Хидоя (стр. 4 )

Из за большого объема эта статья размещена на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Книга L. О вире

Хотя самый порядок рассуждений, примененный к рассмотрению этого вопроса, обнару­живает значительную нелепость и пустячность, однако в рассматриваемой книге можно най­ти много разумных и полезных постановлений, имеющих в виду как охранение личной безо­пасности, так и сохранение мира и благоустройства в обществе. Из рассмотрения этой книги мы можем видеть, что человек может быть привлечен к ответственности не только за явно со­вершенные им акты, но и за всякий ущерб, который может быть причинен его беспечностью, упрямством или самовольным недосмотром. Вначале размеры виры были установлены точ­но, причем за смерть мужчины была определена вира в сто верблюдов, и соответственно тому были определены виры за другого рода преступления. Однако в позднейшие времена измене­ние обычаев и имущественной ценности повлекло за собою введение других способов взима­ния виры, не только сообразно нанесенному ущербу, но и сообразно обстоятельствам дела.

В главе VI изложен единственный способ расследования, допускаемый мусульманским правом в случае смерти от неизвестных причин. Этот метод расследования заключается единственно в очистительных клятвах. Однако, хотя подобный метод мог быть пригодным для Аравии или Ирака и для того состояния общественной жизни, при котором в первый раз кодифицированы рассматриваемые законы, тем не менее он может оказаться неудовле­творительным при мало-мальски благоустроенной общественной жизни. Достойно внима­ния, что закон, точно сходный с тем, который изложен в этой главе, ранее был в силе между саксами и другими северными народами Европы, у которых ответственность за нерасследованное убийство лежала на главе того семейства или на владельцах того участка, на котором был найден труп[62].

Книга LI. О взимании виры

Эта книга представляет чисто местный интерес, потому что она рассматривает взимание виры с аравийских племен за ущерб, нанесенный без обдуманного заранее намерения кому - либо из лиц, к ним принадлежащих. Эти постановления рисуют довольно рельефную карти­ну общественного строя родины исламизма. Однако, как ни бесполезны и, быть может, не­выполнимы при некотором усовершенствовании общественного строя меры, предлагаемые этою и двумя предшествующими книгами, тем не менее постановления эти были хорошо со­ображены для удержания дикого народа в границах закона и надлежащего повиновения.

Книга LII. О завещании

Некоторые замечания относительно порядка завещаний тождественны с теми, которые уже изложены при рассмотрении брака. В действительности же вследствие малой употреби­тельности письмен у древних арабов все акты в комментариях к законам рассматриваются как устные. Поэтому завещания, рассматриваемые в этой книге, относятся к категории устных. Наиболее интересными чертами этой книги представляются ограничения, налагаемые на за­вещателей, по распоряжению своим имуществом.

Книга LIII. О гермафродитах

Эта книга и следующая за нею глава, которая, как вполне отделенная от всех ранее рас­сматриваемых предметов, названа главою последнею, представляются чем-то вроде дополне­ния ко всему сочинению. По всем вероятностям, гермафродиты представляются существами, которые существуют скорее в воображении, чем в действительности. Поэтому мы предоста­вим этой последней книге говорить самой за себя. Последняя глава особенно достойна вни­мания в том смысле, что (за исключением запродажной записи и судебных постановлений) единственно в этой части всего сочинения говорится о различных формах письма.

Н. И. ГРОДЕКОВ

ХИДОЯ

КОММЕНТАРИИ МУСУЛЬМАНСКОГО ПРАВА

Том I Книги I—VI

Книга I. О ЗАКАТЕ

Книга II. О НИКАХ, ИЛИ БРАКЕ

Книга III. О РИЗА, ИЛИ МОЛОЧНОМ БРАТСТВЕ

Книга IV. О ТАЛАКЕ, ИЛИ РАЗВОДЕ

Книга V. ОБ АЙМАНАХ, ИЛИ КЛЯТВАХ

Книга VI. О КЛЯТВАХ

КНИГА I

О ЗАКАТЕ

Определение термина. В первоначальном смысле слово «закат» выражало понятие «очищение», почему этим термином обозначается также пожертвование части иму­щества, предназначенной для бедных, в видах освящения остальной части его для владельца. Некоторые комментаторы называют закат «необходимою милостынею».

Глава I. Введение.

Глава II. О закате с саваим, то есть со стад и скота.

Глава III. О закате с личной движимости.

Глава IV. О законах относительно лиц, являющихся перед сборщиком[63].

Глава V. О рудниках и кладах.

Глава VI. О закате с произведений земли.

Глава VII. Об уплате заката и о тех лицах, в пользу которых он обращается.

Глава VIII. О садака-фитр.

Глава I

ВВЕДЕНИЕ

Обязательность заката и условия, при которых он обязателен. Закат есть установ­ление Господа, обязательное для всякого лица, свободорожденного, в здравом уме, совершеннолетнего и мусульманина, если оно владеет на правах полной собствен­ности движимостью или недвижимостью в таком размере, какой обозначается на языке закона термином «нисаб», и если оно находилось во владении этим имущест­вом в продолжение одного полного года. Такое владение называется хавляни-хавль. Обязательность заката основана на повелении Господа, установившего его в Кора­не такими словами: «Давайте закат». Такое же повеление встречается и в преданиях; кроме того, закат допускается общепринятыми обычаями. Уплата заката обусловле­на свободорожденностью на том основании, что состояние свободорожденности су­щественно необходимо для владения на правах полной собственности. Совершен­ные лета и здравый ум поставлены необходимыми условиями в силу соображений, которые будут подробно изложены ниже. Состояние мусульманства поставлено ус­ловием потому, что уплата заката представляется актом благочестия, который не мо­жет быть совершаем неверными. Владение нисабом поставлено условием для упла­ты заката потому, что Пророк определил этот размер имущества как предельный для взноса заката. Хавляни-хавль поставлен необходимым условием по двум соображе­ниям: во-первых, потому что необходим некоторый промежуток времени для прира­щения[64] имущества, и закон определяет продолжительность этого промежутка в один год, так как Пророк сказал: «Закат не должен взиматься с имущества, пока оно не было во владении собственника в продолжение одного года»; во-вторых, владелец нисаба в продолжение года может получить приращение к своему имуществу, пото­му что один год делится на четыре времени, а имущество имеет обыкновенно разную цену в каждое из этих времен года; согласно с этим и изложено приведенное выше правило. Нужно заметить, что, по мнению некоторых, закат должен быть уплачива­ем непосредственно по окончании хавляни-хавля; по мнению же других, он обязате­лен в продолжение всей жизни владельца[65].

Закат не должен быть взимаем с малолетних или с умалишенных. Закат необязате­лен для малолетних или для умалишенных. Имам Шафии говорит, что закат пред­ставляет обязательство, связанное с имущественным владением, и что, следователь­но, он обязателен и для собственников малолетних или умалишенных, так же, как и для всяких других, наравне с уплатою установленного для жены содержания, де­сятины и подати. На это наши ученые[66] возражают, что закат представляется актом благочестия и, как таковой, может быть выполнен лишь при условии добровольного на то согласия со стороны лиц, его уплачивающих; а малолетние и умалишенные по закону не могут считаться облеченными таким правом согласия, которое неизбеж­но должно быть следствием здравого ума, чем они не обладают; но это соображение неприменимо к податям, потому что подати взимаются с земельной собственности с целью покрытия государственных расходов; равно неприменимо оно и к десятине, которая представляется отчасти однородною с податями.

В некоторых исключительных случаях закат должен быть взимаем и с умалишен­ных. Если умалишенный проявляет проблески разума в продолжение года, то это обстоятельство должно почитаться равносильным тому, когда эти проблески имеют место в продолжение месяца рамазана; то есть, если он снова приобретает здравый разум в продолжение года, то подлежит закату, как и в том случае, когда это собы­тие имеет место в продолжение месяца рамазана, причем он должен принести иску­пление за те дни поста, которые пропущены им по сумасшествию. Абу Юсуф заме­тил, что нужно принимать во внимание продолжительность подобных проявлений здравого ума; то есть, если эти проявления здравого ума составляют большую часть года, то умалишенный подлежит закату; если же он не владеет здравым умом в про­должение большей части года, то закат для него необязателен. Нужно заметить, что сумасшествие природное и сумасшествие случайное почитаются наравне. Под при­родным сумасшествием подразумевается такое, которое проявляется в ком-либо с детства и продолжается и после достижения им совершенных лет. Под случайным сумасшествием подразумевается такое, которым заболевает лицо, достигшее совер­шеннолетия. Известно мнение Абу Юсуфа, что ежели кто-либо достигнет совершен­ных лет в состоянии сумасшествия и затем выздоровеет, то год (для установления хавляни-хавля относительно его собственности) считается с момента его выздоров­ления, равно как состояние совершеннолетия считается со дня его наступления.

Закат не взимается с мукатабов. Закат необязателен для мукатаба, потому что он, как раб, не считается полным и независимым собственником какого-либо имуще­ства, вследствие чего он не имеет права отпускать на волю своих собственных рабов.

Закат не должен взиматься с несостоятельных должников. Закат необязателен для человека, который обременен долгами, равными стоимости всего его имущества или превосходящими эту стоимость. Имам Шафии доказывает, что закат обязателен для такого человека, потому что может быть установлено существование повода к обяза­тельству платить закат, именно — наличности возрастающего нисаба. На это наши ученые отвечают, что такой нисаб не может считаться находящимся в необременен­ном владении, и поэтому его следует считать несуществующим на том же основании, на каком считаются несуществующими для целей таяммума (омовение) вода, пред­назначенная единственно для питья1, и сукно, запасенное для изготовления носиль­ного платья, по отношению к обязательству уплачивать закат. Но если стоимость имущества превосходит сумму долгов, то закат должен быть взимаем с этого излиш­ка, если только он по стоимости может составить нисаб и притом нисаб, не обре­мененный долгами. В данном случае под долгами разумеются лишь такие, которые должны быть уплачены отдельным личностям; поэтому долги вследствие обетов или в виде искупления не устраняют обязательства платить закат; но долг в виде недоим­ки заката устраняет обязательство платить закат в продолжение существования ни­саба, потому что в противном случае нисаб был бы нарушен; а равно недоимка заката устраняет обязательство платить закат после уничтожения нисаба. Нисаб считается продолжающимся, когда собственник владеет им в продолжение двух лет, не платя никакого заката, причем с него и не может быть взято заката, принимая во внимание второй год владения, потому что закат в размере одной сороковой доли должен быть уплачен за предшествующий год владения, а следовательно, в продолжение второго года уже нет налицо всего количества имущества, необходимого для установления нисаба. Случай же уничтожения нисаба имеет место, когда собственник владеет им в продолжение года, не платя заката, и потом тем или другим путем отчуждает этот нисаб, после чего приобретает другой нисаб и этот последний находится в его вла­дении также в продолжение полного года; тогда с этого второго нисаба не причита­ется никакого заката, потому что одна сороковая доля уже занята закатом, должным с первого, уже отчужденного, нисаба. Имам Зуфар опровергает правила для обоих этих случаев; известно также, что Абу Юсуф опровергает его по отношению ко вто­рому случаю. Недоимка заката устраняет обязательство дальнейшей уплаты его и на том основании, что ищущий подобную недоимку на самом деле является отдельною личностью1, потому что этим истцом по отношению к пастбищам является имам, а по отношению к товарам — лицо, уполномоченное имамом[67]; а собственник имуще­ства по отношению ко всем другим видам его представляется уполномоченным има­ма относительно взимания заката[68].

Закат не взимается с предметов первой необходимости. Закат не должен быть взи­маем с жилищ, предметов одежды, домашней утвари, скота, предназначенного для немедленного и непосредственного употребления, рабов, употребляемых в качест­ве прислуги, вооружения или оружия, предназначенного для личного употребления; все эти предметы подходят под определение предметов первой необходимости и ни один из них не может быть считаем собственностью прирастаюшейся. Это сообра­жение применимо к научным книгам, составляющим собственность ученых, и к ин­струментам ремесленников, которые для этих лиц представляют предметы первой необходимости.

Закат не взимается с сомнительной собственности. Если кто-либо ищет с другого долг, а тот оспаривает этот иск и таким образом пройдет несколько лет, причем ис­тец не будет иметь никаких доказательств, а должник впоследствии публично при­знает свой долг при наличности свидетелей, то истец не обязан платить закат[69] за ис­текшие годы. На языке закона такое сомнительное имущество обозначается терми­ном «зимар»; этим же термином обозначаются находки, беглые рабы, незаконно захваченное имущество, относительно которого нет никаких доказательств, имуще­ство, утопленное или зарытое в пустыне, местонахождение которого забыто, и иму­щество, деспотически захваченное султаном; все эти виды имущества также осво­бождаются и от садака-фитр[70]. Имам Зуфар и имам Шафии утверждают, что все эти виды имущества должны подлежать как закату, так и садака-фитр, потому что по­вод к обязательству платить закат (именно — обладание нисабом) может быть уста­новлен относительно каждого из них, хотя они и не находились в непосредственном распоряжении владельца в момент перехода в категорию зимар; этим устраняется обязательство уплаты заката наравне с имуществом путешественника, которое под­лежит закату, если оно оставлено дома, хотя и не находится в непосредственном его распоряжении. Наши ученые возражают на это двояко: во-первых, Али объявил, что с имущества зимар не полагается заката; во-вторых, поводом к обязательству упла­чивать закат является владение имуществом, находящимся в состоянии прираще­ния, что может иметь место лишь при непосредственном управлении им со стороны собственника; это соображение неприменимо к имуществу путешественника, остав­ленному им дома, потому что он может управлять им через агентов.

Имущество, зарытое в доме собственника, не подходит под определение зимар, потому что оно легко может быть найдено; относительно же имущества, зарытого в каком-либо другом месте, кроме дома (например, в саду), наши современные уче­ные расходятся в мнениях.

Закат должен быть взимаем с бесспорного имущества. Имущество, которое, по признанию должника, причитается его кредитору, подлежит закату независимо от того, будет ли такой должник богат или беден, потому что возвращение такого иму­щества должнику возможно; если же должник будет оспаривать иск, то тем не менее подобное имущество подлежит закату, если только иск подтверждается достаточны­ми доказательствами или если сам казий уверен в справедливости иска, так как и в этом случае возврат такого имущества возможен. Если должник, признающий свой долг, будет беден, то есть если казий объявит его несостоятельным, то тем не менее подобное имущество, по мнению Абу Ханифы, подлежит закату, и этот ученый счи­тает, что объявление должника несостоятельным со стороны казия не может быть одобрено. Однако имам Мухаммад утверждает, что в этом случае имущество, являю­щееся объектом иска, не подлежит закату, потому что объявление должника несо­стоятельным со стороны казия следует одобрить. Абу Юсуф согласен с имамом Мухаммадом, относительно законности объявления о несостоятельности должника пу­тем постановления казия; но в то же время он согласен с Абу Ханифою в том, что подобное имущество не должно подлежать закату.

Намерение торговать каким-либо имуществом подвергает это имущество закату. Ежели кто-либо купит рабыню с целью перепродать ее и затем оставит ее для себя, объявив о таком своем намерении, то с нее не должно быть уплачиваемо заката, по­тому что в этом случае намерение связано с самим актом, именно — с отказом от первоначального намерения перепродать ее, а такому заявлению намерения, когда оно связано с каким-либо актом, должна быть дана вера. Если впоследствии он зая­вит вновь намерение перепродать ее, то тем не менее с нее не должно быть взимаемо никакого заката лишь в силу подобного заявления до тех пор, пока она действитель­но не будет продана, потому что в этом случае намерение не связано с актом и, сле­довательно, она не может считаться объектом торговли только вследствие подобного заявления до тех пор, пока она действительно не будет продана; тогда с цены, выру­ченной за нее, должен быть взыскан закат.

Ежели кто-либо купит какой-либо предмет с целью перепродать его, то предмет этот должен быть почитаем объектом торговли вследствие связи между намерени­ем и актом, именно — покупкою. Это противоположно тому случаю, когда кто-либо приобретает какое-либо имущество в собственность путем наследства и намеревает­ся торговать им: подобное имущество не считается объектом торговли лишь вследст­вие намерения лица, приобретающего его, потому что в этом случае подобное наме­рение не имеет никакой связи с актом[71].

Если кто-либо приобретает в собственность имущество путем дара, завещания, брака, хульа или виры и будет иметь намерение торговать им, то это имущество ста­новится (и, в силу его намерения, считается) товаром, по мнению Абу Юсуфа, ко­торый полагает, что в данном случае намерение связано с актом. Известно мнение имама Мухаммада, что подобное имущество не делается товаром, потому что в дан­ном случае намерение не связано с актом торга, каковым является лишь сделка ку­пли-продажи; однако, по мнению некоторых, изложенная выше разница мнений должна быть принимаема в обратном порядке, то есть первое мнение принадлежит имаму Мухаммаду, а второе — Абу Юсуфу.

При уплате заката для действительности этого акта необходима наличность наме­рения. Уплата заката незаконна, если только в момент этой уплаты не имеет места намерение уплатить именно закат или если это намерение не имеет места при отде­лении причитающейся на закат доли от имущества нисаба, потому что уплата зака­та представляется актом благочестия, для чего намерение существенно необходимо; основным же признаком намерения должна быть связь его с уплатою. Однако вслед­ствие того, что уплата заката путем раздачи бедным представляется актом, часто по­вторяемым, то в видах удобства достаточно, чтобы намерение имело место во время отделения причитающейся для заката доли имущества (как объяснено выше).

Исключения из предшествующего правила. Ежели кто-либо раздаст все свое иму­щество бедным, не имея при этом намерения уплатить закат, то обязательство заката по отношению к этому имуществу устраняется на основании принципа благосклон­ности, потому что это обязательство простирается лишь на некоторую часть имуще­ства; а когда все имущество таким образом роздано, то эта часть необходимо вклю­чена в розданное, потому нет никакой необходимости точнее определить закат каким-либо особым намерением.

Ежели кто-либо раздаст бедным часть своего нисаба, не имея при этом намере­ния уплатить закат, то, по толкованию имама Мухаммада, обязательство заката бо­лее не имеет силы относительно этой розданной части, потому что часть имущества, отделяемая в закат, должна быть взята поровну из всех составных частей нисаба; а когда часть нисаба роздана бедным, то вместе с нею отдана и должная с этой части имущества доля заката. Абу Юсуф утверждает, что обязательство уплатить закат с этой именно (розданной бедным) части нисаба не устраняется, потому что ни одна из частей этого розданного не обозначена в точности как закат. Таким образом, за­кат должен быть взыскан с оставшейся части нисаба. Это противоположно тому слу­чаю, когда был роздан весь нисаб, так как тогда доля, причитающаяся на закат, а certiori включена в целое.

Глава II

О ЗАКАТЕ С САВАИМ, ТО ЕСТЬ СО СТАД И СКОТА

Определение термина «еаваим». Саваим есть множественное число от слова саима, которое, по мнению ученых, должно обозначать верблюдов, рогатый скот, коз и других животных, живущих в продолжение большей части года на подножном кор­му; поэтому, если эти животные выгоняются на пастбище лишь в продолжение по­ловины года, а в продолжение другой половины года получают фураж, то они не подходят под категорию саваим. Эта глава делится на несколько разделов.

Раздел I. О закате с верблюдов и тому подобного

С пяти верблюдов должна быть взимаема одна коза и так далее. Менее чем с пяти верблюдов не должно быть взимаемо никакого заката; с пяти же верблюдов взима­ется одна коза, если только эти верблюды ходят на подножном корму круглый год, потому что закат следует взимать лишь с таких верблюдов, которые ходят на под­ножном корму круглый год, а не с таких, которые кормятся дома заранее запасен­ным фуражем.

Закат с верблюдов взимается в нижеследующем размере: с 5 до 9 — одна коза; с 10 до 14 — две козы; с 14 до 19 — три козы; с 20 до 24 — четыре козы; с 25 до 35 — один бинти-махаз, то есть годовалый верблюжонок женского пола; с 36 до 45 один бинти-лабан, или двухгодовалый верблюжонок женского пола; с 46 до 60 — одна хикка, или четырехгодовалая верблюдица; с 60 до 75 — одна физаят, или пятигодо­валая верблюдица; с 76 до 90 — два двухгодовалых верблюжонка женского пола; с 91 до 120 — две хикка. Этот размер заката с верблюдов назначен Пророком в его пись­мах и наставлениях своим наместникам и амилям. Когда число верблюдов превосхо­дит 120, то закат вычисляется по изложенным выше правилам.

Так, например, когда следует определить закат с 125 верблюдов, то должно взять за 5 верблюдов одну козу, а за 120 — две хикка; если сверх 120 будет излишек в 10 верб­людов, то с него причитается две козы; если этот излишек будет в 15 верблюдов, то должно быть взято три козы; если излишек будет в 20 верблюдов, то четыре козы; если этот излишек будет в 25 верблюдов, то с него должен быть взят один годовалый верблюжонок женского пола; если все число верблюдов будет 150, то с него долж­но быть взято три хикка; а если все число верблюдов превосходит 155, то одна коза и три хикка, то есть три хикка за 150 верблюдов и одна коза за остальных пятерых; со 160 верблюдов должно быть взимаемо три хикка и две козы; со 170 верблюдов — три хикка и четыре козы; со 175 верблюдов — три хикка и один годовалый верблю­жонок женского пола; а со всякого числа верблюдов от 186 до 195 должно быть взи­маемо три хикка и один двухгодовалый верблюжонок женского пола; со всякого же числа верблюдов от 196 до 200 должно быть взимаемо четыре хикка. Таким образом должно высчитывать закат для каждых 50 верблюдов сверх 150. Такой расчет предла­гается нашими учеными. Имам Шафии доказывает, что когда число верблюдов пре­восходит 120 лишь одним, то должно быть взимаемо три двухгодовалых верблюжон­ка женского пола; свыше этого числа верблюдов должно быть взимаемо с каждых 40 верблюдов один двухгодовалый верблюжонок женского пола, а с каждых 50 верб­людов — одна хикка. Это правило основано на письменном наставлении Пророка одному из своих амилей, причем в этом наставлении не упоминается о закате в одну козу, с каждых лишних пяти верблюдов и так далее. Наши ученые в подтверждение своего толкования ссылаются на письма Пророка к Омару, в которых он говорит: «С каждых пяти верблюдов в закат должна быть взимаема одна коза».

Лишь одни верблюдицы почитаются законною уплатою заката. Нужно заметить, что при уплате заката с верблюдов законными в качестве заката признаются лишь одни верблюдицы, потому что верблюды-самцы считаются законными лишь по отноше­нию к своей стоимости1, что указано как в священном писании, так и в преданиях.

В уплату заката принимаются верблюды всех родов. Изложенные выше правила о взимании заката простираются на всякого рода верблюдов — бактрийских, арабских и всяких иных, потому что все они охватываются термином «шютюрь» (верблюд).

Раздел II. О закате с рогатого скота

С тридцати голов следует взимать одного годовалого теленка. С количества мень­шего, чем 30 голов, не должно быть взимаемо никакого заката; с 30 голов, ходящих на подножном корму в продолжение большей части года, должен быть взят один табъи, то есть годовалый теленок мужского или женского пола; с 40 голов должен быть взимаем один мисна, или двухгодовалый теленок, то есть один двухгодовалый теленок мужского или женского пола, что указано самим Пророком; в тех же случа­ях, когда число голов рогатого скота превышает 40, закат (по толкованию Абу Ханифы) должен быть высчитываем согласно с изложенными выше правилами до 60 го­лов: то есть, если будет сверх 40 голов одна лишняя штука рогатого скота, то за нее должно быть уплачено добавочного заката по стоимости одной сороковой доли од­ного мисна; если излишек будет в две головы рогатого скота, то добавочного зака­та следует уплатить за одну двадцатую долю одного мисна, и так далее, до 60 голов рогатого скота. Все изложенное выше согласно с «Мабсутом» и основано на том со­ображении, что в священных писаниях определен закат со вякого числа между 30 и 40 (головами рогатого скота), а также со всякого числа свыше 60, но его не опреде­лено для чисел промежуточных, между 40 и 60. Хасан утверждает, что в этом случае, по учению Абу Ханифы, не следует взимать с излишка заката рогатого скота, когда его больше 40 голов и до 49 включительно; что с 50 голов следует взимать один мис­на и, кроме того, четверть мисна, или треть табъи, потому что в нисабе, состоящем из скота, закат должен быть взимаем с каждого акада, или стада из целого числа де­сятков, как, например, с 30, 40 или 50 голов; с излишков же сверх этих чисел зака­та взимать не следует. Оба ученика говорят, что не следует взимать заката с какого бы то ни было излишка сверх 40 и до 50. Существует также предание, подтверждающее подобное мнение Абу Ханифы; оно основано на словах Пророка, обращенных к Маазу: «Не бери ничего с укаса рогатого скота», причем Пророк объяснил, что под укасом нужно разуметь всякое число между 40 и 50. С 60 голов рогатого скота долж­но быть взимаемо два годовалых теленка мужского или женского пола; с 70 — один мисна и один табъи; с 80 — два мисна; с 90 — три табъи; со 100— два табъи и один мисна. И так далее, с каждых десяти следующих голов должно быть взимаемо попе­ременно один мисна и один табъи, потому что Пророк постановил, чтобы с 30 голов рогатого скота взималось один табъи, а с 40 — один мисна: так, со 110 голов рогатого скота следует взять два мисна и один табъи, а со 120 — четыре табъи.

Обыкновенно для больших стад рогатого скота закат высчитывается таким об­разом, что стада эти делятся на группы по тридцати или по сорока, а затем с каждых тридцати голов берется один табъи, а с каждых сорока — один мисна.

Буйволы считаются наравне с другим рогатым скотом. Нужно заметить, что буй­волы, при исчислении с них заката, приравниваются к рогатому скоту, потому что они считаются разновидностью рогатого скота. Однако в наших странах[72] буйволы не считаются разновидностью рогатого скота, почему, ежели кто-либо произнесет та­кой обет: «Я не буду есть мясо рогатого скота» и затем станет есть буйволятину, то этим не нарушается обет.

Раздел III. О закате с коз

С сорока коз взимается одна коза. Менее чем с 40 коз не взимается заката; с 40 же коз, ходящих в продолжение большей части года на подножном корму, следу­ет взимать одну козу, и этот закат должен считаться достаточным для всякого числа коз от 40 до 120 включительно; если коз будет более 120, то свыше этого числа и до 200 включительно должно быть облагаемо закатом в две козы; если коз будет более 200, то три козы взимаются в качестве заката с этого числа и до 399 включительно; с 400 коз взимается четыре козы; а свыше 400, за каждую лишнюю сотню, взимается одна коза. Так повелел Пророк и в этом согласны все ученые. Нужно заметить, что к овцам применяются те же правила определения заката, что и к козам, потому что в преданиях термин «ганам» применяется безразлично и к овцам, и к козам.

Козлята или ягнята не принимаются в счет при уплате заката, если только они моло­же одного года. При уплате заката с коз или с овец могут быть принимаемы синни, но не джузъа; так сказано в «Захири-Риваяте». Термином «синни» обозначаются козля­та, которым пошел второй год, а термином «джузъа» — такие козлята, которым еще не миновало года. Оба ученика говорят, что закат может быть уплачиваем джузъа овец. Известно также мнение Абу Ханифы, согласное с этим толкованием, которо­му приводятся двоякие основания: во-первых, Пророк сказал: «Закат у них состо­ит из джузъа и синни»; во-вторых, жертвоприношения выполняются путем убиения джузъа, следовательно, ими же может быть уплачиваем и закат. Толкование «Захи - ри-Риваята» имеет также двоякое основание: во-первых, Али сказал: «При уплате за­ката не может быть принимаемо ничто меньше синни»; во-вторых, при уплате заката с коз обязательно давать животных средних размеров, а джузъа овец не удовлетворя­ют этому требованию по малой своей величине; по этой же причине не принимают­ся к уплате заката джузъа коз. На первый довод обоих учеников можно возразить, что под термином «джузъа» (как он понимается в преданиях) следует подразумевать джузъа верблюдов, то есть годовалых верблюжат; а то, что они говорят о жертвопри­ношениях, не может быть принято за основание к выводу какого бы то ни было пра­вила, потому что принесение в жертву джузъа одобряется (не по аналогии, но) по точному смыслу слов священного текста.

При уплате заката равно должны быть принимаемы как самцы, так и самки. При уплате заката с коз или овец могут быть принимаемы как самцы, так и самки, потому что в преданиях термин «шат» безразлично применяется к обоим полам.

Раздел IV. О закате с лошадей

С лошадей должен быть взимаем закат в размере одного динара с головы или пяти динаров со ста всей стоимости их[73]. Когда жеребцы и кобылы ходят вместе в продолже­ние большей части года и на подножном корму, то владельцу предоставляется пла­тить закат или в размере одного динара с головы за всех, или же оценить их всех и платить пять динаров со ста этой стоимости; последний способ принят имамом Зуфаром. Оба ученика утверждают, что с лошадей не должно быть взимаемо ника­кого заката, потому что Пророк повелел, чтобы мусульмане не облагались закатом с лошадей и рабов, им принадлежащих. Абу Ханифа в подтверждение своего тол­кования, изложенного выше, приводит постановление, которым указывается, что с обыкновенных лошадей должно быть взимаемо один динар или десять дарагимов с головы[74]. Что же касается до того постановления Пророка, на которое ссылаются оба ученика, то оно имеет в виду боевых лошадей, а не обыкновенные табуны.

Закат не должен быть взимаем с табунов, состоящих из одних жеребцов или из од­них кобыл. С нисаба из лошадей, состоящих из одних жеребцов, не должно быть взимаемо никакого заката, потому что этот нисаб не может увеличиться вследствие приплода; таким же точно образом с нисаба, состоящего из одних кобыл, также не взимается заката, и по той же причине; таково мнение Абу Ханифы, известное по од­ному преданию. Однако существует другое предание о нем же, которое гласит, что с кобыл должен быть взимаем закат, хотя бы между ними и не было жеребцов, потому что жеребцы могут быть иногда подпускаемы к ним на время владельцем в видах по­лучения приплода; но это соображение неприменимо к табунам, состоящим из од­них жеребцов.

С ослов и мулов не должно быть взимаемо заката, если только они не служат пред­метами торговли. С ослов и мулов не должно быть взимаемо заката, потому что Про­рок сказал: «Относительно заката с ослов и мулов я не получил откровения». Однако если эти животные будут предметами торговли, то с них должен быть взимаем закат, потому что в наши времена закат взимается со всякого рода имущественной собст­венности, служащей объектом торговли.

Раздел V. О закате с козлят, телят и верблюжат

С приплода стад и табунов не должно быть взимаемо заката ранее достижения ими одного года. По толкованию Абу Ханифы, не должно быть взимаемо заката с коз­лят, телят и верблюжат, которые моложе одного года; то есть, если кто-либо, напри­мер, купит 25 верблюжат, или 40 козлят, или 30 телят и со времени приобретения их пройдет полный год, то тем не менее они не подлежат закату; равно не должно быть взимаемо с них заката до истечения полного года, с того момента, как они вырас­тут.

С двадцати пяти верблюжат следует взимать одного верблюжонка и так далее. Абу Юсуф считает, что не должно быть взимаемо заката с числа голов меньшего, чем 40 козлят, или 30 телят, или 25 верблюжат; и до 76 включительно взимается один верблюжонок; с 76 верблюжат взимается два верблюжонка, потому что с 76 мисна должно быть взято два бинти-лабана, и этот закат взимается со всякого числа свыше 76 и до 145; с этого же числа взимается три верблюжонка, потому что с этого числа мисна должно быть взято две хикка и один бинти-махаз. Известны другие предания относительно толкований Абу Юсуфа по этому предмету; но толкование, изложен­ное выше, как позднейшее, имеет большую силу.

Случай замены при уплате заката. Если кто-либо должен уплатить в качестве за­ката одного мисна, которого у него не будет вследствие того, что в стадах его весь рогатый скот либо моложе, либо старее, то сборщику заката предоставляется взять в первом случае животное более молодое и недостающую стоимость — деньгами, а во втором — взять животное более старое и уплатить разницу между его стоимостью и стоимостью мисна владельцу. Нужно заметить, что в последнем случае не налага­ется никакого принуждения на сборщика, которому предоставлено либо настаивать на доставке должного (то есть одного мисна), либо взыскать стоимость его деньга­ми, потому что принятие животного высшего сорта на условиях, объясненных выше, имеет внешний вид торговли. Поэтому он не может быть принуждаем к принятию подобного животного, так что если владелец со своей стороны не будет иметь ника­ких препятствий в поставке подобного животного, то тем не менее сборщик не счи­тается фактически вступившим во владение им. Однако сборщик может быть при­нужден принять животное низшего сорта и разницу между ценою этого животного и ценою мисна деньгами; так что если со стороны владельца только не будет препятст­вий к подобного рода взысканию заката, то сборщик считается вступившим во вла­дение, потому что в этом случае такая сделка не носит характера купли-продажи, так как владелец поставляет животное низшего сорта в виде доли мисна, следовательно, вместе с этим животным вносит разницу в денежной стоимости.

При уплате заката замена поставки самих предметов, составляющих закат, денеж­ною их стоимостью законна. Если владелец при уплате заката вместо поставки само­го предмета, должного в качестве заката, уплатит денежную его стоимость, то, по мнению наших ученых, такой способ уплаты заката одобряется. Это же соображение имеет силу при искуплении, или при уплате садака-фитр, или десятины, или же при исполнении обета. Имам Шафии утверждает, что такая уплата заката незаконна, по­тому что незаконною представляется замена эквивалентом чего-либо, точно опре­деленного в священных писаниях. Так, например, при жертвоприношении замена жертвенного животного денежною стоимостью его незаконна. Наши ученые возра­жают на это, что Господь сам установил закат и повелел, чтобы он был раздаваем в качестве милостыни бедным. Это показывает, что первоначальною целью установ­ления заката было лишь обеспечение существования бедных и облегчение их нужд; цель эта будет достигнута как постановкою определенного в качестве заката живот­ного, так равно и уплатою денежной его стоимости, почему подобная замена при уплате заката должна считаться законною, как считается она законною при уплате джезията или поголовной подати. Но это рассуждение неприменимо к жертвопри­ношению, которое составляет акт благочестия, причем пролитие крови жертвенно­го животного представляется существенно необходимым условием, почему и не мо­жет быть сделано никакого заключения из сравнения настоящего случая со случаем жертвоприношения, так как нет никакой аналогии между этими двумя случаями.

Рабочий скот освобождается от заката. Верблюды и быки, предназначенные для работы, как то: для перевозки грузов, для пахания земли и тому подобного, не под­лежат закату; равно не должно быть взимаемо с них заката в том случае, когда в про­должение половины года или более они продовольствуются фуражем. Имам Малик опровергает это толкование. Доводы же наших ученых, подтверждающие это тол­кование, трояки: во-первых, Пророк в точности установил, чтобы эти два вида до­машнего скота были освобождаемы от заката при подобных условиях; во-вторых, поводом к установлению обстоятельства платить закат является владение прира - шающеюся собственностью, а приплод скота может иметь место лишь при двух об­стоятельствах: либо при содержании его на пастбищах[75], либо при торговле им; а ни одного из этих условий не имеется налицо в данном случае; в-третьих, в тех случа­ях, когда домашний скот продовольствуется фуражем, содержание его сопряжено с большими расходами, а это обстоятельство более чем уравновешивает выгоды, могу­щие получиться от приплода скота при подобных условиях, и таким образом, в сущности, не допустит приращения собственности, хотя бы такое приращение и имело, по-видимому, место.

Закат должен быть уплачиваем животными средней стоимости. Сборщику заката не предоставляется настаивать на получении лучшего вида имущества, им собирае­мого; равно не может он принимать худший вид этого имущества; но должен брать средний вид, потому что так повелел Пророк, а также и потому, что путем назначе­ния в закат имущества средней стоимости принимаются во внимание интересы обе­их заинтересованных сторон, как бедных, так и собственника имущества, подлежа­щего закату.

Закон относительно собственности, приобщаемой между сроками уплаты заката.

Кто владеет нисабом и получит однородное с таким своим имуществом прираще­ние в продолжение года, тот должен прибавить это приращение к нисабу, а упла­тить закат — со всего. Имам Шафии не согласен с этим, утверждая, что позднейшее приобретение не должно быть присчитываемо к первому нисабу, потому что имуще­ство, из которого состоит это приращение, представляется самостоятельным и не­зависимым по отношению к предшествующим правам собственности, и, как тако­вое, оно должно быть независимо и по отношению к закату, в противоположность имуществу, приобретаемому путем приплода или барыша с нисаба (в продолжение года), который зависит от первоначального имущества, его составляющего; поэтому эти два вида приращения имущества не должны быть смешиваемы между собою. На это наши ученые возражают, что поводом причисления к нисабу приращения его, происшедшего путем приплода, барыша или позднейшего приобретения, является однородность по существу; почему нелегко установить какое-либо различие, когда первоначальное и впоследствии приобретенное имущество однородны, а следова­тельно, и трудно установить хавляни-хавль по отношению к какому-либо прираще­нию первоначального имущества; а так как хавляни-хавль принимается во внимание лишь в видах удобства, то отсюда можно заключить, что однородность по существу представляется достаточным поводом для причисления позднейшего приращения к первоначальному имуществу. Этот же повод имеется налицо и в настоящем случае.

Правила относительно афу. Оба шейха считают, что закат следует взимать с нисаба, но не с афу[76]; но имам Мухаммад и имам Зуфар утверждают, что он должен быть взи­маем и с нисаба, и с афу, то есть в совокупности их. Вследствие этой разницы мнений при гибели афу, когда останется налицо лишь один нисаб, по учению двух шейхов, весь закат, уплата которого была раньше обязательна, должен быть уплачиваем и по­сле этого; по мнению же имамов Мухаммада и Зуфара, закат должен быть уменьшен на соответствующую всему уменьшению имущества часть. В подтверждение своего мнения имамы Мухаммад и Зуфар доказывают, что закат обязателен как признатель­ность за благословение Провидения и что афу есть такое же благословение, как и ни­саб, то есть, что оба они в равной мере представляются благословением, почему закат в равной мере должен быть взимаем с обоих. Шейхи в подтверждение своего толко­вания приводят двоякие доводы: во-первых, Пророк в точности сказал: «Закат с пяти верблюдов — одна коза, и с большего числа верблюдов, до десяти, не должно взимать заката»; равным образом Пророк установил закат над всяким нисабом и запретил его относительно афу; во-вторых, афу зависит от нисаба, почему в случае гибели части ни­саба и афу, взятых вместе, потеря сначала относится на афу, как часть зависимую или второстепенную, так же, как при сделке музарабата всякая случайная потеря относит­ся на прибыль, а не на капитал. На этом основании Абу Ханифа относит потерю афу сначала на весь размер этого имущества, а затем уже на высшее наименование иму­щества, составляющего нисаб, затем на следующее за этим наименование и так далее, до самого низшего наименования имущества, составляющего нисаб, потому что ни­саб высшего наименования представляется первостепенным по отношению к нисабам низшим. По мнению же Абу Юсуфа, всякая потеря относится сначала на афу, а затем уже на все наименования нисаба, взятые в совокупности.

Случай заката, взимаемого бунтовщиками или еретиками[77]. Если бунтовщики или еретики победят какое-либо отдельное племя мусульман и возьмут закат с их стад, то по изгнании этих бунтовщиков законный имам не должен налагать другого заката на это племя, потому что из обстоятельства случая видно, что имам не защитил это пле­мя; право же налагать закат присваивается имаму в силу защиты, им доставляемой. Однако ученые решили, что в рассматриваемом случае это племя должно вторично уп­латить закат, но не подати, потому что последние, по священным писаниям, должны поступать в пользу воинов, сражающихся со своими врагами, а под это определение подходят и бунтовщики, в пользу которых, следовательно, могут поступать и подати. Закатом же пользоваться могут лишь бедные, а бунтовщики не дают бедным под этим наименованием того, что взято ими с рассматриваемого племени. Поэтому необходи­мо, чтобы это племя снова уплатило закат, чтобы он дошел по назначению; но оно не должно платить податей. Некоторые из наших ученых говорят, что если рассматри­ваемое племя при уплате заката бунтовщикам будет иметь в виду дать им милостыню, то этим устраняется обязательство заката для этого племени и нет надобности платить закат вторично; уплата же заката какому бы то ни было тирану или грабителю может быть истолкована как милостыня, потому что лица этого рода, каким бы богатством, по-видимому, они ни обладали, в действительности бедны ввиду возмездия, которому они имеют подвергнуться впоследствии. Однако первое толкование (что племя долж­но вторично уплатить закат) предпочитается изложенному выше, потому что в этом случае закат уплачивается и раздается по принадлежности a certiori.

Насколько племя тагаллиби подлежит закату. Закат со скота необязателен для ма­лолетнего из племени тагаллиби[78]; а то, что обязательно для мужчин этого племени, обязательно также и для женщин, потому что с ними мир был заключен на тех усло­виях, что «они должны платить все общественные налоги вдвое против мусульман»; мусульманские же женщины подлежат закату, откуда следует, что женщины из пле­мени тагаллиби подлежат ему в двойном размере; но с малолетних мусульман не взи­мается никакого заката, почему малолетние тагаллиби также не подлежат ему.

Случайное уничтожение имущества ведет к освобождению от заката. Если какое - либо имущество будет уничтожено без пользы для владельца после того, как с это­го имущества должен быть уплачен закат (то есть по истечении хавляни-хавля), то обязательство уплатить закат этим устраняется. Имам Шафии сказал, что если иму­щество будет уничтожено после того, как владелец мог уплатить должный с него за­кат, то есть после того, как с него закат был требован, либо после того, как владелец найдет лицо, могущее искать заката (хотя бы подобное лицо его и не требовало), то в этом случае владелец ответствен в размере заката, потому что он должен был упла­тить его, но не сделал этого, хотя и имел к этому возможность; кроме того, если бы он не уплатил заката по требованию лица, могущего искать его, то подобный акт был бы равносилен самовольному уничтожению собственного имущества. Наши ученые возражают на это, что закат представляется должным как часть или доля нисаба; а так как уничтожение этой части включено в уничтожение нисаба, то этим самым устраняется обязательство уплатить ее в качестве заката, точно так же, как и в том случае, когда раб совершает дженайят (преступление против личности), причем вла­делец раба обязан передать его валидженайяту, или лицу, имеющему право на возме­щение (потерпевшему); однако если бы раб этот между тем умер или пропал без вес­ти, то владелец его не считается более ответственным за передачу его потерпевшему, и самое обязательство такой передачи вследствие этого устраняется. Что же касает­ся до второго довода имама Шафии, то на него можно ответить, что никто не может считаться ищущим закат, за исключением нищего, которого владелец собственно­сти точно обозначил в качестве получателя заката, а между тем самые обстоятельст­ва рассматриваемого случая не допускают подобного предположения. Относительно же того случая, когда сборщик требует закат, а владелец по упущению не уплачивает его, после чего нисаб будет уничтожен, между ханифитскими учеными существует разногласие в мнениях: некоторые доказывают, что на собственнике уничтоженного нисаба в этом случае лежит ответственность за уплату установленного заката; другие же утверждают, что и в этом случае с него не может быть требуем закат, потому что нисаб, по-видимому, уничтожен не им самим.

Частное уничтожение нисаба влечет за собою соответственное частное освобожде­ние от заката. Если после хавляни-хавля часть нисаба (например, одна треть) будет уничтожена, то соответственно этому уничтожается требование на закат, так же, как и в том случае, когда уничтожен весь нисаб, причем устраняется обязательство уп­латы всего заката.

Закат может быть уплачиваем вперед. Если собственник нисаба уплатит закат с него до истечения хавляни-хавля, то подобная уплата должна считаться законною, потому что она произведена во время возникновения повода к обязательству пла­тить закат, именно — во время владения нисабом; поэтому подобная уплата одоб­ряется так же, как и уплата долга в продолжение существования повода к долговому обязательству; например, когда мохрим[79] платит искупительную сумму за поранение дичи, в то время пока раненное им животное еше живо. Это толкование опроверга­ется имамом Маликом.

Если владелец одного нисаба до истечения хавляни-хавля уплатит закат с этого нисаба за несколько лет вперед или за некоторое число добавочных нисабов, то по­добная уплата одобряется, потому что первый нисаб имеет первостепенное значение как повод к обязательству платить закат, а все свыше этого имеет значение уже вто­ростепенное.

Глава III

О ЗАКАТЕ С ЛИЧНОЙ ДВИЖИМОСТИ

Раздел I. О закате с серебра

Менее чем с двухсот дарагимов не полагается заката. Менее чем с двухсот дарагимов не полагается заката, потому что Пророк установил не взимать заката с суммы меньшей, чем пять авкия[80], а один авкия оценивается в сорок дарагимов.

С двухсот дарагимов взимается закат в размере двух с половиной процентов. Нисаб серебра, подлежащий закату, определяется в двести дарагимов. Ежели кто-либо по­лучит во владение двести дарагимов и владение это будет продолжаться полный хавляни-хавль, то с этой суммы должно быть взято заката пять дарагимов, потому что Пророк так писал Маазу: «С двухсот дарагимов бери заката пять дарагимов, а с два­дцати мискалей золота — полмискаля».

Закат должен взиматься в размере двух с половиной процентов с каждых сорока да­рагимов свыше двухсот. Со всякого излишка свыше двухсот дарагимов, не положе­но заката, если только этот излишек менее сорока; с сорока же дарагимов взимается один диргам и так далее с каждых последующих сорока дарагимов; но менее чем с сорока дарагимов заката не взимается. Так учит Абу Ханифа. Оба ученика говорят, что с каждого излишка свыше двухсот дарагимов должен быть взимаем соответст­венный закат, и имам Шафии согласен с этим мнением, потому что в преданиях об Али повествуется, что так повелел Пророк, а еще и потому, что закат уплачивает­ся как благодарность за благословения Провидения. Условием же к возникновению обязательства платить закат поставлено владение нисабом в тех видах, что собствен­ник подобного имущества представляется лицом достаточно обеспеченным; а ко­гда вследствие владения нисабом подобная обеспеченность имеет место, то нет на­добности, чтобы излишек имущества равнялся нисабу, и поэтому закат должен быть взимаем соответственно со всякого такого излишка, как бы ни был он велик.

Возражение. Изложенное выше правило может повести к тому выводу, что с ро­гатого скота следует взимать со всякого излишка, меньшего, чем нисаб, между тем как относительно его существует другое правило, по которому не должно быть взи­маемо заката со всякого излишка, считающегося афу.

Ответ. Таков вывод по аналогии; но излишек рогатого скота считается за афу, потому что при уплате соответственного заката со всякого излишка таким актом уста­навливается совместное владение этим имуществом собственника и ищущего закат. Например, с 25 верблюдов взимается один годовалый верблюжонок; если взимать закат со всех верблюдов сверх этого числа и у владельца оказалось бы 26 верблюдов, то с двадцать шестого верблюда должно бы взять 1/25 часть годовалого верблюжон­ка, а уплатить подобную сумму можно лишь при совместном владении этим верблю­жонком с ищущим закат; подобное же совместное владение, как принудительное, незаконно. Однако серебро в виде посуды или монеты не может быть объектом по­добного возражения, почему и закат должен быть взимаем соответственно с каждого излишка сверх двухсот дарагимов.

Из за большого объема эта статья размещена на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48



Подпишитесь на рассылку:

Проекты по теме списка:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.