Концептуальная область «Неживая природа» как источник метафорической экспансии в дискурсе российских средств массовой информации – часть 6

Статистика      Постоянная ссылка | Все категории

Изучение метафоры имеет более чем двухтысячелетнюю историю: известно, что современные исследования основываются на идее метафорического переноса, идущей еще от Аристотеля, который утверждал, что метафора – это имя, перенесенное с рода на вид, или с вида на род, или с вида на вид. Однако, несмотря на накопленный значительный объем знаний о метафоре, интерес к ней в настоящее время не только не ослабевает, а наоборот, усиливается в связи с переходом изучения метафоры на качественно новый уровень, обусловленный актуализацией когнитивных исследований.

Метафора традиционно является объектом исследования не только в языкознании, но и в других областях: «Мы переживаем время тотального интереса к метафоре, – пишет Г. Н. Скляревская. – На феномене метафоры сосредоточили свое внимание философы, логики, психологи, психолингвисты, стилисты, литературоведы, семасиологи» [Скляревская 1993: 3]. В лингвистике теория метафоры связана с именами таких ученых, как А. А. Потебня, В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, Д. Н. Шмелев, В. Г. Гак, Ю. Д. Апресян, В. Н. Телия, Н. Д. Арутюнова, Г. Н. Скляревская, А. Н. Баранов, а также с именами зарубежных лингвистов: М. Блэк, А. Ричардс, Э. Кассирер, Х. Ортега-и-Гассет, Дж. Лакофф, М. Джонсон и др. Достаточно полное представление о направлениях лингвистического изучения метафоры в зарубежной науке дает сборник «Теория метафоры», где представлены работы, отражающие самые разные точки зрения [Теория метафоры 1990]. Подробный анализ исследований по метафоре в русской научной литературе содержится в работе Г. Н. Скляревской «Языковая метафора в толковом словаре», где отмечается, что понимание сложного, а подчас противоречивого «положения метафоры… заставило исследовательскую мысль двигаться в разных направлениях, рассматривать разные грани этого многогранного явления, устремляться вширь, сопоставляя его с другими, иногда весьма отдаленными явлениями, и вглубь, расчленяя его структуру» [Скляревская 1988: 1]. В отечественной науке Г. Н. Скляревская условно выделила одиннадцать направлений изучения языковой метафоры: семасиологическое, ономасиологическое, гносеологическое, логическое, собственно лингвистическое, лингво-стилистическое, психолингвистическое, экспрессиологическое, лингво-литературоведческое, лексикологическое и лексикографическое [Скляревская 1993: 6 – 11].

За последнее десятилетие сформировалась самостоятельная научная область – метафорология, объектом исследования которой является метафорика, включающая в себя как результаты метафорогенной деятельности человека, так и все механизмы этой деятельности (нейрологический, синестетический, когнитивный, коммуникативный). О. Н. Лагута в монографии «Метафорология: теоретические аспекты», обобщая основные результаты метафорологических изысканий в рамках философских, логических, психологических (включая нейрологические и психотерапевтические) и лингвистических работ, приходит к выводу о том, что метафора и метафоризация в исследованиях разных направлений рассматриваются как особые объекты: 1. лингвопоэтические, находящиеся на стыке предметных интересов лингвистики, текстовой поэтики, риторики и стилистики; 2. ментальные сущности, концепты, обладающие особым механизмом образования; 3. нейролингвистические; 4. онтолингвистические; 5. герменевтические и интерпретационные; 6. лексикологические; 7. объекты идиолектных описаний; 8. лексикографические; 9. лингвокультурологические; 10. объекты коммуникативистики и теории речевых актов; 11. объекты прагматических исследований; 12. семиотические объекты; 13. объекты социолингвистического описания [Лагута 2003: 8 – 11].

Широта объектных и предметных границ метафорологии как новой научной области отражает неоднозначность решения проблемы метафоры в лингвистике. Вместе с тем, по мнению В. В. Петрова, все многообразие исследовательских подходов к изучению метафоры можно свести к двум различным направлениям – семантическому и когнитивному. «С позиций первого, механизм и результат переноса хорошо описываются посредством концепции значения. В рамках второго – основную роль играет „знание”», – пишет исследователь [Петров 1990: 135]. Позиция В. В. Петрова близка авторам «Краткого словаря когнитивных терминов»: «Думается, что в когнитивной лингвистике перспективным является то направление в семантике, которое защищает идеи о противопоставленности концептуального уровня семантическому (языковому)» [Кубрякова и др. 1996: 92]. Контрастивное сопоставление основных положений структурно-семантического и когнитивного подходов представлено в монографии А. П. Чудинова «Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991 – 2000)» [Чудинов 2001].

Поддерживая идею различия семантического, традиционного и когнитивного направлений в изучении метафоры, специально остановимся на тех работах, в фокусе внимания которых находятся метафоры с источниковой концептуальной областью «Неживая природа». Укажем, что исследованию и описанию подвергались отдельные, наиболее значимые для русского сознания метафорические концепты, такие, например, как вода [Гришина 2002, Скляревская 1993], ветер [Гачев 1988, Деревяненко 1977, Осколкова 2004], солнце и луна [Стафеева 2000]. Наряду с анализом отдельных метафор ученые предпринимают попытки представить описание целых групп взаимосвязанных природных метафор [Дорлигийн 1999, Курбатова 2000, Лагута 2003, Мистюк 1998, Чжин Ем Су 2001, Шитикова 2002 и др.]. Вместе с тем в научной литературе обращается внимание на недостаточность подобных исследований, особенно – проведенных в русле когнитивных изысканий: «В меньшей мере лингвисты изучают концепты, отражающие признаки конкретной, реальной действительности», – указывают З. Д. Попова, И. А. Стернин в «Очерках по когнитивной лингвистике» [Попова, Стернин 2003: 12].

Традиционные теории метафоры. Говоря об исследованиях, выполненных в традиционном русле, мы в первую очередь имеем в виду те из них, в которых проблемы метафоры и метафорообразования решаются в семантическом и в семантико-стилистическом аспектах (традиционно метафора рассматривалась как средство создания образности и способ украшения речи).

В. В. Петров в обзоре «Метафора: от семантических представлений к когнитивному анализу», обращаясь к исследованиям зарубежных лингвистов: М. Блэка, Дж. Серля, Д. Ротбарта, Е. Киттей, – определяет основные идеи семантического уровня представления метафор. В частности, существенными являются предложенные М. Блэком понятия «фильтрации» и, позже, «проекции» некоторых характеристик В на А [Блэк 1990]. Другой важной особенностью теории М. Блэка В. В. Петров считает упор на концепцию значения при описании модели метафорообразования. «В соответствии со строго семантической точкой зрения образование метафоры обязательно предполагает изменение значения исходного выражения. Самый простой вариант – экстенсивное расширение значения слова или выражения до нового, метафорического значения, – указывает В. В. Петров. – При этом одно и то же выражение может иметь два вида значения – буквальное и так называемое метафорическое, появляющееся в конкретных актах употребления» [Петров 1990: 136].

Объяснение механизма образования метафор может основываться также, по замечанию В. В. Петрова, на теории семантического поля. Истоки названной теории восходят к Ф. де Соссюру, утверждавшему, что значение слова в языке зависит от его смысловых отношений с другими словами. В рамках данного подхода метафорический перенос стал рассматриваться как перенос от одного структурированного и взаимосвязанного в единое целое семантического поля к другому полю, что в конечном счете приводит к переорганизации семантического поля с соответствующим изменением значения [Петров 1990: 137].

В отечественной лингвистике семантический подход к процессу метафоризации представлен направлением, которое изучает, с одной стороны, семную структуру языковой и речевой метафоры, с другой стороны, семантические поля, к которым эта метафора относится во вторичном значении [Арутюнова 1978, 1979, 1980; Гак 1999; Никитин 1979; Новиков 1982; Скляревская 1993; Стернин 1985; Черкасова 1968; Шмелев 1973 и др.].

Важно отметить, что для семантического направления характерно разграничение метафоры и близких или смежных языковых явлений: метонимии, синекдохи, сравнительного оборота и т. д. Так, в 60-ых годах Е. Т. Черкасова, внесшая существенный вклад в разработку теории метафоры, стремилась уточнить конкретное содержание понятия, обозначаемого словом метафора; отграничивая процессы и явления, в отношении которых терминологически оправданным с лингвистической точки зрения является применение слова перенос. Это образование новых слов и использование старых для обозначения предметов и явлений, не имеющих еще своего имени (первоначальная номинация в широком смысле слова, включающая и терминообразование, и явления так называемой «функциональной номинации»), а также использование старых слов для условного переименования предметов и явлений, уже имеющих свое имя (символы, арготизмы и т. д.). В перечисленных случаях название одного предмета переносится (используется) для наречения имени другому предмету. В этом смысле применение понятия, означаемого словом перенос, в отношении метафоры лишено внутреннего основания, потому что метафоризация – это «глубокое внутреннее семантическое преобразование слова, семантическая эволюция его значения» [Черкасова 1968: 29].

Также Е. Т. Черкасова отчетливо отграничивает метафору от других видов тропов, особенно критикуя основанное на античных риториках определение метафоры как «сокращенного сравнения». Исследователь говорит о том, что понятия сравнение и метафора близки, но не тождественны: сравнение как процесс ассоциаций по сходству – категория психологическая, а метафора – явление собственно семантическое, характеризующееся семантической двуплановостью, которая возникает на базе взаимодействия только лексических значений слова; сравнение в метафоре выражается нерасчлененно, собственно семантическими средствами [Черкасова 1962: 34 – 35].

Согласно исследованиям, проведенным В. Г. Гаком, структура значения слова включает три типа сем: «архисемы (родового значения), дифференцирующие семы (видового значения) и потенциальные семы, отражающие побочные и возможные характеристики денотата» [Гак 1971: 96]. При изменении значения слова, при образовании его переносного значения изменяется семантическая структура слова, причем характер изменений в семантической структуре слова зависит прежде всего от типа переноса (метонимический, метафорический, функциональный).

Г. С. Хромых, опираясь на концепцию В. Г. Гака, предпринимает попытку представить модель метонимического переноса на материале пространственной лексики русского и английского языков. Рассмотрев русские и английские существительные из лексико-семантических групп «Дороги», «Водоемы», «Рельеф», исследователь выделяет следующий метонимический перенос: место → состояние, ситуация. Например, Puddleлужа 1) «небольшое углубление со скопившейся дождевой или подпочвенной водой» – Ld (e), 2) перен. значение «неловкое, неприятное состояние» – Ye (Lwd), где L – архисема «место», Y – архисема «состояние», потенциальные семы: eотрицательная оценка, wвода, d – размер, конфигурация. На основании проведенного анализа Г. С. Хромых пришла к выводу о том, что «часть денотативной семемы входит в коннотативную семему в качестве семы, потенциальная сема переходит в коннотативную семему в качестве дифференцирующей семы или архисемы» [Хромых 1977: 84 – 86].

Г. Н. Скляревской был предложен опыт компонентного анализа метафорического значения слова [Скляревская 1993]. Понимая лексическое значение как структуру, состоящую из денотативного содержания, включающего ядро и периферию, и коннотативного окружения, исследователь отмечает, что в процессе метафоризации может актуализироваться любая коннотативная (потенциальная) сема, как бы далеко она ни отстояла от денотативного ядра.

Развивая идею системности языковой метафоры на основе анализа семантического поля с архилексемой ВОДА, Г. Н. Скляревская приходит к выводу о том, что поле обладает сдвоенной структурой: первичное поле (исходное, номинативное) отражает естественные, реальные связи между объектами действительности. Каждый член исходного поля может подвергаться метафоризации, образуя метафорический пучок. Совокупность метафорических пучков образует вторичное, метафорическое, поле, отражающее метафорические связи. При этом «метафорическое поле обнаруживает семантическую зависимость от границ номинативного поля, и его границы не могут быть определены вне зависимости от границ номинативного поля» [Скляревская 1993: 115]. Такой подход предполагает в первую очередь исследование системы метафорических значений с точки зрения их семантической производности от номинативных, а также анализ синонимических, антонимических, словообразовательных связей внутри метафорического пространства.

Например, внешний аспект системы метафорического поля ВОДА, выделенного Г. Н. Скляревской, проявляется в существовании следующих тематических групп:

1. «Водоемы и их части»;

2. «Формы существования воды, определяемые характером и способом ее движения»;

3. «Характер и особенности движения воды»;

4. «Свойства воды»;

5. «Характерные действия, связанные с водой, производимые в воде»;

6. «Характерные состояния воды, действия, связанные с ними»;

7. «Свойства, обусловленные наличием / отсутствием, количеством, воздействием воды».

Как показал исследуемый Г. Н. Скляревской материал, «круг связей при метафоризации расширяется отнюдь не произвольно, но всегда детерминирован… набором и сочетанием сем в семантической структуре исходного значения» [Скляревская 1993: 136].

В центре внимания лингвистов находились языковые характеристики метафор: семантические (взаимодействие прямого и переносного значений в метафоризируемом слове, общие семы), лексические (сочетаемость метафор с другими словами), морфологические (особенности процесса метафоризации в зависимости от принадлежности слова к определенной части речи), синтаксические (типы сочетаний, в которых реализуется метафорическое значение слова). Например, в этом ключе выполнены работы Н. Д. Бессарабовой [Бессарабова 1979, 1987] и Т. Л. Мистюк [Мистюк 1998].

Н. Д. Бессарабова анализирует метафорические сочетания в общественно-публицистическом стиле русского литературного языка 70-ых годов ХХ в. Примеры, иллюстрирующие теоретические положения исследования, представляют для нас особый интерес, так как они отражают политическую жизнь времен «холодной войны». На наш взгляд, в этих примерах прослеживается яркая оппозиция по признаку «свой – чужой». Для характеристики «своих», сторонников социалистической идеологии, употребляются метафоры с позитивным потенциалом, такие, как африканский прибой (о росте национально-освободительного движения в Африке), истоки революционной борьбы и др. Для характеристики «чужих» используется ряд негативно окрашенных метафорических сочетаний: трясина идеологической диверсии, процесс «высыхания» Западного Берлина, прорва Пентагона и др. На основании анализа данных примеров мы можем судить не только о тенденциях развития и изменения метафорической системы языка, но и – главное – об эволюции общественно-политического мышления

Т. Л. Мистюк, рассматривая закономерности формирования и функционирования метафорической лексики 90-ых годов ХХ в., в качестве источников метафоризации выделяет лексико-семантические поля «Человек», «Животный мир», «Растительный мир», «Явления природы», «Предметный мир», «Абстрактные категории». Поле «Явления природы» включает в свой состав следующие группы:

1. «Наименования явлений, связанных с водой и водным пространством» (залив, шторм);

2. «Наименования явлений природы, имеющих стихийный характер» (вулкан, землетрясение);

3. «Наименования явлений природы, находящихся в газообразном состоянии» (дым, пар);

4. «Наименования углублений, неровностей на поверхности земли, почвы» (воронка, ухаб, эрозия).

Исследование Т. Л. Мистюк выполнено в семасиологическом русле: установив прямое и переносное значения слова, автор определяет общую для них сему. Например: ЭРОЗИЯ. 1. «Процесс разрушения почвы, земной коры, производимый водой, льдом или ветром». 2. перен. «Разрушение чего-либо». Процесс эрозии центральной власти остановлен (МН. – 23.01.94).

Овал: 2
Овал: 1

ОС: «постепенное разрушение чего-либо».

По мнению Т. Л. Мистюк, все метафоры, входящие в состав лексико-семантического поля «Явления природы», имеют негативный потенциал. «Подобные метафоры именуют разрушительные процессы или явления, наблюдаемые в сферах экономики и политики. Реализуются они чаще всего в оппозиционной прессе, выражая негативную оценку соответствующих процессов», – заключает Т. Л. Мистюк [Мистюк 1998: 74 – 76].

Таким образом, при семантическом подходе в первую очередь рассматриваются семная структура метафоры, семантические процессы, формирующие метафорические значения, соотношение сем в исходном и метафорическом значениях, а также семантические поля, к которым эта метафора относится во вторичном значении.

Семантико-стилистический подход к анализу метафоры – это акцентирование выразительности метафоры, ее роли в создании авторского стиля и т. д. Поскольку образы природы всегда осознавались как объекты эстетического отношения, как средство раскрытия содержания и как наиболее прямое и непосредственное воплощение идеала, постольку исследователи с особым вниманием разрабатывали содержание и принципы филологического изучения пейзажа [Гринфельд-Зингурс 1989, Иванова 1994, Козыро 1988, Санченко 1989, Эпштейн 1990]. «Характерологическая функция пейзажа напрямую связана с его способностью содержать в себе историко-культурную коннотацию, которая включает в себя ассоциации, связывающие образы природы с теми или иными событиями истории, мифологией, традициями, образом жизни народа», – пишет Н. Д. Иванова [Иванова 1994: 76].

Статистика      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника