Контент-платформа Pandia.ru:     2 872 000 материалов , 128 197 пользователей.     Регистрация


Концепция самоусовершенствования человека

 просмотров


Концепция самоусовершенствования человека

(по повести Л. Н. Толстого «Детство»)

Васильева Елена Юрьевна

к. ф.н., учитель русского языка и литературы МАОУ гимназии № 29 г. Томска

Дневники, письма раннего Толстого, подготовительные материалы и само содержание повести «Детство» свидетельствуют о напряжённом искании писателем путей развития человеческого общества, о совершенствовании человека и законах государства, о нравственном усовершенствовании личности.

Прежде всего, Толстой вырабатывает представление о высоком назначении человека. Любовь к людям, к жизни составляют основу его мировоззрения и творчества, единение людей между собой и всем существующим – его эстетический, этический и общественный идеал. По мнению Толстого, «Бог создал человека прекрасным и добрым, невозможно его сделать лучше. Надо избегать зла и случаев его делать и особенно – избегать показывать возможность его делать» [Т. Т.46. С.72]. Поэтому, как считает Л. Н. Толстой, человек, являясь частью природы, обладая одарённым сознанием, должен, «сознательно употребляя свои душевные способности, стремиться к развитию всего существующего» [Т. Т.46. С.30]. В дневнике он записывает следующее философское положение: «Цель жизни человека есть всевозможное способствование к всестороннему развитию всего существующего. <…> И так я, кажется, без ошибки за цель моей жизни могу принять сознательное стремление к всестороннему развитию всего существующего» [Т. Т.46. С.31]. Полагая эту цель «общей и полезной», Л. Н. Толстой принимает решение: «Теперь же жизнь моя вся будет стремлением деятельным и постоянным к одной этой цели» [Т. Т.46. С.31].

Концепция самоусовершенствования и нравственного развития человека строится на единстве просветительской философии и религиозных христианских принципов. Отношение к Богу и к религии у Толстого в этот период времени было особенное. В дневнике раннего Толстого определяется религиозно-философская перспектива, которая найдет свое продолжение, дальнейшее развитие в повести «Детство» и в произведениях более позднего периода.

Особое место в нравственном становлении человека, по мнению Л. Н. Толстого, занимает молитва, и в необходимости и пользе ее может убедить только опыт. «Я ищу все какого-то расположения духа, взгляда на вещи, образа жизни, которого я ни найти, ни определить не умею. – Хотелось бы мне больше порядка в умственной деятельности, больше самой деятельности, больше вместе с тем свободы и непринужденности. Вчера я почти всю ночь не спал, пописавши дневник, я стал молиться Богу. – Сладость чувства, которое испытал я на молитве, передать невозможно. Я прочел молитвы, которые обыкновенно творю: Богородицу, Троицу, Милосердия Двери, воззвание к Ангелу хранителю и потом остался еще на молитве. Ежели определяют молитву просьбою или благодарностью, то я не молился. – Я не желал чего-то высокого и хорошего, но чего, я передать не могу, хотя и ясно сознавал, что я желаю. – Мне хотелось слиться с Существом всеобъемлющим, я просил Его простить преступления мои, но нет, я не просил этого, ибо я чувствовал, что ежели Оно дало мне эту блаженную минуту, то оно простило меня. Я просил и вместе с тем чувствовал, что мне нечего просить, и что я не могу и не умею просить. Я благодарил, да, но не словами, не мыслями, я в одном чувстве соединял все, и мольбу, и благодарность. Чувство страха совершенно исчезло, - Ни одно из чувств Веры, надежды и любви я не мог бы отделить от общего чувства. Нет, вот оно чувство, которое я испытал вчера – это любовь к Богу. – Любовь высокую, соединяющую в себе все хорошее, отрицающую все дурное» [Т. Т.46. С.62], - записывает Толстой 12 июля 1851 года в дневнике. Пользу молитвы Толстой видит в том, что именно в ней создается ситуация морального уединения, позволяющего вести откровенный душевный разговор с Богом. Он читает молитвы: «…Отче, Богородица, помянуть живых и усопших…» [Т. Т.46. С.100].

В дневнике Толстой записывает свои молитвы: «Избави меня, Господи, от тщеславия, нерешительности, лености, сладострастия, болезней и беспокойства душевного, дай мне, Господи, жить без греха и страданий и умереть без отчаяния и страху – с верой, надеждой и любовью предаюсь воле Твоей…»[Т. Т.46. С.100]. Он даже составляет краткую формулу своего верования: «Верую в единого, непостижимого, доброго Бога, в бессмертие души и в вечное возмездие за дела наши, не понимаю тайны троицы и рождения сына Божия, но уважаю и не отвергаю веру отцов моих» [Т. Т.46. С. 149].

Молитва как способ духовного развития человека, как условие для нравственного саморазвития находит отражение непосредственно в жизни человека, заставляя его пройти весь путь духовного становления. Это - «колея уединения, порядка, добрых и хороших мыслей и занятий» [Т. Т.46. С.158]. Через преодоление трудностей, испытаний, выпадающих на человека, страданий, которые ему приходится переживать, человек приходит к очищению. Толстой считает, что «страдания необходимы. Зачем? Не знаю. И как я смею говорить: не знаю. Как смел я думать, что можно знать пути Провидения. – Оно источник разума, и разум хочет постигнуть… Ум теряется в этих безднах премудрости, а чувство боится оскорбить его. Благодарю Его за минуту блаженства, которая показала мне ничтожность и величие мое. Хочу молиться, но не умею, хочу постигнуть, но не смею – предаюсь в волю Твою! Зачем писал я все это? Как плоско, вяло, даже бессмысленно выразились чувства мои, а были так высоки!» [Т. Т.46. С.61]. Только пройдя через испытания, человек приобретает жизненный опыт, который позволяет ему при необходимости сделать нравственный выбор. («Может быть, Бог устроил жизнь мою так, с целью дать мне больше опыта» [Т. Т.46. С.163]). «Религия и жизненный опыт, как бы короток он ни был, внушили мне, что жизнь – испытание. – Для меня же она больше испытания, она искушение моих проступков» [Т. Т.59. С.162]. (Из письма к Т. А. Ергольской от 12 января 1852 года).

Возвышенные духовные порывы и одержимость страстями – все это отразилось в дневниках и письмах с предельной, необыкновенной искренностью. Молодой Толстой – пример того, как в сложных житейских ситуациях, в лабиринте противоречивых стремлений человек формирует свою личность. Дневники показывают начало пути человека с необыкновенным талантом, умом, еще не знающим, что с ним будет, куда приложатся громадные душевные силы, но уже предчувствующим свое высокое назначение. В дневнике он делает запись от 8 июня 1851 года: «Любовь и религия – вот два чувства – чистые и высокие» [Т. Т.46. С.79]. По мнению Л. Н. Толстого, любовь к Богу соединяет в себе все хорошее и отрицает все дурное, а во время молитвы возникает желание слиться с существом всеобъемлющим, все порывы души в этот момент чисты, возвышенны в своем начале.

Особое место в повести «Детство» занимает образ юродивого Гриши, так как именно с этим героем произведения связаны важнейшие философские вопросы веры, жизни и смерти. Этот странный человек заставил Николеньку испытать новые, неведомые чувства – «дрожь и замирание сердца». Кто такой Гриша? Почему он оказал на мальчика такое влияние?

В детстве Толстой не раз наблюдал за тем, как к ним в дом приходили люди, непохожие на других. Странный внешний вид, речи, которые они произносили, жесты, мимика – всё вызывало одновременно интерес и страх. Известно, что в XIX веке по России ходило много людей, которых называли «юродивыми», «странниками». Как правило, к ним относились с почтением, в дворянских и купеческих домах такие люди часто находили приют, народ верил им и покровительствовал. Отказать им в помощи и куске хлеба было большим грехом, так как они, по мнению верующих людей, - «божьи избранники». Юродивые обрекали себя на тяжкие физические страдания – голодали, ходили полуголые зимой и летом. Возникает закономерный вопрос – зачем? Д. С. Лихачев отмечает, что «юродство невозможно и без церкви: в Евангелии оно ищет свое нравственное оправдание, берет от церкви тот дидактизм, который так для него характерен».[1]

В литературе и в живописи[2] есть имена самых известных юродивых. Это Авраамий Смоленский, Прокопий Устюжский, Василий Блаженный Московский и другие. Их называли «душевно здоровыми людьми»[3]. Считалось, что юродство непременно связано с душевным и телесным убожеством. Но это – заблуждение. Вслед за Дмитрием Ростовским, автором «Четьи Минеи», Лихачев повторяет, что юродство – это «самоизвольное мученичество», что оно «является извне», что им «мудрее покрывается добродетель своя перед человеки».[4]

В житейском представлении юродство непременно связано с телесным убожеством и кажущейся ограниченностью, наивностью. Истина это или заблуждение? Сравнение портрета Гриши, созданного в повести «Детство», с портретом в романе «Четыре эпохи развития», показывает, какими приёмами пользовался Толстой при создании этого образа и какую задачу ставил перед собой, рисуя внешний облик юродивого. В «Четырёх эпохах развития» «это был человек огромного роста с длинными, но редкими полуседыми волосами, с широким, изрытым оспою лицом, с редкой седой бородой, кривой на один глаз и одетый в платье, между подрясником и кафтаном, с палкой больше своего роста в руке» [Т. Т.1. С.120]. В «Детстве» - это «…человек лет пятидесяти, с бледным, изрытым оспою продолговатым лицом, длинными седыми волосами и редкой рыжеватой бородкой. Он был такого большого роста, что для того, чтобы пройти в дверь, ему не только нужно было нагнуть голову, но и согнуться всем телом. На нем было надето что-то изорванное, похожее на кафтан и на подрясник; в руке он держал огромный посох. Войдя в комнату, он изо всех сил стукнул им по полу и, скривив брови и чрезмерно раскрыв рот, захохотал самым страшным и неестественным образом. Он был крив на один глаз, и белый зрачок этого глаза прыгал беспрестанно и придавал его и без того некрасивому лицу еще более отвратительное выражение» [Т. Т.1. С.16].

Оба портрета рисуют человека с отталкивающей внешностью. В первом отрывке Толстой лаконичен, он только перечисляет основные детали, из которых состоит портрет юродивого (рост, волосы, лицо, одежда, палка), а во втором отрывке он более подробно вырисовывает те из них, которые позволяют читателю реальнее представить героя. Во-первых, упоминание о возрасте («человек лет пятидесяти»), особенностях его лица («с бледным, изрытым оспою продолговатым лицом») показывает, что выбор пути у этого человека не случаен: он сознательно встал на путь юродства и выбрал «самоизвольное мученичество», с помощью которого, как сказано в «Четьи Минеи», «мудрее покрывается добродетель своя пред человеки»[5]. Одежда («что-то изорванное, похожее на кафтан и на подрясник»), смех («скривив брови и чрезмерно раскрыв рот, захохотал самым страшным и неестественным образом») подчёркивают его аскетическое самоуничижение и, может быть, в какой-то степени оскорбление и умерщвление плоти. Его внешний облик – презрение к общественным приличиям, и в этом состоит нечто вроде привилегии и непременного условия юродства. Белый зрачок кривого глаза подчёркивает его некрасивую внешность. Издавна известно, что жизнь юродивого, а также его внешность – это сознательное отрицание красоты, это опровержение общепринятого идеала прекрасного. Толстой, следуя раннехристианской традиции, согласно которой внешняя (плотская) красота - от дьявола, возводит безобразное в облике героя в степень положительного, так как эстетический момент у него поглощён этикой. Герой Толстого обладает огромным ростом («Он был такого большого роста, что для того, чтобы пройти в дверь, ему не только нужно было нагнуть голову, но и согнуться всем телом»), логическим дополнением к которому стал не менее огромный посох (в черновике это палка). Толстой заменяет название предмета, чтобы подчеркнуть особенное предназначение этого человека: он странствует, так как стремится достичь духовной свободы. Юродство по сути своей противостоит рутине, оно стремится пробудить равнодушных и чёрствых людей «зрелищем странным и чудным» и повести их по пути добродетели. Занимаясь переводом на русский язык произведения Л. Стерна «Сентиментальное путешествие…», Л. Н. Толстой, рисуя портрет одного из героев – монаха, с которым встречается Йорик во время путешествия, переводит предложение «The monk, as I judged from the break in his tonsure, a few scatter’d white hairs upon his temples, being all that remained of it, might be about seventy»[6] следующим образом: «Монаху, сколько я мог судить по его плешивой голове и редким седым волосам на висках, было около семидесяти» [Т. Т.1. С.251]. Сравним: «человек лет пятидесяти, с <…> длинными седыми волосами и редкой рыжеватой бородкой». Конструкции предложений, детали в портрете героя, подбор лексики в переводе, сделанном Толстым, и в повести очень похожи. И это ещё раз доказывает, что молодой Толстой унаследовал у Стерна часть приёмов при обрисовке героя, в частности, такой приём, как детализация.

Внезапное и странное появление Гриши вызвало у Николеньки «какое-то смешанное чувство сожаления, страха и грусти» [Т. Т.1. С.17]. Вспоминая эту давнюю встречу, повествователь задается вопросами о судьбе этого человека: «Откуда был он? кто были его родители? что побудило его избрать странническую жизнь, какую он вел?» В поисках ответа взрослый герой вспоминает, что юродивый Гриша ему был известен давно, «с пятнадцатого года», зиму и лето он ходил босиком, посещал монастыри и дарил образочки тем, кого любил, произносил загадочные слова, принимаемые некоторыми за предсказания.

По словам Д. С. Лихачёва, «зрелище юродства даёт возможность альтернативного восприятия»[7]. Издавна на Руси к юродивым относились по-разному. Одни считали юродство соблазном, а юродивых – мошенниками, людьми, которые притворяются, чтобы извлечь из этого свою выгоду, их деятельность – грешным дурачеством, низменной плотскостью. Другие видели в юродстве спасение, «душеполезность». В. Н. Топоров рассказывает о том, как московский юноша Кузьма, будущий Кирилла Белозерский, начинал свои «иноческие труды» в Симоновом монастыре: аскеза, послушание, временное вступление на стезю юродства, когда он совершал поступки, «подобные глумлению и смеху», за которые его сурово наказывал настоятель; беседы с ним Сергия Радонежского «о пользе душевной» и, как результат, «Сергиевы уроки были усвоены им, и народ, оценивший это, всё более и более стекался к монастырю»[8], так как видел в таких людях посланников Бога, способных обличить пороки и искупить грехи человеческие.

В повести Толстого «Детство» образ юродивого приобретает ключевое значение, так как с этим образом оказываются связаны и соотнесены люди, окружавшие Николеньку, это для него становится в какой-то степени ценностным ориентиром. В повести отец Николеньки очень резко высказывается в адрес Гриши. Наверное, потому, что он как раз и относится к категории людей, считавших юродивых мошенниками, и не может оценивать таких людей по достоинству. Герой повести, наблюдая за отцом, начинает понимать, что за мягкими манерами, за его внешней добротой скрываются себялюбие, чёрствость, холодность и даже моральная нечистоплотность. Поэтому неудивительно, что отец произносит следующее обвинение в адрес Гриши: «Кажется, я имел случай изучить эту породу людей – их столько к тебе ходит, - все на один покрой. Вечно одна и та же история…» [Т. 1. С.19]. Равнодушие, пренебрежение и даже раздражение звучит в каждом слове. Обвинение звучит и в адрес maman, которая пытается защитить юродивого: «…нет, меня сердит, когда я вижу, что люди умные и образованные вдаются в обман» [Т. 1. С.19]. Более того, он считает, что таких людей, как Гриша, нужно сажать в полицию, так как никакой пользы они не приносят, и называет Гришу «просто мужиком и лентяем» [Т. 1. С.17].

Наталья Николаевна принадлежит совершенно к другой, прямо противоположной категории людей, по словам Натальи Савишны, она «ангел», потому Гриша для неё – «чистая душа». Она активно вступает в полемику с мужем, защищая юродивого: «Я на это тебе только одно скажу: трудно поверить, чтобы человек, который, несмотря на свои шестьдесят лет, зиму и лето ходит босой и, не снимая, носит под платьем вериги в два пуда весом и который не раз отказывался от предложений жить спокойно и на всём готовом, - трудно поверить, чтобы такой человек всё это делал только из лени» [Т. Т.1. С.19].

Наталья Николаевна довольно лаконична, но этих слов вполне достаточно, чтобы обозначить её позицию в данном споре. Как верующий, чувствительный и нравственно высокий человек, Наталья Николаевна прекрасно понимает, что юродство – это добровольное подвижничество, полная тягот и поношений жизнь.

Разные оценки, даваемые Грише, заставляют Николеньку пристально вглядеться в этого человека. Юродство балансирует на грани между смешным и серьезным, олицетворяя собой трагический вариант смехового мира. Первоначально мальчиком движет любопытство, желание повеселиться («веселие и смех, на которые я рассчитывал…»), но постепенно отношение к Грише меняется. Наблюдая в темноте за молящимся Гришей (а юродивый молится только ночью, в одиночестве, наедине с собой он не безумен!), Николенька наблюдает за каждым его движением («он был спокоен, задумчив и даже величав. Движения его были медленны и обдуманны»). «Сложив свои огромные руки на груди, опустив голову и беспрестанно тяжело вздыхая, Гриша молча стоял перед иконами, потом с трудом опустился на колени и стал молиться» [Т. Т.1. С.34]. О чем молился этот человек? Сможет ли его молитва дойти до сердца мальчика? Николенька слушает его, на первый взгляд, бессвязную речь и открывает для себя высокий смысл любви к Богу через любовь ко всем людям и отречение от любви к себе. «Он начал говорить свои слова, с заметным усилием стараясь выражаться по-славянски. Слова его были нескладны, но трогательны. Он молился о всех благодетелях своих (так он называл тех, которые принимали его), в том числе о матушке, о нас, молился о себе, просил, чтобы бог простил ему его тяжкие грехи, твердил: «Боже, прости врагам моим!»- кряхтя поднимался и, повторяя еще и еще те же слова, припадал к земле и опять поднимался, несмотря на тяжесть вериг, которые издавали сухой резкий звук, ударяясь о землю». И далее: «Долго еще находился Гриша в этом положении религиозного восторга и импровизировал молитвы. То твердил он несколько раз сряду: «Господи, помилуй», но каждый раз с новой силой и выражением, то говорил он: «Прости мя, господи, научи мя, что творить…научи мя, что творити, господи!» - и с таким выражением, как будто ожидал сейчас же ответа на свои слова, то слышны были одни жалобные рыдания… Он приподнялся на колени, сложил руки на груди и замолк» [Т. Т.1. С]. Какое впечатление произвел Гриша на Николеньку? Какие чувства испытывает мальчик в этот момент? Какое влияние окажет это на духовное становление ребенка? Николенька настолько потрясен зрелищем, что даже не обращает внимания на щипки брата, а продолжает «с чувством детского удивления, жалости и благоговения следить за всеми движениями и словами Гриши» [Т. Т.1. С.34]. Религиозный восторг Гриши, импровизирующего молитвы, освещенная луною слеза, остановившаяся «в мутном зрачке его кривого глаза», - это впечатление, которое он произвел на мальчика, которое возбудил, навсегда останутся в памяти. «О великий христианин Гриша!» - с чувством глубокого почтения и благодарности вспоминает автор, потому что еще в детстве его чуткая душа сумела проникнуться высоким смыслом молитвы. Это – созвучие, настроенность на духовное, близкое Богу! Важно то, что Николенька сам поднимается до такой же чистой христовой молитвы (глава «Детство»). «После этого, как, бывало, придешь на верх и станешь перед иконами, в своем ваточном халатце, какое чудесное чувство испытываешь, говоря: «Спаси, Господи, папеньку и маменьку». Повторяя молитвы, которые в первый раз лепетали детские уста мои за любимой матерью, любовь к ней и любовь к Богу как-то странно сливались в одно чувство. После молитвы завернешься, бывало, в одеяльце, на душе светло и отрадно, одни мечты гонят другие, - но о чем они? – Они неуловимы, но исполнены чистой любовью и надеждами на светлое счастие. Вспомнишь, бывало, о Карле Иваныче и его горькой участи – единственном человеке, которого я знал несчастливым, - и так жалко станет, так полюбишь его, что слезы потекут из глаз, и думаешь: «Дай Бог ему счастия, дай возможность помочь ему, облегчить ему горе, я всем готов для него пожертвовать». Потом любимую фарфоровую игрушку – зайчика или собачку – уткнешься в угол пуховой подушки и любуешься, как хорошо, тепло и уютно ей там лежать. Еще молишься о том, чтобы дал Бог счастия всем, чтобы все были довольны и чтобы завтра была хорошая погода для гулянья, повернешься на другой бок, мысли и мечты перепутаются, смешаются, и уснешь тихо, спокойно, еще с мокрым от слез лицом» [Т. Т.1. С.44].

В черновых материалах («Четыре эпохи развития») Толстой показывает, как Наталья Николаевна продолжает оправдывать и защищать Гришу от нападок отца: она вспоминает юродивого Кирюшу, обладающего даром предвидения, а в повести «Детство» Толстой наделяет таким даром Гришу. Обедая в доме Иртеньевых, «он не поднимал глаз с своей тарелки, изредка вздыхал, делал страшные гримасы и говорил, как будто сам с собою: «Жалко!..улетела…улетит голубь в небо…ох, на могиле камень!..» [Т. Т.1. С.18]. Чью смерть он предсказывает? Кого оплакивает? Одному Грише было дано услышать голос Всевышнего. Почему? Толстой сам дает ответ на этот вопрос: «<…>Человек, который беспрестанно убивает не только все свои страсти, но даже простые желания, который весь предался Богу и изгоняет из души все помышления, которые не достойны Его, который не думает о тех мелочах жизни, которые поглощают наше существование, так очищает свою душу и возвышает, что в ней открывается с ясностью этот дар предвидения, который мы все имеем, но не можем употреблять, потому что мы беспрестанно заняты чем-нибудь плотским, что мешает этой способности выразиться» [Т. Т.1. С.124].

Итак, в повести образ Гриши занимает ключевое место. Создавая этот образ, Л. Н. Толстой посвящает Грише две главы повести – «Юродивый» (V глава) и «Гриша» (XII глава). Если сначала автор знакомит читателя с этим героем и обращает внимание, прежде всего, на его неожиданное появление, внешний облик, на различное отношение к нему maman и папа, на дар предсказывать будущее, то во второй, описывая сцену моления Гриши, показывает, какое впечатление он производит на Николеньку и какие нравственные уроки извлекает ребёнок, наблюдая за юродивым. Таким образом, само расположение глав о Грише дано в динамике, что позволяет автору дать более полное представление не только о Грише, но и о юродстве в целом, а главное выстроить внутреннюю иерархию духовных ценностей в повести, поместив на первое место и сделав его сквозным – мотив святости. По замыслу Л. Н. Толстого, который, конечно, знал о том, что юродство в древнерусских источниках уподоблялось крестному пути Иисуса Христа, а сам подвижник сравнивался со Спасителем и по условиям подвига обязан был вести всех стезей добродетели, Гриша должен был пробудить добрые чувства не только в маленьком герое, но и в читателе.

Таким образом, можно сделать вывод: Л. Н. Толстой убеждён, что идеалы нравственного самоусовершенствования, культ добродетели, духовности как основы человеческой жизнедеятельности составляют концепцию самоусовершенствования человека, его нравственного развития, и эта концепция строится на единстве религиозных христианских принципов и просветительской философии.

Использованная литература

1. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч.: В 100 т. Т. 1. М., 2000.

2. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч.: В 100 т. ТМ., 2000.

3. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч.: В 100 т. Т. 2. М., 2002.

4. Лихачёв Д. С. Смех в Древней Руси. Л., 1984.

5.  Sterne Laurence. A Sentimental Journey through France and Italy. Oxford, New York, 1984.

6.  Топоров В. Н. «Бедная Лиза» Карамзина. Опыт прочтения. М., 1995.

[1] Лихачёв Д. С. Смех в Древней Руси. Л., 1984. С. 72.

[2] Ярким примером изображения юродивого в живописи стала картина В. Сурикова «Боярыня Морозова», впервые показанная в 1887 году в Петербурге. Художник отвел юродивому видное место в картине. Этот герой изображен в правом нижнем углу полотна, он одет в рваную холщовую рубаху, голова обмотана тряпкой, на шее – вериги, ноги босы. Юродивый сидит на снегу, вытянув вперед правую руку с двоеперстием. Рядом с ним – жестяная тарелка для подаяния. Сам Суриков рассказывал, что увидел его на толкучке, и внешний вид юродивого произвел на него сильное впечатление. Художник сумел уловить в его облике главное: в картине поражает выражение лица и взгляд - эмоциональная восторженность юродивого граничит с сумасшествием. Но этот образ очень близок сложившемуся в русском народе представлению о юродивых. Именно поэтому он узнаётся сразу и приобретает необыкновенную убедительность. Образ мальчика, бегущего слева от саней, в которых сидит Морозова, с одной стороны, подчёркивает движение саней, с другой – показывает душевное состояние ребёнка, близко воспринимающего происходящее.

[3] Лихачёв Д. С. Там же. С. 80.

[4] Лихачёв Д. С. Смех в Древней Руси. Л., 1984. С. 73.

[5] Цит. по: Лихачёв Д. С., Панченко А. М. Смех в Древней Руси. Л., 1984. С. 73.

[6] Sterne Laurence. A Sentimental Journey through France and Italy. Oxford, New York, 1984, C. 5.

[7] Лихачёв Д. С. Панченко А. М. Смех в Древней Руси. Л., 1984. С. 91.

[8] Топоров В. Н. «Бедная Лиза» Карамзина. Опыт прочтения. М., 1995. С. 108.

Мы в соцсетях:


Подпишитесь на рассылку:
Посмотрите по Вашей теме:

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумагиНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалоги
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьер

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказЭкономикаРегионы РоссииПрограммы регионов
История: СССРИстория РоссииРоссийская ИмперияВремя2016 год
Окружающий мир: Животные • (Домашние животные) • НасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШкола
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовМуниципалитетыМуниципальные районыМуниципальные образованияМуниципальные программыБюджетные организацииОтчетыПоложенияПостановленияРегламентыТермины(Научная терминология)

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства