Великий исследователь центральной Азии М. Пржевальский

Азия      Постоянная ссылка | Все категории

Николай Михайлович Пржевальский—знаменитый путешественник, первый европейский исследователь внутренних районов Центральной Азии. Его путешествия принесли мировую славу русской географической науке. Восемнадцать лет своей жизни он отдал изучению Центральной Азии. Маршруты Пржевальского верхом и пешком составили около 32 тыс. км. Родился Николай Михайлович в 1839 г., в селе Кимборово, Смоленской губернии, в семье отставного военного. Когда Пржевальскому исполнилось 7 лет, умер его отец. Мальчик рос под наблюдением матери в имении Отрадное, в глуши смоленских лесов. Любимой его сказкой была «Иван великий охотник», а любимыми игрушками— ружье, стрелявшее желудями, и охотничий лук, который ему смастерил дядя Павел Алексеевич, страстный охотник и любитель природы. Большое влияние на мальчика оказывала няня Ольга Макаровна.

Десяти лет мальчика отдали учиться в Смоленскую гимназию. Обладая хорошей памятью и способностями, Пржевальский стал первым учеником в классе. На время каникул он приезжал в Отрадное, где целыми днями охотился и ловил рыбу. Он хороню знал птичьи голоса, звериные тропы и был заправским охотником.

Впоследствии путешественник не раз с благодарностью вспоминал о той свободе, которую предоставляла ему мать.

Юный Пржевальский очень любил книги: он увлекался историей, географией и зоологией. Приключения героев любимых книг и охотничьи походы пробудили у него мечту о путешествиях.

Пржевальский учился уже в последнем классе гимназии, когда началась война с Турцией. В течение одиннадцати месяцев героические русские солдаты и матросы защищали Севастополь от многотысячной армии англичан, французов и турок. Увлеченный патриотическим порывом, юноша, окончив гимназию, поступил добровольцем на военную службу. Но к этому времени Крымская война уже окончилась.

Армейская обстановка была не по душе Пржевальскому. Он зачитывался книгами, увлекался охотой и по-прежнему мечтал о путешествиях. Однажды он написал рапорт начальству с просьбой перевести его на Амур. Ответ был совершенно неожиданный: «На трое суток под арест».

В 1861 г. Пржевальский поступил в Академию Генерального штаба, где наряду с военными предметами изучал географию, историю, ботанику и зоологию.

При переходе на старший курс академии Николай Михайлович написал сочинение «Военно-статистическое обозрение Приамурского края». За эту работу Русское географическое общество в 1864 г. избрало его в действительные члены.

По окончании академии Пржевальский служил адъютантом в Полоцком пехотном полку. Но мечта о путешествиях не покидала его. На столе у него обычно лежала карта Африки, исследования которой только начались. Известны были лишь окраины огромного материка. И Пржевальский наносил на карту маршруты своих предполагаемых путешествий по Африке.

Вскоре Николая Михайловича перевели в Варшавское военное училище преподавателем географии и истории. Пржевальский оказался прекрасным педагогом. Хорошо зная и любя свой предмет, он сразу же заинтересовал своих учеников. Неудовлетворенный существующим учебником, Пржевальский составил новый — «Записки по всеобщей географии для юнкерских училищ».

Считая путешествие в Африку невозможным по материальным соображениям, Пржевальский разработал маршрут экспедиции по Центральной Азии и представил его в Русское географическое общество, но ему отказали. Семенов-Тяншанский посоветовал ему заняться исследованием Дальнего Востока, и Николай Михайлович принял этот совет.

В 1867 г. Пржевальский получил приказ о переводе его в Восточно-Сибирский округ.

В мае следующего года он был командирован из Иркутска в Уссурийский край для переписи населения и изучения путей сообщения с Маньчжурией и Кореей, а также для исправления карты.

Со своим спутником — юношей Ягуновым — Николай Михайлович спустился по р. Амуру, плавал на лодке по р. Уссури, пробирался тропами неведомого края, наблюдая удивительную природу, где встречаются южная и северная растительность, где ель обвита виноградной лозой, а рядом с пробковым деревом и грецким орехом растут кедры и пихты.

«Охотничья собака отыскивает вам медведя или соболя, но тут же рядом можно встретить тигра, не уступающего в величине и силе обитателю джунглей Бонгалии»,— писал Пржевальский. Более двух лот путешествовал здесь Николай Михайлович. Свою первую экспедицию он описал в увлекательной книге «Путешествие с Уссурийском крае».

Окрыленный успехом первого путешествия, Пржевальский обратился к Русскому географическому обществу с просьбой помочь ему организовать экспедицию в Монголию, Китай и Тибет. Получив согласие, он начал готовиться к поездке в Центральную Азию. Осенью 1870 г. Пржевальский отправился из Кяхты в далекое путешествие с верным спутником — своим бывшим учеником в Варшавском военном училище подпоручиком Михаилом Александровичем Пыльцовым.

Небольшой караван из 8 верблюдов больше трех месяцев шел от Кяхты до Калгана. Из этого города, расположенного в ущелье, запирающем приход к Великой Китайской стене, Пржевальский направился в Пекин. Получив у китайского правительства паспорт и взяв в спутники двух казаков из русского посольства, Пржевальский отправился в феврале на север, к оз. Далай-Нур. Он хорошо изучил это озеро и исследовал его окрестности.

После двухмесячного путешествия по юго-восточной Монголии экспедиция вернулась в Калган и отсюда направилась к р. Хуанхэ.

Переправившись на правый берег, путешественники пошли по пустынному плато Ордос, вверх по реке. Переход был мучителен: стояла нестерпимая жара, накаленный песок обжигал у верблюдов подошвы.

Из Ордоса экспедиция переправилась на левый берег Хуанхэ, в Алашань — южную, наиболее дикую, бесплодную часть Гоби.

От Динъюаньина (ныне Баян-Хото), единственного города в обширном пустынном крае у западных склонов хребта Алашань, Пржевальский был вынужден вернуться: не осталось средств для продолжения путешествия.

На обратном пути пришлось претерпеть много мук и опасных приключений. Но самые трудные дни пережил Пржевальский, когда тяжело заболел Пыльцов. Больной ехал верхом и нередко падал с седла. К тому же и сам Пржевальский в ветреный морозный день обморозил пальцы на обеих руках. Весь обратный путь, около 1300 км, экспедиция прошла в два месяца и накануне нового (1872)года вернулась в Калган.

В марте 1872 г. Пржевальский отправился в новый поход с целью достичь берега р. Янцзы—Голубой.

В составе экспедиции снова было четыре человека. Двух казаков из русского посольства в Китае, которые оказались недостаточно усердными, Пржевальский заменил другими.

По знакомому пути экспедиция прошла в Динъюаньин. Пржевальского радовало, что новые участники экспедиции — молодые казаки Панфил Чебаев и бурят Дондок Ирин-чинов — оказались прекрасными спутниками.

Из Динъюаньина Пржевальский прошел с караваном тангутов через страшные пески Алашань, пересек цветущую провинцию Ганьсу, Южно-Гэтунские горы, изучал неизвестные европейской науке горы Наныпань.

В конце октября русские путешественники вышли на берег оз. Кукунор. «Мечта моей жизни исполнилась! Заветная цель экспедиции была достигнута! То, о чем недавно еще только мечталось, теперь превратилось уже в осуществленный факт! Правда, такой успех был куплен ценою многих тяжких испытаний, но теперь все пережитые невзгоды были забыты, и в полном восторге стояли мы с товарищем на берегу великого озера, любуясь на его чудные темно-голубые волны»,— записал Пржевальский в дневник.

Следуя на юго-запад от Кукунора, Пржевальский исследовал Южно-Кукунорский хребет и, перевалив через один из его отрогов, вышел на равнины Цайдама. Отсюда караван экспедиции направился в верховья р. Янцзы.

Труден был перевал через хребет Бурхан-Будда. На большой высоте Пржевальский и его спутники испытывали большую слабость, головокружение, их мучила одышка. Тяжело переносили переход и верблюды; один из них пал, остальные с трудом поднялись на перевал.

Два с половиной суровых зимних месяца отряд провел в нагорьях Тибета. Сквозь снежные бури, через горные перевалы Пржевальский вел свой маленький караван к р. Янцзы. Перевалив через хребет Баян-Хара-Ула, караван вышел наконец на берег реки.

Дико и безлюдно было здесь. Пржевальский и Пыльцов с грустью смотрели вдаль, где за горными хребтами скрывалась таинственная Лхаса. До нее оставалось не больше 800—850 км, только месяц пути. Но из одиннадцати верблюдов в караване осталось только восемь, да и те были настолько истощены, что еле волочили ноги. Денег у путешественников оставалось всего 5 лан (около 10 руб.).

«Мы с грустью покинули берега Янцзыцзя-на, зная, что не природа и не люди, но только один недостаток средств помешал нам пробраться до столицы Тибета»,— писал путешественник.

На обратном пути особенно тяжел был переход через пустыню Гоби. Маршрут протяжением в 1200 км проходил через самую дикую ее часть. Стояла жара, термометр на солнце показывал 63°. На пути ни одного озерка; в колодцах, расположенных один от другого на расстоянии 50—60 км, не везде была вода. На дороге путешественники не раз находили трупы птиц, погибших от безводья.

В сентябре 1873 г. караван прибыл в Кяхту.

Экспедиция Пржевальского длилась почти три года. Маршрут ее составил около 12 тыс. км. Путешественник исследовал реки Хуанхэ и Янцзы и нанес на карту Центральной Азии горные хребты и озера, среди которых крупнейшим было озеро Кукупор. В особом журнале ежедневно записывались метеорологические наблюдения. «Сверх того,— сообщал Пржевальский,— мною собраны богатые коллекции птиц, шкур и шкурок млекопитающих, 11 видов рыб, более 3000 экземпляров насекомых, до 4000 экземпляров растений и небольшая коллекция образчиков горных пород со всех посещенных мною хребтов гор».

Первая экспедиция в Центральную Азию принесла Пржевальскому мировую славу. В результате этого путешествия была заполнена часть белых пятен на карте Центральной Азии. Благодаря привезенным коллекциям ученые впервые ознакомились с растительным и животным миром обширной и малодоступной страны.

Русское географическое общество наградило отважного путешественника Большой золотой медалью. Награждены были и его спутники.

Об этой экспедиции Пржевальский увлекательно рассказал в книге «Монголия и страна тан-гутов».

Некоторые страницы в ней написаны с мастерством художника и оставляют неизгладимое впечатление.

Закончив работу над материалами первой экспедиции, Пржевальский отправился в августе 1876 г. во вторую экспедицию, к загадочному озеру Лобнор.

Спустя четыре месяца после выхода из г. Кульджи экспедиция вышла к берегам р. Тарима и затем направилась вниз по течению реки, к оз. Лобнор. По этим местам европейские ученые-путешественники проходили впервые.

На пути к озеру экспедиция Пржевальского открыла на северо-западной окраине Тибета огромный горный хребет Алтынтаг. Пржевальский прошел больше 500 км вдоль подножия вновь открытого хребта.

«Мои съемки и астрономические определения представят этот уголок Азии в ином виде», — скромно писал Николай Михайлович в одном из своих писем.

Пржевальский впервые установил, что Лобнор — огромное тростниковое болото-озеро, образованное разливом р. Тарима. По его описанию, оз. Лобнор имело в длину 100 мив ширину от 20 до 22 км. Исследуя озеро, Пржевальский установил, что вода в нем светлая, пресная и солоновата лишь у берегов, покрытых солончаками.

Пржевальский предполагал идти от Лоб-нора в Тибет, чтобы достичь Лхасы. Но, узнав, что этот путь не осуществим из-за отсутствия воды, он наметил другой маршрут в Тибет, проходивший восточнее. Для этого экспедиция вернулась в Кульджу.

Пржевальский собрал богатейший гербарий; в зоологическую коллекцию входили четыре шкуры диких верблюдов; об этих животных ученые знали только со слов Марко Поло, путешествовавшего по Индии и Китаю еще в X в.

Маршрутно-глазомерной съемкой Николай Михайлович заснял около 1300 км пути. Исследования оз. Лобнор и открытие хребта Алтынтаг — крупнейшие достижения этой экспедиции.

После небольшого отдыха в Кульдже Пржевальский снова отправился в путь в начале сентября 1877 г. «Идем в Тибет и вернемся на родину года через два. Сколько нужно будет перенести новых трудов и лишений! Еще два года жизни принесутся в жертву заветной цели»,— записал в свой дневник Николай Михайлович.

Но мечта не осуществилась. Через месяц некоторые из участников экспедиции, в том числе сам Пржевальский, заболели и были вынуждены вернуться в Зайсан — пограничный пост в Южном Алтае. Больные поправлялись медленно, но Пржевальский уже готовился весной выступить в путь. Когда подготовка закончилась, он получил извещение о конфликте России с Китаем. Вскоре пришла телеграмма о смерти матери. «Теперь же к ряду всех невзгод прибавилось еще горе великое. Я любил мать всей душой…»—писал в дневнике Николай Михайлович.

Осложнение русско-китайских отношений заставило Пржевальского отложить на некоторое время экспедицию в Тибет.

«Прощай же, моя счастливая жизнь, но прощай ненадолго! Пройдет год, уладятся недоразумения с Китаем, поправится мое здоровье, и тогда я снова возьму страннический посох и снова направлюсь в азиатские пустыни…»

Верный своему слову, весной 1879 г. Пржевальский снова вышел во главе хорошо снаряженной экспедиции из Зайсана в свое третье путешествие по Центральной Азии.

В состав экспедиции входило 13 человек; ближайшими помощниками начальника экспедиции были В. И. Роборовский и забайкальский казак Допдок Иринчинов — неизменный спутник Пржевальского во всех его экспедициях по Центральной Азии.

Путешественники шли по степям и пустыням Джунгарии. В апреле они страдали от необычайно резкой перемены температуры: по ночам стоял мороз, а в полдень было 20° тепла. Чем дальше продвигались, тем труднее становилось идти.

Песчаные бури, жара, доходившая временами до 62°,5, недостаток питьевой воды делали переходы мучительными. Но научная работа не прекращалась. Николай Михайлович производил в пути съемку местности, а на остановках аккуратно вел дневник. Роборовский рисовал. Вокруг палаток сушились растения для гербария, тут же заспиртовывались собранные насекомые. Для всех участников экспедиции находилась работа. Одни чинили верблюжьи седла, другие — одежду и обувь, третьи подковывали лошадей.

В пустыне Джунгарии экспедиция сделала замечательное открытие, обнаружив дикую лошадь. Зоологи впоследствии назвали ее лошадью Пржевальского.

Пройдя через оазисы Хами и Сачжоу, путешественники подошли к горному хребту Нанынань. Здесь, к югу от главной горной цепи, Пржевальский открыл два высоких горных хребта, названных им именами известных географов — Гумбольдта и Риттсра.

Однажды спутник Пржевальского казак Егоров, увлекшись охотой на дикого яка, отстал от экспедиции и заблудился в ущельях гор. Пять] дней продолжались напрасные поиски. На шестой день караван экспедиции тронулся дальше, Неожиданно показался спускавшийся с гор человек.

«Лицо у него было исхудалое и почти черное, глаза воспаленные, губы и нос распухшие, покрытые болячками, волосы всклокоченные, ; взгляд какой-то дикий…»— рассказывал Николай Михайлович об этом случае, взволновавшем всех участников экспедиции.

Пришлось сделать остановку. Товарищеская забота и внимательный уход быстро вое-1 становили силы Егорова, и путешественники смогли продолжать путь. Кстати, нужно сказать, что Пржевальский во время своих труднейших походов не потерял ни одного человека.

Двигаясь на юг, в сентябре экспедиция вышла в Южный Цайдам, на большую тибетскую дорогу, которая вела в таинственную столицу Тибета — Лхасу.

Чем дальше путешественники уходили в глубь Тибета, тем суровее становились горы и труднее подъемы на них. Продвигались на высоте около 5000 м над уровнем моря. В разреженном воздухе было тяжело дышать. Мучили морозы и снежные бури, не было топлива. Верблюды и лошади страдали от недостатка корма.

На караванных тропах виднелись людские черепа, скелеты верблюдов и лошадей. Но кучка отважных людей шла вперед. На пути Пржевальский открыл неизвестный хребет, который назвал именем Марко Ноло.

Несколько раз на экспедицию нападали разбойники из племени тангутов, которые обычно грабили караваны богомольцев, направлявшихся в Лхасу. В Китае прошел слух о гибели русской экспедиции. Вскоре это сообщение появилось в европейской и русской печати.

А в это время Пржевальский, сокращая стоянки, торопился к своей заветной цели — Лхасе. Когда до столицы Тибета оставалось всего 270—280 км, русских путешественников встретили представители далай-ламы. Несмотря на долгие, упорные переговоры, они передали Пржевальскому письменный отказ в его просьбе разрешить посетить Лхасу под предлогом, что русские — представители другой веры.

«Трудно описать, с каким грустным чувством повернул я в обратный путь. Но видно такая моя судьба! Пусть другой, более счастливый путешественник докончит не доконченное мною в Азии. С моей же стороны сделано все, что возможно было сделать»,— писал Николай Михайлович в одном из своих писем.

Обратный путь был особенно труден. Ослабели верблюды, кончались запасы продовольствия. На последнем перевале в Цайдам приходилось нести вьюки и на веревках тащить в гору ослабевших верблюдов.

Караван экспедиции вернулся в Дзун, откуда четыре месяца назад отправился в Лхасу. Из тридцати четырех верблюдов только тринадцать выдержали этот трудный путь.

Отдохнув несколько дней, Пржевалвркий отправился исследовать верховья р. Хуанхэ. Три месяца заняло изучение верхнего течения этой великой китайской реки.

Затем Пржевальский вернулся на оз. Кукунор. Он уточнил его размеры, установил форму и выяснил, что в озеро впадает 25 рек.

От оз. Кукунор экспедиция вернулась в г. Кяхту.

Третье путешествие Пржевальского дало особенно много нового для науки. На карте приняли более точные очертания две крупные горные системы Центральной Азии — Наныпань и Куньлунь. Было нанесено на карту также более 4000 км пути по неизвестным ранее районам; сделаны многочисленные метеорологические наблюдения; собраны богатейшие коллекции растений и животных.

В ценнейшей зоологической коллекции путешественников был экземпляр шкуры дикой лошади.

Торжественно чествовала родина отважных путешественников. Пржевальского удостоили многих почетных наград, награждены были и его верные спутники.

Это путешествие Николай Михайлович описал в книге «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки».

В конце 1883 г. Пржевальский отправился в четвертое путешествие по Центральной Азии. На этот раз его помощниками были В. И. Роборовский и П. К. Козлов — впоследствии также известные исследователи Центральной Азии.

«Товарищи! Дело, которое мы теперь начинаем,— великое дело. Мы идем исследовать неведомый Тибет, сделать его достоянием науки»,— говорил Николай Михайлович участникам экспедиции.

Пройдены бескрайние монгольские степи, снова пересечена пустыня Гоби, остались позади и пески Алашаня.

Добравшись до верховьев р. Хуанхэ, Пржевальский записал: «Мы видели теперь воочию таинственную колыбель великой китайской реки и пили воду из се истоков. Радости нашей не имелось конца».

Путешественники исправили на карте положение истока р. Хуанхэ и нанесли два озера — Джарин-Нур и Орин-Нур, через которые проходит р. Хуанхэ. Первое озеро назвали Русским, второе — именем Экспедиции. Через несколько дней Пржевальский нанес на карту речку, назвав ее Разбойничьей в память о нападении в этом месте на экспедицию шайки разбойников.

После исследования истоков р. Хуанхэ и ее водораздела с Янцзы экспедиция открыла неизвестные горные хребты. Пржевальский нанес их на карту, дав им имена: Безымянный, Цайдамский, Московский; высочайший пик последнего назвали Кремлем. Замеченный вдали обширный снеговой хребет Николай Михайлович назвал Загадочным, а вершину его, напоминающую своей формой шапку,— Шапкой Мономаха. Впоследствии Русское географическое общество присвоило этому хребту имя Пржевальского.

В этом неведомом районе Центральной Азии исследователи встретили новый, 1885 год.

Экспедиция, следуя по намеченному маршруту, направилась коз. Лобнор. После двенадцатидневных поисков она нашла путь через малодоступный хребет Алтынтаг. Тепло встретили знакомых путешественников жители на берегах Лобнора. Почти два месяца прожил здесь Пржевальский. Он подробно изучал озеро, быт и нравы населения этих мест, со многими жителями он уже встречался 8 лет назад.

Направляясь от Лобнора на юго-запад, экспедиция открыла два горных хребта, которые получили названия Русский и Керийский.

От западной оконечности Керийского хребта экспедиция круто повернула на север, и путешественники вернулись на родину через пустыню Такла-Макан и горы Тянь-Шань.

Это путешествие продолжалось 2 года 8 дней. Экспедиция прошла около 8 тыс. км.

Открытие хребтов-гигантов средней части Куньлуня — главное достижение четвертой экспедиции Пржевальского в Центральную Азию.

Имя знаменитого путешественника Николая Михайловича Пржевальского было у всех на устах. Слава пришла к нему еще при жизни. Его избрали почетным членом 24 научных русских и иностранных обществ и наградили 8 золотыми медалями.

По решению Академии наук в честь Н. М. Пржевальского была выбита золотая медаль с надписью: «Первому исследователю природы Центральной Азии».

Четвертую экспедицию Пржевальский описал в книге «От Кяхты на истоки Желтой реки. Исследования северной окраины Тибета и путь через Лобнор по бассейну Тарима». Эта книга, как и все предыдущие, написана живо и интересно.

В 1888 г. Пржевальский подготовился к пятой экспедиции в Центральную Азию. И снова ого сопровождали верные спутники — В. И. Роборовский и П. К. Козлов.

За несколько дней до выступления из г. Каракола Пржевальский заболел брюшным тифом. 1 ноября 1888 г. он скончался.

Исполняя последнее желание путешественника, Пржевальского похоронили на высоком берегу оз. Иссык-Куль, вблизи г. Каракола, ныне Пржевальска. На могиле великого путешественника сооружен величественный памятник: на гранитной скале стоит бронзовый орел, распростерший крылья. В клюве орла оливковая ветвь — символ мирных целей научных исследований. У ног орла карта Азии с маршрутами путешествий Пржевальского.

Азия      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника