Личность в кризисе занятости: стратегии и механизмы преодоления кризиса

Образование и науки | Эта статья также находится в списках: , , , , , , , , , , , , , , , , | Постоянная ссылка

Министерство образования и науки Российской Федерации

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Дёмин Андрей Николаевич

ЛИЧНОСТЬ В КРИЗИСЕ ЗАНЯТОСТИ:

СТРАТЕГИИ И МЕХАНИЗМЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ КРИЗИСА

Специальность: 19.00.01 – Общая психология, психология личности,

история психологии

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора психологических наук

Краснодар – 2005

Работа выполнена на кафедре психологии личности и общей психологии Кубанского государственного университета

Научный консультант:

доктор психологических наук, профессор Рябикина Зинаида Ивановна

Официальные опппоненты:

доктор психологических наук, профессор Берулава Галина Алексеевна

доктор психологических наук, профессор Скрипкина Татьяна Петровна

доктор психологических наук, доцент Носкова Ольга Геннадьевна

Ведущая организация:

Государственный университет управления

Защита состоится 10 июня 2005 г. в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-212.101.06 в Кубанском государственном университете по адресу: 350040, Краснодар, ул. Ставропольская, 149

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кубанского государственного университета

Автореферат разослан __________________ 2005 г.

Учёный секретарь диссертационного совета Кимберг А. Н.

кандидат психологических наук, доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В своей исследовательской и практической деятельности отечественные психологи сталкиваются с многочисленными эффектами социальной трансформации. Вынужденная миграция, этнические конфликты, увольнения с работы, участие в военных действиях, насилие из абстрактных понятий превратились в реальные события и ситуации индивидуальной жизни многих россиян. Их систематическое изучение отечественными психологами осуществляется неравномерно. Одни явления, например, связанные с этнокультурными процессами и миграцией, психологически изучены в большей степени, другие в меньшей степени. К числу последних относятся безработица, бедность, вынужденная трудовая мобильность, необходимость совмещения разных видов и форм занятости, частичная занятость, первичный выход на свободный рынок труда и т. д. Перечисленные явления образуют социально-экономическую составляющую многослойных кризисов, переживаемых личностью в современных условиях, поэтому они нуждаются в специальном научном анализе с позиций психологии личности, которая оказалась вовлечена в изменения, воспринимает и осмысливает происходящее, стремится противостоять трудностям и построить новые отношения с миром или смиряется, или даже разрушается при столкновении с трудностями.

Процессы, идущие в России, нельзя отрывать от общемировых процессов социальных изменений. Специалисты указывают на всеобщий кризис занятости (М. Артур, У. Бек, Б. Бёрчелл, Ф. Мирвис, Р. Сеннетт, Э. К. Хижный, Д. Холл, Р. Фёллер и др.), психологическим следствием которого является систематическое попадание человека в ситуации жизненной неопределённости, тревоги и выбора. Иными словами, социально-экономическая составляющая кризисов личности имеет универсальный характер.

Высказанные соображения позволяют поставить проблему концептуализации и эмпирического анализа особого класса явлений в структуре жизненного пути личности, которые обусловлены её включённостью в динамичные и противоречивые отношения занятости. Этот новый класс явлений мы называем индивидуальными кризисами занятости. Термин «индивидуальный» используется для того, чтобы зафиксировать протекание кризиса на уровне отдельного человека и избежать отождествления с кризисами занятости на глобальном, национальном, региональном и других уровнях организации общества. Индивидуальные кризисы занятости в настоящее время получили широкое распространение в жизни россиян, но систематически не изучались и не сопоставлялись – во многом из-за дефицита концептуальных средств, позволяющих эти кризисы фиксировать.

В психологии традиционно обращают внимание на депривирующий, «страдательный» аспект кризисов. Не менее важной, а в современных условиях, возможно, и более важной стороной является их преодоление. Решение данного вопроса требует обращения к порождающей стороне психического. Психическое как порождение реальности прорабатывается в отечественной психологии в связи с категориями активности, субъекта, бытия личности, переходом психологии в неклассическую и постнеклассическую стадии развития (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова, А. Г. Асмолов, А. В. Брушлинский, Ф. Е. Василюк, А. А. Волочков, И. А. Джидарьян, В. В. Знаков, В. Е. Клочко, Д. А. Леонтьев, В. А. Петровский, З. И. Рябикина, Е. А. Сергиенко и др.).

Несмотря на высказываемые в литературе идеи о необходимости изучения «личностно-психологической системы обеспечения» разных видов активного отношения человека к миру (Л. И. Анцыферова, 2004), мы не так много знаем, как психологически обеспечивается активность современной личности в кризисных ситуациях, возникающих в сфере занятости и рынка труда – одной из важнейших в жизни взрослого человека. В исследованиях И. А. Волошиной, Н. С. Глуханюк, В. А. Гребенникова, О. С. Дейнека, Е. П. Ермолаевой, Ф. С. Исмагиловой, К. Муздыбаева, А. К. Осницкого, С. А. Цветкова и других авторов данная проблема поднималась, но рассматривалась либо в своих частных аспектах, либо как часть смежных проблем. В зарубежных исследованиях совладания с потерей работы, последствиями межорганизационных переходов и т. п. явлениями (М. Армстронг-Стассен, Д. Дозье, К. Ванберг, Р. Канфер, А. Киницки, Д. Лэтэк, Н. Томсон, Д. Фельдман, Н. Физер, Т. Эквиланти и др.) накоплен интересный эмпирический материал, предложены полезные объяснительные модели, но эти исследования, во-первых, выполнены в другом социальном, экономическом, культурном контексте, поэтому не могут автоматически переноситься на личность россиян (ещё в 1988 году Д. Дулей и Р. Каталано – редакторы специального выпуска «Journal of Social Issues», посвящённого психологическим исследованиям безработицы, обращали внимание на важность для психологической теории аналогичных исследований в России, в которой реформы только набирали ход). Во-вторых, сами зарубежные авторы отмечают недостаточную изученность специальных форм совладания личности с проблемами в сфере занятости (А. Киницки, Д. Лэтэк, 1990, 1995; К. Хейниш, 1999). В-третьих, понятия совладания, как показывает анализ, недостаточно для анализа сложной и многоплановой активности личности. Учёные приходят к необходимости разработки комплекных понятий, среди них – способность к занятости (М. Фьюгейт, А. Киницки, Г. Прассиа, 2004), активная социализация в сфере занятости (А. Сакс, Б. Эшфорт, 1996; К. Ванберг, Д. Кэммейер-Мюллер, 2000) и др. Таким образом, выявление, анализ и обобщение психологических факторов, механизмов, способов преодоления индивидуальных кризисов занятости выявление, анализ и обобщение психологических факторов, механизмов, способов преодоления индивидуальных кризисов занятости в российских условиях составляет ещё одну актуальную научную проблему.

Поставленные проблемы тесно связаны с вопросами научно-методического обеспечения психологической поддержки людей в трудных жизненных ситуациях. Применение общепсихологической методологии позволяет разрабатывать практико-ориентированные концепции, модели, методики и решать частные вопросы на фундаментальном уровне. Невнимание к теоретическим обобщениям приводит к доминированию исследований узко-прикладного характера. Как следствие, при реализации социальных программ ориентация на нужды, индивидуальные особенности и возможности людей только декларируется, но на практике не осуществляется.

Объект исследования – личность, переживающая кризис своей занятости.

Предмет исследования – содержание индивидуального кризиса занятости, психологические условия и особенности его преодоления личностью.

Цели исследования – разработать основы концепции индивидуального кризиса занятости, выявить личностно-психологические факторы, механизмы, стратегии преодоления индивидуального кризиса занятости.

Теоретические гипотезы:

1. Предполагается, что для раскрытия понятия «индивидуальный кризис занятости» (ИКЗ) потребуется учёт как социальных изменений в обществе, так и тенденций в развитии психологического знания о жизненном пути личности; также предполагается, что ИКЗ обозначает кризисные явления, которые не тождественны другим кризисам личности, а центральным феноменом ИКЗ в современных социально-экономических условиях России является безработица.

2. Предполагается, что развитие психологического знания о личности в ситуации безработицы связано с проработкой нескольких ключевых понятий, которые могут иметь отношение к объяснению процессов преодоления ИКЗ; в свою очередь, понятие ИКЗ создаёт основу для комплексного психологического определения безработицы.

3. Предполагается, что преодоление кризисов может быть проинтерпретировано как преобразовательная активность и проявление самоорганизации личности.

Обобщение литературы, посвящённой проблемам жизненного пути, индивидуальной карьеры и безработицы, активности личности, психической саморегуляции и самоорганизации, учёт результатов собственных предварительных исследований позволили сформулировать эмпирические гипотезы:

1. Предполагается, что преодоление ИКЗ проявляется в стратегиях самоорганизации личности – многомерных психологических образованиях; содержание стратегий зависит от показателей социально-экономической направленности поведения, индивидуальных проектов занятости, способов решения проблем, вызванных кризисом.

2. Предполагается, что результаты преодоления ИКЗ зависят от особенностей мотивационных, рефлексивных, социально-сетевых характеристик личности, с которыми она вступает в кризис и проходит его, а содержание механизма преодоления будет отличаться на разных стадиях ИКЗ.

3. Между нормативным и ненормативным типами ИКЗ вероятны различия в психологической симптоматике предкритических фаз, способах и психологических эффектах преодоления.

В исследовании были поставлены следующие задачи:

1. Обосновать понятие индивидуального кризиса занятости в качестве одного из психологических кризисов личности и части её жизненного пути, раскрыть содержание понятия, выявить его специфику по сравнению с другими кризисами, предложить схему анализа и основания типологизации, выделить ключевые феномены в его структуре.

2. Выделить и провести анализ основных теоретических подходов, сложившихся и складывающихся в зарубежных исследованиях личности в ситуации безработицы.

3. Обосновать преодоление кризисов в качестве преобразовательной активности и проявления самоорганизации личности.

4. Предложить рабочие модели преодоления индивидуального кризиса занятости, организовать и провести цикл эмпирических исследований для выделения структурных компонентов и стратегий, исходных и процессуальных факторов, результатов и механизмов преодоления кризиса в российских условиях.

5. Адаптировать и разработать методики измерения личностно-психологического аспекта преодоления индивидуального кризиса занятости.

6. Выявить особенности динамики механизма преодоления индивидуального кризиса занятости (на примере безработицы).

7. Сравнить психологические характеристики разных типов индивидуального кризиса занятости и определить отличия между ними.

8. Обобщить полученные теоретические и эмпирические результаты, наметить перспективы их научного и практического освоения. Разработать теоретическое представление, позволяющее переводить научные результаты о факторах, механизмах, стратегиях преодоления индивидуального кризиса занятости в плоскость их практического использования.

Методологические и теоретические основы исследования.

- подходы к анализу системы «развивающаяся личность – изменяющееся общество», содержащиеся в концепции комплексного человекознания Б. Г. Ананьева, историко-эволюционном подходе А. Г. Асмолова, всевозрастном подходе к развитию человека П. Балтеса, Г. Томэ и др., идеи С. Л. Рубинштейна, К. А. Абульхановой, Л. И. Анцыферовой о личности как субъекте жизненного пути, идеи Ш. Бюллер, Л. И. Божович, А. Ф. Бурлачука, Д. Вейлента, А. Каспи, Р. Кесслера, И. С. Кона, Е. Ю. Коржовой, Н. А. Логиновой, Ю. Меля, В. И. Слободчикова, Д. Сьюпера, А. В. Филиппова, Ю. Хеккхаузен, Г. Элдера, Э. Эриксона и других авторов о структурных элементах, психологических механизмах регуляции жизненного пути личности, его связях с историческими событиями; большое значение для нас имели работы, раскрывающие психологическое содержание разнообразных кризисов личности и трудных жизненных ситуаций, включая те, которые возникли в условиях социальных изменений (Г. М. Андреева, Л. И. Анцыферова, Б. С. Братусь, Г. А. Вайзер, Ф. Е Василюк, Л. С. Выготский, Г. Г. Горелова, Ф. Э. Зеер, Т. Б. Карцева, В. В. Козлов, Н. М. Лебедева, М. Лоис, К. Муздыбаев, У. Осборн, Ю. П. Поваренков, К. Н. Поливанова, Г. У. Солдатова, М. Сокол, Н. Б. Стамбулова, Н. В. Тарабрина, Н. Шлоссберг, П. Уорр, Д. Б. Эльконин, М. Яхода и др.);

- функционально-динамический (К. А. Абульханова) и динамический (Л. И. Анцыферова) подходы к личности, складывающийся в настоящее время подход к психологическому анализу человеческого бытия как внешнего, преобразованного по законам внутреннего (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова, В. В. Знаков, З. И. Рябикина); теоретико-методологические представления об активности и субъекте (К. А. Абульханова, Б. Г. Ананьев, Л. И. Анцыферова, А. Г. Асмолов, А. В. Брушлинский, А. А. Волочков, И. А. Джидарьян, В. В. Знаков, О. А. Конопкин, А. Н. Леонтьев, В. И. Моросанова, В. А. Петровский, С. Л. Рубинштейн, Е. А. Сергиенко, В. Л. Хайкин и др.);

- концепции и исследования совладающего поведения, психической саморегуляции и адаптации, психологические и непсихологические представления о самоорганизации;

- основные подходы к анализу безработицы, сложившиеся в зарубежной психологии, отечественные экономико-психологические исследования, раскрывающие психологические аспекты социально-экономических изменений в российском обществе.

Методы исследования. Были использованы анализ, обобщение, систематизация опубликованных теоретических положений и эмпирических результатов по теме диссертации, разрабатывались собственные модели предмета исследования. При организации эмпирического исследования применялись лонгитюдинальный, сравнительный и комплексный методы. Сбор эмпирических данных осуществлялся с помощью полуструктурированных индивидуальных интервью и фокус-групп, методик ASQ М. Селигмена, SSQSR И. Сарасона с соавт., авторского опросника «Самоорганизация в ситуации безработицы», опросника профессиональных предпочтений Д. Холланда, шкал общей самоэффективности Р. Шварцера и М. Ерусалема, общей удовлетворённости жизнью Е. И. Головахи и других методик. При обработке эмпирических данных применялись качественные и количественные процедуры.

Эмпирическую базу исследования составила выборка общим объёмом 1095 человек. Из них – 700 безработных граждан мужского и женского пола в возрасте от 18 до 54 лет, имеющих разный уровень образования. В лонгитюдинальном формате было обследовано 163 безработных и 94 работающих.

Достоверность и обоснованность результатов и выводов исследования обеспечена системностью теоретического и эмпирического анализа объекта и предмета исследования, использованием методологических подходов, принципов и положений, принятых в психологии, разработкой и применением методов и методик, адекватных задачам исследования.

Научная новизна и теоретическая значимость результатов исследования.

Впервые осуществлено обобщение разнообразных кризисов занятости личности и введено понятие «индивидуальный кризис занятости» (ИКЗ), проведено его теоретическое обоснование. Впервые предложена комплексная схема анализа кризисов занятости личности и основания их типологизации, выделен центральный феномен ИКЗ в современных социально-экономических условиях России. ИКЗ рассмотрен как часть жизненного пути личности, обоснована его нетождественность другим кризисам личности. Доказана эмпирическая валидность предложенной концепции ИКЗ.

Предложена и апробирована схема историко-психологического анализа исследований безработицы, которая выступает центральным феноменом ИКЗ в современных социально-экономических условиях России. Выделены основные подходы, понятия и тенденции изучения личности в ситуации безработицы, обосновано перспективное направление отечественных исследований данного явления. Понятие ИКЗ позволило впервые дать комплексное психологическое определение безработицы.

Конкретизируется и развивается принцип активности при анализе проблемы бытия личности в малоизученной отечественными психологами сфере занятости и рынка труда. Это достигается за счёт введения понятия самоорганизации личности в индивидуальном кризисе занятости, выделения моделей, стратегий и механизмов самоорганизации личности, разработки методики измерения самоорганизации личности в ситуации безработицы.

Предложена авторская маршрутная модель преодоления ИКЗ. В рамках модели введены понятия стратегии самоорганизации, социального маршрута поведения, трудового сознания, индивидуального проекта занятости, способа решения проблем, вызванных кризисом. Эмпирически выделены типы индивидуальных проектов занятости и способы решения проблем в ситуации безработицы.

Предложена авторская факторно-динамическая модель преодоления ИКЗ, которая включает исходные мотивационные, рефлексивные, социально-сетевые и социально-демографические характеристики личности, процессуальные характеристики, формирующиеся в самой трудной ситуации и отражающие в своём содержании мотивационные, рефлексивные и социально-сетевые аспекты самоорганизации личности, результатные характеристики преодоления. Эмпирически определены значимые психологические факторы и механизмы преодоления ненормативного и нормативного типов ИКЗ

Изучена динамика механизма преодоления ненормативного ИКЗ (безработицы). Показано, что во вторые полгода безработицы психологические факторы становятся относительно более значимыми для преодоления, чем социально-демографические, а исходные и процессуальные психологические факторы уравниваются в своём значении. Иными словами, чем дольше человек пребывает в кризисе, тем выше роль имеющихся у него психологических ресурсов и предпринимаемых им усилий – данный результат важен для понимания динамики взаимодействия личности и ситуации. Также показано, что в первые полгода преодоление безработицы в большей степени связано с конструктивными процессами самоорганизации, во вторые полгода – с отсутствием неконструктивных процессов. Полученные результаты дают основание рассматривать процесс преодоления ненормативного ИКЗ как изменчивую психологическую систему самоорганизации личности, а саму личность – как открытую функционально-динамическую систему, реализующую свои потенции в новых жизненных условиях.

Показано, что для преодоления нормативного ИКЗ (окончание вуза и выход на свободный рынок труда) значение психологических переменных ниже, чем для преодоления ненормативного ИКЗ (безработица) и они имеют другое содержание. Выявленные различия подтверждают и развивают теоретические положения о большей вариативности индивидуальных жизненных линий взрослых людей по сравнению с молодыми, о соотношении личностно-психологических и социально-демографических факторов в детерминации жизненного пути на разных его этапах и в разных жизненных ситуациях.

Впервые проведено систематическое сопоставление двух распространённых типов ИКЗ – безработицы и первичного выхода на рынок труда. Показано, что они отличаются по своим предпосылкам, непосредственному источнику, психологическим симптомам предкритической фазы, механизмам преодоления (включая способы самоорганизации в кризисе), структурированности критериев преодоления, психологической цене непреодоления и психологической значимости преодоления. Тем самым доказана эмпирическая валидность предложенной концепции ИКЗ.

Результаты диссертации вносят вклад в решение фундаментальной проблемы соотношения психологического и социального (экономического) в условиях социальных изменений: они демонстрируют, что преобразование трудной ситуации в сфере занятости происходит «по законам» психологических характеристик личности. В большей степени данный вывод относится к ненормативному ИКЗ – безработице. Одновременно результаты исследования позволяют расширить представления о личности как субъекте жизненного пути за счёт выделения специфических форм (продуманный поиск работы, расширение социальных связей, альтернативная активность, ориентация на пособие, хаотичный поиск работы), детерминант и динамики её преобразовательной активности в сфере занятости. Развивается идея о неразрывной связи сознания и деятельности (жизнедеятельности, поведения) – данная связь раскрывается как форма объективации субъективного.

Полученные теоретические и эмпирические результаты вносят вклад в развитие психологии занятости – раздела экономико-психологических исследований.

Практическая значимость исследования состоит в том, что:

Разработанные концептуальные положения об ИКЗ, самоорганизации личности в ИКЗ создают основы для более точного и обоснованного решения проблем личности в сфере занятости. Для перевода научных результатов о факторах, механизмах, стратегиях преодоления индивидуального кризиса занятости в плоскость практического использования введено понятие психологического профилирования в ИКЗ. Под ним понимается такой практико-ориентированный способ описания и объяснения личностно-средового взаимодействия, при котором определяются психологические факторы успешного/неуспешного решения индивидуальных и социальных проблем, строятся соответствующие профильные модели и типологии.

Предложены эмпирические основания для психологической типологии безработных в зависимости от содержания индивидуальных проектов занятости и способов решения социально-трудовых проблем. Определены факторы преодоления ИКЗ, которые могут учитываться специалистами, взаимодействующими с «проблемными» группами населения в сфере занятости. Полученные результаты могут служить основанием для психологического профилирования на рынке труда.

Для измерения личностно-психологического аспекта преодоления безработицы адаптированы на русский язык опросник атрибутивного стиля М. Селигмена и опросник ожидаемой социальной поддержки И. Сарасона с соавт., разработан авторский опросник «Самоорганизации в ситуации безработицы», не имеющий аналогов в отечественной психологии. Адаптированные и разработанные в рамках исследования психодиагностические методики могут служить основой для разработки психологических технологий, используемых в специализированных организациях (центры профессиональной ориентации, центры содействия трудоустройству, службы занятости населения, кадровые агентства и т. п.).

Результаты и выводы из диссертации позволяют поставить проблему разработки методологических и методических основ нового вида социальных услуг – ориентирования личности в сфере занятости, который не тождественен профессиональному ориентированию личности.

Содержание проведённого исследования может использоваться при разработке спецкурсов по психологии личности, экономической психологии, психологии занятости, профессиональной ориентации для студентов вузов, а также при разработке программ дополнительного обучения для специалистов служб занятости, центров профессиональной ориентации населения, молодёжных бирж труда и других специализированных организаций.

Положения, выносимые на защиту:

1. В современных условиях личность регулярно преодолевает специфические кризисные явления в сфере занятости (потеря работы, первичный выход на рынок труда, смена организаций, резкое падение дохода и др.), обобщаемые понятием «индивидуальный кризис занятости». Под ним понимается разрушение, деформация, кардинальная перестройка значимых связей личности с институтом трудовой занятости, которые инициируются извне или самой личностью, сопровождаются изменениями в её социальном, материальном и, нередко, профессиональном статусе, ухудшением психологического благополучия, что предъявляет повышенные требования к адаптационным возможностям личности, требует преодолевающих усилий с её стороны. Введение понятия ИКЗ определяется как тенденциями развития сферы занятости в мире и России, так и логикой психологического изучения жизненного пути личности.

ИКЗ может быть описан с помощью аналитической схемы, которая включает следующие элементы: 1) предпосылки кризиса; 2) непосредственный источник; 3) психологические симптомы; 4) динамика; 5) факторы и способы преодоления (прохождения) кризиса; 6) критерии преодоления; 7) обстоятельства, усугубляющие протекание кризиса; 8) цена преодоления. ИКЗ могут быть нормативными и ненормативными, социально и личностно обусловленными, краткосрочными и долгосрочными, конструктивными и деструктивными, высокозатратными и низкозатратными для личности и её окружения. В современных социально-экономических условиях России одним из центральных феноменов ИКЗ выступает безработица.

ИКЗ может сочетаться с кризисами возрастного или профессионального развития, но не тождествен им. Использование данного понятия позволяет более дифференцированно рассматривать структуру жизненного пути личности и изучать личность в конкретных социально-экономических контекстах.

2. Безработица как психологическое явление объединяет в своей структуре депривационные эффекты и процессы преодоления возникшей трудной ситуации. Эволюция психологического знания о безработице связана с растущим вниманием к процессам преодоления, которые осмысливаются в зарубежной психологии через призму понятий «мотивация», «совладание», «поиск работы», «адаптивность», «карьера». Соответственно, доминирующими при интерпретации безработицы становятся метафоры личности действующей и личности развивающейся.

Введение и проработка понятия ИКЗ, а также анализ эволюции психологического знания о безработице позволяют дать комплексное психологическое определение безработицы. Это сложный психологический феномен, который включён в экономические, технологические, социальные механизмы функционирования общества и одновременно выступает составной частью жизненного пути личности. Возникая в результате вынужденной или добровольной потери оплачиваемой работы, она сопровождается ухудшением социального, материального статусов и психологического благополучия личности, имеет определённую временную длительность и фазы протекания, индивидуально-типические механизмы, критерии и психологическую цену преодоления.

Понятие ИКЗ позволяет объединить основные подходы к анализу личности в ситуации безработицы: с точки зрения внешних депривирующих воздействий, с точки зрения включённости в структуру жизненного пути и карьеры, с точки зрения преодоления безработицы. Тем самым подтверждается правомерность использования понятия ИКЗ в качестве познавательного средства достаточно высокого уровня обобщённости.

3. Преодоление ИКЗ – вид преобразовательной активности, процесс и продукт самоорганизации личности. Самоорганизация личности начинается с момента разрушения привычной социальной ситуации занятости и появления ситуации неопределённости, таящей в себе альтернативные пути развития. Самоорганизация – это разрешение противоречий между личностью и внешними условиями за счёт формирования направления выхода из неопределённой, кризисной ситуации, инициирования различных видов активности, их структурирования и переструктурирования, поиска, привлечения и использования внутренних и внешних ресурсов. Она имеет конструктивный или деструктивный характер в зависимости от достигаемых результатов (жизненных новообразований). В самоорганизации проявляется субъектное начало человека, решающего задачу восхождения от наличного к желаемому или должному.

С точки зрения системного подхода в преодолении ИКЗ можно выделить структурный, детерминационный, динамический аспекты.

4. Структурный аспект преодоления ИКЗ раскрывается через построение маршрутной модели (на примере ненормативного ИКЗ – безработицы). Структурными элементами модели выступают: социальные маршруты поведения на рынке труда – перемещение к работодателям, к организациям, оказывающим социальные услуги на рынке труда, альтернативный стиль жизни; индивидуальные проекты занятости – неразборчивость, уход в семью, общественно-политическая активность, профессиональная мобильность, предпринимательство, социальное иждивенчество, приверженность специальности, гедонизм; способы решения проблем, вызванных кризисом (безработицей) – защитное, избегающее поведение, хаотичный поиск, поиск в условиях недостаточной информированности, продуктивное иждивенчество, активное и целенаправленное использование ресурсов своей межличностной сети, действенная конкретизация образа Я, своих планов и оценок происходящего, достраивание контекста текущей жизненной ситуации. Маршрутная модель отражает степень взаимного вероятностного соответствия между выделенными элементами, имеет графическое выражение.

5. Детерминационный и динамический аспекты преодоления раскрываются через построение факторно-динамической модели. Модель включает три группы компонентов. Первую группу образуют исходные мотивационные, рефлексивные, социально-сетевые и социально-демографические характеристики личности, с которыми она вступает в кризис. Вторую группу образуют процессуальные характеристики, формирующиеся в самой кризисной ситуации и отражающие в своём содержании мотивационные, рефлексивные и социально-сетевые аспекты самоорганизации личности. Третью группу компонентов образуют результатные характеристики преодоления; они делятся на объективные (трудоустройство или иные варианты социальной мобильности) и субъективные (уровень психологического благополучия). Взаимодействие исходных и процессуальных характеристик с результатными характеристиками образует механизм преодоления личностью ИКЗ.

Содержание механизма преодоления зависит от стадии ИКЗ. На примере ситуации безработицы (ненормативный ИКЗ) установлено следующее. В первые полгода после увольнения более важную роль для трудоустройства играет позитивный атрибутивный стиль, а для поддержания удовлетворённости жизнью – размер семьи. Объективные и субъективные результаты преодоления образуют хорошо согласованный между собой комплекс переменных. Во вторые полгода после увольнения изменяется состав и количество характеристик личности, участвующих в преодолении. Более важную роль для трудоустройства начинают играть отсутствие намерения получать пособие и отсутствие склонности к хаотичному поиску работы, а для поддержания удовлетворённости жизнью – членство в клубах, общественных объединениях, партиях. Психологические факторы становятся более значимыми, чем социально-демографические, а исходные и процессуальные психологические факторы уравниваются в своём значении. Объективные и субъективные результаты преодоления перестают быть хорошо согласованным комплексом переменных. В первые полгода преодоление безработицы в большей степени связано с конструктивными процессами самоорганизации (продуманный поиск работы), во вторые полгода – с отсутствием неконструктивных процессов (хаотичный посик работы, расширение социальных связей). В целом можно заключить, что новая ситуация занятости, появляющаяся по мере преодоления ненормативного ИКЗ, в значительной степени строится по «законам» психологических характеристик личности.

6. Содержание механизма преодоления зависит от типа индивидуального кризиса занятости. Для нормативного ИКЗ (окончание вуза и выход на свободный рынок труда) предикторы трудоустройства и психологического благополучия не выделяются, значение психологических переменных относительно ниже и они имеют другое содержание (все – мотивационные). Для ненормативного ИКЗ и предикторы выделяются, и значение психологических переменных выше, и они разнообразнее по составу (включают как мотивационные, так и рефлексивные). Выявленные различия следует объяснять большей вариативностью индивидуальных жизненных линий взрослых людей, которые в большей степени зависят от личностно-психологических факторов.

7. Поскольку нормативный и ненормативный типы ИКЗ отличаются по предпосылкам (завершение стадии профессионального развития – закрытие предприятия), непосредственному источнику (первый выход на рынок труда – потеря работы), психологическим симптомам предкритической фазы, механизмам преодоления (включая способы самоорганизации в кризисе), структурированности критериев преодоления, психологической цене непреодоления, мы можем говорить о валидности: во-первых, самого понятия ИКЗ и схемы его анализа; во-вторых, предложенной концепции механизма преодоления ИКЗ; в-третьих, разработанного методического инструментария. Это означает, что понятие ИКЗ способно репрезентировать психологические особенности жизненного пути личности в его критические, переломные моменты и, тем самым, выполнять роль теоретического инструмента в научных исследованиях.

8. Для перевода научных результатов о факторах, механизмах, стратегиях преодоления индивидуального кризиса занятости в плоскость практического использования вводится понятие психологического профилирования в ИКЗ. Под ним понимается такой практико-ориентированный способ описания и объяснения личностно-средового взаимодействия, при котором определяются психологические факторы успешного/неуспешного решения индивидуальных и социальных проблем, строятся соответствующие профильные модели и типологии. Выявленные в исследовании стратегии и детерминанты преодоления личностью кризисов своей занятости в совокупности с адаптированными и разработанными психодиагностическими методиками создают научно-методическую основу психологического профилирования в ИКЗ.

9. Введение понятий индивидуального кризиса занятости и самоорганизации личности в индивидуальном кризисе занятости является вкладом в решение фундаментальной проблемы соотношения психологического и социального (экономического) в условиях социальных изменений. Эти понятия позволяют изучать проблему бытия личности в сфере занятости и рынка труда, способствуют исследованию конкретных проявлений личности как субъекта жизненного пути. В моделях преодоления ИКЗ, предложенных на основе этих понятий, реализуется идея о неразрывной связи сознания и деятельности (жизнедеятельности, поведения), которая раскрывается как форма объективации субъективного.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования были представлены и неоднократно обсуждались на заседаниях кафедр психологии личности и общей психологии, социальной психологии и социологии управления КубГУ, а также на: Всесоюзных научно-практических конференциях «Проблемы повышения профессионализма и продуктивность педагогической деятельности» (Усть-Каменогорск, 1989), «Личность и познавательные процессы» (Москва, 1991); региональных научно-практических конференциях (Краснодар, 1992, 1996, 1997, 1998, 1999); летних и зимних методологических школах и межрегиональных научных семинарах Московского общественного научного фонда (Владимир, 1996; Ярославль, 1997; Санкт-Петербург, 1998; Нижний Новгород, 1999; Таруса, 1999; Москва, 2000; Екатеринбург, 2001); международных конференциях и симпозиумах «Проблемы психологии времени» (Одесса, 1995), «Взгляд в будущее: молодежь, общество, цивилизация» (Одесса, 1996), «Российское общество на рубеже веков» (Москва, 1999), «Проектирование инновационных процессов в социокультурной и образовательной сферах» (Сочи, 1999), «Куда идет Россия?..» (Москва, 2000), «Экономическая социология на пороге третьего тысячелетия» (Москва, 2000), «Кто и куда стремится вести Россию?.. (Москва, 2001), «Социальная психология XXI столетия» (Ярославль, 2002), «Психология общения: социокультурный анализ» (Ростов-на-Дону, 2003); Всероссийском съезде психологов (Санкт-Петербург, 2003); всероссийских научно-практических конференциях и семинарах «Личность и бытие» (Краснодар, 2002, 2003), «Проблемы аутентичности бытия личности» (Краснодар, 2004), «Личность как субъект экономического бытия: гендерный аспект» (Краснодар, 2005).

Результаты диссертационного исследования проходили экспертизу в рамках отчётов по научным проектам, которые были поддержаны Российским фондом фундаментальных исследований, Министерством образования Российской Федерации, Московским общественным научным фондом, Институтом “Открытое общество”, Администрацией Краснодарского края. Они были представлены в отчётах по НИР и методических разработках, выполненных для Департамента федеральной службы занятости по Краснодарскому краю, Краевого центра профессиональной ориентации и психологической поддержки населения, Краснодарского городского центра занятости населения.

Полученные результаты отражены в авторских спецкурсах «Психология занятости», «Экономическая психология», «Психологические основы профессиональной ориентации», подготовленных для студентов Кубанского государственного университета, Института экономики и управления Кубанской государственной медицинской академии, слушателей Института переподготовки и повышения квалификации КубГУ.

По теме диссертации опубликовано 65 работ, включая монографии, главы в коллективных монографиях, статьи в центральных и региональных научных журналах и сборниках статей.

Структура диссертации. Диссертация включает введение, семь глав, заключение, список литературы, содержащий 410 наименований, в том числе 131 источник на иностранных языках, приложения. Общий объем диссертации составляет 407 страниц печатного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновываются актуальность и проблемы исследования, выделяются его цель, объект и предмет, формулируются гипотезы, задачи, методологические и теоретические основы исследования, раскрываются его научная и практическая значимость, приводятся положения, выносимые на защиту.

В первой главе («Индивидуальный кризис занятости в структуре жизненного пути личности») в первом параграфе проведено обобщение исследований, фиксирующих многоплановое влияние социальных изменений в России на психологические характеристики личности. Делается вывод, что изменения в сфере занятости генерируют новую для россиян психологическую реальность – кризисный рынок труда. Это явление не только российское, но и общецивилизационное. Оно обусловлено растущими темпами социальных изменений в мире.

Во втором параграфе предпринят анализ системы «развивающаяся личность – изменяющееся общество» через призму проблем занятости и рынка труда. Обобщение работ К. А. Абульхановой, Б. Г. Ананьева, Л. И. Анцыферовой, А. Г. Асмолова, П. Балтеса, Л. И. Божович, В. А. Бодрова, А. Ф. Бурлачука, Ш. Бюллер, Д. Вейлента, Е. И. Исаева, А. Каспи, Р. Кесслера, Е. А. Климова, И. С. Кона, Е. Ю. Коржовой, А. А. Кроника, Н. А. Логиновой, Ю. Меля, Л. Перлина, Н. С. Пряжникова, М. Раттера, С. Л. Рубинштейна, В. И. Слободчикова, Д. Сьюпера, Г. Томэ, А. В. Филиппова, Ю. Хеккхаузен, Г. Элдера, Э. Эриксона и других авторов позволило выделить основные подходы к психологической интерпретации жизненного пути личности. С учётом представлений о структуре жизненного пути личности и тенденциях развития психологического знания о нём, связях жизненного пути с эволюцией общества и социальными изменениями, тенденциях развития сферы занятости в России и мире вводится понятие «индивидуальный кризис занятости» (ИКЗ), даётся его определение.

Обобщение работ Л. И. Анцыферовой, Б. С. Братуся, Г. А. Вайзер, Ф. Е Василюка, Л. С. Выготского, Г. Г. Гореловой, Ф. Э. Зеера, М. Зейднера, Т. Б. Карцевой, А. Киницки, В. В. Козлова, Н. М. Лебедевой, М. Лоис, К. Муздыбаева, У. Осборна, Ю. П. Поваренкова, К. Н. Поливановой, Т. Пробст, В. И. Слободчикова, М. Сокола, Н. Б. Стамбуловой, Э. Э.Сыманюк, Н. В. Тарабриной, Р. Фёллера, М. Фьюгейта, Д. Холла, К. Хейниш, Н. Шлоссберг, П. Уорра, Д. Б. Эльконина, Э. Эриксона, М. Яходы и других авторов позволило установить общность и специфичность ИКЗ по сравнению с другими кризисами личности, трудными ситуациями и транзитивными моментами в её жизни и предложить схему анализа ИКЗ.

При определении специфики ИКЗ было обращено внимание на его близость кризисам профессионального становления личности, однако анализ литературы показал, что за этим понятием стоит «избыточная» феноменология, его недостаточно для того, чтобы адекватно обозначить целый ряд явлений (безработица, социально-экономическая депривация, повышенная карьерная мобильность и др.), появившихся в современной России. Эта избыточность свидетельствует о существовании ещё одной линии развития личности в структуре жизненного пути – линии, в которой реализуются отношения занятости, т. е. вовлечения человека в хозяйственную жизнь общества и выключения из неё.

Выделение ИКЗ в качестве элемента жизненного пути подтверждает многослойность кризисов личности в современных условиях. Понятие ИКЗ фиксирует индивидуализированные, т. е. переживаемые отдельной личностью, формы социально-экономической динамики. Использование данного понятия позволяет более дифференцированно рассматривать структуру жизненного пути личности и изучать личность в конкретных социально-экономических контекстах.

В третьем параграфе для описания ИКЗ предлагается аналитическая схема, которая включает следующие элементы: 1) предпосылки кризиса; 2) непосредственный источник; 3) психологические симптомы; 4) динамика; 5) факторы и способы преодоления (прохождения) кризиса; 6) критерии преодоления; 7) обстоятельства, усугубляющие протекание кризиса; 8) цена преодоления. Важным инструментом анализа ИКЗ является понятие социальной ситуации занятости, введённое по аналогии с социальной ситуацией развития и социальной ситуацией профессионального развития. Разрушение одной ситуации и выстраивание новой образует содержание прохождения и преодоления ИКЗ.

ИКЗ могут быть нормативными и ненормативными (относительно неожиданными в расписании жизни), социально и личностно обусловленными, краткосрочными и долгосрочными (включающими длительную подготовительную фазу или длительное восстановление социального статуса и психологического благополучия), конструктивными и деструктивными, высокозатратными и низкозатратными для личности и её окружения. Одни ИКЗ могут иметь специфически российское (или иное культурно-национальное, историко-социальное) происхождение, другие более универсальны; одни попадают в разряд социально приемлемых форм жизнедеятельности личности, другие могут быть отнесены к экстремальным и социально отвергаемым формам жизнедеятельности.

Понятие ИКЗ создаёт концептуальные возможности для сопоставления и психологического анализа изменений в занятости личности, возникающих в ситуациях безработицы, экономической депривации, территориальной миграции, профессионально-трудовой мобильности, поиска первой работы, отставки (выхода на пенсию) и т. д. Среди этих изменений безработица наиболее показательна с точки зрения структуры ИКЗ, охватывает представителей не отдельных, а самых разных социально-демографических групп, стала устойчивым элементом социальной структуры нашего общества, имеет неизменно высокую политическую значимость, поэтому она рассматривается в качестве одного из центральных феноменов индивидуального кризиса занятости в условиях современной России.

Во второй главе («Безработица как центральный феномен индивидуального кризиса занятости»), во-первых, выделены и проанализированы основные подходы, сложившиеся или складывающиеся в зарубежных исследованиях личности в ситуации безработицы; во-вторых, определены ключевые понятия, которые используются для психологической интерпретации безработицы, в-третьих, выявлены специфические особенности психологического знания о безработице, в-четвёртых, выделены перспективные линии её исследования.

Установлено, что психологические интерпретации личности в ситуации безработицы делятся на три большие группы, или подходы.

В институциональном подходе (М. Яхода, П. Уорр, Д. Фрайер) психологическое содержание безработицы выводится из особенностей института трудовой занятости или института безработицы – их ценностей и норм, финансовых механизмов, темпоральных, межличностных, организационных и других особенностей. Основные понятия: социальный институт занятости, депривация личности. Основная метафора данного подхода: личность страдает в ситуации безработицы.

Главным в моделях когнитивно-мотивационного подхода (У. Дейрити, А. Вайнфилд, К. Ванберг, А. Голдсмит, А. Киницки, К. Леана, Д. Лэтэк, Г. Прассиа, А. Сакс, С. Седо, М. Тиджманн, Д. Фельдман, Н. Физер, Б. Элмсли, Б. Эшфорт и др.) является понимание личности как оценивающего, интерпретирующего и действующего субъекта, который сам может выбрать активную или пассивную форму поведения в трудной жизненной ситуации. Основные понятия: мотивация, атрибутивные процессы, совладающее поведение, поиск работы. Основная метафора данного подхода: личность действует в ситуации безработицы.

Биографический подход (К. Буч, Н. Гармези, Д. Дозье, А. Каспи, Д. Лэтэк, С. Осипоу, Л, Пулккинен, Д. Сьюпер, Д. Фаррингтон, Л. Эби, Т. Эквиланти, Г. Элдер и др.) является, скорее, предпосылкой для целенаправленных исследований безработицы, чем уже оформившейся традицией в данной предметной области. Он дополняет институциональный и когнитивно-мотивационный подходы. Основные понятия: карьера, адаптивность, социальное функционирование личности, риск-факторы развития. Основная метафора данного подхода: личность развивается в течение жизненного пути через прохождение разных ситуаций, включая безработицу.

Понятия психического здоровья и/или психологического благополучия являются общими для всех трёх подходов.

Историко-психологический анализ позволил выделить три специфические особенности психологического знания о безработице. Их содержание связано с эволюцией предметных фокусировок исследователей безработицы, изменением в методах и организации исследований, местом психологии в междисциплинарном взаимодействии при изучении безработицы. В сочетании с выделенными подходами к анализу безработицы эти особенности могут рассматриваться в качестве историко-психологической схемы при её комплексной интерпретации.

Одна из ключевых тенденций в развитии психологического знания о безработице связана с ростом внимания к порождающему аспекту данного явления, т. е. с поиском ответов на вопросы, как человек восстанавливает свою занятость или, наоборот, терпит неудачи, как он закладывает своим пребыванием в состоянии безработицы долгосрочные эффекты для себя и других. Эти процессы осмысливаются в зарубежной психологии через призму понятий мотивация, совладание, поиск работы, адаптивность, карьера.

Анализ литературы показал, что отсутствует психологическое определение безработицы. С учётом обобщений, сделанных во второй главе, и схемы анализа ИКЗ, предложенной в первой главе, формулируется комплексное определение безработицы. Делается вывод, что введённое понятие ИКЗ позволяет объединить все три подхода к анализу личности в ситуации безработицы: с точки зрения внешних депривирующих воздействий, с точки зрения включённости в структуру жизненного пути и карьеры, с точки зрения преодоления безработицы. Тем самым подтверждается правомерность его использования в качестве познавательного средства достаточно высокого уровня обобщённости.

В отечественной психологической литературе, посвящённой безработице, доминируют работы прикладного характера. Публикации, в которых предпринимаются попытки теоретического осмысления данного феномена, встречаются редко. Анализ современного состояния исследований позволил сформулировать одно из перспективных направлений дальнейших поисков. Оно связано с методологической, теоретической, эмпирической проработкой порождающего аспекта безработицы и других разновидностей ИКЗ.

Третья глава («Психология преодоления кризиса: теоретико-методологический аспект») включает параграфы, посвящённые проблемам совладающего поведения, активности личности в связи с преодолением кризиса, самоорганизации личности в кризисе.

Анализ работ, посвящённых совладающему поведению (В. А. Абабков, Л. И. Анцыферова, Ф. Е. Василюк, Ч. Голаган, Т. Л. Крюкова, Р. Лазарус, А. Либин, А. Либина, Л. Мерфи, Р. Мосс, К. Муздыбаев, К. С. Нартова-Бочавер, Д. Паркер, Л. Перлин, М. Перре, С. Фолкмен, Б. Хоустон, Д. Шеффер, К. Шулер, Н. Эндлер и др.), создал основу для вывода, что понятие совладания, несомненно, важно для интерпретации преодоления индивидуального кризиса, однако его использование в исследовании ограничивается следующими обстоятельствами. Во-первых, совладание имеет адаптивный характер, направлено на восстановление равновесия со средой и самим собою, хотя новая социальная ситуация занятости очень часто не похожа на предыдущую разрушенную ситуацию, не всегда приводит к благополучному исходу, поэтому её конструирование не может выступать простым восстановлением равновесия. Во-вторых, индивидуальный кризис занятости является частью жизненного пути личности, поэтому для анализа его преодоления требуются понятия, соотносимые не с отдельными ситуациями, а с жизнью в целом. Понятие совладания полезно и продуктивно, но оно носит в большей степени ситуативный характер, диапазон его действия уже, чем жизненный путь.

Обобщение работ К. А. Абульхановой, Б. Г. Ананьева, Л. И. Анцыферовой, А. Г. Асмолова, В. А. Брушлинского, А. А. Волочкова, И. А. Джидарьян, А. Н. Леонтьева, М. И. Лисиной, А. М. Матюшкина, В. А. Петровского, С. Л. Рубинштейна, В. Л. Хайкина и др. позволил выделить преобразовательный аспект активности как один из важнейших. Переход с философско-психологического и общетеоретического уровня рассуждений на уровень конкретного анализа в области кризисных явлений убеждает, что в их современных психологических интерпретациях процессам порождения и преобразования отводится центральное место, поэтому преодоление личностью кризисов может быть раскрыто как преобразовательная активность, которая реализуется во внутреннем и внешнем планах, направлена как на обстоятельства, так и на самого человека.

В третьей главе осуществлён поиск теоретико-методологических оснований, опираясь на которые, можно было бы соотносить характеристики личности, характеристики преобразовательной активности, результаты преодоления жизненных кризисов. К этим основаниям относятся положения функционально-динамического подхода К. А. Абульхановой (1999, 2003) о том, что личность – это функциональная система, а активность – функционально-динамическое качество личности, а также положение динамического подхода Л. И. Анцыферовой, согласно которому личность выступает «живой подвижной системной целостностью, которая развёртывает, изменяет, преобразует и развивает себя в социально значимой совокупности деятельности, реализующей многообразные общественные отношения» (1989; с. 16). К. А. Абульханова выделяет следующие существенные проявления активности: инициативно-притязательные и ответственно-саморегулятивные механизмы, а также коммуникативную характеристику. Для нас важно, что эти характеристики могут проявляться как идеально, так и практически – через организацию пространства взаимодействия личности с миром.

Другим теоретико-методологическим основанием выступает представление о бытии личности как воплощении субъективного в объективном (В. В. Знаков, 2003, З. И. Рябикина, 2003, 2005). Обращение к понятию бытия личности позволяет рассматривать конкретные соотношения субъективных феноменов и объективных обстоятельств жизни, которые успешно или неуспешно согласовываются и творятся преобразовательной внешней и внутренней активностью субъекта.

В совокупности названные подходы означают, что характеристикам активности и её результатам могут быть поставлены в соответствие характеристики личности как их «потенциальная реальность». Иными словами, личность рассматривается через активность, которая разворачивается в процессе жизни, «вбирает» в себя и преобразует её противоречия и кризисы. Само же преодоление кризиса есть вид преобразовательной активности личности.

Теоретический анализ подвёл нас к необходимости найти понятие, которое содержательно конкретизирует преобразовательную активность личности в индивидуальном кризисе занятости и шире по своему содержанию совладания. Представления о личности как субъекте жизненного пути (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова), организующем пространство жизни, позволили остановиться на понятии самоорганизации личности. Данный термин довольно часто применяются в современной литературе по психологии личности и субъекта, но при этом содержание самоорганизации редко конкретизируется и детально прорабатывается.

Дискуссии и опыт применения принципов теории самоорганизации в психологии и смежных науках (А. К. Белоусова, В. Е. Клочко, А. В. Клочко, В. В. Козлов, В. Н. Костюк, А. А. Митькин, А. О. Прохоров, Г. Хакен и др.) позволяют заключить, что понятие самоорганизации не имеет однозначного толкования и существует принципиальная возможность разных моделей самоорганизации. С нашей точки зрения, оно обозначает процесс, начинающийся с момента разрушения привычной социальной ситуации занятости и появления ситуации неопределённости, таящей в себе альтернативные пути развития. Содержание процесса состоит в разрешении противоречий между личностью и внешними условиями за счёт формирования направления выхода из неопределённой, кризисной ситуации, инициирования различных видов активности, их структурирования и переструктурирования, осознания своих возможностей, поиска, привлечения и использования внутренних и внешних ресурсов. Она имеет конструктивный или деструктивный характер в зависимости от достигаемых результатов (жизненных новообразований). В самоорганизации проявляется субъектное начало человека, решающего задачу восхождения от наличного к желаемому или должному. Самоорганизация является одним из психологических механизмов бытия личности. Она шире совладания и психической саморегуляции, включает в себя как адаптивные, так и надситуативные и творческие формы активности, как самопреобразование личности, так и преобразование внешних условий жизнедеятельности.

В третьей главе выделяются дополнительные предпосылки психологического моделирования преодоления ИКЗ и делается вывод, что преодоление ИКЗ нужно рассматривать в качестве системного объекта, то есть: с точки зрения структуры (выделение уровней, аспектов и их взаимосвязей); с точки зрения детерминирующих факторов; с точки зрения развития, изменения факторов и их взаимосвязей.

В четвёртой главе («Маршрутная модель преодоления ненормативного индивидуального кризиса занятости») раскрывается структурный аспект преодоления кризиса через введение понятия «стратегия самоорганизации личности» и построение маршрутной модели преодоления безработицы.

Под стратегией самоорганизации личности понимается более или менее устойчивая линия поведения после потери работы, которая варьирует у разных людей по своей социально-экономической направленности, длительности, психологическому содержанию (т. е. используемым внутренним и внешним средствам), успешности. В процессе самоорганизации можно вновь обрести работу или вообще отказаться от её поиска, поддерживать достаточно высокий уровень самоуважения за счёт тех или иных свойств характера, коммуникаций с близкими людьми и т. п. или впасть в уныние и депрессию. Процесс самоорганизации личности социально и экономически структурирован, т. е. реализуется в рамках тех возможностей, которые предоставляются человеку рынком труда, господствующей идеологией, текущими жизненными, в том числе семейными, обстоятельствами. Структурными элементами стратегии самоорганизации личности в ситуации безработицы выступают социальные маршруты поведения на рынке труда, трудовое сознание, способы решения проблем, вызванных безработицей.

Социальные маршруты поведения характеризуют общую направленность самоорганизации, в них отражаются внешние (социально-экономические) возможности и ограничения для личности. Маршруты поведения включают: перемещение безработного к работодателям; перемещение к организациям, оказывающим социальные услуги на рынке труда (это могут быть учреждения Федеральной службы занятости населения, учебные заведения, общественные организации); альтернативный стиль жизни (сюда относятся домашнее хозяйствование, приобретение статуса самостоятельного работника, фермера и т. п.).

Трудовое сознание является связующим звеном между внешними социальными регуляторами и ситуативными действиями людей на рынке труда. Данное понятие выступает теоретическим инструментом, который позволяет фиксировать сложно организованные формы психической активности личности в сфере занятости. В методологическом плане его использование помогает реализовать принцип рассмотрения психики в связи с типами сред, раскрыть проблему взаимодействия психологических и социально-экономических феноменов в изменяющемся обществе и тем самым более полно развернуть такую базовую характеристику сознания, как его субъект-объектная дифференциация. В нашем исследовании трудовое сознание рассматривается через проекты занятости, которые включают эмоционально-оценочные, рефлексивные и мотивационные компоненты. Они операционализировались с помощью специальных шкал, измеряющих переживание и оценку трудностей после потери работы, рефлексию (выводы) по результатам своих попыток преодолеть трудности, планы дальнейшего поведения. Данные шкалы использовались в анкетном опросе безработных.

Эмпирически было выделено (использовался кластерный анализ собранного массива данных) 8 типов проектов занятости: неразборчивость, уход в семью, общественно-политическая активность, профессиональная мобильность, предпринимательство, социальное иждивенчество, приверженность специальности, гедонизм. Проекты занятости характеризуют содержательно-целевой аспект индивидуальной самоорганизации.

Способы решения проблем, вызванных безработицей, фиксируют системы внешних и внутренних действий, которые используются безработными для преобразования трудной ситуации и своего отношения к ней. Способы решения проблем связаны с проектами занятости, но не перекрываются ими, поскольку являются более ситуативными, прикладными образованиями, имеют поведенческие компоненты. Они включены в формирование и реализацию проектов, когда субъекту, выбравшему тот или иной маршрут поведения, приходится согласовывать свои наличные ресурсы с реальными возможностями и ограничениями.

Эмпирически было выделено (использовалась процедура качественного анализа транскриптов индивидуальных интервью и видеозаписей фокус-групп) 7 групп способов решения проблем в ситуации безработицы: защитное, избегающее поведение (уход в воспоминания, избегание предложений, пассивные рентные отношения с государством), хаотичный поиск, поиск в условиях недостаточной информированности, продуктивное иждивенчество (активные рентные отношения с государством, делегирование ответственности за свою судьбу ближним), активное и целенаправленное использование ресурсов своей межличностной сети (планомерная “инвентаризация” связей, внутрисемейная консолидация, создание и/или поддержание референтного круга общения, использование окружения в качестве заказчиков и потребителей своих услуг и продукции, репутационное трудоустройство), действенная конкретизация образа Я, своих планов и оценок происходящего (осознание и активное использование индивидуальных ресурсов, опредмечивание, конкретизация своих желаний, планов, умений, накопление поискового опыта, накопление ресурсов через переобучение), достраивание контекста текущей жизненной ситуации (отношение к трудной ситуации как совокупности шансов, поиск и поддержание “нужных” связей, способность видеть множество сфер приложения своих сил. Способы решения проблем дополняют друг друга и могут присутствовать в поведении одного и того же человека. Они характеризуют инструментальный аспект самоорганизации в индивидуальном кризисе занятости.

В совокупности социальные маршруты, проекты занятости и способы решения проблем образуют маршрутную модель преодоления безработицы, которая отражает степень взаимного вероятностного соответствия выделенных компонентов, имеет графическое выражение. Модель объясняет многообразие психологических проявлений безработицы и может использоваться в качестве инструмента её психологической интерпретации.

В пятой главе «Факторно-динамическая модель преодоления ненормативного индивидуального кризиса занятости» раскрывается детерминационный и динамический аспекты преодоления безработицы. Модель включает три группы компонентов. Первую группу образуют исходные мотивационные, рефлексивные, социально-сетевые, а также социально-демографические характеристики личности, с которыми она вступает в ситуацию безработицы. Вторую группу образуют процессуальные характеристики личности, формирующиеся в самой ситуации безработицы и отражающие в своём содержании мотивационные, рефлексивные и социально-сетевые аспекты самоорганизации личности. Третью группу компонентов образуют результатные характеристики преодоления; они делятся на объективные (трудоустройство или иные варианты социальной мобильности) и субъективные (тот или иной уровень психологического благополучия). Взаимодействие исходных и процессуальных характеристик с результатными характеристиками образует механизм преодоления личностью ситуации безработицы.

Для проведения исследования факторно-динамического аспекта преодоления ИКЗ были разработаны русскоязычные версии и прошли психометрическую проверку опросники ASQ М. Селигмена и SSQSR И. Сарасона с соавт. Получены данные об их внутренней и ретестовой надёжности, конструктной, критериальной и эмпирической валидности. Также был разработан опросник «Самоорганизация в ситуации безработицы», направленный на измерение процессуальных факторов преодоления безработицы. ССБ включает четыре шкалы: продуманный поиск работы, расширение социальных связей, альтернативная активность, ориентация на пособие и два самостоятельных пункта: хаотичный поиск работы и доступность помощи со стороны родственников. Получены данные о его внутренней и ретестовой надёжности, конструктной, критериальной и эмпирической валидности.

Эмпирическое исследование факторно-динамической модели было осуществлено в рамках двух организационных схем, которые дополняют друг друга и в совокупности охватывают годичный интервал времени. Предметом статистического и содержательного анализа стали связи между переменными в системе «исходные характеристики личности – процессуальные характеристики личности – результаты преодоления кризиса».

В рамках первой схемы (получение работником извещения об увольнении – пребывание в ситуации безработицы в течение шести месяцев – трудоустройство или продолжение безработицы) было установлено, что механизм преодоления включает сложный комплекс психологических и социально-демографических переменных: наличие планов по поводу поиска работы и участия в общественно-политических движениях, ценность общественного признания и материальной обеспеченности, суммарный позитивный атрибутивный стиль, продуманный поиск работы во время безработицы, общий стаж работы, стаж работы на данном предприятии, возраст, наличие высшего образования, размер семьи. Выделенные переменные значимо дифференцируют (вероятность ошибки от p < 0,05 до p < 0,005) трудоустроившихся и нетрудоустроившихся респондентов. Если сравнить обобщённые образы успешных и неуспешных респондентов, то первые потенциально более мобильны и социально активны и при этом менее притязательны, более оптимистичны (успехи приписывают себе, рассматривают их как постоянные и универсальные). Они склонны к продумыванию своих действий и анализу возможностей во время кризиса.

Наиболее сильное направленное влияние на преодоление безработицы оказывают (использовались методы множественной логистической регрессии и множественной линейной регрессии):

- по критерию трудоустройства – позитивный атрибутивный стиль личности (рефлексивная характеристика) (значение коэффициента регрессии b = 0,466, p = 0,032);

- по критерию удовлетворённости жизнью – размер семьи (значение коэффициента регрессии b = 0,368, p = 0,024);

- по критерию общей самоэффективности надёжных оснований для выделения детерминирующей переменной не выделено.

Таким образом, в преодолении безработицы в течение первых шести месяцев после увольнения принимают участие как исходные, так и процессуальные факторы, как психологические, так и социально-демографические переменные. Среди психологических переменных роль рефлексивных характеристик личности оказывается более высокой, чем мотивационных и социально-сетевых.

Также отметим, что объективные и субъективные результаты преодоления образуют хорошо согласованный между собой комплекс переменных по истечении первых шести месяцев безработицы (коэффициенты корреляции значимы с вероятностью ошибки от p = 0,03 до p = 0,001). Это свидетельствует о внутренне противоречивом характере преодоления безработицы.

В рамках второй организационной схемы (пребывание в ситуации безработицы в течение шести месяцев – трудоустройство или продолжение безработицы по истечении ещё шести месяцев) механизм преодоления включает в основном психологические переменные: отсутствие намерения получать пособие, более низкую приверженность своей специальности, более низкий негативный атрибутивный стиль, отсутствие склонности к расширению социальных связей в период безработицы, отсутствие склонности к хаотичному поиску работы и одну социальную переменную – членство в клубах и общественных объединениях. Выделенные переменные значимо дифференцируют (вероятность ошибки от p < 0,04 до p < 0,001) трудоустроившихся и нетрудоустроившихся респолндентов. К значимым психологическим переменным также относится наличие устойчивой и реалистичной веры в социальную поддержку, которая базируется на накопленных в предшествующий период жизни социальных ресурсах, социальной прагматичности (способность быть своевременным при использовании социальных ресурсов).

Наиболее сильное направленное влияние на преодоление безработицы оказывают:

- по критерию трудоустройства – отсутствие намерения получать пособие (мотивационная характеристика) (значение коэффициента регрессии b = 1,962, p = 0,018), отсутствие склонности к хаотичному поиску работы (процессуальная рефлексивно-мотивационная характеристика) (значение коэффициента регрессии b = 0,924, p = 0,024);

- по критерию удовлетворённости жизнью – членство в клубах, общественных объединениях (значение коэффициента регрессии b = 0,388, p = 0,006).

- по критерию общей самоэффективности надёжных оснований для выделения детерминирующей переменной не выделено.

По истечении года после потери работы объективные и субъективные результаты преодоления перестают быть согласованным комплексом переменных (трудоустройство тесно связано только с уровнем общей удовлетворённости жизнью – вероятность ошибки p = 0,001, но не связано с уровнем общей самоэффективности, а два субъективных параметра коррелируют между собой лишь на уровне тенденции). Этот результат объясняет, почему после длительной безработицы наблюдаются выраженные негативные эффекты последействия. Личности приходится прилагать дополнительные усилия для координации объективных и субъективных параметров своей жизненной ситуации.

Сопоставление факторов и механизмов преодоления ненормативного ИКЗ в рамках двух организационных схем позволяет сделать заключение, что в первые полгода безработицы более значимы рефлексивные характеристики личности. В течение последующих шести месяцев повышается значение мотивационных и социально-сетевых характеристик, а психологические факторы становятся относительно более значимыми, чем социально-демографические.

И в первые полгода, и во вторые полгода после потери работы не зафиксирована связь между значимыми исходными и процессуальными характеристиками личности, что свидетельствует о формировании и актуализации в период кризисной ситуации специфических видов активности, влияющих на результаты преодоления. Динамика этих активностей отражает особенности самоорганизации личности. В первые полгода преодоление безработицы в большей степени зависит от конструктивных процессов (продуманный поиск работы), во вторые полгода – от отсутствия неконструктивных процессов (расширение социальных связей, хаотичный поиск работы). Особо следует сказать о негативной роли хаотичного поиска работы. Если в первые полгода безработицы он отрицательно связан только с итоговым уровнем общей удовлетворённости жизнью (p < 0,05), то во вторые полгода этот вид активности отрицательно коррелирует и с общей удовлетворённостью жизнью (p < 0,05), и с общей самоэффективностью (p < 0,05), и оказывает прямое отрицательное влияние на прагматический результат (трудоустройство). Иными словами, импульсивные, непродуманные действия в кризисной ситуации крайне нежелательны, особенно по мере застревания в кризисе.

Обобщая, мы могли бы сказать, что гипотеза эмпирического исследования о механизме преодоления индивидуального кризиса занятости (на примере безработицы) подтвердилась. Выявлены содержательные связи между исходными и процессуальными характеристиками личности и результатами преодоления ИКЗ. Зафиксирована динамика механизма преодоления на разных стадиях ИКЗ. В проведённом исследовании личность предстаёт функционально-динамической открытой системой, реализующей свои потенции и самоорганизующейся в новых жизненных условиях. Преодоление ненормативного индивидуального кризиса занятости в значительной мере является результатом её преобразовательной активности. Новая жизненная ситуация, появляющаяся как результат преодоления ИКЗ, строится по «законам» психологических характеристик личности.

В шестой главе («Особенности прохождения и преодоления нормативного и ненормативного индивидуального кризиса занятости») проверяется не только гипотеза о содержании механизма преодоления ИКЗ (в данном случае – нормативного), но также гипотеза о психологических различиях между нормативным и ненормативным ИКЗ. Используются данные выпускников вузов, у которых кризис начинается при окончании профессионального учебного заведения, и взрослых работников, получивших уведомление о сокращении и оказавшихся вскоре без работы (используется выборка, проанализированная в предыдущей главе в рамках первой организационной схемы). В рамках проверки второй гипотезы анализируются особенности предкритической и посткритической фаз нормативного и ненормативного кризиса, а также процессы самоорганизации безработных выпускников и взрослых безработных.

Исследование позволило выявить, что предкритические фазы нормативного и ненормативного ИКЗ имеют сходство по параметрам неопределённости жизненных перспектив и уровня общей самоэффективности (последний сильно отличается от нормативных показателей – для выпускников с вероятностью ошибки p = 0,00001, для взрослых работников с вероятностью ошибки p = 0,0001).

Различия между группами связаны с показателями общей удовлетворённостью жизнью (у выпускников она существенно выше) и отношением к разрушению текущей социальной ситуации занятости – взрослые работники рассматривают предстоящее увольнение как нарушение психологического контракта между ними и работодателями, а для выпускников вузов предстоящий выход на свобобдный рынок труда – закономерный результат обучения в вузе.

Механизм преодоления нормативного ИКЗ (на примере выпускников вузов) включает психологические и социально-демографические переменные: приверженность ценности «личное достоинство и само­уважение», выраженность реалистических и исследовательских профессиональных предпочтений (по Д. Холланду), пол, место проживания, имеющиеся материальные ресурсы. Эти характеристики значимо дифференцируют (вероятность ошибки от p < 0,04 до p < 0,003) трудоустроившихся и нетрудоустроившихся выпускников и коррелируют с достигнутым статусом занятости. Однако, как показал регрессионный анализ, они не являются значимыми предикторами ни по одному из критериев преодоления, а сами критерии предстают достаточно разрозненными показателями (только между трудоустройством и уровнем общей удовлетворённости жизнью зафиксирована тесная связь – вероятность ошибки р = 0,01).

Сопоставление полученных результатов с факторами и механизмом преодоления ненормативного ИКЗ свидетельствует о том, что типы кризисов отличаются друг от друга. Для нормативного ИКЗ предикторы трудоустройства и психологического благополучия не выделяются, значение психологических переменных в целом ниже и они имеют другое содержание (все – мотивационные). Для ненормативного ИКЗ и предикторы выделяются, и значение психологических переменных выше, и они разнообразнее по составу (включают как мотивационные, так и рефлексивные). Выявленные различия следует объяснять большей вариативностью индивидуальных жизненных линий взрослых людей, которые в большей степени зависят от личностно-психологических факторов. Данный вывод хорошо согласуется с положениями всевозрастного развития человека (П. Балтес с соавт., 1999).

Способы самоорганизации в ИКЗ среди безработных выпускников вузов и взрослых работников, не сумевших трудоустроиться, существенно отличаются по параметрам продуманного поиска работы (p = 0,00004), расширения социальных связей (p = 0,006), доступности помощи со стороны родственников (p = 0,01).

Оказалось, что преодоление индивидуального кризиса занятости (трудоустройство) не сопровождается какими-либо отличиями в психологическом благополучии молодых и зрелых людей. Если же произошло застревание в безработице (непреодоление ИКЗ), то для взрослых этот результат – психологически более затратный, особенно по критерию общей самоэффективности (отличие от выпускников значимо с вероятностью ошибки p = 0,002). Иными словами, по истечении шести месяцев после увольнения взрослые безработные оказываются психологически более уязвимыми, чем безработные молодые специалисты. Частично выявленное отличие объясняется особенностями прохождения ИКЗ – взрослые меньше продумывают поиск работы, более хаотичны и, следовательно, в меньшей степени осуществляют субъективный контроль над ситуацией, меньше уверены в своей способности справляться с проблемами. Сюда же следует добавить разницу в ожиданиях окружающих – членов семьи, знакомых, которые могут по-разному оценивать пребывание без работы молодых специалистов и взрослых людей и тем самым влиять на их психологическое самочувствие.

Обобщая полученные результаты, можно утверждать, что эмпирическая гипотеза о различиях нормативного и ненормативного типов ИКЗ подтвердилась. Поскольку данные типы кризисов отличаются по предпосылкам (завершение стадии профессионального развития – закрытие предприятия), непосредственному источнику (первый выход на рынок труда – потеря работы), психологическим симптомам предкритической фазы, механизмам преодоления (включая способы самоорганизации в кризисе), структурированности критериев преодоления, психологической цене непреодоления, мы можем говорить о валидности: во-первых, самого понятия ИКЗ и схемы его анализа; во-вторых, предложенной концепции механизма преодоления ИКЗ; в-третьих, разработанного методического инструментария. Данное обобщение свидетельствует о том, что понятие ИКЗ способно репрезентировать психологические особенности жизненного пути личности в его критические, переломные моменты и, тем самым, выполнять функцию теоретического инструмента в научных исследованиях.

В седьмой главе («Психологическое профилирование в индивидуальном кризисе занятости») решается задача разработки теоретического представления, которое облегчает перевод научных результатов о факторах, механизмах, стратегиях преодоления индивидуального кризиса занятости в плоскость их практического использования. В роли такого представления выступает понятие психологического профилирования.

Как показал анализ литературы, можно говорить о двух типах ситуаций, к которым применима процедура профилирования. С одной стороны, она позволяет описывать и объяснять поведение в социально значимых, но обычных ситуациях (посещение магазинов, трудовая или учебная деятельность). С другой стороны, она даёт возможность прогнозировать поведение в кризисных ситуациях, когда привычные или нормативно приемлемые связи с социальным окружением разрушаются. Примерами являются окончание учебного заведения, потеря работы, совершение тяжких преступлений и т. п.

Под психологическим профилированием понимается практико-ориентированный способ описания и объяснения личностно-средового взаимодействия, при котором определяются психологические факторы успешного/неуспешного решения индивидуальных и социальных проблем, строятся соответствующие профильные модели и типологии. Возможность психологического профилирования в том или ином типе кризисной ситуации можно обосновать понятиями бытия личности и самоорганизации личности, согласно которым в результатах преодоления кризисной ситуации объективируются психологические характеристики личности.

Факторно-динамическая и маршрутная модели преодоления ИКЗ выступают непосредственным основанием психологического профилирования в ИКЗ. Они предоставляют информацию о: соотношении конкретных рефлексивных, мотивационных, социально-сетевых характеристик личности, важных для преодоления кризиса на разных его стадиях; типах безработных в зависимости от структуры трудового сознания; способах решения проблем, влияющих на успешное преодоление ИКЗ; методах психологического измерения данных свойств личности.

В рамках психологического профилирования появляется возможность целенаправленно искать способы воздействия на личность в ситуации кризиса. Эти воздействия связаны с «канальными факторами», т. е. такими аспектами во взаимодействии человека и ситуации, которые способны оказать наибольшее влияние на его поведение (Л. Росс, Р. Нисбетт, 1999). Например, если воспользоваться содержанием маршрутной модели преодоления ИКЗ, то к позитивным канальным факторам следует отнести индивидуальные способы решения проблем, обобщённые в такие категории, как: активное и целенаправленное использование ресурсов своей межличностной сети; действенная конкретизация образа Я, своих планов и оценок происходящего; достраивание контекста текущей жизненной ситуации. Обучение соответствующим способам решения проблем, их презентация, обсуждение и т. д. могут составить содержание практической помощи людям, переживающим индивидуальный кризис занятости.

В заключении подводятся итоги проведённого исследования, формулируются обобщённые выводы, намечаются перспективы дальнейших исследований. В частности, делается вывод, что результаты диссертационного исследования могут быть применены для переосмысления и обогащения профессиональной ориентации как социальной и психологической услуги. Психологическое профилирование рассматривается в качестве важного аспекта профессиональной ориентации, которая в современных условиях призвана решать несколько иные задачи, чем в условиях стабильного советского общества. Очевидна необходимость переключения на такие задачи, как: подготовка молодёжи не только к выбору профессии, но и к эффективному поведению на свободном рынке труда после получения профессии; обучение приёмам самоорганизации в индивидуальных кризисах занятости; выбор адекватных своим индивидуальным особенностям стратегий поведения в сфере занятости; психологическое сопровождение карьеры на разных её этапах, в разных типах кризисов и др. В методологическом плане результаты диссертации подготавливают переход от технологий, ориентирующих личность в мире профессий, к технологиям, ориентирующим в мире занятости, а это уже другой уровень обобщения и решения личностных и социальных проблем в современных условиях.

Другая перспектива, вырастающая из материалов диссертации, связана с оформлением психологии занятости как нового раздела отечественных экономико-психологических исследований. Выделяются объект, предмет, уровни теоретического анализа, предлагаются направления разработки понятийного и методического аппарата и внутренней дифференциации психологии занятости – она может включать психологию занятости личности, социальную психологию занятости, возрастную психологию занятости и т. д.

Предмет психологии занятости – психологические явления и закономерности, связанные с вовлечением населения в различные виды хозяйственной активности и выходом/исключением из них и проявляющиеся на личностно-групповом и надличностно-групповом уровнях. Формирование понятийной системы психологии занятости предполагает, с одной стороны, более детальную проработку (дифференциацию) её объекта и предмета, а с другой стороны, адаптацию понятий, сложившихся в смежных отраслях психологии. В диссертации введены понятия «индивидуальный кризис занятости», «самоорганизация личности в индивидуальном кризисе занятости», «психологическое профилирование в индивидуальном кризисе занятости»; другими специальными понятиями психологии занятости могут быть «карьерная мобильность», «приверженность карьере», «психологический контракт» и т. д., но они требуют специальной методологической и теоретической рефлексии для своего использования.

Выводы диссертационного исследования.

1. ИКЗ выступает частью жизненного пути личности, одним из её жизненных кризисов. Понятие ИКЗ размещает человека в пространстве отношений занятости, которые шире отношений человека и профессии, поэтому в его содержании самым непосредственным образом отражаются изменения в экономике, социальной структуре, трудовой идеологии общества.

Под ИКЗ понимается разрушение, деформация, кардинальная перестройка значимых связей личности с институтом трудовой занятости, которые инициируются извне или самой личностью, сопровождаются изменениями в её социальном, материальном и, нередко, профессиональном статусе, ухудшением психологического благополучия, что предъявляет повышенные требования к адаптационным возможностям личности, требует преодолевающих усилий с её стороны. Введение понятия ИКЗ определяется как тенденциями развития сферы занятости в мире и России, так и логикой психологического изучения жизненного пути личности.

ИКЗ может быть описан с помощью аналитической схемы, которая включает следующие элементы: 1) предпосылки кризиса; 2) непосредственный источник; 3) психологические симптомы; 4) динамика; 5) факторы и способы преодоления (прохождения) кризиса; 6) критерии преодоления; 7) обстоятельства, усугубляющие протекание кризиса; 8) цена преодоления. Важным инструментом анализа ИКЗ является понятие социальной ситуации занятости, введённое по аналогии с социальной ситуацией развития и социальной ситуацией профессионального развития. Разрушение одной ситуации и выстраивание новой образует содержание прохождения и преодоления ИКЗ.

ИКЗ могут быть нормативными и ненормативными (относительно неожиданными в расписании жизни), социально и личностно обусловленными, краткосрочными и долгосрочными (включающими длительную подготовительную фазу или длительное восстановление социального статуса и психологического благополучия), конструктивными и деструктивными, высокозатратными и низкозатратными для личности и её окружения.

Понятие ИКЗ создаёт концептуальные возможности для сопоставления и психологического анализа изменений в занятости личности, возникающих в ситуациях безработицы, экономической депривации, территориальной миграции, профессионально-трудовой мобильности, поиска первой работы и т. д. В современных социально-экономических условиях России одним из центральных феноменов индивидуального кризиса занятости является безработица.

ИКЗ может сочетаться с кризисами возрастного или профессионального развития, но не тождествен им. Использование данного понятия позволяет более дифференцированно рассматривать структуру жизненного пути личности и изучать личность в конкретных социально-экономических контекстах.

2. Психологические интерпретации личности в ситуации безработицы делятся на три большие группы, или подходы.

В институциональном подходе психологическое содержание безработицы выводится из особенностей института трудовой занятости – его ценностей и норм, финансовых механизмов, темпоральных, межличностных, организационных и других особенностей. У моделей и концепций, сложившихся в данном подходе, общий знаменатель: личность зависима от института трудовой занятости, нуждается в принадлежности к нему; разрыв, ослабление или перестройка связей с институтом трудовой занятости в результате потери работы вызывает материальную, социальную и психологическую депривацию личности. Основные понятия: социальный институт занятости, депривация. Основная метафора данного подхода: личность страдает в ситуации безработицы.

Главным в моделях когнитивно-мотивационного подхода является понимание личности как оценивающего, интерпретирующего и действующего субъекта, который сам может выбрать активную или пассивную форму поведения в трудной жизненной ситуации. Основные понятия: мотивация, атрибутивные процессы, совладающее поведение, поиск работы. Основная метафора данного подхода: личность действует в ситуации безработицы.

Биографический подход является, скорее, предпосылкой для целенаправленных исследований безработицы, чем уже оформившейся традицией в данной предметной области. Он дополняет институциональный и когнитивно-мотивационный подходы за счет введения и активного использования понятия «карьера». Модели биографического подхода разнородны, но всё же у них есть общий знаменатель: безработица – составная часть жизненного пути и карьеры личности; прохождение безработицы зависит от стадии жизненного пути, социально-исторического контекста, адаптивных возможностей личности, особенностей взаимодействия личностных и средовых факторов в прошлом и настоящем. Основные понятия: карьера, адаптивность, социальное функционирование личности, риск-факторы развития. Основная метафора данного подхода: личность развивается в течение жизненного пути через прохождение разных ситуаций, включая безработицу.

Понятия психического здоровья и/или психологического благополучия являются общими для всех трёх подходов.

3. Историко-психологический анализ позволил выделить три специфические особенности психологического знания о безработице. Их содержание связано с эволюцией предметных фокусировок исследователей, изменением в методах и организации исследований, местом психологии в междисциплинарном взаимодействии при изучении безработицы. В сочетании с основными интерпретациями личности эти особенности могут рассматриваться в качестве историко-психологической схемы анализа безработицы.

Одна из ключевых тенденций в развитии психологического знания о безработице связана с ростом внимания к порождающему аспекту данного явления. Понимание безработицы как порождающего процесса, включенного в индивидуальный жизненный путь, историю семьи, сообщества и функционирование рынка труда, инициирует поиск ответов на вопросы, как человек восстанавливает свою занятость или, наоборот, терпит неудачи, как он закладывает своим пребыванием в состоянии безработицы долгосрочные эффекты для себя и других. Порождающие процессы осмысливаются в зарубежной психологии через призму понятий «мотивация», «совладание», «поиск работы», «адаптивность», «карьера». Соответственно, доминирующими при интерпретации безработицы становятся метафоры личности действующей и развивающейся.

4. Введение и проработка понятия ИКЗ, а также анализ эволюции психологического знания о безработице позволили дать комплексное психологическое определение безработицы. Это сложный психологический феномен, который включён в экономические, технологические, социальные механизмы функционирования общества и одновременно выступает составной частью жизненного пути личности. Безработицаразновидность индивидуального кризиса занятости. Возникая в результате вынужденной или добровольной потери оплачиваемой работы, она сопровождается ухудшением социального, материального статусов и психологического благополучия личности, имеет определённую временную длительность и фазы протекания, индивидуально-типические механизмы, критерии и психологическую цену преодоления.

Как следует из определения, понятие ИКЗ позволяет объединить все три подхода к анализу личности в ситуации безработицы: с точки зрения внешних депривирующих воздействий, с точки зрения включённости в структуру жизненного пути и карьеры, с точки зрения преодоления безработицы. Тем самым подтверждается теоретическая валидность понятия ИКЗ и правомерность его использования в качестве познавательного средства достаточно высокого уровня обобщённости.

5. В отечественной психологической литературе, посвящённой безработице, доминируют работы прикладного характера. Публикации, в которых предпринимаются попытки теоретического осмысления данного феномена, встречаются редко. Опираясь на анализ современного состояния исследований, мы смогли сформулировать одно из перспективных направлений дальнейших поисков. Оно связано с методологической, теоретической, эмпирической проработкой порождающего аспекта безработицы и других разновидностей ИКЗ.

6. Преодоление ИКЗ – вид преобразовательной активности, процесс и продукт самоорганизации личности.

Самоорганизация личности начинается с момента разрушения привычной социальной ситуации занятости и появления ситуации неопределённости, таящей в себе альтернативные пути развития. Самоорганизация – это разрешение противоречий между личностью и внешними условиями за счёт формирования направления выхода из неопределённой, кризисной ситуации, инициирования различных видов активности, их структурирования и переструктурирования, поиска, привлечения и использования внутренних и внешних ресурсов. Она имеет конструктивный или деструктивный характер в зависимости от достигаемых результатов (жизненных новообразований). В самоорганизации проявляется субъектное начало человека, решающего задачу восхождения от наличного к желаемому или должному. Самоорганизация – один из психологических механизмов бытия личности. Она шире совладания и психической саморегуляции.

С точки зрения системного подхода в преодолении ИКЗ можно выделить структурный, детерминационный, динамический аспекты.

7. Структурный аспект преодоления ИКЗ раскрывается через понятие стратегии самоорганизации личности и построение маршрутной модели преодоления безработицы.

Под стратегией самоорганизации личности в ситуации безработицы понимается более или менее устойчивая линия поведения после потери работы, которая варьирует у разных людей по своей социально-экономической направленности, длительности, психологическому содержанию (т. е. используемым внутренним и внешним средствам), успешности.

Структурными элементами стратегии самоорганизации личности выступают социальные маршруты поведения на рынке труда, трудовое сознание (индивидуальные проекты занятости), способы решения проблем, вызванных безработицей. В совокупности эти элементы образуют маршрутную модель преодоления безработицы, которая отражает степень взаимного вероятностного соответствия между элементами, имеет графическое выражение. Модель объясняет многообразие психологических проявлений безработицы и может использоваться в качестве инструмента её психологической интерпретации.

Социальные маршруты поведения характеризуют общую направленность самоорганизации личности в ситуации безработицы. Они включают: перемещение к работодателям, к организациям, оказывающим социальные услуги на рынке труда (это могут быть учреждения Федеральной службы занятости населения, учебные заведения, общественные организации), альтернативный стиль жизни (сюда относятся домашнее хозяйствование, приобретение статуса самостоятельного работника, фермера и т. п.).

Трудовое сознание является связующим звеном между внешними социальными регуляторами и действиями людей на рынке труда. Данное понятие выступает теоретическим инструментом, который позволяет фиксировать сложно организованные формы психической активности личности в сфере занятости. В нашем исследовании трудовое сознание рассматривается через проекты занятости, которые включают эмоционально-оценочные, рефлексивные, мотивационные компоненты.

Эмпирически выделено 8 типов проектов занятости: неразборчивость, уход в семью, общественно-политическая активность, профессиональная мобильность, предпринимательство, социальное иждивенчество, приверженность специальности, гедонизм. Проекты занятости характеризуют содержательно-целевой аспект самоорганизации личности в ситуации безработицы.

Способы решения проблем, вызванных безработицей, обозначают конкретные внешние и внутренние действия, которые используются безработными для саморегуляции и регуляции поведения окружающих людей. Способы решения проблем связаны с проектами занятости, но не перекрываются ими, поскольку являются более ситуативными, прикладными образованиями, имеют поведенческие компоненты. Они включены в формирование и реализацию проектов, когда субъекту, выбравшему тот или иной маршрут поведения, приходится согласовывать свои наличные ресурсы с реальными возможностями и ограничениями.

Эмпирически выделено 7 обобщённых способов решения проблем: защитное, избегающее поведение, хаотичный поиск, поиск в условиях недостаточной информированности, продуктивное иждивенчество, активное и целенаправленное использование ресурсов своей межличностной сети, действенная конкретизация образа Я, своих планов и оценок происходящего, достраивание контекста текущей жизненной ситуации.

Три обобщённых способа – активное и целенаправленное использование ресурсов своей межличностной сети, действенная конкретизацией образа Я, своих планов и оценок происходящего, достраивание контекста текущей жизненной ситуации – обладают более высоким конструктивным потенциалом при преодолении безработицы.

Способы решения проблем дополняют друг друга и могут присутствовать в поведении одного и того же человека. Они характеризуют инструментальный аспект самоорганизации личности в ситуации безработицы.

8. Детерминационный и динамический аспекты преодоления ИКЗ раскрываются через построение факторно-динамической модели преодоления безработицы. Модель включает три группы компонентов. Первую группу образуют исходные мотивационные, рефлексивные, социально-сетевые, а также социально-демографические характеристики личности, с которыми она вступает в ситуацию безработицы. Вторую группу составляют процессуальные характеристики, формирующиеся в самой ситуации безработицы и отражающие в своём содержании мотивационные, рефлексивные и социально-сетевые аспекты самоорганизации личности. Третью группу компонентов формируют результатные характеристики преодоления; они делятся на объективные (трудоустройство или иные варианты социальной мобильности) и субъективные (тот или иной уровень психологического благополучия). Взаимодействие исходных и процессуальных характеристик с результатными характеристиками образует механизм преодоления личностью ситуации безработицы.

Эмпирическое исследование факторно-динамической модели позволило сделать заключение, что в механизм преодоления включены как исходные, так и процессуальные рефлексивные, мотивационные, социально-сетевые факторы, как психологические, так и социально-демографические переменные, причем их значение в разные периоды безработицы неодинаково.

В первые полгода после увольнения более важную роль для трудоустройства играет позитивный атрибутивный стиль (исходная рефлексивная характеристика), а для поддержания удовлетворённости жизнью – размер семьи (исходная социально-демографическая характеристика). Объективные и субъективные результаты преодоления образуют хорошо согласованный между собой комплекс переменных, но детерминируются разными факторами.

В течение последующих шести месяцев изменяется состав и количество характеристик личности, участвующих в преодолении. Более важную роль для трудоустройства начинают играть отсутствие намерения получать пособие (исходная мотивационная характеристика) и отсутствие склонности к хаотичному поиску работы (процессуальная рефлексивно-мотивационная характеристика), а для удовлетворённости жизнью – членство в клубах, общественных объединениях, партиях (исходная социально-сетевая характеристика). Психологические факторы становятся более значимыми, чем социально-демографические, а исходные и процессуальные психологические факторы уравниваются в своём значении.

Объективные и субъективные результаты преодоления перестают быть хорошо согласованным комплексом переменных и также детерминируются разными факторами. Этот результат объясняет, почему после длительной безработицы наблюдаются выраженные негативные эффекты последействия. Личности приходится прилагать дополнительные усилия для координации объективных и субъективных параметров своей жизненной ситуации.

И в первые полгода, и во вторые полгода после потери работы не зафиксирована связь между значимыми исходными и процессуальными психологическими характеристиками личности, что свидетельствует о формировании и актуализации в период кризисной ситуации специфических видов активности, влияющих на результаты преодоления. Динамика этих активностей отражает особенности самоорганизации личности. В первые полгода преодоление безработицы в большей степени связано с конструктивными процессами (продуманный поиск работы), во вторые полгода – с отсутствием неконструктивных процессов (хаотичный поиск работы, расширение социальных связей) самоорганизации. Полученные результаты свидетельствуют о негативной роли хаотичного поиска работы на обеих стадиях безработицы. По мере застревания в кризисе этот вид активности начинает влиять не только на психологическое благополучие личности, но и на прагматический результат (трудоустройство).

В целом полученные результаты дают основание рассматривать преодоление ненормативного ИКЗ (безработицы) как иерархически выстроенную и динамичную психологическую систему самоорганизации личности. Новая ситуация занятости, появляющаяся по мере преодоления ненормативного ИКЗ, в значительной степени строится по «законам» психологических характеристик личности.

9. Механизм преодоления нормативного ИКЗ (на примере выпускников вузов) включает психологические и социально-демографические переменные: приверженность ценности «личное достоинство и само­уважение», выраженность реалистических и исследовательских профессиональных предпочтений, пол, место проживания, имеющиеся материальные ресурсы. Однако эти переменные не являются значимыми предикторами ни по одному из критериев преодоления. Сами же критерии предстают достаточно разрозненными показателями.

Сопоставление полученных результатов с факторами и механизмом преодоления ненормативного ИКЗ свидетельствует о том, что типы кризисов отличаются друг от друга. Для нормативного ИКЗ предикторы трудоустройства и психологического благополучия не выделяются, значение психологических переменных в целом ниже, и они имеют другое содержание (все – мотивационные). Для ненормативного ИКЗ и предикторы выделяются, и значение психологических переменных выше, и они разнообразнее по составу. Выявленные различия следует объяснять большей вариативностью индивидуальных жизненных линий взрослых людей, которые в большей степени зависят от личностно-психологических факторов.

10. Установлено, что предкритические фазы нормативного и ненормативного ИКЗ имеют сходство по параметрам неопределённости жизненных перспектив и общей самоэффективности. Различия связаны с показателями общей удовлетворённости жизнью и отношением к разрушению текущей социальной ситуации занятости.

Способы самоорганизации среди безработных выпускников вузов и взрослых работников, не сумевших трудоустроиться, существенно отличаются по параметрам продуманного поиска работы, расширения социальных связей, доступности помощи со стороны родственников. Иными словами, прохождение нормативного и ненормативного ИКЗ осуществляется по-разному.

Посткритические фазы нормативного и ненормативного ИКЗ не отличаются по параметрам общей удовлетворённости жизнью и общей самоэффективности. Существенные отличия наблюдаются в случае непреодоления ИКЗ. Для взрослых работников «застревание» в ИКЗ – психологически более затратный процесс, чем для выпускников вузов.

11. Поскольку нормативный и ненормативный типы ИКЗ отличаются по предпосылкам (завершение стадии профессионального развития – закрытие предприятия), непосредственному источнику (первый выход на рынок труда – потеря работы), психологическим симптомам предкритической фазы, механизмам преодоления (включая способы самоорганизации в кризисе), согласованности критериев преодоления, психологической цене непреодоления, мы можем говорить о валидности: во-первых, самого понятия ИКЗ и схемы его анализа; во-вторых, предложенной концепции механизма преодоления ИКЗ; в-третьих, разработанного методического инструментария. Данное обобщение свидетельствует о том, что понятие ИКЗ способно репрезентировать психологические особенности жизненного пути личности в его критические, переломные моменты и тем самым выполнять функцию теоретического инструмента в научных исследованиях.

12. В ходе исследования разработаны русскоязычные версии и прошли первичную психометрическую проверку опросники ASQ и SSQSR. Получены данные об их внутренней и ретестовой надёжности, конструктной, критериальной и эмпирической валидности. Данные опросники могут использоваться в научных исследованиях.

Также разработан авторский опросник ССБ, направленный на измерение процессуальных психологических факторов преодоления безработицы и не имеющий аналогов в отечественной психологии. Получены данные о его внутренней и ретестовой надёжности, конструктной, критериальной и эмпирической валидности. Данный опросник может применяться в научных исследованиях.

Опросники ASQ, SSQSR, ССБ, а также другие шкалы, использованные в исследовании, в совокупности образуют психодиагностический комплекс, направленный на обследование лиц, вступающих в индивидуальный кризис занятости или переживающих его. Психодиагностический комплекс может служить методической основой для развития технологий психологического профилирования на рынке труда, профессиональной ориентации, переориентации и психологической поддержки незанятого населения.

13. Психологическое профилирование – это практико-ориентированный способ описания и объяснения личностно-средового взаимодействия, при котором определяются психологические факторы успешного/неуспешного решения индивидуальных и социальных проблем, строятся соответствующие профильные модели и типологии. Понятие психологического профилирования облегчает перевод научных результатов о стратегиях, факторах, механизмах преодоления индивидуального кризиса занятости в плоскость их практического использования.

Основанием психологического профилирования в ИКЗ является содержание факторно-динамической и маршрутной моделей преодоления кризиса, которые предоставляют информацию:

– о соотношении конкретных рефлексивных, мотивационных, социально-сетевых характеристик личности, типах трудового сознания, способах решения проблем, обеспечивающих (или блокирующих) успешное преодоление ИКЗ;

– о методах психологического измерения данных свойств личности.

14. И последний вывод. Введение понятий индивидуального кризиса занятости и самоорганизации личности в индивидуальном кризисе занятости является шагом в решении фундаментальной проблемы соотношения психологического и экономического в условиях социальных изменений (на её значимость и одновременно слабую проработанность обращает внимание А. Л. Журавлёв, 2002). Эти понятия позволяют изучать проблему бытия личности в сфере занятости и рынка труда, способствуют исследованию конкретных проявлений личности как субъекта жизненного пути. Результаты исследования позволили выделить эмпирически конкретные формы и детерминанты преобразовательной активности личности в ситуации безработицы. Сама же личность предстала перед нами в качестве открытой функционально-динамической системы, реализующей свои потенции и самоорганизующейся в новых жизненных условиях. В предложенных моделях преодоления ИКЗ реализуется идея о неразрывной связи сознания и деятельности (жизнедеятельности, поведения). Данная связь раскрывается как форма объективации субъективного.

Публикации автора, отражающие содержание диссертации.

Монографии:

1.  Личность в кризисе занятости: стратегии и механизмы преодоления кризиса. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2004. 315 с. (18,37 п. л.).

2.  Психологическое профилирование на рынке труда. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2003. 154 с. (в соавторстве – 7/9,3 п. л.).

3.  Социальные проблемы кубанской молодёжи в условиях изменяющегося общества 1920-х и 1990-х годов. Краснодар, 2004. 275 с. (в соавторстве – 2,5/12 п. л.).

Главы в коллективных монографиях, статьи, брошюры, тезисы докладов:

4.  Прогнозирование студентом своего жизненного пути и организация педагогического процесса в вузе // Проблемы повышения профессионализма и продуктивность педагогической деятельности: Тез. докл. Всесоюзной научн-практ. конф. Усть-Каменогорск-Ленинград: УКПИ. 1989. С. 282-284 (0,15 п. л.).

5.  Теоретический анализ жизненных прогнозов личности // Личность и познавательные процессы. Сб. статей Всесоюзной научно-практ. конф. Ч.1. М.: МПГУ. 1991. С. 39-42 (0,3 п. л.).

6.  Прозирование жизненного пути в структуре регуляции поведения личности // Проблемы психологии воли. Тезисы V Всесоюзной научн. конф. Рязань: РГПИ. 1991. С. 48-49 (0,15 п. л.).

7.  К проблеме познания будущего на основе представлений человека о будущем // Теоретические и прикладные проблемы практической психологии. Материалы регион. научно-практ. конф. Краснодар: КубГУ. 1992. (0,2 п. л.).

8.  Перемещение молодежи в сферу предпринимательства в контексте проблемы социальной адаптации // Проблемы эффективного управления экономикой в условиях перехода к рынку. Тез. докл. межд. научно-практ. конф. Краснодар: КубГУ. 1994. (0,1 п. л.).

9.  The problems of Personality in the Changing Sistem of Education // IV Europеan congress of Development psychologists. Athens. 1995 (в соавторстве – 0,03/0,1).

10. Размышления после ярмарки вакансий // Человек и труд. 1995. № 9 (в соавторстве – 0,2/0,5).

11. Интерпретация структур субъективного времени в современных условиях // Проблемы психологии времени. Тез. докл. межд. научной конф. Одесса: ОГУ. 1995 (0,15 п. л.).

12. Теоретические и организационные перспективы в профориентационной работе в современных условиях // Теоретические и прикладные проблемы соц.-психологической и медико-педагогической службы. Материалы X регион. научн.-практ. конф. Краснодар: КубГУ. 1996. С. 13-15 (0,3 п. л.).

13. Молодежь в переходный период: между мужским и женским типами занятости // Взгляд в будущее: молодежь, общество, цивилизация. Тез. межд. научн.-практ. конф. Одесса, 1996. (0,1 п. л.).

14. Выбор профессии: профессиональные и социальные ориентации выпускников общеобразовательных школ Краснодара. Информационный бюллетень. Краснодар: Городской центр занятости населения. 1996. 16 с. (1,3 п. л.).

15. Выпускники профтехучилищ, колледжей, работающая молодежь Краснодара: профессиональные и социальные ориентации. Информационный бюллетень. Краснодар: Городской центр занятости населения. 1996. 15 с. (1,0 п. л.).

16. Адаптация молодежи к социальным изменениям // Социальные изменения в России и молодежь. М.: МОНФ,1997. С. 5-22 (1,0 п. л.).

17. Количественный и качественный подходы в психологическом исследовании адаптации к социальным изменениям // Психологические проблемы самореализации личности: Сб. научных трудов / Под ред. О. Г.Кукосяна. Вып. 2.Краснодар, 1997. С. 57-66 (1,0 п. л.).

18. Трудовое сознание и его эмпирическая типологизация // Психология и практика: Ежегодник РПО. Ярославль, 1998 (0,1 п. л.).

19. Типы трудового сознания незанятых женщин // Психологические проблемы самореализации личности: Сб. научных трудов / Под ред. О. Г. Кукосяна. Вып. 3. Краснодар, 1998. С. 136-147 (в соавторстве – 0,4/0,8 п. л.).

20. Об организации профориентационной работы в образовательном учреждении // Основные направления развития региональной системы социально-психологической поддержки населения / Материалы XII региональной научно-практической конференции. Краснодар, 1999 (в соавторстве – 0,1/0,3 п. л.).

21. Ценность высокого заработка в сознании молодежи // Основные направления развития региональной системы социально-психологической поддержки населения / Материалы XII региональной научно-практической конференции. Краснодар, 1999 (в соавторстве – 0,1/0,2 п. л.).

22. «Карьерные» размышления, или Послесловие к статье А. Пивнюк // Человек. Сообщество. Управление. Научно-информационный журнал КубГУ. 1999. №3. С. 62-67 (0,3 п. л.).

23. Совладающее поведение “новых бедных” // Человек. Сообщество. Управление. Научно-информационный журнал КубГУ. 1999. №3. С. 35-42 (в соавторстве – 0,25/0,5 п. л.).

24. Отношение к ценности высокого заработка и материальные притязания молодежи // Психологическая адаптация личности к условиям рыночной экономики. Ростов-на-Дону, 1999. С.190-202. (1,0 п. л.).

25. Психологическое содержание профессиональной ориентации // Прикладная психология. 1999. № 4. С.12-29 (1,2 п. л.).

26. О совмещении количественного и качественного подходов в исследовательском цикле // Социология: методология, методы, математические модели. 1999. № 11. С. 5-26. (1,0 п. л.).

27. The educational and job aspirations of various groups of young people (based on materials of a survey in the city of Krasnodar) // Russian Education and Society. 1999. Vol. 41. № 12. P. 4-13. (0,5 п. л.).

28. Человек и рынок труда // Человеческие ресурсы. 1999. №1-2. (1,0 п. л.).

29. Индивидуальное сознание и действие в сфере занятости как предмет изучения // Экономическая социология на пороге третьего тысячелетия. Москва, 14-15 января 2000 г. (0,1 п. л.).

30. Профессиональное обучение и профессиональная ориентация: проблемы взаимодействия в современных условиях // Занятость и образование: Бюллетень, выпуск №1. Москва: ЦСЗУМ МГТУ им. Н. Э.Баумана, 2000. (0,3 п. л.).

31. Способы адаптации безработных в трудной жизненной ситуации // Социологические исследования. 2000. №5. С.35-46 (в соавторстве – 0,5/1,0 п. л.).

32. Самоорганизация при потере работы и формы ее поддержки // Российское общество на рубеже веков. М: МОНФ, 2000. С.120-134 (0,8 п. л.).

33. Социальная адаптация безработных // Трансформация экономических институтов в постсоветской России. М: МОНФ, 2000. С.274-289 (1,0 п. л.).

34. Возможности использования человеком индивидуальных и социальных ресурсов в ситуации отсутствия работы // Куда идет Россия?.. Власть. Общество. Личность. М.: МВШСЭН, 2000. С.341-348 (0,5 п. л.).

35. Маргинальная ситуация и совладающее поведение // Маргинальность в современной России. М.: МОНФ, 2000. С. 95-107 (0,7 п. л.).

36. Поведение безработных в условиях кризисного рынка труда // Маргинальность в современной России. М.: МОНФ, 2000. С. 122-142 (в соавторстве – 0,6/1,2 п. л.).

37. Институциональные аспекты профессиональной ориентации // Маргинальность в современной России. М.: МОНФ, 2000. С. 163-179 (1,0 п. л.).

38. Трехуровневая модель поведения в сфере занятости // Психологические проблемы самореализации личности: Сб. научных трудов / Под ред. О. Г.Кукосяна. Вып. 5. Краснодар, 2000. (0,7 п. л.).

39. Факторы успешного и неуспешного поведения в ситуации безработицы // Кто и куда стремится вести Россию?.. М., 2001. С.347-352 (0,5 п. л.).

40. Использование понятия «совладание» в психологии // Человек. Сообщество. Управление. Научно-информационный журнал КубГУ. 2001. №2. С. 90-106. (0,6 п. л.).

41. Услуги государственной службы занятости населения как объект исследования // Человек. Сообщество. Управление. Научно-информационный журнал КубГУ. 2001. №3. С.65-71. (в соавторстве – (0,2/0,4 п. л.).

42. Психологические основания профилирования безработных и факторы преодоления ситуации безработицы // Психологические проблемы самореализации личности: Сб. научных трудов / Под ред. О. Г.Кукосяна. Вып.6. Краснодар, 2001 (0,5 п. л.).

43. Проблема психологического профилирования людей, ищущих работу // Десять лет на кубанском рынке труда: опыт, проблемы, перспективы развития. Материалы научно-практической конференции. Краснодар, 2001. С.39-41 (0,25 п. л.).

44. Достижение успеха в ситуации безработицы // Социологические исследования. 2002. № 10. С. 46-57. (1,0 п. л.).

45. Биографический подход к кризисам трудовой занятости личности // Человек. Сообщество. Управление. Научно-информационный журнал КубГУ. 2002. №3. С.39-57 (1,0 п. л.).

46. Особенности развития психологического знания о безработице // Социальная психология XXI столетия / Под редакцией профессора В. В.Козлова. Ярославль, 2002. Т.1. С. 206-209 (0,2 п. л.).

47. Единицы анализа трудового поведения домохозяйств // Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ). В 3 ч. Ч. 1 / Под ред. Р. М. Нуреева. Издание второе, исправленное и дополненное. М.: МОНФ, 2003. С. 218-222 (0,3 п. л.).

48. Безработные члены домохозяйств в поисках новой занятости // Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ). В 3 ч. Ч. 1 / Под ред. Р. М. Нуреева. Издание второе, исправленное и дополненное. М.: МОНФ, 2003. С. 232-248 (1,0 п. л.).

49. Модели поведения домохозяйств на российском рынке труда // Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ). В 3 ч. Ч. 1 / Под ред. Р. М. Нуреева. Издание второе, исправленное и дополненное. М.: МОНФ, 2003. С. 248-251 (0,25 п. л.).

50. О психологическом профилировании безработных граждан // Человек и труд. 2003. № 10 (0,3 п. л.).

51. Психологическое профилирование // Человеческие ресурсы. 2003. №3 (в соавторстве – 0,1/0,4 п. л.).

52. Личность в непредвиденных социально обусловленных кризисах: модели объяснения // Личность и бытие: Теория и методология. Материалы всерос. науч.-практ. конф. / Под ред. З. И. Рябикиной, В. В. Знакова. Краснодар: КубГУ, 2003. С. 69-76 (0,5 п. л.).

53. Опыт психометрической адаптации опросника атрибутивного стиля (ASQ) М. Селигмена // Личность и бытие: Личность и социальная реальность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. З. И.Рябикиной, В. В.Знакова. Краснодар, 2003. C.25-28 (в соавторстве – 0,15/0,3 п. л.).

54. Способы адаптации личности в индивидуальном кризисе трудовой занятости // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года: В 8 т. – СПб.: Изд-во С.-Пб. ун-та, 2003 (0,2 п. л.).

55. Организация общения в индивидуальном кризисе трудовой занятости // Международная конференция «Психология общения: социокультурный анализ»: Материалы конференции. Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского госуниверситета, 2003. С.100-101 (0,15 п. л.).

56. Измерение способов поведения личности после потери работы // Человек. Сообщество. Управление. Научно-информационный журнал КубГУ. 2003. № 4. С.106-113 (0,5 п. л.).

57. Разработка опросника «Самоорганизация в ситуации безработицы» // Личность и бытие: субъектный подход: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции. Кн. 1 / Под ред. З. И. Рябикиной, В. В. Знакова. Краснодар, 2004. С.200-204 (0,2 п. л.).

58. Особенности образовательных и должностных притязаний кубанской молодёжи // Социально-психологические и экономические аспекты развития социальной сферы Краснодарского края в современных условиях. Сб. материалов межвузовской научно-практической конференции. Краснодар: ИЭиУ КГМА, 2004. С. 45-48 (0,2 п. л.).

59. Психологические факторы восстановления трудовой занятости // Вопросы психологии. 2004. № 3. С.19-28 (0,8 п. л.).

60. Психология занятости как направление экономико-психологических исследований // Экономическая психология: актуальные теоретические и прикладные проблемы. Материалы пятой научно-практической конференции 22-23 июня 2004 года. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2004. С. 342-344 (0,15 п. л.).

61. Стратегии социальной адаптации российских безработных // Проблемы экономической психологии / Отв. ред. А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. Т. 1. С. 304-332. (1,3 п. л.).

62. Психологические факторы трудоустройства безработных // Проблемы экономической психологии / Отв. ред. А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. Т. 1. С. 333-356. (1,0 п. л.).

63. Психологический анализ кризисных явлений в сфере занятости // Проблемы экономической психологии / Отв. ред. А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. Т 2. С. 123-145. (1,0 п. л.).

64. Бытие личности в условиях кризисного рынка труда // Субъект, личность и психология человеческого бытия / Под ред. В. В. Знакова и З. И. Рябикиной. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. С. 307-316. (0,5 п. л.).

65. Влияет ли активность, проявляемая личностью в ситуации жизненного кризиса, на его преодоление? // Психологическая поддержка личности в различных пространствах её бытия: Матер. Всерос. науч.-практ. семинара. Краснодар, 2005. Ч. 1. С. 46-48. (0,25 п. л.).

Подписано к печати 26.04.2005 г. Усл. печ. л. 2,5. Тираж 100 экз.

350040, Краснодар, ул. Ставропольская, 149



Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника