа вспомогательных репродуктивных технологий.

Теоретическая значимость диссертации

Полученные в ходе исследования выводы развивают и дополняют юридический понятийный аппарат, позволяют развить теоретические основы российского гражданского и семейного права и могут быть использованы при проведении научных исследований в упомянутых отраслях права, а также в качестве материала для занятий в учебных заведениях юридического профиля.

Значимость исследования заключается также в возможности применения сформулированных в нем выводов в последующих теоретических исследованиях, посвященных правовому институту суррогатного материнства в России.

Практическая значимость диссертации

Результаты исследования могут быть использованы при разработке законопроектов (например, при подготовке проекта Федерального закона «О репродуктивных правах»), проектов изменений и дополнений в действующее законодательство, регулирующее вопросы, связанные с суррогатным материнством, в правоприменительной деятельности судов, а также при заключении сторонами конкретных договоров.

Апробация результатов исследования

Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права и процесса Института государства и права Тюменского государственного университета.

Основные положения диссертации опубликованы в научных статьях, докладывались и обсуждались на научно-практических конференциях (международная научно-практическая конференция «Судебная власть в России» в Институте государства и права Тюменского государственного университета в октябре 2004 г., всероссийская научно - практическая конференция «Проблемы юридической ответственности: история и современность» в Институте государства и права Тюменского государственного университета 8-9 апреля 2004 г., международная научно-практическая конференция «Обеспечение прав и свобод человека и гражданина» в Институте государства и права Тюменского государственного университета 17-19 ноября 2005 г.), задействованы в учебном процессе при ведении занятий по семейному праву.

Структура работы

Диссертация состоит из введения, девяти параграфов, объединенных в три главы, заключения и списка использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении диссертант обосновывает актуальность выбранной темы исследования, характеризует степень научной разработанности проблемы, определяет объект и предмет исследования, его цели и задачи, формулирует положения работы, выносимые на защиту и отражающие новизну, теоретическую и практическую значимость исследования, отмечает апробацию полученных результатов.

Глава первая работы «Понятие суррогатного материнства и источники его правового регулирования» состоит из трех параграфов.

В параграфе первом «Понятие суррогатного материнства» отмечено, что ни Семейный кодекс РФ, ни другой закон не содержат определения этого способа репродуктивной деятельности.

Определение суррогатного материнства, приведенное в приказе Минздрава № 67 от 01.01.2001 («один из методов терапии бесплодия, при котором отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма»), нельзя назвать совершенным прежде всего потому, что на законодательном уровне нет ограничений для применения суррогатного материнства исключительно в целях лечения бесплодия.

На основе анализа статьи 51 Семейного кодекса РФ («Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка») сделан вывод, что под суррогатным материнством понимается имплантация эмбриона другой женщине в целях его вынашивания.

Поскольку признаки, указанные в приказе Минздрава № 67, необоснованно сужают сферу от­ношений, которые фактически относятся к явлению суррогатного материнства, либо оставляют значительную часть отно­шений либо вне сферы правового регулирования, либо дают возможность считать их иными спосо­бами репродуктивной деятельности, очевидной становится необходимость закрепить понятие «суррогатное материнство» на уровне закона.

По мнению диссертанта, суррогатное материнство правовая связь между суррогатной (вынашивающей) матерью и супругами (заказчиками), возникающая по поводу имплантации в организм суррогатной матери генетически чужого ей эмбриона для его вынашивания и последующего рождения ребенка заказчикам.

Второй параграф главы первой «Эмбрион как объект гражданско-правовых отношений» посвящен определению правового статуса эмбриона.

На данный момент нельзя с уверенностью ответить на вопрос о том, является ли он предметом или субъектом правоотношений.

В Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека» эмбрионы упомянуты в числе разновидностей органов человека, имеющих отношение к процессу воспроизводства человека, при этом статья 2 Закона гласит, что его действие не распространяется на такие органы. Тем самым Закон выделяет эмбрионы из общего списка органов человека, отмечая тем самым специфику их правового статуса.

Исходя из анализа российского законодательства, человеческая жизнь начинается с момента появления ребенка на свет. Именно с фактом рождения ребенка связано возникновение его прав и свобод. Об этом сказано в пункте 2 статьи 17 Гражданского кодекса РФ: «Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью».

Таким образом, закон не признает правоспособным эмбрион человека, то есть не придает ему статус субъекта права.

В Гражданском кодексе Российской Федерации предусмотрено право наследодателя оставлять завещание не родившемуся, но уже зачатому ребенку.

Однако данный нормативный акт нельзя в полной мере назвать законом, признающим правосубъектность эмбриона[2]. Норма Гражданского кодекса направлена на будущее, что в дальнейшем после своего рождения ребенок будет обладать определенными правами. И условием реальной правоспособности в любом случае будет рождение ребенка живым. В данном случае закон лишь гарантирует охрану будущих прав человека, − тех прав, которые возникнут у него в будущем, в случае рождения живым. Таким образом, признавая эмбрион наследником, законодатель имеет в виду, что право на наследование возникнет у него в случае рождения живым[3].

Плод, находящийся в утробе матери, независимо от срока его развития рассматривается российским законодателем в качестве физиологической части организма, которой женщина вправе распоряжаться по своему усмотрению. Это означает, что законодатель относится к эмбриону как к системе клеток, тканей и органов, составляющих часть женского организма, то есть прежде всего как к предмету (отсюда вытекает, что его можно продавать, уничтожать и т. д. − что и делается). И это верно, поскольку если бы на законодательном уровне эмбрион признали субъектом правоотношений, были бы запрещены любые манипуляции с ним, начиная с абортов и редукции и заканчивая перенесением в тело суррогатной матери. Исходя из этого, следует прямо закрепить в Гражданском кодексе РФ, что предметом договоров могут выступать человеческие эмбрионы. Но, очевидно, эмбрионы следует отнести к объектам, ограниченным в обороте.

Практика показывает, что вовлечение эмбрионов в гражданский процесс становится объективной реальностью и игнорировать этот факт невозможно.

В третьем параграфе главы первой «Источники правового регулирования суррогатного материнства в России и за рубежом» констатируется, что в России существует определенный законодательный вакуум как в области регулирования репродуктивных прав граждан в целом, так и в области применения современных методов коррекции репродуктивных нарушений.

На сегодняшний день правоотношения в рассматриваемой сфере регулируются лишь разделом 7 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан -1, приказом Минздрава РФ (который затрагивает чисто медицинские вопросы: показания и противопоказания к применению данного метода, объем обследований пациентов) и двумя статьями Семейного кодекса РФ (раскрывают порядок установления родительских прав при рождении ребенка суррогатной матерью).

Все действующие в области здравоохранения нормативные акты, касающиеся рассматриваемых вопросов, приняты в разный период времени, носят разрозненный характер и порой не скоординированы между собой.

Представляется необходимым принять комплексный нормативный акт, где были бы урегулированы все спорные моменты, связанные с правовым регулированием суррогатного материнства (например, Федеральный закон «О репродуктивных правах»).

Далее автор обращается к опыту зарубежных стран в области правового регулирования суррогатного материнства.

На основе данных, приведен­ных Д. Шенкером и И. Эйзенбергом, можно выделить следующие группы стран:

-  страны, где суррогатное материнство разрешено зако­ном (Англия, ЮАР, Корея, Украина и ряд других);

Всего в мире лишь около 15 стран разрешают проведение операций по имплантации эмбрионов суррогатным матерям.

-  страны, где суррогатное материнство полностью запрещено законом (Франция, Германия, Голландия, Скандинавские страны);

Это не означает, что в данных юрисдикциях суррогатное материнство не существует − оно существует, но вытеснено «в подполье». В некоторых случаях предусмотрены санкции против врачей, в других случаях санкции направлены против договаривающихся сторон.

Суррогатное материнство во Франции противозаконно, «...и Верховный апелляционный суд постановил, что оно противоречит законодательству об усыновлении и нарушает положение о неотчуждаемости человеческого тела»[4].

В Германии «преступлением считается любая попытка «осуществить искусственное оплодотворение женщины, готовой отказаться от своего ребенка после его рождения (суррогатной матери), или имплантировать ей человеческий эмбрион»[5].

Если во Франции или Германии государственные органы обнаружат факт суррогатного материнства, все стороны этой договоренности будут подвергнуты ответственности, а ребенок будет передан в орган опеки;

- страны, где закон не запре­щает суррогатное материнство и при этом никак его не регламен­тирует (Латинская Америка, Таиланд, Индия).

Некоторые страны, разрешая в принципе суррогатное материн­ство, запрещают всякие коммерчес­кие сделки в этой области (напри­мер, Англия).

В целом в мире только в 30 странах имеется установленное законодательство или руководящие принципы в отношении методов вспомогательных репродуктивных технологий. Однако и в этих странах ученые-правоведы выражают обеспокоенность по поводу задержки обновления законов и отраслевых инструкций[6].

Глава вторая работы «Понятие договора о суррогатном материнстве, его правовая природа и содержание» состоит из трех параграфов.

В параграфе первом главы второй «Понятие и правовая природа договора о суррогатном материнстве» отмечено, что действующее законодательство не включает в себя определение договора о суррогатном материнстве. Анализируя данный договор, сравнивая его с другими гражданско-правовыми договорами, автор работы делает вывод, что договор о вынашивании ребенка может быть признан разновидностью договора о возмездном оказании услуг, ничтожного лишь в части обязанности суррогатной матери отдать ребенка заказчикам, поскольку признаки договора возмездного оказания услуг и договора о суррогатном материнстве во многом схожи.

Пункт 2 статьи 779 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что правила главы 39 «Возмездное оказание услуг» применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных. Договор о суррогатном материнстве мог бы быть с полным основанием упомянут среди поименованных в пункте 2 статьи 779 Гражданского кодекса РФ договоров возмездного оказания услуг. Пункт 2 статьи 779 Гражданского кодекса РФ звучал бы следующим образом: «Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию, услуг по суррогатному материнству и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса».

Поскольку в настоящий момент законодатель не оговорил в Гражданском кодексе РФ возможность применения норм главы 39 «Возмездное оказание услуг» к договору о суррогатном материнстве (изменения к пункту 2 статьи 779 Гражданского кодекса РФ), договор о суррогатном материнстве следует считать непоименованным договором.

В диссертационном исследовании предложено определение договора о суррогатном материнстве как соглашения, заключенного между суррогатной (вынашивающей) матерью и заказчиками, предметом которого выступает оказание возмездных услуг суррогатной матерью по вынашиванию и рождению генетически чужого ей ребенка для дальнейшей передачи его заказчикам.

В параграфе втором главы второй «Форма договора, его участники и порядок заключения» отмечено, что поскольку согласно п. 1 ст. 161 Гражданского кодекса РФ договор с юридическим лицом должен заключаться в простой письменной форме, на практике центры экстракорпорального оплодотворения заключают два договора: между суррогатной матерью и медицинским учреждением, где будет проводиться экстракорпоральное оп­лодотворение и дальнейшее наблюдение за протекани­ем беременности, и между этим медицинским учреждением и супругами-заказчиками. И тот, и другой договоры будут являться договорами на оказание медицинских услуг.

Что касается договора между суррогатной матерью и заказчиками, то на законодательном уровне о необходимости его заключения ничего не сказано. Однако поскольку такой договор носит возмездный характер, а сумма вознаграждения суррогатной матери, очевидно, превышает десять установленных законом минимальных размеров оплаты труда, то согласно пункту 1 статьи 161 Гражданского кодекса РФ он должен заключаться в простой письменной форме.

Существует противоречие между позицией, закрепленной в приказе Минздрава РФ № 67 от 01.01.2001, и положениями статьи 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан по поводу того, могут прибегать к помощи суррогатных матерей только бесплодные пары или же наличие медицинских показаний в данном случае не обязательно.

Ограничение на использование суррогатного материнства, установленное приказом Минздрава противоречит статье 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, которая предоставляет право «каждой совершеннолетней женщине детородного возраста» вне зависимости от ее семейного положения и фактора бесплодия прибегнуть к суррогатному материнству.

Учитывая принцип иерархии нормативных актов (Федеральный закон Российской Федерации и приказ Минздрава), можно сделать вывод, что прибегнуть к услугам суррогатной матери могут не только бесплодные женщины или те, которым опасно рожать, но и женщины, желающие избежать трудностей, связанных с беременностью и родами. Именно такая позиция закреплена Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Для устранения изложенных противоречий, предлагается исключить из пункта 7 приказа Минздрава № 67 перечень медицинских показаний к суррогатному материнству.

На основании статьи 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан право на имплантацию эмбриона предоставлено не только лицам, состоящим в браке, но и одиноким совершеннолетним женщинам.

Тем не менее анализ правовых норм, содержащихся в Семейном кодексе РФ (пункт 4 статьи 51, пункт 3 статьи 52), в Федеральном законе «Об актах гражданского состояния» (пункт 5 статьи 16), в приказе Минздрава № 67 (пункт 7), показывает, что обращаться к услугам суррогатной матери может лишь супружеская пара.

Диссертант разделяет позицию законодателя, закрепленную в Семейном кодексе РФ, о праве на заключение договора о суррогатном материнстве именно супругов. Во-первых, статья 51 Семейного кодекса РФ прямо говорит, что родителями ребенка записываются лица, состоящие в браке». Во-вторых, в случае, если одинокие женщины и мужчины будут вправе обращаться к услугам суррогатных матерей, ребенок еще до рождения будет обречен на воспитание в неполной семье. Ограничение права на репродуктивный выбор не состоящих в браке женщин и мужчин в данном случае будет обоснованным.

В России на законодательном уровне не определены требования, предъявляемые к заказчикам. На практике зачастую возникают случаи, когда в качестве генетических родителей желают выступить лица предпенсионного возраста или с явно заметными психическими отклонениями. Поскольку в приказе Минздрава № 67 от 01.01.2001 отмечены медицинские показания к суррогатному материнству, центры экстракорпорального оплодотворения сталкиваются с проблемой поиска оснований для отказа такого рода потенциальным заказчикам.

Было бы целесообразно на лиц, желающих прибегнуть к услугам суррогатной матери, распространить ограничения, установленные для усыновителей детей. Следует внести пункт 4 в статью 127 Семейного кодекса РФ: «Пункт 1 настоящей статьи распространяется на лиц, состоящих в браке между собой и давших свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания».

Помимо этого, кажется очевидной необходимость установить определенные возрастные ограничения для заказчиков, поскольку родители должны успеть воспитать ребенка.

В приказе Минздрава № 67 от 01.01.2001 определены требования, предъявляемые к суррогатным матерям: возраст от 20 до 35 лет; наличие собственного здорового ребенка; психическое и соматическое здоровье.

На практике медицинские учреждения зачастую обращают внимание лишь на состояние здоровья потенциальной суррогатной матери. Чтобы исключить распространение подобных тенденций, следует на уровне закона более четко определить требования к суррогатным матерям.

Параграф третий главы второй «Содержание договора» посвящен определению содержания рассматриваемого договора.

Поскольку договор о суррогатном материнстве – договор возмездного оказания услуг, обязанность исполнителя (суррогатной матери) – оказать по заданию заказчиков определенные услуги (вынашивание и рождение ребенка), а обязанность генетических родителей – оплатить эти услуги.

Таким образом, в договоре прежде всего должен быть решен вопрос об оплате услуг суррогатной матери.

Представляется целесообразным разработать типовую форму договора, заключаемого медицинским центром с суррогатной матерью и заказчиками, и утвердить ее в установленном порядке в Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Глава третья «Исполнение договора» состоит из трех параграфов.

Параграф первый главы третьей «Условия записи супругов родителями ребенка» содержит критические замечания положений пункта 4 статьи 51 Семейного кодекса РФ, согласно которым лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

Следует указывать в договоре, что если суррогатная мать не отказывается от ребенка в пользу генетических родителей, она должна возместить им все расходы, связанные с проведением операции, а также вернуть предоставленные ей средства на медицинское обслуживание, специальное питание и вознаграждение.

В любом случае решение о согласии суррогатной матери на передачу ребенка, предложенное в зако­не, является неверным, как не отвечающее интересам всех участников процесса суррогатного материнства, и прежде всего интересам лиц, ожи­дающих ребенка. Ведь суррогатная мать, в отличие от заказчиков, в момент подтверждения согласия на использование ее тела в качестве инкубатора не же­лает иметь собственного ребенка, нести со­ответствующие затраты, связанные с его развитием и воспитанием. Право суррогатной матери на односторонний отказ от исполнения договора при безупречном поведении ее контрагентов не кажется обоснованным.

Правовые вопросы должны быть решены именно в момент вступления субъектов в определенные отношения, а не в момент получения результата их совместных усилий. В против­ном случае вообще пропадает смысл вступления в эти отноше­ния, так как результат не может быть гарантирован (при этом не рассматриваются чисто медицинские проблемы, которые могут привести к неже­лательному результату).

Учитывая, что женщина, согла­сившаяся на роль суррогатной ма­тери, должна четко представлять себе правовые последствия такого действия во избежание возмож­ных конфликтов, целесообразно дополнить пункт 2 статьи 51 Семейного кодекса РФ (говорит о том, что супруги записываются родителями с согласия суррогатной матери) правилом, по которому суррогатная мать должна давать согласие на передачу ребенка еще до его зачатия через подписание соответствую­щего документа (договора), при этом данный договор приобретает юридическую силу сразу же после подписания, а не после его подтверждения суррогатной матерью после рождения ребенка.

В параграфе втором главы третьей «Установление происхождения детей при суррогатном материнстве» уделено внимание двум основным проблемам, связанным с вопросом установления происхождения детей – защита прав супруга суррогатной матери и генетического отца в случае, если суррогатная мать решит оставить ребенка себе.

В настоящее время регулирование последствий в случае, если женщина стала суррогатной матерью без согласия супруга, законодательством не предусмотрено.

Если суррогатная мать, состоящая в браке, воспользуется своим правом оставить ребенка себе, то исходя из предусмотренного пунктом 2 статьи 48 Семейного кодекса РФ принципа презумпции отцовства, отцом совершенно чужого ему ребенка будет зарегистрирован муж вынашивающей матери, хотя он мог возражать против того, чтобы его жена выступала в роли суррогатной матери, либо вообще об этом не знать. Нарушение прав мужчины в данном случае налицо, и его право оспорить впоследствии в судебном порядке свое отцовство, совершенно очевидно, не является надлежащим механизмом защиты его интересов. Единственной адекватной мерой, гарантирующей соблюдение его прав в рассматриваемой связи, является закрепление на законодательном уровне необходимости получать в обязательном порядке согласие мужчины на выполнение его женой услуг по вынашиванию ребенка.

Согласие супруга суррогатной матери на заключение договора было бы целесообразно закрепить как одно из условий удостоверения договора нотариусом.

Возможно предположить, что подобное условие будет в какой-то степени ограничивать права потенциальной суррогатной матери, но представляется, что эта ситуация укладывается в рамки статьи 55 Конституции РФ, предусматривающей возможность ограничения прав и свобод человека «в целях защиты... прав и законных интересов других лиц» (пункт 3).

Диссертант видит необходимость внести изменения в Семейный кодекс, ограничив в некоторых случаях право суррогатной матери устанавливать отцовство в судебном порядке (пункт 2 статьи 48 Семейного кодекса РФ). Если супруги не приобрели родительских прав из-за отказа суррогатной матери передать ребенка, то последняя должна быть лишена права требо­вать признания отцовства в отношении мужчины, предоставившего свой генетический материал.

Сведения об отце ребенка в случае, когда суррогатная мать решает оставить ребенка себе, должны вноситься по правилам, предусмотренным в пункте 3 статьи 51 Семейного кодекса РФ («В случае рождения ребенка у матери, не состоящей в браке, при отсутствии совместного заявления родителей или при отсутствии решения суда об установлении отцовства фамилия отца ребенка в книге записей рождений записывается по фамилии матери, имя и отчество отца ребенка – по ее указанию»).

В параграфе третьем главы третьей «Отказ от исполнения договора о суррогатном материнстве» рассматриваются наиболее спорные моменты, касающиеся права сторон на односторонний отказ от договора.

Согласно пункту 1 статьи 782 Гражданского кодекса РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Возмещение расходов, фактически понесенных суррогатной матерью в случае отказа генетических родителей от рожденного для них ребенка, вряд ли можно рассматривать в качестве адекватной меры защиты прав исполнителя.

Поскольку обязанность генетических родителей забрать ребенка у суррогатной матери на законодательном уровне не прописана, то и ответственность по статье 393 Гражданского кодекса РФ о взыскании с них убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, к ним применить нельзя.

Таким образом, представляется обоснованным дополнить пункт 1 статьи 782 Гражданского кодекса РФ, изложив его в следующей редакции: «Если иное не предусмотрено договором, заказчик вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов».

Тогда в случае отказа генетических родителей от рожденного для них ребенка с них можно будет взыскивать не только фактически понесенные суррогатной матерью расходы, но и расходы, которые она будет вынуждена нести в будущем на содержание ребенка до наступления им совершеннолетия.

Согласно пункту 2 статьи 782 Гражданского кодекса исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков. По отношению к заказчикам применение данной нормы права кажется несправедливым.

Если законодатель счел правильным установить право исполнителя на односторонний отказ от договора, необходимо предусмотреть механизм ограничения такого правоположения. Для этого достаточно дополнить пункт 2 статьи 782 Гражданского кодекса РФ, изложив его в следующей редакции: «Если иное не предусмотрено договором, исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг при условии полного возмещения заказчику убытков».

При такой формулировке пункт 2 статьи 782 Гражданского кодекса РФ в договоре с суррогатной матерью можно будет предусмотреть в отношении нее штрафные санкции в случае отказа от исполнения договора.

В заключении содержатся обобщения и выводы диссертанта, сделанные на основе диссертационного исследования, сюда также включены предложения по совершенствованию действующего законодательства о суррогатном материнстве.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ АВТОРА:

1.  Митрякова прав генетического отца по договору о заменяющем материнстве // Ученые записки: сборник научных трудов Института государства и права. Вып. 4. Тюмень: Изд-во Тюменского государственного Университета, 2002. − С. 57-59.

2.  Митрякова суррогатного материнства на законодательном уровне в России и за рубежом // Ученые записки: сборник научных трудов Института государства и права. Вып. 5. Тюмень: Изд-во Тюменского государственного Университета, 2003. − 182-186.

3.  Митрякова правового регулирования суррогатного материнства в России // Вестник Академии Российских энциклопедий (г. Челябинск). 2004. № 4 (14). − С. 30-33.

4.  Митрякова родительских прав при применении суррогатного материнства // Судебная власть в России: закон, теория, практика: сборник статей по итогам Межд. науч.-практ. конф. (19-20 ноября 2004 года; Тюмень). М.: Изд. группа «Юрист», 2005. − С. 806-808.

5.  Митрякова родительских прав при применении суррогатного материнства // Семейное и жилищное право. 2005. № 2. − С. 2-3.

6.  Митрякова статус эмбриона в России // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина: сборник статей по итогам Межд. науч.-практ. конф. Частьноября 2005 года; Тюмень). Тюмень: Изд-во Тюменского государственного Университета, 2006. − С. 103-107.

7.  Митрякова как субъект правоотношений // Вестник Тюменского Государственного Университета. 2006. № 5. − С. 16-19.

[1] Кахриманов М. Рожденные втайне // Российская газета. 20февраля. С. 12.

[2] Романовский эмбрион: субъект или предмет правоотношений? // Юрист. 2001. № 11. С.49.

[3] Чернега правовые аспекты искусственного прерывания беременности (аборта) // Гражданин и право. 2002. № 9−10.

[4]Франция Закон № 99-654 от 01.01.01 г. о донорстве и использовании донорского материала. Ст. 2.152-2 (перепечатка в 45 INT’LDIG HEALTH LEGS.478/1994).

[5] Германия. Закон о защите человеческого эмбриона (Закон о защите эмбриона) от 01.01.01 г. = Bundesgesetzblatt; часть I; дек. 1990. − С. . − §1(1)7.

[6] Jones H. W. Legislation and guidelines. IFFS surveillance 98. Fertil Steril 1999. 71: 5 (2): 7S-9S.

Мы в соцсетях:


Подпишитесь на рассылку:
Посмотрите по Вашей теме:

Материнство

Проекты по теме:

Россия - темы, архивы, порталы
XXI век в планах:
Основные порталы, построенные редакторами

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумагиНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалоги
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьер

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказЭкономикаРегионы РоссииПрограммы регионов
История: СССРИстория РоссииРоссийская ИмперияВремя2016 год
Окружающий мир: Животные • (Домашние животные) • НасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШкола
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовМуниципалитетыМуниципальные районыМуниципальные образованияМуниципальные программыБюджетные организацииОтчетыПоложенияПостановленияРегламентыТермины(Научная терминология)

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства