Публицистика как отражение социокультурного и художественного сознания К. Л. Хетагурова – часть 2

Филология      Постоянная ссылка | Все категории

Во втором параграфе «Исторический момент появления К. Л. Хетагурова на арене социально-политической борьбы на Кавказе» очерчивается ряд моментов, определивших мировосприятие и социокультурную направленность мысли Хетагурова.

Непосредственное влияние на становление творческого сознания публициста и формирование его системы предпочтений оказали такие факторы, как исторический момент, ставший переломным в развитии края, и национальное самосознание, сформировавшее внутренний стержень личности и определившее пути восприятия окружающей действительности через призму этнического менталитета.

Появление К. Л. Хетагурова на исторической сцене рубежа веков было обусловлено требованиями эпохи и явилось очень важной вехой в развитии отношений между царским правительством и коренной народностью региона. Этот период характеризовался отменой крепостного права и стремительно развивающимся капитализмом, под воздействием которого рушились патриархальные отношения. Следствием этих процессов стали кардинальные изменения в жизни осетинского народа, который оказался вовлечен в стремительное социокультурное и экономическое развитие.

В третьем параграфе «Традиционная обрядовость осетин как основа ценностного сознания К. Л. Хетагурова» определяется значение этнических приоритетов в становлении мировосприятия публициста. Будучи воспитанным русской литературой и почерпнув многие свои идеи из произведений русских и зарубежных авторов, Хетагуров оставался осетином, впитавшим все многообразие обычаев и традиций своего народа с молоком матери. Чтобы до конца понять всю глубину произведений этого автора, необходимо обратиться к этническим ценностям осетин, имеющим определяющее значение в формировании национального менталитета.

Растущая тенденция к утрате осетинским народом своей уникальности и самобытности послужила толчком для создания Хетагуровым этнографического очерка «Особа» (1894), который стал своеобразной попыткой сохранить исторически сложившиеся нравы осетин, их обычаи, морально-этические нормы, эстетические предпочтения и систему национальных ценностей. Помимо этого он представляет собой достоверный источник информации о географии и природе края.

Как в поэзии, так и в публицистике Хетагурова значительное место отводится родовому кодексу осетин, аккумулировавшему все высшие идеалы народа. Именно на уровне традиционной обрядовости, той атмосферы, которая сохранялась в осетинской семье с древних времен, и происходило становление мировосприятия публициста.

В четвертом параграфе «Выступления К. Л. Хетагурова против отживших обычаев» прослеживается отношение выдающегося общественного деятеля к ряду устоев осетинского народа, утративших свою актуальность в условиях нового времени. К ним относятся: огромный калым, кровомщение, разорительные поминки и абречество (статьи «Общественный приговор», «Владикавказские письма», «Накануне» и др ).

Положение женщины также находит горячий отклик в поэтическом и публицистическом творчестве Хетагурова (поэма «Фатима», стихотворения «На смерть горянки», «Мать сирот» и др., статьи «Женское образование в Осетии», «Владикавказские письма (Маленькая история)» и др.).

Традициям осетинского народа посвящен не только этнографический очерк «Особа», но и ряд стихотворений и публицистических выступлений (поэма «Плачущая скала», стихотворение «На кладбище» и др., статьи «Зиу», «Помощь пораженному молнией» и др.). Здесь автор рассказывает об исконных обычаях осетин, о тех факторах, которые формировали их мировосприятие и влияли на видение мира. Острота поднимаемых Хетагуровым вопросов была особенно актуальна в условиях политики, проводимой царским самодержавием на территории Кавказа без учета национальных особенностей. Выяснение истоков так называемых «вредных» обычаев являлось жизненной необходимостью, поскольку во многих случаях именно адаты определяли ту модель поведения, которой следовал человек, совершивший преступление.

Хетагуров не оправдывал противоправных деяний, он старался объяснить, что причиной совершенного была не природная тяга горцев к насилию, а установленная линия поведения, диктуемая древними законами. Так, например, оскорбление умерших считалось жестокой обидой, смыть которую можно было только кровью. В уголовном праве тех лет нередки случаи, когда мужчина совершал убийство, но не признавал своей вины, поскольку побудительным мотивом служила недопустимая хула покойников со стороны потерпевшего.

Будучи человеком просвещенным и обладая способностью трезво смотреть в будущее, Хетагуров не мог не понимать, что слепое следование вековым обычаям во многих случаях является фактором интерферирующим, тормозящим процесс вхождения горских народов в целом, и осетинского в частности, во всемирное культурное и экономическое движение. Отводя в личностном самосознании человека этическому наследию предков превалирующую позицию, оценивая всю значимость традиционной обрядовости в становлении миропонимания индивида, он, тем не менее, неоднократно выступал с критикой некоторых адатов, которые справедливо считал отжившими и потерявшими свою актуальность. В то же время Хетагуров подвергал критике великодержавно-шовинистическую политику, проводимую царским правительством по большей части путем запретов, штрафов и наказаний. Такие методы и средства не только не способствовали дости­жению цели, а, наоборот, озлобляли местных жителей против царских чиновников и зачастую приводили к об­ратным результатам.

Во второй главе «Гражданские ценности в публицистическом и поэтическом наследии К. Л. Хетагурова» определяется место приоритетов осетинского народа в творческом и социокультурном сознании Хетагурова.

В первом параграфе «Свобода как доминанта мировосприятия осетинского народа» делается акцент на превалирующее значение понятия свободы в иерархии ценностей осетинского народа.

Испокон веков свобода была самым священным правом осетина, доминантой его миропонимания. Согласно адатам, именно с ней были связаны понятия как чести, славы, так и позора. Суровые, практически спартанские условия жизни, в которой развлечения были ограничены, а излишества отсутствовали вовсе, способствовали возвеличиванию иных, нематериальных ценностей. Подчас, единственным достоянием горца была только свобода, право на которую он берег от посягательств всеми возможными способами, даже ценою жизни. Это понятие культивировалось в сознании человека с самого раннего детства. Вся традиционная обрядовость, законы и обычаи проникнуты им.

Будучи воспитанным в национальной среде, в атмосфере, проникнутой ярким этническим своеобразием, К. Л Хетагуров с младенчества соприкоснулся с духовным наследием своего народа. Произведения устного народного творчества, изобилующие описанием подвигов героев, были его первыми ориентирами в будущей деятельности.

Отметим, что понятие свободы имеет множество толкований, нюансов и оттенков. Оно укоренено в ситуацию, в условия жизни, которые являются уникальными в каждом отдельно рассматриваемом случае, и непосредственно связано с особенностями существования какого-либо национального сообщества. Если рассматривать его через призму менталитета горских народов, то, с точки зрения семантики, наиболее близким ему по значению выступит понятие «независимость». Именно отсутствие подчинения, подвластности, нежелание признавать ничье господство отличало жителей гор на протяжении столетий и вывело понятие свободы на высшую ступень иерархии ценностей осетин.

Во втором параграфе «Семантика понятия «свобода» в мировоззрении К. Л. Хетагурова» анализируется трактовка Хетагуровым понятия свободы в условиях окружающей действительности.

Впитав в раннем детстве представление о нравственном достоинстве своего народа, Хетагуров был уже внутренне готов к восприятию тех демократических идей, которые так увлекли его впоследствии. Знакомство с творчеством деятелей русской литературы первого ряда оказало огромное влияние на становление самосознания молодого поэта и публициста. В произведениях А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. А. Некрасова и др. свобода понимается как доминанта, бесценное достояние и отдельно взятой личности, и всего народа в целом.

С аксиологической точки зрения идеи Хетагурова не являлись революционными, поскольку своей целью имели исключительно общечеловеческие ценности. Ему не были свойственны радикальные умонастроения, характерные для революционного народничества. Те демократические идеи, которые он проповедовал на страницах газет и в своей поэзии, не были призывом к революции. Их скорее можно приравнять к идеалам эпохи Просвещения, где провозглашались: «свобода», «равенство», «братство». Идя в ногу со временем, Хетагуров не мог остаться равнодушным к бесправному положению народа и, будучи активным борцом с несправедливостью, использовал в качестве оружия свой литературный талант (статьи «Неурядицы Северного Кавказа», «Владикавказские письма», «Избави Бог и нас от этаких судей» и др.).

Если рассматривать литературное наследие Хетагурова с точки зрения ценностных ориентаций, то становится очевидным выдвижение на передний план понятия свободы, которая, без всякого сомнения, стала основной ценностью во всем его творчестве. В этике публициста проблема свободы связывается с вопросом счастья, а проблема рабства связана с несчастьем.

Свобода является неотъемлемой составляющей благополучия личности, единственно возможным условием достижения гармонии и обретения своего места в мире. При рассмотрении ряда произведений Хетагурова создается впечатление, что этическим, и, следовательно, эстетическим, мерилом человеческих поступков и чаяний, его желаний, устремлений, чувств и переживаний является та мера, в которой они свободны или отданы борьбе за свободу.

В третьем параграфе «Идея национального и религиозного единения в сознании К. Л. Хетагурова» анализируется ряд публицистических и поэтических работ Хетагурова, в которых понятие свободы является приоритетным в выступлениях за единение людей, их разума и трудовых усилий в одно процветающее общество без учета национальной и расовой принадлежности, вероисповедания и уровня исторического и нравственного развития (стихотворения «На Пасху», «Не упрекай меня, что я забросил лиру…» и др., статьи «Наши муллы», «Письма из Владикавказа» и др.). Объективно оценивая ситуацию, Хетагуров понимал, что усиление межнациональной розни препятствует возможному объединению людей против политики царизма, и всячески старался смягчить или устранить возникавшие конфликты.

Для него не имело значения, к какому народу принадлежат те, чьи права и свободы были попраны и ущемлены, он с одинаковым энтузиазмом выступал в защиту украинцев, кабардинцев, грузин, ингушей, осетин и русских. Пристальное внимание публициста привлекали также и процессы, имевшие место на международной арене, такие как «дело Дрейфуса» и англо-бурская война (стихотворение «Вите», статья «Письмо в редакцию газеты «Юг»» и др.).

В четвертом параграфе «Свобода личности и свобода народа в понимании К. Л. Хетагурова» делается акцент на том, что в мировоззрении Хетагурова доминирующее значение имеет раскрепощение народа и его независимость от гнета поработителей, а не личная свобода каждого человека в отдельности. Личность, ее устремления, страдание, счастье, даже жизнь и смерть непосредственно соотносятся с судьбой народа, принадлежат ей. В этической оценке личности человека на вершину иерархической лестницы достоинств ставится ее способность к жертвенному служению высшим идеалам.

Константой творчества Хетагурова являются жертвенность и необходимость выбора. Человек, призванный встать на борьбу с угнетателями, вынужден идти на отказ от всех земных благ, радостей и увлечений, доступных простым обывателям. Он должен быть способен преодолеть силу притяжения обыденных удовольствий во имя служения великой идее освобождения. В данном случае мы можем говорить о вынужденной жертвенности, определяющей личность и возвышающей ее.

В третьей главе «Ценность просвещения в мировоззрении К. Л. Хетагурова» дается характеристика образовательного процесса в Терской области на рубеже веков и определяется вклад Хетагурова в образовательный процесс на Кавказе.

В первом параграфе «Значимость просвещения народа в миропонимании К. Л. Хетагурова» определяется место просвещения в ценностной иерархии публициста.

Активная просветительская деятельность Хетагурова способствовала ускорению процесса образования в Терской области, проникновению его в среду наименее обеспеченных представителей населения, которые практически не были вовлечены в культурное движение, динамично набиравшее обороты. Будучи свидетелем происходящих изменений, Хетагуров не мог не признавать острой необходимости ускорения процесса просвещения родного народа. Только обладая образованием, умея изъясняться на русском языке и зная грамоту, горец мог противостоять тем силам, которые были направлены на полное подчинение края и хищническое использование его ресурсов.

Хетагуров придавал огромное значение процессу образования, учреждению новых учебных заведений как среднего звена, так и высших. Он прекрасно осознавал ценность просвещения, поскольку ясно видел, что, только имея в своей среде людей образованных, сведущих во многих областях и готовых посвятить свою жизнь заботе о благе родного края, осетинский народ мог получить свободу, независимость от угнетателей и достойно встать вровень с другими национальностями.

Представители царизма старались не допустить проникновения образования в широкие народные массы, поскольку опосредованное мышление, языковой барьер, ряд поведенческих установок, проистекающий из следования адатам, обуславливали легкую управляемость населением.

Просвещение занимало одну из ведущих позиций в ценностном сознании Хетагурова, который не только выступал в защиту отдельно взятых учебных заведений (Ольгинская школа), но и глубоко интересовался процессом образования вообще. Из его шестидесяти статей и заметок в четырнадцати поднимаются вопросы просвещения.

Публицист прекрасно знал историю возникновения и жизнь школ Осетии, был хорошо знаком с постановкой школьного дела на Кавказе, следил за специальной литературой, уделял большое внимание состоянию и количеству учебников, обеспечению школ пригодными для проведения процесса обучения помещениями, а также положению учителей (статьи «Владикавказские письма (Маленькая история)», «Церковноприходские школы в Осетии», «Женское образование в Осетии» и др.).

Во втором параграфе «Вклад К. Л. Хетагурова в образовательный процесс на Кавказе» анализируется транспозитивное влияние, оказанное прогрессивной мыслью публициста на культурное развитие Осетии. На рубеже веков, в условиях сильнейшего давления со стороны представителей царского самодержавия, на представителей передовой осетинской интеллигенции, во главе которой стоял Хетагуров, ложилась огромная ответственность. Они трезво оценивали всю важность образования в деле национально-освободительной борьбы и активно, в большинстве своем, занимались культурно-просветительской деятельностью. Они заботились о будущем нации, старались вывести ее из невежества и темноты патриархально-родового строя и стремились вовлечь в процесс просвещения максимальное количество людей. Прогрессивным фактором здесь является также и то, что помимо мужских школ начинали функционировать и женские учебные заведения, куда принимали девочек как из Владикавказа, так и из самых отдаленных сел, что стало настоящим прорывом в истории края, где до самого недавнего времени женщина находилась в абсолютно бесправном положении.

Хетагуров активно ратовал за то, чтобы школы вышли из-под власти духовенства и стали исключительно светскими учреждениями, поскольку, по его мнению, в церковно-приходских школах был явный недостаток квалифицированного персонала, сам процесс обучения был поставлен недостаточно хорошо, от чего страдали учащиеся, которые не получали необходимых знаний, умений и навыков.

Публицист предлагал ряд рациональных нововведений в сфере образования, которые отражены в цикле статей, посвященных этой проблеме. Особое внимание здесь уделяется необходимости преподавания в школах на родном языке, что являлось на тот период времени основным препятствием для получения полноценного образования.

Вопросы народного просвещения были приоритетными в ценностном сознании выдающегося осетинского деятеля. Именно при помощи образования он полагал дальнейшее прогрессивное развитие края, освобождение народа от груза отживших традиций и приобщение к русской культуре. На рубеже веков этот вопрос приобрел особенную остроту, так как происходила стремительная трансформация края из региона с устоявшимся патриархальным укладом в часть государства с развивающимися капиталистическими отношениями.

В четвертой главе «Христианские ценности в поэзии и публицистике К. Л. Хетагурова» анализируются доминанты христианства в мировоззрении поэта и публициста и определяется влияние православия на становление его личности.

В первом параграфе «Доминанты христианства в поэзии К. Л. Хетагурова» исследуются религиозные мотивы лирики поэта, выдвижение на верхнюю ступень его ценностной иерархии таких понятий, как «самопожертвование», «альтруистическое служение людям», «всепрощающая любовь» и т. д. Также анализируется восприятие Хетагуровым образа Христа, который выступает как Абсолют в сознании поэта.

Рассматривая творческое наследие выдающегося осетинского общественного деятеля, есть все основания говорить о его приверженности христианской традиции русской литературы, где религиозная тенденция выражена достаточно отчетливо. Характерной чертой поэзии Хетагурова является стремление автора к высшим христианским ценностям. Его попытка обрести убежище и душевный покой в религии обуславливается, прежде всего, атмосферой, которой был окружен поэт с самого детства (стихотворение «Воспоминание»).

Одним из излюбленных религиозных мотивов поэзии Хетагурова можно считать пасхальный мотив. Все высшие ценности Хетагурова связываются с Пасхой: свобода, равенство, братство, любовь. Именно вера, по его мнению, способна стать тем связующим звеном между людьми, представителями разных народов, которое способно стереть все грани между классами и национальностями (стихотворения «На Пасху», «Христос воскрес!» и др.).

Библейский мотив презрения к смерти и преодоления ее является особо значимым в творчестве Хетагурова. Воскрешение Христа для него наполнено глубоким смыслом: ничто светлое и прекрасное не может быть умерщвлено, не может сгинуть в небытие и пройти бесследно.

В сознании публициста Христос присутствует как высшая ценность, как идеал. Он олицетворяет собой всепрощение и беспримерную любовь к людям, ко всему человечеству. Добровольное принятие распятия во имя человечества по праву воспринимается Хетагуровым как наивысшая степень жертвенности и мученичества (поэма «Се человек» и др.).

Факты биографии Хетагурова и его духовные устремления свидетельствуют о том, что его собственная судьба являет собой своеобразную аналогию судьбе Христа. Огромная любовь к людям, сподвигнувшая на отказ от земных радостей и направившая на путь испытаний, невозможность распоряжаться собственной жизнью, отданной за счастье народное, непонимание, насмешки и предательство – все это оказалось уделом осетинского общественного деятеля.

Филология      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника