Вымысел и истина – часть 31

Кабардино-Балкарская Республика      Постоянная ссылка | Все категории

Можно констатировать, что и в дальнейшем отношения Кабарды и различных ногайских улусов варьировались в диапазоне от тесного сотрудничества, переходящего в союзничество, до откровенной враждебности. Однако никогда связи ногайцев с кабардинцами не характеризовались подчинением последних, а тем более «обложением Кабарды данью», как утверждает Б. Х. Кучмезов (с. 396). Более того, источники недвусмысленно указывают, что с течением времени многие ногайские улусы оказывались не только в политической зависимости от Кабарды, но и становились объектом интенсивного культурного влияния с ее стороны. По данному вопросу в одном из документов отмечается: «Близость соседства кабардинского народа и непосредственно его преобладание над другими были причиной того, что все закубанские ногайцы сходны в образе жизни с кабардинцами, коих нравы и обычаи служат предметом подражания для закубанских ногайцев. Большинство ногайцев говорят по-черкесски, по-абазински, детям своим дают черкесские имена чаще, чем общеногайские. Почти все обряды, костюм, пища, постройка и расположение домов, песни и танцы – все перенято ими у кабардинцев. Собственно, соседству и влиянию кабардинцев надо приписывать и то, что закубанские ногайцы как по умственным способностям, так и по религиозным верованиям стоят гораздо выше своих единоплеменников, живущих в других частях Кавказа» [22].

Еще более нелепой выглядит попытка автора представить Кумыкское шамхальство как политическое образование, угрожавшее Кабарде. Степень угрозы, которую кумыки представляли для Кабарды, мы рассмотрим ниже. Здесь же вкратце следует обратить внимание на вопрос о том, насколько шамхальство можно считать кумыкским, что в свою очередь позволит более определенно говорить о наличии или отсутствии в нем единства. Прежде всего необходимо указать, что изначально политический центр шамхальства располагался на этнической территории лакцев, в Кумухе. Это государственное образование наряду с лакцами населяли даргинцы, агулы, часть лезгин, аварцев и др., и кумыкское население не составляло в нем большинства.

Дальнейший процесс упадка и распада данного образования в период, когда его интересы соприкоснулись с кабардинскими, довольно емко охарактеризован в одном из академических изданий. В нем утверждается следующее: «Являясь сложным по своему этническому составу объединением, в условиях роста сепаратистских устремлений удельных правителей шамхальство во второй половине ХVI в. начало обнаруживать тенденции к распаду. После смерти Чопан-шамхала в 1577 г. в ходе междоусобной борьбы один из его сыновей – Султан-Магомет (Султан-Мут – Т. А.), рожденный от кабардинки из узденского рода Анзоровых, с помощью своих родственников утвердился в Засулакской Кумыкии, избрав своей резиденцией сел. Эндери. По названию селения владение его стало называться Эндереевским. Со временем Эндереевское владение в свою очередь распалось на три части: Эндереевское, Аксаевское и Костековское» [23]. Позднее, в 40-е гг. XVII в., изгнанный из Казикумуха шамхал обосновался в Тарках и образовал самостоятельное владение, получившее название шамхальство Тарковское. Одновременно с этим от шамхальства откололись лакские джамааты, владение Дженгутайское, ряд союзов сельских общин (например, Акуша-Дарго) [24]. В свете вышеизложенного сложно говорить о некоем едином «Кумыкском шамхальстве» в отличие от Большой Кабарды, единство которой признавалось князьями даже в период эскалации межфеодального противостояния. А. Кайтукин в 1723 г., будучи одним из инициаторов раскола политической элиты Кабарды, отмечал, что «…в Кабардии жили мы всегда единогласно, а не в розности…» Тогда же в письме Петру I он заявлял: «А преж сего всегда кабардинцы жили единогласно, и разности у нас никогда не бывало; и желаем всегда быть в согласии…» Девять лет спустя этот тезис подтвердил находившийся в противоположном лагере М. Мисостов на встрече с российским вице-канцлером А. И. Остерманом, заявив, что «владение Большой Кабарды общее» [25].

Вернемся к вопросу о дани. Б. Х. Кучмезов пишет, что есть немало литературных и документальных источников, в которых приводятся многочисленные свидетельства обложения данью Кабарды соседними государствами. В подтверждение этого он приводит слова ногайского бия Исмаила о том, что в 1549 г. «Кабартынския черкасы нам сдалися» (с. 396).

Однако весомость такого довода ничтожно мала. Во-первых, здесь нет ни слова о дани, во-вторых, не стоит на одном высказывании делать далекоидущие выводы. В связи с этим уместен пример. В 1747 г. князь Бамат Кургокин заявлял, что ногайцы принадлежат Кабарде [26]. Было бы весьма некорректно на одном этом основании объявлять всю орду кубанских ногайцев частью Кабарды.

Удивительно, но Б. Х. Кучмезов, якобы располагая «многочисленными свидетельствами обложения Кабарды» данью, не приводит ни одно из них. Вместо этого обращается к «косвенным», на его взгляд, подтверждениям, на самом деле являющимся вымыслом. «Информанты-кабардинцы в XIX в. утверждали, что этническое самоназвание «адыгэ» они восприняли от татар по принципу принадлежности некогда ногайскому предводителю Эдиге» (с. 396). При этом он ссылается на работу С. Броневского без указания года ее издания и страницы, на которой помещено такое утверждение (подобные махинации со справочным аппаратом у Б. Х. Кучмезова носят систематический характер).

4. Методы фальсификации

Понимая, что невозможно научно доказать ту степень слабости феодальной Кабарды, которую он желал бы видеть, Б. Х. Кучмезов вслед за своими собратьями по мифотворчеству прибегает к всевозможным подтасовкам и вымыслам. Он пишет: «Согласно С. Броневскому, Хан-Гирею, Буткову и другим авторам в 1570 г. крымский хан Шах-Баз Гирей увел Кабарду за Кубань, откуда кабардинцы смогли уйти только в 1590 г.» (с. 396). В одном этом предложении столько несуразиц и ошибок, что становится очевидным наличие особой одаренности Б. Х. Кучмезова в сфере их генерирования. Апеллируя вышеупомянутыми авторами, он не удосуживается оформить справочный аппарат в соответствии с элементарными требованиями, предъявляемыми к научным работам. Так, ссылаясь на С. Броневского, Б. Х. Кучмезов почему-то вместо его книги приводит издание «Фольклор адыгов», опять же без указания места и времени его издания. При описании работы Хан-Гирея в слове «Черкесия» допускается орфографическая ошибка. Поиск работы Буткова также затруднен в связи с отсутствием тома и страницы, где можно было бы найти подтверждение кучмезовского изложения (с. 403).

По всей видимости, для автора статьи сознательная фальсификация исторических фактов стала основным способом построения этноцентристской мифологии. Дело не только в том, что Кабарду в 1570 г. никто никуда не уводил, а в том, что не было того, кто бы это осуществил, т. е. крымским ханом в 1570 г. был не Шахбаз-Гирей (даже имя в тексте приведено неверно – не было в истории Крыма такого хана), а Девлет-Гирей. Здесь наш сочинитель, претендующий на сенсационные открытия, намеренно архаизирует свой язык, чтобы представить собственные измышления как архивные данные. К тому же, с точки зрения современного русского языка, недопустимы конструкции типа «увода Кабарды», можно увести кабардинцев, но никак не Кабарду.

Не выдерживает никакой критики утверждение о том, что в 1610 г. ногайский хан Иштерек «убил главного князя Казыя» (с. 396). Во-первых, Кази не был «главным князем» Кабарды; во-вторых, как объяснить тот достоверно зафиксированный факт, что спустя четыре года после своей «смерти», в 1615 г., вышеупомянутый Кази встречался с представителем России – М. Пиминовым [27], а в предыдущем году разгромил ногайские силы упомянутого Иштерека [28].

После всего вышеперечисленного неудивительно, что утверждение об угоне кабардинских узденей в Дербент кумыками (с. 396), которое якобы отражено на 135-й странице первого тома «Кабардино-русских отношений», также не находит своего подтверждения.

Кроме всего прочего, в сочинении Б. Х. Кучмезова вырисовывается еще одна особенность при изучении им кабардинской истории. Он пытается принизить Кабарду, возвеличивая соседние политические образования и народы. В частности, полагает, что кабардинцы в определенные периоды своей истории платили дань кумыкам. Доказательной базой такого суждения служит текст кумыкской песни (если она, конечно, не является продуктом современного творчества):

Мени шамхалым еленг сонг

Къабартыда къабакъ ёзден ким тонав?

Мени шамхалым ёленг сонг

Къабартыдан санап ясакъ ким жыяр? (с. 397).

После смерти моего шамхала

Кто пограбит кабардинских кабацких узденей?

После смерти моего Заруша

Кто в точности соберет с Кабарды дань?

Как видим, в представленном переводе фигурирует отсутствующий в кумыкском оригинале персонаж – Заруш, хотя правильное написание этого имени – Зоруш.

Прежде чем прояснить ситуацию с представленным текстом песни, целесообразно, во-первых, отметить, что некорректно делать выводы только на основе данных фольклора, когда кабардино-кумыкские отношения XVI–XVIII вв. вполне обстоятельно освещены письменными источниками. Во-вторых, при обращении к фольклорному материалу как к источнику, позволяющему реконструировать историческое прошлое, необходимо учитывать, что в нем часто желаемое выдается за действительное.

Ярким примером подобного творчества являются армянские эпосы «Персидская война» и «Давид Сасунский». В них армяне громят и крушат персов и арабов, тогда как на самом деле все обстояло наоборот: первые были завоеваны вторыми и находились у них в крайне унизительной зависимости. Народ через фольклорный вымысел и гиперболизацию в мечтах психологически компенсировал свое угнетенное положение, преодолевая таким образом горестную для себя реальность [29]. То же можно сказать и о фольклоре карачаевцев и балкарцев, у которых, оказывается, было специальное ружье, которым они убивали кабардинских князей (?!).

Возвращаясь к «Песне о Зоруше», которая действительно является одним из ярких художественных произведений кумыкского фольклора, позволим себе привести часть ее текста, касающегося Кабарды:

«…Кто же теперь поставит мосты на Чегеме?

Кто же будет кабак-узденем в моей Кабарде?

В моей Кабарде кабак-узденям раздолье,

Кто же там, считая, будет собирать ясак?

– Мать моя, в твоей Кабарде много и черни,

А на Зоруше твоем много ран!

Батыр Зоруш, ох, да так спел:

– В твоей Кабарде я стану кабак-узденем!

В твоей Кабарде кабак-узденям раздолье,

Там, считая, я стану собирать ясак» [30].

Наверное, в тексте наибольший интерес вызывает причина, по которой мать кумыкского «батыра Зоруша» называет Кабарду «своей». Видный кумыкский фольклорист А. М. Аджиев, разъясняя данный вопрос, вполне справедливо отмечает, что «…никогда ни кумыкские, ни кабардинские феодалы, длительное время боровшиеся за приоритет на Северо-Восточном Кавказе, не захватывали друг у друга земли на столь длительный срок, чтобы кумычка могла говорить о «своей Кабарде», о сооружении моста на Чегеме, о сборе ясака с кабардинцев… Напрашивается вывод: мать Ибака и Зоруша была кабардинкой» [31]. Упоминание же Чегема наводит на мысль о том, что эта женщина была родом из аула, находившегося в фамильных владениях Куденетовых, располагавшихся по р. Чегем [32]. Данное предположение не покажется надуманным, учитывая тот факт, что Султан-Мут – сын шамхала Чопана, как уже отмечалось, был рожден второй женой последнего – кабардинкой из тлекотлешского рода Анзоровых. Кстати сказать, в кумыкском фольклоре Султан-Мут известен тем, что он «привел из Кабарды несметное войско» [33]. Это свидетельство того, что в народном сознании кумыков прочно удерживалась память о роли кабардинцев в образовании Эндереевского владения.

Примечательно, что в тексте песни, приведенном А. М. Аджиевым (в достоверности которого не приходится сомневаться), в отличие от кучмезовского кабардинские «кабак-уздени» фигурируют не как враги, а как престижное сообщество, присоединение к которому для братьев – персонажей песни является желанным. Кроме всего прочего, стремление является безусловным свидетельством готовности Зоруша поступить на службу к кабардинскому князю вне зависимости от того, указывает термин «кабак-уздень» на знатного дворянина (лIакъуэ-лIэш, дыжьыныгъуэ) или же дворянского узденя (уэркъщауэлIыгъусэ).

Кабардино-Балкарская Республика      Постоянная ссылка | Все категории
Мы в соцсетях:




Архивы pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника