Русофобия в России-2008 – часть 1

Архивы документов (Рус) [Русофобия]      Постоянная ссылка | Все категории

Русофобия в России-2008.

Аналитический доклад

Русского информационного центра.

Руководитель проекта А. Н.Савельев.

Россия: 2009-05-19

Содержание:

ВВЕДЕНИЕ  3

РУСОФОБИЯ ВО ВЛАСТИ  7

ЭКСПЕРТЫ НА СЛУЖБЕ У РУСОФОБОВ  13

НАРУШЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВ РУССКИХ  26

ПОДАВЛЕНИЕ РУССКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ  48

РЕПРЕССИИ ПРОТИВ РУССКИХ ИЗДАНИЙ  54

УНИЖЕНИЕ РУССКОЙ АРМИИ  60

ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА СВОБОДУ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ ДЛЯ РУССКИХ  63

РУСОФОБИЯ В СМИ  67

ЗАРУБЕЖНАЯ РУСОФОБИЯ  72

РУСОФОБИЯ СО СТОРОНЫ ИМИТАТОРОВ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  75

РУСОФОБИЯ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ  80

ЭТНОБАНДИТИЗМ И ЭТНОФОБИЯ  84

ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ  93

ПРОТИВ РУССКИХ  97

ЗАКЛЮЧЕНИЕ  100



 

В чем же еще и состоит рабство, как не в пренебрежении

и подавлении самобытности изначального народа,

 которой в разумении правителя вовсе не существует?

И. Г.Фихте, 1808



Определение

Русофобия — неприязнь, ненависть, враждебность или иные негативные проявления по отношению к России, русским, русской культуре, русской истории и русскому языку.



Введение



В современной России особенно острыми проявлениями русофобии стали:

•  Замена русского коренного населения нерусскими иммигрантами. Подавление рождаемости среди русских средствами пропаганды и субсидирования нерусских регионов за счет русских.

•  Извращение русской истории, принижение роли русского народа в образовательных и информационных программах государства.

•  Навязывание чуждых русскому народу ценностей через систему образования и СМИ, представление России как «многонационального государства», «многонациональной страны», в которой русские существуют в одном ряду с любыми другими народами, где миссия русского народа уравнивается с ролью национальный меньшинств, самое крупное из которых не превышает 4% от численности населения страны, а все вместе составляют менее 20%.

•  Вытеснение русских из органов управления, создание нерусских этнократических кланов во всех звеньях управления государством и в монополизированных секторах экономики.

•  Запрет на политическую деятельность русских: на декларацию лозунгов в защиту русских интересов, на пропаганду русского национального возрождения, на русские политические и общественные организации.

•  Преследование инакомыслия: репрессии против тех, кто отмечает особую роль русских в истории России, ее современной жизни и определяющее значение русских для будущего нашей страны. Преследование участников и организаторов правозащитных мероприятий, если они направлены в интересах русских людей.

•  Подавление русского сопротивления этнобандитизму, образование альянса правоохранительных органов и этнических кланов, потворство со стороны правоохранительной системы разгулу этнической преступности и использование этнобандитов против русского общественного движения.

Целенаправленная русофобская политика власти, прежде всего, ориентирована на лишение русских чувства причастности к своему народу (идентичности), что в дальнейшем должно привести к исчезновению русского народа, распадение его на мелкие группы с местечковым самосознанием.

Разрушая русскую солидарность, русофобы во власти и в СМИ стремятся предложить изолированному русскому поведенческие схемы и мировоззренческие позиции, противоречащие его собственным интересам и задаче выживания русского народа. Русским запрещено объединяться на основе общей идентичности и с целью ее сохранения и защиты России как русского государства. Власть систематически стремится к тому, чтобы русофобами стали сами русские.

Русская правозащитная деятельность сегодня не получает поддержки от государства, которое спонсирует исключительно русофобские организации, имитирующие правозащитную деятельность. Русская правозащита вызывает у русофобов неприкрытую злобу.

Так, газета «Новые известия» (24 марта 2008 г.) писала о докладе «Русофобия в России 2006-2007 гг.»:

В докладе утверждается, что в России идут репрессии против русских, борющихся за свои права. Под следствием и судом, а также в местах лишения свободы находятся около 300 русских активистов, к которым г-н Савельев причислил и обвиняемого в покушении на Анатолия Чубайса Владимира Квачкова, и скрывшегося капитана Ульмана, и членов запрещенной Национал-большевистской партии. Милиции ставится в вину задержание участников «Русских маршей», а судьям – вынесение неоправданно жестких приговоров. Русофобию Андрей Савельев усмотрел также в отказе Минюста зарегистрировать возглавляемую им партию «Великая Россия». При этом автор труда почему-то забывает, что милиция с таким же рвением и без всякой национальной подоплеки разгоняет «Марши несогласных» и задерживает их организаторов. Можно вспомнить, что под запрет в прошлом году попала и Республиканская партия Владимира Рыжкова, тоже имеющая к «национальному вопросу» далекое отношение.

Злобность подобной реакции выявляется немереной подменой проблемы, демонстративным нежеланием видеть проблемы русского народа.

Политические репрессии против интернациональных политических группировок не могут оправдывать репрессии против русских общественных и политических активистов, ущемление прав русского народа, русских людей. Целью нашего доклада является именно это, а не защита прав представителей иных национальностей или многонациональных общественных образований.

В той же публикации изложена реакция некоторых русофобов на доклад:

Зам главного редактора «Эха Москвы» Сергей Бунтман назвал «НИ» Андрея Савельева «не совсем здоровым человеком». Директор Московского бюро по правам человека Александр Брод сообщил «НИ», что в докладах его организации упоминаются убийства русских по этническому признаку на Северном Кавказе, а также оскорбляющие христиан тексты. Директор центра «Сова» Александр Верховский также рассказал «НИ», что занимается не защитой каких-то национальностей, а мониторингом преступлений на почве расовой, национальной и религиозной ненависти. А то, что в большинстве докладов «Совы» говорится о нападениях на лиц неславянской внешности, то «трудно представить, чтобы в Москве действовала группа бурятских националистов». Директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков считает упоминание о себе местью за снятие партии «Родина» с выборов в Мосгордуму в декабре 2005 года. «Обвинять меня в русофобии – абсолютный бред. Больше, чем я и мой институт, никто по русской этнографии не сделал и не опубликовал», – заявил «НИ» г-н Тишков.

Указанные лица подтвердили свои позиции: одни цинично сочли свою русофобию нормой, другие оправдали ее этнографическими публикациями, третьи оправдались отдельными публикациями о нарушении прав русских. Приведенные оправдания не опровергают фактов, изложенных в докладе «Русофобия в России, 2006-2007» и не могут служить поводом, чтобы звание «русофоб» было в отношении указанных лиц отменено.

Реакция на ранее опубликованный доклад «Русофобия в России, 2006-2007 гг.» со стороны российских властей полностью отсутствовала, в российских СМИ последовали лишь отдельные публикации. В основном читателями доклада были русские общественные активисты. Это обстоятельство свидетельствует о глубоком расколе российского общества – на русских и всех остальных. Защитой прав русских обеспокоены только русские. Ни власть, ни многочисленные «правозащитные» организации, спонсированные этой властью или зарубежными фондами, не интересуются состоянием русского народа и массовыми нарушениями прав русских людей.

 

Положение русского народа



Русские отмечают свое униженное состояние во всех социологических опросах последних десятилетий. В последние годы чувство ущемленности у русских резко усилилось. По данным Аналитического центра Юрия Левады 40% опрошенных считают, что у нацменьшинств «слишком много власти», 50% одобряют лозунг «Россия для русских», более половины респондентов уверены, что число россиян, разделяющих националистические взгляды, растет. При этом 78% людей, принявших участие в опросе, считают, что неприязнь к инородцам обусловлена их собственным поведением (Росбалт, 2008-02-26)

Русские точно знают, что пострадали в результате экономических реформ 90-х годов и требуют восстановления своего материального благосостояния. По данным ВЦИОМ (2-13 и 19-20 января 2008 года, исследование в 46 регионах России) каждый второй респондент (51%) высказывается за пересмотр итогов приватизации как несправедливой и незаконной. 51% опрошенных требует равенства прав для всех народов, а 37% требуют,  чтобы государство в первую очередь выражало интересы русских. В первом случае русские добиваются хотя бы равенства прав, во втором – восстановления исторической справедливости, утверждения русского характера российской государственности.

Русские жестоко страдают от замещающей иммиграции, с помощью которой власти разрушают нормальные условия воспроизводства русского народа, заменяя его нерусскими переселенцами, готовыми обеспечивать олигархию дешевым трудом без всяких претензий на достойное социальное обеспечение. Половина опрошенных считает (51%), что необходимо максимально ограничить въезд в Россию граждан из других стран, в том числе из стран ближнего зарубежья, так как они создают нехватку рабочих мест для граждан России, обостряют криминогенную обстановку.

Не только российские, но и зарубежные исследователи указывают, что в России обезлюдели и замещаются инородным населением огромные территории. Активная жизнь сконцентрирована в радиусе 35-40 км от крупных городов, которые в России немного. Социальная и экономическая пустыня имеет масштаб в среднем около 100 км. – таково расстояние между освоенными территориями. На российском Дальнем Востоке плотность населения составляет чуть больше 1 человека на квадратный километр, а по другую сторону китайской границы эта цифра в 140 раз больше.

Средняя продолжительность жизни среди мужчин – одна из самых низких в мире, 60 лет. Лишь половина 16-летних юношей сможет дожить до 60 лет. Это ситуация конца 19 века. К 2050 году прогноз численности населения России не превышает 100 млн.

В 2007-2008 гг. власти сообщили об увеличении рождаемости, которая, якобы, связана с реализацией демографических программ и введением стимулирующих деторождение мер, вроде «материнского капитала». В действительности, временный всплеск рождаемости обусловлен повышенной рождаемостью 80-х годов. Это последнее многочисленное поколение родителей. С 2009=2010 гг. вследствие бездеятельности властей для России разворачивается демографическая катастрофа. Через 15 лет Россия потеряет 15-20 млн. трудоспособных граждан.

Безумными реформами в России разрушена система здравоохранения. Она распалась на региональные программы, а воспроизводство кадров медработников не выдерживает никакой критики. Бесплатное здравоохранение лишь имитируется, бесплатно в России лечить перестали. Зато пышным цветом цветет пропаганда нездорового образа жизни. На государственных телеканалах ежедневно ведется разрушительная пропаганда, подталкивающая к деструктивным стилям жизни. Почти 30% смертей среди мужчин и 17% среди женщин прямо или косвенно вызваны неумеренным потреблением алкоголя. Официальная цифра носителей вируса СПИД – 430 000 человек, наибольшее в Европе. Реальная цифра как минимум вдвое больше. Большинство больных – молодые люди моложе 30 лет.



 The Economist, Nov 27th 2008, http://www. economist. com/surveys/displaystory. cfm? story_id= 12627956&fsrc=rss



Положение русских в России характеризуется сверхсмертностью. По данным русского демографа и системного аналитика В. А. Башлачева отношение числа смертей к числу рождений в 2001-2006 гг. в среднем по России составляло 1,5-1,75, а для русских 2,2-2,35. Доля русских рождений в России уменьшилась особенно резко в последние полтора десятилетия: в 1950-х их было 82%; в 1979 г. – 78%; в 1989 г. – 74%; в 2005 г. – 68%.

Если сложившаяся во второй половине ХХ века тенденция сохранится, то к 2015 году доля русских рождений станет меньше 50%, что означает гибель русского народа в ближайшей исторической перспективе. Эти данные скрываются властями и официальными демографическими службами.

Вымирание касается почти всех коренных народов, но резкое уменьшение численности русского народа угрожает крахом российской государственности.

Тягчайшим ударом по русскому народа стал обман власти, которым она успокоила население перед лицом очевидных кризисных явлений: О крупномасштабном обмане народа свидетельствует известная подборка высказываний высших должностных лиц:

18.09.2008 (доллар=25,52): Александр Жуков, вице-премьер: "В отличие от 1998 года Россия очень хорошо подготовилась. Нам не грозит девальвация рубля, он будет поддерживаться" (на инвестиционном форуме в Сочи). http://www. kommersant. ru/doc-rss. aspx? DocsID =1080670

22.10.2008 (доллар=26,44): Премьер-министр РФ Владимир Путин считает нецеле-сообразным переводить сбережения населения из рублей в иностранную валюту. "Дело сомнительное, потому что еще неизвестно, каким будет доллар", – заявил премьер. http://rian. ru /crisis_news/20081022/153652645.html

22.10.2008 (доллар=26,44): Игорь Шувалов, первый вице-премьер: "У нас нет подобных планов. Мы считаем, что девальвация принесет вред" (в интервью Financial Times). http://www. kommersant. ru/doc-rss. aspx? DocsID=1080670

29.10.2008 (доллар=27,30): Дмитрий Медведев, президент РФ: "Все свои счета в банках я сохранил. Денег не снимал, не переводил рубли в доллары… Уверен, что моим накоплениям, так же, как и деньгам остальных российских вкладчиков, ничего не уг-рожает". (отвечая на вопросы "Аргументов и Фактов"). http://www. kommersant. ru/doc-rss. aspx? DocsID=1080670

19.11.2008 (доллар=27,43): Аркадий Дворкович, помощник президента: "Даже при низких ценах на нефть никаких оснований для девальвации нет. Девальвации не будет, как бы этого кто-то, может быть, и ни хотел" (на медиафоруме "Единой России"). http://www. kommersant. ru/doc-rss. aspx? DocsID=1080670

18.12.2008 (доллар=27,52): Министр экономического развития Э. Набиуллина прогнозирует средний курс на 2009 год — 30,8-31,8 руб./$.



В результате различных «реформ» и «антикризисных мер» русские в России превратились в обездоленное и бесправное большинство.



Русофобия во власти.

Во властных структурах России бытуют русофобские взгляды, обусловленные низким уровнем образования и пренебрежением к русскому народу. Так, член генсовета «Единой России» Игорь Игошин заявил: «Русский народ никогда не был отдельной нацией, а воспринимал себя как цемент всех народов союза, был структурообразующей нацией. С этой точки зрения и Пушкин был русский», «русские шире, чем нация, а слово «русский» более широко, чем понимание в узкоэтническом смысле» http://www. pravaya. ru/look/7829.

В действительности русские перестали быть «отдельной нацией» лишь с приходом к власти большевиков. Их национальная политика была в полной мере перенята «демократами» – от ранних ельцинистов до «Единой России». Ими же ведется «борьба за Пушкина», которого совершенно не надо определять в русские по воле нынешнего российского начальства. Пушкин русский по рождению. Но чиновникам правящей партии необходимо превращать русского в «общечеловека». И Пушкин становится для них удобной фигурой. Русских же хотят «расширить» за пределы понятия «нация» и лишить права на национальное бытие.

В борьбе за «общечеловеческое» понимание «русскости» приближенный к власти эксперт Вячеслав Никонов, назначенный Кремлем отвечать за Русский мир, позволил себе такое высказывание:

«В последнее время наметились серьезные тенденции к воссоединению "русского мира", и мы должны всячески способствовать этому процессу. Тем более что зачастую понятие "русский" объединяет людей не по этническому, а по культурному принципу. Наглядный пример этому – прошлогодний съезд русских в Германии. Я тогда обратил внимание на то, что в зале очень мало собственно этнических русских. Зато были немцы из Казахстана, евреи из Одессы, то есть люди, которые до эмиграции не воспринимали себя русскими.

И если говорить об этническом вопросе, очень важно не отдавать само понятие "русский" националистам. Ведь еще несколько десятков лет назад разделение между терминами "российский" и "русский" вообще отсутствовало. Его внесли идеологи концепции "права нации на самоопределение", которую, по сути, использовали для разрушения России. Необходимо реабилитировать понятие "русский" и использовать его без оглядки на национальность, так же, как мы используем словосочетание "русская культура"». (Газета "Единая Россия" № 9 (233) от 10 марта 2008 г.)

В марте 2008 года глава Комитета межрегиональных связей и национальной политики Москвы Алексей Александров, организовавший встречу с лидерами 92-х национальных общественных объединений, сообщил о развернутой в городе программе «Столица межнациональной России», которая направлена, прежде всего, на работу с «национальным большинством». «Не надо проводить агитацию курения среди некурящих. Воспитание интернационализма должно осуществляться, прежде всего, среди русских», – подчеркнул А. Александров. О том, что «агитация» предусматривает всякого репрессии и пропагандистскую обработку, говорит тот факт, что на встрече звучали в основном предложения по ужесточению законодательства «за преступления националистического толка» и усилению борьбы с национализмом в интернете.

30 сентября 2008 года в Государственной Думе прошли парламентские слушания по безопасности на тему «О проблемах законодательного обеспечения противодействия преступности на почве национальной, расовой и религиозной нетерпимости». Один из инициаторов слушаний – глава Комитета по безопасности Владимир Васильев еще до их проведения обозначил русофобскую направленность парламентского мероприятия. Он заявил, что депутаты и другие участники слушаний должны выявить истоки «экстремизма в отношении иностранных граждан». Что касается криминализации этнических общин, то в данном случае термин «экстремизм» не употреблялся. Следуя логике этого и подобных инициатив правящей партии «Единая Россия», экстремизмом считается любое противодействие иностранному присутствию со стороны русских. И это выдается за главную опасность для страны. Как сказано в итоговом документе слушаний, рост проявлений экстремизма «реально угрожает основам конституционного строя, подрывает социальную стабильность и межнациональный мир в стране».

 

Генпрокуратура защищает русофию: Юрий Чайка, Александр Буксман, Виктор Гринь



Особенно интенсивно русофобская позиция проявляется в позиции верхнего звена Генеральной прокуратуры РФ. Так, на парламентских слушаниях замгенпрокурора Виктор Гинь особо указал на распространение экстремизма в сети Интернет. Мол, глобальная сеть активно используется «для пропаганды экстремизма и насилия», в ней «можно найти сотни сайтов, пропагандирующих идеи экстремизма и межконфессиональной вражды, а также научиться изготавливать взрывные устройства и применять их». И даже видеоигры «зачастую пропагандируют убийства и насилие, в том числе против лиц других национальностей».

Эти домыслы стали поводом для законодательных предложений Генпрокуратуры, которая добивается контроля за сетью интернет, где все еще сохраняется относительная свобода общения русских людей. Иные проблемы сети (в частности, распространение порнографии и русофобии) Генеральная прокуратура не замечает многие годы.

Отчеты руководства органов прокуратуры о своей деятельности за 2008 год свидетельствуют об имитационном характере всей «антиэкстремистской» деятельности. Генеральный прокурор Юрий Чайка сообщил, что за 9 месяцев 2008 года было вынесено почти 29 тысяч актов прокурорского реагирования «в связи с нарушением законодательства о межнациональных отношениях и противодействии экстремизму», а за весь 2007 год – чуть более 12 тысяч. «Прокуроры направили свыше 4,6 тысячи заявлений в суды общей юрисдикции о ликвидации, запрете деятельности экстремистских объединений и признании информационных материалов экстремистскими». Политический заказ всей этой деятельности совершенно очевиден. Его цель – подавление любых проявлений русского национального самосознания и стремления русского народа к выживанию.

Со стороны московского управления Следственного комитета при прокуратуре (СКП) РФ были обнародованы данные, что в 2008 г. количество преступлений «экстремистской направленности» выросло в регионе на 40%. По ст. 282 УК РФ в 2008 г. было заведено 51 уголовное дело, зарегистрировано четыре убийства экстремистской направленности. С учетом преступлений прошлых лет в производстве в 2008 году находилось 32 уголовных дела. При этом в 2008 года СКП возбудил 989 уголовных дел по факту убийств. Доля «экстремистских» преступлений выглядит на этом фоне ничтожной (менее 1%). С учетом того, что в большинстве случаев при вынесении приговоров вменить мотив «межнациональной ненависти» не удается, вся деятельность прокуратуры «по противодействию экстремизму» выглядит исключительно как форма политических репрессий.

Не уступает Генпрокуратуре в своей русофобии и руководство МВД. Вместо борьбы с преступностью, захлестнувшей Россию и даже ставшей основой деятельности ее властной «вертикали» (коррупция), милиция теперь будет нацеливаться на борьбу с экстремизмом. То есть, с русскими.

В сентябре 2008 года было принято решение о создании департамента МВД по противодействию экстремизму и специализированных подразделений в системе органов внутренних дел. Таким образом, борьба с русским народом приобретает системный характер, специальные милицейские органы теперь будут отвечать за число выявленных «экстремистов» и количество возбужденных против них дел.

Как и Генпрокуратуру, милицейское начальство особенно беспокоит Интернет. 26 августа 2008 года в интервью «Российской газете» министр внутренних дел Рашид Нургалиев высказался за признание Интернета средством массовой информации, вслед за чем все интернет-пользователи должны были попасть под контроль ведомства Нургалиева. Министр заявил: «Министерству юстиции, МВД и ФСБ необходимо проявить большую настойчивость в работе с депутатским корпусом о законодательном признании Интернета средством массовой информации со всеми вытекающими правовыми последствиями для держателей подрывных сайтов».

В том же материале газета приводит суждение начальника департамента охраны общественного порядка МВД Михаил Артамошкин, который рассказал, что в России в России насчитывается около 11 тысяч экстремистов, действующих в составе 302 «социально-опасных группах». Далее генерал-лейтенант милиции позволил себе частично расшифровать состав «черных списков», которые противозаконно многие годы ведутся в МВД. Он определил, что среди 150 групп «склонных к агрессивным действиям» числятся РНЕ, НБП, ДПНИ, АКМ. «Как правило, в них состоят молодые люди, которые нигде не учатся и не работают. Этим пользуются взрослые, в том числе и иностранцы». «За деньги или за какие-то непонятные идеи молодежь вовлекают в преступления, в том числе и в убийства на национальной почве».

Таким образом, милицейский чиновник огульно определил, что в указанных организациях (а также во множестве не указанных) состоят в основном асоциальные типы (нигде не учатся и не работают), руководимые зачастую иностранцами, получающие деньги за «какие-то непонятные идеи», которые подвигают их на преступления вплоть до убийства.

Как и прежде, руководство МВД не утруждает себя доказательствами своих утверждений и не определяет, на основании каких правовых норм оно вдет «черные списки» лиц, которые никаких преступлений не совершали, учатся и работают, никакими иностранцами не руководимы и имеют вполне ясные гражданские позиции (которые, впрочем, не совпадают со смутными позициями высших чиновников МВД).



 

Рашид Нургалиев широко использует в своей работе доносы представителей «партии власти»



Позиция Рашида Нургалиева высветилась во время его поездки в Чечню, где он посетил могилу главаря бандформирваний Ахмата Кадырова, заявил, что память о нем «свята для всех россиян» и оценил деятельность Кадырова так: «Он сделал все возможное для прекращения войны и победы справедливости. Я склоняю голову перед памятью великого сына чеченского народа».

Паломничество российских руководителей к могиле одного из злейших врагов русского народа, на совести которого тысячи жертв и сотни тысяч беженцев из Чечни, началось с Владимира Путина.

Вслед за ним на могилу прибыл полпред президента РФ в ЮФО Григорий Рапота, который отметил, что с именем Ахмата Кадырова «связано окончание широкомасштабных военных действий на территории Чеченской Республики, уверенность мирного будущего чеченского народа и восстановление республики», а также выразил уверенность, что Кадыров «навечно останется в памяти многонационального народа Чеченской республики и его подрастающего поколения». Закрепляя свои слова, он  вручил  матери бандита Аймани Кадыровой орден Дружбы.

27 октября 2008 года МВД России организовало Всероссийскую научно-практическую конференцию, посвященную участию органов МВД и ФМС в защите прав и свобод представителей национальных меньшинств. Среди национальный меньшинств организаторы конференции числили и русских (зачастую повторяя оскорбительный штамп «русскоязычные») – в тех регионах, где русских меньшинство.

Таким образом, русские интересуют правоохранителей только когда они теряют статус большинства. Во всех остальных случаях они целенаправленно противопоставляют национальные меньшинства русскому большинству. Подобную позицию заняли на конференции представители всех правоохранительных ведомств – начальник департамента по противодействию экстремизму МВД РФ Ю. А.Коков зам. министра МВД Е. М. Школов, зам. директора ФМС С. П.Калюжный, зам. министра юстиции А. Д. Алханов.

Вразрез с декларациями о равенстве прав для всех граждан России, на конференции от имени антиэкстремистского департамента декларировалось исключительное положение на-циональных меньшинств. Именно их предполагалось оградить от коррупции и всякого рода поборов, а также от хамства со стороны представителей органов государственной власти. А для русских, когда они становятся меньшинством (в особенности в республиках Северного Кавказа) выдумана совершенно дикая формулировка: «Помимо вклада в экономику и хозяй-ственное управление, образование и культуру русские жители республик способствуют осознанию представителями других народов своей отличительности и целостности». Рус-ским, таким образом, отведена роль фона, на котором выделяются другие народы.

Приведенные в выступлениях данные о массовой криминализации национальных меньшинств и иммигрантов, а также о реакции населения на это обстоятельство, зафиксированной социологическими опросами, абсурдным образом интерпретировано как сигнал к тому, что эту криминализованную среду надо защищать.

Так, в докладе Ю. А. Кокова сделан вывод: «Прямым следствием перемещений мигрантов, вызванных экономическими потребностями, а также политических, социальных и иных мотивов, является усиление этнического и конфессионального разнообразия социумов. Большинство групп мигрантов сталкиваются с проявлением недоброжелательности со стороны коренного населения России».

В целом государственная служба в России приобретает характер тоталитарной секты. В ней вводятся «этические комиссии» и «этический кодекс», предназначенные для обеспечения единомыслия и вычищения «нелояльных». Госслужащему будет запрещено выступать в СМИ с собственным мнением, отличным от мнения начальства, а также контакты с оппозицией (это и будет означать «политическую нейтральность»). Модельный Этический кодекс уже прошел обсуждение в экспертно-консультативном совете в Государственной думе РФ. Обеспечение «единой нравственно-правовой основы», как следует из многочисленных высказываний высшего чиновничества и общей направленности политики властей, будет предусматривать русофобию.

В марте 2008 года прокуратурой Хабаровска проведена проверка по обращению секретаря совета безопасности при губернаторе Хабаровского края о законности создания некоммерческим партнерством «Амурское казачье войско» военно-патриотического центра «Сотник». В результате, деятельность центра прекращена. В центре преподавались различные виды спорта, в том числе военно-прикладные, история России, история казачества России, история православия, культура народов России и казачества. Поводом для закрытия центра стало отсутствие лицензии на ведение образовательной деятельности, а также отсутствие учредительных документов. Якобы, все это «существенно нарушает законные права и интересы граждан, в т. ч. и несовершеннолетних».

1 марта 2008 года в Новосибирске в порядке обеспечения безопасности на выборах Президента РФ группа автоматчиков «обезвредила» группу ребят, занимающуюся тренировками по русскому рукопашному бою и существующую легально уже много лет. На пятерых задержанных (в том числе одного несовершеннолетнего) надели наручники и отправили в Дзержинское РОВД, где держали в камерах размером метр на полтора, допрашивали, угрожали, обвиняли в срыве избирательной кампании. Одного из задержанных избили.

В марте 2008 в Москве проводилась профилактическая милицейская операция «Подросток». По данным столичного ГУВД, за осенне-зимний период в столице было совершено более 50 убийств лиц неславянской национальности. Накануне президентских выборов такая статистика для власти была нежелательной. Кроме того, на саммите СНГ Владимир Путин обещал президентам некоторых стран, входящих в Содружество, «неизменно и постоянно» бороться с участившимися случаями нападений на трудовых мигрантов на территории России. Поэтому началась «охота на скинхедов».

Все окружные отделы получили письмо из главка с рекомендацией задерживать молодых людей славянской наружности, собирающихся в группы более трех человек. Тех, у кого при себе будет найдено колюще-режущее или какое-нибудь другое оружие, – проверять на причастность к нападениям на гастарбайтеров «по полной программе». Кроме того, в письме содержались рекомендации по профилактической работе: пройтись по школам, опросить учителей и учащихся на предмет выявления скинхедов, а также организовать ряд пропагандистских мероприятий для школьников. По итогам работы руководством ГУВД затребованы детальные отчеты.

Действия милиции были направлены против русской молодежи и явно неадекватны. Так, в районе станции метро «Арбатская» прошли повальные задержания молодых людей и подро-стков славянской внешности. После изъятия паспортов и обыска задержанных без всяких на то юридических оснований подвергали процедуре снятия отпечатков пальцев и фотографи-рованию. Затем всех подряд заставляли писать объяснительные записки, в которых молодые люди должны были письменно заявить, что не являются скинхедами или членами какой-либо группировки экстремистского толка, никогда не били выходцев с Кавказа и из Средней Азии и относятся к ним нейтрально.

23 марта 2008 года близ Ростова-на-Дону милиция вмешалась в празднование группой граждан с детьми равноденствия. В момент разведения костров прямо в толпу людей въехал «уазик», из которого выскочили милиционеры и направили на безоружных людей автоматы: «Всем лежать, руки за голову, документы предъявить, огонь потушить, флаг уничтожить». В операции было задействовано десятка легковых автомобилей и четыре автобуса с автоматчиками. Всех участников мероприятия, включая детей, задержали и отвезли «на опознание». Всех допросили, составили протокол, сняли отпечатки пальцев.

В мае 2008 года в Москве состоялся захват группы молодежи, игравшей в рэгби. Против спортсменов был применен ОМОН, всех положили на землю в положение лицом вниз, руки за голову. Затем произошел обыск и развоз в разные отделения милиции, где незаконное задержание продолжалось в течение нескольких часов с насильственным снятием отпечатков пальца, фотографированием, переписыванием контактов  с сотовых телефонов. Подобные действия объяснялись профилактической работой в целях уменьшить число преступлений против иммигрантов. Чтобы оправдать задержание, на них составили акт об административном правонарушении: появление в общественном месте в нетрезвом виде, нецензурная брань.

В марте 2008 правоохранительные органы Костромской области провели охоту на русского отшельника, поселившегося в Кологривском заповеднике и убили его. «Леший» построил себе небольшой дом, рубил лес для обогрева жилища, охотился и менял шкурки животных на продукты. Жил так он без малого четверть века, никогда не делал дурного местным жителям. В 2007 году лес был объявлен заповедным, и «Лешего» решили выжить из его чащобы. Милиция решила «навести порядок», запугивая отшельника. Возможно, имело место и избиение. Именно поэтому, При попытке сотрудников милиции приблизиться к жилищу, он открыл огонь из охотничьего ружья. В результате перестрелки он был убит снайпером. Пытаясь скрыть убийство, милиционеры подожгли заимку «Лешего», объяснив пожар тем, что под прикрытием огня и дыма «Леший» намеревался скрыться. Так, без всяких оснований на своей земле был убит простой русский человек. Убит как особо опасный преступник – снайпером.

Чиновники Росприроднадзора выступили единым фронтом: «сам виноват». Всево-лод Степаницкий, начальник управления особо охраняемых природных территорий Росприроднадзора сказал так: «Та деятельность, которую вел этот человек, она уго-ловно наказуема. Даже если бы на этой территории не был заповедник. Его действия — это незаконная охота с причинением крупного ущерба» (НТВ. 18.03.2008).

Этнократия, все больше наполняющая правоохранительные органы, постоянно переходит грань закона. Русские становятся объектом атаки со стороны организованных в кланы меньшинств.

24 июня 2008 в Москве началось незаконное выселение людей из бывшего общежития фабрики «Смена» в Ясном проезде. После того, как фабрика закрылась, дом не передали в фонд муниципального жилья, как это должно быть по закону, а отдали в распоряжение Фе-дерального агентства по управлению федеральным имуществом. Эта организация, в свою очередь, в 2004 году передала дом федеральной службе исполнения наказаний (УФСИН). В общежитии проживало 135 русских, бывших работников фабрики, и 15 семей беженцев из Абхазии и Баку, заселенных сюда в 90-е гг. Сотрудники УФСИН, чеченцы и дагестанцы, в ультимативной форме потребовали от жильцов освободить помещение, в противном случае они пообещали привести в качестве подмоги представителей своих диаспор. 24 июня судеб-ные приставы освободили 4 квартиры. На остальные помещения решений суда не было. Но после ухода приставов в доме появилось около 60 мужчин в штатском, которые забаррикади-ровали третий этаж и заявили, что всем жильцам без исключения нужно покинуть свои квар-тиры. Началась драка. С криками «Аллах Акбар!» чеченцы и дагестанцы из УФСИНа наки-нулись на беженцев из Абхазии и русских, проживающих в общежитии. У многих людей травмы, 14-летнюю девушку при всех били головой о стену.

Помимо русофобии, которая власть прямо демонстрирует в словах и действиях должностных лиц, ненависть к русским проникает в законодательство. В основном репрессивный корпус законов уже создан, имеется богатая практика подавления русских с использованием этих законов. Но власть ищет новые поводы к тому, чтобы законы были еще более ужесточены. Это выражается как в общем перераспределении национального богатства в пользу узкой группы олигархов, так и в дальнейшем разворачивании «антиэкстремистского законодательства».

Подавляя русских, «Единая Россия» и ее думские сателлиты продолжают обслуживать олигархическую политику замещающей миграции. Вместо русских Россию должны заселить миллионы иммигрантов, которые не владеют русским языком.

Партия «Единая Россия» инициировала принятие законопроекта, который упрощает порядок получения гражданства РФ вплоть до того, что новому гражданину теперь совсем не обязательно знать русский язык (отмена п. д) ст. 13 закона «О гражданстве Российской Федерации»). Аналогичная поправка коснулась приезжающих  в Россию в рамках государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников. Поскольку по этой программе предусмотрено переселение в Россию множества представителей нерусских диаспор, то для них требование знать русский язык отменено. Наконец, попытка провести через Думу проект закона, требующий знания русского языка от гастарбайтеров и планирующий систему соответствующих тестов при получении права на работу в России, был провален парламентариями, обслуживающими интересы русофобской олигархии.

Русофобская ориентация прослеживается и в законопроекте, который лоббируется антирусски настроенными руководителями правоохранительных органов и касается возможности закрытия по суду интернет-сайтов, которые будут признаны экстремистскими. Там же предусмотрено создание специального реестра экстремистских материалов и сайтов.

Правящей олигархией проводится систематичное сужение юрисдикции суда присяжных. Создаются правовые условия для расправ над русскими, оказывающими сопротивление этнобандитам или определенным как жертвы для их умиротворения. В Госдуму внесен соответствующий законопроект, согласно которому люди, обвиняемые в преступлениях против государства и общества, лишаются права рассмотрения своего дела присяжными. В диспозицию многих «антигосударственных» статей, в том числе в статью 205 УК (террористический акт), вошли не только «совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население», но и причинение «значительного имущественного ущерба». Последнее является явной реагированием власти на реакцию русского населения на акции этнобандитов в Кондопоге, Харагуне, Новоалександровске и других русских населенных пунктах.



Эксперты на службе у русофобов



Подключение к русофобским политическим процессам так называемого «экспертного со-общества» и ученых, сделавших себя имя на разрушении основ российской общественной жизни, на лжи и клевете в отношении русского народа и русских общественных активистов, тяжело сказываются на положении нашей страны. В особенности опасными являются псев-донаучные догмы, привносимые русофобами в политику и законодательство, распространяе-мые в качестве суждений для широкого применения.

Одним из носителей и организаторов экспертной русофобии является Валерий Тишков, Директор Института этнологии и антропологии РАН, член Общественной Палаты РФ, получивший также академическое звание за многолетний труд придворного ученого и многочисленные русофобские экспертизы, поступавшие в судебные органы из его института.

В принципе отрицая материальную природу этносов и наций, Тишков стал удобным для власти идеологом, который выступает как против национализма малых народов, так и против национализма русских. Взамен им придумывается некая новая форма национализма, рассчи-танная на «россиян» и отождествляющая понятия «население» и «нация». Им предлагается бюрократическая концепция «россиянства» как «гражданского национализма», который про-тивопоставляется «этническому национализму». Первый, якобы, всегда объединяет народы, второй – разъединяет и противопоставляет народы («Профиль» №24(579) от 23.06.2008, http://www. profile. ru/items/?item=26463 ).



 

Столпы экспертной русофобии Валерий Тишков и Виктор Шнирельман



Тишков исключает из истории русский народ, подменяя его «россиянами». Совершенно верно утверждая, что «легитимность государству придает население, осознающее себя единым народом и обладающее приверженностью к своему государству», Тишков на место единого русского народа подставляет «россиян» – понятие, якобы историческое. Между тем, из словарей даже ХХ века хорошо известно, что в дореволюционной России слово «россиянин» означало: «то же, что и русский». Но употреблялось значительно реже как слово искусственное, лишнее.

Совершенно верно утверждая, что дореволюционная Россия была национальным государством (во власти было представление о национальной территории, национальных интересах и национальной экономике), Тишков подменяет русскую нацию придуманной «россиянской», олицетворяемой многоэтничным и многоконфессиональным образованным слоем, который, якобы, приписывал себя к российскому народу.

Это антинаучная и русофобская ложь. Российская Империя была национальным государством русского народа, а ее ведущий слой состоял почти сплошь из русских людей, среди которых русскими считали себя и те, кто знал о том, что среди его предков были нерусские.

Все теоретические построения Тишкова предназначены только для одного: чтобы русских националистов обвинить в «возбуждении розни» (разъединении) и обосновать произвол безнациональной бюрократии («россиян»): «В России же существует реальная общность россиян на основе исторических и социальных ценностей, патриотизма, культуры и языка».

Не случайно Тишков, лично способствовавший продолжению русофобских традиций со-ветской эпохи в современной России, прославляет эту эпоху за сохранение и развитие малых культуры и консолидации «советского народа». На смену русофобии советской бюрократии пришла постсоветская русофобия. Современным бюрократам вслед за Тишковым выгодно утверждать второстепенность каких-либо родовых связей в народе: «связь с государством и признание российскости являются более важными по сравнению с этнической принадлеж-ностью». Это говорится не в адрес этнических меньшинств, а в адрес русского большинства. Именно ему предлагается избавиться от собственного родового имени и отказаться от поня-тия «русская нация» в пользу понятия «российская нация». Потому что, якобы, «возвратить дореволюционное, широкое понимание русских как всех, кто таковыми себя считает, реали-зовать невозможно». Тем более, что «престижность русскости и статус русских» бюрокра-тии удобно повышать за счет «утверждения двойной идентичности» или даже «множествен-ной идентичности».

Оправдать это надругательство над национальным самосознанием можно только заботой о лицах со смешанной идентичностью, которые чаще встречаются среди потомков от смешанных браков. Но в большинстве своем смешанные браки в России – это браки близкородственных народов, а браки, в которых произошло "смешение кровей" составляют менее 2% от общего числа браков. Среди этой малой доли муки "двойной идентичности" испытывает совсем незначительная часть. Тишков же представляет дело так, будто вся Россия (никак не меньше трети, по Тишкову) озабочена своей идентичностью, и не может определиться, кто и какому народу принадлежит.

В сокращении численности русских Тишков не видит ничего тревожного: «Разговоры об «этноциде», якобы имевшем место в 1990-х годах, оказались несостоятельными. Перепись показала безосновательность страхов о катастрофическом сокращении численности русских. Накануне переписи СМИ публиковали прогнозы, согласно которым численность русских упала на 15–19 миллионов человек, т. е. чуть ли не на 15% по сравнению с последней советской переписью. Сокращение действительно имело место, но на гораздо меньшую величину: на 3,3%, а доля в составе населения страны – на 1,7%» http://www. newizv. ru/print/ 62360.

Приведенные Тишковым цифры ложны. Подобные «данные», преподносимые от имени науки, в течение многих лет дезинформировали граждан и власть.

Опорой для русофобов среди ученых стал в 2008 ближайший соратник Тишкова – Виктор Шнирельман.

Еще в 2002 году в статье «“Светлые арийцы” и “посланцы темных сил” (заметки об особенностях современной антисемитской и расистской пропаганды)» Шнирельман наставлял экспертов русофобов:

«При подготовке судебных дел по обвинению в антисемитской пропаганде перед экспертами обычно ставят вопросы о том, содержатся ли в рассматриваемых материалах высказывания, которые именуются антисемитскими. Между тем, постановка вопроса в такой форме должна быть признана некорректной, так как современный антисемитизм охватывает гораздо более широкий круг приёмов и не сводится к одним лишь “высказываниям”.

Ведь, как доказано специалистами, те, кто разжигают национальную рознь, стремятся воздействовать прежде всего на эмоции публики и прибегают для этого к весьма широкому арсеналу средств. Кроме того, многие современные антисемиты стараются быть достаточно осторожными, чтобы избежать привлечения к суду за антисемитизм.

Они пытаются избегать откровенных антисемитских высказываний и заменяют их средствами наглядной агитации (схемами, карикатурами), а также эвфемизмами, метафорами, отсылками к известным мифам, которые они сами и сочиняют, упоми-нанием ключевых терминов, связанных с этими мифами, перечислением еврейских имён и фамилий в достаточно сомнительных контекстах и т. д.»

При формировании принципов русофобской «экспертизы» Шнирельман пользуется собственными докладными записками еще 70-х годов, чем демонстрирует глубокую укорененность русофобии в недрах коммунистического режима. Чтобы экспертам-русофобам проще было «работать с текстами», им предлагается набор терминов-маркеров, «одно лишь упоминание которых оживляет в памяти заинтересованного читателя всю концепцию в целом».

Следующий труд Шнирельмана «Расизм без злого умысла», 2003 год. Опубликован под эгидой МБПЧ, тогда еще носившего «подзаголовок» – "комитетов в защиту евреев в бывшем СССР".  Любое утверждение о нетождественности между людьми и различными их группами, любая мысль о связи физического облика человека с его духовным миром («лицо – зеркало души») объявляется расизмом. Особенно раздражает русофоба литературный образ «мужчины-воина, белого человека – первопроходца, который преодолевает необычайно тяжелые условия, борется не только с дикой природой, но и с "дикими людьми", несет им прогресс, а вовсе не закабаление». Расистской названа теория архетипов Карга Густава Юнга. Вопреки данным науки, русские определены как «продукт невероятного смешения».

2005 год, «Очерки современного расизма». Длинные выдержки из учебников, популярное объяснение основ биологии. И все ради того, чтобы доказать, что в России есть расизм. Дискуссионные вопросы и гипотезы представляются как современные достижения науки. Между делом Лев Гумилева возведен в ранг основоположника российского «научного расизма». В расисты зачислен Освальд Шпенглер.

В октябре 2007 Шнирельман публикует статью «Цепной пес расы: диванная расология как защитница “белого человека”», которая посвящена творчеству современного русского расолога Владимира Авдеева. По заказу МБПЧ проводится целое расследование и сопоставление цитат и идей, которые, якобы, Авдеев исказил. За искажение выдан сокращенный пересказ идей тех или иных авторов и оригинальная интерпретация этих идей.

В том же году Шнирельман стремился заблокировать выход в свет фундаментальной монографии Елены и Олега Балановских «Русский генофонд на Русской равнине», затормозив ее издание почти на год. При этом использовался не только вес Института этнологии и антропологии, но и прямое запугивание и клевету на рецензентов. Шнирельман склонял авторов вообще отказаться от понятия «русский народ».

Шнирельману предпочитает возбуждать общественные настроения вокруг проблемы расизма, обращая внимание на «деятельность людей, заражённых шовинистическими, расистскими настроениями, так называемых скинхедов». «У нас под такими лозунгами выступают многие партии и политики, которые заседают в Думе». «Они открыто не поддерживают скинхедов, но если вы сравните идеологемы, то различия между ними небольшие». «Так как имена идеологов движения известны, то у власти просто не хватает политической воли остановить националистов» (Интервью от 19 февраля 2008 для NewTimes. ru).

В 2008 году коллеги Шнирельмана из Института этнологии и антропологии выполняют задачу по оправданию «антирасистской» деятельности МБПЧ и публикуют сборник пересыпанных грубой руганью статей «Критика расизма в современной России и научный взгляд на проблему этнокультурного разнообразия».

За основу авторы сборника взяли определение расизма, сфабрикованное Шнирельманом: Якобы, «классический расизм» опирается на три утверждения: 1. резкое генетическое отличие рас; 2. умственное превосходство «белых» относительно других людей; 3. необходимость соблюдения чистоты белой расы и предотвращения межрасовых браков.

Если принять это определение, то расистами надо будет объявить практически всех, кто не стесняется открыто говорить о результатах антропологических и генетических исследований.

В духе псевдонаучных фантазий Шнирельман утверждает, что а) попытки классифициро-вать антропологические типы по внешним признакам субъективны и спорны, б) географиче-ская классификация на европеоидную, африканскую (негроидную), монголоидную расы не-удовлетворительна, в) «рас нет, а есть только клинальная изменчивость», г) антропологиче-ские типы плавно перетекают друг в друга, д) способности людей создавать и развивать свою материальную и духовную культуру не зависят от антропологических изменений. Все эти ут-верждения кардинально расходятся с данными современной науки. Зато они приходятся по душе русофобам, которые подводят под свою ненависть к русским людям «научную базу».

Русофобы со стажем то и дело получают в СМИ возможность пропагандировать свои антирусские идеи. Так, Борис Дубин, «специалист по социологии чтения» своеобразно поставил задачу книготорговле:

«К примеру, когда я прихожу в обычный немецкий книжный магазин, я вижу там из 10 книг на прилавке 4 — 6 с турецкими, албанскими, греческими, румынскими фамилиями авторов. Это романы на немецком языке, где главные герои — люди, живущие в Германии, но не являющиеся этническими немцами. Я могу пойти в другой магазин и увижу там турецкую литературу на турецком языке. Я включаю телевизор и вижу две программы на турецком, одну на греческом, албанском, испанском языках и так далее. То есть, возвращаясь к России, татарская литература, конечно, есть. Но в Казани, а как общая проблема для России она не существует». http://www. novayagazeta. ru/data/2008/63/14.html

Можно понять, что социолог хочет, чтобы книжные магазины русских были забиты иноязычной литературой, совершенно для них не нужной, а телеканалы транслировали для русского телезрителя передачи не на русском языке. Русские, по мысли социолога, должны стать полиглотами в угоду извращенным понятиям о «толерантности» к другим народам.

Теоретическая русофобия активно применяется на практике. Прежде всего, в экспертных заключениях для проведения судебных процессов.

Особенно интересна экспертиза главного эксперта отдела специальных экспертиз ЭКЦ ГУВД по Краснодарскому краю подполковника милиции Федяеву С. М., в котором раскрывается методология фальсификации лингвистических экспертиз.

Если в прочих подобных экспертизах фальсификация не обосновывается, то в данном частном случае имеется претензия на прецедент, предназначенный к тиражированию экспертами-русофобами.

Экспертиза не имеет логической связи с материалами, которым она посвящена – раду книг, видеоматериалов и периодическому изданию «Ведическая культура». В ней отсутствует лингвистический анализ конкретных фраз из всех представленных на экспертизу изданий, которые представлены в экспертизе как единое произведение, как бы принадлежащее одному автору. «Анализу» подвергнуты лишь несколько фраз из двух статей – вырванные из контекста и не изученные и не интерпретированные автором экспертизы.

Взамен изучению текстов, в экспертизе дается обширная «теоретическая основа», из которой, помимо всякой связи с конкретными текстами делаются далеко идущие выводы. Вместо применения методов своей науки, эксперт-филолог вторгается в иные научные дисциплины, в которых он не имеет никакой квалификации. Филолог берет на себя смелость вскрывать «смыслы», фактически навязывая их своими произвольными трактовками, которые не следуют из каких-либо конкретных аналитических методик, а являются проявлением вкусовщины.

Широкое привлечение терминов в данной экспертизе представляет собой попытку скрыть полную алогичность экспертного заключения и отсутствие владения русским языком со стороны самого эксперта. Вряд ли можно считать обосновывающим хоть что-либо набор слов: «вид пропозициональной установки, модальность и аспектуальность пропозиции, её иллокутивная функция, характер эмоциональной оценки и тема-рематических отношений».

Неспособность эксперта следовать нормам русского языка и выстраивать логически непротиворечивые цепочки утверждений оказывается удобной для репрессивных органов «полезной недееспособностью», которая используется с целью фальсификации экспертизы.

Привлечение автором экспертизы огромной библиографии без ссылок на конкретные тео-ретические аспекты своих домыслов, представляет собой попытку оформления фальшивки под псевдонаучный текст, в котором поверхностный взгляд следователя, прокурора или су-дьи должен уловить только форму и упустить полное отсутствие логики и действительно на-учных методов.

Как и во многих других случаях, в данной экспертизе имеются неуместные ссылки на словари Даля, Ушакова и Ожегова, которые плохо приложимы к анализируемым текстам, содержащим реалии современности, не известные авторам указанных словарей, включая трактовки понятий «рознь» и «вражда», «этничность» и «расовая принадлежность».

Попытка выделения из составных понятий их элементы выглядит пустым занятием, не имеющим никакого отношения к делу, а понятие «нация», которое в контексте экспертизы является основным и обязывающим эксперта привлечь соответствующую политологическую литературу, вообще отсутствует в экспертизе.

В качестве «теоретической основы» в экспертизе применяются совсем не теоретические источники, произвольно оперирующие иноязычными терминами. Так, в экспертизе приводится ссылка на сборник «Язык мой… Проблемы этнической и религиозной нетерпимости в российских СМИ» (Сост. А. М. Верховский. М: РРО «Центр панорама», 2002), где между делом применяется термин «язык вражды». Не удосужившись определить введенный термин, автор экспертизы зафиксировал сферу его применения: «Язык вражды в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений проявляет себя, как правило, через использование коммуникатором лексических и иных средств, характер которых позволяет определить цели, интонации, интенции, содержащие признаки установок коммуникатора на оскорбление, унижение, угрозу, а также, подстрекательство к насилию, ненависти или дискриминации в отношении отдельных этносов, их частей или отдельных категории или групп граждан». Таким образом, стоит эксперту что-то назвать «языком вражды», и наличие экстремизма будет «доказано».

Также бездоказательно лингвист-подполковник ввел типологию «языка вражды», представив целый список того, что он намерен был найти и нашел в текстах, приписав им собственные выдуманные смыслы. Из всей этой антинаучной «классификации» стоит выделить следующие:



«5. Завуалированные призывы к насилию и дискриминации (пропаганда «позитивных», исторических или современных, примеров насилия или дискриминации; выражения типа «хорошо бы сделать с теми-то то-то и то-то», «давно пора…» и т. п.);

6. Создание негативного образа этнической или религиозной группы (сопряжено не с конкретными обвинениями, а скорее, передано тоном текста);

7. Оправдание исторических случаев насилия и дискриминации (выражения типа «после всего, что творили чеченцы, естественно, что…);

8. Публикации и высказывания, подвергающие сомнению общепризнанные исторические факты насилия и дискриминации (например, масштабы Холокоста или утверждение, что «чеченцев выслали за то, что они перешли на сторону Гитлера»);

9. Упоминание названия этнической или религиозной группы в уничижительном контексте (как правило, встречается в заголовках);

10. Утверждение о неполноценности (недостаток культурности, интеллектуальных способностей, неспособность к созидательному труду) той или иной этнической или религиозной группы как таковой (идеи типа «азербайджанцы только на рынках работают», «казахи туповаты»);

11. Утверждения об исторических преступлениях той или иной этнической или религиозной группы как таковой (типа  «мусульмане всегда распространяли свою веру огнём и мечом» «поляки всегда злоумышляли против русских»);

12. Указание, с целью дискредитации, на связь этнических и религиозных групп с российскими и иностранными политическими и государственными структурами (тур-ки-месхетинцы, как агенты влияния Турции, католики, как агентура Запада в целом);

13. Утверждения о криминальности той или иной этнической или религиозной группы (например, «цыгане – воры»);

14. Утверждения о моральных недостатках той или иной этнической или религиозной группы («евреи – корыстолюбивы», «цыгане – обманщики»);

15. Рассуждения о непропорциональном превосходстве той или иной этнической или религиозной группы в материальном достатке, представительстве во властных структурах, в прессе и т. д.);

16. Обвинение в негативном влиянии той или иной этнической или религиозной группы на общество, государство («размывание национальной идентичности», «инородцы превращают Москву в нерусский город», «мормоны подрывают нашу православную идентичность»;

17. Упоминание этнической или религиозной группы или её представителей как таковых в унизительном или оскорбительном контексте (в том числе в уголовной хронике);

18. Призывы не допустить закрепления в регионе (районе, городе и т. д.) мигрантов, принадлежащих к той или иной этнический или религиозной группе (например протесты против строительства мечети в «православном городе»);

19. Цитирование явно ксенофобных высказываний и текстов без комментария определяющего размежевание между позицией интервьюируемого и позицией журналиста; аналогично – предоставление места в газете для явной националистической пропаганды без редакционного комментария или иной полемики)».



Фактически речь идет о развернутой программе дискриминации русского большинства – его суждений о других народах, выраженных в научных и публицистических сочинениях, широко представленных в русской классической и мировой литературе.

Антинаучным, ничем не обоснованным, но «толерантным», выглядит в экспертизе обоснование понятия «национальная принадлежность», которая отождествлена с «этничностью» и выведена за пределы объективных характеристик: мол, этничность «может быть определена только фактом его индивидуального самосознания. (…) Следовательно, любая постановка вопроса об этнической чистоте и чёткой этнической определённости неправомерна».

В данном обороте угадывается «школа» русофобии, исходящая от В. Тишкова, но никакой научной основы. А вывод лишен какой-либо связи и обоснования с исходной посылкой. Субъективизм, придуманный для понятий «нация» и «этнос» противоречиво оценивается с точки зрения эксперта, претендующего на объективизм. Таким образом, авторам текстов эксперт вменяет то, что сам произвольно вычитывает между строк.

Примером такого вменения является утверждение, что фраза «власть рабочих и крестьян – рабов и смердов»» уничижительно определяет социальные группы. Не владея богатством русского языка, эксперт начинает грезить: видеть в окружающем мире рабов и смердов, приписывая соответствующие социальные статусы давно ушедших социальных слоев современным «рабочим и крестьянам». И делает это вместо автора фразы, который мог подразумевать под ней все, что угодно.

Огромное количество утвердительных заявлений, сдобренных обвинительным пафосом, без ссылки на научные источники, в которых они доказываются, представляют собой скорее публицистический материал, не имеющий никакого отношения к науке. Сделанные из этого материала выводы носят очевидно репрессивный характер, направленный против русского большинства и служат насильственному навязыванию русскому большинству самоубийственной «толерантности»:



Считать призывом к возбуждению национальной и расовой вражды и розни следует: определение национальной или расовой группы в качестве враждебной, объяснение со-циальных и экономических бед деятельностью какой-либо национальной или расовой группы, указание на историческую враждебность между национальными и расовыми группами, приписывание негативных качеств и аморальности национальным или расо-вым группам, – иными словами распространение материалов, которые приписывают национальной или расовой группе негативные и осуждаемые обществом свойства в ка-честве характерных.

С научной точки зрения следует считать возбуждение межнациональной вражды или розни публичные высказывания или иные действия которые направлены на устранение или вытеснение отдельных лиц или групп лиц из социальной среды по причине при-надлежности или непринадлежности данного лица или группы к национальной или ра-совой группе (по национальному или расовому признаку), а также, публичные выска-зывания или иные публичные действия, которые направлены на установление в обще-стве дискриминации граждан по национальному или расовому признаку.

С научной точки зрения следует признать унижением национального или расового достоинства публичные высказывания или иные публичные действия, направленные на приписывание негативных и осуждаемых обществом свойств личности в качестве ха-рактерных для лиц определенной национальности или расы, а тем самым наносящим моральный ущерб представителям данной национальной или расовой группы. Такие действия могут выражаться в распространении недостоверной или вырванной из исто-рического контекста информации, провозглашении неравноценности для общества субъектов по национальному или расовому признаку оперировании исключительно не-гативным материалом относительно лиц одной национальности или расы, порицании и осуждении ценностей, уважаемых представителями определенной национальной груп-пы, – иначе говоря, действия, ведущие к возбуждению национальной или расовой враж-ды или розни, вызывающие неприязнь, недоброжелательное отношение к представите-лям какой-либо национальной или расовой группы.



Таким образом, экспертом указано, что репрессированию подлежат а) любые негативные оценки национальных или расовых групп, б) попытки национальной или расовой группы ог-радить свою среду от внедрения инородных элементов (даже если это внедрение носит агрес-сивный и опасный для данной группы характер), в) любые попытки называть пороки своими именами, если они относятся к какой-либо национальной или расовой группе, любые попытки отразить неравноценность роли той или иной группы в истории, любые попытки защиты собственных национальных ценностей, если они касаются ценностей иных национальностей. Данные «теоретические изыски» в контексте российской ситуации становятся ничем иным, как программой государственной русофобии.

Тот факт, что «теоретическая русофобия» воплощается в практические действия, доказывается широким применением фальсифицированных экспертиз, направленных против русских людей.

5 декабря 2008 г. ДПНИ-Киров подало заявление в прокуратуру Октябрьского района г. Кирова по факту проявление надписи на фасаде дома по Октябрьскому проспекту, гласящей: «Смерть русским». 12 января 2009 года вынесено постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела:

«Согласно проведенному лингвистическому исследованию надпись "Смерть руским" (надпись с одной «с» – Ред.) не является унижающей честь и достоинство, не выражена в неприличной форме. Ответить на вопрос "содержаться ли в данной надписи признаки возбуждения ненависти либо вражды, а также унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе" невозможно из-за недостаточности словесного материала.

Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на отсутствие признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст.282, и руководствуясь п.1, 2 ч.1 ст. 24, ст. 144, 145 и 148 УПК РФ., Постановляю: Отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 282 УК РФ, по основаниям п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ – за отсутствием события указанного преступления».

Авторы лингвистической экспертизы – специалисты кафедры психологии Кировского педагогического университета, специализирующиеся на подобного рода «исследованиях».

Русские правозащитники отметили, что аналогичные случаи нанесения надписей, угрожающих другим народам, вызывают совершенно другую реакцию правоохранительных органов. Так, в Саратове было возбуждено уголовное дело по статье 214 (вандализм) за нанесение на стене дома надписи «смерть жидам». После проведения «лингвистической экспертизы» оно было дополнено «русской» 282-1 статьей. По результатам следствия и суда последовал приговор автору надписи – 2 года лишения свободы условно.

Широкое распространение получила фальсификация судебных экспертиз. Согласно определению Конституционного Суда от 18 декабря 2003 г., общие положения Федерального закона от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», распространяются как на деятельность государственных судебных экспертов, так и на судебно-экспертную деятельность лиц, таковыми не являющимися. Согласно Ст. 13  данного закона, «определение уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет».

Вопреки этому соответствующему ведомственному положению, следствие и суд не запрашивают подтверждения квалификации экспертов, проводящих судебно-лингвистическую экспертизу, которое должно быть оформлено в виде аттестата Министерства юстиции РФ на право самостоятельного производства судебной экспертизы. Суды отказывают в требовании предоставить такие документы. Подобные процессуальные нарушения приводят к тому, что уровень экспертизы остается крайне низок, а судебные решения, принятые с процессуальными нарушениями, выходят за пределы права.

Пример подобного случая связан с экспертизой листовки «против строительства мечети» организации «Русский клуб» (Нерюнгри, Якутия). Фальсифицированная экспертиза и на-рушение прав граждан в суде привели к осуждению невиновных. Скрябина Н. П., выполнив-шая экспертизу, не числится в реестре экспертов, опубликованном на сайте Института по-вышения квалификации Российского Федерального Центра судебной экспертизы при Мин-юсте РФ (http://www. ipk-rfcse. ru/reestr/). Тому же эксперту незаконно была поручена экспер-тиза серии статей «Аллах над Якутией», размещенным на сайте http://uhhan. ru/, против вла-дельца сайте Николаева И. Н. на основании ее «лингвистической экспертизы» возбуждено уголовное дело.

Аналогичным образом среди экспертов отсутствует Хлебникова Э. В., выполнявшая экс-пертизу по листовкам «против привлечения на строительство ВСТО китайских гастарбайте-ров» общественной организации «Русская Община» (двое осуждены, приговор обжалован в Верховный Суд Республики Саха-Якутия, вынесено предупреждение о недопустимости экс-тремистской деятельности главному редактору газеты «Просто Нюрка» Шаровариной Л. В.). Центр лингвистической экспертизы документов общественной организации «ЯРАПРЯиЛ», не являющийся юридическим лицом (действует на основании положения), выступавший в ряде уголовных дел в статусе «экспертного учреждения», в перечне государственных судеб-но-экспертных учреждений (http://www. sudexpert. ru/ organiz. htm)  также отсутствует.

На данном примере видно, что беззаконие в области судебных лингвистических экспертиз является системным и организованным не с целью борьбы с преступностью, а с целью организации политических репрессий.

В 2008 году экспертная русофобия получила широкое поприще – возможность анализировать и интерпретировать тексты в сети Интернет. Фактически экспертиза стала объяснением, почему к тому или иному автору сетевых текстов можно применять репрессии. Примеры «лингвистических экспертиз» показывают, что они могут быть применены практически к каждому пользователю сети, кто пишет тексты на открытых ресурсах – на сетевых форумах и дневниках, в социальных сетях, на личных блогах. Даже при внешне профессионально добросовестных исследованиях сетевых текстов, которые предлагаются на экспертизу следователями и судьями, выводы таких экспертиз могут быть совершенно произвольны и приписывать авторам текстов качества виртуальных героев сетевых произведений.

В марте 2008 года эксперт И. В. Гарт, кандидат филологических наук из Сибирского РСЦЭ Минюста России сделала заключение по тексту русского блогера Дмитрия Ширинкина, который на своем интернет-блоге разместил рассказ от своего имени, в котором отразил распространенное сегодня чувство ненависти ко всем и вся, включая высших должностных лиц. Придуманный блогером герой предупредил всех, что купил пистолет, тщательно подготовил его к стрельбе и намерен немедленно перестрелять 20-30 человек.

Эксперт со значительным стажем «исследования продуктов речевой деятельности» тщательно разобрала каждое слово текста, но представила его суду как текст, написанный автором о себе самом. Не был принят во внимание явно гротескный характер сочинения, где есть, например, такие слова: «Я вас всех ненавижу, ненавижу Путина, ненавижу Каспарова, ненавижу Дом-2, ненавижу Макдональдс, ненавижу метро, ненавижу российскую провинцию. …Я ненавижу людей». Подобные тексты в американских мультфильмах у русофобов почему-то не вызывают ответной ненависти. В данном случае ненависть вылилась в безосновательные экспертные выводы.

Эксперт в своем заключении расписалась в том, что контекст сочинения ей известен: за несколько дней до публикации в США выходец из Южной Кореи расстрелял в университете 32 человека, а потом покончил с собой. Очевидно, что сочинение русского блогера было литературным ремейком данного события. Тем не менее, эксперт вменила подозреваемому прямые намерения – как будто, он и в самом деле планировал массовые убийства и владел огнестрельным оружием. Вывод эксперта: сообщение было посвящено реально готовящимся действиям, опасным для людей.

Единственной связкой между литературным текстом и жизнью были слова эксперта: «Каждое высказывание, несущее информацию, является сообщением: и рассказ ребенка о походе в зоопарк, и лекция профессора, и крик человека на площади: «У меня бомба!»  С точки зрения современной лингвистики, любая, содержащая какие-либо сведения, запись в сетевом дневнике (в том числе исследуемый текст), является сообщением».

Таким образом, если ребенок, вернувшись из детского сада, заявляет, что он хочет убить всех своих сверстников, то это декларация о преступных намерениях. Если лектор развора-чивает гипотетическую ситуацию и демонстрирует логику ее развития, доводящую до смер-тоубийства, то он планирует преступление. И если человек, решивший глупо пошутить, кри-чит «У меня бомба!», то случайному милиционеру следует выхватить табельное оружие и тут же застрелить террориста. Иными словами, с точки зрения русофоба «все сказанное вами может быть использовано против вас». Причем не с момента задержания (как в американских фильмах), а тотально – любое слово. Такое положение дел можно назвать лингвистическим геноцидом русского народа.

1 февраля 2008г. был приговорен к одному году лишения свободы в колонии-поселении за возбуждение межнациональной розни студент Виктор Мильков, житель г. Майкопа. На суде Мильков пояснял, что разместил на своей страничке «Живого журнала» не видеоролик об инсценированной казни кавказских мигрантов, а лишь ссылку на него, чтобы обсудить с друзьями достоверность этой записи. Эксперты подтвердили, что журнал Милькова был закрыт для всеобщего просмотра и доступен только узкому кругу лиц, которым сообщен пароль. Обвинение в демонстрации фильма пришлось снять, зато представитель прокуратуры указал на «возбуждение розни» в словах «я за русских». По мнению прокурора, надо было сказать «я за россиян». Этого оказалось достаточно, чтобы лишить русского студента свободы.

В апреле 2008 года прокуратура Санкт-Петербурга вынесла представление о приостановлении работы десяти городских провайдеров, «предоставлявших интернет-пространство для размещения экстремистских материалов». Представление стало результатом круглосуточного мониторинга интернет-сайтов, который осуществляется на постоянной основе межведомственной рабочей группой, созданной по инициативе прокуратуры. Она состояла из «силовиков», представителей правительства города, Россвязьохранкультуры и Росрегистрации. В списке предупрежденных присутствовали компании, проходившие по делу главного редактора газеты «Русь Православная» Константина Душенова. Сайт Душенова был закрыт хостинг-провайдером, но возобновил свою работу, переехав на американский хостинг.

В апреле 2008 года в Сыктывкаре, Республика Коми состоялся суд над сыктывкарским музыкантом и интернет-блогером Саввой Терентьевым. По версии обвинения, 15 февраля 2007 года он оставил комментарий на текст местного журналиста в «Живом журнале», где в экспрессивной форме сообщил свое мнение «Не согласен с тезисом «у милиционеров остался менталитет репрессивной дубинки в руках властьимущих». во-первых, у ментов, во-вторых, не остался, он просто-напросто неискореним. мусор и в Африке мусор. кто идет в менты – быдло, гопота – самые тупые, необразованные представители жив(отн)ого мира. было бы хорошо, если б в центре каждого города россии, на главной площади (в Сыктывкаре – прям в центре Стефановской, где елка стоит – чтоб всем видно было) стояла печь, как в Освенциме, где церемониально, ежедневно, а лучше – дважды в сутки (в полдень и в полночь, например) – сжигали бы по неверному менту. народ, чтоб сжигал. это был бы первый шаг к очищению общества от ментовско-гопотской грязи».

По мнению прокуратуры, в комментарии содержалось негативное мнение о правоохранительных органах, способствующее разжиганию ненависти к социальной группе. Репрессировать, следовательно, можно (как это обычно делается в отношении русских людей) по 282-й «русской» статье УК.

В малограмотной экспертизе (составленной доктором психологических наук Светланой Колосовой, кандидатами психологических наук Мариной Савчиной и Александром Авериным, кандидатами исторических наук Ольгой Кузивановой и Валерием Чесноковым, кандидатом экономических наук Раисой Зубовой) имеются такие обороты:

«Призывая к сжиганию «ментов» с участием народа, автор не проявляет инициативы по поводу личного участия в их сжигании, делегируя эту функцию «народу», следовательно, сознательно обманывает читателя, умалчивая о том, что участие в подобного рода действиях, направленных на физическое уничтожение людей, влечет за собой персональное уголовное наказание, таким образом автор желает скрыть реальные последствия тех действий, которые он призывает совершить людей (народ)». «Центральной группой в тексте является функциональная (профессиональная) группа, в общественном сознании россиян представленная как милиционеры (сотрудники Министерства внутренних дел, имеющие непосредственное отношение к охране общественного порядка, например участковые уполномоченные и патрульно-постовая служба), уничижительно – “менты”».

Другой социальной группой была признана «гопота» («пацаны», «братаны»): «Представители молодежной субкультуры, формирующейся из молодых людей 14-25 лет, выходцев из малоимущих слоев населения, преимущественно окраин крупных городов и провинциальных небольших городков. Их отличает низкий образовательный, интеллектуальный и культурный уровни, ограниченность и бедность языка, самые простые и доступные формы свободного времяпровождения (дискотеки, выпивка, секс, наркотики). Отличительные признаки одежды – спортивные костюм, кепка, кроссовки (все – дешевое, в основном китайского происхождения)».

Как оказалось, эксперты использовали для составления своего заключения общедоступный интернет-справочник «Википедия».

Многие наблюдатели отметили крайне низкий уровень экспертизы текста – например, признание «социальными группами» тех, кого называют «гопота», «пацаны», «менты»; игнорирование цели опубликованного сообщения – обратить внимание на крайне низкий уровень культуры сотрудников милиции, пропуск в характеристике «менто» слова «неверные».

При анализе предлагалось принять во внимание решение Страсбургского суда по делу «Торгерсон против Исландии». В 1983 году писатель Торгер Торгерсон в двух своих статьях назвал исландских полицейских дикими зверями в униформе, скотами и садистам. Его приговорили к штрафу за оскорбление полиции Рейкьявика, но Европейский суд по правам человека признал, что полиция действительно допускала факты насилия в отношении своих сограждан (в 1979-1983 годах в саму полицию было официально подано около десяти жалоб) и указал: «Обе статьи написаны в очень крепких выражениях. Однако, уделяя должное внимание их цели и воздействию, для которых они писались, Суд придерживается мнения, что используемый в статьях язык не может быть расценен как чрезмерный».

Руководитель Следственного комитета при прокуратуре РФ в Республике Коми Н. А. Басманов по поводу «дела Саввы Терентьева» сделал специальное заявление, в котором говорится: «Считаю, что действия человека, который использует символику «печей Освенцима» в указанном смысле, какими бы целями он ни руководствовался, не могут спокойно восприниматься цивилизованным обществом». И напомнил, какой протест у «цивилизованного общества» вызвало заявление президента Ирана о том, что преступлений в Освенциме не было.

Применяя понятие «цивилизованное общество» прокурор продемонстрировал очевидное противопоставление этой группы другой группе (включая президента Ирана) – с противопо-ложным мнением. С мнением он решил бороться путем репрессий против доступных ему людей второй группы. Потому что Савва Терентьев, якобы, «призывает к повторению уже осужденных человечеством подобного рода действий (так в тексте – Ред.)».

Также прокурор отметил, что «органы следствия решительно настроены вести борьбу с проявлениями ксенофобии, антисемитизма и экстремизма, несмотря на позиции некоторых «правозащитников», пытающимся придать легитимность подобного рода высказываниям».

«Цивилизованная общественность» поддержала мнение прокурора, позабывшего, что судить за мнение невозможно, а ксенофобия и антисемитизм не упоминаются в УК и АПК. Поддержка «общественности» продемонстрировала, что возбуждение прокурора связано было вовсе не с «топкой для мента», а со словом «Освенцим». Это слово сразу формирует русофобский политический заказ. Только благодаря массовой негативной реакции русского общества Савва Терентьев был приговорен только к году лишения свободы условно.

 



Алла Гербер: все о Холокосте, ничего, кроме Холокоста

Особую ненависть к Терентьеву высказала президент Фонда «Холокост» Алла Гербер: «Страшно представить, что кто-то допускает мысль о возможности возродить Освенцим в 21-м веке. Заявление молодого человека из Сыктывкара о том, что неплохо бы возродить традицию сжигания людей, в частности, милиционеров, в печах – не просто страшная и неудачная попытка пошутить».

Таким образом, экспрессивным словам, размещенным в сети Интернет, придано политическое значение, а автору вменено реальное намерение совершить преступление. Тиражировать подобные преследования русских людей, пытающихся хотя бы в словах отразить свое униженное положение, Гербер рекомендует депутатскому корпусу, составленному без учета воли и мнения русского народа: «В Госдуме при моем участии разрабатывались законы о запрещении экстремистских организаций, пропаганды на-циональной ненависти и нацистской символики, о неофашизме в России. Нынешнему созыву парламента необходимо уделить более пристальное внимание законам, регулирующим подобные выпады в интернете».

В том же духе высказался председатель Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России Адольф Шаевич: который заявил, что «неумение извлекать уроки из своего прошлого – это несчастье всей страны». «У этого молодого человека претензии к работникам милиции, а у кого-то – к строителям, продавцам. Когда читаешь такие вещи, возникает ощущение, что это пишут не совсем здоровые люди, которых надо проверять на вменяемость». Почему-то упоминание об Освенциме возбудило, прежде всего, прокуратуру и еврейскую общественность.

В сентябре 2008 года по решению суда был оштрафован на 54 тыс. рублей житель Владимирской области Александр Бутузов, который в декабре 2006 года на форуме одного из сайтов города Александрова «создал для публичного обсуждения неограниченным количеством пользователей сети Интернет тему об отношениях русских к лицам иной национальности», а также разместил материалы, содержащие сведения о совершенных на территории Чеченской Республики противоправных действиях в отношении лиц не чеченской национальности. А еще «пояснял неограниченному кругу посетителей форума цель размещенных им ранее материалов, призывал к активным враждебным действиям против лиц чеченской национальности». За это к нему была применена ч. 1 ст. 282 УК РФ (совершение публичных действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды по признаку национальности).

Таким образом, сопротивление самым кровавым этнобандитам со стороны русских и призывы к сплочению против тех, кто совершил ужасные преступления в Чечне, является сегодня наказуемым деянием, даже если речь идет об интернет-публикациях только для лиц, посещающих отдельный интернет-форум.

В  октябре 2008 года Ленинградской области участковый милиционер Александр Смирнов был осужден за то, что с 2006 г. по 2007 г. «проникшись идеями национал-социализма и имея намерения распространять их публично, зарегистрировал в Интернете "Живой журнал" на сайте соответствующей тематики». Кроме того, поводом для преследования Смирнова стало обнаружение у него трех боевых патронов для автомата Калашникова, которые сохранил на память о своей службе в Чечне. По совокупности суд назначил Смирному наказание в виде лишения свободы сроком 2,5 года условно с испытательным сроком 3 года. Осуждение за «идеи» становятся в России делом привычным.

В октябре 2008 года прокуратуры города Калуги обнаружила у одного из пользователей интернет-услуг общедоступный файл "Вечный жид. аvi" – немецкий пропагандистский фильм 1940 г., который включен в Федеральный список экстремистских материалов. Тут же было возбуждено дело об административном правонарушении «по факту массового распространения экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их хранение в целях массового распространения» (ст.20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.). Суд был скорым и неправым. Публикатор был оштрафован. Также было сообщено, что «файл конфискован».

В данном случае правоохранители и судья не озадачивались вопросом о том, сколько человек реально могли воспользоваться запретным файлом. Массовое распространение возможно лишь средствами массовой информации. Порнография и культ насилия, русофобия и клевета распространяются российскими СМИ ежедневно и многомиллионными тиражами, но никто против них административных дел не возбуждает. А интернет-система, представляющая собой аналог почтовой, стала объектом пристального внимания русофобов.

Накануне 4 ноября 2008 года, Дня народного единства, в Сургуте правоохранители провели «антиэкстремистскую спецоперацию». Во время расклейки листовок «Русский, помоги русскому» соратники местных отделений НПР и РОНС заметили за собой слежку — неизвестный в штатском постоянно следовал за агитбригадой. Прочитав одну из листовок, он сделал звонок с мобильного. Мимо проехал автомобиль с приоткрытыми окнами, один из пассажиров которого вёл видеосъёмку. Затем, активистов РОНС и НПР как опасных преступников уложили лицами на капот и обыскали, сопровождая действо оскорблениями и зуботычинами. После досмотра личных вещей и автомобиля, задержанных отвезли в УВД города, где расставили вдоль стены в позицию: с вытянутыми вперёд руками, ноги на ширине плеч. Милиционеры начали бить по ногам так, чтобы ноги расходились все шире и шире. Вытащив из кармана верхней одежды координатора Сургутского отделения НПР Андрея Матковского колбочку со спичками и петардой, приготовленную для игры в «хардбол», оперативники решили оформить изготовление самодельного взрывного устройства. Одного из соратников, указавшего на нарушение закона, ударили головой о стену. В УВД задержанные провели 6 часов. У задержанных были сняты объяснения. Один из следователей при этом обещал всех перебить или  «засунуть нож в глаз».

5 ноября судья предложил обвиняемым признать свою вину в том, что, расклеивая листовки, они возбуждали национальную рознь, тем самым осуществляя экстремистскую деятельность. В противном случае судья угрожал задержанием на 15 суток для «обдумывания своих действий». Под давлением и угрозой дальнейших издевательств, активисты русских организаций признали вину и были приговорены к выплате штрафа размером в одну тысячу рублей каждый. Единственной претензией к содержанию распространяемых листовок было присутствие в них слова «русский».

Сложившаяся оценка разного рода текстов, которые русские оставляют в сети Интернет, показывает, что достаточно решения провести репрессии, а повод всегда найдется. В одних случаях – за угрозы конкретному русофобу, в других – за негативное отношение к любой «социальной группе» (например, милиции), в третьих – за негативное отношение к этнической группе или просто всем нерусским или иностранцам.

Экспертную русофобия власть намерена подкрепить полномочиями, фактически означающими, что вводится политическая цензура. В ноябре 2008 были оглашены планы Минюста по созданию государственная система экспертизы материалов СМИ на предмет наличия в них признаков «разжигания межнациональной розни».

Советы:


Архивы документов (Рус) [Русофобия]      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника