Вымысел и истина – часть 16

Кабардино-Балкарская Республика      Постоянная ссылка | Все категории

Консолидации адыгов способствует мобилизованная па­мять о выселении значительной их части в Османскую им­перию как печальном итоге Кавказской войны (Ханаху, Цвет­ков 1995. С. 60). В исторической литературе, выпускавшейся адыгами в последние 10-15 лет, постоянно подчеркивалось, что в 1859-1864 гг. пределы России пришлось покинуть полумиллиону адыгов, причем до половины этих вынужден­ных переселенцев погибли в пути. Эти трагические события описываются как «геноцид адыгов» (Битова и др. 1996. С. 7; Кумыков 1994. С. 10-16; 2001. С. 22; Беджанов 1997. С. 103 – 107; Коков 1997: 2001а. С. 47; Бегидов 2003. С. 32, 34). В публикациях Международной черкесской ассоциации Кавказ­ская война регулярно фигурирует как «русско-кавказская». Память о ее ужасах культивировалась в особенности в 1994 г. накануне 130-летнего юбилея ее окончания. Тогда у адыгс­ких активистов вызывали тревогу попытки некоторых русских историков и политических деятелей оправдать действия цар­ской армии на Северном Кавказе (см., напр.: Азаров, Марущенко 2001). Они видели в этом шовинизм и обращались к российским парламентариям и президенту Ельцину с просьбой осудить геноцид адыгов (К правдивой оценке 1994; Обращение 1994; Кумыков 1994. С. 20; Ханаху, Цветков 1995. С. 60). Один из них даже предлагал создать в Нальчике Музей истории геноцида и колонизации адыгского народа (Дзухэ 1994).

Ради солидарности с остальными адыгами и многими другими коренными народами Северного Кавказа кабардин­цы даже готовы отказаться от популярной долгие годы вер­сии о добровольном присоединении их предков к Московс­кому царству в 1557 г., юбилей чего был торжественно отпразднован в 1957 г. Едва ли не первым новую интерпре­тацию присоединения Кабарды к России озвучил кабардин­ский историк В. Н. Сокуров на совещании историков в Москве в 1989 г. В его формулировке в 1557 г. произошло не «вхождение», а принятие кабардинцев на службу Москов­скому государству при условии оказания тем военной помо­щи Кабарде. Иными словами, это был взаимовыгодный до­говор о союзе, а вовсе не принятие в подданство (Сокуров 1995). Вслед за ним это подхватили другие авторы (Беджа­нов 1997. С, 336; Ибрагимбейли 1998; Дзамихов 2001. С. 57-60), и начиная с 1994 г. эта версия стала входить в кабарди­но-балкарские учебники по истории (Кумыков, Мизиев 1995. С. 89; Бекалдиев 2003. С. 73). Теперь местные ученые пола­гают, что о вовлечении адыгов в административно-полити­ческую систему Российского государства следует говорить начиная лишь с 1820-х (Бегидов 2003. С. 19-23) или даже 1860-х гг. (Битова и др. 1996. С. 7). Правда, это не помеша­ло властям Кабардино-Балкарской Республики устроить в 1997 г. празднование 440-летия «добровольного присоедине­ния» к России. Впрочем, мнение президента республики В. М. Кокова на этот счет, похоже, еще окончательно не определилось. В некоторых случаях он придерживается прежне­го подхода (Коков 1997; 2001а. С. 434), но иногда трактует договор 1557 г. как заключение военно-политического союза между Россией и Кабардой, будто бы не посягавшего на не­зависимость последней (Коков 2001а. С. 42-44).

Некоторые наблюдатели подозревают, что во всем этом следует видеть подготовку к строительству Великой Черкесии. Признаки этого они усматривают в следующих действиях адыгских лидеров: в упомянутом выше лозунге единого Адыг­ского государства, в создании Всемирной черкесской ассо­циации в мае 1991 г. на I Всемирном адыгском конгрессе, в требованиях восстановления Шапсугского национального района на территории Краснодарского края, в прозвучавших в июне 1994 г. предложениях Адыгеи к Краснодарскому краю обменяться некоторыми территориями, с тем, чтобы Адыгея подучила общую границу с Карачаево-Черкесией и Абхази­ей (Пачегина 1994а) [26], в создании 25 июля 1997 г. Межпар­ламентского совета республик Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии (Шестаков 1991; Иванова 1992; Игнатенко, Салмин 1993. С. 97; Чернов 1995; Николаев 1998; Боташев 2001. С. 98: Малашенко 2001. С. 160; Царапкина 2001; Коркмазов 2002. С. 149: Максимов, Латышев 2005). Начиная с конца 1980-х гг. адыгские общественные органи­зации призывали к репатриации зарубежных соотечественни­ков (Налов 1989), и определенные шаги в этом направлении были сделаны в 1998-1999 гг., когда в Адыгею переселилось несколько десятков семей адыгов из Косова. Правда, надеж­ды на большой приток репатриантов как будто бы не оправ­дались в 1990-х гг. Адыгея приняла всего 1106 потомков махаджиров, а Кабардино-Балкария-630. В последние годы этот ручеек стал вообще иссякать (Аккиева 2002. С. 92. См. также: Г. Чочиев 1997. С. 429; Smith 1998. Р. 94).

Во второй половине 1990-х гг. под эгидой Черкесской Международной академии наук готовилось восьмитомное издание по истории адыгов, в котором целый том должен был быть посвящен никогда не существовавшей «Республике Адыгов в составе СССР и России». Руководитель этого про­екта с горечью замечал, что «адыги могли бы образовать го­сударство еще в XIX веке, которое ныне не уступало бы по численности населения и размерам территории таким евро­пейским странам, как Венгрия, Болгария, Австрия или Че­хия» (Аутлев 1997. С. 108).

Миф о Великой Черкесии [27] порождает у карачаевцев и балкарцев опасение в том, что речь идет о деятельности, направленной против их насущных интересов (см., напр.: От редакции 1997; Обращение 1998; Абдуллаев 1998; Аланов 1998; Чомаев 1998; Байрамкулов 1999. С. 411-413; Джаппуев 1999; Лайпанов 1999; Червонная 1999. С. 94). В ответ на это их духовные лидеры и заговорили о необходимости карачаево-балкарского единства (Журтубаев 1991. С. 8; Джаппуев 1999. См. также: Урусов 1993. С. 7; Кучинаев 2001. С. 19). Вряд ли следует удивляться тому, что такой проект порождает жгучий интерес к общей истории. Вот почему в течение последних 15 лет наблюдался расцвет исторических концепций местных ревизионистов, специалистов и дилетантов, о чем речь пой­дет ниже. Одна из таких концепций содержится в вышедшей недавно книге двух карачаевских авторов, заместителя дирек­тора Карачаево-Черкесского института гуманитарных иссле­дований Р. С. Тебуева и заведующего сектором истории ка­рачаевского отдела того же института Р. Т. Хатуева, с красноречивым названием «Очерки истории карачаево-балкарцев» (Тебуев, Хатуев 2002). Так к середине 1990-х гг. идея широких коалиций на основе этнического родства получила определенную популярность как у адыгов, так и у балкарцев и карачаевцев (Крицкий 1995. С. 77).

Одновременно карачаевцев беспокоят попытки нового пере­смотра проблемы депортации и оправдания действий сталин­ского режима. Поэтому бурю возмущения у них вызвала в 1998 г. защита докторской диссертации майором милиции А. М. Гоновым, начальником кафедры государственно-право­вых дисциплин нальчикского факультета Ростовской высшей школы МВД, по теме «Проблема депортации и реабилитации репрессированных народов Северного Кавказа: 20-90-е годы XX в.». Карачаевские ученые однозначно усмотрели в этой ра­боте стремление придать юридическую основу акту депорта­ции и потребовали привлечь автора к ответственности за про­паганду с целью воспрепятствовать реабилитации (Абдуллаев 1998; Керейтов и др. 1998; Тебуев, Хатуев 2002. С. 177). Дру­гой повод для возмущения им дал один из популярных вузов­ских учебников по истории России. Говоря о причинах депор­тации народов Северного Кавказа, его авторы в качестве единственного «народа-отщепенца», якобы заслужившего своей участи, назвали карачаевцев, опираясь при этом исключитель­но на данные, полученные от работников НКВД (Мунчаев, Устинов 1997. С. 375). Это вызвало возмущение карачаевских интеллектуалов (Абдуллаев 1998), обратившихся с письмом протеста в Министерство образования РФ и в Верховный суд РФ. Видимо, их протест дошел до авторов учебника, и в сле­дующем его издании те, сохранив прежний текст, уже не от­важились приводить конкретные примеры «отщепенцев» (Мунчаев, Устинов 2002. С. 424).

В 1990-х гг. среди балкарцев, разочарованных крушением своих политических надежд на паритетное представительство, зрело недовольство властью доминирующего большинства, представленного кабардинцами, и складывалось представле­ние о невозможности совместного обитания с кабардинцами и черкесами (Червонная 1999. С. 93—95). Среди их интеллек­туальных лидеров было распространено убеждение в том, что понятие «кабардино-балкарский народ» было искусственным, что в республике ущемляются права балкарцев и что им там грозит ассимиляция, если они не получат своей собственной автономии (Биттиров 1991). В ответ кабардинские авторы доказывали, что, напротив, в республике ущемлялись права прежде всего кабардинцев. Они отмечали, что урбанизация гораздо меньше затронула кабардинцев, чем русских и бал­карцев, и что такая же диспропорция наблюдалась в интел­лектуальной (в культуре, просвещении, науке) и управленчес­кой сферах (Унежев 1991).

Как бы то ни было, возникшее в 1989 г. балкарское на­циональное движение «Тере» связало вопрос о политической реабилитации балкарского народа с созданием национально-территориальной автономии, причем в тех границах Балкарии, которые существовали до марта 1944 г. (Бабич 1994. Т. 2. С. 176; Атабиев 1994. С. 197). Эта идея была озвучена на I съезде балкарского народа 30 марта 1991 г. и вошла в его резолюцию (Алиева 1993а. Т. 3. С. 308). В борьбе за па­ритет балкарские политические лидеры напоминали о том, что в январе 1922 г. Балкария и Кабарда объединились как две равноправные политические единицы. Следовательно, рассуждали они, в республике имелись два титульных наро­да, что требовало реформы государственного устройства на основе федеративного договора между Балкарией и Кабардой как суверенными политическими единицами. В принципе эту позицию разделяли и лидеры Конгресса кабардинского на­рода (Бабич 1994. Т. 2. С. 45-49, 53-54, 92). Вначале пред­ложение о восстановлении районов Балкарии, существовав­ших к началу 1944 г., было одобрено Верховным Советом Кабардино-Балкарии, причем территориальную реабилитацию балкарцев предполагалось осуществить до 1 ноября 1991 г. (Бабич 1994. С. 54, 66, 85). Однако, опасаясь того, что реа­лизация этих планов может привести к расколу республики, некоторые кабардинские лидеры в своей программе начали подчеркивать принцип целостности территориальных границ республики и установку на формирование гражданской на­ции — «народа Кабардино-Балкарии». Поэтому весной 1991 г. лидеры Адыгэ Хасэ высказались против восстановле­ния прежних балкарских районов — ведь, во-первых, су­ществовавшие до 1944 г. районы имели, на их взгляд, сугу­бо административный, а не национально-территориальный характер, а во-вторых, социально-демографическая ситуация с тех пор существенно изменилась. Выступая на I конферен­ции кабардинского народа 9 апреля 1991 г., член Президиу­ма Совета Адыгэ Хасэ X. Б. Хоконов предупреждал, что по­становка вопроса об этнических границах может вызвать непредсказуемые последствия, чего следовало бы избегать. Эта позиция и была зафиксирована в резолюции конферен­ции (Бабич 1994. С. 132-133, 136-141, 144; Боров, Думанов, Кажаров 1999. С. 112-116, 121-122).

Осенью 1991 г. политическая ситуация в республике зна­чительно осложнилась. К этому времени местная власть пе­реживала кризис, прежние руководители сложили свои пол­номочия, на сентябрьской сессии Верховного Совета была учреждена должность Президента Республики, и в ноябре проходила кампания по его выборам. Балкарцы, ожидавшие принятия принципиальных решений по своей реабилитации до этих выборов, были разочарованы тем, что этого так и не случилось. Поэтому 17 ноября 1991 г. они провели съезд балкарского народа, провозгласивший Республику Балкарию и национальный суверенитет балкарского народа (Бабич 1994. Т. 2. С. 183—184). Следует отметить, что руководство респуб­лики вовсе не было настроено тормозить процесс террито­риальной реабилитации балкарцев, и поначалу Верховный Совет Кабардино-Балкарии даже поддержал решения съезда балкарского народа (Бабич 1994. Т. 1. С. 100). Вместе с тем не прошло и месяца, как власти республики заняли более осторожную позицию, осознав, что суверенизация Балкарии способна вызвать острый межэтнический конфликт (Бабич 1994. Т. 1. С. 100—103). Однако лишь 21 июля 1994 г. парла­мент республики отменил вынесенное прежде решение о признании Республики Балкарии (Бегидов 2003. С. 49—50). Кабардинцы воспринимали планировавшееся балкарцами территориальное размежевание как шаг к полной государственной суверенизации Балкарии и сокращение своей ис­торической территории, что больно ударяло по их интересам. Между тем балкарцы действовали решительно, и о серь­езности их намерений говорило образование Национально­го Совета балкарского народа (НСБН), избранного съездом балкарского народа в качестве высшего органа власти балкар­цев между съездами. 29 декабря 1991 г. НСБН провел среди балкарцев референдум, участники которого с энтузиазмом поддержали план по созданию Республики Балкарии. В от­вет 10—12 января 1992 г. был проведен съезд кабардинского народа, где было решено «восстановить суверенитет Кабар­динской Республики в пределах исторической территории кабардинского народа», которая определялась границами 1863 г. (Бабич 1994. Т. 2. С. 13; Бегидов 2003. С. 53). На этот раз руководство Адыгэ Хасэ поддержало решение о террито­риальном размежевании (Бабич 1994. Т. 2. С. 148). На съез­де был избран Конгресс кабардинского народа (ККН), наде­лявшийся властными полномочиями среди кабардинского народа. Подобно решениям балкарского съезда, эти решения также были поначалу одобрены Верховным Советом респуб­лики, и 20 февраля 1992 г. была создана специальная комис­сия для реализации требований обоих съездов (Бабич 1994. Т. 1. С. 105, 109-110).

Кабардино-Балкарская Республика      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника