Взаимоотношения Грузии и Южной Осетии в 1988-1992 гг.

Образование и науки | Эта статья также находится в списках: , , , , , , , , , , , , , , , , , , | Постоянная ссылка

ЧИБИРОВ АЛЕКСЕЙ ЛЮДВИГОВИЧ

Взаимоотношения Грузии и Южной Осетии в 1988-1992 гг.

(по материалам периодической печати)

Специальность 07. 00. 02- Отечественная история.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических

наук.

Владикавказ – 2010

Диссертация выполнена на кафедре политологии ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К. Л. Хетагурова»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Дзидзоев Валерий Дударович.

Научный консультант: доктор исторических наук

Кусов Генри Измаилович.

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Гутнов Феликс Хазмурзаевич.

кандидат исторических наук

Дзайнукова Марина Ибрагимовна.

Ведущая организация: Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН.

Защита состоится 30 апреля 2010 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 21244801 в ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К. Л.Хетагурова» по адресу:362025, г. Владикавказ, ул. Ватутина 46, диссертационный зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К. Л. Хетагурова» по адресу: г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

Электронная версия автореферата диссертации размещена на официальном сайте СОГУ «29» марта 2010 г. Режим доступа: www. nosu. ru.

Автореферат разослан «30» марта 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент А. Б. Хозиев.

Общая характеристика работы

Актуальность темы. В конце ХХ в. политическая ситуация в мире существенно изменилась. Одной из главных причин такого глобального изменения стал распад многонациональных государств – СССР, Югославии, Чехословакии, Азербайджана, Грузии и др., и образование новых независимых государств, разделившихся на признанных и непризнанных. Следует подчеркнуть, что формирование новых государств происходило в крайне сложных условиях даже там, где «развод» осуществлялся мирно и цивилизованно (например, Чехия и Словакия). Во многих других местах «развод» осуществлялся в условиях острых межнациональных конфликтов[1] и межнациональных войн[2], унесших десятки тысяч человеческих жизней.

Распад бывшей Грузинской ССР на три новых независимых государства – Республику Грузия, Республику Южная Осетия и Республику Абхазия сопровождался ожесточенным межнациональным, этнополитическим противостоянием между грузинами, с одной стороны, южными осетинами и абхазами, с другой. Противостояние по инициативе тбилисских властей переросло в кровопролитные войны на территории Южной Осетии (в 1989-1992 гг.) и Абхазии (в 1992-1993 гг.) и геноцид южных осетин и абхазов. Политическое руководство Грузии несет ответственность за войны, развязанные им в Южной Осетии и Абхазии, за геноцид южных осетин и абхазов. Геноцидная Грузия и сейчас проводит агрессивную антиосетинскую, антиабхазскую, антироссийскую политику. Заручившись поддержкой «заокеанских друзей», в Тбилиси уже более 20 лет ведут антироссийскую политику и практику, стремясь всеми возможными средствами найти себе место в структурах НАТО и Евросоюза. Все это делалось и делается до сих пор в демонстративной форме, с явных антироссийских позиций, цинично и опрометчиво игнорируя законные интересы Москвы на Кавказе.

Актуальность диссертационной работы заключается в исследовании сложных взаимоотношений Грузии и Южной Осетии в 1988-1992 гг. по материалам периодической печати. На протяжении указанного периода тбилисские власти делали все необходимое для уничтожения Южной Осетии, осетинского народа, проживающего в разных регионах Грузии. Грузино-осетинское противостояние 1988 г. стараниями тбилисских властей переросло в межнациональную, территориальную войну Грузии против осетинского народа и Южной Осетии, автономный статус которой упразднили в 1990 г. Все эти сложные процессы широко освещались в печати. Анализ материалов печати этой драматической пятилетки (1988-1992 гг.) представляет большой интерес не только для исторической науки, но и для других наук, например, политической, юридической, социологической и т. д.

Степень научной разработанности темы. Данная проблема в обозначенном аспекте рассматривается впервые. Вместе с тем существуют исследования по различным аспектам масштабной проблемы грузино-осетинского противостояния.[3] Одной из первых попыток анализа этнополитических событий конца 80-х – начала 90-х годов ХХ века в Грузии и Южной Осетии[4] является монографическое исследование профессора В. Д. Дзидзоева (в соавторстве с дагестанским историком А. М. Кадилаевым) «В поисках национального согласия»,[5] получившая высокие оценки специалистов. Ценность исследования состоит в том, что уже в 1992 г. В. Д. Дзидзоев и М. А. Кадилаев убедительно показали фашистский характер независимой Грузии, нацизм первого президента независимой Грузии З. Гамсахурдиа, обосновали геноцид южных осетин 1989-1992 гг., доказали правомерность борьбы южных осетин и абхазов за выход из состава геноцидной Грузии.[6]Политико-правовые аргументы выхода Южной Осетии из состава Грузии, историческое обоснование национально-освободительной борьбы южных осетин получили свое дальнейшее развитие в ряде других содержательных работ В. Д. Дзидзоева[7], а также в интересных и основательных исследованиях профессоров М. М. Блиева,[8] Ю. С Гаглойти[9], Б. В. Техова[10] и др. Грузино-осетинскому противостоянию в последнее десятилетие посвящены и кандидатские диссертации М. И Дзайнуковой[11], И. Б. Санакоева[12], У. Ш. Тедеевой[13], Ф. А. Плиевой[14] и Т. В. Тадтаева[15], которые внесли свой вклад в изучение различных аспектов сложных взаимоотношений Грузии и Южной Осетии в Х1Х – начале ХХ вв. Следует отметить коллективную монографию «Грузино-осетинский конфликт: история и современность», подготовленную авторским коллективом в составе Р. Джуссоева, М. Дзайнуковой, М. Куловой, А. Плиева, И. Санакоева,[16] а также специальное издание Южно-Кавказского института региональной безопасности «Проблемы и перспективы развития грузино-осетинских отношений»[17].

Для изучения рассматриваемой проблемы важными являются появившиеся в последние два десятилетия научно-публицистические работы. Были опубликованы статьи таких исследователей и политических деятелей, как А. Х. Галазов,[18] Ф. Х. Гутнов[19], Н. В. Сиукаев[20], А. Р. Чочиев[21], В. Т. Кадохов[22], и др., посвященные рассматриваемой проблеме. Ценным источником для исследования обозначенной темы является также «Книга памяти жертв вооруженной агрессии Грузии против Республики Южная Осетия», составленная председателем Совета республиканского демографического фонда «Фидан» Б. Е. Чочиевым. Использованы также уникальные архивные материалы, хранящиеся в фондах научного архива Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований имени В. И. Абаева. Из работ мемуарного характера следует выделить книгу Л. А. Чибирова «О времени, о людях, о себе»[23]. Ее ценность состоит в том, что автор, будучи ректором Юго – Осетинского государственного университета, в 1988- 1992 гг., был непосредственным участником и живым свидетелем грузино-осетинского противостояния. Несмотря на наличие достаточно богатой литературы, специальных исследований, в которых бы изучаемая тема рассматривалась в обозначенном нами аспекте, до сих пор проблема не становилась предметом специального исследования.

Цели и задачи исследования. Основной целью данного исследования является анализ проблемы грузино-осетинского противостояния 1988 г., переросшее в 1989-1992 гг. в войну Грузии против Южной Осетии в контексте региональных и геополитических процессов, а также определение и выявление интересов задействованных в конфликте сторон и их трансформацию. Для достижения главной цели диссертации ставятся и решаются следующие исследовательские задачи: 1.Провести анализ публикаций в печати, в целом в СМИ о политической ситуации в Южной Осетии накануне противостояния;

2.Изучить материалы периодической печати, освещающие различные аспекты роли Южной Осетии в условиях распада СССР и новых этнополитических и геополитических обстоятельствах. 3. Провести анализ материалов печати, посвященных причинам начала конфликта и ее движущим силам. 4. Рассмотреть позиции и средства внешних заинтересованных «игроков» и проанализировать их трансформацию в течение всего времени грузино-осетинского противостояния, а также освещение этих процессов в СМИ России, Грузии и Южной Осетии. 5. Проанализировать отражение военной агрессии Грузии против Южной Осетии в 1989-1992 гг.[24] в средствах массовой информации; 6. Провести в заключении классификацию внешних факторов и определение их роли как в грузино-осетинской войне 1989-1992 гг., так и в войне Грузии против Южной Осетии в августе 2008г.

Объектом диссертационного исследования является масштабное грузино-осетинское этнополитическое противостояние 1988 г., переросшее в 1989-1992 гг. в войну. Предметом исследования – этнополитическая и военная составляющая грузино-осетинского противостояния, переросшее в войну в 1989-1992 гг. и ее отражение в периодической печати того времени.

Источниковая база исследования. В процессе исследования были использованы документы и материалы, которые можно разделить на следующие категории:

- официальные документы, Заявления и Обращения Верховного Совета Южной Осетии и его руководителей к Генеральному секретарю ООН, Президентам СССР и России, руководителям других стран и правительств, отчеты и стенограммы о переговорах, протоколы и итоговые документы встреч на различных уровнях;

- материалы, отражающие предвоенную общественно-политическую ситуацию в Южной Осетии, законы и постановления Верховного Совета Республики Южная Осетия, обращения, интервью, выступления и речи представителей национально-освободительного движения южных осетин, программные документы и заявления формальных и неформальных политических, общественных и национальных организаций и движений. Ознакомиться с этими документами можно в прессе предвоенного периода, а также сборниках и книгах, изданных после войны 1989-1992 гг.;

- материалы, отражающие позиции воевавших между собой сторон, публиковавшиеся в газетных изданиях военного времени;

- материалы российской печати, в которой грузино-осетинское противостояние, в особенности после прорыва информационной блокады, получила широкое освещение. Они интересны не только тем, что в них выражалась точка зрения авторов публикаций, но и тем, что они становились еще и ареной идеологической войны, в которой каждая сторона старалась донести свое видение правды до мнения российской и мировой общественности;

- аналитические обзоры и статьи по различным аспектам грузино-осетинского противостояния и войны Грузии против Южной Осетии в 1989-1992 гг.;

- аналитические материалы, обзоры и публикации по вопросам международных отношений и вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве;

- материалы западных средств массовой информации, отражающих позиции США, европейских и азиатских государств по грузино-осетинскому противостоянию и войны 1989-1992 гг., а также их трансформацию;

Научная новизна. Несмотря на наличие ряда научных публикаций и монографий по грузино-осетинскому противостоянию 1988 г. и войны 1989-1992 гг., данная работа является первым диссертационным исследованием этой масштабной проблемы в обозначенном аспекте. Некоторые предложения, выводы и гипотезы автора представляют большой интерес для дальнейших исследований по этой теме. Выводы и материалы диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке фундаментальных научных трудов, исторических справок, учебников, курсов лекций по рассматриваемой тематике.

Теоретическая и научно-практическая значимость диссертационного исследования. Глобальные вызовы современности, которые выдвигают перед Южной Осетией все новые трудноразрешимые задачи, делают весьма важным необходимость определения и изучения причин и следствий военно-политических аспектов грузино-осетинского противостояния, переросшего по вине тбилисских властей в войну 1989-1992 гг. Значение этого возрастает в связи с тем, что причины глобального характера, которые нередко становились движущими силами и генераторами тех или иных заявлений или действий общественных деятелей, политиков Грузии, приведшие к войне, до сих пор занимают определяющее место в региональном и геополитическом раскладе сил. Они же оказывают существенное воздействие на современное положение дел Южной Осетии. Поэтому изучение причин и следствий грузино-осетинского этнополитического противостояния, войны 1989-1992 гг., их систематизация и анализ становится необходимым условием для формулирования задач на перспективу, определения магистрального пути отстаивания права на независимость и дальнейшее развитие Республики Южная Осетия.

Теоретико-методологические основы исследования. В работе над диссертацией использованы системный и сравнительно-исторический методы, которые включают в себя принцип историзма и позволяют выявить общие и особенные характеристики рассматриваемой проблемы. В исследовании использованы также методы описания и анализа конкретных действий, заявлений или политических шагов противоборствующих сторон и их сопоставление. Данное исследование проведено на основе обширного материала печати с учетом теоретических разработок по проблемам вооруженных конфликтов и войн[25].

Хронологические рамки работы обусловлены самой исследуемой проблемой. Диссертационное исследование начинается с анализа сложной межнациональной ситуации в1988 г., которая переросла в войну Грузии против осетинского народа Южной Осетии в 1989-1992 гг., закончившаяся вторым геноцидом осетин, ролью Российской Федерации в спасении осетинского населения от полного геноцида и подписанием Дагомысских соглашений[26], вводом трехсторонних смешанных миротворческих сил в зону грузино – югоосетинского конфликта.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в докладах и сообщениях автора на различных научных конференциях и «круглых столах», включая международные. Среди них – «круглый стол» «Грузино –осетинский диалог: компенсация, реституция имущества и восстановление прав жертв грузино-осетинского конфликта» ( г. Владикавказ, 30-31 марта 2006 г.), Международная научная конференция «Кавказоведение: опыт исследований» ( г. Владикавказ, 13-14 октября, 2005 г.), Международная научная конференция «Россия и Кавказ: история и современность» ( г. Владикавказ, 11-12 ноября 2004 г.), региональная научная конференция «Северный Кавказ в современной геополитике России» (г. Махачкала, 25-26 сентября 2009 г.), ежегодные итоговые научные конференции в СОГУ в 2006-2009 гг. и др. По теме исследования опубликовано 7 статей и тезисов докладов общим объемом 3,2 п. л. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании кафедры политологии СОГУ им. К. Л.Хетагурова.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования, которое состоит из введения, 3 глав, 9 параграфов, заключения, списка литературы и источников. Объем диссертации составляет 202 страницы.

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цель и задачи исследования, теоретические и методологические основы диссертации, ее научная и практическая значимость, дается обзор и характеристика источников и литературы.

В первой главе «Грузино – осетинские взаимоотношения накануне начала этнополитического противостояния» (состоит из двух параграфов) анализируется грузинский великодержавный шовинизм и национальное чванство, которые в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в. вылились в продолжительную кровопролитную борьбу южных осетин за свою жизнь, достоинство и право жить на своей исторической родине. Диссертант приводит убедительные примеры дискриминационной политики тбилисских властей в Южной Осетии. Например, в 1937 г. единственный в области ВУЗ был преобразован в двухгодичный учительский институт. В 1938 г. тбилисские власти Южной Осетии навязали грузинский алфавит, а в 1944 г. преподавание в большинстве осетинских школ было переведено на грузинский язык. Тогда же в течении одного дня со стен зданий Южной Осетии были сняты все вывески на осетинском языке. В педагогическом институте и в школьных библиотеках Южной Осетии изъяли всю литературу на осетинском языке. Важно подчеркнуть, что всё это было направлено против законных прав осетин. Подобные действия, вызвавшие впоследствии стихийные протестные движения патриотически настроенной молодежи Южной Осетии были расценены как проявление «осетинского буржуазного национализма», а арестованные патриоты Южной Осетии были приговорены к длительным срокам заключений. Более того, на ХV съезде Компартии Грузии первый секретарь ЦК КП Грузии А. Мгеладзе в своей заключительной речи заявил, что «одна часть интеллигенции в Южной Осетии заражена буржуазным национализмом и этот национализм надо выжечь каленым железом»[27]. Планомерное и целенаправленное огрузинивание осетин касалось всех сфер жизни Юго-Осетинского общества. Изгонялись местные кадры из органов прокуратуры, милиции, судов, здравоохранения и других учреждений Южной Осетии. Управленческий аппарат автономной области комплектовался приезжими грузинами из других районов Грузии.

Времена перестройки и гласности, провозглашенные М. С. Горбачевым, открыли новую веху в истории Советского Союза. Они были восприняты большинством советского населения, не привыкшего к таким «широким» жестам, прежде всего как вседозволенность во всем, а именно – в свободе высказывания любого мнения, и соответственно в бесконтрольной свободе печати, какие бы идеи она не пропагандировала. Тысячи посредственностей на всем пространстве СССР попытались реализовать свои необоснованные амбиции в политике с помощью средств массовой информации. Не осталась в стороне от этих процессов и советская Грузия. Многие представители псевдоинтеллигенции Грузии вдруг вспомнили о «столетиях колониального гнета» со стороны Российской империи, а затем и СССР. Грузинские интеллектуалы вступили в длительную и непрекращающуюся полемику с видными советскими и российскими деятелями науки, культуры, искусства и т. д. И предметом этой полемики всегда было «бедственное», на их взгляд, положение Грузии в рамках Российской империи и Советского союзного государства.

Большой популярностью в исследуемый период пользовались так называемые «открытые письма». Их писали все, кому не лень, и всем, кому хотелось. От грузинских интеллектуалов досталось Нобелевским лауреатам академику А. Д. Сахарову и писателю А. И. Солженицыну. Первому за то, что посмел назвать Грузию «малой империей», включающей в свой состав Абхазию, Южную Осетию и другие национальные образования, и которую «необходимо демонтировать»[28]. Второму за брошюру «Как нам обустроить Россию»[29], в которой великий писатель призывал Грузию «отпустить» Абхазию и Южную Осетию. Реакция на подобные высказывания представителей интеллектуальной элиты России соответственно выражалась в форме очередного «открытого письма» представителей грузинской интеллигенции. Причем формы изложения этих «посланий» отличались своей напыщенностью, помпезностью, «всесторонней» информированностью и нескрываемой обидой на личности, которые позволили себе усомниться в искренности демократических порывов грузинского интеллектуального бомонда.

Суждения академика А. Д. Сахарова, предлагавшего в новом проекте Конституции СССР повысить статус всех автономных областей до уровня республик с правом самому «вступать в экономические и другие отношения с тем, с кем захочет»[30], вызвали бурную и явно отрицательную реакцию в грузинской неформальной среде. Например, диссидент Тенгиз Гудава в статье «Грузия: горят красные флаги» отмечал двусмысленность «роли самого честного из этой группы (межрегиональной депутатской группы. – А. Ч.) – академика Сахарова, ставшего, кстати, врагом грузинского национального движения в результате своих необдуманных сравнений Грузии с « малой империей»[31]. Кстати, и сам А. Д. Сахаров, с присущей ему деликатностью, обозначил свои отношения с грузинскими неформалами как «неоднозначные».

В ноябре 1988 г. СМ ГССР принял противоречащее Конституции СССР постановление о введении на всей территории союзной республики делопроизводства только на грузинском языке, которое в одночасье превращало население Южной Осетии (кроме грузин) в неграмотных людей, поскольку образование население получало в основном на русском языке. Соответственно и делопроизводство осуществлялось на русском языке. Естественно, подобное решение республиканских властей вызвало волну негодования в Юго-Осетинской автономной области, которая справедливо рассмотрела это решение как ущемление своих прав. У населения области невольно возникли ассоциации с подобными мероприятиями середины ХХ в., направленными на искусственную ассимиляцию осетин. В область в большом количестве ввезли печатные машинки с грузинским шрифтом. Однако, еще во время обсуждения в прессе проекта постановления о государственном языке республики, опубликованного в сентябре почему-то только на грузинском языке, и в котором было очень много спорных положений[32], в газете «Литературная Грузия» появилась статья некоего Тариела Кванчилашвили. Его статья шокировала национальные меньшинства в Грузинской ССР еще больше, нежели вышесказанное постановление. Т. Кванчилашвили всерьез призывал ограничить рождаемость негрузинского населения Грузинской ССР, дабы избежать в будущем изменения демографической ситуации в стране[33]. Трагичность межнациональной ситуации в Грузинской ССР заключалась в том, что Кванчилашвили был не одинок в подобном мнении. Многие представители интеллигенции Грузинской ССР открыто озвучивали подобные расистские идеи и фашистские мысли, подготавливая таким образом общественное сознание грузин к идее более радикального подхода к «решению» проблем негрузинского населения республики.

Основными лидерами неформального движения Грузии были «Хельсинкский Союз» З. Гамсахурдиа, Народный Фронт Грузии Н. Натадзе, Общество святого Ильи Праведного, Национально – демократическая партия Г. Чантурия, общество М. Костава, Д. Иоселиани и его «Мхедриони». Все они отличались крайним радикализмом в вопросах самоопределения грузинского народа. Тогда же пошла практика создания при партии или движении отрядов молодчиков, чаще всего из уголовных элементов, для демонстрации серьезности своих намерений. В то же время неспособность Кремля адекватно реагировать на происходящие в союзной республике процессы, потакание и откровенное заигрывание с лидерами грузинских неформалов не могли не сказаться на обстановке в грузинском обществе в целом. Ставя во главу угла национальный вопрос, неформальные движения и партии постепенно и целенаправленно разрушали межнациональное согласие в Грузинской ССР.

В начале апреля 1989 г. в Тбилиси произошли события, которые стали следствием накопившихся страстей в грузинском обществе. Подстрекаемые лидерами неформальных организаций, народ вышел на митинг перед Домом Правительства Грузинской ССР, на котором открыто прозвучали призывы к ликвидации всех автономий. Здесь популярными были также антисоветские и антирусские лозунги. Прозвучали призывы обратиться в ООН и ввести в Грузию войска НАТО. В ЦК КПСС пошли тревожные шифротелеграммы о выходе в Грузинской ССР ситуации из-под контроля. Первый секретарь ЦК КП ГССР Д. Патиашвили слал шифровки в Москву, прося поддержки и помощи. Однако М. С. Горбачев давал, как всегда, обтекаемые указания и абстрактные советы, которые можно было истолковывать по-разному.

В ночь на 9 апреля 1989 г. силами ВВ МВД СССР и подразделениями ЗакВО, а также отдельной парашютно-десантной роты, митинг в Тбилиси был разогнан. При этом в давке погибли 19 человек, из которых 3 мужчины и 16 женщин, а сотни, в том числе и военнослужащие, получили ранения разной степени сложности.

Главным политическим итогом событий 9 апреля для КП Грузии стала смена его руководства. Д. Патиашвили был заменен на председателя КГБ республики Гиви. Гумбаридзе, который провозгласил «политику диалога с оппозицией»[34]. В психологическом состоянии грузинского общества произошел существенный перелом, который и являлся главной целью организаторов митинга.

События 9 апреля 1989 г. в Тбилиси привели к резкому подъему рейтинга грузинских националистов и стали очередным витком резкого скачка национального движения в Грузии. Его отличительными чертами были подчеркнутый и агрессивный сепаратизм по отношению к СССР и великодержавный шовинизм по отношению к негрузинским народам и автономиям.

9 апреля 1989 г. следует считать победой лидеров грузинских неформалов. Эта ситуация показала неспособность союзных властей, которых грузинские неформалы спровоцировали на применение силы, контролировать ситуацию. Неформалам после событий 9 апреля нужна была еще одна маленькая кровь, еще одна ощутимая победа. На этот раз в жертвы в Тбилиси «назначили» осетин. Негласным началом антиосетинской кампании считается пресловутое письмо лидера Демократического движения содействия перестройке Южной Осетии «Адамон Ныхас» А. Чочиева со словами поддержки абхазскому народу. Письмо не предназначалось для печати. Однако было опубликовано в абхазской газете «Бзыбь» 4 апреля 1989 г., то есть за пять дней до трагедии 9 апреля в Тбилиси. Важно подчеркнуть, что оно было опубликовано без согласования с автором. Некоторое время письмо не привлекало внимания неформалов Грузии. Но затем вспомнили об этом письме, которое опубликовали в газете «Литературная Грузия» за 5 мая 1989 г.[35] Основной упрек, который предъявили грузинские националисты автору письма вызвала фраза, в которой А Чочиев, называя грузинский народ братским, заключил слово «братский» в кавычки. В средствах массовой информации Грузинской ССР прозвучали резкие выступления не только против А. Чочиева, но и всего осетинского народа. Советское и партийное руководство автономной области также осудило его как «опрометчивое, не отражающее мнение всего осетинского народа, от имени которого оно было составлено»[36]. В конечном итоге в лице А. Чочиева врагом для грузинского национализма стал народ Южной Осетии.

26 мая 1989 г. в ЦК КП Грузии объявили днем всенародного праздника в ознаменование 61–й годовщины (возникла в 1918 г.) независимой Грузинской Демократической Республики. Из Тбилиси было предписано вывесить везде в республике трехцветные флаги меньшевистского правительства Грузии. Между тем, в 1918 г. республика и ее меньшевистское правительство не были признаны Осетинским национальным советом. Население Южной Осетии отказалось подчиняться подобному распоряжению тбилисских властей. Осетины не пожелали праздновать незаживающую рану национальной трагедии, а тем более лицезреть жуткий символ, под которым меньшевистское правительство Грузии в 1920 г. совершило первый геноцид осетин. Попытка проведения митинга в Цхинвале с так называемой «закладкой камня под будущий памятник погибшим 9 апреля» провалилась[37]. Сопротивление осетин проведению торжеств 26 мая в автономной области вызвало новую волну грузинского националистического наступления во всех СМИ Грузинской ССР. Вновь зазвучали в Тбилиси призывы ликвидировать Юго-Осетинскую автономную область, которую стали называть «так называемой Южной Осетией». Вместо термина «Южная Осетия» в широкий оборот ввели термины «Самачабло» (владения князей Мачабели) и «Шида Картли» (Внутренняя Картли), что, естественно, не могло не вызвать справедливого возмущения у осетин. В этот же период принимается государственная программа развития грузинского языка, согласно которой в Южной Осетии принудительно вводилось делопроизводство на грузинском языке без учета осетино – русского двуязычия более чем у 2/3 проживающего в ней населения. Тогда же внесли дискриминационные поправки в Конституцию ГССР, ущемляющие права Юго-Осетинской автономной области, в частности, изменение ее территории, районное деление, отсутствие права на законодательную инициативу, права вето и др.[38] Артподготовка в прессе умело сочеталась с обработкой грузинского населения на многочисленных митингах в городах и селах Грузии. Все настойчивее звучали призывы ликвидировать ЮОАО, изгнать осетин с «грузинской» земли и т. д.

14 сентября 1989 г. на массовом митинге в селе Эредви, на котором присутствовали члены неформальных объединений из различных районов республики, представители грузинских сел Горийского и Цхинвальского районов, лидер «Хельсинкского Союза» Звиад Гамсахурдиа объявил о предстоящем проведении 23 ноября в г Цхинвали 200-300 тысячного митинга, куда созывались посланцы со всех районов Грузии[39].

Все эти действия происходили на фоне нестабильности в самой автономной области. В Цхинвале проходили митинги и забастовки, организованные осетинским общественным движением «Адамон Ныхас», и забастовочным комитетом, которые были направлены против партийного руководства области. Митинги не имели антигрузинской направленности. Тем не менее многими лидерами грузинских национальных движений они были использованы для расширения антиосетинской агитации. Даже в решении бюро ЦК от 27 сентября 1989 г. было сказано, что политическая обстановка в Южной Осетии обострилось на межнациональной почве[40]. Кульминацией же происходящего стали события 9 ноября 1989 г. В тот день было блокировано здание Юго-Осетинского обкома партии. Митингующие требовали от руководства области созыва очередной сессии областного Совета народных депутатов. 9 ноября состоялся пленум обкома партии, принявший отставку первого секретаря А. Чехоева. 10 ноября 1989 г. состоялась сессия областного Совета народных депутатов, которую назвали чрезвычайной. Одной из причин, по которой была созвана сессия, стали сепаратистские тенденции Грузинской ССР, а также принятые грузинским Парламентом некоторые законодательные акты, направленные на выход из СССР. Важно подчеркнуть, что в 1989 г. истекал срок полномочий депутатов Областного совета Южной Осетии. Однако Верховный Совет Грузии, оттягивал назначение новых выборов в автономной области. Расчет был прост. Отменив советские законы, в том числе и «Закон об образовании Юго-Осетинской автономной области» (1922 г.), Тбилиси тем самым отменял выборы депутатов нового созыва, лишив, таким образом южных осетин всякой возможности демократического и законного волеизъявления. Пытаясь как-то противостоять политической, межнациональной и правовой вакханалии, чрезвычайная Х111 сессия Советов народных депутатов ЮОАО двадцатого созыва 10 ноября 1989 г. приняла решение о преобразовании ЮОАО в автономную республику в составе Грузинской ССР и обратилась в Президиум Верховного Совета союзной республики с просьбой рассмотреть этот вопрос.

Решение депутатов Южной Осетии в Тбилиси восприняли как сепаратистское, хотя речь шла только о повышении статуса автономной области до автономной республики в составе Грузинской ССР, что соответствовало конституциям СССР и ГССР. Однако, решение чрезвычайной сессии «обезглавленной» автономной области послужило непосредственным поводом к проведению масштабной антиосетинской акции, намеченной на 23 ноября 1989 г. 16 ноября 1989 г. Президиум Верховного Совета ГССР отменил решение Х111 сессии Южной Осетии, признав его неконституционным. Причем, без правового обоснования своего решения, хотя рассмотрение этого вопроса было только в компетенции Верховного Совета ГССР, но не Президиума. На заседание Президиума Верховного Совета ГССР не были приглашены даже депутаты Верховного Совета ГССР от Южной Осетии. Тогда же, 17 ноября на сессии ВС ГССР была создана комиссия по изучению вопросов, поставленных в связи со статусом Юго-Осетинской автономной области.[41]

Следует подчеркнуть, что решения тбилисских властей фактически развязали руки лидерам грузинских неформалов, негласно поддержав их в намерении провести намеченное на 23 ноября провокационное мероприятие. Уже 18 ноября стало известно о предстоящем походе неформалов Грузии и планируемом ими «мирном митинге» в Цхинвале. С целью предотвращения этого провокационного похода на Цхинвал, руководство области приняло решение послать в Тбилиси делегацию из представителей осетинской и грузинской интеллигенции Южной Осетии.

21 ноября в Цхинвал приехал лидер народного фронта Грузии Н. Натадзе. Он в ультимативной форме потребовал от руководителей области, ректора Юго-Осетинского госпединститута распространения в прессе, среди населения и студентов «Обращения», фактически призывающего к смирению осетин. Н. Натадзе требовал опубликовать «Обращение» в прессе Южной Осетии. Однако подобное предложение было отвергнуто, и он уехал ни с чем[42].

Причины провокации 23 ноября 1989 г. некоторые исследователи видели в решении сессии Юго-Осетинского областного совета 10 ноября 1989 г. Многие, в том числе и в союзном центре, также рассматривали решение сессии областного совета как провоцирование грузинских неформалов на конфликт. Но здесь уместно вспомнить слова Уинстона Черчилля, сказанные им в адрес вернувшейся из Мюнхена английской делегации во главе с Чемберленом: «У вас был выбор между позором и войной. Вы выбрали позор, но получите еще и войну»[43]. Заметим, что республиканские партийные и советские органы власти Грузинской ССР, которым о предстоящем митинге было известно задолго до 23 ноября 1989 г., не предприняли никаких попыток предотвращения провокационного шествия на Цхинвал.

Во второй главе. Причины, характер, особенности и последствия противостояния 23 ноября 1989 г. (состоит из трех параграфов.) анализируется сложные события осени –весны 1989-1990 гг., начало которым было положено 23 ноября 1989 г.. В этот день до 50 тысяч человек из Тбилиси, других городов и районов Грузии на автобусах и легковых автомобилях отправилась в «мирный поход» в Цхинвал[44]. Когда армада агрессивных грузин начала подходить к Цхинвалу, с осетинской стороны образовалась живая цепь из нескольких десятков ребят, которые, крепко взявшись за руки, перегородили колонне дорогу в город. Процессия остановилась у въезда в Цхинвал. Однако, противостояние продолжалось всю ночь и следующий день. Оно закончилось тем, что попытка проведения «мирного митинга» в г. Цхинвал провалилась. Причины и характер случившегося оценивались различными политическими силами Грузии по-разному. Лидер Национально – демократической партии Грузии Гия. Чантурия, в интервью газете «Литературули Сакартвело» заявил: «Случилось очень неприятное происшествие. По-моему такого позора никогда не видели… Все нужно расставить на свои места. Мы должны различать политическую борьбу и войну. До 23 числа мы должны были знать, и тем более сейчас должны знать, что в г. Цхинвали не было ситуации для проведения такого митинга…Все, что случилось, стыдно! Более 28 тысяч грузин вернулись обратно. Это слухи, что у входа в город стояли женщины и дети. Там стояли 20 – 23 летние парни, около 200 человек»[45].

Неудачная попытка проникновения в Цхинвал не смутила грузинских неформалов. Одна часть участников митинга повернула обратно в Тбилиси, другая –рассредоточилась на трассе Гори – Цхинвал, и в грузинских деревнях Цхинвальского и Знаурского районов (Ередви, Тамарашени, Ачабети, Курта, Кехви, Авневи) Южной Осетии, где слилась с местными грузинскими радикалами. В грузинских деревнях вокруг Цхинвала появились пикеты так называемых грузинских неформалов. Эта категория людей появилась в Южной Осетии в постперестроечное время. В памяти южных осетин они останутся как «грабители, убийцы, легализованные подонки общества»[46]. В итоге их деятельности все дороги, коммуникации, ведущие в Южную Осетию были перекрыты, прекращен ввоз продовольствия, жизненно важных грузов, ограничены въезд и выезд в область. Были парализованы промышленность, транспорт, связь, учебные заведения и т. д. Дороги области контролировались вооруженными бандами грузинских неформалов. Обстреливался транспорт. Республиканские власти Грузинской ССР даже не пытались защитить мирное население Юго-Осетинской автономной области.

Телеграммы протеста из Южной Осетии шли в различные союзные и международные инстанции. Однако «Москва, видимо опасаясь расхожих в последнее время обвинений в нарушении суверенитета союзной республики, воздерживается от решительных мер до тех пор, пока не повторится Сумгаит или Фергана»[47]- писало в те дни неформальное издание «Ариаг Мон».

28 ноября 1989 г. отдел по вопросам межнациональных отношений секретариата Верховного Совета СССР направил в Цхинвал делегацию московских ученых, среди которых были профессора К. М. Цаголов и М. И. Исаев. Они должны были разобраться в ситуации. После недельного пребывания в Цхинвале делегация без К. М. Цаголова вернулась в Москву. К. М. Цаголов же, будучи боевым советским генералом, а не только кабинетным профессором, принял решение остаться и фактически возглавить движение сопротивления в Южной Осетии. Активность, которую он проявил незамедлительно дала положительные результаты. Население Южной Осетии высоко оценило мужественное поведение бесстрашного генерала. Однако, активная деятельность генерала Цаголова вызвала раздражение не только в Тбилиси, но даже среди определенных кругов в автономной области. Спустя какое-то время генерал вынужден был покинуть пределы Южной Осетии.[48]

Большое внимание уделено анализу хрупкого затишья, которое наступило в Южной Осетии с февраля по сентябрь 1990 г. В сложившихся условиях грузинским неформалам необходима была перегруппировка сил, нужно было определяться с дальнейшей тактикой борьбы против осетин и Южной Осетии. С этим и было связано затишье. А далее наступал напряженный период «войны законов». Большинство советских законов в Тбилиси пересматривались, подгонялись под возникшие в СССР и в Грузинской ССР новые политические реалии. В частности, 9 марта 1990 г. Внеочередная сессия Верховного Совета ГССР приняла постановление «О гарантиях защиты государственного суверенитета Грузии», в котором договор «Об образовании СССР»в 1922 г. в отношении Грузии был объявлен незаконным. 3 апреля1990 г. был принят

Закон СССР «О порядке выхода союзных республик из состава СССР». Согласно этому закону в случае выхода союзной республики из состава СССР автономные формирования в составе союзных республик самостоятельно решают вопрос своего пребывания в составе СССР[49].

В июне 1990 г. Верховный Совет ГССР принял ряд решений, которые однозначно подчеркивали сепаратистские тенденции Тбилиси. Подобным сепаратизмом Тбилиси поставил себя вне правового поля, которое на тот момент обеспечивалось исключительно конституцией СССР – единственного признанного субъекта международного права. Эти же решения поставили Южную Осетию вне правового пространства Грузии, поскольку в числе других отменялся и «Декрет об образовании Юго-Осетинской автономной области»- единственный документ, по которому Южная Осетия была в составе Грузинской ССР, де – факто являющейся федерацией.

20 сентября 1990 г. Х1V сессия Юго-Осетинского областного совета выразила свое несогласие с тем, что высший законодательный орган Грузинской ССР объявил «незаконность» на территории союзной республики советской власти и Конституции СССР. Х1V сессия приняла решение о преобразовании Юго-Осетинской автономной области в Юго-Осетинскую советскую демократическую республику, а также о признании Конституции СССР и других законодательных актов СССР как единственно действующих на территории Южной Осетии. Однако,28 сентября 1990 г. в Грузии состоялись выборы в Верховный Совет Грузинской ССР, на которых победило движение «Круглый стол – Свободная Грузия». З. Гамсахурдиа был избран Председателем ВС Грузии[50]. Его избрание способствовало дальнейшей эскалации «войны законов», и переходу ее из теоретической плоскости в практическую. Большое внимание в главе уделяется причинам, характеру и последствиям «войны законов», освещению этой проблемы на страницах печати.

В третьей главе «От «войны законов» и межнациональной войны Грузии с Южной Осетией до ввода миротворческого контингента РФ (7 января 1991 г. – 14 июля 1992 г)» ( состоит из пяти параграфов) диссертант сосредоточил свое внимание на анализе длительной вооруженной, экономической, информационной, транспортной блокады Южной Осетии.

. 11 декабря 1990 г. Верховный Совет Грузинской ССР упразднил ЮОАО и разделил территорию бывшей области между префектурами, граничащих с ней районов. Гамсахурдиа объявил на территории города Цхинвал и Джавского района Южной Осетии чрезвычайное положение и комендантский час[51]. Эти территории были определены не случайно. Туда не входили грузинские села Южной Осетии. Гамсахурдиа развязывал себе руки, имея возможность маневрировать силами и средствами для решения главной задачи – поставить южных осетин на колени. Лидер НФ Грузии Н. Натадзе завил, что « если на нашей территории число представителей какого-то народа увеличивается количественно, то это не значит, что ему будут предоставлены какие-то новые права по отношению этой территории…Автономная область (Южной Осетии.-А. Ч.) была создана без учета элементарных законов взаимоотношений между людьми. И эту ошибку мы исправили сегодня. Я хочу подчеркнуть, что принятый законодательный акт ни в коем случае нельзя считать ответом на те события, которые имели место в автономной области (выборы в Верховный Совет Республики Южная Осетия. – А. Ч.). В любом случае это надо было сделать»[52].

На следующий день 13 декабря сессия Верховного Совета Юго-Осетинской Советской Республики приняла обращение к четвертому съезду народных депутатов СССР с просьбой признать недействительным закон Грузии «Об упразднении автономии Южной Осетии», а также признать Юго-Осетинскую Советскую Республику субъектом советской федерации и участником подписания нового Союзного договора.

Большое внимание уделяется анализу противостояния Тбилиси и Москвы. Приводятся конкретные примеры дискриминационной политики тбилисских властей, роль СМИ Грузии в разжигании межнациональных страстей и т. д.

5 января 1991 г. грузинская милиция сделала первую попытку войти в Цхинвал. Однако, жители города, помня последствия событий 23 ноября 1989 г., вышли милиционерам навстречу и остановили их. Складывалась непростая ситуация, которая разными газетами и журналами освещалась по разному. В главе имеется анализ тревожных событий вокруг Южной Осетии, позиции общественных движений, партий и других организаций, союзного центра и руководства Грузинской ССР. Большое внимание уделено анализу событий в Цхинвале 5 января 1991 г., когда из Москвы поступил приказ «пропустить грузинскую милицию в Цхинвали и Джавский район, никаких препятствий им не чинить, службу выполнять лишь в режиме охраны военных городков»[53]. Это ошибочное решение было принято тогдашним министром ВД СССР Б. К. Пуго по согласованию с М. С. Горбачевым, что в контексте с озвученным через несколько дней Указом от 7 января уже о выводе грузинской милиции только подтверждает неспособность Кремля адекватно оценивать и контролировать сложившуюся в регионе ситуацию. В Цхинвал вошли 3 тысячи грузинских милиционеров и примерно столько же неформалов, переодетых в милицейскую форму. В город вошли 4 БТР, 87 автобусов – «Икарусов» , 6 пожарных машин, 4 машины «скорой помощи» и свыше 20 служебных автомашин.[54]

Начались обыски, в ходе которых уже не осталось сомнения в том, что лишь часть «гостей» – настоящая милиция, остальные – переодетые в милицейскую форму грузинские боевики. Связь Цхинвала с окружающим миром была прервана. Город был блокирован, под особый контроль взята дорога в сторону тоннеля[55]. Весь день 6 января 1991г. «милиционеры» стреляли в воздух, запугивая население, под предлогом поиска оружия проводили облавы, врывались в дома, издевались над людьми. Вошедшие в Цхинвал грузинские боевики расстреляли государственный флаг СССР, заняли здания облисполкома, обкома, почту, мосты, областное УВД, библиотеку, разгромили здание Юго-Осетинского театра, разграбили банк, магазины и т. д. Начались поджоги осетинских домов, мародерство и квартирные кражи. «Милиционеры» забирали в осетинских домах все – вплоть до детской одежды, обуви и игрушек.

В 16 часов в центре Цхинвала грузинской милицией были захвачены заложниками семь человек – осетин. В ответ на требование собравшихся людей отпустить задержанных раздались выстрелы вследствие чего сотрудник местного УВД Григорий Кочиев был убит, несколько человек получили ранения[56]. Эти первые выстрелы и первые жертвы стали новым этапом войны 1989-1992 гг.

В главе анализируются действия «милиции», спровоцировавшие уличные бои в Цхинвале, продолжавшиеся до поздней ночи. Вечером 7 января Президент СССР М. С.Горбачев подписал Указ «О некоторых законодательных актах, принятых в декабре 1990 года в ГССР», предписывавший вывод в трехдневный срок с территории области все вооруженные формирования за исключением ВВ МВД СССР[57]. Большое внимание уделено различным аспектам блокады Цхинвала, многочисленным попыткам Тбилиси поставить на колени осетинский народ. Так,14 января министр ВД Грузии Д. Хабулиани запретил ВВ МВД СССР сопровождать автомашины и грузы с продовольствием для Цхинвала через грузинские села на трассе Джава –Цхинвал. Затем с 1 февраля некая организация «Независимый союз энергетиков» Грузии начала акцию по прекращению подачи электроэнергии в Цхинвал и Джавский район. В результате чего от переохлаждения в период с января по февраль 1991 года в Цхинвальском пансионате для престарелых умерло 29 стариков. В родильном доме города Цхинвал по этой же причине скончалось 8 младенцев[58]. Заняв позиции на подступах к городу и на господствующей над городом Присской высоте, «соколы» Гамсахурдиа в течение нескольких месяцев планомерно в упор расстреливали жилые кварталы города из различных видов тяжелого вооружения. (танки, гаубицы, бронемашины, минометные установки, ракеты «Алазань»), снайперы наводили ужас на мирное население. В результате массированных обстрелов был полностью разрушен Еврейский квартал города, пострадало множество домов. Было ранено и погибло множество людей. Городское кладбище оказалось на оккупированной грузинами территории, доступа в которую у горожан не было. Негде было хоронить погибших. Многих хоронили на приусадебных участках, в огородах. В результате этого в городе Цхинвал во дворе средней школы № 5 появилось новое кладбище.[59]

Не менее жестоким оказался террор, организованный властями Грузии в отношении жителей сельских Цхинвальского, Знаурского и Ленингорского районов Южной Осетии. Только в осетинской деревне Мамита сожжено около 20 дворов – почти все. Осетинское население полностью изгнано из 22 деревень. За период с 1926 по 1979 гг. в Грузии насильственно были «огрузинены» более ста тысяч представителей других национальностей[60].

В конце февраля, в письме к Председателю Верховного Совета СССР А. Лукьянову, З. Гамсахурдиа выразил готовность начать вести переговоры с представителями осетинского населения Южной Осетии, при условии, что одновременно будут приняты эффективные меры «по прекращению действий осетинских боевиков и обеспечению полной безопасности в зоне чрезвычайного положения»[61]. Тогда же Верховный Совет Юго-Осетинской Советской Республики своим постановлением ввел в действие закон о референдуме, которым был дан официальный старт к подготовке и проведению в республике объявленного ранее Президентом СССР М. Горбачевым Всесоюзного референдума о сохранении СССР. Все республики, входящие в состав СССР должны были провести на своей территории референдумы в поддержку «обновленного Союза». Такой договор, по мнению М. Горбачева, позволил бы подвести новую правовую базу в принцип сосуществования союзных республик в рамках СССР. В одном из вариантов предполагалось подписание договора и автономными образованиями, входящими в состав союзных республик. Прибалтийские республики, как и Грузия, отказались от участия в референдуме и последующем подписании Союзного договора. Решение властей Южной Осетии об участии ее во Всесоюзном референдуме вновь вызвало резкое обострение противоречий между Тбилиси и Цхинвалом: Южная Осетия выступала за проведение референдума и сохранение СССР. А Грузия заявила о его бойкоте и намерении провести 31 марта 1991 г. опрос населения по отношению к независимости Грузии.

5 марта 1991 г. З. Гамсахурдиа, выступая по грузинскому телевидению, заявил: «Референдум выявит тех, кто заслуживает быть гражданином Грузии. Лишь после референдума мы решим, кому быть гражданином Грузии»[62]. Однако 17 марта 1991 г. на всей территории СССР, в том числе и в Южной Осетии был проведен референдум о сохранении Союза ССР. Явка на референдум в Южной Осетии составила тогда 96,3%, за сохранение и обновление Союза проголосовало 99,86%. Если быть более точным, то «за» проголосовало 43 950 человек. Против-9 человек[63]. В ГССР референдум бойкотировали. В данном контексте Конституция СССР, в правовом поле которого все еще находились и Грузия и Южная Осетия, определяла как сепаратиста именно Грузию, а не Южную Осетию. В самой же Грузии, вместо Всесоюзного референдума, было решено провести 31 марта республиканский референдум по вопросу о восстановлении государственной независимости Грузии на основе Акта от 26 мая 1918 года[64].

23 марта 1991 г. З. Гамсахурдиа встретился в п. Казбеги Грузинской ССР с Б. Ельциным, который решил проявить определенную активность во внешней политике. По итогам встречи был подписан протокол, которым предусматривалось в течение апреля подготовить проект для подписания межгосударственного соглашения. Основная часть протокола была посвящена созданию необходимых условий для урегулирования обстановки на территории «бывшей Юго-Осетинской автономной области»[65].

Встреча Б. Ельцина с З. Гамсахурдиа вызвала волну протеста в Южной Осетии. Большинство осетин и слышать не хотело о каких либо переговорах с З. Гамсахурдиа.

В заключительной третьей главе содержится не только исторический, но и политико – правовой анализ вооруженного восстания грузинской оппозиции против З. Гамсахурдиа 22 декабря 1991г. в Тбилиси, которое было названо «тбилисской революцией». З. Гамсахурдиа был свергнут, а власть в Грузии перешла к лидерам оппозиционного Национального конгресса.

За день до начала «тбилисской революции», 21 декабря, в результате соглашения в Ново-Огарево между Б. Ельциным, Л. Кравчуком и В. Шушкевичем, СССР официально перестал существовать. Конституция СССР, в правовом поле которого находилась РЮО, была отменена. Положение кардинально изменилось. В новых условиях сессия Верховного Совета Республики Южная Осетия 21 декабря 1991 года приняла «Декларацию о независимости Республики Южная Осетия»[66]. 19 января 1992 г. власти Южной Осетии провели второй референдум по вопросам создания независимого государства и воссоединения с Россией.[67]

В заключении диссертации подводится итог исследования и формулируются основные выводы.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора.

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1.  Чибиров А. Л. Южная Осетия. Геополитические процессы на Кавказе // Мир и политика. ФГУП. Изд-во «Известия» УД Президента РФ. М., 2009, №12, С. 122-125.

2.  Чибиров А. Л. Январские события 1991 г. и новый виток грузино-осетинского противостояния // Научные проблемы гуманитарных исследований. Выпуск 1. Пятигорск,2010, №1.С.119-131.

Публикации в иных изданиях:

3.  Чибиров А. Л. Южная Осетия: тернистый путь к признанию независимости//Вестник Владикавказского научного центра РАН Владикавказ. 2009, №1, С. 6-10.

4.  Чибиров А. Л. Южная Осетия как фактор геополитики на Кавказе//www. osradio. ru 2009, 7 декабря.

5.  Чибиров А. Л. Южная Осетия как фактор геополитики на Кавказе// Вестник Владикавказского научного центра. Владикавказ, 2010. №1. С.54-61

6.  Чибиров А. Л. Начальный период грузино-осетинского противостояния 1988-1989гг (по материалам грузинской прессы) // Южная Осетия: современное состояние и перспективы. Изд-во РГГУ. Москва.2010.(в наборе).

7.  Чибиров А. Л. События 23 ноября 1989 года как начало открытой фазы грузино-осетинского противостояния (по материалам периодической печати) // Материалы региональной научной конференции, посвященной 80-летию со дня рождения проф. Хачирти А. К. (в наборе).

[1] Под «межнациональным конфликтом» автор подразумевает «столкновение двух, трех и более разных по характеру, сущности и задачам сил с целью реализации их интересов в условиях противодействия. Силами (или субъектами) конфликта могут быть группы (большие или малые) людей, как правило, одной национальности и одной религии, организованные в политические, религиозные, национальные, общественные и т. д. объединения (общества), возникающие на неформальной основе и преследующие конкретные цели. Межнациональный конфликт возникает чаще всего в результате столкновения (conflictus в пер. с лат. – столкновение) разных точек зрения на один и тот же вопрос. В результате получается «схватка» идей, взглядов, теорий, где используются всевозможные методы и средства для победы» (Дзидзоев В. Д. Кавказ конца ХХ века: тенденции этнополитического развития (историко-политологическое исследование). Владикавказ,2000, С. 14).

[2] Под «межнациональной войной» подразумевается «масштабное социально-политическое явление, представляющее собой жесточайший акт разрешения территориальных, национальных, религиозных и других противоречий между народами (в том числе в одной федерации) вооруженными средствами. Вопросы, связанные с межнациональными войнами на территории одной федерации (государства), до сих пор не разработаны. Поэтому нет теории, концепции, более или менее четких взглядов на происхождение межнациональной войны, ее источников и причин. Сущность, содержание, характер, место и роль межнациональной войны в обществе также мало исследованы и ждут своего научного анализа и освещения. Межнациональная война, по нашему убеждению, порождается глубинными причинами, носящими как объективный, так и субъективный характер. Ее содержание соответствует национально-стратегическим целям, достигаемым насильственными (вооруженными) методами. Главным орудием ведения межнациональной войны в масштабах одной страны являются незаконные (т. е. непредусмотренные конституцией государства) вооруженные формирования (боевики), способные вести активные боевые действия. Межнациональная война приводит к большим человеческим жертвам, утрате материальных и духовных ценностей, созданию «образа врага», разрушительно воздействует на общественно-политическую, межнациональную обстановку не только в зоне боевых действий, но и в стране в целом» (Дзидзоев В. Д. Национальные отношения на Кавказе (Издание второе ). Владикавказ, 1998, С. 200).

[3] Ментешашвили А. М. Из истории взаимоотношений грузинского, абхазского и осетинского народов (1918-1921 гг.).Тбилиси,1990; Жоржолиани Г., Тоидзе П., Лекишвили С., Матарадзе Л., Хоштария-Броссе Э. Исторические и политико-правовые аспекты грузино-осетинского конфликта и основные пути его урегулирования. Тбилиси,1992; Осетинский вопрос (сборник трудов). Тбилиси,1994; Сиукаев Н. В. Две трагедии Южной Осетии. Владикавказ,1994; Из истории осетино-грузинских взаимоотношений (составители: Гаглойти Ю. С., Джиоев М. К., Чибиров Л. А. и др.). Цхинвал,1995; Чочиев А. Р. Уроки игры на бойне. Цхинвал,1993; Его же. Осетино-русская тема этноперестроечных уроков. Пичиджэн, 1991 и др.

[4] Автор диссертации считает, что к началу 90-х годов ХХ века Южная Осетия фактически уже не входила в состав Грузии.

[5] Дзидзоев В. Д., Кадилаев А. М. В поисках национального согласия. Махачкала,1992.

[6]Там же, С.24-25; 44- 48; 51-52;56-86 и др.

[7] Дзидзоев В. Д. К вопросу о «двух братских народах»// Дарьял (г. Владикавказ),1995, №2, С. 185-205; Его же. Национальная политика: уроки опыта._Владикавказ,1994;1997;2002; Его же. Украденная история//Дарьял, г. Владикавказ,1998,№2, С.150-182; Его же. Итоги фальсификации ( из истории грузино-осетинских отношений и попыток их сознательного искажения) //Дарьял, г. Владикавказ,1999,№4,С.132-152; Его же. Кавказ конца ХХ века: тенденции этнополитического развития(историко-политологическое исследование).(Владикавказ, 2000;2004); Его же. Политическая мифология современной историографии Кавказа//Научная мысль Кавказа (г. Ростов – на -Дону),2004,№4, С.33-43; Его же. Южная Осетия в ретроспективе грузино-осетинских отношений (в соавторстве с К. Г. Дзугаевым). Цхинвал,2007 и др.

[8] Блиев М. М. Осетино- грузинский конфликт. Его социальные истоки//Блиев М. М. Осетия, Кавказ: история и современность ( сборник избранных трудов). Владикавказ,1999,С. 246-252; Его же. Грузино-осетинский конфликт. Миротворческий процесс// Блиев М. М. Указ. соч. , С.262-269; Его же. Открытое письмо Звиаду Гамсахурдиа, политзаключенному, временно освобожденному //Блиев М. М. Указ. соч., С.270-276; Его же. О национальных интересах ( в соавторстве с Р. С. Бзаровым)// Блиев М. М. Указ. соч., С. 316-330; Его же. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. М.,2006 и др.

[9] Гаглойти Ю. С. Южная Осетия ( к истории названия). Цхинвал, 1993;Его же. Проблемы этнической истории южных осетин. Цхинвал, 1996; Его же. Алано-Георгика ( сведения грузинских источников об Осетии и осетинах). Владикавказ,2007 и др.

[10] Техов Б. В. Осетины – древний народ Кавказа (Истоки. Культура. Этнос). Цхинвал,1993.

[11] Дзайнукова М. И. Проблема национального самоопределения южных осетин (1918- 2002). Автореферат канд. дисс. Владикавказ, 2002.

[12] Санакоев И. Б. Истоки и факторы эволюции грузино-осетинского конфликта. Владикавказ,2004.

[13] Тедеева У. Ш. Грузино-осетинский конфликт: исторические и социальные предпосылки. Автореферат канд. дисс. Владикавказ, 2006.

[14] Плиева Ф. А. Политический аспект разрешения вооруженных конфликтов в контексте национального самоопределения (на примере Южной Осетии). Автореферат канд. дисс. Краснодар,2008.

[15] Тадтаев Т. В. Социально-экономические и демографические процессы в Южной Осетии (1861-1991 гг.). Автореферат канд. дисс. Владикавказ,2009.

[16] Джуссоев Р. Дзайнукова М., Кулова М., Плиев А., Санакоев И. Грузино-осетинский конфликт: история и современность. М., 2007.

[17] Южно-Кавказский институт региональной безопасности. Проблемы и перспективы развития грузино-осетинских отношений. Спец. выпуск. 2004.

[18] Галазов А. Х. Ключи мира на Кавказе – в Кремле//Завтра, 2004, №24, июнь.

[19] Гутнов Ф. Х. Осетия в ХХ1 веке. Вызов времени//Дарьял, г. Владикавказ, 2008, №2.

[20] Сиукаев Н. В. Две трагедии Южной Осетии. Владикавказ, 1994.

[21] Чочиев А. Р. Уроки игры на бойне. Цхинвал, 1994.

[22] Кадохов В. Т. К вопросу о природе и перспективах конфликта в Южной Осетии// Северная Осетия, 2004, 12 июля.

[23] Чибиров Л. А.О времени, о людях, о себе (записки первого президента).Научно-популярное издание. Владикавказ, 2004.

[24] Автор диссертации считает, что в 1989-1992 гг. Грузия вела войну против Южной Осетии. Внимание на этом акцентируется по той причине, что до сих пор во многих исследованиях, а также в СМИ эта война классифицируется по разному, например, «конфликт», «события 1989-1992 гг. в Южной Осетии», «грузино-осетинское противостояние» и т. д.

[25] Поздняков Э. А. Философия политики М.,1994; Клаузевиц К. фон. О войне. М-СПб.2003; Морально-этические нормы. Война. Окружающая среда. Сборник статей. Пер. с англ. М.,1989; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 1994.

[26] Дагомысские соглашения – документ, подписанный в Сочи 24 июня 1992 г. между РФ, Грузией, Северной Осетией и Южной Осетией, согласно которому в зону грузино-осетинского конфликта были введены трехсторонние миротворческие силы для разделения противоборствующих сторон.

[27] Сиукаев Н. В. Уроки истории // Южная Осетия. 1992,25 апреля.

[28] Сахаров А. Д. Актуальное интервью // Огонек,1989, №31 (3236).

[29] Солженицын А. И. Как нам обустроить Россию // Литературная газета, 1990, №38.

[30] Сахаров А. Д. Актуальное интервью // Огонек,1989, №31 (3236).

[31] Гудава Т. Грузия: горят красные флаги // Новое русское слово,1989,24 ноября.

[32] Чибиров Л. А. Указ. соч. , С 97.

[33] Кванчилашвили Т. Что будет потом? // Литературули Сакартвело, 1988, 30 сентября (на груз. яз.).

[34] Сто сорок томов против версий // Советская Россия, 1991, 15 марта.

[35] Дорогие абхазские друзья // Литературули Сакартвело,1989, 5 май (на груз. яз).

[36] Заключение комиссии по расследованию обстоятельств, происшедших 23 ноября 1989г. и последующий период. Х111 сессия Совета Народных Депутатов Юго- Осетинской Автономной Области // Южная Осетия, 1990, 13 июня

[37] Заключение комиссии по расследованию обстоятельств, происшедших 23 ноября 1989г. и последующий период. Х111 сессия Совета Народных Депутатов Юго – Осетинской Автономной Области // Южная Осетия, 1990, 13 июня.

[38] Там же.

[39] Там же.

[40] Заключение комиссии по расследованию обстоятельств, происшедших 23 ноября 1989г. и последующий период. Х111 сессия Совета Народных Депутатов Юго – Осетинской Автономной Области // Южная Осетия, 1990., 13 июня.

.

[41] Заключение комиссии по расследованию обстоятельств, происшедших 23 ноября 1989г. и последующий период. Х111 сессия Совета Народных Депутатов Юго-Осетинской Автономной Области // Южная Осетия, 1990., 13 июня.

[42] Чибиров Л. А. Указ. соч., С. 103.

[43] Кавказский дом, 1992, №30, октябрь.

[44] Молодежь Грузии, 1989, 25 ноября.

[45] Литературули Сакартвело, 1989, 1 декабря ( на груз. яз.).

[46] Сиукаев Н. В. Уроки Истории //Южная Осетия, 1992,25 апреля.

.

[47] Кабути А. Академик Сахаров, грузинские неформалы и террор в Южной Осетии//Ариаг Мон, 1990,№1, март.

[48] Чибиров А. Л.Указ. соч., С.108.

[49] Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», № 1401-1, от 3 апреля 1990 г.

[50] Научный архив Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований, ф. А. Г.Маргиева, оп. 1, д. 26, С. 8.

[51]Научный архив Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований, ф. А. Г.Маргиева, оп. 1, д. 26, С. 8.

[52] Натадзе Н. Интервью журналистам // Заря Востока, 1990, 22 декабря.

[53] Малюшкин Г. Так это начиналось // День,1992, №12, 28 марта.

[54] Там же.

[55] Южная Осетия: и кровь и пепел… М.,1991, С.36.

[56] Там же.

[57] Указ Президента СССР М. С. Горбачева «О некоторых законодательных актах, принятых в декабре 1990 года в Грузинской СССР» // Правда, 1991,.9 января.

[58] Очирова, Т. Джиошвили Д. Южная Осетия: братоубийство // Литературная Россия, 1991, №6 (1462), 8 февраля.

[59] Там же.

[60] Абаев В. И Трагедия Южной Осетии//Независимая газета.1991, 20 мая.

[61] Ответ Гамсахурдиа // Известия,1991, 25 февраля.

[62] Гамсахурдиа З. «Обращение к абхазскому и осетинскому народам»// Вестник Грузии, 1991, №30, 12 марта.

[63] Асташкин Н. Последний перевал перед съездом // Красная Звезда, 1991, 27 марта.

[64] Выступление З. Гамсахурдиа по грузинскому телевидению 25 марта 1991 года // Вестник Грузии, 1991, 27 марта.

[65] Попытка урегулировать обстановку в Южной Осетии // Известия, 1991, 26 марта.

[66] Южная Осетия в блокадном кольце// Экспресс хроника, 1991, №49 (226).

[67] Там же.



Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника