Исторический опыт и уроки формирования двусторонних отношений Российской Федерации со странами СНГ (1992-1999 гг.)

Образование и науки | Эта статья также находится в списках: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , | Постоянная ссылка

Акопян Аршак Роландович

Исторический опыт и уроки формирования

двусторонних отношений Российской Федерации

со странами СНГ (1992-1999 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре истории факультета социологии, экономики и права Московского педагогического государственного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Шушарина Ольга Петровна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Чайка Михаил Анатольевич

кандидат исторических наук

Гугелев Денис Александрович

Ведущая организация: Московский государственный университет

им. М. В. Ломоносова

Защита состоится __ сентября 2010 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571, Москва, пр. Вернадского, д.88, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, Малая Пироговская ул., д.1.

Автореферат разослан «____» августа 2010 года

Ученый секретарь

диссертационного совета Киселева Л. С.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Распад СССР и образование на его месте новых независимых государств явились фактором дестабилизации системы глобальных, региональных, межнациональных, экономических и культурных связей. Произошел разлом единого политического и этнокультурного пространства, в результате которого обострился комплекс противоречий на территории бывшего СССР. На современном этапе все более очевидной для политических элит новых независимых государства становится необходимость формирования и углубления двусторонних отношений между странами СНГ.

Стабилизация ситуации на постсоветском пространстве имеет особое значение с точки зрения национальных интересов Российской Федерации. После 1991 г. Россия превратилась из сверхдержавы в региональное государство. Страна ослабла экономически, произошло сокращение валового внутреннего продукта, оказались разрушенными укреплявшиеся десятилетиями экономические, межнациональные, культурные связи. За пределами России остались десятки миллионов этнических русских. Нерешенной до сих пор остается проблема беженцев. Решение комплекса противоречий, накопившихся на постсоветском пространстве после распада СССР, невозможно без углубления двусторонних отношений между странами СНГ, тем более, что идея интеграции по-прежнему имеет немало сторонников во всех странах, образовавшихся на постсоветском пространстве.

Степень изученности проблемы. После распада Советского Союза процесс научного осмысления двустороннего сотрудничества России со странами ближнего зарубежья не поспевал за стремительным развитием ситуации на постсоветском пространстве. Несмотря на актуальность данной проблемы, историческое исследование темы еще только начинается.

В российской историографии выделяется несколько направлений, исследующих становление и развитие двусторонних связей России со странами СНГ. Первое направление оформилось в начале 1990-х гг., когда большая часть исследований освободилась от идеологического давления, свойственного советскому времени, и начала пополняться новыми источниками. В эти годы вышло в свет значительное количество трудов и публикаций об успехах и противоречиях развития политического, экономического и культурного сотрудничества с бывшими республиками СССР.[1]

Важное направление составляет комплекс работ, посвященных разработке стратегии внешней политики России на постсоветском пространстве.[2] В данном блоке публикаций заслуживают внимания работы российских ученых по проблемам формирования правовых, экономических и социокультурных отношений России и стран ближнего зарубежья в 1990-е гг.[3] Немалый интерес исследователей вызывают особенности проведении диалога на высшем уровне, в том числе, во время встреч глав государств СНГ.[4]

Важное историографическое направление составил обширный круг трудов и публикаций 1990-х гг., в которых исследовался непростой процесс формирования новой общественно-политической системы, созданной после распада СССР.[5] В массиве этих работ наибольший интерес для изучаемой темы представляют исследования, посвященные формированию национальных элит, особенностям социально-экономического и политического реформирования стран СНГ.[6] В 1990-е гг. были созданы весомые системные исследования по экономической, культурной политике,[7] в том числе работы проф. В. И. Жукова о развитии России в контексте мировой цивилизации и диалектике зависимости социальной модернизации, образования, науки, и их влиянии на современные социокультурные и информационные процессы, в том числе на постсоветском пространстве.[8]

В середине 1990-х гг. началось переосмысление последствий распада единого политического пространства СССР. В это время возникла необходимость научного анализа новых тенденций в процессе взаимодействия России с новыми государствами ближнего зарубежья.[9] Интерес исследователей к данной проблематике подтверждается появлением комплекса серьезных работ, освещающих стратегию власти на постсоветском пространстве.[10] Следует признать, что определенным пробелом в историографии 1990-х гг. являлось отсутствие специальных исследований личной позиции Президента Б. Н. Ельцина и его окружения в вопросе о развитии СНГ.

Особый интерес представляют исследования российской политики по защите прав соотечественников за рубежом.[11] Исследователи уделяли большое внимание состоянию русскоязычного образования и информационной сферы, состоянию русской культуры, функционированию русского языка в странах СНГ.[12]

Поскольку проведенный обзор литературы по теме исследования выявил ряд пробелов в историографии, автор, с учетом этого, ставит своей целью анализ исторического опыта формирования и развития двусторонних связей Российской Федерации со странами СНГ в 1992-1999 гг.

На пути к цели определены следующие задачи:

- выявить концептуальные основы политики Российской Федерации в отношении стран СНГ;

- показать приоритетные направления развития двусторонних экономических связей Российской Федерации со странами СНГ;

- с различных точек зрения рассмотреть поиски путей углубления сотрудничества стран СНГ в сфере культуры.

Источниковая база диссертации разнообразна, ее составляют как опубликованные, так и архивные документы и материалы. Основное значение в работе придавалось законам и законодательным актам Российской Федерации, отражающим тенденции и противоречия развития ее связей со странами ближнего зарубежья. В качестве источников, использовалась законодательно-правовая база политического, экономического и культурного сотрудничества: федеральные законы, указы и распоряжения Президента Российской Федерации, документы Государственной Думы и постановления Правительства Российской Федерации.[13]

Помощь в работе над диссертацией оказали официальные публикации в подведомственных МИДу изданиях («Международная жизнь», «Дипломатический вестник», Бюл­летень консультативного совета субъектов Федерации по международным связям). Весомым источником в рамках исследования проблемы оказались материалы Комитета по международным связям Го­сударственной Думы, Российского института стратегических исследований, а также документы и материалы аналитического и прогностического характера ряда общественных организаций. В числе архивных источников – фонды Государственного архива Российской Федерации, материалы текущего архива Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Существенной частью источниковой базы диссертации явилась периодика.

Хронологические рамки исследования охватывают сложный период формирования и развития двусторонних связей Российской Федерации со странами СНГ в 1992-1999 гг. Выбор данного этапа определяется стремлением автора проследить борьбу интеграционных и дезинтеграционных начал на постсоветском пространстве в условиях преодоления кризиса переходного времени 1990-х гг., затронувшего в той либо иной степени все страны СНГ.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые в отечественной историографии на основе анализа обширного массива архивных и опубликованных документов поставлена и решена проблема формирования и развития двусторонних связей Российской Федерации со странами СНГ в 1992-1999 гг.

Автор делает вывод о том, что при высокой заинтересованности в двустороннем сотрудничестве с Россией, лидеры стран нового зарубежья после распада СССР в силу политической инерции еще долгое время воспринимали РФ как потенциальную угрозу своему суверенитету и территориальной целостности. В значительной степени подобные настроения подогревались националистической интеллигенцией и западными партнерами стран СНГ. Однако по мере становления независимых институтов государственной власти в бывших республиках их руководство выражало все большую готовность к возобновлению активных политических, экономических и культурных связей с Россией.

Стремительные темпы дезинтеграции на постсоветском пространстве во многом зависели от действия субъективных факторов, в числе которых автор выделяет антироссийские позиции новых этноэлит, пришедших к власти в конце 1980-х – начале 1990-х гг., и стратегический курс стран Запада, опасавшихся неоимперских амбиций России. В работе подчеркивается, что решение о ликвидации СССР в декабре 1991 г. приняли руководители трех славянских республик — России, Украины и Белоруссии, несмотря на то, что почти 4/5 принявших участие в референдуме (март 1991 г.) высказались за сохранение союзного государства.

Проведенное исследование позволило выявить устойчивую тенденцию к сокращению торгового оборота России со странами ближнего зарубежья в 1990-е гг., что объяснялось не только экономической дезинтеграцией постсоветского пространства и существенными различиями в уровне развития бывших республик, но и расхождением их мнений относительно перспектив экономического сотрудничества с Россией. Определенное противодействие интеграционным тенденциям оказывала возросшая активность капитала стран Запада, который прочно внедрился на рынки государств Содружества.

Развитие культурных связей России со странами СНГ рассматривается автором как важный фактор стабилизации политических отношений, целенаправленного вовлечения творческой интеллигенции стран ближнего зарубежья в орбиту культурной жизни России. Несмотря на временную политическую дезинтеграцию, общность культурного наследия бывших республик СССР обязывала постепенно развивать и совершенствовать сферу культурного сотрудничества, восстанавливать ранее утраченные связи. В результате культура стала важным фактором в политическом диалоге России с ближайшими соседями.

Рост влияния России на постсоветском пространстве автор связывает не только с силой исторической традиции, но и со стремлением стран СНГ преодолеть свою отчужденность от международных политических, экономических и культурных центров в условиях углубления глобализационных процессов и перехода к информационному обществу. По мере становления новых политических элит в ближнем зарубежье происходит их поступательная переориентация на сотрудничество с Россией, которая к концу 1990-х гг. играла роль интеграционного центра постсоветского пространства.

Методологическую основу исследования составляет совокупность идей, относящихся к диалектико-материалистическому пониманию теории и истории. Все политические процессы и события раскрываются автором в исторической последовательности на общеисторическом фоне. В ходе исследования применялся метод системного анализа, позволивший восстановить историческую ретроспективу событий, а также методы периодизации, сравнительно-исторического анализа и смежных исторических дисциплин.

Научное и практическое значение исследования состоит, прежде всего, в накоплении исторического знания по актуальной проблеме исторической науки, а также в том, что результаты исследования позволяют составить комплексное представление об основных тенденциях взаимодействия Российской Федерации со странами ближнего зарубежья в сложный период 1990-х гг. Материалы диссертации могут быть использованы в процессе создания учебников и учебных пособий, преподавании курсов: отечественная история России, социаль­но-политическая история России, при разработке и чтении спецкурсов по истории международного сотрудничества новейшего времени.

Апробация работы. Важнейшие аспекты диссертации изложены в статьях и тезисах выступлений автора. Диссертант принимал участие в межвузовских и республиканских научных конференциях, на которых выступал с докладами по проблемам формирования и развития двусторонних связей Российской Федерации со странами ближнего зарубежья в 1992-1999 гг.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, обозначаются цель и задачи, определяется степень научной разработки проблемы, характеризуются хронологические рамки, рассматривается научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе – «Концептуальные основы политики Российской Федерации в отношении стран СНГ» – показано, что согласно так называемой «доктрине Ельцина» линия на интеграцию со странами СНГ являлась приоритетным направлением внешнеполитической стратегии России.[14] Важным интегрирующим фактором являлась высокая степень экономической и культурной взаимозависимости, которая в измененной форме сохранилась после распада бывшего СССР.

Распад Советского Союза поставил российское руководство перед необходи­мостью сформулировать цели и задачи РФ в отношении бывших советских респуб­лик, которые совсем еще недавно вместе с РСФСР составляли единое целое. На пер­вом этапе содержание внешней политики России с конца 1991 г. до начала 1994 г. определялось задачами разрыва с советским прошлым и разделом советского имущества, скорейшего признания Западом легитимности независимой России. С этой точки зрения создание СНГ обеспечивало мирные формы развода бывших союзных республик и легитимность постсоветских элит в странах Содружества. На втором этапе политики России в отношении стран ближнего зарубежья в 1994-1996 гг. происходит осознание всего спектра проблем на пространстве бывшего СССР, ко­торые российское руководство не могло игнорировать и которые непосредственно затрагивали российские интересы. Попытки узкого круга в руково­дстве Б. Н. Ельцина решать эти проблемы путем организации пространства СНГ в соответствии со своими представлениями вызывали опасения, и стран СНГ, и Запада в возрож­дении неоимперских амбиций России.

Период 1991-1994 гг. характеризуется разрывом производственных, социальных и культурных связей, поиском бывших советских республик своего места на посткоммунистическом пространстве. Разбегание государств, входящих в СНГ, было обусловлено рядом факторов — как объективных, так и субъективных. Приватизация предприятий союзного значения, расположенных на территории независимых государств, нарушение кооперационных связей (вкупе с другими обстоятельствами и процессами) привели к глубокому кризису экономик республик. Беловежские подписанты (Ельцин, Кравчук, Шушкевич) неоднократно подчеркивали, что СНГ — не государство, не федерация, а международная организация. Российские либералы-реформаторы, в частности министр иностранных дел А. В. Козырев, советовали Б. Н. Ельцину встать на прозападный путь развития, «вступить в клуб» западных государств. В 1996 г. президент Казахстана Н. Назарбаев, выступая на 5-летнем юбилее СНГ, говорил с сожалением, что Россия потеряла шанс стать центром, ядром СНГ, потому что она руководствовалась постулатом: «Россия должна освободиться от «балласта», т. е. большинства советских республик». В 1993 г. была ликвидирована «рублевая зона» усилиями в основном России.

Исследование показало, что в исследуемый период российское руководство рассматривало СНГ как некий институт, призванный способство­вать культурной, экономической и политической интеграции государств, возникших на терри­тории бывшего СССР, за исключением трех прибалтийских республик – Латвии, Эстонии и Литвы. В данной связи, Россия претендовала на особый характер отношений со странами ближнего зарубежья.[15] В то же время, бывшие советские рес­публики получили признание со стороны ООН и являлись независимыми от Рос­сии государствами, имеющими такие же права, как и все остальные страны.

Второй период (1994-1999 гг.) отличался усилением интеграционных связей между РФ и странами, входящими в СНГ. Их вектор можно определить следующим образом: от Таможенного Союза России, Казахстана, Белоруссии, Киргизии и Таджикистана (1996 г.) к Евразийскому экономическому сообществу (2000 г.). Декларативно провозглашалась цель воссоздания единого экономического пространства, где свободно перемещаются товары, капитал и рабочая сила.

В этот период были приняты сотни различных документов. Наиболее важные из них — межправительственные соглашения о формировании зоны свободной торговли, о таможенном и платежном союзах, поддержке производственной кооперации предприятий и отраслей стран СНГ, создания транснациональных хозяйственных и финансовых культур. Исключительную роль сыграл и Указ Ельцина от 14 сентября 1995 г. «Об утверждении стратегического курса РФ с государствами — участниками СНГ», в котором впервые после распада СССР восстановление многогранных связей и форм интеграции, взаимовыгодное экономическое сотрудничество были признаны высшими приоритетами внутренней и внешней политики России в ближнем зарубежье. Вместе с тем, российское руководство за весь ельцинский период президентства так и не смогло сформировать позицию по выработке эффективной модели многостороннего международного сотрудничества. Все очевиднее становилось стремление новых независимых государств дистанцироваться от РФ. Начало положила Украина, за ней последовал Азербайджан, затем Грузия и др. Многочисленные попытки развернуть интеграцию в рамках Содружества не дали практических результатов. Очередные соглашения, договоры и протоколы легко и быстро подписывались, после чего их никто не выполнял. Завязло на стадии согласования большинство проектов взаимовыгодного экономического сотрудничества, особенно связанные с совместным использованием природных ресурсов, а реализуемые испытывают немалые трудности.[16]

Указанный период характеризуется, несмотря на противоречивые и попятные движения, наращиванием законодательной базы как двусторонних, так и многосторонних отношений. По инициативе Назарбаева Россия, Белоруссия, Киргизия и Таджикистан стали выделять разноскоростную и разноуровневую интеграцию в рамках аморфного СНГ. Движителями нового интеграционного ядра (Экономического, Таможенного Союза, ЕврАЭС) выступили Россия и Казахстан.

Помимо экономических, перед СНГ обозначались проблемы стратегические (выборы союзников, решение совместных оборонно-стратегических проектов), а также политические (поиск механизмов решения спорных проблем и конфликтов политическими средствами и методами). Несмотря на то, что некоторые участники СНГ (например, Казахстан), казалось бы, считают Россию своим стратегическим союзником, ряд из них имеют ориентацию на НАТО (Азербайджан, Грузия, Украина). Говоря о политическом аспекте, Россия втянулась в решение конфликтов на территории СНГ (Карабах, Абхазия, Приднестровье, Таджикистан).

В условиях глобализации, взаимозависимости и взаимопроникновения экономик, усиления угроз со стороны исламских экстремистов, укрепления безопасности южных границ СНГ во второй половине 90-х годов ХХ в. участники-государства Содружества столкнулись с рядом малоизвестных проблем. Это, прежде всего, транснациональная организованная преступность, охватывающая торговлю наркотиками, оружием, «отмыванием» доходов, полученных преступным путем, незаконным сбытом ядерных материалов и т. д., всплеск международного терроризма и религиозного экстремизма. Решить указанные проблемы был призван Договор о коллективной безопасности (ДКБ), заключенный еще в 1992 г. В настоящее время в него входят 6 стран СНГ, т. е. половина его участников. В 1999 г. из его состава вышли по ряду причин Азербайджан, Грузия и Узбекистан. В ходе функционирования ДКБ (наряду с восточноевропейским, кавказским) на первое место по значимости вышло центральноазиатское направление. В 1997 г. постсоветская Азия столкнулась в лице талибов с серьезной угрозой ее территориальной целостности. Проникновение исламских боевиков на территорию Узбекистана и Киргизстана в 1999 г. выявили небоеспособность и других участников альянса. Стремление ряда центральноазиатских режимов (Туркменистана, Казахстана) «заигрывать» с талибами не сняли остроту угрозы исламского терроризма, что подтвердили последующие события в регионе. Выявились налицо «внешнеполитические метания» официальной Астаны: с одной стороны, она декларировала приверженность созданию на базе ДКБ коалиционных миротворческих сил на южных рубежах Содружества, с другой — фактическое признание «Талибана» в качестве главной политической силы и переговоры с военным режимом генерала Мушарака.

Во второй половине 1990-х гг. содержание политики Рос­сии в отношении стран ближнего зарубежья задавалось двумя факторами: во-первых, полным крахом надежд на интеграцию в рамках СНГ, во-вторых, обострением экономического и полити­ческого соперничества России и Запада в этом регионе. Во взглядах российской политической элиты происходит поворот от интеграционной эйфории к прагма­тизму, к акценту на двусторонние отношения в рамках СНГ.

Во втором разделе – «Приоритетные направления развития двусторонних экономических связей Российской Федерации со странами СНГ» – показано, что идея более тесного экономического сотрудничества бывших советских республик возникла почти одновременно с образованием СНГ. Согласованный курс на тесное взаимодействие и интеграцию по широкому кругу вопросов экономического и социального развития был закреплен в Уставе СНГ и многочисленных соглашениях, подписанных главами государств Содружества. В сентябре 1993 г. странами СНГ был заключен договор о создании Экономического союза, который предусматривал поэтапное формирование в странах-участницах однородной рыночной среды, общего экономического пространства и обеспечения свободного перемещения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.[17]

Исследование показало, что вопреки официально объявленному принципу приоритетности постсоветского пространства для России,[18] в 1990-е гг. проявилась тенденция сокращения общего товарооборота стран СНГ. После распада единого советского экономического пространства бывшие республики продвигались к рыночной экономике разными путями и с различной скоростью. Серьезным препятствием в развитии внешней торговли России со странами ближнего зарубежья являлось сокращение общего ВВП более чем на 40%, промышленного производства на 50%.[19] В результате кризиса произошла масштабная переориентировка стран СНГ на государства дальнего зарубежья как в сфере внешней торговли, так в области инвестиционной деятельности.[20] Контроль западными фирмами важных позиций в экономике партнеров России по СНГ сдерживал процесс инвестиционного сотрудничества в рамках Содружества и препятствовал более тесному межгосударственному переплетению капиталов. Например, на Украине среди зарубежных инвестиций доля России – около 4%, в то время как удельный вес США – 21%, ФРГ – 14%. В Азербайджане, Армении, Кыргызстане российская доля составляет менее 1%, а западные инвестиции превышают ее в десятки раз.[21] Дезинтегрирующим фактором являлась разнонаправленность геополитических и геостратегических интересов государств Содружества, показанная автором на примере Азербайджана, Грузии, Молдавии и Украины.

Этнократические тенденции в руководстве большинства независимых государств оказали серьезное воздействие на ухудшение экономической ситуации. Началось выдавливание этнических русских и русскоязычных из верхних эшелонов власти, власти на местах, особенно в среднеазиатских республиках, Молдавии. Впрочем, никто не может точно сказать, сколько же русских оказалось в ближайшем зарубежье, сколько переместилось на историческую родину. По разным подсчетам, число наших соотечественников и русскоязычных за рубежом составляет от 25 до 125 млн. человек.[22] Довольно расплывчатая статистика хранится в МИДе РФ, в которой четко прослеживается только одна тенденция — ассимиляция русских и причисление их то к «русскоязычным», то к «этническим россиянам», то к «соотечественникам».[23]

Отношения западных стран, особенно США к объединению государств в постсоветском пространстве с самого начала существования СНГ было резко отрицательным. Они рассматривают реинтеграцию как проявление имперских амбиций России. США использовали различные случаи и поводы, чтобы создать барьеры в межгосударственных и двусторонних отношениях в рамках СНГ. Особенно американских геополитиков, в частности З. Бжезинского, волновало сотрудничество России с Украиной. Да и сами республики, входящие в Содружество, ведут работу против экономического и политического влияния России на посткоммунистическом пространстве.[24]

В числе основных факторов, препятствовавших экономической интеграции, автор отмечает резкое различие стран СНГ по уровню развития народного хозяйства. В рамках СНГ Россия выступала в качестве донора, что проявлялось в финансировании задолженности, льготных условиях кредита и других преференциях. При этом часто возникали трения, связанные с задержкой своевременной оплаты поставок, что сдерживало развитие общей торговли.[25] Только к концу исследуемого периода на постсоветском пространстве в основном удалось преодолеть действие центробежных сил, деформировавших интеграционный процесс.

На рубеже 1990-2000-х гг. необходимость расширения внешнеэкономических связей России со странами СНГ стала очевидным фактором, поскольку базировалась на экономической целесообразности. Немаловажным интегрирующим фактором являлась растущая заинтересованность товаропроизводителей СНГ в расширении деловых контактов между регионами государств Содружества, между отдельными предприятиями, а также в объединении ресурсов для выполнения совместных крупных проектов.

Сравнительная оценка изменения ситуации в государствах Содружества, реализующих разные схемы рыночных реформ показала, что среди крупных и средних стран по совокупности основных экономических показателей лучше выглядели те, кто придерживался умеренно либерального курса, а это Узбекистан, в меньшей степени Казахстан, а также Беларусь, где продолжался рост производства и доходов населения. В состав этой группы в последние годы по многим параметрам экономической политики вошла и Россия, руководство которой после финансового кризиса 1998 г. отказалось от упрощенных рецептов радикального либерализма. Корректировка практики российских реформ выразилась в усилении государственного регулирования экономики, поддержке отечественных производителей, проведении более осмотрительной финансовой и денежной политики, большей увязке институциональных и структурных преобразований с социальными требованиями.

Во третьем разделе – «Поиски путей углубления сотрудничества стран СНГ в сфере культуры» – показаны конкретные меры правительства, направленные на социокультурную консолидацию постсоветского пространства.

В разделе подчеркивается, что идея более тесного культурного сотрудничества бывших советских республик возникла почти одновременно с образованием СНГ. Согласованный курс на тесное взаимодействие и интеграцию по широкому кругу вопросов культурного и социального развития был закреплен в Уставе СНГ и многочисленных соглашениях, подписанных главами государств Содружества.[26]

Автором проанализирован комплекс причин, препятствовавших активизации культурного сотрудничества на постсоветском пространстве. В частности, как показало исследование, процесс развития культурных связей был осложнен слабой правовой базой, нечеткой культурной политикой республик, политическим консерватизмом ряда политических лидеров, неразработанностью теоретических проблем культурной деятельности общественных организаций. Ситуация часто осложнялась тенденциозностью национальных элит, стремлением к культурной, национальной, образовательной обособленности своих территорий. Линию поведения бывших республик в вопросах культурного сотрудничества порой определяли не насущные, практические проблемы регионального развития, а стремление самоутвердиться, приобрести особый статус и политическую значимость.

Новые политические элиты, пришедшие к власти в национальных республиках и заинтересованные в сохранении своей политической независимости, часто были не готовы к активизации диалога с Россией в культурной сфере. Автор отмечает, что после распада Советского Союза в большинстве стран Центральной Азии и Кавказа начался стремительный процесс демодернизации общества, негативным последствием которого стало среди прочего угасание русской культурной традиции, образования на русском языке. Этот процесс характерен для всех постсоветских государств вдоль южной границы России, но наиболее актуален для Центральной Азии. Не абсолютизируя роль русской культурной традиции для развития центрально-азиатского и закавказского обществ, вместе с тем нельзя уйти от признания того, что принятие этой традиции способствовало их модернизации, а сама она стала для местных народов средством приобщения, пусть и в урезанном виде, к европейской культуре.[27] Ключевая роль России в приобщении многих стран нового зарубежья к мировой и общеевропейской культуре, в частности, определяет природу исторической общности всех народов постсоветского пространства.[28]

Автор делает вывод о том, что курс руководства большинства стран нового зарубежья на создание моноэтнического и монолингвистического общества после распада Советского Союза к настоящему времени претерпел некоторую корректировку в позитивную сторону. Это обстоятельство создало условия для восстановления позиций русской культуры на постсоветском пространстве. Например, прибалтийским государствам пришлось соответствовать известным требованиям при вступлении в ЕС и НАТО и предпринять некоторые меры по нормализации гуманитарной обстановки. Аналогичные процессы наблюдались в странах Центральной Азии и Закавказья.

В начале 2000-х гг. наметилась тенденция к преодолению дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве. Продолжали развиваться новые направления и формы укрепления культурных связей. Сформированы Советы культурного и делового сотрудничества с Республикой Молдова, Украиной и Белоруссией. Успешно работали Межправительственные комиссии по сотрудни­честву в сфере культуры с Азербайджанской Республикой, Киргизской Республикой, Казахстаном.

В разделе показано, что одним из приоритетов российской политики в отношении стран ближнего зарубежья являлась поддержка развития русского языка как средства межнационального общения: «С учетом особой значимости русского языка, являющегося одним из мировых языков, а также средством межнационального общения на постсоветском пространстве и рабочим языком СНГ, Российская Федерация в соответствии с нормами международного права и общепринятой практикой принимает все возможные меры для поддержания статуса и расширения сферы использования русского языка, в том числе в качестве официального».[29]

Автор отмечает, что в исследуемый период положение русского языка в ближнем зарубежье претерпело серьезные изменения. С одной стороны, он по-прежнему остался важнейшим инструментом приобщения других народов к российской культуре, средством межнационального общения на постсоветском пространстве, инструментом диалога, одним из ключевых факторов формирования позитивного восприятия России. В то же время обозначились и тревожные тенденции, главным образом, в ряде стран СНГ и Прибалтики, в которых русский язык для значительной части населения являлся родным. В 1990-е гг. произошло сужение сферы использования русского языка, резко сократилась возможность получения на нем образования.[30]

Особенно стремительно «дерусификация» общества происходила в Прибалтийских странах. Принятие в 1995 г. закона «О государственном языке» в Литве и целенаправленная государственная политика утверждения в стране литовского языка в качестве единственного официального средства общения привели к тому, что к концу исследуемого периода русский язык утратил прежнюю ведущую роль. На практике он сохранил за собой функцию языка межнационального общения, но почти исключен из официального и информационного оборота. Число граждан Латвии, Литвы и Эстонии, владеющих русским языком, непрерывно сокращалось за счет подрастающего поколения молодых граждан, не изучавших русский язык в школе. Автор отмечает тенденцию сокращения количества учащихся в русских школах. В Литве с 1999 г. русский язык был исключен из перечня обязательных выпускных государственных экзаменов при окончании средней школы. Высшее образование на русском языке с дипломом государственного образца можно было получить лишь на филологических факультетах трех вузов по специальности русский язык и русская литература.[31]

Государственная поддержка русского языка в ближнем зарубежье во многом определялась заботой о соотечественниках, проживающих в новых республиках. За историю выстраивания своей государственной политики в отношении соотечественников, оказавшихся жителями нового зарубежья, Россией были задействованы и опробованы разнообразные формы и методы реагирования на ущемление их прав в сфере русского языка: от парламентских Заявлений (к примеру, «В связи с проводимой на Украине дискриминацией русского языка», 2001 г.) до всевозможных «круглых столов» и научно-практических конференций с приглашением представителей государств СНГ и Балтии.[32]

В Программе мер по поддержке соотечественников за рубежом, принятой Правительством Российской Федерации в 1996 г., среди задач по созданию условий для функционирования русского языка в государствах-участниках СНГ и государств Прибалтики ставился вопрос о продолжении переговоров о «придании русскому языку статуса второго государственного языка».[33] В 2002 г. по поручению Президента России были разработаны и утверждены «Основные направления поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом на 2002-2005 годы». Документ уже не ставил вопрос о «продолжении переговоров о придании русскому языку статуса второго государственного языка», зато наряду с зашитой прав и интересов соотечественников содержал ряд конкретных предложений финансовой и экономической поддержки развития гуманитарных, культурных, образовательных и информационных связей с соотечественниками. Документ определяет также конкретных исполнителей поставленных задач в лице различных министерств и ведомств Российской Федерации.[34]

В последние годы в странах ближнего зарубежья прослеживается тенденция к возврату интереса к русскому языку, сохранению русского языка как серьезной альтернативы традиционным в системе образования иностранным языкам – английскому, немецкому и французскому.

В заключении автор подводит итоги работы и предлагает рекомендации по дальнейшему научному анализу поставленной проблемы. В частности, отмечается, что по мере преодоления политического кризиса на постсоветском пространстве наметилась позитивная тенденция активизации двусторонних связей. Проведенное исследование показало, что данный процесс не завершен, но имеет тенденцию к расширению и углублению. Это предъявляет новые требования к политическому руководству России и других стран СНГ.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Работа, опубликованная в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Акопян А. Р. Тенденции и противоречия формирования двусторонних отношений Российской Федерации со странами СНГ (1992-1999 гг.) // Наука и школа. 2010. № 1. С. 94-103. (0,9 п. л.).

Статьи:

2. Акопян А. Р. Теория и практика формирования двусторонних связей Российской Федерации со странами СНГ в 1992-1999 гг. // Национальная идея на европейском пространстве в XX веке. Сб. трудов. М., 2008. С. 78-83. (0,7 п. л.).

3. Акопян А. Р. Приоритетные направления развития двусторонних экономических связей Российской Федерации со странами СНГ // Внешняя торговля. № 7. 2009. С. 83-86. (0,4 п. л.).

4. Акопян А. Р. Тенденции и противоречия сотрудничества стран СНГ в сфере культуры в 1990-е гг. // Материалы научной сессии факультета социологии, экономики и права МПГУ по итогам научно-исследовательской работы за 2008 г. Сб. научных трудов факультета социологии, экономики и права МПГУ. М.: Гном-Пресс. 2009. С. 12-18. (0,5 п. л.).

См.: Ашин Г. К. Правящая элита и общество // Свободная мысль. 1993. № 7; Основы демократии и власти. Под ред. д. и.н, проф. Г. С. Еськова. М., Союз. 1993; Еськов Г. С. Твои права, человек. М., Союз. 1993; Вачнадзе ГА. Секреты прессы при Горбачеве и Ельцине. М., 1992; Левада Ю. А. Элита и «масса» в общественном мнении: проблемы социальной элиты // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1994. № 6; Согрин В. Н. Политическая история современной России. 1985-1994: от Горбачева до Ельцина. М., Мысль. 1994.

[2] См.: Цыбуков В. Проблемы правопреемства в Содружестве Независимых Государств. М., 1994; Стратегический курс России с государствами – участниками Содружества Независимых Государств // Дипломатический вестник. 1995. № 10.

[3] См.: СНГ: цифры, факты, персоналии. Минск. 1998; Союз можно было сохранить. Белая книга. Документы и факты о политике М. С. Горбачева по реформированию и сохранению многонационального государства. М., 1995.

[4] См.: Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. Минск. 1992-1998; Даниленко И. С. Геополитика России и международное сотрудничество // Кентавр. 1994. №.

[5] См.: Теоретические основы внешнеполитической деятельности России. М., 2001; Пастухов В. Б. Перспективы посткоммунистического консерватизма и президентские выборы // Полис. 1996. № 2; Капустин Б. Г., Клямкин И. М. Либеральные ценности в сознании россиян // Полис. 1994. № 2; Афанасьев М. Н. Государство и номенклатура: попытка необходимых уточнений // Полис. 1996. № 2; Общественные науки и современность. 1998. № 1.

[6] См.: Писарев Е. П. Образование СНГ и судьба России. М., 1997; Жуков В. И., Еськов Г. С., Павлов B. C. и др. Социальная история России. М., Союз. 1999; Глазьев С. Ю. Россия и новый мировой порядок. М., Мысль. 1997.

[7] См.: Горлова И. И. Культурная политика в современной России: региональный аспект / Краснодар. гос. акад. культуры и искусств. Краснодар: Советская Кубань. 1998; Колпакова Н. Л. Государственная культурная политика в постсоветский период: цели, задачи, правовые основы // Роль государства в формировании современного общества. М., 1998.

[8] См.: Жуков В. И. Реформы в России: 1985-1995 гг. М., 1998; Он же. Российское образование: проблемы и перспективы развития М., Союз. 1998; Он же. Россия на пороге XXI в. М., 1995.

[9] См.: Жаров А. А. Модель двустороннего сотрудничества Российской Федерации со странами СНГ // Ученые записки Московского государственного социального университета. М., 1998; Пеструхин Н. А. Роль России на пространстве СНГ. М., 1995; Обновление политической системы России. Под ред. Анохина М. Г., Комаровского B. C. М. Наука, 1996.

[10] См.: Ивашев Л. Г. Эволюция геополитического развития России: исторический опыт и уроки. Дисс. д. и.н. М. 1999; Актуальные проблемы ХХ в. / Под ред. В. И. Добрынина. М., 1993; Зиядуллаев Н. Г. СНГ: опыт и итоги десятилетия // Свободная мысль. — XXI. 2002. № 4.

[11] См.: Международный опыт защиты соотечественников за рубежом. Мировая и отечественная практика. М., 2003.

[12] См.: Бацын В. К. К вопросу о мерах по поддержке Минобразованием России русскоязычного образования в государствах – участниках СНГ и государст­вах Балтии. М., 1997; Рефохин В. И. Проблемы международного сотрудничества в образова­нии. М., 1998; Антипов П. В. Русское и русскоязычное население в Казахстане // Полис. 2001. № 5; Формирование русских центров культуры и образования в Прибалтике // ОНС. 2003. № 9; Русская диаспора в странах ближнего зарубежья: сравнительно-исторический анализ // Русский мир. 2004. № 7; Серов Т. А. Адаптация русского населения к условиям проживания в странах нового зарубежья // Русский мир. 2005. № 1 и др.

[13] См.: Конституция РФ. М., 1993; Гражданский кодекс РФ. М., 1997; Закон РФ «Основы законодательства РФ о культуре» от 9 октября 1992 г. // Российская культура в законодательных и нормативных актах. М., 1998; Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 19 июня 1995 г. // Собрание законодательства РФ. М., 1995; Сборник документов и материалов по вопросам международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации/под ред. Е. В. Белова, В. Я. Орлова, Е. Ф. Гузеева – М.:”Научная книга“, 2002 и др.

[14] См.: Стратегический курс России с государствами – участниками Содружества Независимых Государств // Дипломатический вестник. 1995. № 10. С. 49.

[15] См.: Распоряжение Президента Российской Федерации «Об обеспечении единой внешнеполитической линии Российской Федерации в международных отношениях» // Российские вести. 1992. 19 ноября.

[16] См.: Зиядуллаев Н. Г. СНГ: опыт и итоги десятилетия // Свободная мысль. — XXI. 2002. № 4. С. 54-58.

[17] См.: Маркарян Р. Р. Разработка стратегии внешней торговли Российской Федерации со странами ближнего зарубежья (1991-2003 гг.). М., 2007. С. 13.

[18] См.: Стратегический курс России с государствами – участниками Содружества Независимых Государств // Дипломатический вестник. 1995. № 10. С. 49.

[19] См.: Финансовый контроль. 2001. № 2.

[20] См.: Проблемы развития внешнеторговых связей России в период рыночных преобразований: Доклад ИВЭИ РАН. М., 1996. С. 70.

[21] См.: СНГ: цифры, факты, персоналии. Минск. 1998. С. 138.

[22] См.: Независимая газета. 2002. 17 января.

[23] См.: Литературная газета. 2003. № 12. С. 3.

[24] См.: Королев А. А. СНГ: «клуб президентов» или средство интеграции постсоветского пространства. Сб. статей. М., 2009. С. 34.

[25] См.: Концепция экономического интеграционного развития СНГ // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество». 1997. № 2. п. 1.2.

[26] См.: СНГ: цифры, факты, персоналии. Минск. 1998. С. 188.

[27] См.: Малашенко А. Постсоветские государства Юга и интересы России./Рго еt Contra. Том 5, №3. Россия и ее южные соседи. М., 2001. С.43.

[28] См.: Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье. Информационно-аналитический бюллетень №2 (90). Институт стран СНГ (Институт диаспоры и интеграции). М, 2004. С. 128.

[29] См.: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28.11.2002 г. №1663-р. Раздел III, 1.

[30] См.: Малашенко А. Постсоветские государства Юга и интересы России./Рго е1 Соп1га. Том 5, №3. Россия и ее южные соседи. М, 2001. С.44.

[31] См.: Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье. Информационно-аналитический бюллетень №4 (92). Институт стран СНГ (Институт диаспоры и интеграции). М.: 2004. С. 40.

[32] См.: Международный опыт защиты соотечественников за рубежом. Мировая и отечественная практика. – М.: «Классике стиль», 2003. С. 100.

[33] См.: Постановление Правительства РФ от 23 июля 1996 г. №881.

[34] См.: Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье. Информационно-аналитический бюллетень №4 (92). Институт стран СНГ (Институт диаспоры и интеграции). М.: 2004. С. 56,57.



Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника