Русские речевые стереотипы как единицы ментально-лингвального комплекса: их динамика и специфика в восприятии носителя афганской культуры

Образование и науки | Эта статья также находится в списках: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , | Постоянная ссылка

СПИНГАР Мохеб Рахман

РУССКИЕ РЕЧЕВЫЕ СТЕРЕОТИПЫ КАК ЕДИНИЦЫ

МЕНТАЛЬНО-ЛИНГВАЛЬНОГО КОМПЛЕКСА: ИХ ДИНАМИКА

И СПЕЦИФИКА В ВОСПРИЯТИИ НОСИТЕЛЯ

АФГАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва 2010

Работа выполнена на кафедре русской словесности и межкультурной коммуникации

Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Бурвикова Наталия Дмитриевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Зимин Валентин Ильич

кандидат филологических наук, доцент

Фоминых Борис Иванович

Ведущая организация: Московский государственный лингвистический университет

Защита состоится «28» апреля 2010 г. в 10-00 часов в зале

Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212.047.01 Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина по адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Гос. ИРЯ им. А. С. Пушкина.

Автореферат разослан «26» марта 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук,

доцент И. И. Бакланова

Общая характеристика работы

Данная работа выполнена в русле изучения лингвокультурного термина «речевой стереотип» в русском языке и культуре и его восприятия носителем афганской культуры.

Известно, что в современном русском языке динамично происходят лексические (и фразеологические), стилистические, словообразовательные и культурно-фоновые изменения, поскольку они наиболее прямым образом отражают перемены, происходящие в жизни носителей языка.

Актуальность данной диссертации состоит в попытке определить, каким образом изменения в стереотипах русского речевого общения, с точки зрения отражения в нем современной жизни его носителей, приводят иностранцев, в данном случае афганцев, к неадекватному пониманию смысла коммуникации на русском языке. Это в первую очередь становится причиной коммуникативных неудач при восприятии языка российских средств массовой информации (СМИ).

Объектом исследования является русские речевые стереотипы как единицы ментально-лингвального комплекса.

В качестве предмета диссертации проанализированы динамика и специфика русских стереотипов речевого общения в восприятии носителя афганской культуры.

Основной целью диссертации является определение того, какую роль играют изменение и устаревание русских стереотипов речевого общения в межкультурной коммуникации.

Выдвинутая в нашем исследовании гипотеза состоит в том, что развитие русских стереотипов в качестве единиц ментально-лингвального комплекса может привести к коммуникативным неудачам в общении русского и инофона.

Для осуществления этой цели и подтверждения данной гипотезы потребовалось решение ряда задач:

– изучить научную литературу по лингвострановедению и лингвокультурологии;

– проанализировать газетные публикации с точки зрения соответствия отражения в них лингвистическими средствами современной жизни носителей русского языка (на территории Российской Федерации);

– определить, что следует считать устаревшим компонентом владения русским языком с точки зрения отражения им современной жизни его носителей;

– классифицировать эти компоненты;

– прогнозировать ошибки, которые могут возникнуть у инофонов при общении в русской языковой среде в силу существования таких компонентов и по причине расхождения русских речевых стереотипов и стереотипов, сформировавшихся у афганцев.

Методы исследования. Данная работа не является сопоставительным исследованием в строгом лингвистическом понимании этого термина, так как мы не будем непосредственно сопоставлять русский язык с каким-либо языком или языками, распространенными в Афганистане. В ней используется метод лингвистического наблюдения с целью определения степени адекватности понимания афганцами русских текстов, исходя из знания ими в первую очередь российской, во вторую – афганской культуры. Поэтому для решения поставленных задач в основном использовался лингвострановедческий анализ лексики и текста, самоанализ, целенаправленные беседы (обсуждение газетных публикаций) с соотечественниками диссертанта, проживающими в Москве и других крупных городах западноевропейских стран, спонтанные беседы о России с соотечественниками в Афганистане.

Материалом исследования послужили статьи российских газет, ссылки на которые помещаются в круглых скобках сразу за цитируемыми фрагментами. Нами проанализировано значительное количество газетных текстов, отражающих реальную общественно-политическую жизнь в России. Мы выбрали статьи, в которых отражаются сведения, связанные с производством, куплей-продажей и потреблением продуктов питания в СССР и в Российской Федерации, так как продукты питания становятся предметом общения в различных ситуациях, относящихся к сельскому хозяйству, промышленности, торговле, благосостоянию населения и образу жизни, национальным традициям и праздникам, этикету, религии, здравоохранению и социальному обеспечению, общественному устройству страны. Кроме того, существует богатый пласт афоризмов, связанных с едой.

Научная новизна исследования состоит в том, что до сих пор изменения в русских стереотипах речевого общения с точки зрения отражения им реалий современной действительности не получили научного обобщения применительно к речевой практике инофона.

Теоретическая значимость выполненной работы заключается в том, что она способствует органичному сочетанию формируемой коммуникативной компетенции иностранных учащихся с развитием их интеллектуального потенциала. Данное исследование также способствует формированию у иностранцев «чувства языка», пониманию связи формы и стоящего за ней содержания, что служит прочной основой для развития лингвокультурной и коммуникативной компетенции инофона. При этом во внимание принимаются как лингвистические, так и экстралингвистические факторы.

Практическое значение исследования заключается в том, что результаты работы могут быть использованы в практике преподавания курса «русский язык как иностранный», а конкретный иллюстративный материал – для обучения афганцев.

Апробация работы. Основные теоретические положения и результаты исследования были отражены в четырех публикациях и представлены на Международной научной конференции студентов и аспирантов «Российская Федерация и современный мир: пути и перспективы развития», организованной Московским гуманитарным институтом им. Е. Р. Дашковой в Москве (12 декабря 2008 г.).

Обоснованность и достоверность выводов исследования обеспечиваются опорой на научную литературу и на обширный фактический материал русских газетных текстов.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Целесообразно при рассмотрении коммуникативной компетенции в аспекте овладения иностранным языком (культурой) предпочесть термин «стереотип речевого общения» как явления, упрощающего социальные контакты, тем более, что именно стереотипы речевого общения быстрее всего подвергаются изменению.

2. Появление в речевой практике носителя языка новых стереотипов изменяет коммуникативную компетенцию носителя, но не иностранца, для которого актуальными остаются речевые стереотипы, почерпнутые из практики обучения языку или средств массовой информации.

3. Недопонимание и непонимание являются следствием устаревания речевых стереотипов коммуникативной компетенции иностранца, изучавшего русский язык.

4. Специфика русских речевых стереотипов выявляется в сопоставлении с национально культурными стереотипами, бытующими в сознании инофона.

Структура работы. Настоящая диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Главы делятся на разделы, соответствующие характеру исследуемых вопросов.

Содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются объект и предмет, формулируются цель и задачи, указываются методы исследования и источники материала, раскрываются научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность диссертации, излагаются основные положения, выносимые на защиту, а также приводится структура работы.

В первой главе «Стереотипы речевого общения как часть коммуникативной компетенции» приведены основные термины и понятия. Глава включает в себя 2 раздела. В разделе 1.1. «Национально-культурный аспект коммуникативной компетенции» нами рассмотрены различные теории и практически весь терминологический спектр, связанный с лингвострановедением и лингвокультуроведением, поскольку в последнее время активно используются в научной литературе и публицистике понятия, часто соприкасающиеся друг с другом, такие как менталитет, национальная концептосфера, национальный характер, национальная психология, национальное поведение, национальное коммуникативное поведение, языковая картина мира, когнитивная картина мира, языковое сознание, коммуникативное сознание, речевое мышление.

В этом разделе рассматриваются определения различных лингвокультурологических терминов таких известных ученых, как В. Г. Костомаров, Н. Д. Бурвикова, Ю. Е. Прохоров, О. Д. Митрофанова, С. А. Аскольдов, Е. М. Верещагин, Ю. С. Степанов, В. З. Демьянков, И. А. Стернин, Л. Н. Виноградов, Л. В. Щерба, Н. Ю. Шведова и др.

Наиболее подробная характеристика дана таким терминам, как эквивалентная / безэквивалентная лексика, лакуны, фоновая лексика, менталитет и др. Рассмотрен, в частности, менталитет личности, группы и народа (этноса). Национальный менталитет – это национальный способ восприятия и понимания действительности, определяемый совокупностью когнитивных стереотипов нации.

Например, если американец при виде разбогатевшего человека думает: «богатый – значит умный», русский и афганец же в этом случае обычно думают: «богатый – значит вор». Понятие «новый» у американцев воспринимается как «улучшенный, лучший», у русского и афганца – как «непроверенный».

Отсутствие новостей от близкого человека русское и афганское сознание воспринимает как признак случившегося несчастья, неблагополучия, английский же менталитет – как признак того, что все в порядке. Эти примеры свидетельствуют о коммуникативных установках сознания, о ментальных коммуникативных категориях, а также о наборе принятых в обществе норм и правил коммуникации.

Как отмечают Ю. Е. Прохоров и И. А. Стернин, «менталитет и концептосфера тесно связаны и взаимодействуют в процессах мышления. Концептосфера в определенной степени определяет формирование менталитета народа: образующие национальную концептосферу ментальные единицы являются основой образования когнитивных стереотипов – суждений о действительности» (Прохоров, Стернин, 2007).

Вследствие различий между культурами носителей разных языков возникает соотношение, при котором лексические понятия двух взаимопереводимых слов этих языков совпадают, но лексические фоны полностью или частично отличаются.

Например, для афганцев является фоновым слово «суп», поскольку русские подают их в качестве первого блюда перед последующим «нежидким» мясным или рыбным вторым блюдом. Афганцы варят, в основном, два вида супа: мясной и овощной. Ни рыбные, ни постные супы в Афганистане не готовят. Но, в отличие от России, в Афганистане не существует понятия «первое блюдо» или просто «первое». Там, за исключением десерта, еда подается целиком, в один раз. Никакого акцента или различия между первым и последующим блюдом не делается.

При анализе актуальных направлений современной лингвистики особое внимание обращено к проблемам межкультурной коммуникации, к усилению акцента на специфике национальных культур и особенностях национального восприятия окружающей действительности.

Практическим же результатом такого подхода к обучению становится, на наш взгляд, формирование у учащихся «чувства языка», понимания связи формы и стоящего за ней содержания, что служит прочной основой для развития лингвокультурной и коммуникативной компетенции студентов, в том числе инофонов.

В разделе 1.2. описана «Характеристика стереотипов речевого общения». В этом разделе использованы труды таких известных ученых,

как В. П. Фелицына, Т. Е. Васильев, В. Г. Костомаров, Н. Д. Бурвикова, Ю. Е. Прохоров, Е. М. Верещагин, И. А. Стернин и др.

Нами рассмотрены основные компоненты стереотипов речевого общения, например: принципы, ценности, ритуалы, нормы и правила и др. Эти явления относятся к идеальной (ментальной) стороне культуры, они представляют национальную культуру в сознании ее носителей и в менталитете народа.

Стереотипы речевого общения тесно связаны с штампами сознания. Вербализация / невербализация штампа сознания соответствует эксплицитному и имплицитному способам предоставления информации.

Сравним два отрывка из газетных публикаций:

«На рынке покупают еду. Там дешевле, чем в магазинах» (Вечерняя Москва).

Здесь эксплицитно выражен штамп сознания, согласно которому на рынках продукты питания дешевле, чем в магазинах. В следующем фрагменте тот же штамп остается в подтексте статьи:

«Привезли на рынок в Южу на грузовике хлеб из пекарни соседнего с городом села Майданово. Очередь» (Известия).

Стереотип однозначен в своей оценке: мир делится на «своё» и «чужое», на «знакомое» и «незнакомое». При этом «своё» и «знакомое» становится синонимами «хорошего», а «чужое» и «незнакомое» – синонимами «плохого». Например: «Но если уж у кого-то развился “заграничный” вкус, то ему придется по душе “МОСКОВСКИЙ” тоник – он даже лучше своего зарубежного собрата, потому что разливается в стеклянные бутылки и не трясется сутками в дороге, пока не достигнет нашего славного города» (Вечерняя Москва).

В данном случае осуществляется попытка интегрировать «не своё» явление (тоник) в систему «своих образов», при помощи характерного прилагательного (Московский) и указания на его связь с привычными обстоятельствами (разливается в стеклянные бутылки). Но все равно это явление продолжает сохранять свою самую яркую характеристику («зарубежный» вкус).

По мнению Ю. Е. Прохорова стереотипы речевого общения реализуются в четырех основных формах:

1) отдельных лексических единицах как репрезентантах ментальных стереотипов “стяжения” социокультурных сценариев специфической для данной культуры деятельности;

2) единицах фразеологической системы;

3) прецедентных текстовых реминисценциях;

4) прецедентных национально-культурных прагмарефлексах» (Прохо-ров, 1996 а).

Анализ различных материалов позволил сделать вывод о том, что смена стереотипов, как и проблема стереотипизации общественного сознания, всегда связана со сменой идеологии и коллективных убеждений, которые в свою очередь являются результатом коллективных действий, определяющих качественное изменение жизни целого социума.

Вторая глава посвящена «динамике стереотипов речевого общения». Глава включает в себя 2 раздела. В разделе 2.1. исследованы «Причины устаревания стереотипов речевого общения». Нами сделана попытка определить, каким образом происходит устаревание стереотипов речевого общения в коммуникативной компетенции лиц, изучающих русский язык как иностранный.

На основе анализа ряда материала и конкретных примерах показано, что этот процесс непосредственно связан с изменением штампов сознания носителей изучаемого языка. Так, в последние годы в русской речевой практике можно считать сформировавшимся стереотип «экологически чистая продукция». Поэтому даже без употребления данного выражения этот стереотип вполне понятным для носителей русского языка способом имплицирован в следующем фрагменте: «Что же, вполне возможно, ведь животные Подмосковья в отличие от Германии выращиваются без специальных кормов и гормональных добавок в естественных, так сказать, условиях. Поэтому и мясо наших российских бычков и свиней мясистее немецкого» (Вечерняя Москва).

В сознании афганцев, постоянно проживающих в своей стране, все еще отсутствует штамп, порождающий этот стереотип. Отсутствует данный стереотип и в их коммуникативной компетенции владения русским языком, так как они фактически не вступают в общение с его носителями по данной теме. Поэтому афганцам нелегко понять смысл данного фрагмента.

Вновь возникшие стереотипы речевых ситуаций пополняют число стереотипов, неизвестных иностранцу. Так, последний пример в оригинальном тексте следует за отрывком, в котором имплицирован и, может быть, даже эксплуатируется в рекламных целях давно существующий штамп сознания, согласно которому, российские мясные и рыбные продукты вкуснее импортных:

«Немецкие специалисты, когда приезжали устанавливать технологическое оборудование в новых фирменных магазинах и, естественно, приобретали в них продукты, единодушно признавали: “Ваше мясо много вкуснее нашего» (Вечерняя Москва).

Афганцы без специального объяснения никогда не увидят скрытого за этими «не своими» для россиян словами «своего», российского штампа сознания, поскольку в Афганистане импортного мяса фактически не бывает.

Стереотипы некоторых ситуаций, хотя и не являются новыми для носителей языка, оказываются новыми для иностранцев, потому что их общению в таких ситуациях не обучали и в средствах массовой информации писали о них мало, например:

«– На рынок хожу со своим безменом и почти каждый раз обнаруживаю обвес. Можно ли как-то привлечь продавцов, обвешивающих покупателей?..» (Центр Plus).

Афганцы, которые никогда не были в СССР, могут подумать, что данная проблема встала только после развития частного торгового сектора, а в системе государственной торговли не существовала.

В разделе 2.2. «Последствия устаревания стереотипов речевого общения» рассматривается вопрос о том, к чему приводят при чтении газет и другого лингвострановедческого материала устаревшие стереотипы речевого общения в коммуникативной компетенции иностранца.

Особые трудности возникают, на наш взгляд, при встрече с национально-культурными прагмарефлексами: «Все, что не обязательно знать о масленице, можно найти в советской энциклопедии» (Неделя).

Данная фраза имплицирует штамп сознания, отражающий возрождение древних традиций, в том числе и праздник Масленицы в современной России. Она предопределяет весь иронический характер всего последующего сообщения, в основе которого лежит сравнение богатой дореволюционной Масленицы с бедной Масленицей советского периода.

В нашем исследовании важно отметить тот факт, что устаревание стереотипов речевого общения влияет на процесс восприятия информации читателем, что на практике приводит к ошибкам трех степеней: недопониманию, непониманию, неправильному пониманию.

Недопонимание – это такая ошибка, при которой применение имеющихся стереотипов не обеспечивает полного понимания ситуации, но позволяет понять ее суть, например:

«Среди новшеств – перевод школьного питания на индустриальную основу. Сохранится льготное питание: бесплатные завтраки для учащихся начальных классов и двухразовое питание для детей из многодетных и социально не защищенных семей. Шестьдесят процентов завтраков (40 наименований) поставляются ныне в фабричном изготовлении. Правда, школы жалуются на скоропортящиеся котлеты быстрой заморозки Бусиновского комбината. На это мэр со свойственным ему чувством юмора заметил, что если нет условий для хранения этого вполне приличного продукта, котлеты всегда можно взять в “Метрополе”» (Московская Правда).

Несмотря на то, что в Афганистане не существует система школьного питания, афганцу в данном отрывке понятны почти все обстоятельства ситуации – как сохраняющиеся, так и новые, кроме двух (что такое «котлеты быстрой заморозки» и что такое «Метрополь»). Но непонимание этой информации не нарушает общего понимания ситуации.

Непонимание – это ошибка, при которой читатель сам видит, что применение его предшествующего опыта общения недостаточно для понимания сути описанной ситуации, например:

«Бусиновский мясоперерабатывающий комбинат (БМПК) – это одно из двух предприятий коровинского пищевого комплекса. В отличие от своего соседа-долгостроя колбасного завода № 5 на Бусиновском с 1992 года начат выпуск продуктов. Сегодня это крепкое, солидное предприятие мясоперерабатывающей отрасли, где в сутки выпускается пятьдесят тонн продукции (более двухсот наименований разнообразных блюд). Указанный высокий показатель – результат разумно, юридически грамотно проведенной приватизации. Не последнюю роль сыграл здесь и “человеческий фактор” – в приватизации принимало участие большинство сотрудников БМПК» (Московская Правда).

В данном отрывке афганцем, долго проживавшем вне бывшего СССР, может быть понято все: мясоперерабатывающий комбинат (по аналогии с местным комбинатам времен Демократической Республики Афганистан), превосходство Бусиновского комбината над Коровинским, кроме главного, в чем автор видит причину этого превосходства, так как большинство афганцев не знает, во-первых что такое приватизация, а во-вторых, как она проводилась в России.

Неправильное понимание – это такое недопонимание или непонимание, которого читатель не замечает и считает, что все понимает правильно, например:

«О какой полноценной жизни, подразумевающей, как вы понимаете, отнюдь не только пресловутую корзину, но и многое другое. Например, спектакль в Большом театре хотя бы раз в полгода, ужин в ресторане хотя бы раз в месяц, отдых на морском берегу хотя бы раз в год» (Вечерняя Москва).

В данном отрывке сравниваются два штампа сознания: невысокие цены в советских ресторанах и очень высокие цены в современных российских ресторанах, при сохранившейся престижности ресторанов. Однако для афганцев хороший домашний обед всегда был предпочтительнее еды в ресторанах. Поэтому велика вероятность того, что афганские читатели поймут данную статью в том смысле, что пенсионеры вынуждены часто ходить ужинать в рестораны, а хотели бы обедать дома.

Следует отметить, что существует связь между характером информации, искажаемой устаревшим стереотипом, и видом стереотипа, заключающаяся в следующих положениях:

1. Степень нарушения понимания текста зависит от того, выражает ли стереотип основную или периферийную информацию.

2. Вероятность ошибки при чтении газет в результате устаревания стереотипов повышается при использовании автором имплицитного способа предъявления информации и уменьшается при эксплицитном способе ее выражения.

В третьей главе исследованы «Русские стереотипы речевого общения в восприятии инофона». В ней представлены наиболее распространенные стереотипы, связанные с образами некоторых растений, с потреблением продуктов питания и производством, которые были отражены в проанализированных нами газетных статьях на русском языке. Глава включает в себя 2 раздела.

В разделе 3.1. «О некоторых общих аспектах и реалиях

русской национальной картины мира с позиции их адекватного

или неадекватного понимания афганцами» проводится анализ теорий о русской национальной картине мира и об определении места стереотипов речевого общения в ней. Основной упор в ней делается на теории и материалы таких известных ученых, поэтов и писателей, как Н. Ю. Шведова, Ю. Е. Прохоров, Ю. С. Степанов, А. Д. Шмелёв, В. Н. Телия, М. Н. Епштейн, А. С. Пушкин, Ф. А. Тютчев, С. А. Есенин, М. И. Цветаева и др.

Говоря о языковой картине мира, предлагаем иметь в виду следующее: картина мира – структура духовная (идеальная, ментальная).

В русском языке слова, несущие идею жизни, красоты, добра являются существительными женского рода: земля, жизнь, родина, красота, любовь, дружба, доброта и др.

Однако, в Афганистане, во-первых, в языке дари отсутствует категория рода, а во-вторых, вышеперечисленные русские существительные женского рода не имеют однородных эквивалентов.

В диссертации лингвострановедческий и лингвокультурологический анализы осуществлены с целью выявить в языковом знаке культурную информацию.

Например, в национально-культурном сознании русских и афганцев хлеб является важным аспектом национальной традиции. В отличие от русской культуры, в афганской национальной традиции черный хлеб не распространен. Хлеб в Афганистане в магазине не продается, а продается в пекарне («нанваи»). В Афганистане хлеб не имеет прямоугольной формы, как русские буханка, каравай и батон, а имеет тонкую длинную или круглую форму. По-русски ее называют лепёшка.

Результаты анализа материалов позволяет нам сделать вывод о том, что образ хлеба в наших культурах является почти полностью эквивалентным (в то время как образы пшеницы, ржи и риса – функционально эквивалентны). Но только при сопоставлении этих образов полноценно выделяются культурно-национальные особенности их семантики. Это в свою очередь утверждает, что сопоставление национальных культуроведческих картин мира русского и афганского народов успешно обеспечивает диалог культур.

Успешной культурной коммуникации двух народов также способствует и понимание того, что означает слово «блин»: блин – тонкая лепешка из жидкого теста, испеченная на сковороде. Блины в России, в основном, пекут на масленицу, подают к столу на поминках.

В отличие от России, в Афганистане блины пекут в основном из пшеничной муки, и они не имеют ничего общего с религиозным ритуалом. Наоборот, в афганских семьях блины ассоциируются с праздничным настроением, ими угощают гостей. Блины делают с начинкой из зелени, которая называется гандана, и из картофеля. Блины из ганданы считаются деликатесом. Интересно лексическое сходство русского слова блин и афганского болани. На языке пушту для слова болани существует эквивалент пираки, который очень схож с русским словом пирог (пироги во мн. ч.).

Рассматривая следующее слово «рис», следует отметить, что (в отличие от русской культуры) рис в афганской культуре является важным аспектом национальной традиции, «ярким представителем» афганского стола – дастархона. В афганском обиходе со словом рис образуются многие пословицы, фразеологизмы, словосочетания: вкусный рис, ароматный рис, длинный рис, тонкий (короткий) рис. В Афганистане седые волосы сравниваются с рисом и чечевицей. Есть и очень популярная пословица, связанная с рисом (шолой): ешь свою шолу и сохрани свою честь, что означает: не надо везде совать свой нос, или: держи язык за зубами.

При анализе национально-культурной характеристики пищевых продуктов мы пришли к следующим выводам:

1. Представление о культурных национальных особенностях лексики формируется с опорой на эквивалентные или функционально-эквивалентные образы лексем.

2. Специфика русских речевых стереотипов выявляется в сопоставлении с бытованием национально-культурных стереотипов в сознании инофона.

3. Слова, обладающие культурной коннотацией, являются серьёзным препятствием при восприятии их инофоном и могут привести к коммуникативным неудачам.

Сталкивание с полной информацией может стать причиной так называемых коммуникативных неудач. Коммуникативные неудачи могут иметь место не только при понимании линвострановедческого материала, но и в обычных монологах и диалогах.

В разделе 3.2. диссертации показаны «Возможные коммуникативные неудачи при восприятии стереотипов речевого общения». В этом разделе сделана попытка показать, что коммуникативные неудачи в восприятии речевых стереотипов могут возникнуть по причинам:

– сходства фонетического облика слова с обликом совершенно другого слова;

– отсутствия информации самого широкого спектра.

Н. Д. Бурвикова и В. Г. Костомаров дают следующую характеристику коммуникативным неудачам: «Коммуникативные неудачи выявляют несовпадение коммуникативных намерений отправителя информации с коммуникативными намерениями получателя. В результате возникает взаимное непонимание, даже если участники коммуникативного процесса принадлежат к одной лингвокультурной общности». (Бурвикова, Костомаров, 2006).

Далее в диссертации подробно описаны стереотипы речевого общения, связанные, в основном, с пищевыми (продовольственными) продуктами;

также даётся оценка степени их понятности для афганцев, не посещавших Российскую Федерацию:

Чай – недопонимается, что в России традиционно до недавнего времени подавался в основном черный чай; сейчас на русском столе присутствует и зеленый.

Картошка в мундире – недопонимается, что это картошка, сваренная или испеченная в углях догорающего костра в мундире, то есть в кожуре. К недопониманию и заблуждению приводит, скорее всего, присутствие слова мундир в данном выражении (Россия…, 2007).

Застолье – недопонимается, что при этом на столе есть спиртные напитки (Известия).

Сметана – недопонимается её отличие от сливок.

«Ножки Буша» – не понимают, что это распространённое на постсоветском пространстве прозвище куриных окорочков, импортируемых из США. Название «ножки Буша» появилось в 1990 году. Так как в те времена советские прилавки практически пустовали, «ножки Буша» пользовались большой популярностью.

Приватизация – недопонимается проведение процедуры и тот факт, что приватизация – форма преобразования собственности, представляющая собой процесс передачи государственной (муниципальной) собственности в частные руки (разгосударствление) (Неделя).

Срок реализации продукции – недопонимается обязательность указания и государственного контроля (Центр Plus).

Ассоциация потребителей – афганцы не понимают, что это организация, целью которой является защита прав потребителей (Неделя).

Хозяйственная сумка – недопонимается, что это особый вид сумок, отличающийся от обыкновенных женских сумок (Вечерняя Москва).

Чистая вода – ошибочно считается, что это вода из-под крана (Центр Plus).

Экологически чистая продукция – непонятно, чем отличается такая продукция от нормальной, и почему продукция должна быть «экологически нечистой»? (Вечерняя Москва – Еженедельник).

Российское мясо лучше импортного – непонятен тот факт, что если у России есть лучшее мясо, почему эта страна импортирует некачественное мясо? Иностранец, в том числе афганец, не понимает, что за этим выражением кроется скорее всего стереотип и штамп мышления, в связи с которым «свое» мясо лучше, чем «чужое», импортное (Вечерняя Москва).

Великий пост пришел! (Комсомольская Правда) – не понимают, что это метафора и она означает дефицит. Слово пост встречается и в русской пословице Не все коту масленица, будет и Великий пост, что означает: не всегда бывают только праздники и удовольствия, случаются и неприятности, и что гулянье (и продукты) однажды кончаются (Россия…, 2007).

Объявит ли президент голодовку в знак солидарности с шахтерами? – афганцы не понимают, что здесь под словом «голодовка» подразумевается не его прямое значение, т. е. отказ от еды, а протест (Известия).

В результате анализа примеров сделаны следующие выводы:

1. В некоторых случаях устаревание русских стереотипов речевого общения связано с изменением фоновой, а иногда основной части единиц лингвистической компетенции, с появлением новых и уходом из употребления старых единиц.

2. Отмечаются также случаи, когда существующие стереотипы претерпевают устаревание в языковой практике проживающих в России носителей языка, в то время как у иностранца они «консервируются».

3. Стереотипами некоторых речевых ситуаций иностранец не владеет в силу того, что раньше эти ситуации не принято было широко обсуждать.

В заключении диссертации подведены ее итоги и обобщаются результаты теоретико-прикладного исследования.

Восстановление владения русским языком предполагает не только восстановление утраченных знаний, навыков и умений, но и усвоение новых компонентов формы и содержания единиц данного языка и новых тенденций, возникающих в их речевом употреблении.

Данная проблема стоит не только перед афганцами, но и перед частью населения большинства других стран, особенно тех, где русский язык является средством интернационального общения или/и близкородственным языком. Основные выводы настоящей диссертации могут быть актуальны как для обучения широкого контингента иностранцев, так и для составителей двуязычных словарей.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях:

1. Спингар М. Изменения в русских речевых стереотипах (с позиции афганца) // Вестник МАПРЯЛ (Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы). – М.: МАПРЯЛ, 2008. – № 57. – С. 53–56.

2. Спингар М. Изменения стереотипов в коммуникативной компетенции иностранца // Русский язык за рубежом. – № 1. – М., 2009. – С. 110–112.

3. Спингар М. Русская специфика концептов «водка», «пьянство», «веселье» глазами афганца (от реконструкции концептов к определению понятий) // Вестник МАПРЯЛ (Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы). – М.: МАПРЯЛ, 2009. – № 59. – С. 48–50.

4. Спингар М. Лингвокультурологический аспект неадекватного понимания. Российская Федерация и современный мир: пути и перспективы развития: Актуальные проблемы лингвистики. – М.: МГИ им. Е. Р. Дашковой, 2009. – С. 35–41.



Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника