Безвозвратные людские потери Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны

Образование и науки | Эта статья также находится в списках: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , | Постоянная ссылка

Бушуева Ольга Юрьевна

Безвозвратные людские потери

Куйбышевской области в годы

Великой Отечественной войны

(1941-1945 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Казань – 2010

Работа выполнена на кафедре отечественной истории и археологии

государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» Министерства образования и науки Российской Федерации

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор

Храмкова Елена Ленаровна

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Бородкин Леонид Иосифович

доктор исторических наук, профессор

Иванов Анатолий Александрович

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Самарский государственный

университет»

Защита состоится «10» декабря 20010 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 022.002.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук при Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, 5 подъезд.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории им. Ш. Марджани АН РТ по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, 5 подъезд.

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории им. Ш. Марджани АН РТ: http://www. tataroved. ru.

Автореферат разослан «____» _________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук Р. Р. Хайрутдинов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы. В настоящее время, прямые людские потери СССР в 1941-1945 гг., включая военнослужащих и гражданское население, оцениваются примерно в 27 млн. человек. Однако процесс подсчета потерь продолжается на региональном и общероссийском уровнях. Демографическая трагедия эпохи Великой Отечественной войны является одной из «болевых» точек не только современной историографии, но и новейшей внешней и внутренней политики России, исторической памяти и национальной идентичности.

Данная проблема принадлежит к числу наиболее сложных и политизированных направлений в отечественной исторической науке. Она имеет методологическое, конкретно-историческое, источниковедческое и морально-этическое значение. Колоссальные потери населения СССР в целом и отдельных регионов Российской Федерации долгое время оставались вне поля зрения ученых, при этом каждое новое поколение узнавало новые «уточненные» данные, что привело к определенному недоверию со стороны ученого сообщества, а также рядовых граждан к материалам демографической статистики военных лет.

Вопрос о цене Победы на протяжении вот уже нескольких десятилетий тесно связан с проблемой фальсификации событий Великой Отечественной войны. Большинство исследователей полагает: для получения более полной и точной картины безвозвратных потерь нашей страны в 1941-1945 гг., следует разрабатывать и применять новые стратегии и программы. Так, наряду с объединением усилий ученых самых разных специальностей (в первую очередь военных и гражданских историков, источниковедов, демографов и др.), сотрудников научных учреждений, высших учебных заведений, архивов, музеев, библиотек, поисковых отрядов, созданием баз и банков данных, применением новых информационных технологий, давно назрела необходимость фронтального изучения людских утрат на фронте и в тылу в каждом сельском поселении, городе, области, крае.

Актуальность темы также вызвана недостаточной изученностью вклада крупных тыловых российских регионов, обеспечивших в 1941-1945 гг. победу над фашистскими захватчиками. Поэтому необходимо получить научно-подтвержденные данные о безвозвратных прямых и косвенных людских потерях в военный период.

Объектом исследования являются безвозвратные людские потери уроженцев Куйбышевской области на фронтах и в тылу во время Великой Отечественной войны, а также демографические процессы на территории региона.

Предмет изучения – количественные и качественные составляющие безвозвратных людских потерь: число потерь, их социально-демографическая характеристика, хронология и география потерь. В предмет исследования включены и демографические процессы тылового населения (численность, состав, смертность, рождаемость, особенности естественного движения населения) Куйбышевской области в годы войны.

Хронологические рамки исследования в целом охватывают период Великой Отечественной войны с 1941 по 1945 год. При этом демографические процессы военных лет сопоставляются с данными 1939-1940 гг.

Территориальные рамки работы охватывают территорию современной Самарской области (в годы войны – Куйбышевской). В 1941 г. в её административно-территориальную структуру входило 60 районов. В 1943 г., в процессе разукрупнения областей и краев, 24 района перешли в состав Ульяновской области[1]. Сегодня регион насчитывает 27 районов.

Степень изученности проблемы. Отечественная историография демографической истории Великой Отечественной войны прошла неоднозначный путь: от умолчания и искажения данных о потерях населения до появления фундаментальных трудов, основанных на репрезентативной документальной базе, постепенно приближающих нас к исторической правде. Развитие историографии темы связано не только с длительной недоступностью основного корпуса источников, политической позицией руководства страны, но и с междисциплинарным характером проблемы, требующим комплексного подхода, совершенствования методологического и источниковедческого инструментария.

Используя в качестве главных критериев изменения в области методологии, методики исчисления потерь и источниковой базы, мы выделили в историографии два периода: 1940-е – конец 1980-х гг. и начало 1990-х гг. – до сегодняшнего дня. Первый период принято подразделять на этапы, включая так называемый «переходный этап» – вторую половину 1980-х – начало 1990-х гг. Характеристика первого периода историографии в целом повторяется практически во всех историографических публикациях[2]. Второй период историографии в силу своей незавершенности к настоящему времени не получил окончательных оценок в научной литературе.

Важнейшая черта первого периода – сокрытие полных данных о людских потерях СССР в войне. В 1940-1980-х гг. приводились цифры потерь от 7 млн. чел. (1946) до «примерно 20 млн. чел» (период «оттепели»). В 70-80-х гг. ХХ столетия историки обращаются к малоизученному сюжету – развитию народонаселения отдельных российских регионов. В монографии В. В. Алексеева и В. А. Исупова на основе анализа материалов естественного и механического учета движения людских масс и информации о количестве населения была реконструирована картина демографического состояния Сибири эпохи войны[3]. Данное научное направление получило дальнейшее развитие на рубеже XX-XXI вв.

В послевоенный период сформировалась историография Поволжья 1941-1945 гг., в том числе и Куйбышевской области. В 50-80-х гг. появились десятки разнообразных исследований, посвященных ратному и трудовому подвигу волжан[4]. Проблема потерь затрагивалась в трудах, посвященных изучению мобилизационной работы местных партийных и государственных органов власти (Л. М. Зотов, П. И. Исаев, Л. В. Храмков и др.). В конце 1970-х гг. (без ссылок на архивные фонды) были опубликованы сведения о том, что «более полумиллиона куйбышевцев сражались с врагом…» в годы войны[5]. Данная цифра приводится практически во всех современных исследованиях, посвященных вкладу Самарской области в победу в 1941-1945 гг.

Вторая половина 1980-х – начало 1990-х гг. характеризуются появлением острых публицистических материалов в средствах массовой информации, научных статей и монографий, в которых назывались новые цифры прямых и косвенных потерь СССР[6]. Во время дискуссий амплитуда потерь колебалась от 20 млн. с небольшим до 50 млн. чел. Например, по подсчетам Б. В. Соколова (1988), общие безвозвратные потери страны составили около 21,3 млн. чел. Позднее он утверждал, что потери Вооруженных Сил СССР – 14,7 млн. чел., а суммарные действительные и потенциальные потери страны – около 46 млн. чел.[7] Приведенные данные вызвали неоднозначную реакцию научного и особенно военного сообщества[8].

Следует подчеркнуть, что обсуждение проблемы было вызвано не только научными интересами и потребностями, но и известными реалиями эпохи «перестройки», которые подтолкнули политическое руководство страны принять некоторые шаги по выявлению истинных масштабов потерь СССР в войне. Итоги работы двух комиссий Генерального штаба в 1988-1989 гг. были утверждены и опубликованы[9]. Опираясь на их результаты, Президент СССР М. С. Горбачев 8 мая 1990 г. в докладе, посвященном 45-летию Победы, подчеркнул, что война унесла почти 27 млн. жизней советских людей[10].

Главным итогом рассматриваемого периода является осознание того огромного и многопланового влияния, которое оказала Великая Отечественная война на закономерности развития населения СССР[11] и необходимости исследования проблемы на основе строго научных подходов. В новых исторических условиях, позволивших приблизиться к объективному освещению вопроса о человеческих жертвах войны, впервые стали исследовать демографические процессы в тыловых регионах РСФСР[12]. Значительное влияние на дальнейшее развитие историографии оказали партийно-государственные решения о создании Всесоюзной (позднее Всероссийской) Книги Памяти к 50-летию Победы[13]. Параллельно с официальной историографией во второй половине ХХ века сформировалось мощное добровольное поисковое движение, направленное на всемерное увековечение памяти погибших воинов. К числу его заслуг относится кропотливая работа по установлению судеб тысяч военнослужащих, выработка новых методологических и источниковедческих подходов, создание картотек, банков и баз данных погибших[14].

Второй период историографии, основной чертой которого является качественно новый уровень осмысления проблемы, начинается после распада СССР. Он характеризуется введением в научный оборот рассекреченных документальных материалов, выявленных, прежде всего, в Центральном архиве Министерства обороны, Центральном архиве Военно-Морского флота, Российском государственном военном архиве, Центральном архиве Федеральной службы безопасности, архиве военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ, местных и других архивах. Людские потери как сложная многоаспектная тема превращается в одно из наиболее крупных направлений историографии Великой Отечественной войны. Особенностями исследований являются междисциплинарный анализ демографических аспектов истории; осознание ограниченности всех известных на сегодняшний день методик подсчета потерь населения; дальнейшее развитие дискуссий; поиск нетрадиционных видов источников по теме. На развитие проблематики оказали влияние первые региональные труды, в том числе и диссертационные, направленные на установление и публикацию достоверных сведений об уроженцах тех или иных мест, погибших в годы войны.

Ученые выделяют два основных направления, тесно взаимосвязанные друг с другом: исследование людских потерь Вооруженных Сил СССР и реконструкция демографической ситуации в стране и ее отдельных регионах накануне и в период войны. В рамках первого направления созданы труды, главным образом, военных историков[15]. Разногласия в данной группе авторов носят зачастую непримиримый характер. Среди наиболее значительных работ – обобщающие коллективные труды под руководством генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева[16]. В них даны цифры общих боевых потерь СССР в годы Великой Отечественной войны, оценка мобилизационных возможностей страны накануне войны, показано соотношение Вооруженных Сил СССР и Германии, существенно уточнены общие людские потери по периодам, кампаниям войны, по фронтам и т. д. Несмотря на продолжающуюся критику данных изданий, они существенно расширили и дополнили представления о цене Победы.

Значимым событием в исследовании темы стала научная конференции “Людские потери СССР в Великой Отечественной войне” (ИРИ РАН, март 1995 г.) [17]. Следует отметить, что в опубликованных материалах конференции нашли отражение наиболее сложные вопросы методологии, источниковедения и конкретно-исторического изучения проблемы людских потерь в годы войны.

В настоящее время отсутствуют общепринятые данные по проблеме. На страницах журнала «Военно-исторический архив» и некоторых других изданий опубликован ряд статей полемического характера, авторы которых пытаются скорректировать количество людских потерь Вооруженных Сил СССР в годы войны[18]. Заслуживают внимания статьи А. Н. и Л. А. Мерцаловых, в которых обращается внимание на дискуссионные выводы относительно потерь Вооруженных Сил, ставятся методологические, конкретно-исторические и историографические вопросы изучения проблемы.

В 1990-2000-х гг. были защищены диссертации, содержащие выводы и наблюдения, которые мы учитывали в нашем исследовании.

А. А. Шабаев обобщил опыт деятельности центральных органов Красной Армии и штабов всех уровней по организации учета и отчетности потерь личного состава сухопутных войск, рассмотрел вопросы терминологии, связанные с определением военных потерь, классификации, источниковедения потерь личного состава Вооруженных Сил[19]. А. В. Толмачева изучила источники определения боевого и численного состава советской и германской сторон, показала динамику его изменения на начало каждой кампании Великой Отечественной войны, представила свою версию дискуссионного вопроса – соотношение военно-оперативных и безвозвратных демографических потерь личного состава СССР и Германии в 1941-1945 гг.[20]

Одной из тенденций современного историографического процесса является привлечение информационного потенциала региональных Книг Памяти[21]. Опираясь на материалы данного массового источника, И. Л. Аравин на материалах Новосибирской области проанализировал основные параметры и характеристики призывного контингента региона, а также динамику потерь среди военнослужащих. Применение новых информационных технологий нашло отражение в кандидатской диссертации Г. В. Дьячкова[22]. Созданная автором электронная просопографическая база данных позволила создать первое исследование социокультурного облика Героев Советского Союза периода Великой Отечественной войны[23].

Следует отметить содержательные региональные исследования по проблеме военных потерь отдельных российских регионов, созданные А. А. Ивановым и Л. Г. Скворцовой. Данные работы стимулировали аналогичные поиски и в других областях, краях и республиках Российской Федерации. В докторской диссертации А. А. Иванова[24], в других трудах[25] была обобщена огромная работа самого автора и некоторых ученых Татарстана, в том числе участвовавших в создании книги «Память»[26]. Как подчеркнул А. А. Иванов, в республике удалось создать единую информационную технологию поиска сведений, обработки накопленной базы данных и издания на её основе поименных списков «Книги Памяти». Впервые были определены безвозвратные потери населения в годы Великой Отечественной войны по каждому району и по Татарстану в целом[27]. Методология, методика поиска и анализа массовых источников, а также созданные оригинальные компьютерные программы казанских ученых нашли применение во многих других регионах России и странах ближнего зарубежья[28].

Объектом диссертационного исследования Л. Г. Скворцовой стали безвозвратные потери уроженцев Мордовии[29]. Созданная на основе Книги Памяти база данных позволила получить количественные данные об участии жителей республики в военных кампаниях 1941-1945 гг., провести сравнительный анализ безвозвратных потерь.

Демографические процессы среди мирного населения были изучены в ряде работ российских историков, демографов, экономистов[30]. Ученые уделили основное внимание методологическим и терминологическим аспектам проблемы, специфике информационной базы для исчисления военно-демографических потерь населения, а также методике подсчетов. Ими были выявлены некоторые причины разногласий при определении величины потерь страны в военное время: отсутствие достоверных данных текущего учета населения в 30-е гг., научных исследований с подробным изложением методики анализа объема и структуры потерь, недостаточно глубокое понимание тенденций рождаемости и смертности гражданского населения в условиях войны и другие. В. П. Попов метко подметил: ввод в научный оборот рассекреченных партийно-государственных документов, ранее недоступных ученым, развеял многие надежды: «появилось множество вопросов и мало квалифицированных ответов», так как «важнейшие источники о демографическом состоянии страны… отрывочны и скудны»[31].

Некоторые авторы пришли к выводу о том, что к настоящему времени резервы научного аппарата исчерпаны, большинство исследователей предпочитают присоединяться к какой-либо демографической оценке потерь населения, либо незначительно ее скорректировать. В. А. Исупов предложил: чтобы получить новое знание по истории народонаселения России в ХХ столетии, в том числе и в военные годы, необходимо изменить сам подход к проблеме. Он «должен быть не столько демографическим, сколько историческим, а именно исследующим связь «государственная власть – демографическая сфера» в ее хронологически-последовательном развитии»[32].

На рубеже XX-XXI вв. началась реализация масштабного проекта по воссозданию целостной демографической истории России в минувшем столетии. Во втором томе трехтомного издания, подготовленного учеными ИРИ РАН, рассмотрена проблема людских потерь во время войны[33].

В рассматриваемый период историографии объектом пристального внимания ученых является демографическая ситуация военных лет в областях, краях и республиках страны[34]. Были защищены диссертации, в которых нашли отражение такие проблемы, как естественное движение, динамика численности, изменения в этническом и половозрастном составе населения, влияние социальной политики на демографическую сферу и многие другие[35]. Значение данных работ не исчерпывается введением в научный оборот нового документального материала, их ценность обусловлена решением целого ряда недостаточно изученных вопросов российской и региональной демографической истории эпохи войны.

В Самарской области в конце XX – начале XXI вв. практически по всем аспектам политической, социально-экономической и культурной истории Великой Отечественной войны были созданы сводные, монографические труды, документальные издания, десятки сборников статей и отдельных статей, защищены диссертации. В ряде работ освещался ратный подвиг волжан[36]. Важным событием явилось издание областной Книги Памяти. Самарское издание является одним из самых крупных, насчитывает 32 тома (22 тома посвящено людским потерям области в 1941-1945 гг.[37]). В обзорном томе Всероссийской Книги Памяти содержится информация о числе погибших и пропавших без вести Самарской области – 215 000 чел[38]. Данная цифра в целом совпадает с той, которая указывается в краеведческой литературе – свыше 200 тыс. чел.[39] Сведения о потерях приводятся также в публикациях, посвященных вкладу в победу отдельных городов и сельских районов области[40].

Таким образом, историографический анализ показал, что, несмотря на значительное количество разноплановых изданий, посвященных демографической истории Великой Отечественной войны, вопрос о комплексном исследовании безвозвратных потерь на фронте и в тылу является актуальным, сохраняет научную, нравственную остроту и требует дальнейшего, более глубокого изучения, в том числе и на региональном уровне.

Целью диссертационной работы является изучение безвозвратных людских потерь Куйбышевской области на фронте и в тылу в годы Великой Отечественной войны с помощью впервые вводимых в научный оборот исторических источников. В связи с поставленной целью были определены следующие задачи:

- раскрыть информационные возможности Книги Памяти для исследования безвозвратных людских потерь региона; на ее основе разработать методику создания и анализа базы данных безвозвратных людских потерь Куйбышевской области в 1941-1945 гг.;

- создать базу данных безвозвратных людских потерь области;

- установить число безвозвратных людских потерь региона на фронтах Великой Отечественной войны;

- дать социально-демографическую характеристику безвозвратных людских потерь Куйбышевской области; выявить динамику потерь уроженцев края по годам, периодам, кампаниям и стратегическим операциям войны и изучить факторы потерь Вооруженных Сил СССР на различных этапах боевых действий;

- проанализировать динамику смертности и рождаемости гражданского населения области и выявить факторы, влияющие на них в условиях войны;

- обобщить информацию для получения итоговых данных по воспроизводству населения в условиях войны, рассчитать число косвенных людских потерь тылового населения области;

- сравнить данные о людских потерях на фронте и в тылу с общими масштабами потерь СССР в годы Великой Отечественной войны.

Источниковая база. Для решения поставленных задач привлекались разнообразные источники, которые можно разделить на четыре основные группы.

Первую группу составила многотомная Книга Памяти Самарской области. Издание состоит из списков военнослужащих: погибших, пропавших без вести, умерших от ран в период Великой Отечественной войны и является массовым источником, к которому применимы количественные методы анализа. По материалам Книги Памяти нами была создана база данных безвозвратных людских потерь области.

Во вторую группу источников вошли документы трех федеральных (Государственный архив Российской Федерации – ГАРФ; Российский государственный архива экономики – РГАЭ; Российский государственный архив социально-политической истории – РГАСПИ) и одного ведомственного (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации – ЦАМО РФ) архивов.

В ЦАМО РФ были выявлены и изучены отчеты о результатах мобилизации, именные списки безвозвратных людских потерь и пропавших без вести соединений и частей армий, донесения о потерях личного состава, книги учета безвозвратных потерь, которые хранятся в фондах Приволжского военного округа (Ф.157), Полевого управления 21-й и 6-й гвардейской армии (Ф. 335) и Управления 63-го стрелкового корпуса (Ф. 953). Данная информация позволила дополнить созданную электронную базу данных людских утрат Самарской области в 1941-1945 гг.

Большое значение для исследования имеют материалы фонда Министерства здравоохранения РСФСР (Ф. А-482) ГАРФ – годовые, квартальные и месячные статистические отчеты органов здравоохранения о «движении» инфекционных заболеваний, справки и сведения о заболеваемости населения, материалы о мероприятиях по борьбе с эпидемическими заболеваниями, отчеты о состоянии медицинского обслуживания населения, сведения о демографических процессах и факторах смертности населения, отчеты о сети и кадрах медицинских учреждений. Материалы указанного фонда дополняют данные отчетов о состоянии здравоохранения РСФСР за годы Великой Отечественной войны, содержащиеся в фонде Научно-медицинского бюро санитарной статистики Наркомата здравоохранения (Ф. А-630), где отражена демографическая ситуация и в Куйбышевской области.

Информативную ценность представляют документы фонда Центрального статистического управления при Совете Министров (Ф. 1562) РГАЭ – отчеты Наркомата здравоохранения СССР и статистические таблицы ЦСУ, имеющие особую важность для изучения состояния здравоохранения в отдельных регионах в 1941-1945 гг., в том числе и нашей области.

В РГАСПИ привлечены документы, выявленные в фондах Всесоюзного комитета помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров Красной армии (Ф. 603) и Центрального комитета ЦК КПСС (Ф. 17) в качестве вспомогательного материала для исследования.

Третью группу источников составили материалы двух местных архивов. Информацию по интересующей проблеме мы нашли в учетной и отчетной документации Статистического управления Куйбышевской области Центрального государственного архива Самарской области (Ф. Р-2521), включающей сведения о естественном движении населения области, материалы ежегодного учета половозрастного состава сельского населения, данные загсов и другие, позволяющие выявить причины смертности населения в тылу, определить основные тенденции в динамике смертности гражданского населения области в военный период, а также сравнить их с довоенными показателями. Материалы фонда дополняют документы, хранящиеся в фондах Куйбышевского областного военного комиссариата (Ф. Р.-4704) и отдела здравоохранения исполкома Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся (Ф. Р-4050), в совокупности позволяющие представить развитие региональной демографической сферы в условиях войны.

Так как демографическую ситуацию в крае следует рассматривать в связи с материально-бытовым положением населения области в чрезвычайных условиях войны, то была привлечена делопроизводственная документация, извлеченная из фондов Куйбышевского обкома ВКП (б) Самарского областного государственного архива социально-политической истории (Ф.656) и Куйбышевского горкома ВКП (б) (Ф.714).

К четвертой группе источников мы отнесли опубликованные сборники архивных документов и материалов о вкладе населения Куйбышевской области в победу в 1941-1945 гг., в которых отражены такие аспекты военной истории края, как мобилизация населения на фронт, формирование воинских соединений, ратный подвиг волжан[41].

Критический анализ материалов всех групп источников, в том числе созданный в ходе работы новый исторический источник – электронная база данных позволяет решить задачи, поставленные в исследовании, и дает возможность приблизиться к определению подлинных масштабов безвозвратных потерь населения Куйбышевской области на фронте и в тылу в 1941-1945 гг.

Методология исследования. К изучаемой проблеме мы подошли с позиций комплексного подхода. Диссертационная работа основана на принципах объективности, историзма и междисциплинарности, которые предполагают всесторонний охват изучаемого явления для получения из источников максимально разнообразной и достоверной информации по проблеме. В диссертации нашли применение количественные и математические методы обработки источников и анализа, содержащихся в них данных: создание базы данных, табличное моделирование исторического процесса, графические методы анализа информации, метод визуализации демографических процессов, метод демографического моделирования. Исследование потребовало так же овладения основами демографической статистики (метод демографического анализа, методы стандартизации демографических коэффициентов).

Научная новизна. Рассматриваемая тема впервые решена на материалах Куйбышевской (Самарской) области. На основе комплексного анализа указанных источников получено новое знание по вопросу безвозвратных прямых и косвенных людских потерь региона. Впервые анализ демографических процессов, происходивших в тыловом регионе, увязан с проблемой военных потерь в 1941-1945 гг.

Проблема исследуется с новых методологических позиций: создана электронная база данных безвозвратных потерь уроженцев Куйбышевской области на основе Книги Памяти и рассекреченных архивных источников. Полученный исторический источник подвергнут анализу с помощью количественных и математических методов, являющихся одними из перспективных технологий исследования в исторической науке и позволяющих решить ряд важных научных задач.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1.  Электронная база данных безвозвратных людских потерь Куйбышевской области является одним из действенных способов реконструкции картины участия и потерь населения в ходе боевых действий Великой Отечественной войны.

2.  Потери области на фронтах Великой Отечественной войны являются частью общероссийских потерь и насчитывают 216 900 человек, что не исключает проведения дальнейших исследований по уточнению общей цифры потерь.

3.  Средний показатель безвозвратных людских потерь от числа призванных в сельских районах составляет 70%, в городах – 48,9%, что говорит о жертвенном подвиге населения Куйбышевской области. Более 50% безвозвратных потерь приходится на возраст от 20 до 35 лет. Максимальное число погибших относятся к 1912, 1914, 1923 годам рождения. Самая массовая категория погибших солдат и офицеров на протяжении всей войны – «погиб в бою». Наиболее многочисленные потери приходятся на рядовой состав армии.

4.  По годам Великой Отечественной войны людские потери области распределены неравномерно, как и в целом по стране: наибольшие безвозвратные потери уроженцы Куйбышевской области несли в оборонительных операциях первого периода войны; апогея они достигают в декабре 1941 г., феврале, марте, августе, декабре 1942 г., марте, июле-августе 1943 г.

5.  Останки наших земляков покоятся более чем в 50 областях и республиках бывшего СССР. Больше всего захоронений уроженцев области находятся на территории Смоленской, Ленинградской, Новгородской, Тверской и Волгоградской областей, а также Польши, Германии и Латвии.

6.  С началом войны резко увеличилась смертность населения Куйбышевской области, а рождаемость, наоборот, снизилась. Огромные потери в военные годы понесли детские поколения, и, прежде всего, дети в возрасте до 1 года.

7.  Причинами повышения смертности в области в 1941-1945 гг. был рост болезней экзогенного характера, т. е. обусловленных низким уровнем жизни, развалом здравоохранения, ослаблением санитарного контроля.

8.  В целом людские потери Куйбышевской области сопоставимы с потерями страны в период Великой Отечественной войны.

Практическая значимость работы. Основные выводы диссертации могут быть учтены в новых научных исследованиях по социально-демографическим проблемам, при подготовке обобщающих фундаментальных трудов по истории Самарской области и Поволжья. Кроме того, материалы, представленные в работе, могут быть использованы при разработке учебных курсов по истории Отечества, истории края, а также при создании спецкурсов по исторической демографии в региональном аспекте.

Созданная база данных безвозвратных людских потерь, наряду с печатным изданием Книги Памяти Самарской области, направлена на увековечение памяти павших и решение проблемы установления судьбы погибших в годы войны.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в 14 публикациях, обсуждались на областной научной конференции «Клио и Победа» (Самара, 2005), шести всероссийских: «Всероссийские Платоновские чтения» (Самара, 2005-2009), «СССР во Второй мировой войне» (Оренбург, 2010), «Проблемы интерпретации исторических источников» (Архангельск, 2010), пяти международных: «I Урало-Поволжская ассамблея», (Самара, 2006), Международный научный форум «Ломоносов-2009», «Ломоносов-2010» (Москва, 2009, 2010), Международная научно-практическая конференция «Наука и культура России» (Самара, 2009), Международная межвузовская конференция студентов и молодых ученых “Архивы и историческая наука” (Санкт-Петербург, 2009).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, списка источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении определены актуальность, объект и предмет исследования, указаны территориальные и хронологические рамки работы, выявлена степень её изученности, сформулированы цели и задачи, дана характеристика использованных источников, указаны методы исследования, обоснованы научная новизна и практическая значимость, перечислены положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Книга Памяти и ее информационные возможности» посвящена изучению информационного потенциала основного опубликованного источника по проблеме, методологическим аспектам проблемы подсчета безвозвратных людских потерь в годы Великой Отечественной войны и характеристике новых методов исследования в данном направлении, а также анализу базы данных людских потерь.

В первом параграфе рассматриваются процесс создания Книги Памяти, особенности её содержания и значимость для исторического исследования.

В первой половине 1990-х гг. в связи с 50-летием Победы советского народа над фашистской Германией сформировалась соответствующая нормативно-правовая база (Закон Российской Федерации от 14 января 1993 года «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», Указ Президента РФ от 23 июля 1993 г. «О подготовке к празднованию памятных дат Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», Постановление Правительства РФ, распоряжения местных органов власти об издании Книг Памяти и др.). На ее основе во всех регионах страны началась работа над Всероссийской Книгой Памяти. На местах были созданы краевые, областные, городские и районные редколлегии и комиссии. Основным содержанием Книги Памяти являются поименные списки погибших, умерших от ран и болезней, пропавших без вести. О каждом из них внесена следующая информация: год рождения, воинское звание, причина гибели, месяц и год гибели, место гибели (захоронения).

Издание Самарской области включает в себя информацию о погибших уроженцах 24 сельских районов и 6 городов в современных территориальных рамках региона, в том числе список погибших, чье место призыва точно не установлено. Каждый том включает в себя: поименный список (9-11 тыс.) погибших и литературную часть, повествующую о ратном и трудовом вкладе жителей городов и районов Куйбышевской области в Победу. На сегодняшний день областная Книга Памяти – это единственный в своем роде исторический источник по безвозвратным потерям, чей информационный потенциал весьма велик. Она является массовым источником по рассматриваемой проблеме.

Второй параграф посвящен вопросам терминологии проблемы, прежде всего дискуссионным, и анализу существующей методологии и методики подсчета людских потерь.

В нашем исследовании людские потери мы разделили на прямые и косвенные, так как рассматриваем демографическую ситуацию и на фронте и в тылу. Прямые потери – убитые в бою, умершие от ран и болезней военнослужащие и партизаны, умершие от голода и тяжелых условий военного времени, погибшие во время бомбежек, артиллерийских обстрелов и карательных акций мирные граждане, расстрелянные и замученные в концлагерях военнопленные, подпольщики, а также рабочие, крестьяне и служащие, угнанные на каторжные работы и не вернувшиеся на родину. К данному понятию применим также термин «безвозвратные людские потери». К косвенным потерям населения относятся повышенная заболеваемость и смертность, ухудшение физического развития, снижение рождаемости в период войны и, как следствие, сокращение численности населения[42].

При подсчете людских потерь ученые используют три основных метода. Причем каждый из них применяется для оценки определенного вида потерь. К этим методам относятся: метод прямого счета, сравнительный метод и метод демографического баланса. Как правило, каждый из этих методов в чистом виде не применяется, а используются в тех или иных комбинациях.

В диссертации проведен компьютерный анализ областной Книги Памяти. В силу того, что она является массовым источником, то применение математических методов – одной из перспективных методик исследования людских потерь открыло новые возможности построения математических моделей, применения новых технологий визуализации итогов исследования и получения новых оригинальных результатов.

В третьем параграфе рассматривается база данных безвозвратных людских потерь и её информационные возможности.

В 2006 г. мы начали работу над репрезентативным электронным банком данных безвозвратных людских потерь Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны на основе областной Книги Памяти. Фактически новый электронный ресурс представляет собой информационную модель исторического источника. Данные Книги Памяти были дополнены материалами Центрального архива Министерства обороны РФ.

Цель создания базы данных:

·  установление общей цифры безвозвратных людских потерь Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны;

·  исследование безвозвратных людских потерь Красной армии на примере уроженцев Куйбышевской области;

·  создание математической модели безвозвратных людских потерь в виде совокупности данных, позволяющей модифицировать и редактировать её содержимое;

·  увековечение памяти павших воинов на фронтах Великой Отечественной войны и частичное решение проблемы установления судьбы погибшего родственниками.

За основу создания банка данных была выбрана СУБД Microsoft Access. База данных содержит 34 таблицы, однотипных по своей структуре. Каждая из них включает двенадцать полей: порядковый номер, фамилия, имя, отчество погибшего, дата рождения, воинское звание, причина гибели, месяц гибели, год гибели, место гибели/захоронения, страна захоронения.

Общий объем базы данных безвозвратных людских потерь составляет 112 Мб, насчитывает 216 900 человек и является одним из крупнейших электронных источников среди существующих аналогов Книги Памяти в регионах. Таким образом, впервые получено число погибших уроженцев Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны, имеющее под собой научную основу. Разумеется, что при этом не исключается вероятность некоторых погрешностей, связанных с механическими ошибками при внесении записей и их последующей обработке, не влияющей, по нашему мнению, на итоговые результаты.

Итак, математическая модель, в данном случае – база данных, может выступать как новое мощное средство восстановления объективной картины военно-исторических событий по первоисточникам, в роли которого выступает Книга Памяти. Появилась возможность не только доступа к большому массиву структурированных данных в машиночитаемых виде, но и создания в этой структуре своих собственных моделей, ориентированных на решение конкретных исторических задач.

Во второй главе «Безвозвратные людские потери Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)» представлены результаты анализа базы данных безвозвратных людских потерь региона.

В первом параграфе рассматривается социально-демографическая характеристика безвозвратных людских потерь Куйбышевской области.

Средний показатель безвозвратных людских потерь от числа призванных в сельских районах составляет 70%, в городах – 48,9%, что говорит о жертвенном подвиге села не только в тылу, но и на фронте.

В ходе анализа базы данных безвозвратных людских потерь нами выявлен возрастной состав погибших. На возраст от 20 (и моложе) до 35 лет приходится 58% погибших по области и 74% по стране. Таким образом, жертвами войны оказались в основном самые молодые и дееспособные люди. Соотношение числа погибших в области и стране в возрастной категории от 36 лет и старше различается значительно меньше (26% и 21,5% по СССР и Куйбышевской области соответственно).

Основная масса мобилизованных и, следовательно, погибших, приходится на 1890-1927 годы рождения. Максимальное число потерь относится к воинам, которые родились в 1923 г. (4,03% от общего числа потерь области).

Анализ воинских званий показал, что основную массу жертв составили рядовые – 72,1% от общего числа потерь области (включая ефрейторов и старшин). Урон среди офицеров и сержантов меньше – 7,8% и 9,6% соответственно.

Электронный ресурс позволяет провести анализ людских потерь по такому показателю, как причина смерти. Самой многочисленной категорией являются персоналии с указанием в качестве причины гибели – «погиб» (в бою). Наибольшее число погибших в бою приходится на 1942 г. – 32,9% от общего числа погибших по этой причине или 26,8% от общего числа безвозвратных потерь Куйбышевской области.

Второй параграф посвящен анализу потерь уроженцев Куйбышевской области по годам, периодам, кампаниям и стратегическим операциям войны.

В 1941 г. число погибших уроженцев области сравнительно невелико – 14% от общего размера за все годы войны. В 1942-1943 гг. потери составили 30,3% и 25,2% соответственно. В 1944-1945 гг. число погибших значительно снижается – 14,8% и 4,6%. Наиболее высоким число павших области было в 4 квартале 1941 г.– 10,9% от общего числа погибших за годы войны, в 1 и 3 кварталах 1942 г.– 9,6% и 7,4% соответственно, в 3 квартале 1943 г. – 7,8%, что объясняется напряженностью боевых действий на фронте в этот период. Велико число персоналий Книги Памяти, без указания месяца гибели.

Наибольшие безвозвратные потери куйбышевцы несли в оборонительных операциях первого периода войны, которые составили в общей сложности – 86 063 чел., или 39,7% от общего числа безвозвратных людских потерь области за всю войну, в оборонительных стратегических операциях второго периода войны людские потери наших войск были меньше – 53 940 уроженцев региона или 24,9% от общего числа погибших. В наступательных стратегических операциях наблюдается тенденция к снижению числа погибших как по стране, так и по области – 38 793 чел. или 17,9%. Безвозвратные людские потери наших земляков в Дальневосточной кампании (9.08-2.09.1945 г.) сравнительно невелики – 589 чел. или 0,3% от общих боевых потерь области. Таким образом, можно сделать вывод, что общей тенденцией динамики людских потерь в кампаниях войны было постепенное снижение их числа.

Останки воинов-куйбышевцев покоятся более чем в 50 областях и республиках бывшего СССР. Наибольшее число захоронений уроженцев области находится в Смоленской (2,9%), Ленинградской (2,6%), Новгородской (2,1%), Тверской (2%) и Волгоградской (2%) областях.

6,6% воинов погибли при выполнении освободительной миссии за пределами Российской Федерации и стран бывшего Советского Союза. Больше всего павших при выполнении воинского долга захоронено в Польше – 3839 чел. (26,6%), Германии – 3626 чел. (25,5%)

В третьей главе «Демографические процессы в Куйбышевской области в военный период» изучены демографические процессы тылового населения –рождаемость, смертность и брачность населения, и их влияние на динамику численности населения. Рассматривается соотношение безвозвратных потерь военнослужащих и гражданского населения области.

Первый параграф посвящен исследованию процесса смертности гражданского населения в тылу.

В данном процессе (на материалах Куйбышевской области) можно выделить два этапа: на первом (лето 1941 – осень 1942 гг.) уровень смертности увеличился, особенно с августа по декабрь 1941 г., на втором (осень-зима 1942 – весна 1945 г.) – сократился.

В 1941 г. уровень смертности повысился на 14% по сравнению с 1940 г. В январе 1942 г. наблюдается спад – на 24,7% по сравнению с декабрем 1941 г. С конца 1942 – начала 1943 гг. особенностью демографического развития стало значительное сокращение показателя смертности. За период 1943-1945 гг. коэффициент смертности уменьшился на 40,2%, что было обусловлено сокращением детской смертности вследствие крайне низкой рождаемости.

В течение всего периода Великой Отечественной войны в тыловых районах смертность мужчин превышала смертность женщин. В 1942 г. мужская сверхсмертность достигла максимальных величин. В возрасте от 15 до 59 лет она составила 33,4%, смертность женщин того же возраста – 21,8%. Расширение разрыва в смертности мужчин и женщин с началом войны связано помимо биологического фактора с тем, что в тылу оставались мужчины, не мобилизованные на фронт по возрасту, болезням, а так же в связи профессиональной необходимостью. Они особенно остро реагировали на ухудшение условий существования и чаще, чем женщины, умирали от травм, болезней органов дыхания, инфекционных и желудочно-кишечных заболеваний, которые в военные годы получили широкое распространение.

Конкретные исторические условия отличались в городе и сельской местности, поэтому потери среди сельского и городского населения не были одинаковыми. В 1941-1942 гг. уровень смертности увеличился как в городе, так и на селе. Но в городах и поселках городского типа быстрее, чем в селе, росли показатели смертности. Если на селе коэффициент смертности в 1942 г. повысился на 0,5% по сравнению с 1941 г., то в городе на 23,3%, что стало следствием всплеска инфекционных заболеваний, особенно отразившегося на городских жителях.

Стремительный рост смертности населения в начале войны обусловлен рядом факторов: ухудшением питания людей, неудовлетворительным санитарным состоянием городов, а так же распадом государственной системы здравоохранения. Число квалифицированных медицинских работников в связи с мобилизацией в армию уменьшилось. В Куйбышевской области 60% медперсонала было отправлено на фронт. Производство медикаментов, и без того недостаточное, резко сократилось.

В 1943-1945 гг. была осуществлена система государственных мероприятий по форсированному развитию здравоохранения, медико-фармацевтической промышленности, но главное – предельному ужесточению санитарного контроля. Начиная с 1944 г., Наркомат здравоохранения РСФСР и местные здравотделы значительно усилили свою работу по улучшению качества медицинской помощи населению. Большую роль в этом сыграло постановление СНК РСФСР №117 от 3 марта 1944 г. «Об улучшении медицинского обслуживания населения».

В 1944-1945 гг. в структуре смертности населения произошло перераспределение экзогенных и эндогенных причин в пользу последних, что вело к сокращению общих показателей смертности.

Во втором параграфе рассматривается динамика рождаемости гражданского населения области, а также итоговые данные по воспроизводству населения в условиях войны.

Рождаемость тылового населения в годы Великой Отечественной войны претерпела не меньшие изменения, чем смертность. В течение 1941-1945 гг. коэффициент рождаемости сократился более чем в 3 раза. К основной причине резкого сокращения рождаемости относится, прежде всего, резкая деформация половозрастной структуры населения, повлекшая за собой распад брачно-семейных отношений.

Таким образом, с началом войны резко увеличилась смертность населения Куйбышевской области, а рождаемость, наоборот, снизилась. Людские потери тыловой области были равными средним потерям страны в 1941-1945 гг. Убыль населения Куйбышевской области составила 19,8%о.

Для нас представило большую сложность восстановление миграционного процесса в крае в военный период. Ни в одной из имеющихся в то время форм учета механическое движение не было полностью охвачено. В Куйбышевской области, как и других тыловых регионах России, куда направлялись основные потоки эвакуированных, численность городского населения в годы Великой Отечественной войны не только не сократилась, а даже увеличилась с 1941 по 1945 гг. на 20,3%, что нейтрализовало отток мужчин в армию и отрицательный естественный прирост и обеспечило увеличение численности городского населения области.

Иные тенденции были характерны для деревни, которая в годы Великой Отечественной войны только отдавала население (мобилизации на фронт, предприятия, строительство и др.). В Куйбышевской области за 1941-1945 гг. сельское население сократилось на 268 тыс. граждан (24,6%) Из них 121 029 – погибшие на фронте в результате боевых действий.

Общая численность населения области снизилась на 9,6%.

В заключении суммируются основные выводы, сделанные в ходе исследования.

Методика учета и исследования безвозвратных потерь солдат и офицеров в годы Великой Отечественной войны является одним из недостаточно разработанных вопросов российской исторической науки. В диссертации мы отвели особую роль применению структурно-количественных и математических методов, которые дали возможность принципиально по-новому организовать изучение проблемы, направленное на извлечение информации из такого массового источника как Книга Памяти, на основе которой, и создана база данных безвозвратных людских потерь Куйбышевской области в 1941-1945 гг. Впервые получено число погибших уроженцев области периода войны, имеющее под собой научную основу. В ходе анализа нового источника удалось детально изучить социально-демографические черты погибших воинов, проследить динамику потерь наших земляков по годам, периодам, кампаниям и стратегическим операциям войны и изучить факторы потерь Вооруженных Сил СССР на различных этапах боевых действий.

Демографическая картина в Куйбышевской области в годы войны была раскрыта на основе архивных документов федеральных и местных архивов, которые до сих пор не были введены в научный оборот. Проведен анализ динамики рождаемости и смертности гражданского населения области в годы Великой Отечественной войны, выявлены факторы, влияющие на них в условиях войны, и определено число косвенных потерь населения региона. Данные о людских потерях уроженцев Самарского края на фронте и в тылу сопоставлены с общими масштабами потерь СССР в годы Великой Отечественной войны.

Проведенное исследование восполнило определенный пробел в научной разработке одной из сложных проблем в историографии Куйбышевской области. Сделанные выводы говорят о том, что Великая Отечественная война оказала глубокое отрицательное воздействие на демографические процессы в стране, привела к крупнейшей в истории страны демографической катастрофе. Неустанное продолжение изучения проблемы людских потерь – нравственный, гражданский долг историков, демографов, архивистов.

В приложении представлены следующие документы: 1) выдержка из протокола заседания секретариата Областного комитета КПСС по утверждению состава редакционной коллегии областной Книги Памяти; 2) список военных монументальных памятников г. Самары, посвященных памяти защитников Родины в годы Великой Отечественной войны.

Основные положения диссертации

были изложены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, утвержденных ВАК РФ

1.  Бушуева, О. Ю. Безвозвратные потери уроженцев Куйбышевской области на фронтах Великой Отечественной войны (1941-1945) / О. Ю. Бушуева // Известия Самарского научного центра РАН. ─ Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2008. ─ Т.10. ─ № 4 (26). ─ С. 1125-1130.

2.  Бушуева, О. Ю. База данных безвозвратных людских потерь городского населения Самарской области в годы Великой Отечественной войны / О. Ю. Бушуева // Военно-исторический журнал. ─ М., 2010. ─ № 1. ─ С. 53-54.

Статьи, опубликованные в научных сборниках

3.  Бушуева, О. Ю. Безвозвратные потери Кинель-Черкасского района Куйбышевской области в 1941-1945 гг. / О. Ю. Бушуева // Клио и Победа. К 60-летию победоносного окончания Великой отечественной войны 1941-1945 гг.: матер. обл. студ. науч. конф. ─ Самара: ООО Офорт, 2005. ─ С. 8-10;

4.  Бушуева, О. Ю. Проблема безвозвратных потерь России в годы Великой Отечественной войны в современной историографии / О. Ю. Бушуева // Платоновские чтения: матер. XI Всерос. конф. молодых ученых / отв. ред. П. С. Кабытов. ─ Самара: Самарский университет, 2005. ─ С.213 –215.

5.  Бушуева, О. Ю. Дискуссии по проблеме безвозвратных потерь населения России в годы Великой Отечественной войны рубежа XX – XXI веков / О. Ю. Бушуева // Историко-археологические изыскания: сб. науч. тр. молодых ученых. ─ Самара: Изд-во СГПУ, 2006. ─ Вып. 9. ─ С. 79-84.

6.  Бушуева, О. Ю. Смертность гражданского населения Куйбышевской области в 1941 – 1943 гг. / О. Ю. Бушуева // Платоновские чтения: матер. XIII Всерос. конф. молодых историков / отв. ред. П. С. Кабытов. ─ Самара: Универс групп, 2007. ─ С. 49-51.

7.  Бушуева, О. Ю. Создание базы данных безвозвратных людских потерь Самарской области в годы Великой Отечественной войны / О. Ю. Бушуева // Платоновские чтения: матер. и докл. XIV Всерос. конф. молодых историков / отв. ред. П. С. Кабытов. ─ Самара: Самарский университет, 2008. ─ С. 170-172.

8.  Бушуева, О. Ю. База данных как универсальный инструмент подсчета безвозвратных людских потерь в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945) / О. Ю. Бушуева // Материалы докладов XVI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / отв. ред. И. А. Алешковский, П. Н. Костылев, А. И. Андреев. [Электронный ресурс] ─ М.: МАКС Пресс, 2009.

9.  Бушуева, О. Ю. Процессы смертности и рождаемости в Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / О. Ю. Бушуева // VI Международная научно-практическая конференция «Наука и культура России». ─ Самара: СамГУПС, 2009. ─ С. 17-22.

10.  Бушуева, О. Ю. База данных безвозвратных людских потерь уроженцев г. Самары в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) / О. Ю. Бушуева // Платоновские чтения: матер. и докл. XV Всероссийской конференции молодых историков / отв. ред. П. С. Кабытов. ─ Самара: Самарский университет, 2009. ─ С. 61-62.

11.  Бушуева, О. Ю. Причины смертности гражданского населения Куйбышевской области в начальный период Великой Отечественной войны в документах федеральных и местных архивов / О. Ю. Бушуева // Архивы и историческая наука: матер. Второй междунар. межвуз. конф. 20 марта 2009 г. / отв. ред. О. А. Барынина. ─ СПб., 2009. ─ С. 154-160.

12.  Бушуева, О. Ю. Безвозвратные людские потери Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) по периодам, кампаниям и стратегическим операциям / О. Ю. Бушуева // СССР во Второй мировой войне. III Всероссийские историко-краеведческие чтения памяти профессора П. Е. Матвиевского: сб. ст. / отв. ред. Р. Р. Хисамутдинова. ─ Оренбург: Изд-во ОГПУ. 2010. ─ С. 62-65.

13.  Бушуева, О. Ю. Банк данных безвозвратных людских потерь Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) и его информационные возможности / О. Ю. Бушуева // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2010» / отв. ред. И. А.Алешковский, П. Н. Костылев, А. И. Андреев, А. В. Андриянов. [Электронный ресурс] ─ М.: МАКС Пресс, 2010.

14. Бушуева, О. Ю. Демографические процессы в Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / О. Ю. Бушуева // Великая Отечественная война и Самарский край. К 65-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: Воспоминания. Исследования. Документы / под общ. ред. И. А. Носкова. ─ Самара: ООО Книга, 2010. ─ 157-170.

[1] 150 лет Самарской губернии. Цифры и факты. Самара, 2000. С. 63.

[2] См.: Мерцалов А. Н., Мерцалова Л. А. Сталинизм и война: из непрочит. страниц истории (1930-1990-е). М., 1994; Они же. Людские потери РККА (1941-1945) и историческая наука СССР-РФ // Военно-исторический архив (далее – ВИА). 2004. № 10, 11; Кропачев С. А. Эволюция официальной отечественной историографии о потерях СССР и Германии в Великой Отечественной войне // Там же. 2004. № 1; 2006. № 7; 2010. № 1; Его же. Масштабы демографических потерь СССР. Начало 1930-х – середина 1940-х годов: проблемы отечественной истории и историографии: сб. науч. ст. Краснодар, 2010; Голотик С. И., Минаев В. В. Демографические потери СССР в Великой Отечественной войне // Новый ист. вестник. М., 2007. № 2 (16) и др.

[3] Алексеев В. В., Исупов В. А. Население Сибири в годы Великой Отечественной войны. Новосибирск, 1986.

[4] См. более подробно: Храмкова Е. Л. Поволжье в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Историография и источниковедение проблемы. Самара, 1993.

[5] См.: Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, 1977. С. 161.

[6] Например: Горов В. Я., Самсонов А. М. 1941-1945. На подступах к истине // Историки спорят. Тринадцать бесед. М., 1988; Кваша А. Я. Демографическое эхо войны // Проблемы исторической демографии СССР. Киев, 1988; Козлов В. И. О людских потерях Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов // История СССР. 1989. № 2; Человек и война // Военно-исторический журнал (далее – ВИЖ). 1990. № 9 и др.

[7] См.: Соколов Б. В. О соотношении потерь в людях и боевой технике на советско-германском фронте в ходе Великой Отечественной войны // Вопросы истории (далее – ВИ). 1988. № 9; Его же. Цена победы: Великая Отечественная: неизвестное об известном. М., 1991.

[8] Степанов Р. А. Нельзя играть цифрами // ВИЖ. 1989. № 6; Конасов В. Б., Терещук А. В. Новый подход к учету безвозвратных потерь в годы Великой Отечественной войны // ВИ. 1990. № 6; Кузнецов Б. И. Из того ли фонда? // ВИЖ. 1992. № 6-7.

[9] Моисеев М. А. Цена Победы // ВИЖ. 1990. № 3.

[10] Горбачев М. С. Уроки войны и победы // Известия. 1990. 9 мая.

[11] Кваша А. Я. Демографическое эхо войны… Указ. соч. С. 19.

[12] См., например: Козлов В. И. Указ. соч. С. 137-138.

[13] Постановление ЦК КПСС от 17 января 1989 г. «О Всесоюзной Книге Памяти» // Правда. 1989. 18 февраля; О дополнительных мерах по увековечению памяти советских граждан, погибших при защите Родины в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны, а также исполнявших интернациональный долг. Указ Президента СССР от 8 февраля 1991 г. // Известия. 1991. 9 февраля.

[14] Садовников С. И. Поиск, ставший судьбой. М., 2003; Его же. Чтоб не распалась связь времен…: опознание по боевым наградам. М., 2005. См. также автореф. дисс. канд. ист. наук: Садовников С. И.Источники и методы поиска, установления имен и судеб воинов, оставшихся на полях сражений Великой Отечественной войны. М., 1999; Цуканов И. П. История поискового движения в России в конце XX-XXI века (на материалах Курской области). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Курск, 2007.

[15] Михалев С. Н. Боевые потери сторон в стратегических наступательных операциях Советской армии 1941-1945 гг. // ВИЖ. 1991. № 11; Людские потери в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: стат. исслед. 2-е изд., испр. и доп. Красноярск, 2000; Елисеев В. Т., Михалев С. Н. Так, сколько же людей мы потеряли в войне? // ВИЖ. 1992. № 7; Гареев М. А. Социально-политическое значение и цена победы // Международная жизнь. 1994. № 9; Гуркин В. В. Людские потери Советских вооруженных Сил в 1941-1945 гг.: новые аспекты // ВИЖ. 1999. № 2; Филимошин М. В. Людские потери Вооруженных Сил СССР // Мир России. 1999. № 4; Кривошеев Г. Ф. Жертвы и цена Победы // Цена победы. М., 2000; Первышин В. Г. Людские потери в Великой Отечественной войне // ВИ. 2000. № 7; Сафир В. М. Генерал Гареев не приемлет факты… // ВИА. 2001. № 10; Шабаев А. А., Михалев С. Н. Трагедия противостояния: Потери вооруженных сил СССР и Германии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: (ист.-стат. исслед.). М., 2002; Соколов Б. В. Военные потери СССР в Великой Отечественной войне и их отражение в общественном сознании и историографии // Опыт мировых войн в истории России. Челябинск, 2007 и др.

[16] Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: стат. исслед. / Г. Ф. Кривошеев и др. М., 1993; Россия и СССР в войнах XX века: стат. исслед. М., 2001 (2-е изд., доп. Подольск, 2005); Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание / сост. Г. Ф. Кривошеев и др. М., 2009 (2010).

[17] Людские потери в Великой Отечественной войне. СПб., 1995.

[18] См.: Михалев С. Н., Толмачева А. В. К вопросу об исчислении потерь Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. // ВИА. 2004. № 1.

[19] Шабаев А. А. Анализ потерь личного состава сухопутных войск Красной армии на Северо-Западном направлении в первом периоде Великой Отечественной войны. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 1995. С. 11.

[20]Толмачева А. В. Боевой и численный состав и потери Вооруженных Сил противоборствующих сторон на советско-германском фронте в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Красноярск, 2006. С. 16-23.

[21] См.: Аравин И. Л. Мобилизационные людские ресурсы Новосибирской области и их использование в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (по материалам областной Книги Памяти). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Новосибирск, 2008.

[22]Дьячков Г. В. Герои Советского Союза периода Второй мировой войны: социокультурный облик. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Тамбов, 2008.

[23] Там же. С. 12.

[24] Иванов А. А. Боевые потери народов Татарстана в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Дисс. в виде науч. докл. на соиск. учен. степ. д-ра ист. наук. Казань, 2001.

[25] Татарстан в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / авт.-сост. А. А. Иванов, Ф. С. Хабибуллина. Казань, 2000 (2009); Иванов А. А. Боевые потери народов Татарстана в годы войны (анализ и интерпретация массовых источников) // Татарстан в годы Великой Отечественной войны: люди, события, память. Казань, 2006 и др.

[26] Память: Книга Памяти Республики Татарстан / Редкол.: Р. Р. Идиатуллин, А. А. Иванов, М. В. Черепанов. Т. 1-27. Казань, 1993-2010.

[27] Иванов А. А. Боевые потери… Дисс. Указ. соч. С. 86-87.

[28] Там же. С. 8.

[29] Скворцова Л. Г. Безвозвратные потери уроженцев Республики Мордовия в годы Великой Отечественной войны. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саранск, 2004. См. также: Цена Победы: хроника безвозвратных потерь жителей Республики Мордовия на фронтах Великой Отечественной войны / авт.-сост. Н. М. Арсентьев, С. К. Котков, Л. Г. Скворцова. Саранск, 2005 и др.

[30] Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. Население Советского Союза, 1922-1991. М., 1993; Кваша А. Я. Демографические потери СССР во Второй мировой войне // Вестник Московского ун-та. Сер. 6. Экономика. 1993. № 3-4; Людские потери СССР в период второй мировой войны: сб. статей. СПб., 1995; Исупов В. А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине ХХ века: историко-демографические очерки. Новосибирск, 2000; Рыбаковский Л. Л. Людские потери СССР и России в Великой Отечественной войне. М., 2001 (2010); Поляков Ю. А., Жиромская В. Б., Араловец Н. А. «Демографическое эхо войны» // Война и общество, 1941-1945. М., 2004. Кн. 2; Репинецкий А. И. Демографическая ситуация в России в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Изв. СНЦ РАН. Самара, 2005. Т. 7. №2; Демографическая модернизация России, 1900-2000 / под ред. А. Г. Вишневского. М., 2006; Исупов В. А. Главный ресурс Победы. Людской потенциал Западной Сибири в годы Второй мировой войны (1939-1945 гг.). Новосибирск, 2008 и др.

[31] Попов В. П. Региональные особенности демографического положения РСФСР в 40-е годы // Социологические исследования. 1996. № 4. С. 63.

[32] Исупов В. А. Демографические катастрофы… Указ. соч. С. 5.

[33] Население России в ХХ веке: Исторические очерки: в 3 т. Т 2. 1940-1959 / отв. ред. Ю. А. Поляков; отв. ред. тома В. Б. Жиромская. М., 2001.

[34] Грязнухина М. Э. Людские потери Якутии в Великой Отечественной войне // Исторические исследования в Республике Саха (Якутия). Якутск, 1999; Батырбаева Ш. Д. Демографические процессы в Кыргызстане в годы Великой Отечественной войны и их последствия на послевоенную динамику численности населения: источники и методы их изучения. М., 2003; Исупов В. А. Социально-демографическая политика сталинского правительства в годы Великой Отечественной войны (на материалах Сибири) // Западная Сибирь в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). Новосибирск, 2004; Исянгулов Ш. Н. Сельское население Башкирской АССР в годы Великой Отечественной войны: численность и естественное движение // Единство фронта и тыла в Великой Отечественной войне (1941-1945). М., 2007; Сакаев В. Т. Смертность городского населения Татарской АССР в годы Великой Отечественной войны // Регионология. № 2 (59). 2007 и др.

[35] Автореф. дисс. канд. ист. наук: Сивцева С. И. Якутия в годы Великой Отечественной войны: социально-демографический аспект (1941-1945 гг.). Якутск. 1998; Кругликов В. В. Городское население Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны (1939-1945 гг.). Екатеринбург, 2007; Сакаев В. Т. Городское население Татарской АССР в годы Великой Отечественной войны: историко-демографические процессы. Казань, 2008 и др.

[36] Инчин А. И. Партизанские были. Самара, 1995; Мясников В. Н. Великая мать солдатская. Самара, 1995; Михайлов А. И. Герои земли Самарской. Самара, 2002; Храмков Л. В., Храмкова Н. П. Самара и Самарская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: очерк истории, хронология событий. Самара, 2004 (2008); Самарцы в Курской битве / сост. Е. Г. Корнилов и др. Самара, 2006; Великая война и Самарский край: к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: воспом. Исслед. Док. / общ. ред. И. А. Носков. Самара, 2010 и др.

[37] Книга Памяти: в 19 т. Т. 1-19 / cост. В. В. Абаев, В. Г. Анисимов и др., ред. совет: Ю. М. Бородулин, Н. Е. Попков, В. Н. Мясников. Самара, 19931994; Книга Памяти: Т. 20-22 / сост. Н. Д. Кудинов, В. Н. Мясников и др.; ред. совет: Н. Е. Попков, В. Н. Мясников. Самара, 1995-1998.

[38] Всероссийская Книга памяти 1941-1945 гг.: обзорный том. М., 1995. С. 11.

[39] Храмков Л. В. Самарский край в судьбах России. Самара, 2006. С. 259.

[40] Золотые звезды Сызрани / сост. В. С. Морозенко. Сызрань, 1995; Кинель-Черкасский район в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / сост. В. И. Гусаров, А. В. Лебедев. Самара, 1999; Годы суровых испытаний (1941-1945 гг.): Из истории Сергиевского района в годы Великой Отечественной войны / сост. В. А. Чернышев и др. Сергиевск, 2000; По законам военного времени: (Сызрань – фронту): в 2 кн. / сост. В. С. Морозенко. Сызрань. 2000-2001; Русяев П. Я. Подвиг глушичан на фронте и в тылу. Самара, 2000; Ставрополь: фронт и судьбы: сб. очерков / авт.-сост. Н. Г. Лобанова. Тольятти, 2000; Овсянников В. А. Нам всем нужна одна победа…: Труженики Ставропольского района в годы Великой Отечественной войны. Тольятти, 2002; Мельников И. М. Хворостянцы в годы Великой Отечественной войны / сост. И. М. Мельников. Самара, 2002 и др.

[41] См.: Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945): док. и матер. Самара, 1995; Военно-промышленный комплекс Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945): сб. док. Самара, 2005; Строго секретно. Особстрой-Безымянлаг. 1940-1946: Из истории системы лагерей НКВД в Куйбышевской области / сост. А. В. Захарченко, А. И. Репинецкий. Самара, 2008; Годы, опаленные войной: Куйбышевская область. 1941-1945.: Хроника событий. Самара, 2010 и др.

[42] Нестеров Л. Цена войны // Вестник статистики. 1990. № 5. С.3.



Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника