Хидоя (стр. 13 )

Из за большого объема эта статья размещена на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Если муж скажет своей жене: «Ты под разводом, таким, как гора», то, по учению Абу Ханифы и имама Мухаммада, имеет место неуничтожимый развод. Абу Юсуф считает, что такой развод уничтожим, потому что гора представляет предмет одиноч­ный и отдельный, а следовательно, включение представления о ней в формулу раз­вода дает этому последнему характер единственного числа. Довод первых двух уче­ных заключается в том, что в разводе сравнение является в смысле расширительном, или дополнительном, а такая расширительность заставляет подразумевать неуничтожимость, почему в данном случае должен иметь место развод неуничтожимый.

Если муж скажет своей жене: «Ты под самым сильным разводом», или: «Ты раз­ведена как тысяча», или: «как полный дом», то имеет место один неуничтожимый развод, если только муж не имел намерения дать три развода; тогда имеют место три неуничтожимых развода. Развод принимает характер неуничтожимости вследствие произнесения первой из перечисленных выше формул, потому что в нее включено представление о силе, чем придается ему характер решительности и невозвратимо - сти, между тем как уничтожимый развод допускает возврат и, следовательно, пред­ставление силы несовместимо с ним. Развод неуничтожим при произнесении второй формулы, потому что подобное сравнение иногда выражает силу, а иногда — число (например, говорят, что такой-то человек равен тысяче: это нужно понимать так, что он одарен необыкновенною силою); поэтому намерение равно уместно может иметь в виду и тот, и другой смысл; раз не существует намерения, то принимается наиме­нее широкое значение этого выражения, следствием чего должен явиться один не­уничтожимый развод. При употреблении третьей формулы также имеет место развод неуничтожимый, потому что дом может быть наполнен как величиною содержимо­го в нем, так и многочисленностью этого содержимого, а поэтому намерение равно уместно может быть применено к каждому из этих понятий; если же не существует никакого особого намерения, то, как и выше, должно быть принято наименее ши­рокое значение.

Развод, произнесенный в связи с сравнением, всегда неуничтожим. Лбу Ханифа учит, что раз развод произнесен в связи с сравнением, то такая постройка формулы развода всегда имеет следствием развод неуничтожимый, независимо от абсолютной величи­ны предмета, принятого для сравнения, и от того, будет ли упоминаемо о величине этого предмета, потому что, как уже замечено выше, при произнесении развода срав­нение всегда употребляется в смысле увеличительном или расширительном, а таким значением сравнения обусловливается неуничтожимость развода. Абу Юсуф, с дру­гой стороны, считает, что развод должен быть неуничтожимым лишь в том случае, когда упоминается об абсолютной величине предмета, принимаемого для сравнения, потому что иногда сравнение вводится в речь с намерением выразить лишь един­ственное число. Поэтому неопределенное сравнение не должно быть принимаемо в смысле расширительном или увеличительном, и такое значение должно быть под­разумеваемо лишь в тех случаях, когда упоминается абсолютная величина предмета, принимаемого для сравнения, чем устанавливается неуничтожимость развода.

Имам Зуфар, со своей стороны, утверждает, что если предмет, принятый для сравнения, будет такого свойства, что с ним связано представление об абсолютно больших размерах, то лишь такое сравнение, будучи включено в формулу развода, обусловливает характер неуничтожимости его. Некоторые комментаторы утвержда­ют, что имам Мухаммад по этому вопросу держится того же мнения, как и Абу Хани­фа; по другим же, он согласен с толкованием Абу Юсуфа. Сущность этих разногла­сий видна из того случая, когда муж говорит своей жене: «Ты под разводом, подоб­ным ушку иголки», или: «подобным размеру ушка иголки», или: «подобным горе», или: «подобным величине горы». По первой из этих формул развод должен считать­ся неуничтожимым по мнению лишь одного Абу Ханифы; по второй — он является таковым по мнению Абу Ханифы и Абу Юсуфа, но не имама Зуфара; при произнесе­нии третьей формулы развод неуничтожим по толкованию Абу Ханифы и имама Зуфара, но не Абу Юсуфа; наконец, произнесение четвертой из перечисленных выше формул развода имеет следствием развод неуничтожимый по единогласному толко­ванию всех этих ученых.

Если муж скажет своей жене: «Ты отвергнута тяжелым разводом», или: «широким разводом», или: «длинным разводом», то имеет место один неуничтожимый развод, потому что дело непоправимое считается тяжелым, а неуничтожимый развод при­надлежит к числу таких дел, так как исправить его трудно; относительно же таких дел, исправить которые трудно, принято говорить, что они длинны и широки. Из­вестно мнение Абу Юсуфа, что такой развод должен считаться уничтожимым, пото­му что характер трудности, длины или широты неприменим к разводу, следователь­но, подобные определения лишены смысла. Если же муж при произнесении одной из этих формул имел в виду три развода, то это одобряется, потому что расторжение брака делится на два разряда — легкий и тяжелый, так что, когда особо упоминается тяжелый разряд (который состоит из трех разводов), то такая формула развода счи­тается имеющею законную силу.

Раздел. О разводе до соития[203]

Относительно жены, с которою не было совершено плотского соития, имеют место три развода, если только они произнесены вместе, и лишь первый из них, если они про­износятся отдельно. Если муж дает развод жене, с которою он не имел плотского сои­тия, говоря ей: «Ты разведена трижды», то над нею имеют место три развода, потому что он дал их одновременно и совместно; но если он произнесет три развода отдель­но, говоря: «Ты разведена, разведена, разведена», то имеет место один неуничтожи­мый развод вследствие первого слова «разведена»; но ни второе, ни третье не имеют уже законной силы, потому что каждое повторение слова «разведена» воплощает в себе отдельное совершение развода. А так как первое из этих слов уже влечет за со­бою решительный и неучтожимый развод относительно разводимой жены, то ясно, что второе и третье Из этих слов не могут иметь никакого действия по отношению к ней. То же самое должно соблюдаться, когда он говорит: «Ты разведена однажды и еще раз» (причем имеет место один развод), потому что в этом случае жена разведена вполне путем произнесения первой части подобной формулы развода.

Если муж скажет своей жене, с которою он не имел плотского соития: «Ты раз­ведена однажды», и женщина эта умрет раньше, нежели он успеет произнести слово «однажды», то в таком случае развод не имеет места, так как он связал число с раз­водом, и развод должен последовать согласно такой постройке формулы развода; но вследствие смерти жены до произнесения числа не остается уже объекта развода к тому времени, когда он должен совершиться, почему выполнение его не имело бы законной силы. То же соображение должно быть принимаемо во внимание, когда он говорит: «Ты разведена дважды» или: «трижды».

Если муж скажет своей жене, с которою он не имел плотского соития: «Ты разве­дена однажды и перед тем однажды» или: «однажды и после того однажды», то име­ет место один развод; если же он скажет: «Ты разведена однажды и ранее того одна­жды», то имеют место два развода, равно как и в том случае, когда он скажет: «Ты разведена однажды после одного раза». В рассматриваемом случае все доказательст­ва основаны на идиоматических особенностях арабского языка. Если же муж ска­жет: «Ты разведена однажды с одним разом» или: «однажды вместе с одним разом», то должны иметь место два развода вследствие включения в формулу развода части­цы «с», дающей этой формуле характер одновременного произнесения двух разво­дов. Абу Юсуф говорит, что при употреблении второй формулы имеет место лишь один развод; его доводы основаны на идиоматических особенностях арабского язы­ка. Нужно заметить, что все перечисленные выше формулы имели бы следствием два развода для такой жены, с которою уже совершено плотское соитие.

Когда муж говорит своей жене, с которою не было совершено плотского соития: «Если ты войдешь в дом, то разведена однажды и еще раз», и она впоследствии вой­дет в дом, то, по мнению Абу Ханифы, имеет место один развод. Оба ученика утвер­ждают, что имеют место два развода. Но если бы он сказал ей: «Ты разведена однаж­ды и еще один раз, если ты войдешь в дом», и она впоследствии войдет в дом, то, по единогласному мнению всех ученых, имеют место два развода. Если же он произне­сет эту же самую формулу с таким изменением в ее постройке: «Ты разведена однаж­ды, и если войдешь в дом, то еще однажды», то Кархи сказал, что относительно это­го случая также существует разногласие мнений, причем, по мнению Абу Ханифы, имеет место один развод, а по мнению двух учеников — два. Однако Абу Лаис заме­чает, что в данном случае, по мнению всех ученых, имеет место лишь один развод, так как вторая часть этой формулы развода совершенно ясно отдельна от первой. Та­кое толкование одобряется.

О подразумеваемом разводе. Второй вид развода, именно талаки-кинаят, или под­разумеваемый развод, имеет место, когда муж отвергает свою жену не в точных вы­ражениях, но через упоминание чего-либо, под чем подразумевается развод. В таком случае развод может иметь место лишь при намерении дать его или при наличности доказательства внешних обстоятельств дела, потому что такой намек не употребля­ется единственно для выражения развода, так как под ним может быть подразумева­ем и развод, и нечто другое; почему необходимы либо намерение, либо доказатель­ные внешние обстоятельства дела для установления того смысла, в каком следует понимать этот намек.

Подразумеваемый развод имеет три формулы, следствием произнесения которых является развод уничтожимый. Автор «Хидои» замечает, что намек бывает двух родов. Первый род намека влечет за собою один уничтожимый развод. Видами его являют­ся следующие три формулы: «Считай!», «Ищи очищения своего чрева!», «Ты одино­ка!». Первая формула является формулою развода, потому что повелением считать дается намек на счисление, откуда видно, что слово «считай» может быть истолко­вано двояко: во-первых, «считай (те месячные очищения, переждать которые обяза­тельно для тебя)» и во-вторых, «считай (благословения Всемогущего Господа)». Если говорящий имеет в виду первое значение, то развод является результатом смысла его слов. В данном случае развод должен иметь место по необходимости вследствие вы­раженного мужем жене повеления считать свои месячные очищения, что имеет силу лишь в том случае, когда он дает ей развод, потому что до развода счет месячных очищений не был для нее и обязательным, и подобная формула равносильна словам его: «Ты разведена и считай!». Такой необходимости в достаточной мере отвечает развод уничтожимый, который поэтому и имеет место в данном случае.

Вторая из перечисленных выше формул также является формулою развода, по­тому что слова «Ищи очищения своего чрева» могут значить или: «Смотри, чтобы чрево твое было свободно от плода, дабы иметь тебе другого мужа» (так как это вы­ражение в точности приложимо к тем же случаям, на которые намекает слово «счи­тай», поэтому оба эти выражения могут считаться в данном случае равносильными), или: «Смотри, чтобы чрево твое было свободно от плода, дабы я мог дать тебе раз­вод». В том случае, когда муж имеет намерение дать своим словам первое из приве­денных выше значений, уничтожимый развод имеет место, как и в предшествующем случае. Третья из перечисленных выше формул также может считаться формулою развода, потому что слова: «Ты одинока» могут значить или: «Ты отвергнута одним разводом» (и где есть намерение дать такой развод, там имеет место один уничто­жимый развод, являющийся следствием подобной формулы развода), или: «Ты оди­нока» (то есть с тобою нет никого), или же: «Ты одна» (то есть единственна между женщинами по красоте и так далее). Отсюда видно, что так как эти слова допускают много толкований, то наличность намерения существенно необходима для того, что­бы они имели смысл развода.

Нужно заметить, что эти формулы влекут за собою не более одного развода, по­тому что все они приводимы к формуле «Ты разведена»; а такие формулы, в которых можно выделить эти слова в отдельное речение, влекут за собою не более одного раз­вода, почему и в данном случае a fortiori должен иметь место один развод, так как на­мек по действию и биле своей слабее, чем точное выражение[204].

Семнадцать формул, следствием которых является неуничтожимый развод. Кроме приведенных выше трех формул развода, произнесенных мужем с намерением дать развод, все остальные, заключающие в себе намек, могущий быть истолкованным в смысле развода, влекут за собою один полный, или неуничтожимый, развод; если же муж хочет дать три развода, то три развода имеют место, а если он хочет дать два раз­вода, то имеют место два развода. Эти выражения намека на развод суть следующие: «Ты отлучена!»; «Ты отрезана!»; «Ты запретна!»;

«Поводья брошены на твою собственную шею!»;

«Соединись со своим родом!»;

«Ты лишена!»;

«Я даю тебя твоему семейству!»;

«Я выпускаю тебя!»;

«Твои дела в твоих собственных руках!»;

«Ты свободна!»;

«Опусти покрывало!»;

«Будь чиста!»;

«Выйди вон!»;

«Ступай!»;

«Иди!»;

«Встань!»;

«Ищи товарища!».

Все эти выражения могут быть понимаемы в смысле развода, так как каждое из них может быть истолковано или как развод, или как-нибудь иначе. Например, «Ты отлучена» может значить или «Ты разлучена (от брачного сожительства со мною)», или же «Ты отлучена (от своего семейства)». Таким же образом выражение «Ты отре­зана» может значить и «ты отрезана (от брака)», и «Ты отрезана (от своего семейства и своих друзей)». Также выражение «Ты запретна» может значить или «Ты запретна (в браке)», или «Ты запретна (для меня как подруга вследствие твоего дурного нра­ва)». Таким же образом выражение «Поводья брошены на твою собственную шею» может значить или «Ты свободна идти куда хочешь (потому что я дал тебе развод)», или «Ты можешь уйти (навестить своих родителей и тому подобное)».

Выражение «Соединись со своим родом» может значить или «Вернись в свое се­мейство (так как я дал тебе развод)», или «Уйди в свой дом (так как ты не годишься для сожительства вследствие твоего дурного нрава)». Равно выражение «Ты лишена» может быть понято или как «Ты лишена (брака)», или как «Ты лишена (добродетели и набожности)».

Выражение «Я отдаю тебя твоему семейству» может значить или «Я отдаю тебя твоему семейству (потому что я дал тебе развод)», или «Я отдаю тебя твоему семейст­ву (вследствие твоего дурного нрава и чтобы ты оставалась там)».

Выражение «Я выпускаю тебя», может быть понято или так «Я освобождаю тебя (от уз брака, потому что дал тебе развод)», или же так: «Я отпускаю тебя (иди куда хочешь)».

Выражение «Твои дела в твоих собственных руках» может относиться или к раз­воду, или к какому-либо другому обстоятельству; равно как выражение «Ты свобод­на» может значить или «Ты свободна (от уз брака)», или «Ты свободна (от рабства)».

Выражение «Надень покрывало» может значить или «Закройся (от меня, так как я дал тебе развод)», или «Опусти покрывало (чтобы не видел тебя чужой человек)»; равным образом выражение «Будь чиста» может значить или «Удостоверься, что твое чрево чисто от семени, чтобы ты могла вступить в брак с другим человеком», или «Да будет чрево твое свободно от плода, чтобы было известно происхождение ребенка, зачатого тобою».

Выражение «Выйди вон» может значить «Выйди вон (так как я дал тебе раз­вод)» или «Выйди вон (посетить своих родителей)»; а выражения «Ступай!», «Иди!», «Встань!» могут значить «Ступай (и так далее), потому что я дал тебе развод» или «Ступай (и так далее) и не побуждай меня к разводу с тобою»; таким же образом вы­ражение «Ищи товарища» может значить или «Ищи мужа, так как я дал тебе развод», или «Ищи приличную подругу, которая могла бы сидеть с тобою».

Отсюда видно, что так как все эти выражения могут быть истолкованы и в смыс­ле развода, и в ином смысле, то намерение произносящего их существенно важно при определении значения их, за исключением того случая, когда какое-либо из этих выражений употреблено мужем в ответ на требование развода со стороны жены; в таком случае казий должен присудить развод, но, однако, этот развод не имеет та­кого характера между мужем и лицом Господа, если только со стороны мужа не было намерений произнести развод[205].

Автор «Хидои» замечает, что Кудури не делал никакого различия между всеми этими выражениями по отношению их к разводу; напротив, он сказал: «Следствием всех этих выражений, когда они употреблены в ответ на требование развода, должен иметь место развод независимо от намерения, с точки зрения закона, но не с точки зрения религии», между тем как на самом деле применение этого правила ограниче­но лишь такими выражениями, которые не могут служить отрицаниями на постав­ленное женою требование развода.

Нужно заметить, как правило, что лица, употребляющие эти выражения, мо­гут находиться в следующих трех положениях: во-первых, есть положение общее, то есть такое, в котором муж не волнуем ни гневом, ни требованием развода, но дейст­вует под влиянием твердой, свободной воли; во-вторых, когда развод является пред­метом разговора во-время произнесения одного из перечисленных выше выражений (например, когда жена требует от мужа развод); в-третьих, когда муж находится под влиянием гнева. Сами же выражения намека на развод также бывают трех родов: во - первых, такие, которые в равной мере могут быть истолкованы и как отрицание, и как согласие; во-вторых, такие, которые могут истолкованы лишь как согласие; и, в - третьих, такие, которые могут быть истолкованы или как согласие, или как выраже­ние упрека и посрамления.

В первом из этих положений развод не обусловлен произнесением этих выраже­ний самих по себе, но лишь намерением произносящего их; и если муж объявит, что он, произнося эти выражения, не имел намерения дать развод, то такое его заявле­ние должно быть приемлемо на суде, потому что все эти выражения могут быть ис­толкованы двояко, и для установления их в смысле формул развода намерение явля­ется существенно необходимым.

Во втором положении развод имеет место независимо от намерения, рассматри­ваемого с точки зрения закона, и подобное заявление супруга не должно быть при­емлемо на суде, когда им употреблены выражения, могущие быть истолкованными лишь в смысле согласия. Такими выражениями являются следующие:

«Ты освобождена!»;

«Ты отлучена!»;

«Ты отрезана!»;

«Ты запретна!»;

«Считай!»;

«Твое дело в твоих собственных руках!»;

«Выбирай!».

Основанием подобного правила является то соображение, что муж очевидно же­лает дать развод, употребляя эти выражения в ответ на требование развода со сторо­ны жены; если же во втором положении мужем будут произнесены выражения, мо­гущие быть истолкованными как в смысле согласия, так и в смысле отрицания, то должно быть принято во внимание намерение мужа при произнесении этих выра­жений, и развод имеет место лишь при соблюдении этого условия, а заявление мужа относительно своего намерения должно быть приемлемо на суде. Такими выраже­ниями являются следующие:

«Иди!»;

«Встань!»;

«Опусти покрывало!»;

«Выйди!» и так далее, потому что все эти выражения могут быть истолкованы в смысле отказа в просьбе жены о разводе; а так как отказ является обстоятельством менее принудительного характера, чем акт развода, то все эти выражения должны быть скорее понимаемы в первом смысле, но, с другой стороны, так как они мо­гут быть истолкованы и в смысле согласия, то следствием произнесения их являет­ся развод, раз таково было намерение мужа. Эти выражения потому могут быть ис­толкованы как в смысле отказа, так и в смысле согласия, что, например, выражение «Иди» может быть понимаемо так: «Оставь такие речи»; равно выражение «Встань» может значить: «Уйди и не говори так»; и такой же смысл может быть дан выраже­нию «Опусти покрывало», ибо приказание опустить покрывало может быть истол­ковано в смысле приказания уйти, почему в настоящем случае оно может заменить собою такое выражение «Выйди вон и оставь такие речи»; то же самое может быть сказано и о выражении «Выйди».

В третьем положении ни одним из выражений, намекающих на развод, он не мо­жет быть дан без намерения говорящего употребить это выражение в смысле разво­да, за исключением таких выражений, которые в равной степени могут быть истол­кованы и в смысле согласия, и в смысле выражения гнева и посрамления. Таковы, например, следующие выражения:

«Считай!»;

«Выбирай!»;

«Твое дело в твоих собственных руках!».

Всеми этими выражениями, когда они произнесены в гневе, обусловливает­ся развод в глазах закона независимо от намерения произносящего их; и заявление мужа, отрицающее такое намерение, не должно быть приемлемо на суде, так как то обстоятельство, что он говорил в гневе, достаточно показывает намерение дать раз­вод. Известно, как мнение Абу Юсуфа, что если муж скажет в гневе: «Я не имею прав собственности над тобою!», или: «Я не имею надзора над тобою!», или: «Делай как сама хочешь!», или: «Я разлучился с тобою!», или: «Соединись со своим родом!», то его заявление должно быть приемлемо даже в том случае, когда он отрицает свое на­мерение дать развод, потому что эти выражения в равной мере могут быть истолко­ваны как в смысле выражения гнева или посрамления, так и в смысле развода. На­пример, его слова: «Я не имею прав собственности над тобою» могут быть понимае­мы как дополненные таким выражением: «потому что ты так низка, что не достойна считаться собственностью»; равно его слова: «Я не имею надзора над тобою» могут считаться дополненными словами: «по испорченности и упрямству твоего нрава»; а также слова: «Делай как сама хочешь» могут иметь такой дополнительный смысл: «потому что я не могу управлять тобою»; слова: «Я разлучился с тобою» могут иметь подразумеваемое дополнение: «вследствие порочности твоего, нрава». Все приве­денное выше, а именно то правило, что в тех случаях, когда муж говорит: «Ты отлу­чена, или: «Ты отрезана», имеет место неуничтожимый развод, — является мнением наших ученых.

Имам Шафии говорит, что развод, обусловленный подобными словами, должен считаться уничтожимым, потому что следствием их является развод лишь на том ос­новании, что под ними подразумевается развод. Откуда видно, что намерение дать развод представляет существенное условие такого их толкования и что развод, обу­словленный их произнесением, является полным в зависимости от числа, так же, как и при разводе через точные выражения, который уполномочивает мужа на про­изнесение трех разводов и предоставляет ему свободу по произнесении первого раз­вода относительно произнесения двух других; если же муж имеет намерение дать три развода, то согласно такому его намерению имеют место три развода, а поэтому в рассматриваемом случае уничтожение развода (подразумеваемого в произнесенном мужем выражении) законно в такой же мере, в какой оно законно при разводе в точ­ных выражениях.

Наши ученые отвечают на это, что в рассматриваемом случае акт неуничтожимо­го развода исходит от лица, правоспособного к произнесению его, и произносится этот развод над лицом, могущим уместно быть объектом такого развода в силу вла­сти, даваемой законом мужу над женою; это уполномочивает мужа отвергнуть ее так, что она будет решительно и безвозвратно разлучена с ним. В данном случае муж пра­воспособен к произнесению неуничтожимого развода как достигший совершенных лет и находящийся в здравом уме, а жена может быть объектом такого развода как подлежащая неуничтожимому разводу до соития (также и после соития, если такой развод произносится над нею за возмещение). А такая власть, как и во многих других случаях, установлена законом в виде удобства личности, что иногда требует, чтобы решительное разлучение было совершено медленно и обдуманно (как при уничтожимом разводе); между тем как в других случаях оно требует, чтобы разлучение имело место тотчас же, без всякого продолжения сношений с объектом такого разлучения (как при произнесении тройной формулы развода). Наконец, в некоторых случаях оно требует, чтобы полное разлучение имело место немедленно, но при условии воз­можности продолжения сношений с объектом его. Существенно необходимо, чтобы этот последний вид неуничтожимого расторжения брака также принимался во вни­мание законом в тех видах, чтобы дверь возврата не была закрыта мужу, если он рас­кается, то есть чтобы было во власти его снова вступить в брак со своею разведен­ною женою, если он того пожелает, без предварительного вступления ее в брак с дру­гим человеком. Необходимо это еще для того, чтобы чувство стыдливости женщины было предохранено от последствий развода тем, что муж имеет право взять ее обрат­но без промежуточного брака ее с другим мужчиною. На основании всех этих сообра­жений подобными выражениями обусловливается неуничтожимый развод.

Что же касается до положений, выставляемых имамом Шафии, то мы должны заметить, что перечисленные выше выражения не представляют положительно на­меков, так как каждое из них может быть употреблено в своем собственном и бук­вальном смысле. Дальнейшие его положения, что «намерение является необходи­мым условием толкования подобных выражений в смысле формул развода» (выво­дя отсюда, что выражения эти несомненно представляются намеками на развод), не могут быть допущены, потому что намерение поставлено необходимым условием для установления одного из двух видов расторжения брака, а не в виде установления самого развода. Что касается до дальнейшего положения имамаи Шафии, что «раз­вод, обусловленный каким-либо из этих выражений, не полон в отношении числа» (выводя из этого, что такие выражения являются намеками на развод), то на него мы отвечаем, что малое число разводов обусловлено не тем обстоятельством, что рас­сматриваемые выражения являются намеками на развод, но тем, что развод установ­лен в виде расторжения уз брака; то есть следствием произнесения этих выражений является расторжение брачной связи, а развод также представляется расторжением брачной связи, поэтому произнесением этих выражений обусловливается развод.

Отсюда явствует, что произнесение этих выражений влечет за собою развод, но не то, что эти выражения являются намеками на развод. Что же касается до следую­щего его положения, что «если супруг, произнося подобное выражение, имеет в виду три развода, то имеют место три развода» (выводя из этого, что эти выражения пред­ставляют намеки на развод), то мы отвечаем на это, что намерение дать три развода путем произнесения этих выражений одобряется лишь потому, что три развода явля­ются одним из видов расторжения брака (ибо расторжение брака бывает двух родов: мягкое и строгое[206]), и раз нет такого намерения, то устанавливается наименее при­нудительный из видов развода. Нужно заметить, что намерение дать два развода не одобряется, по толкованию наших ученых, что противоречит мнению имама Зуфара; но об этом уже было говорено.

Если муж скажет своей жене: «Считай, считай, считай!» и впоследствии объя­вит, что первым из этих слов он хотел выразить развод, а другими лишь повторение месячных очищений женщины (необходимое для совершения развода), то такое его заявление приемлется на суде, так как по внешности видно, что заявленное мужем намерение согласно с истинным смыслом произнесенных им слов, потому что ус­тановлено обычаем, что муж при произнесении развода над женою выражает жела­ние, чтобы она считала свои месячные очищения, необходимые для полного срока ее иддата. Отсюда видно, что внешние обстоятельства подтверждают его заявление. Но если он скажет, что при произнесении этих слов не имел никакого особого на­мерения, то должны иметь место три развода, так как первое слово его выражает на­мерение дать развод, и отсюда видно, что он повторил это слово второй и третий раз в таком положении, когда речь идет о разводе, а это положение доказывает его намерение выразить этими повторениями также развод. Поэтому, если бы он и от­рицал это намерение, то такое заявление его не может быть приемлемо на суде, так как обстоятельства говорят против него. Это противоположно такому случаю, когда муж заявляет, что он совсем не имел намерения дать развод каким-либо из произне­сенных им слов, потому что в этом случае обстоятельства не служат доказательством противного его заявлению. Рассматриваемый случай противоположен также такому, в котором муж заявляет, что он имел намерение дать развод лишь третьим из произ­несенных им слов, а не каким-либо из двух предшествующих. В таком случае име­ет место лишь один развод, потому что, раз говорящий не дает смысла развода двум предшествующим словам, то не видно того обстоятельства, что речь шла о разводе в то время, когда он говорил последнее из произнесенных им слов. Нужно заметить, что заявление говорящего, имеющее целью отрицание своего намерения, не прием­лется на суде, если только оно не дано под клятвою, потому что он рассказывает то, что происходило единственно в его собственном уме, а потому не может быть из­вестно никакому другому лицу; откуда видно, что относительно своего показания он является амином, или испытующим, а показание испытующего приемлется, когда оно дано под клятвою.

Глава III

О ПОЛНОМОЧИИ НА РАЗВОД

Определение выражения. Тафвизу-талак, или полномочие на развод, имеет место в том случае, когда муж уполномочивает свою жену или поручает ей произнесение развода. Такое полномочие бывает трех различных видов: по желанию, свободное и по воле мужа.

Раздел I. Об ихтиаре, или полномочии по желанию

Полномочие по желанию передает жене власть на совершение развода; но это пра­во выбора, или желания, ограничено точным местом или положением, в котором она его получает. Если муж скажет своей жене: «Выбирай!» (подразумевая под этим «Раз­вод!») или: «Разведись!», то женщина получает власть совершить развод, пока она ос­тается в том самом положении[207], в каком ее застали эти слова мужа; но если она уйдет или обратит свое внимание на что-либо постороннее, то лишается этой переданной ей власти и более не имеет права свободного выбора, потому что, по мнению всех спутников Пророка, проявление этой переданной женщине на совершение разво­да власти ограничено именно тем местом и положением, в которых ею получена эта власть; а также и потому еще, что этот вид полномочия является передачею власти, но не доверенностью, и потому для вступления в силу этой передачи власти необхо­димо, чтобы ответ был дан тотчас же, в том месте и положении, в которых соверши­лась эта передача власти. Такой случай аналогичен случаю купли-продажи, потому что все моменты одного какого-либо положения считаются за один момент; но по­ложение может быть изменено иногда переменою места, а в других случаях переме­ною занятия. Например, положение принятия пищи и питья не одно и то же, что по­ложение спора, а с другой стороны, положение заключения сделки не может быть в то же время положением принятия пищи и питья или положением спора.

Полномочие выбора уничтожается удалением жены. Право жены на свободный выбор уничтожается, как только она поднимается со своего места, так как это об­стоятельство показывает ее отказ от него. Это противоположно случаю сделки «салям», поставки, или сделки «сарф», размена денег, при которых удаление с меджлиса не является поводом недействительности сделки, и таким поводом может быть лишь удаление без вступления во владение объектом сделки.

Для установления полномочия по выбору необходимо намерение мужа дать тако­вое. Когда муж обращается к жене с приведенными выше словами, то намерение дать развод является существенно необходимым условием вступления в силу тако­го полномочия (как упомянуто в предыдущей главе), потому что слово «выбирай» представляет одну из формул подразумеваемого развода, так как оно может быть ис­толковано двояко, причем по одному из толкований им выражается женщине пове­ление выбрать саму себя, а по другому — выбрать для себя платье и тому подобное; и если она выберет саму себя[208], то имеет место развод неуничтожимый. По аналогии следовало бы предположить в рассматриваемом случае, что следствием выбора ее са­мой себя не должно бы явиться какое-либо особое последствие, хотя бы муж и имел намерение дать развод, потому что сам не может совершить развода путем произне­сения подобных слов; то есть, если бы он сказал своей жене: «Я выбрал себя от тебя», то ничего бы из таких его слов не вышло; следовательно, каким образом может он давать полномочие такого свойства? Но в данном случае развод имеет место на осно­вании благоприятного толкования по двум причинам: во-первых, все спутники Про­рока согласны в том, что произнесение этого выражения имеет следствием развод; во-вторых, во власти мужа выбор: продолжать со своею женою брачное сожительст­во или же отослать ее; а отсюда видно, что он может назначить ее своею заместитель­ницею, не нарушая этого правила. И когда женщине, таким образом, предоставлен свободный выбор и она говорит: «Я выбираю саму себя», то имеет место развод не­уничтожимый, потому что такой выбор женщиною самой себя может быть установ­лен лишь тем, что она станет одинокою и независимою, что может иметь место лишь при неуничтожимом разводе, так как при разводе уничтожимом муж может взять ее в свой дом обратно, до окончания ее иддата, помимо ее на то согласия. Таким обра­зом, если бы в данном случае имел место развод уничтожимый, то она не могла бы стать одинокою и независимою тотчас по произнесении ею выражения, обусловли­вающего развод, а это требуется характером рассматриваемого случая.

Такою формулою обусловливается только один развод, независимо от намерения мужа. Нужно заметить, что в рассмотренном выше случае может иметь место только один развод, а не три, хотя бы муж и имел такое намерение, потому что выбор этого рода не предоставляет иного права. Это противоположно случаю полного расторже­ния брака. Например, когда муж говорит: «Ты вполне отлучена», имея при этом на­мерение дать три развода, то согласно такому его намерению имеют место три разво­да, потому что такое полное расторжение брака бывает двух видов: мягкое и строгое, и намерение должно иметь силу относительно любого из этих видов.

Для того, чтобы развод вступил в силу, необходимо, чтобы местоимение личное было произнесено одною из двух разводящихся сторон. Нужно также заметить, что в том случае, когда уж употребляет выражение: «Выбирай!», необходимо, чтобы лич­ное местоимение «себя» было упомянуто или мужем, или женою; так что если муж скажет: «Выбирай!» и жена ответит: «Я выбрала», то развод не имеет места, потому что, по мнению всех ученых, развод вступает в силу лишь при том условии, что лич­ное местоимение «себя» произнесено одною из разводящихся сторон; а также и по­тому еще, что это местоимение не может быть подразумеваемо ни при каких обстоя­тельствах, носящих характер двусмысленности. Эти же слова жены могут быть ис­толкованы двояко: или она выбирает своего мужа (что не может повести к разводу), или же она выбирает саму себя (следствием чего является неуничтожимый развод). Поэтому при отсутствии местоимения личного «себя» развод не имеет места по дву­смысленности обстоятельств дела.

Личное местоимение «себя» может быть произнесено каждым из супругов, безраз­лично, в своем заявлении. Если муж скажет жене: «Выбирай саму себя» и она ответит: «Я выбрала», то имеет место неуничтожимый развод, потому что слово «себя» встре­чается в заявлении мужа, а слова жены являются ответом на это заявление; почему под этими словами она в действительности подразумевает саму себя. Если в подоб­ном же случае муж сказал бы: «Выбирай по своему желанию» и жена ответила бы: «Я выбрала», то имел бы место неуничтожимый развод. Доказательства к обоим этим случаям основаны на идиоматических особенностях арабского языка.

Или же местоимение личное «себя» должно быть упомянуто в ответе жены. Если муж скажет своей жене: «Выбирай!» и она ответит: «Я выбрала саму себя», то дол­жен иметь место развод в том случае, когда таково было намерение мужа, пото­му что здесь слово «себя» встречается в ответе, данным женою, а выражение мужа должно быть истолковано в том смысле, какой будет обнаружен его заявлением о своем намерении.

Развод имеет место, хотя бы выбор его был выражен в музари, или общем времени.

Если муж говорит своей жене: «Выбирай!» и она ответит ему во времени музари, или общем (которое на арабском языке обозначает как настоящее, так и будущее време­на), говоря: «Я выбираю (или выберу) саму себя», то следствием такого ответа ее яв­ляется развод на основании благоприятного толкования. По аналогии следовало бы предположить в настоящем случае, что разводу нет места, так как, если принять ответ жены за выраженный в будущем времени, то он является обещанием выбрать развод; и такое же толкование может быть дано ему, если предположить, что он выражен во времени настоящем. Отсюда видно, что развод не имеет места вследствие того, что ответ ее выражает лишь обещание при первом предположении и двусмысленность — при втором. Например, если муж скажет жене: «Разведись!», а она ответит: «Атлей - ку нафси» [«Я развожусь (или я разведусь)»], то развод не имеет места, как равно и в рассматриваемом выше случае. Но причины более благоприятного толкования двоя­ки. Во-первых, известно, что при ниспослании суры Корана, говорящей о праве вы­бора: «О, мой сын! Скажи своим женам: если вы хотите жизнь этого мира...», Про­рок сказал Айше: «Я имею нечто сказать тебе, но не отвечай на это, пока не посове­туешься со своими родителями»; после чего он прочел ей вышеприведенную суру и предоставил ей право выбора. Айша сказала: «В таком деле, как это, я не стану сове­товаться ни с отцом, ни с матерью, но выберу (или выбираю) Бога и его Пророка». Эти слова ее Пророк счел за ответ, имеющий значение времени настоящего: «Я вы­бираю». Во-вторых, слово «ахтарту» [«Я выбираю (или я выберу) саму себя»] выра­жает настоящее время в буквальном смысле и будущее — в переносном, равно как и слово «ашхаду» [«Я свидетельствую (или я буду свидетельствовать)»], произнесенное при даче свидетельского показания перед судьею; что противоположно тому случаю, когда женщина отвечает: «Атлейку нафси» [«я развожусь (или я разведусь)»], потому что в этом случае невозможно принять ее слова в смысле настоящего времени, так как они не относятся к чему-либо существующему во время произнесения их, между тем как слово «ахтарту» [«я выбираю (или я выберу) саму себя»], напротив, относит­ся к предмету уже существующему, именно — к самой женщине.

Когда муж дает право выбора трижды, а жена отвечает лишь однажды, то имеют место три развода независимо от намерения мужа. Если муж скажет своей жене: «Вы­бирай, выбирай, выбирай!», а она ответит: «Я выбрала первое», или: «второе», или: «третье», то, по мнению Абу Ханифы, имеют место три развода, и для этого не тре­буется непременным условием намерение мужа, потому что, хотя слово «выбирай» употреблено здесь мужем в смысле намека, но его троекратное повторение этого слова доказывает намерение развода, потому что выбор, предоставляемый женщине, повторяется единственно с этою целью[209]. Оба ученика говорят, что в каждом из при­веденных выше случаев имеет место лишь один развод; но они согласны с Абу Ха - нифою, что намерение мужа дать развод не представляется в данном случае сущест­венно необходимым условием. Равно в том случае, когда женщина отвечает только: «Я выбрала»; следствием такого ответа являются три развода, как и тогда, когда она отвечает: «Я выбрала выбор». Такое толкование допускается всеми учеными, пото­му что, когда она говорит только: «Я выбрала», то следствием таких слов ее являют­ся три развода, а следовательно, когда она к этим словам добавляет такие, которые дают им добавочную силу, то три развода должны последовать a fortiori.

Когда мужем упоминается слово «развод», то следствием этого является развод уничтожимый. Если муж скажет своей жене: «В твоей воле выбрать один развод» или: «Выбирай относительно одного развода» и она ответит: «Я выбрала саму себя», то имеет место один уничтожимый развод, потому что муж дал жене выбор до одного развода, выразив это в прямых словах (как приведено выше)[210], а потому следствием таких слов его является один уничтожимый развод.

Раздел II. Об алямру-фильяди, или свободе

При передаче полномочия на развод свободный развод имеет место столько раз, сколько того пожелает жена, независимо от намерения мужа; таким путем последовав­ший развод неуничтожим. Если муж скажет своей жене: «Твое дело в твоих собствен­ных руках», намереваясь дать таким путем три развода, и жена ответит: «Я выбрала себя одним выбором», то имеют место три развода. Доводы для этого случая основа­ны на идиоматических особенностях арабского языка. Но если жена ответит: «Я раз­вела себя одним разводом» или: «Я выбрала себя одним разводом», то имеет место один развод; и этот развод неуничтожим, хотя ответ и дан в прямых, а не в двусмыс­ленных выражениях, потому что он имеет отношение к словам мужа, которые, за­ключая в себе намек, равносильны полномочию на развод неуничтожимый, а не раз­вод уничтожимый. Основанием к тому, что со стороны мужа допускается намерение дать три развода, является то соображение, что слова: «Твое дело в твоих собствен­ных руках» допускают как ограничительное, так и расширительное толкования, а потому под ними равно можно подразумевать как один развод, так и три развода. Поэтому намерение такого рода имеет силу, так как им подтверждается одно из воз­можных значений этих слов, противно выражению, рассмотренному в предыдущем разделе, именно — «выбирай», которое не может быть истолковано в смысле расши­рительном, как было там объяснено.

Полномочие на свободный развод может быть ограничено одним определенным про­межутком времени или несколькими такими промежутками. Если муж скажет своей жене: «Твое дело в твоих собственных руках сегодня и послезавтра», то в промежу­ток времени, определяемый этим выражением, не включена ночь; и если жена отка­жется от предоставленной ей свободы к выбору развода в день произнесения приве­денной выше формулы, то такое право ее на этот день теряет действительность, но в ее распоряжении остается день на послезавтра, потому что муж точно определил два отдельных промежутка времени для такого ее свободного выбора, обозначив проме­жуточный день (именно — завтра), на который это право свободного ее выбора не простирается. Имам Зуфар говорит, что оба эти промежутка времени равносильны однократному предоставлению свободного выбора развода по аналогии с тем случа­ем, когда муж говорит своей жене: «Ты разведена сегодня и послезавтра», что дает намек лишь на один развод, а не на два (хотя, казалось бы, что один развод должен иметь место сегодня, а второй — послезавтра). Отсюда видно, что, рассуждая таким путем, следует придти к тому заключению, что следствием произнесения приведен­ной выше формулы является однократное предоставление свободного выбора раз­вода. Однако на это можно ответить, что развод, по самому свойству своему, не до­пускает ограничения каким-либо определенным промежутком времени, между тем как право предоставления свободного выбора развода может подлежать такому огра­ничению, и поэтому то право, которое отнесено к первому промежутку времени, ог­раничено им одним, а то право, которое отнесено на послезавтра, начинается в этот день снова.

Если муж скажет своей жене: «Твое дело в твоих собственных руках сегодня и завтра», то таким определением ночь включена в этот промежуток времени. По «За - хири-Риваяту», если жена не воспользуется предоставленным ей правом свободного выбора развода тотчас же, то право это лишается действительности вполне, и она не может воспользоваться им в продолжении завтрашнего дня, так как подобная фор­мула равносильна однократному предоставлению права свободного выбора разво­да, потому что между двумя определенными этою формулою промежутками времени («сегодня и завтра»), нет такого промежутка, в который прекращалось бы это пре­доставленное жене право.

Возражение. Хотя между двумя назначенными для свободного выбора развода промежутками времени не имеет места такой, в который прекращалось бы это пра­во, но зато между ними является ночь. Это может повести к тому выводу, что свобода выбора, предоставленная на сегодня и на завтра, не ограничена однократным произ­несением установленной формулы.

Ответ. В настоящем случае не имеет места двукратное предоставление права свободного выбора развода, потому что промежуточное явление ночи, хотя и может прервать или затянуть какое-либо дело, однако не разделяет и не оканчивает его. На­пример, дело в публичном заседании суда может быть отложено слушанием по слу­чаю наступления ночи; но, однако, это обстоятельство не прерывает судебной про­цедуры. Поэтому произнесение приведенной выше формулы равносильно произне­сению такой: «Твое дело в твоих собственных руках в течение двух дней», следствием чего является однократное предоставление права свободного выбора развода.

Право свободного выбора развода не уничтожается отказом жены от него до полно­го истечения срока или сроков, предоставленных ей для такого выбора. Известно, как мнение Абу Ханифы, что хотя бы жена и отказалась от предоставленного ей права свободного выбора развода, но воспользоваться им остается в ее воле, так как она не уполномочена отказаться от него (то есть она не может отказать в своем согласии на предложенное ей мужем право), потому что это право ее устанавливается тотчас по произнесении мужем формулы: «Твое дело в твоих собственных руках» независимо от ее на то согласия (как, например, при прямом совершении развода, когда муж го­ворит: «Ты разведена», то развод имеет место независимо от согласия на то жены); поэтому свобода выбора остается в ее воле и на следующий день, когда она может законно воспользоваться предоставленным ей правом, выбрав развод. Этот вывод в «Захири-Риваяте» обоснован так: если бы она выбрала развод сегодня, то лишилась бы свободы выбора на завтрашний день; поэтому, если она откажется от свободы выбора на сегодня, то на завтра она уже не может выбирать между разводом и про­должением брака, а должна выбрать развод, потому что лицо, которому предостав­лен выбор между двумя вещами, не уполномочено выбрать более одной.

Известно мнение Абу Юсуфа, что если муж скажет своей жене: «Твое дело в тво­их руках на сегодня и также на завтра», то это равносильно двукратному предостав­лению права свободного выбора, потому что в этом случае полномочие на выбор отнесено на два точно определенных промежутка времени, противно предыдущему случаю, где такого точного разделения не было, а оба промежутка упомянуты в од­ном выражении.

Срок права свободного выбора развода может быть отнесен к наступлению какого - либо определенного события. Если муж скажет своей жене: «Твое дело в твоих собст­венных руках в тотяень, когда прибудет такой-то» и это лицо действительно явится, но о прибытии его не будет известно жене до наступления ночи, то предоставленное ей право лишается действительности, потому что оно представляет нечто продол­жающееся и, следовательно, слово «день», к которому оно отнесено, должно быть понимаемо в смысле «дневное время», по окончании которого само это право пре­кращается.

Право свободного выбора развода не уничтожается отсрочкою ответа (в тех случа­ях, когда оно отнесено к какому-либо определенному сроку) до тех пор, пока жена не поднимется со своего места и т. п. Если муж скажет своей жене: «Твое дело в твоих собственных руках» или: «Выбирай!» и она ничего не ответит в течение целого дня и не поднимется со своего места, то право выбора остается в ее власти до тех пор, пока она не займется чем-либо другим, потому что полномочие на развод через форму­лы «свободы» или «желания» является полномочием на совершение развода (то есть муж подобным полномочием передает своей жене власть на произнесение развода, так как уполномоченными именуются лица, заключающие сделки сами от своего лица, а в данном случае жена произносит развод от своего лица, почему она пред­полагается удовлетворяющею определению лица уполномоченного), а при передаче полномочия право на ответ продолжается до конца положения заявления, как было показано в начале настоящей главы. Если женщина слышит заявление, то должно быть принято во внимание то положение, в котором она его выслушивает. Если она не слышит его прямо от лица, произносящего заявление, то должно быть принято во внимание положение, в котором она выслушивает извещение о таком заявлении, потому что, хотя амри-бияд и является передачею полномочия на совершение раз­вода, но допускается, однако, что оно может быть и отсрочено, так как оно отсро­чивает событие развода до акта произнесения формулы развода женою; а поэтому в нем заключается, с одной стороны, передача полномочия, а с другой — отсрочка. Как допускающее отсрочку, это полномочие сохраняет силу за пределы меджлиса, до того меджлиса, в котором женщина извещается о заявлении (в случае отсутствия ее при первом меджлисе); а как передача полномочия амри-бияд уничтожается тем, что жена встает со своего места (в тех случаях, когда она лично выслушивает заявле­ние мужа). Но положение мужа не должно быть принимаемо во внимание, потому что в отношении к нему отсрочка абсолютна, противно случаю сделки купли-прода­жи, так как заявление о совершении этой сделки не остается в силе за пределы медж­лиса заявления, потому что в этого рода сделке меджлис, или положение продающе­го, принимается во внимание наравне с меджлисом покупателя; и отказ продающего допускается во всякое время, до того, как последовало согласие покупающего, пото­му что купля-продажа является только передачею собственности, причем отсрочка совсем не играет роли. Возвращаясь к рассматриваемому случаю, мы видим, что так как принимается во внимание единственно положение жены, а не положение мужа, то следует иметь в виду, что ее положение может быть изменено различными путя­ми, иногда путем перемещения ее с одного места на другое, а иногда — путем пере­хода к другому занятию, как было показано раньше.

Право свободного выбора развода уничтожается в тот момент, как женщина подни­мается со своего места. Предоставленное женщине право свободного выбора разво­да прекращается в тот момент, как она встанет со своего места, потому что этот акт показывает отказ, так как при вставании внимание отвлекается от имеющего быть обсужденным предмета; противно тому, когда, например, она не отвечает в течение целого дня и притом не поднимается со своего места и не берет другого занятия; в данном случае в ее власти остается право выбора, так как меджлис, или положение, иногда бывает кратковременно, а иногда может быть и продолжительно, почему это право ее продолжается до тех пор, пока не наступит какое-либо событие, прекра­щающее меджлис или показывающее ее отказ от предоставленного ей права. Нуж­но заметить в данном случае, что под переходом к другому занятию следует разуметь лишь такое событие, которое по самому свойству своему прекращает меджлис, а не всякое постороннее занятие вообще.

Из за большого объема эта статья размещена на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48



Подпишитесь на рассылку:

Проекты по теме списка:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.