Контент-платформа Pandia:     2 872 000 материалов , 128 197 пользователей.     Регистрация


Строчки биографии или О том, что мы помним, когда всё забыто

 просмотров

Хрипунов-Арсеньев Виль Константинович – руководитель Литературной мастерской (МБОУ гимназия № 12)

Строчки биографии или О том, что мы помним, когда всё забыто

В 2011 г. я надеюсь, если на то будет позволение свыше, выйти на 80-летний рубеж. Сказывается наша любовь к круглым датам! Однако 80 лет – не весть что за срок. Известны земные жизни, годы которых перевалили за 100, 150 и даже 200 лет. Факт, безусловно, вселяющий в каждого, живущего на Земле, мысль о возможности жить максимально долго. А почему бы и нет?

Но, при всём – при том, определяющим моментом в жизни является не столько количество прожитых лет, сколько их качество. Даже есть критерий, который в последние годы особенно муссируется – качество жизни!

Конечно физические параметры качества жизни главенствуют. Тем более о них в СМИ не говорят только ленивые. Слава богу, вроде бы наметилась какая-то положительная тенденция к переходу от общих громких, призывных, «социалистически - восторженных» или напротив -угрожающе-эмоциональных внушений людям вообще, людям, объединённых в нацию, или в так называемый электорат, а хотелось бы услышать: народ! (что уже было бы не плохо) к переходу на более спокойный, аргументированный, а стало быть, убедительный разговор о том, как надо жить. А жить надо просто, так, как это сегодня показывают в рекламных роликах TV: «не дай себя уничтожить». И всё! Просто: не дай себя уничтожить! Пойми это, электорат! И врачи с экрана стараются соответствовать. Стараются. Редко соответствуют. Но здоровье людей становится поистине государственной заботой и на словах, и на деле. И это здорово. Так скорее люди будут понимать, зачем нужны нанотехнологии, энергосберегающие лампочки и решительная борьба с наркотрафиком.

Хорошо бы на этой благоприятной волне серьёзно порассуждать и о духовности. Не столько о том, что это такое, сколько о том, как этого можно достичь в жизни «среднестатистического гражданина России». А действительно, как? Сегодня в СМИ об этом идёт разговор, как правило, в форматах шоу, которых этот «среднестатистический гражданин России» ну никак на себя «напялить» не может. Это какие же деньжищи-то надо зарабатывать?!

А теперь настала пора поговорить, как говорят в Одессе, за жизнь. За жизнь не «среднестатистического гражданина России», а конкретного, отдельно взятого человека, скажем, меня, родившегося в Поволжье, по прихоти военной службы проколесившего Россию вдоль и поперёк и живущего сегодня в Сибири.

В моей биографии имеет место быть одна устойчивая тенденция и касается она периодизации моей жизнедеятельности. Семиричность! Каждые семь лет что-нибудь случалось, когда происходили знаковые события, встречи, принимались решения либо моими начальниками, либо мной самим, которые вносили коррективы и в жизненные установки, и в выбор жизненных приоритетов или ориентиров, и в решение задач, с которыми увязывались серьёзные поправки и в профессиональном плане, и в семейных отношениях, и в увлечениях, и в творческих исканиях.

С позиции нынешнего дня понятно: да, это было здорово, это было кармически озабоченно, это было интересно и, если хотите, прикольно. Появлялись новые знания, новые стимулы, иные возможности в процессе самореализации. Как правило, всё это в конечном счёте, было положительным, точнее: скорее со знаком «+», нежели со знаком «-». Но осознавалось всё это «опосля», по прошествии какого-то времени.

И вот, пожалуй, всё с точки зрения предисловия, в котором и определилась концептуальность повествования. А теперь – «вперёд-назад» в собственное прошлое.

Итак, первый период: 1) гг. Здесь примечательно не само рождение в родительской любви меня, т. е. сына Вильки. Это дело естественное. Но есть две особенности. Первая. У отца, Хрипунова Константина Степановича, 1902 г. р. – это был второй брак. В первом - уже имелись три сына: Анатолий, Станислав и Лёва. Все мои братья. Сегодня, к сожалению, они не живые. Мария Михайловна – первая жена отца, стало быть, становилась моей виртуально-реальной мачехой, которая с самого начала невзлюбила и Вильку, и мою мать-«разлучницу», Татьяну Филипповну Арсеньеву, 1910 г. р. К тому же времена тогда наступали лихие. В них отец после комсомольского руководства, был назначен первым секретарём Кинельского райкома ВКП (б), позднее стал «служить партии и народу» уже в отделе «кооперации и торговли» Крайкома ВКП (б) в Самаре (Куйбышеве), продвигая в жизнь «бухаринские идеи» о крепком мужике с его лозунгом «Обогащайтесь!». «Обогащения» не случилось. Уже тогда «голод и лишения» коммунистам были более сподручны. Так легче было искать врагов и укреплять власть большевистскую.

История сегодня на слуху. О ней повествуют уверенно и безнаказанно и те, кто, создав партию под названием КПРФ, каяться всенародно не собираются. КПРФ - вроде бы та же партия, что и ВКП (б). Та, да не та. Другая партия. Но смотрю я на «генсека» Зюганова и думаю: «Что же он такой сердитый. Глядит с экрана из-подлобия и говорит программными лозунгами, как будто бы и не было у нас «опыта постороения социализма». А ведь КПРФ и ВКП (б) – КПСС – это идейные и, если хотите, и правовые приемники. Здесь давно надо было бы поставить точку. Но её до сих пор не поставили. А почему, собственно? Для меня вопрос не праздный. А для вас?

Я говорю об этом только потому, что как профессиональный историк-исследователь и педагог, учительствующий ныне в общеобразовательных школах и гимназиях, имею в своей биографии исторический факт, связанный с арестом отца и его расстрелом, так сказать, «без суда и следствия». 13 мая 1938 г. состоялась «судилищная тройка», приговорив Константина Степановича к «10 годам без права переписки», а 14 мая того же года, т. е. на другой же день, его подвергают расстрелу в самарских, а может быть, в сызранских, застенках НКВД, никак не сообщив об этом ни первой, ни второй семьям… Отец был реабилитирован в 1956 г., посмертно.

Вторая особенность – семейная, связанная с моим именем. По семейной легенде крёстный (его имя уже вспомнить некому) якобы записал при регистрации меня как Вил’а («Октябрьский святой». См.: Православный церковный календарь 1993 г., с.61). Этот факт вызвал внутрисемейную перепалку и опасения, связанные с партийной карьерой отца. Опять же по преданию, крёстный был отправлен в Абдулинский районный ЗАГС, где он исправил имя «Вил» на «Виль», объясняя, что это имя теперь составлено из инициалов нашего вождя Владимира Ильича Ленина, с мягким знаком на конце. (Повезло крёстному. Его шутка не дошла до ушей «органов»).

Ещё был разговор о том, что мальчику, т. е. мне, надо было бы дать имя Виул, чтобы не было никаких сомнений в «преданности режиму». Спасибо, что это имя, как говорила мне Мария Филипповна, мамина сестра, было решительно отвергнуто мамой – Арсеньевой Татьяной Филипповной, - человеком по жизни активным («У неё всё горит в руках», - часто говорила Пелагея Андреевна, моя бабушка, которую всегда, сколько себя помню, называл «мамой»). Она была натурой творческой, искренней, принимавшей участие в местной театральной жизни, которая любила жить, любила своих близких и родных, моего отца беззаветно. Любовь, точнее способность любить – самое что ни на есть светлое качество – переходит в нашей семье, объединённой так или иначе фамилией «Хрипунов», от поколения к поколению. Я горд тем, что чувство любви, идущее от каждого из нас, распространялось не только на личные отношения между родными и близкими, но и на окружение, в том числе – на литературу, искусство, театр и, если хотите, то и на дело, которое исполнялось родителями как долг перед нами, живущими, перед самими собой, перед будущим своего сына. Жизнь это подтвердила. Я очень благодарен судьбе за моих родителей и близких, которые «не кинули» меня в годы лихолетья. Для них я не нахожу исключений из нашего святого семейного правила о том, что любовь – основа жизни, любовь – это всё!

Это действительно так. Моим детям удалось в своей жизни постичь известную чеховскую мудрость, суть которой очень проста: «в семейной жизни самый важный винт – это любовь». В их немалой семье всё замешано на любви, всё, что имеет смысл: знания, вера, отношения, память о прошлом, память вообще, самореализация своих способностей, устремления, мечтания, искусство быть самим собой, просто искусство. В искусстве всегда можно выразить СМЫСЛ ярко, выпукло, зримо и естественно. И выразить этот смысл можно и в словах, и в звуках, и в молчании, созерцая окружающий мир, и в рисунках и красках. Предела творчества не существует. Мои дети научились главному: во всём многообразии жизни отыскать свою тропочку, которая и выведет тебя и тех, что рядом с тобой, на дорогу жизни и поведёт по ней с любовью. Всего-то! Инна Крицкая, мать внуков, утвердила себя в модельном искусстве, став в 1994 г. лауреатом Всероссийской премии «Овация». До сих пор стоящие среди икон скрещённые в порыве овации бронзовые ладошки притягивают взгляды гостей дома.

В юношеские годы Костя, мой сын, преуспел в познании писательского таланта Джеймса Джойса, но он не продолжил себя в филологии. Позже он преуспевает в создании окладов икон и сегодня вместе с Инной работает в иконописной мастерской. Инна пишет божественные лики. И когда я вижу созданные их руками иконы, чувство любви буквально поглощает всё моё существо.

Кстати, филологические интересы Кости сегодня реализует его дочь, моя внучка, Дарья. В этом году она оканчивает школу, но, посещая курсы при Московском литературном институте им. М. Горького, она утвердилась в своём желании испробовать свои силы в литературе – прозе и поэзии. Мне показалось интересным её эссе «Поэты» с блоковским эпиграфом «Там жили поэты – и каждый встречал другого надменной улыбкой». Эссе, написанное по заданию, вызвало интерес и у меня, и у её руководителя по курсу в институте, и я хочу предложить его Вашему вниманию, дорогие читатели. (Публикация далеко не первая. И это обнадёживает меня как руководителя Литературной мастерской. А то!)

«С каким-то особым наслаждением ты закрыл глаза и закинул руки за голову. Давно тебя не наполнял подобный восторг, ведь так? Уже казалось: нет более того волшебного дуновения, которое заставляло тебя оживлённо ходить по комнате, исписывая страницу за страницей неровным энергичным почерком. Казалось, что сама жизнь тебя предала, бросив посреди бесконечного лабиринта, где можно отыскать лишь слёзы, бессонные ночи и самоуничижение. Ты хотел научиться изливать на бумагу эти муки, но они оказались не способны наполнить душу глубокими переживаниями. Оценивая самого себя, ты представлял, что читаешь творение другого человека, и почему-то начинал его презирать, даже ненавидеть.

Но какое теперь это имеет значение? Теперь, когда невидимая ладонь, сотканная, как ты всегда думал, из света и любви, как прежде покоится на твоём плече? Пустота заполнилась чувствами, красками, энергией, и ты снова пытаешься схватиться за линии мира, которые глазами разума не увидеть. Но ты-то помнишь, как, будучи двухлетним малышом, любил играть с ними на восходе, когда они особенно прекрасны: они были буквально повсюду, золотыми нитями прошивая пространство, а ты отрывал от них кусочки и незаметно повязывал на лодыжки всем, кого любил.

Ты ещё всегда смеялся, что никто не замечал твоей «шалости». Однако теперь ты понимаешь, что взрослые и не подозревали о линиях, они видели смеющегося младенца и чувствовали тепло… однажды для близкого друга родителей ты нарисовал солнышко, а лучики сделал из настоящих линий мира: он лежал в больнице, хотя сам был врачом; маме становилось очень грустно, когда кто-то о нём напоминал, и ты решил сделать ему приятно, помнишь? Почему-то в следующий раз, когда вы встретились, он сел на пол рядом с тобой и со счастливой улыбкой заплакал. То солнышко по сей день стоит у изголовья его кровати.

Не имеет значения, почему твой тайный благодетель помог тебе вспомнить про линии мира, зачем, как и ранее, он пропускает сквозь твоё ничтожное тело Вселенную, важно лишь одно: то была не иллюзия, ты действительно избран, чтобы нести божественную мысль. Ты избран! Ты тот, кто покажет людям, где начинается небо, и почему мы только мним, что можем умереть. Да, ты всего лишь инструмент, пылинка в золотистом потоке Вечного Света, но ты счастлив, потому что создан, чтобы направлять, а не быть направленным.

Теперь ты держишь их в руках: листы, исписанные посланником Вседержителя через твои руки. Как сладки эти слова, льющиеся, словно песнь небес. Слова принадлежат тебе одному: ты получил импульс, идею, стремление, но лишь пройдя через твою душу и разум, они приняли эту дивную форму.

И вот, наконец, ты готов передать их во владение людей, которые, возможно, спасутся через них. Однако до твоего чуткого уха донёсся донельзя забавный слух. «Что? Что такое? Говорят, будто не я один пришёл с целью направить заблудших овец… Кто? Кто ещё способен?.. Вон тот мальчишка с забавным красным шарфиком? Он?! Что за шутки? Многообещающий поэт? Что ж, допускаю, какой-нибудь «Кошкин дом» должен оказаться ему по зубам… Действительно, выше плеч у него ничего кроме амбиций явно не выросло. Ишь, глазки-то как сверкают да бегают. Думает, сейчас все ниц падут перед новым дарованием. Ха! Как может человек с такой наглой улыбкой принести что-то стоящее в мир поэзии? Ведь поэзия льётся из самого сердца, а по зенкам-то вижу, что не на том уровне у тебя чувства, дружок… И этот хочет быть глашатаем Всевышнего? Не смешите, товарищи!..»

Ты не спеша прошёл мимо самоуверенного юнца, бросив в его сторону лишь презрительный взор и, хмыкнув, отправился искать новые нисходящие потоки вдохновения, не догадываясь о том, что точно такой же взгляд, помноженный на пылкость молодого сердца, постепенно прожигает твой плащ».

Второй период: 1)гг. – тревожный, опасный, трагический. С ним связан и невольный обман: я уже жил и учился не под фамилией Хрипунов, а Арсеньев. Это - «невольная» ложь. Как говорится, «ложь во спасение». Именно под фамилией Арсеньев я и попал в Сталинградское СВУ, с ней учился и жил, однако, получил аттестат зрелости на имя: Хрипунов – Арсеньев Виль Константинович. Чуть позже эта «двойственность» была разрешена благодаря моей решительности: хочу носить фамилию отца. И я вошёл в офицерскую жизнь как Хрипунов, обретя для себя семейное, отцовское кармическое тепло и надежду, сохранив в себе при этом признательность к «святой» для меня фамилии – Арсеньев, имевшей свои генные корни в Пензенской губернии. По сути – я остаюсь по-прежнему Хрипуновым–Арсеньевым и по сей день! Это знают все мои родственники, дети, внуки и друзья.

Я возвращаюсь к своему детству. Детская память сохранила его «блинный образ»: горки блинов на тарелках. Как я помню, эти горки высились до моего подбородка, когда я садился за стол. В послевоенные годы их готовила Пелагея Андреевна, моя бабушка, которую продолжал звать «мамой», и никак иначе. Этот «блинный» ритуал повторялся в каждый мой приезд из Астрахани и Оренбурга в Самару (ул. Красноармейская, дом 19 кв. 3). Кстати, о доме. Это был «обкомовский» дом в центре города. Его построили в 1927 – 1928 гг. И он был трёхэтажным. После войны надстроили ещё 2 этажа. Можно было бы и выше. Очень уж добротный был у дома фундамент. Кухня была тесная, но не в «кухонных метрах» было дело. Там стояла настоящая русская печь. В те годы даже партийная элита не решалась резко рвать с «русским деревенским бытом», который очень долго выражала именно русская печь с её палатями. Да и газ в квартиру пришёл гораздо позже. Так вот, я до сих пор ощущаю те блины – горячие, маслянистые, ноздристые, душистые и очень вкусные. Как только сегодня вспоминаю Самару моего детства, так перед глазами горки блинов, русская печь и моя вторая мама Пелагея Андреевна Арсеньева из Пензенской губернии.

Третий период: 1)гг. Это время вроде бы ничем не примечательно. Шёл известный процесс выживания, когда «репрессивность» отца как-то «уравновешивалась» гибелью мамы на фронте ВОВ, когда она добровольно вступила в ополчение Бауманского района Москвы и участвовала в боях на подступах к столице осенью - зимой 1941 г. (См.: Сибирский десант. Сборник военных очерков, рассказов и стихов, посвящённых сибирякам – участникам ВОВ и труженикам тыла. – Новосибирск: полиграфкомбинат», 2005. Глава «Семейная хроника», сс. 188-207). А моя жизнь всё прочнее завязывалась на службе в Красной, чуть позже в Советской, армии. В эти годы (1952г.) я принял участие в составе спецкоманды в спецкомандировке по разминированию, о чём я недавно рассказал Президенту РФ, господину в своём заявлении – рапорте, направленном ему на его сайт в интернете. Послание я и привожу целиком.

Заявление

Прошу Вас рассмотреть моё заявление, направленное по электронной почте на президентский сайт в Интернете, как официальный рапорт с приложением на 2 листах. Это первое.

Второе. Коротко о себе. 1931 года рождения. Полковник в отставке. Служба в армии – 35,5 лет. Ветеран ВОВ и ВС РФ. Выпускник Сталинградского СВУ 1943 года набора и выпускник 1951 года Московского ПВУ им. Верховного Совета РСФСР. ВАК при ВПА им. В.И. Ленина в 1982 году. Кандидат исторических наук. Лауреат Литературного конкурса Сибири им. . Награждён всеми ведомственными и правительственными наградами, положенными за безупречную военную службу на офицерских должностях. Кроме названных, имею медали: «За доблестный труд в ВОВ гг.» (удостоверение АГ № 000 от 01.01.2001г.); «За освоение целинных земель» (удостоверение А № 000 от 01.01.2001г.); «За служение Родине с детства» (вручена от имени «Кадетского братства», приказ № к-017 от 01.01.2001г.). Имею другие награждения и отличия. В настоящее время служу педагогом дополнительного образования в системе народного образования г. Новосибирска (МБОУ Гимназия № 12, Калининский район). Руководитель литературного объединения «Литературная мастерская в школе» с 2001 г. С января пошел процесс создания собственного Web-сайта (www. *****)

Третье. , суть обращения к Вам состоит в следующем.

Прошу Вас рассмотреть представленные мною анкету-запрос и ответ из Центрального архива МО РФ (г. Подольск, МО) и принять решение по возможным компенсациям и льготам в связи с моим участием в работах по разминированию территории Калининской (ныне Тверской) области в районах гг. Ржев и Зубцов в период с 17.04 по 09.10.1952г. в должности командира стрелкового взвода, 16 отд. гв. стрелкового батальона, 5 отд. гв. стрелковой бригады МВО.

Всё дело в том, что с получением ответа из Центрального архива МО РФ райвоенкомат фактически не предпринял каких-либо практических шагов, представив мне, заявителю, полную самостоятельность действий. Это и стало причиной обращения к Вам, господин Президент, через Ваш сайт в Интернете.

Я действительно участвовал в 1952г. в реальных работах по разминированию на названной территории с вверенным мне личным составом срочной службы. Однако в моем личном деле об этом почему-то нет ни строчки. Решение о нашем (в т. ч. и о моём) откомандировании для выполнения спецзадания состоялось сразу же после прохождения трёхдневных полевых сборов при 5отд. гв. стрелковой бригаде в г. Калинин. Это и стало юридическим основанием направления меня в составе спецгруппы на проведение работ по разминированию территории, как уже говорилось, в районах гг. Ржев и Зубцов, где в годы ВОВ шли длительные ожесточенные бои. Работы по разминированию шли напряженно, под серьёзным контролем спецподразделений из Центра. Работы нами велись и в лесах, и на заросшей сплошным березовым подлеском пахоте, и на торфяных почвах, и в многокилометровых придорожных кюветах, которые так и не были обезврежены от взрывоопасных предметов, оставленных на названных территориях после завершения военных действий в 1943г. Это были мины и снаряды в земле. Среди них было множество неразорвавшихся снарядов от «Катюш» и «Ванюш», которые извлекались нами из земли и уничтожались вместе со стабилизаторами, длиною до метра. Боевые снаряды оставались неразорвавшимися в земле вплоть до начала наших работ в 1952г., т. е. спустя 8 лет. Мы работали практически в сохранившихся с войны окопах, траншеях и даже блиндажах. Это было особенно характерно для мест боев под г. Ржев. Участвовали мы и в ликвидации не только неразорвавшихся боевых зарядов в земле или в уничтожении наших и немецких минных полей, которые мы обнаруживали случайно по причине отсутствия документации об их установке, но и ликвидации многочисленных (!) как-то складированных в ящиках и навалом мин и снарядов, оставленных в лесных оврагах и буераках с времен тех памятных боев 1943 г. В общем, на счету вверенного мне взвода – сотни тысяч взрывоопасных предметов, обнаруженных и обезвреженных нами в 1952 г.

Я, полковник в отставке, вспоминая работы 1952 г., порою думаю о том, как это нам удалось завершить тогда разминирование мест боевых действий, где еще недавно шли ожесточенные и кровопролитные бои, без потерь и суметь сохранить здоровье и жизнь рядовым и сержантам срочной службы? Они же готовились для этой работы всего лишь 3 дня и специалистами не были. Сроки совершенно недопустимо короткие! Учились уже потом, самостоятельно, осмотрительно и осторожно осваивая не только проведение подрывных работ, но и содержание и практическую методику поиска и обезвреживания своих и особенно немецких взрывоопасных носителей. Так практиковалось все 6 месяцев, ежедневно, от зари до заката, с риском для жизни и здоровья людей, молодого, послевоенного поколения. Тем не менее, задача, поставленная командованием по разминированию территории Калининской (ныне Тверской) области, в районах гг. Ржев и Зубцов, была выполнена не только без особых претензий к их качеству, но и главное – без людских потерь.

Господин Президент, прошу Вас в Вашем стремлении восстановить элементарную справедливость, найти возможность для принятия решения о выдаче нам (в частности, мне!) соответствующих документов и определить те компенсации и льготы, которые не могут не иметь места быть! Я, будучи ветераном ВОВ и ВС РФ, хотел бы остаться «живым свидетелем» этой акции накануне 65-й годовщины в ВОВ. И, в очередной раз получая поздравление от Вас, имею намерение всех нас, живущих или ушедших, вспомнить доброй памятью, добрым словом или добрым напутствием.

Уверен, что мою проблему нельзя отнести к разряду праздных, однако, у меня есть определенные сомнения, что она может быть решена без волокиты, в реально короткие сроки и заинтересовано со стороны должностных лиц. Поэтому я направляю именно Вам настоящее заявление-рапорт.

Остаюсь, с уважением к Вам и преданностью к своему российскому Отечеству, полковник в отставке, Ветеран ВОВ и ВС РФ Хрипунов.

16.03.2010 г.

Приложение на двух листах – только адресату

Была ещё одна особенность. Я вступил в брак с Егоровой Ларисой Ивановной. Она была старше меня на 6 лет. Вряд ли наши отношения смогли бы состояться. Лариса была актрисой филармонии. Певица. Активная, жизнелюбивая. Любовь для неё всегда была самоцелью, как, собственно, и пение, ставшее профессией. В 1953 г. она родила сына Юрия. 3 года назад, как стало мне известно, Лариса скончалась. Во мне сохранилось к ней чувство доброй, где-то материнской, привязанности. Но прожили мы вместе фактически 1 год и 4 месяца. Сейчас Юрию - 57 лет. Отношения с ним у меня не сложились. Но у него есть сын, мой внук, Николай Юрьевич. В этом году он дал о себе знать через мою племянницу Милу, Людмилу Станиславовну Галяеву (Хрипунову) – старшую дочь моего брата по отцу Станислава, тоже недавно ушедшего из жизни. Кстати с Милой и её родителями, начиная с 60-х гг. прошлого столетия сложились хорошие, по-родственному дружеские, отеческие отношения. В этом нет ничего удивительного. Мила по крови - Хрипунова и поэтому как бы выражает врождённые чувства «генной» любви. Я уже вначале об этом говорил, а события дальнейшие лишь эту мысль подтвердили. В этом году Николай Юрьевич Хрипунов по интернету (кстати компьютерные программы – его профессия) отыскал свою «тётю Милу из Перми» и сообщил: «Передайте Вилю Константиновичу, что у него есть внук, о котором он ещё не знает». Что правда, то правда. Ох уж мне эти Хрипуновы со своими заморочками! Нет, чтобы напрямую позвонить деду, у Николая мои координаты есть. Если родная кровь «позовёт»… короче, жду его звонка. Не думаю, что продолжения контактов не будет. Здесь действует правило: «надежда и терпение!» Я жду… Ожидание и терпение у Хрипуновых кармически замешаны на любви, которая им досталась по праву наследования и которая живёт в каждом из нас поныне. Фраза очень созвучна моим стихам, написанным совсем недавно.

Цветы зимой. Детям.

Хризантемы белые, немые.

Запах нежный, будто свежий.

Он с морозом вдруг ворвался

И живёт во мне поныне.

Хризантемы белые, немые.

В волнах запаха купаюсь.

Нет, с мороза не застыли,

В них тепло, они живые.

Лепестки, как солнышко.

Прилетай, воробышек,

Зелень колкую клевать,

Маму нашу приласкать.

С прибаутками.

Четвёртый и пятый периоды: 1955 – 1гг. и 1963 – 1гг. Они разные, но очень тесно связаны. В это время я утрясал семейные дела. Прожив совсем недолго с Ларисой Егоровой, с переездом на постоянное место жительства в Бийск Алтайского края мне удалось пройти процедуру «заочного» расторжения брака. Лариса дала согласие. И в декабре 1958 г. вступил в союз с Людмилой Кокориной, ставшей после свадьбы Хрипуновой Людмилой Петровной, 1939 г. р. Коренная бийчанка, стало быть, сибирячка алтайского замеса и урождённая 20 февраля. В 1959 г. по долгу службы был переведён в Новосибирск, в 228 мотострелковый полк, который дислоцировался в военном городке – 17. Людмила завершила обучение в Новосибирском ГПИ. Главное – она родила сына Константина 17 июня 1961 г. Работала вначале библиотекарем в одной из школ, а затем – заведующей методическим кабинетом кафедры политэкономии Торгового института, что по ул. К. Маркса, ныне Ленинского района. А меня направили для прохождения дальнейшей службы офицером 3-го отделения Ленинского РВК, что был расположен по . Я очень переживал уход из войск, однако, нет худа без добра: я поступил в 1961 г. в НГПИ, на исторический факультет, который в 1966 г. успешно закончил, получив красный диплом. Это и стало поводом перевода меня на пропагандистскую, а затем, уже в 1969 г., на преподавательскую работу, на кафедру истории (СССР и КПСС) НВВПОУ в Новосибирске, в Академгородке. Начальник кафедры – полковник , прибывший в училище из ВПА им. , так случилось, сыграл решающую роль в моей педагогической судьбе, продвигая меня на преподавание того предмета, который выносился как главный на «госы» - история КПСС. Владимир Петрович содействовал и моему поступлению в аспирантуру при Институте истории, филологии и философии СО АН СССР. Моим руководителем стал, живущий и работающий ныне в названном институте и НГУ профессор Соскин Варлен Львович. Он по-прежнему ведёт спецкурс по истории культуры Сибири. Мне в те годы удалось его успешно освоить, а также защитить и кандидатскую диссертацию на тему «Культурная работа в Красной Армии в 20-е гг. (по материалам сибирских военных округов)».

Память сохранила высказывание академика Окладникова Алексея Павловича. Кстати, это была первая защита после реорганизации ВАК’а. Вначале своей речи, подняв как бы навесу мою диссертацию, им было сказано: «Эта кандидатская диссертация «тянет» на докторскую». И хотя формально такой «скачок» и не был осуществлён, я воспринял слова всемирно известного академика как благословение на избранный мной путь исследователя культуры Сибири и путь педагогического поприща, определившего на долгие годы мою работу в области приобщения молодых людей к культуре и литературному творчеству.

До сих пор стремлюсь этому напутствию соответствовать. Не судите строго за пафос моих суждений. Я лишь хочу засвидетельствовать их истинность и ценность для меня. Кстати, стараться соответствовать сказанному мне приходится буквально до сих пор. Особенно это понадобилось тогда, когда волею педагогической судьбы мне пришлось (по необходимости!) освоить последовательно ряд для меня новых учебных дисциплин и не только в системе высших военных училищ, но и в вузах после увольнения в запас. Я их перечисляю с учётом временной составной: история СССР; история КПСС; история международного, рабочего, коммунистического и национально-освободительного движения; научный коммунизм, проблемы идеологической борьбы и контрпропаганды; философские проблемы перестройки медицины и здравоохранения; проблемы приобщения молодёжи к литературному творчеству (проза, поэзия, литературная критика, публицистика).

Должен сказать, что теоретический уровень подачи курсантам, студентам и школьникам, равно как и уровень его усвоения ими также был вполне достаточным, в чём мне всегда удавалось убеждаться не раз. Главным критерием сказанного была практика. Это было особенно важно, когда «на практике» рождались достойные художественные тексты.

Так что четвёртый и пятый периоды моей жизнедеятельности, по существу, определили максимальную планку реализации собственных возможностей как в приобретении знаний, так и в передаче их другим. Эти периоды и стали самыми напряжёнными и ответственными. Я стал профессионалом.

И здесь важно отметить ещё одну деталь, а именно: Новосибирским ОВК генерал-майором С. Писаревым («московский декабрист», как тогда называли тех, кто пострадал от солдатских самострелов и других проявлений тогдашней дедовщины в МВО, в Кантимировской танковой дивизии, в частности) намеревался меня не отпускать в Политотдел спецподразделений СибВО, пообещав поставить меня райвоенкомом Центрального района. Да, такое имело место быть. Но меня неудержимо влекло в процесс научно-исследовательской деятельности, и очень хотелось «окунуться» в педагогическую работу. Мой отказ от военкоматовской карьеры оказалось решением верным. Бог свидетель!

Так что названные периоды имели решающее значение в моей жизни. Мне в эти годы удалось в основном верно определить направление собственной творческой и педагогической самореализации. Спасибо судьбе, спасибо жене Людмиле, спасибо моим друзьям, многие из которых уже не живут в Сибири и даже в России, но с которыми я и Людмила находимся в постоянном общении: переписываемся, переговариваемся, гостюем, оказываем друг другу поддержку. И это не слова. Это факты долговечной привязанности друг к другу, которая порою не поддаётся какой-то иной оценке, кроме той, о которой я уже говорил, - нами движет любовь, уважение друг к другу и ответственность друг за друга. Другого объяснения мне уже не найти. Господи! Спасибо тебе!

Шестой, седьмой и восьмой периоды, соответственно 1971 – 1гг, 1979 – 1гг., 1987 – 1гг. – периоды самостоятельные, в чём-то самодостаточные, если говорить о результатах моей деятельности в эти годы. Однако они системно связаны между собой. В них очевидна преемственность, которая объединяет их, несколько сглаживая имевшие место особенности. О них и пойдёт речь.

Во-первых, это было время увольнения из Советских ВС и переезда на новое, постоянное место жительства из Узбекистана в Россию. Именно в это время я старался завершить все свои начатые, как-то значимые, проекты. Почему? По определению. Задумка – моя, разработка организована мною и завершать начатое кому, как не мне! Одним из таких общественно значимых проектов и стал проект создания типового учебного класса с комплексным применением ТСО на базе видео - и аудиотехники. Я тогда его ещё не определял как типовой. Об этом стали говорить привлечённые в проект специалисты и организаторы производства в ташкентском ПО «Фотон» (приборостроительное предприятие оборонного значения). Вникнув в проект, генеральный директор срочно выделил группу из 7 человек инженерно-технического состава во главе с Казакбаевым в считанные недели разработали технический проект осуществили его и установили созданную систему на кафедре марксизма-ленинизма Ташкентского ВОКУ им. . Как говорил Рустам Захитович, единую систему управления ТСО с трибуны была сделана «для дураков». Это им было сказано в том смысле, что все технические процессы включения, использования и выключения ТСО (телекамера, кинопроектор, аппаратура аудиообеспечения, телевидение) происходило без вмешательства стоящего на трибуне лектора, лишь нажимающего прикосновением пальца тот или иной тумблер. Это было потрясающе! Такого учебная практика в те годы ещё не знала. И у генерального директора ПО «Фотон» тогда созрела мысль о производстве типовых учебных классов с применением ТСО. Тогда уже были решения Партии и Правительства о выпуске на оборонных предприятиях «мирной» продукции.

Кстати, приехавшие в ТурКВо с проверкой «московские товарищи» в разговоре между собой с известной долей недоумения говорили о том, что, мол, мы в Москве и Донецке начали создавать подобные классы как опытные, а здесь, в Ташкенте, во всю идёт обучение с комплексным применением ТСО: класс уже действует. Помнится, что что-то стал снимать военный кинооператор для армий стран Варшавского договора. Судьба проекта мне не известна. Я уехал в Россию, уволившись из армии, не стало СССР, не стало и Варшавского Договора. Думаю, материалы не пропали. Но кому они сейчас нужны? Где-то пылятся в архивах…

К чему я всё это вспоминаю? Уже в те годы я понял, что впоследствии мне помогало что-то осуществлять: если хочешь делать – делай! Срабатывала библейская истина: хочешь стать – стань! И вся премудрость! Всё остальное я черпал из того источника, который мне подарила судьба – обучение в Сталинградском СВУ (1943 – 1949 гг.)

Поэтому, во-вторых, следует сказать несколько слов о влиянии на формирование меня как личность обучения в СгСВУ. И прежде всего это влияние или его воздействие шло от системы приобретённых знаний в Сталинградском СВУ. Она уникальна по своей сути. Это была система, воссозданная из глубины веков «великим горцем». Она даёт мне повод для разговора о той системе, которая сегодня мною обозначена, как источник, в котором выступают в единстве: Знания. Методика и Методология. Именно так! В этом суть неисчерпаемости этого источника. И в этом нет ничего удивительного, если стремиться понять, вспомнив историю создания СВУ. Это произошло в соответствии с широко известным Постановлением ЦК ВКП (б) и СМ СССР от 01.01.2001 г. Я вспоминаю этот факт только в связи с собственноручной резолюцией . Твёрдо, лаконично, просто и дальновидно мудро он начертал следующее (привожу не дословно, но суть): создать суворовские училища по типу старых кадетских корпусов. Никто не посмел возразить. Я знаю, что из СгСВУ на переучивание был направлен капитан Генин, будущий наш учитель формальной логики. И мы, суворовцы тех лет, учились по тем, кадетским, программам. Это точно, по крайней мере, в отношении первых трёх выпусков суворовцев набора 1943 г. Какие знания мы тогда приобретали? Надо иметь в виду и тот факт, что речь идёт об обучении в общеобразовательной школе военных и послевоенных лет. Мы в СгСВУ получали добротные знания помимо программных в области таких предметов (не уверен, что все они были в обычных средних школах), как формальная логика, высшая математика, этика поведения, этикет как предмет, фехтование, верховая езда, инструментальная музыка. По верховой езде мы сдавали нормы ГТО: 50 вёрст в седле и чтобы ни у тебя, ни у лошади не было потёртостей. Сдавали на отлично. Это было делом чести. На спартакиаде южно-уральского казачества (1948 г. – впервые после войны) мы, суворовцы, принимали участие в стипл-чейз’е, в скачках с рубкой лозы и вольтижировке. Нас представлял наш учитель верховой езды капитан Хомутинников. Я же сумел тогда занять призовое место по вольтижировке на коне «Соловей».

А танцы? Вы думаете я мог забыть обучение нас танцам в учебное, по расписанию время? Да никогда! Сегодня я смотрю по вечерам уникальную, на мой взгляд, программу-шоу «танцы со звёздами» и вспоминаю нашего учителя – госпожу Орлову. Не могу её представить по-иному. Именно госпожа! В годах, стройная, подтянутая, приехала с мужем полковником Орловым в училище из оккупационных войск в Германии. О, как она танцевала! Как учила нас «водить даму» в танце! Поэтому мы, выпускники СгСВУ, набора 1943 г., прекрасно владели бальными танцами.

Перечислю навскидку: вальс, вальс-бостон, танго, медленный фокстрот, фокстрот, румба, па-де-кадр, па-де-испань, полька-бабочка, краковяк, полонез, кадриль. А всё это обучение проистекало в актовом зале здания в прошлом Неплюевского кадетсткого корпуса в г. Оренбург, куда наше СВУ было перебазировано из Астрахани. (Сейчас – это здание Медицинской академии). От приглашений школ г. Чкалова (так в те годы именовали г. Оренбург) не было отбоя. Не случайно многие браки бывших суворовцев имели астраханскую и оренбургскую прописки. Так что «сталинская резолюция» в нашей жизни откликнулась «весомо и зримо».

Вы спросите: а как же гибель отца в застенках НКВД? Верный и точный вопрос! Ответ на него не может быть однозначным. Я не отношусь к числу ортодоксов. Я историк и, слава богу, известные исторические расстрельные факты не могу не воспринимать как историк. Меня выручает позиция мамы, о которой она заявила своим друзьям перед отправкой на фронт, в Москве в июле 1941 г.: «Я еду на фронт Вильке пробивать дорогу в жизни». Вот и вся материнская логика! Это был поступок! Ею двигала любовь, как это ни парадоксально прозвучит в той жизненной ситуации. Она ехала на фронт не только потому, что немец был под Москвой, но и потому, что видела единственную возможность помочь в жизни сыну Вильке – быть на фронте, когда это было необходимо. Заплатила за спасение моего будущего – своей гибелью под «гудериановскими танками», с которыми московское ополчение от Бауманского района Москвы, встретилось в боях под столицей. Это – судьба! Мне это горько сознавать. Могла бы и не идти в бой, имея на руках малолетнего сына (мне тогда не было и 10 лет). Я ей не судья! Я ею восхищаюсь и люблю беззаветно и преданно до сих пор.

Как складывалось моё отношение к личности Иосифа Сталина? Вопрос законный и далеко не праздный, вопрос судьбоносный. Тогда в детстве, кстати, и сейчас, мало что изменилось в моих оценках. Мы и тогда, и сейчас воспринимали его как бы в ореоле исторического парадокса: мы его почитали: видели за ним ум и мудрость; волю, наконец, в достижении победных результатов и…, тем не менее, его смертельно боялись, и страх перед ним ютился где-то в наших, далеко не ребячьих душах. Мы его ненавидели? Наверное, в рамках страха. В этом отношении я продолжаю быть сдержанным. Я не сторонник однозначных оценок. В имени Сталина – победа в войне, Сталинград, суворовская судьба, служба родине с детства. Хотите услышать иные оценки? Позвольте с ними уйти из этой жизни. Мои оценки Сталина Иосифа Виссарионовича не могут быть однозначными. Однозначность в этом случае – признание убогости собственного мышления. Исторически значимая личность требует (настоятельно!) в её оценках исторического подхода. Спросите у специалистов – они знают, что это такое.

Меня больше сегодня беспокоит не оценка личности И. Сталина в истории, здесь всё более-менее ясно, а те нелепости, которые происходят в суворовском, кадетском движении. Статья Аркадия Нечаева «Российское кадетство на распутье» (см.: Новый Петербург, №28, 15.10.2009, с.8) плюс попытки МО РФ передать суворовские военные училища с баланса МО РФ на баланс Минобразования. Возникает простой вопрос: и кому же пришло в голову гнобить систему сложившегося исторически военного образования, подготовки офицерских кадров? Это было всегда служением Родине с детства. Так сложилось исторически и не случайно И. Сталин в 1943 г. вернул армию к этой системе. Спасибо ему за это.

Видимо, кого-то такое положение дел не устраивает? И что странно? Не устраивает само МО РФ. Так и хочется сказать: не устраивает, что сложилось исторически и оправдывает себя до сих пор … - гуляй, «Вася»! Скатертью дорога! Но в управлении военным образованием МО РФ кто-то мечтает скорее о процессе феминизации в армии под руководством «дам из управления военным образованием» МО РФ, чем о воссоздании подлинной системы подготовки офицерских кадров. Может быть в этом суть раскола в кадетском движении и в этом есть причина усиления центробежных сил в нём? Опомнитесь, господа! И не надо лицемерить. Это же неприлично.

Итак, Кладезь знаний, Методик их воплощения на практике и Методология мышления – определяют суть неисчерпаемости полученных в СгСВУ знаний. Это и есть то, что сегодня работает на систему непрерывного военного образования, которое не может не начинаться с детства. Вспомните ещё раз кинофильм «Офицеры»: «Есть такая профессия, взводный, родину защищать!» И всё, господа! Всё остальное – от лукавого или… может быть от некоего «женского взгляда» на службу в армии и защиту Отечества? Так что не надо лицемерить, господа. Повторяю! Это же неприлично!

А эту истину – служба в армии с детства – я усвоил как выпускник Сталинградского СВУ, набора 1943 г.

В заключение по этой проблеме хотел бы привести цифры, связанные только с СгСВУ. Они впечатляют и их вполне можно смело экспалировать на всю систему СВУ тех лет.

За время существования Сталинградского СВУ (оно было расформировано в 1961 году) было выпущено 967 человек. Каждый четвёртый – медалист! 85 золотых и 159 серебряных медалистов пришли в военные училища самого различного профиля. Вероятно, будут интересны и такие данные: Сталинградское СВУ дало стране 12 генералов, 20 кандидатов докторов наук, 11 известных деятелей культуры и журналистики.

В настоящее время в Астрахани действует музей СгСВУ. В нём активно работает группа «Поиск». О музее написал и журнал «Мир музеев» (май 2005 г.). Прочтите. Музеем руководит .

Вот и задайте, господа, себе вопрос, зачем надо ликвидировать такую систему подготовки офицерских кадров? Президент РФ , говорят, запретил «ликвидаторские замашки» МО РФ. Хотелось бы верить, что навсегда.

Но вернёмся к биографии, хотя, думается, я от неё и не удалялся.

В-третьих, очень хочу сказать о чудесном, необыкновенном крае – Узбекистане. Точнее о его влиянии на меня, на мои взгляды на жизнь, на людские отношения и многое другое. Речь идёт о постижении мною Восточной культуры. Пишу это выражение с заглавной буквы. Может быть Восток и «тонкое дело» (и наверняка это так!) Но Восток – это и образ жизни, и образ мышления, и величайшие достижения в культуре. Но я не вообще о культуре, а о деталях, мелочах, впечатлениях…

Остановлюсь на трёх из них. Первое. Представьте себе 1992 г. Сентябрь. Я с друзьями в горах. Мы одолели через горы путь от Ангрена и должны были выйти к Бричмулле. Мост через Чаткал – река горная, бурная, неистовая. А на мосту «сходятся» фактически границы трёх республик: Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Место уникальное! Таких больше нет. Глаза «упираются» в горы, в ущелья, в стремнину. Бесконечно только небо в просветах. Величие и красота земного мира и – я с друзьями здесь, в её плену, желанном и тревожном. А мы – это я, начальник кафедры марксизма – ленинизма военного училища, начинающий поэт, только что ставший работать на кафедре философских проблем медицины и здравоохранения ТашИУВ; Сергей Татур, известный писатель; его зять – фотограф, понимающий в красотах природы азиатского юга; Борис Михайлович, мастер спорта, балагур, великолепный рассказчик и чтец поэзии С. Есенина, В. Маяковского, О. Мандельштама, Е. Евтушенко, А. Вознесенского. На двух ночных привалах местные горы такого ещё не слышали! От всего этого можно было просто съехать с ума, как впрочем и от одних только (тогда уже известных в стране) названий: Бричмулла, Ангрен, Чаткал, Ак-Булак! И попавшаяся нам скала, похожая в профиль на Карла Маркса не казалась нам чудом.

Второе. Лето 1995 г. Кызыл-Су (Красная речка). Здесь в один из походов разыгрались драматические события. Я и мой друг Геннадий Покачалов, философ, педагог, исследователь, расположились на ночёвку в пещере-гроте на берегу Кызыл-Су. Выше нашего места было два водопада: четырёх - и семиметровый. Мы всегда там отдыхали, купались, набирались энергетики гор и солнца. Разбивать там ночёвку было не очень удобно и мы остановились на варианте «грот», позабыв элементарное правило в горах: не останавливаться на ночь на берегу горной реки.

Это случилось после ужина. Мы уже готовили «постели» из пахучих трав: полыни, душицы, зизфоры, шалфея. А примерно в четыре часа по полудни в горах прошла мощная гроза. Мы же спокойно сидели, разговаривали. Прилетела странная птица, яркая, красивая. Села напротив грота, посмотрела на нас и очень противно стала кричать, тревожно и настойчиво. Улетала. Прилетела снова на то же место и снова – крик. Вроде бы предупреждала нас о чём-то. Улетела. А через пять-шесть минут на нас обрушился сель. Высота волны, которая катилась по руслу достигала трёх-четырёх метров. Буквально через мгновение мы были по пояс в воде, через другое – по горло. Напор воды шёл от входа в глубь грота. Спаслись чудом, помогая друг другу. Потом мы увидели во что могут превратиться горные речки после гроз в горах. Если обычно речку мы переходили вброд, чуть выше щиколотки, то сейчас – это был бурный, стремительный поток, уровень которого был выше груди. Поток нёс всё, что можно было нести: грязь, деревья, камни. Темень стояла непроглядная. Стали замерзать. Мокрые с ног до головы. И тогда мы приняли единственно верное решение: подняться на водораздел (700-800 м) выше того места, где всё это происходило и спуститься с другой стороны хребта. Нам это сделать удалось, несмотря на дождь и глинистую тропу вверх. Так я испытал в своей жизни второе рожденье. Гена и я поклялись друг другу в братской верности. Свидетелями этой клятвы были горы, ночь и господь Бог!

И третье событие. Однажды ночью в горах на меня вдруг накатила волна впечатлений и… родилось эссе. Оно родилось в одно мгновенье. Я его записал. Назвал эссе «Постижение». Позже я лишь ввёл в текст эпиграфы от трёх великих мыслителей: И. Канта, А. Чижевского и М. Волошина. Итак, представляю Вашему вниманию эссе.

Постижение

Я не устаю удивляться звездному небу над головой и способности Человека познавать окружающий мир.

Иммануил Кант

Мы дети космоса.

Александр Чижевский

Время – мгновение, которое хочется запомнить и остановить.

Максимилиан Волошин

Все началось в полнолуние с созерцания ночного неба, постижения красоты Вселенной и понимания неоднозначности окружающего мира.

Подходило к концу “бабье лето”. Ему подстать была наступившая ночь – дивная, чудная – какие бывают, разве, только в южных широтах. Полнолуние завораживало. В вышине – лазурная глубина, густо темнеющая в своей бездонной Бесконечности. В эту минуту Вселенная и я существовали друг для друга. И только. Мы, в сущности, были одним целым – она и я.

Да, Вселенная бесконечна. Таким же было и мое желание ее понять, постичь. Вселенная существовала всегда, еще до появления Человека на планете Земля, до меня. Она представлялась мне в общепринятом единстве ее Пространства и Времени в трех его естественных ипостасях: Настоящее, Будущее и Прошлое.

Однако всматриваясь в глубинные дали, я ловил себя на мысли о том, что Вселенная для меня может быть только Прошлым, которое я могу почувствовать и познать из своего Настоящего.

И я понимал, почему. Человек стремится постигать Прошлое, чтобы увереннее чувствовать себя в Настоящем. Этому способствуют и новые Знания, которые человек черпает из недр Вселенной. Но не только это. Его толкает к этому чувство беспокойства и тревоги и, наверное, страха перед неведомым, неизвестным, что окружает человека во вселенском масштабе.

Если предположить, что окружающий мир “управляется” Космическим Разумом, то следует предположить, что должна быть предусмотрена и возможность получения Знаний о Прошлом (или из Прошлого). Она (эта возможность) не может не быть всеохватной. Но Знания скрыты и закодированы в глубинах нашего Сознания, в “царстве Бессознательного”, которое и связано каким-то образом с источником скрытых от нас где-то во Вселенной Знаний.

Логика моих рассуждений такова: если “управляемость” – качество, присущее миру Космического Разума, то его проявление возможно лишь в глобальной системе связи: “Космический Разум – Одухотворенная материя – Человек”. Человек в названной системе свободного доступа к Знаниям не имеет. Такой доступ для него может стать губительным просто потому, что психика человека не в состоянии выдержать “информационную перегрузку”, поступающую из бессознательной сферы в Сознание. В этом “режиме” человеческая психика просто перестает “нормально” функционировать.

Рассуждая далее, я подумал: если “перегрузка” представляется нежелательным и опасным для человека процессом, то, видимо, “дозированный допуск” к Знаниям – объективно возможен, более того, - необходим. Так уж распорядилась Природа, что такой “допуск” открыт далеко не для всех. Тысячелетний опыт свидетельствует о том, что лишь одаренные, избранные представители Человечества могут “проникать” в тайны Вселенной и, осознавая их, открывать осознанное Человечеству. Другими словами, это все те, кто наделен талантом. В этом, как можно предположить, и суть естественного механизма получения возможности войти в “контакт” с вселенским феноменом – “Одухотворенной материей”, которая концентрирует в себе самую могущественную во Вселенной энергию – Мысль. Еще В. Вернадский, открыв ноосферу, отмечал, что именно здесь, в ноосфере, существует пространство так называемой “тонкой энергии”. Эта энергия, по его словам, находится “кругом нас на каждом шагу”, заполняя собой пространство одухотворенной мысли. Благодаря этому Человек, познающий Вселенную, и становится, уточняет В. Вернадский, крупнейшей “геологической силой”. Именно эта материя и способна концентрировать в себе самую могущественную энергию во Вселенной – человеческую мысль. Именно Мысль, будучи материальной, естественно обладает как созидательной, так и разрушительной силой. Будучи “пространственной”, Мысль и становится достоянием Человека, способного проникать в галактические глубины. Думаю, что именно это имел в виду Исаак Ньютон, когда говорил о Вселенной: “Передо мною лежит Великий океан истины”. “Великий океан истины” и есть “Одухотворенная материя”, затерянная где-то в космическом мире. Она и выступает сокровищницей духовных ценностей Человечества, его духовной жизни. Пожалуй, ее можно рассматривать и как материально-энергетическую основу воздействия Духа на Человека.

Вселенная наделена тайнами – Великими тайнами, тайнами Прошлого. И Человек, погружаясь в Прошлое, субъективно погружается “как бы в самого себя”, свой Микрокосм, который тысячами таинственных “нитей” связан (не может не быть связанным!) с Макрокосмом, объединенным Великим Космическим Разумом. Во время таких “погружений” и случаются “контакты”, таинственные и загадочные, когда вдруг в потоке вдохновения приходят творческие озарения, появляются ощущения полета человеческой мысли в неизведанное. Идет процесс познания.

При этом возможно и иное – когда погружения людей в Прошлое Вселенной могут иметь негативные последствия. Они выражаются в психическом напряжении, беспокойстве и переживании отрицательных эмоций, связанных с появлением чувства тревоги и страха. По этому поводу В. Вернадский писал: “Я по природе мистик – в молодости меня привлекали переживания, не поддающиеся логическим формам… - легко поддавался безотчетному страху, чувствуя вокруг присутствие сущностей, не улавливаемых теми проявлениями моей личности (“органами чувств”), которые дают пищу логическому мышлению”. Случилось так, что именно это испытывал на себе и я. «Уходя» в Прошлое и “соприкасаясь” с ним, человек уже на уровне интуиции, стремится все свои чувства и мысли перенести в более привычное для себя свое Настоящее, понимая его как Настоящее Вселенной. Если это случается, в этом следует видеть проявление чувства самосохранения, ибо нелегко считать настоящим то, что есть Прошлое (или пришло из Прошлого). Может быть, поэтому творческий процесс, связанный с радостью вдохновения и восторгом открытий нового Знания воспринимается нами как происходящее в настоящем времени. Новое Знание приходит из Прошлого, где оно до поры-до времени как бы “ожидает” встречи с тем, кого избрала Судьба для этого великого акта.

Мне казалось, что окружающая меня Природа как бы “растворялась” в безумной Бесконечности бездонного Пространства, в котором Время теряло свой смысл, теряло потому, что в нем (во Времени) не было всех его составляющих: не было Настоящего, еще не было Будущего, а было только Прошлое. И я – в этом Прошлом вместе со своими чувствами и впечатлениями. И меня куда-то “нёс” непостижимый моему Сознанию “временной поток”. В этом потоке я становился где-то там, за пределами моего Сознания, одушевленной частицей гигантского Пространства Вселенной. Испытывая необыкновенное духовное состояние, я ощущал себя (и мне это казалось действительностью) одновременно здесь, в Настоящем, и в то же время – там, в Прошлом.

Между тем, реальность вновь и вновь возвращала меня в волшебную южную ночь. На небе – ни облачка, небесная высь – безукоризненно чиста, звезды светятся ясно и четко. Звездное свечение подчеркивало чистоту лазурной дали, темнота которой казалась особенно густой, усиливая загадочную мощь и таинственную необъяснимость наблюдаемого.

Вновь переживая увиденное, я, будто наяву, ощущал бездонную глубину южного неба. Я находился в пространстве загадок бесконечных звездных миров, чувствовал отрешенность безмятежной тишины отраженного света одинокой Луны, ощущал свежесть воздушных дуновений нежного Ветра и волнующего запаха Трав. В окружающей меня тишине я слышал тоскующий шепот окружающей меня Природы.

Я как бы освобождался от тяжелого и непосильного груза в собственной душе, как мне казалось, вредного и ненужного для меня самого. Во мне возникало непреодолимое желание увиденное и пережитое мною, прошедшее через мои чувства и душу, оставить в моей памяти. В душе зарождался порыв, он быстро переходил в стремление к духовному очищению от всего привнесенного, чужого, что накопилось во мне за мою грешную земную жизнь. Я этого желал. И я отчетливо стал понимать, что свойство самоочищения и было свойством всей Природы, всей Вселенной. Это чувство постепенно выражало и мою потребность в самоочищении и поэтому я чувствовал себя способным понять самого себя. Да, понять себя! Обычно такое для человека всегда было - наитруднейшее дело! Мне необходимо преодолеть в себе и гордыню, и амбиции, и претензии к окружающим меня людям, и претензии к внешним обстоятельствам. И это было связано с начавшимся во мне процессом переоценки моего отношения к окружающему миру, но уже с позиций нового Знания о себе и окружающем меня мире.

Обозреваемая Вселенная представала передо мною одушевленной, свежей, живущей своей, известной только ей, жизнью. Так “живет” только что родившееся янтарное вино. Разница лишь в том, что все это происходило не в винной бочке, в подвале винодела, а в гигантской небесной колбе, на дне которой я видел четкую границу гор – “винного камня”. И мне стало казаться, что я являюсь свидетелем реально происходящего процесса самоочищения самой Вселенной.

Мои мысли связывали меня со Вселенной. Я не в силах был сопротивляться неизбежному процессу собственного погружения в ее Прошлое. Я хотел его постичь, понять и запомнить. Запомнить увиденное и пережитое, навсегда “заложив” их в свою память. Именно здесь, в Бессезнательном, и “оседало” мое Прошлое, становясь частичкой Прошлого Вселенной.

Да, для меня процесс постижения Вселенной – процесс бесконечный, как бесконечна сама Вечность в своем реальном существовании в присущих ей временных рамках. Видимо, так и идет процесс бесконечного, непрерывного движения Материи и Духа, в котором обновление является моментом неизбежным. Я чувствовал себя вовлеченным в этот процесс.

Мой родной язык – русский. Моя любовь к нему – беспредельна. Но мне начинало казаться, что мой родной язык – Великий русский язык, - разговаривая на котором я еще недавно мог рассчитывать на адекватное отражение переживаемых впечатлений, равно как и на адекватное понимание их другими людьми, сейчас, в это Мгновение, вряд ли смог бы передать всю глубину и остроту моих чувств, полноту моего проникновения в красоту Мироздания в момент сопричастности к процессам, в нем происходящими. Так мне казалось…

Завершая эссе, я отдаю себе отчет в том, что мною, собственно, так и не была до конца “исчерпана” окружающая меня Природа, как я не смог “исчерпать” и Природу своими чувствами и мыслями. Однако, “переливаясь” безоглядно в окружающий мир, я чувствовал в себе признательность судьбе за радость прикосновения к тайнам Бытия, за “погружение” в каждое Мгновение моей жизни, которое убеждало меня в том, что во Вселенной жизнь – явление неизбежное. Эта мысль, возникшая во мне, позволяла говорить о том, что мною получена возможность взойти еще на одну ступеньку в Великом процессе познания, в процессе столь бесконечном и непрерывном, сколь необходимом и очень важном в постижении Человеком окружающего мира и самого себя, не случайно попавшего в него.

Смогу ли я сохранить в памяти увиденное и пережитое как собственное открытие моей Вселенной в присущих ей временных и пространственных границах?

Не знаю… Я сохраняю надежду на это…

28 сентября 1986 г.

Нужны ли комментарии? В них нет нужды.

И, наконец, в-четвёртых. В это время (так уже случилось) я стал участником трёх общественно значимых проектов. Скажу сразу: иногда мне просто не верится, что всё это было со мной и было ли на самом деле? Осталась в памяти какая-то суета, беготня, яростные и не яростные встречи. Бегая, я кому-то что-то доказывал, что-то обосновывал, объяснял, ходил по чиновникам, был в контактах с известными людьми Республики, многие из которых впоследствии стали моими друзьями или единомышленниками-соратниками.

Какие это проекты?

Первый. Обсуждение закона «О государственном языке». Я выступал в соавторстве с И. Хайдаровым. Мы написали статью «Больше конкретности» и по рекомендации главного редактора «Правды Востока» Р. Сафарова 19.10.1989 г. опубликовали в газете накануне обсуждения закона в Меджелисе. Я испытал удовлетворение от того, что наша точка зрения совпала при голосовании с мнением большинства и за узбекским языком был признан статус государственного, за русским – статус языка межнационального общения. Фактически закон утверждал в Республике двуязычие, хотя это в то время не спасло русскоязычных педагогов вузов, учителей школ и даже врачей от несвойственных ранее враждебных компаний со стороны отдельных руководителей и общественных деятелей. Это и стало главной причиной нашего с Людмилой отъезда в Россию. То же решение приняли Константин и Иннесса, переехав в Москву, что называется, «на птичьих правах». Да, такие наступали времена, когда национализм стал проявляться не только на государственном, но и, в известной степени, - на бытовом уровне, чего ранее не было.

Второй. Разработка альтернативной концепции радикальной реформы здравоохранения. Её философия была обоснована в брошюре «Проблемы перестройки медицины и здравоохранения. Год первый» (, , под редакцией член-корр. АН УзССР, доктора мед. наук профессора . – Ташкент, «Медицина» Уз ССР, 1988, 112с.).

В итоге именно эта концепция и была принята за основу написания собственно Закона о здравоохранении. Этому способствовала работа заместителя министра МЗ Уз ССР Б. Умурзакова, впоследствии министра пенсионного обеспечения и социального развития (не уверен, что я точно назвал министерство). В 1992 г. в Меджелисе альтернативная концепция была принята. Хочу думать, что моя переписка с Б. Умурзаковым по этому поводу будет небезынтересной. Это – важный момент в моём становлении как человека, которому «до всего было дело».

Итак переписка.

«Уважаемый Виль Константинович!»

Мне понравилась концепция, особенно преамбула. Вместе с тем прошу добавить пункты по:

- медикаментозному обеспечению населения, основанного на расширении производства медикаментозных препаратов из собственного местного сырья с привлечением иностранных технологий и капитала;

- технического и компьютерного оснащения медучреждений, качества эксплуатации и использования технических средств, повышение технического и экономического мышления медработников;

- строительство новых современных объектов здравоохранения за счёт централизованных источников государства, местных Советских органов, предприятий, колхозов, совхозов, частных владельцев, акционерных обществ и ассоциаций;

- усилить обоснование некоторых предложений, например: реформы подготовки кадров, оплаты труда (перевода её с принципов отработки на принципы зарабатывания), страховую медицину;

- прошу изучить нашу Концепцию по приватизации мед. Учреждений; по зарплате, проект закона о финансировании, закона о Гос. саннадзоре и другие последние документы.

Когда всё будет готово, мы сядем вместе, прочтём и внесём на рассмотрение Верх. Совета.

06.02.1991 г. Подпись – Б. Умурзаков.

P.S. Вам надо взять два бланка минздрава Уз ССР и написать:

Председателю комитета Верх. Совета УзССР по здравоохранению

Тов.

Направляю проект альтернативного варианта «Концепции радикальной реформы здравоохранения УзСССР» для рассмотрения и на обсуждение, подготовленного авторским коллективом: , ,

Подпись – Б. Умурзаков.

P.S. Такой же текст направить в кабинет министров УзССР при Президенте УзССР.

17.06.1991 г. он написал последнюю записку:

«Уважаемый Виль Константинович! Внимательно прочитал все Ваши аргументы. Они веские. Готов подписаться под каждым словом. Есть предложение всё это сдать в Верховный Совет УзССР. Потом я в категорической форме буду ставить вопрос об обсуждении этого материала».

Подпись – Б. Умурзаков.

А в следующем, 1992г., как уже говорилось, альтернативный вариант Концепции и разработанный на её основе Закон о здравоохранении Меджелисом были приняты.

Третий проект. Участие в разработке принципов организации и деятельности Движения демократических реформ Узбекистана (ДДРУз).

Должен сказать, что само Движение в Узбекистане себя исчерпало Учредительным съездом ДДР в Москве (декабрь 1991г.), но оно оказало на меня огромное воздействие – я сформировался как общественный деятель. В полной мере я таковым не состоялся. Причина: переезд в Россию. Однако участие в работе Учредительного съезда уже само по себе стало для меня в первую очередь явлением интересным и знаменательным. Почему? Хотя бы потому, что мне повезло работать в съездовских структурах и вне их с известными, интересными людьми. Они оставили свой след в истории становления и развития демократических сил в России в переломные годы. Это: А. Вольский. Н. Петраков, Г. Попов, А. Руцкой, И. Силаев, А. Собчак, С. Шаталин, Э. Шеварнадзе, А. Яковлев. В моём архиве хранятся их автографы, данные мне ими на съезде лично по моей implant067.jpgпросьбе. Я воспроизвожу их в ксерокопии:

implant068.jpg

Я предположил, что характеризуемая мной картина в становлении демократических сил в 1991 г. будет неполной, если не воспроизвести текст Заявления оргкомитета ДДР Уз., в составлении которого я принял самое активное участие.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Оргкомитета Движения Демократических Реформ Узбекистана

14 сентября 1991 года состоялся XXIII чрезвычайный съезд Коммунистической партии Узбекистана. Приняты решения о выходе Компартии Узбекистана из состава КПСС, о создании новой политической организации – Народно-демократической партии Узбекистана.

Оргкомитет Движения Демократических Реформ Узбекистана обращает внимание на следующие обстоятельства.

1.  Выход Компартии Узбекистана из состава КПСС состоялся именно в тот момент, когда начался демонтаж партийных структур по всей стране как основы командно-административной системы.

2.  Несмотря на заявление о создании новой политической организации, в основу её деятельности предполагается заложить Программу действий Компартии Узбекистана.

3.  Вновь создаваемая организация объявляется правоприемницей коммунистической партии, на переходный период сохранются и обеспечивают финансово-хозяйственную деятельность все ныне действующие партийные структуры.

4.  Новой организации предполагается дать название «Народно-демократическая партия», что входит в явное противоречие с позицией её лидеров, убеждённых в неготовности республики к демократии и рыночной экономике и заявивших о нежелании проводить в Узбекистане политические реформы Президента СССР ёва.

Всё это позволяет сделать вывод о том, что мы имеем дело со стремлением сохранить в республике партийные структуры как основу тоталитарного режима, сменив дискредитировавшую себя вывеску и замаскировав их под благозвучным названием «Народно-демократическая партия».

Оргкомитет Движения Демократических Реформ Узбекистана заявляет, что курс, принятый лидерами Коммунистической (Народно-демократической) партии бесперспективен и грозит привести к политической и экономической изоляции республики внутри Союза, что обернётся суровыми лишениями для народов Узбекистана.

Мы обращаемся к членам Компартии Узбекистана: не позволяйте манипулировать собой. Если Вы искренне верите в коммунистическую идею оставайтесь в коммунистической партии, с которой связаны долгие годы Вашей жизни.

Мы обращаемся ко всем жителям Узбекистана: не помогайте своим участием сохранению в республике заповедной зоны для командно-административной системы и нового культа личности. Постарайтесь разобраться в сути Народно-демократической партии прежде чем стать её членом и подпитывать своими взносами прежнюю партийную номенклатуру, ведущую республику к катастрофе.

Оргкомитет Движения Демократических Реформ Узбекистана.

Заявление подписали (ксерокопии их подписей хранятся в моём архиве): , доктор историч. наук, зав. кафедрой истории КПСС ВПШ; , народный депутат СССР от Узбекистана; делегат Учредительного съезда; ., академик АН УзССР, председатель ВАК’а; Абдулло Уита, религиозный деятель; Маматов Г., народный депутат Узбекистана; Травков А., предприниматель, народный депутат Ташгорсовета; Усманов М., народный художник Узбекистана, лауреат госпремии СССР; , научный сотрудник АН УзССР; , кандидат историч. Наук, делегат Учредительного съезда и др.

Девятый период: 1995-2гг. Особый период. Он в известной степени – итоговый. Его особенность состоит в том, что, находясь в процессе переезда, поиска местожительства и работы, я старался, завершив свои профессиональные и общественные дела в Узбекистане, включиться в те, которые меня «позвали под свои знамёна» в России. Витьевато, но верно.

Думаю, в это время следует обратить внимание на два события.

Первое – овладение новым курсом общественных наук – культурологией. Его следует считать итогом моих «блужданий», связанных с овладением комплексом знаний общественных наук, которые я уже перчислял. В них не было науки о культуре.

Культурология. В конце 90-х гг. она у нас выглядела как путница, которая долго бродила «по Европам» и, наконец, нашла своё пристанище в России. Существовавшая на Западе с середины XIX в., культурология лишь к середине 90-х гг. официально была признана наукой со стороны государства и научной общественности России. Её стали преподавать в вузах, признали (далеко не сразу!) право соискателей в исследованиях в области культурологии претендовать на получение научных степеней и званий. Наметился ажиотаж со стороны бывших философов, социологов и историков культуры, которые поспешили «на себя примерять» культурологические одежды, порою не вникнув в суть новой науки о культуре. Появились буквально десятки учебников и учебных пособий, которые даже с натяжкой нельзя было серьёзно причислить к учебникам по новой учебной дисциплине. Пожалуй, в 90-е гг. можно отметить лишь два из них – учебник ростовского профессора Л. Драча и учебное пособие «Мир культуры. Основы культурологии» Новосибирского блестящего педагога из НИИЖТА А. Быстровой. Я тоже подключился к этому процессу, сосредоточив внимание не только на том, что преподавать, но и как это делать. Меня привлекла «школа» ректора НГИ, академика Российской АСН , который принял меня на должность профессора своего института. 9 февраля 2001 г. я и успешно защитил сертификат на право проведения всех видов занятий в системе модульной образовательной технологии в области культурологии. И тоже внёс свою лепту, сделав попытку написать методическое пособие для студентов «Дидактические материалы по культурологии (в 2 частях)» для студентов НГИ, приблизив методику модульной образовательной технологии к написанному накануне методическому пособию, которое, собственно, и стало причиной выдачи мне названного сертификата.

Получив это, право, я через три года понял, что здесь мне стало «душно» из-за пребывания в этой науке людей возможно близких к философии или истории культуры, но очень далёких и некомпетентных в культурологии как науке. И я ушёл в систему школьного народного образования, создав Литературное объединение «Литературная мастерская в школе». Её основой стала моя авторская «Программа приобщения учащихся и студентов к культуре и литературному творчеству (проза, поэзия, литературная критика, публицистика)». Программа прошла рецензирование, согласование и принятие её в системе дополнительного образования. Это было скреплено подписью и печатью заведующего городским управлением народного образования мэрии Новосибирска 05.09.2002 г. На сегодняшний день эта программа реализуется в МБОУ гимназия № 12 и частично в СОШ № 000, 207 и 122. В СОШ № 000 – занятия ведёт , мой заместитель. Однако мы в Литературной мастерской порою теряемся, когда депутаты, с которыми Литературная мастерская результативно работала и работает, вдруг, не объясняя причины, в одностороннем порядке, такие просветительские проекты закрывают. Например, так поступил депутат , который это сделал через своего помощника . В то время, когда в конце прошлого 2009 г. было твёрдо обещано довести проект, в частности, в школе 122, до успешного завершения в 2уч. г. Директор школы – в недоумении. Господа депутаты! Не гоже бросать культуру в непростое для неё время. Далее. Люди ждут хороших книг. А эти книги ждут своего читателя. Книги достойны вашей поддержки. Об этом Василий Дворцов, сибирский писатель, лауреат нескольких престижных именных литературных премий, ответственный секретарь Союза писателей (Москва) писал так в предисловии к двум книгам прозы Литературной мастерской. Цитирую: «Выход в свет новой книги, а ещё в провинции – праздник. Двух книг – праздник вдвойне. Поэтому поздравление и молодым авторам, объединённым Новосибирской Литмастерской Виля Хрипунова и, главное, читателям – тем, ради кого совершён этот маленький издательский подвиг, и кому предстоит познакомиться с новыми именами (их более 20. Прим. В. К.) столкнуться с их дерзкими идеями, ощутить свежесть их чувств».

Это не произойдёт, господа депутаты городского Совета Новосибирска. Жаль, что некоторые из Вас отказались от своих обещаний. Да, господин именно так обстоят наши общие просветительские дела по завершению проекта «Творческий десант Литературной мастерской в школах избирательного округа № 11 Калининского района». Речь идёт об этом, уважаемый Александр Николаевич. А почему произошло сворачивание проекта? Ссылка на экономический кризис - неуклюжая уловка. Дал слово – держи. Это слово дорогого стоит – оно от депутата.

И второе событие в моей жизни. Я о нём уже говорил – создание литературной мастерской на основе моей Авторской программы. Речь о её деятельности и результатах в большей степени относится к десятому периоду моей биографии. По завершению его и поговорим.

Десятый период: 2003-2гг. – период развёртывания деятельности Литературной мастерской, её первых результатов, написание мною поэмы-апологии «Стихи читает Блок» (2008 г.) и о том, как идёт процесс вовлечения молодёжи в новый Литературный конкурс им. Павла Васильева.

Лиха беда – начало! Желаю удачи! В конце года поговорим… До встречи!

Мы в соцсетях:


Подпишитесь на рассылку:
Посмотрите по Вашей теме:

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумагиНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалоги
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьер

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказЭкономикаРегионы РоссииПрограммы регионов
История: СССРИстория РоссииРоссийская ИмперияВремя2016 год
Окружающий мир: Животные • (Домашние животные) • НасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШкола
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовМуниципалитетыМуниципальные районыМуниципальные образованияМуниципальные программыБюджетные организацииОтчетыПоложенияПостановленияРегламентыТермины(Научная терминология)

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства