Культура Японии

Япония      Постоянная ссылка | Все категории

Японская культура в своих истоках принадлежит к старейшим культурам человечества. Зародившись в эпоху неолита (VIII тыс. до н. э.), она развивалась непрерывно на единой территории. Остров- ное положение создало для страны специфические условия. Не подвергаясь на протяжении древности и средневековья внешним вторжениям, Япония избежала и опустошительного монгольского нашествия, которое значительно затормозило темпы исторического развития других восточных государств. Вступление Японии в эпоху феодализма связано с активизацией контактов с Китаем и Кореей, оказавшим воздействие на духовную жизнь страны. Чужие, но переосмысленные по-своему достижения содействовали созданию подлинно Японского художественного стиля, порой более завершенного в своих проявлениях, чем вдохнувшие в него жизнь иноземные прообразы. Японцы с древнейших времен постигли искусство использовать минимальное пространство с максимальной экономностью и целесообразностью.

Необходимость частых перестроек и реконструкций зданий, забота о самоустойчивости содействовали раннему возникновению стандартных элементов, конструктивной четкости соотношения всех частей любого сооружения. Вместе с тем эта рациональность отнюдь не убила живую красоту японской архитектуры. Японцы, с древности обожествлявшие природу, считали, что она не умирает, продолжая свою жизнь в вещах. Отсюда их необыкновенное бережное стремление не убить ее естественной красоты и развившаяся на протяжении многих веков тенденция превратить религию в искусство, а искусство сделать своей религией.

ИССКУСТВО ВОСЬМОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н. Э. СЕРЕДИНЫ ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ Н. Э. О существовании древней культуры Японии долгое время ничего не было известно. Лишь в начале XX столетия археологи обнаружили в разных частях страны следы неолитических поселений. Наиболее ярко особенности художественного мышления той эпохи продемонстрировали керамические сосуды, восходящие к VIII – середине I тысячелетия до н. э. Типичный для них орнамент, напоминавший след соломенного жгута, послужил основой наименования всей культуры неолита на территории Японии – Дземон(след веревки). Самые ранние остродонные, грубо вылепленные сосуды примитивной конусообразной формы, восходящие к VIII – середине IV тысячелетия до н. э., служили утилитарным целям. С середины IV до середины II тысячелетия до н. э. произошло значительное усложнение форм сосудов. Появились светильники, кубки и котлы, употреблявшиеся уже и для торжественных жертвоприношений. Вместе с развитием представлений о природе, властвующей над человеком, примитивный узор сменился изощренным и сложным лепным декором, включающим причудливые геометрические, растительные и зооморфные мотивы.

Увеличились почти до метровой высоты размеры многих сосудов. Часть из них превратилась в неподвижные предметы культа, предназначенные для созерцания. Исполненные безудержной фантастики и монументального величия, подобные сосуды были для человека того времени как бы малой моделью мироздания, воплощением стихий обитаемых им вулканических островов. С конца II тысячелетия до н. э. сосуды становятся проще и ути- литарнее. Уменьшаются их вес и размер, появляются лощение и окраска. Все это свидетельствует о том, что на стадии перехода к бронзовому веку ритуальная керамическая утварь утратила свой универсальный магический смысл, уступив место другим видам искусства. С началом земледелия и олицетворения магических сил, охраняющих посевы, возникли керамические фигурки идолов – догу.

Эти фигурки условно передавали черты человеческого и животного облика и были покрыты магическим орнаментом – зигзагами, дисками, треугольниками. Новый этап в истории Японии начался во второй половине I тысячелетия до н. э., когда на территории островов Хонсю и Кюсю сложился ряд крупных родоплеменных союзов. Отрезок времени с V века до н. э. по IV век н. э. получил условное наименование Яей. Племена Яей – пришельцы из Азии, оттеснившие коренное население к северу,- были носителями более высокой культуры. Они освоили рисосеяние, животноводство и ткачество, выплавку меди и бронзы. В этот период значительно расширился круг бытовых и ритуальных предметов. Керамика типа яей – вазы, чаши, кувшины, блюда и кубки,- изготовленная на гончарном круге и обожженная при высокой температуре, отличается легкостью, простой и функциональностью форм, графической ясностью строгих геометрических узоров – полос зубчатых и волнистых линий.

В период Яей почитание сил природы постепенно оформилось в религиозно-мифологическую систему, получившую впоследствии название – синто (путь богов). Синтоизм развил мифы и легенды, в которых отразился характер социальных, политических и духовных преобразований, совершавшихся в жизни древнего японского общества. Божества в религии синто первоначально не получили антропоморфного воплощения. Обожествлялся весь мир, окружающий человека. Среди бесчисленных духов и богов, населяющих природу, особо почитались покровители земледелия.

В их честь устраивались торжества и возводились святилища. Архитектурное мышление периода Яей определилось ритмами жизни сельскохозяйственной общины. В первых веках нашей эры складывается тип поселений с иерархическим порядком распределения построек. Стиль “адзэкура”, возникший от слова “кура” (житница), положил начало длительной архитектурной традиции. Приподнятые на сваях бревенчатые амбары приобрели значение священного места в поселении. Перед ними на расчищенной площадке совершались сельскохозяйственные обряды, приносились жертвы богам. Дальнейшая эволюция архитектурно-пространственных форм совершается в Японии на протяжении IV – VI веков.

С образованием в центре острова Хонсю первого сильного японского государства – Ямато, с утверждением власти правителей и развитием культа предков связано рождение нового типа сооружений – грандиозных курганов-кофун (древний холм), давших название целому периоду истории. Курганы представляли собой большие искусственные острова, окруженные рвами с водой. Их внешние очертания в виде круга или замочной скважины (символ союза солнца и земли) и внутреннее убранство отражали сложившиеся представления о вселенной. Останки царя помещались в подземную камеру внутри холма. Массивные каменные или керамические саркофаги, как и стены погребений, покрывались графическими узорами с космогонической символикой. Сооружение курганов повлекло за собой развитие целого ряда ви- дов искусства. IV – VI века – время бурного расцвета погре- бальной пластики – ханива.

Полые внутри керамические фигурки (от 30 см до 1,5 м высотой) составляли своеобразный посмертный эскорт правителя. Первые ханива были полыми столбиками- цилиндрами, составляющими символическую ограду вокруг кургана. И хотя их форма эволюционировала и сюжетно преобразилась, глиняный столб продолжал оставаться основой каждой статуи. Круг сюжетов ханива весьма разнообразен. Это – воины, жрецы, придворные дамы, слуги, крестьяне, животные и птицы. Правила расположения фигур были строго зафиксированы и соответствовали общей космогонической ориентации погребения. Пластическое воплощение ханива свидетельствует о большой развитости художественного мышления.

Мастера тонко чувствовали возможности податливой глины. При большой обобщенности в трактовке лиц, они умели живо и точно воспроизвести характерность мимики, придать фигуркам разную настроенность. С оформлением царских погребений связано быстрое развитие де- коративных ремесел (в погребальных камерах курганов встречались разнообразные предметы из золота, серебра, золоченой бронзы – шлемы вождей, ритуальное оружие, подвески, браслеты). В курганах обнаружены многочисленные образцы керамики типа суэ или иваибэ. Правильные и четкие по формам, они восходят к корейским сосудам и хотя напоминают изделия яей, отличаются большей стройностью и завершенностью очертаний. Важное место в погребениях принадлежало бронзовым зеркалам, которые клали на грудь усопшему.

Все эти предметы свидетельствуют об умении японских мастеров подчеркнуть свойства материала, выявить его достоинства и красоту. Так в древней Японии сложились свои обычаи, особенности строительства, понимания декоративных форм. ИСКУССТВО VI-VIII ВЕКОВ. ПЕРИОДЫ АСУКА, НАРА.

Для Японии VI-VIII века стали временем крупнейших социальных и духовных сдвигов. С середины VI века начался процесс феодализации страны, завершившийся в VII столетии созданием единого централизованного государства. Молодая японская государственность складывалась под сильным воздействием соседних стран – Кореи и особенно Китая, откуда были восприняты новые формы законодательства, письменности, идеологии, земельной собственности и территориального устройства (в результате реформы 645 в Японии, по примеру Китая, установилось единовластие императора). Хотя синтоизм продолжал оставаться народной религией, важным политическим актом было введение в середине VI века буддизма. Миссия буддизма на стадии раннего средневековья была многообразной. Он помогал преодолению былой родоплеменной разобщенности, содействовал сближению Японии с другими державами. Первыми этапами, воплотившими черты раннефеодальной художественной культуры, явились период Асука (552-645), получивший наименование по месту императорской резиденции, и период П ара (645-794), названный по местонахождению первой японской столицы.

Черты нового ранее всего проявились в японском зодчестве. Рас- пространение буддизма содействовало повсеместному возведению ансамблей нового типа – буддийских монастырей, восходящих к китайским и корейским образцам. Подобно синтоистским святилищам, они представляли собой группы деревянных храмовых построек (числом семь, девять, а затем и более), расположенных в строгом порядке на обнесенном стенами прямоугольном участке. Однако от синтоистских святилищ их отличали как масштабы значительно увеличившихся сооружений, так и общая акцентированная парадность. Особую значимость приобрели широкая аллея, ведущая к парадным воротам, площадь перед храмом, видимые издалека ярусы и острые шпили пагод. В отличии от древних святилищ, деревянные буддийские храмы были окрашены красным лаком, приподняты на каменные платформы, имели широкие изогнутые по углам двойные черепичные крыши типа иримоя. Новый этап в развитии принципов японского зодчества начался с VIII века.

Централизация государства и укрепление государственной власти вызвали необходимость создания единой стабильной столицы. Ею стал первый японский город, заменивший временные резиденции правителей – Хэйде-ке (современный Нара). Освященная в 710 году жрецами синто живописная долина в короткие сроки превратилась в цветущий город, выстроенный по образцу регулярных Китайских столиц. Хэйде-ке представлял собой в плане прямоугольник, насчитывающий с севера на юг около 8,5 км, а с запада на восток около Ю км. Главная магистраль разделяла западную и восточную части, каждая из которых членилась на кварталы девятью продольными и восемью поперечными улицами. В северной части располагался комплекс императорского дворца. Значительное место в городе отводилось буддийским монастырям, могущество которых достигло к этому времени своего апогея.

Новое ощущение города как ансамбля повлияло на масштабные соотношения зданий, их планировку и организацию. Увеличились размеры храмовых сооружений, площадей, предназначенных для пышных празднеств. Буддизм определил эволюцию японского изобразительного искусства и в первую очередь скульптуры. На протяжении VII века постепенно прекратилось сооружение кофунщв и изготовление ханива В Японию проникли новые темы, образы и иконографические приемы, сформировавшиеся в Индии, а затем утвердившиеся в Китае и Корее.

Находясь в тесном взаимодействии с храмовым зодчеством, японская пластика VII-VIII веков совершает столь же сложный путь развития. Первые японские статуи, привозные или копирующие иноземные образцы, по своим стилистическим признакам весьма разнородны. Эстетическим эталоном в период Асука были простые и строгие образцы дальневосточной пластики V-VI веков. Но если в Корее и Китае буддийские легенды нашли наиболее яркое художественное воплощение в рельефах гигантских скальных монастырей, то в маленьком островном государстве получили преимущественное развитие статуи, предназначенные для алтарей деревянных храмов. Статуи воспроизводили канонизированные образы Будды, врачевателя Якуси и основателя вероучений Шакьяму-ни, представленных в виде проповедников-аскетов, сопровождаемых двумя юными божествами милосердия – бодхисатвами.

В пантион входили и образцы охранителей храма, стражей стран света, олицетворяющие идею защиты мира от скверны. Изображения этих божеств в иерархическом порядке размещались на алтарном постаменте в центре храма. Главное божество всегда помещалось посередине композиции, стражи располагались по четырем углам алтаря, а также в боковых отсеках ворот. Хотя движения, позы и жесты божеств были строго канонизированы и связывались с емкой буддийской символикой, пропорции и размеры статуй не были четко зафиксированными. Нравственные нормы раннего буддизма требовали повышенной духовности образов пластики. В статичных фронтальных фигурах подчеркивалась бесплотность, отрешенность от всего земного. Робкая угловатость жестов и юношеская чистота ликов были в VI-VII веках не только следствием подражания чужим вкусам, но и отражением молодости религии и самого государства.

Позднее буддийские образцы становятся многообразнее. С возрастанием культа милосердных божеств – босацу их статуям все чаще отводится самостоятельное место в храме. В них выявляется челове- ческое начало, подчеркивается мягкая женственность, а порой и юношеская незащищенность. Особой красотой и озаренностью отмечены статуи Мироко-босацу.

Восточная легенда о вечно юном божестве, ожидающем на небесах своего часа, чтобы прийти на помощь к людям, обрела в Японии свою отточенную выразительность. Поза асукских статуй Мироку лишена устойчивости, его полуобнаженное тело изображается в легком наклоне, жест руки, поднесенной к щеке, исполнен мягкости, лицо освещено выражением мечтательной задумчивости. Совершенство обработки дерева, гладкость фактуры придает облику божества редкую целомудренную чистоту. Скульптура конца VII-VIII столетий – времени, когда Япония осознает свое могущество, отмечена рядом новых черт. Значительно более творческими становятся заимствования. Формируются единые стилистические качества пластики, отмеченной монументальной силой, величавой красотой. Усложнились алтарные композиции, включившие в себя множество статуй.

Рассчитанные на обозрение извне, сквозь дверные проемы, они укрупнились в размерах. Появились новые иконографические типы – защитников буддийской веры, добрых гениев (Асура, Карура). Впервые возникли горельефные повествовательные циклы, включающие жанровые и пейзажные мотивы. Стремление передать различия между божествами разных рангов усилило и дифференциарованность пластических средств.

Материалами нарской скульптуры наряду с бронзой и деревом стали глина и сухой лак, позволяющие более свободно трактовать складки одежд, выявлять экспрессию жестов защитников веры. В VIII веке при крупных нарских монастырях сложились мастерские, выработавшие в пределах канонов свой стиль и свои традиции. В отличие от асукских бронзовых скульптур, изготовляемых в небольших мастерских, тяготеющие к колоссальным размерам святыни нарского периода изготовлялись большими артелями. Японский народ создал многоликий и необычный мир художественных образов и форм, в котором воплотилас ь история его жизни, бытового уклада, верований и суждений о прекрасном. Именно эпоха феодализма стала порой подлинного расцвета разнообразных областей художественного творчества.

Для японского средневекового искусства характерны черты, присущие всей средневековой культуре, – большая целостность мировосприятия, тесная связь с религиозными и нравственными идеями. Но в Японии эти черты приобрели свою неповторимую специфику. Одной из наиболее характерных особенностей японской культуры прошлого стала широкая ассоциативность, легшая в основу ее образной системы. Поэтичность мышления японского народа проявилась в многозначности содержания созданных им художественных предметов, отражающих представления о природе и мироздании. Культ природы, характерный для мироощущения всего древнего и средневекового Востока, приобрел в Японии свои оттенки. Пантеистическое восприятие явлений жизни развило в этой стране ярко выраженное отношение к любой вещи, которой пользуется человек, как к предмету эстетического наслаждения, чья ценность и красота измеряются близостью к естественной природе, умением передать ее живую жизнь не путем подражания, а проникновением в ее сущность.

Япония      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника