Человеческие потребности как фактор формирования института международной безопасности – Часть 2

Политика      Постоянная ссылка | Все категории

Изменяющаяся вместе с миром, культура международных отношений[3] не успевает адаптироваться к новым условиям и содержит в себе противоречивые элементы, не только не сообщающие ей устойчивости, но и зачастую ориентирующие акторов на поведение, негативно сказывающееся на их безопасности. В результате государства, а также новые акторы международных отношений, действуя в современном мире и стремясь обеспечить свои интересы, нередко сталкиваются с мало предсказуемыми и неприятными последствиями.

Описанная ситуация требует выявления новых векторов и закономерностей развития международного взаимодействия, выработки стратегий оптимального поведения его субъектов, определения мер противодействия существующим вызовам и угрозам и т. д. В рамках данной работы предпринята попытка, представляющаяся актуальной, исследовать одну из системообразующих сфер международных отношений – отношения в сфере международной безопасности.

Во-вторых, в последние годы мы являемся свидетелями еще одного явления, которое, возможно, будет в немалой степени определять направления и черты развития института международной безопасности. Возрастает роль человека как субъекта международных отношений, действующего не только в рамках государства, но также вне и независимо от него, а вместе с ней и его представление о себе, как одном из активных, самодеятельных творцов этих отношений. Наиболее отчетливо это проявляется в деятельности множащегося числа интернациональных общественных движений и организаций, выражающих мнение и интересы человека в самом широком смысле этого слова, то есть не как представителя тех или иных государств или даже конкретных народов – этих целостностей, обладающих национальной спецификой и обособленных друг от друга, но как родового существа, представителя человеческого рода. Такие организации как Greenpeace и Amnesty International, движения антиглобалистов и альтерглобалистов становятся важными, хотя, пока и не полноправными, акторами международных отношений.

Деятельность подобного рода международных организаций все чаще влияет на поведение государств, хотя, конечно, речь не может вестись о каких-то значительных изменениях внешнеполитического курса последних. Тем не менее, международное общественное мнение[4], важную роль в формировании которого играют международные гуманитарные организации, способно оказывать воздействие на процесс принятия конкретных решений по конкретным вопросам, пусть и носящим, в большинстве случаев, второстепенный характер.

Разнообразие направлений деятельности этих организаций отражает изменения, происходящие с самим человеком. Сегодня ему уже недостаточно знать, что его физическое существование защищено; он нуждается в обеспечении своей безопасности как личности, безопасности духовно-интеллектуального существования, требует сохранения безопасной среды обитания и т. д. Резонно допустить, что со временем деятельность международных гуманитарных организаций, представляющих человека как родовое существо будет расширяться и углубляться, все больше подрывая центральный принцип современного международного права – принцип неприкосновенности государственного суверенитета.

Исследование этого сегмента международных отношений – отношений между государством и международными гуманитарными организациями, – не входит в число задач данной работы, представляя собой самостоятельную и обширную тему. Однако характер и динамика изменений, происходящих в этой области, подчеркивают важность выявления и глубокого исследования человеческого фактора формирования и функционирования международных отношений.

В-третьих, описанные изменения международной реальности ограничивают использование для ее анализа тех теорий и концепций, которые складывались в годы холодной войны и базировались на иных международных реалиях. Теорий и концепций, в которых не могли найти отражения ни угрозы, которые несут в себе периферийные и, особенно, внутригосударственные конфликты; ни распространение опасных технологий и, в частности, оружия массового уничтожения, с трудом поддающееся контролю в условиях пост-двухполюсного мира; ни появление на международной арене негосударственных субъектов и, в частности, террористических организаций, адекватное реагирование на действия которых представляется в нынешних условиях крайне сложным; ни другие новые явления, делающие обеспечение безопасности народов все более многогранной и сложной задачей, а процесс исследования феномена безопасности – все более трудным.

Из этого вовсе не вытекает, что основные теоретические постулаты классических школ и направлений исследования международных отношений теряют свою ценность. В частности, ориентация неореализма на рассмотрение международных отношений как определенным образом структурированной системы, элементы которой выстраиваются в соответствии с соотношением сил и возможностей акторов, актуальна сегодня не менее, чем в период холодной войны. Функциональным дополнением к этой теоретической установке может служить одно из центральных положений институционализма – одного из основных направлений неолиберализма – о том, что комплекс отношений между акторами международной арены, касающихся определенной предметной области и обретающих организационное и правовое оформление, может рассматриваться как самостоятельный, функционирующий в соответствии с собственными законами развития и способный изменять поведение своих участников. Не менее ценными оказываются и центральные положения конструктивизма, отражающие вариантность международных отношений. В частности, особого внимания заслуживает конструктивистское исследование феномена культуры международных отношений, рассматривающейся ими как системообразующий фактор этих отношений, наравне с силовой структурой последних.

Однако, ввиду множественных изменений международных отношений необходимо, не отрицая ценности и функциональной эффективности традиционных подходов к их исследованию, искать новые подходы к анализу международных реалий сегодняшнего дня. Одним из таких подходов и является рассмотрение международных отношений сквозь призму так называемого человеческого фактора. И хотя этот подход, вероятно, нельзя считать полностью самостоятельным (в значительной мере он опирается на обозначенные выше теоретические постулаты классических подходов), а также окончательно сформировавшимся, – его становление, как будет показано далее, только начинается, – он представляется не только актуальным, но и теоретически и практически ценным.

Политика      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника