Вымысел и истина – часть 36

Кабардино-Балкарская Республика      Постоянная ссылка | Все категории

Докладная записка подводила историческое обоснование под территориальные претензии Карачая к Кабарде. Негативные последствия ее для ситуации в регионе заключались в том, что У. Д. Алиев, обозначив единственное направление решения земельного вопроса Карачая за счет кабардинских земель, укреплял ошибочную позицию Центра, который на протяжении нескольких лет пытался безуспешно реализовать именно такой механизм разрешения кабардино-карачаевского конфликта. Некоторые положения докладной записки использовались впоследствии в аналогичных документах, направлявшихся органами власти КЧАО в адрес представителей Центра [30]. Только отказ от решения вопроса малоземелья Карачая и других этнополитических образований за счет сокращения кабардинской части территории Кабардино-Балкарской автономной области в 1924 г. способствовал устранению этнотерриториальных конфликтов и относительной стабилизации ситуации на Северном Кавказе.

На наш взгляд, докладная записка также оказала определенное влияние на дальнейшую судьбу ее автора. О существенном изменении роли и влияния У. Д. Алиева свидетельствует содержание его письма Ш. Ибрагимову в Москву в марте 1922 г. У. Д. Алиев в это время находился в Ростове-на-Дону и просил его приехать к нему или «добиться через ЦК РКП разрешения на выезд» в Москву для того, чтобы в Центре выслушали его точку зрения на проблемы кабардино-карачаевского конфликта. У. Д. Алиев также писал: «Никак не могу попасть на прием к Ворошилову для информации, а между тем он ходил на вокзал к Калмыкову в его вагон, когда тот приехал. Не понимаю. Я был членом РКП (б) в то время, когда Калмыков выступал против коммунистов в 1918 году, а между тем мне не доверяют, а ему… (так в документе – А. К.) в вагон».

О растерянности автора письма свидетельствует предложение о необходимости «создания для горцев Кавказа Северо-Кавказской федерации автономных областей и республик», возвращавшего государственно-политическое развитие народов региона к ситуации 1920 г. Оно фактически перечеркивало все процессы национального самоопределения, а также и его собственные усилия по государственно-политическому устройству карачаевского, черкесского и других народов.

Небезынтересно также и то, что У. Д. Алиев фактически обвинил Б. Э. Калмыкова в падении своего авторитета. Письмо завершалось словами о том, что для него «коммунистическая честь и заслуги перед революцией дороже карьеры в Карачае» [31].

Однако дело было не в Б. Э. Калмыкове. Руководители этнополитических образований Северного Кавказа в постоктябрьский период не позволяли себе явно националистических выпадов по отношению к соседним народам. Возможно, это могло привести к дискредитации советской власти, проповедовавшей интернационализм на классовой основе. Нередкими были обвинения в контрреволюционности в адрес отдельных деятелей или определенных слоев. В докладной же записке У. Д. Алиева практический целый народ – кабардинский – представлялся реакционным, подавлявшим в прошлом свободу своих соседей, а в настоящем чинившим всякие препятствия их свободному развитию. Возникал вопрос о неспособности Кабарды интегрироваться в новую социокультурную и этнополитическую среду Советской России.

Вместе с тем, необходимо учитывать следующее обстоятельство. Определенная резкость по отношению к Кабарде и кабардинскому народу, выраженная в докладной записке, прослеживается в явной форме в деятельности У. Д. Алиева именно в условиях пребывания его на руководящих должностях в Карачае. Впоследствии он более объективно оценивал позицию кабардинского народа и его руководителей по вопросу сохранения территориальной целостности Кабарды. У. Д. Алиев писал: "Попытка Горской республики прежде всего разрешить земельный голод горских народов одним лишь внутренним перекраиванием наличия горских земельных фондов с самого начала была обречена на неуспех. Единственные среди горских народов, более или менее обеспеченные землей, кабардинцы прежде всего не соглашались на урезку своей национальной территории… А на кабардинские земли со всех округов Осетии, Ингушетии, с одной стороны, Карачая, Балкарии, с другой, направлялись взоры и видели только в урезке этих земель спасение положения" [32].

Это свидетельствует о том, что докладная записка носила конъюнктурный характер и преследовала цель выразить и реализовать национальные интересы карачаевского народа за счет Кабарды. Зарождавшаяся советская элита горских народов искала любые средства и механизмы легитимации нового статуса для реализации своих политических амбиций. Однако У. Д. Алиев, действуя авторитарными методами, оттолкнул от себя советский и партийный аппарат Карачаевского округа. А в условиях недостаточной привлекательности советской власти в регионе, он не смог заручиться поддержкой широких слоев народа, не сумев содействовать безболезненному решению судьбоносного земельного вопроса. Плохо скрываемые националистические настроения, не вписывавшиеся в идеологические схемы большевистской власти, также не способствовали укреплению его авторитета и в глазах представителей центральной власти.

В результате У. Д. Алиев оказался вне системы власти фактически созданной им же Карачаево-Черкесской автономной области.

Примечание

1. Лайпанов К. Т. Забытый урок истории // http://www. doshdu. ru/dosh7/page-7-2.htm

2. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 111. Л. 124.

3. Лайпанов К. Т. Указ. Соч.

4. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 111. Л. 123-126.

5. Ленин о Доне и Северном Кавказе. Ростов н/Д., 1967.

6. Хатуев Р. Правитель и ученый. К 110-летнему юбилею У. Д. Алиева // http://www. elbrusoid. org/content/publications/p159464.shtml

7. Документы по истории борьбы за Советскую власть и образования автономии Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1983. С. 489-490.

8. Лайпанов К. Т. Борьба большевиков за упрочение советской власти в Карачае и Черкесии (март-декабрь 1920 г.) // Из истории Карачаево-Черкесии. Труды Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института. Вып. VI. Серия «Историческая». Ставрополь, 1970. С. 15.

9. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 432. Л. 96 об.

10. Бугай Н. Ф., Мекулов Д. Х. Народы и власть: «Социалистический эксперимент» (20-е годы). Майкоп, 1994. С. 102.

11. ЦГА ИПД РСО-А. Ф. 204. Оп. 1. Д. 4. Л. 17.

12. Документы по истории борьбы за советскую власть… С. 664.

13. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 432. Л. 96.

14. Алиев У. Карачай. Ростов-на-Дону, 1927. С. 202.

15. Там же.

16. ЦГА ИПД РСО-А. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2. Л. 39.

17. Там же. Л. 44.

18. Лайпанов К. Т., Батчаев М. Х. На крыле времени. М., 1977. С. 104.

19. ЦГА ИПД РСО-А. Ф. 204. Оп. 1. Д. 4. Л. 54-55.

20. Там же. Д. 2. Л. 8.

21. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 432. Л. 96-97 об.

22. Там же. Д. 7. Л. 94.

23. Там же. Д. 432. Л. 96.

24. Там же. Л. 97 об.

25. Там же. Л. 165.

26. Там же. Д. 8. Л. 104.

27. ЦГА КБР. Ф. Р-376. Оп. 1. Д. 2. Л. 51 об.

28. ГАРФ. Ф. Р-5677. Оп. 5. Д. 32. Л. 191.

29. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 432. Л. 31-40.

30. Бугай Н. Ф., Гонов А. М. Северный Кавказ: границы, конфликты, беженцы. (Документы, факты, комментарии). Ростов-на-Дону, 1997. С. 17-19.

31. ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1. Д. 432. Л. 154.

32. Алиев У. Указ. Соч. С. 181.

Думанов Х. М.

ПРАВДА О ГРАНИЦАХ.

ИЗ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАБАРДЫ И БАЛКАРИИ

XIX – НАЧ. XX ВВ.

Одним из основных приз­наков народа является тер­ритория, т. е. область его расселения. Эта проблема в кабардино-балкарской историко-этнографической науке советского периода совершен­но не исследована. Вся на­циональная политика систе­мы социализма была направ­лена на объединение всех народов СССР в один еди­ный «советский народ». В этих условиях изучать или что-либо сказать о нацио­нальных границах и террито­риях означало выступать про­тив политики партии, против дружбы и братства народов СССР. Поэтому население нашей республики недоста­точно полно знает историю относящихся к территории и границам – республики. Если сейчас кто-то вопрос о тер­риториях и границах наших народов понимает искаженно, то это незнание проблемы и ото не его вина, а вина той системы, которая запре­щала об этом говорить отк­рыто.

В основу настоящей ста­тьи легли исторические ма­териалы, сохранившиеся в различных центральных ар­хивах нашей страны. Ду­маю, что они помогут вне­сти некоторую конкретность я ясность в самую сложную в трудную проблему история наших народов, т. е. проб­лему территорий коренных национальностей КБ ССР.

Наша республика много­национальна. Здесь живут кабардинцы, балкарцы, рус­ские, казаки, украинцы, осе­тины, таты, немцы, корей­цы и многие другие. Корен­ными национальными жите­лями являются кабардинцы я балкарцы. Эти народы раз­ные по языку. Не имеют ничего общего и по проис­хождению. Кабардинцы от­носятся к абхазско-адыгской группе кавказско-иберий­ской языковой семьи, а бал­карцы — к тюркской груп­пе языков. Много веков они живут по соседству. Они вы­работали много общих черт в обычаях, традициях, мате­риальной и духовной культу­ре и других областях жизни. Однако, принадлежа к раз­личным этническим группам, эти народы были расселены в различных местах и имели свои этнические территории. Известный кавказовед – ис­торик, большой знаток исто­рия не только адыгских на­родов, но и истории народов Северного Кавказа В. К. Гарданов писал: «Террито­рия и численность адыгских народов на протяжении ХVIII — первой половины XIX вв. подверглись постоянным и подчас весьма существен­ным изменениям» [1]. Измене­нию территории и численно­сти подверглась и Кабарда. Этому свидетельствуют при­водимые многочисленные документы, находящиеся в нашем распоряжении. Сог­ласно этим материалам гра­ница Кабарды в конце XVIII —начале XIX вв. на севе­ре проходила по линии р. Кумы, Подкумки, Лысой го­ры, на востоке она доходи­ла до р. Сушки, на северо-западе границей было вер­ховье реки Кубань, а оттуда линия шла к горе Эльбрусу. На юге границы Кабарды и Балкарии определялись ли­нией, проходящей между ле­сами, находящимися у под­ножия гор и «черными», т. е. «голыми» горами [2].

В источниках сохранились многочисленные указания и о территориях и границах Балкарии. В 1807-1808 гг. Г. Ю. Клапрот, исследовав­ший Кабарду, писал: «К востоку от Карачая в ши­ферных горах находится татарский округ Баксан, в верхней части обширной ре­ки Баксан и у истоков гор­ного ручья Кулькутджин, которые впадают в Соленое озеро, где зимой берут соль. Жители этого округа, а так­же близрасположенного на­зываются среди черкесов черига. Чегемы и черига, по-черкесски чегем кусха, сос­тоят из 400 семей и насе­ляют самые высокие снего­вые и сланцевые горы на берегах Чегема и Шавдана до Баксана на западе». И. Ф. Бларамберг, писавший о балкарцах 25 лет спу­стя после Клапрота, отмечал: «Балкарцы, которых черке­сы зовут «балкаркушха», са­ми себя называют «Малкар-аул» или «малкарские дерев­ни». Они живут изолирован­но или деревнями в верхней части высоких снего­вых гор, на бере­гах Черека, Псигон-су и Арвана; они занимают также территорию Бисанги или Басанги в верховьях Мищд-жика», впадающего слева в Черек. В 1841 г. подполков­ник Алехин, описывая бал­карские территории, писал: «Владение (Урусбиевское) граничит к югу с снеговыми горами, к западне народом карачаевским, к востоку с Кабардою; жительство имеют в черных горах, на р. Баксан. Владение (Хуламское) граничит к югу и западу с Черным Кавказских гор хребтом, к северу и востоку с Кабардою; живут у подош­вы Черных гор, вверху р. Нальчик. Владение (Чегемское) граничит к югу и запа­ду с Черным Кавказских гор хребтом, на севере и во­стоке с кабардинцами; живут в Черных горах при р. Чегем. Владение (Балкар­ское) граничит к югу со снеговыми горами, на западе и востоке с черными Кавказ­скими горами, на севере с Кабардою; живут в черных горах на р. Черек». («Доку­менты по истории Балка­рии». Нальчик, 1959, с. 17-18). Начало изменений север­ной границы Кабарды отно­сится к середине XVI века, когда в 1567, 1588 гг. в устье реки Терека Царской Россией был построен г. Терек. Он должен был обе­зопасить южные границы России.

Вторым этапом в этом на­правлении было сооружение по проекту Г. А. Потемкина в 1777-1778 гг. Азово-Моздокской укрепленной ли­нии. Строительство линии осуществили генералы И. В. Якоби и А. В. Суворов. Пос­ледний за короткий срок, т. е. за три месяца, пост­роил более 30 укреплений. В составе Азово-Моздокской кордонной линии были пост­роены крепости Екатериноградская, Павловская, Ма­рьинская, Георгиевская, Ан­дреевская, Александровская, Северная, Московская, Дон­ская. В этих крепостях посе­лились переведенные сюда с Волги и Хопра семейные ка­заки [3]. Третий этап связан с по­стройкой новой укрепленной линии генералом А. П. Ер­моловым. В 1818 г. он пе­реселил из районов Мине­ральных Вод и Пятигорья на правый берег р. Малки 18 кабардинских аулов, освобо­див эти места для заселения их линейными казаками. Вот что пишет историк, офици­альный выразитель идеоло­гии царской России Н. Ду­бровин: «В мае 1822 года А. П. Ермолов сам явился в Кабарду и принял началь­ство над отрядом и приказал ему занять Кабарду, после ее разгрома он начал пост­ройку новой линии. Новая линия должна была окру­жить кабардинцев, причем Ермолов предполагал сбли­зить кабардинские селения, а пространство между Кубанью и Малкою очистить для русских селений или для поселений линейных казаков. При обширности земель сравнительно с числом насе­ления сближение кабардин­ских аулов было делом впол­не возможным, а переселе­ние на освобожденные земли линейных казаков или рус­ских переселенцев должно было принести громадную пользу, так как сообщение кабардинцев с закубанцами совершенно прерывалось. Столь очевидные пре­имущества заставили главно­командующего приступить к заложению укреплений: в вершинах р. Тохтамыша; на. р. Куме, у бывшего Хагундукова аула; на р. Подкумке, при урочище Баргусант; при кургане, называемом Красивый; на р. Малка у ка­менного моста, где проходи­ли лучшие дороги за Ку­бань; на р. Баксане, близ урочища Кызбурун; на р. Че­геме, Череке, Урухе и, на­конец, главное укрепление на р. Нальчике, где должна была расположиться штаб-квартира полка, назначенно­го для охранения порядка в Кабарде» [4].

В 1818—1827 гг. генерал Ермолов, в ходе претворения в жизнь своих колониальных планов, под видом «наказания» феодалов, составлявших протурецкую ориентацию и ушедших за Кубань, отнял у них их зем­ли, располагавшиеся между р. Кумой и Малкой, вы­селив оттуда все кабардин­ские аулы. Он объявил эти земли «казенными» и запретил кабардинцам ими пользоваться.

Таким образом, в результате проведенных царской Россией в XVIII — первой половине XIX вв. колониальные мероприятий, северная граница Кабарды была передвинута далеко к югу.

Следующий, четвертый, этап изменения границ Кабарды относится к 40—60 годам XIX века. В 1846 г. царское правительство приняло решение выделить из земель кабардинских князей-тлекотлешей, ушедших во времена Ермолова за Кубань, участки под поселения Первого Владикавказского казачьего полка вдоль Военно-Грузинской дороги. В июле и августе 1846 г. из кабардинских земель было отмежевано 42.904 дес. Из них станицам Владикавказского казачьего полка Приближненской, Котляревской, Александровской, Урухской, Пришибской и Екатериноградской были переданы 33.197 дес., а остальные 9.807 дес. осетинскому аулу Эльхотово [5].

Учитывая, что эти земли составляли частичную собственность князей и тлекотлешей и чтобы не осложнять дело, царское правительство объявило о «вознаграждении» этих феодалов, выдав им из государственной казны 42.872 руб. 93 коп.

Пятый этап изменения границ Кабарды относится к 60-80 гг. XIX в. Балкарцы, проживая в верховьях Баксана, Чегема, Черека и Хуламо-Безенгиевских ущелий, нуждались в пастбищных угодьях. Они неоднократно обращались к правительству и начальнику Терской области с просьбой о выделении им пастбищных угодий из «казенных земель», располагавшихся на нагорных пастбищах и в районе между реками Кумы и Малки.

Правительство пообещало удовлетворить просьбу и поручило решение этого вопроса Терской сословно-поземельной комиссии под предводительством Д. С. Кодзокова. Для того, чтобы выделить балкарцам пастбищные земли, в первую очередь необходимо было выяснить гра­ницу между Балкарией и Кабардой и узнать, сколько пастбищных угодий на тер­ритории Балкарии и сколько земель необходимо ей предо­ставить. Решение этих воп­росов было поручено специ­ально созданной комиссии от представителей Кабарды и Балкарии. В эту комиссию от Балкарского общества во­шли 5 депутатов, от Чегемского – 2, от Хуламо-Безенгиевского — 2, от Баксанского — 1. Всего от Балкарии в комиссию вошли 10, а от Кабарды — 8 де­путатов. Комиссию возглави­ли от Кабарды кабарди­нец, коллежский советник Кодзоков и от Балкарии — балкарец, поручик Генерального штаба Кавказской ар­мии Биев. После долгих и тщательных исследований горных районов комиссия единогласно определила и единогласно подтвердила и узаконила историческую гра­ницу между Кабардой и Бал­карией. Обследование пока­зало, что Балкария нужда­лась в дополнительных паст­бищных землях. Вопрос ос­ложнялся еще и тем, что после отмены крепостного права в 1867 г. в Кабарде и Балкарии в балкарских обществах образовалось мно­го безземельных крестьян, которых нужно было наде­лить пахотными и пастбищ­ными землями. Поскольку в Балкарии не было таких зе­мель, было принято решение переселить безземельных бал­карских крестьян на кабар­динские земли. Таким обра­зом, были образованы с. Хасаут (1867), Чижок-Кабак (Нижний Чегем) (1867), Гунделен (1867), Белая речка (1868), Хабаз (1873), Кашкатау (1875). Им соответственно было выделено: 10359, 1800, 3200, 2100, 1300 и 800 дес. Всего 19559 дес [6].

В 1879 году 22 февраля Совет Кавказского наместни­ка издал указ, согласно ко­торому из нагорных кабар­динских пастбищ балкарским обществам было выделено более 43 тыс. дес. Из них с. Хасауту — 2697 дес., Гунделену — 5412, Балкар­скому обществу — 12109, Безенгиевскому — 2751, Хуламскому — 4000, Чегемскому – 8923 и Урусбиевскому обществу — 6208 дес [7].

В 1888 году балкарским таубиям Магомет-Гирею Суншеву и Хаджи-Туган Сулатнову были временно переда­ны из кабардинских запас­ных земель в районе Белой Речки и Хасаньи 2751 дес.

В 1913 г. в пользу беззе­мельных крестьян Балкарии было отведено еще 42588 дес., а после победы Октя­брьской революции, в 1918 г., Балкарии было передано 20960 дес., Осетии — 6341 дес., Ингушетии — 2359 дес. и Карачаю — 53.935 дес. С выходом в сентябре 1921 г. Кабарды из состава Горской республики соседние народы потребовали от Ка­барды передачи им части из бывших земель кабардинских князей и дворян.

Кабардино-Балкарская Республика      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника