Связь в годы Великой Отечественной Войны

Архангельский колледж телекоммуникаций (филиал) Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. -Бруевича

СВЯЗЬ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

информационный дайджест

Архангельск

2011

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ……………………………………………………………………….стр. 3

Быховский, М. А. Вклад отечественных ученых и инженеров в победу в Великой Отечественной войне / // Электросвязь :

ежемесячный научно-технический журнал по проводной и радиосвязи, телевидению, радиовещаниюN 4. - С. 3-9. …………………………….стр.5

Волков, В. В. Сооружение сверхмощной радиостанции в годы войны / // Электросвязь : ежемесячный научно-технический журнал по проводной и радиосвязи, телевидению, радиовещаниюN 5 . - С. 1-3 ………………………….стр.18

Копылов, А. М. Вклад радиофикаторов в Великую Победу / // Электросвязь : история и современностьN 2. - С. 28-29. ……………………….…….стр.22

Кукк, К. И. Радиосвязь в Великую Отечественную / // Электросвязь : история и современностьN 2. - С. 21-25. ………………..…………стр.24

Нечушкина, Н. Между фронтом и тылом / Н. Нечушкина // Почта России : ежемесячный журналN 5. - С. 20-24 …………………………..….стр.33

Морозов, К. В.Памяти огненных лет / // Почтовая связь : техника и технологии : ежемесячный журналN 4. - С. 22-25 ………………………………..стр. 37

Плесцов, К. Связисты - герои освободительных боёв / К. Плесцов // Радио : аудио, видео, связь, электроника, компьютерыN 2. - С. 5 …………………..….стр.43

Реутов, А. П. Радиолокация в годы войны / // Электросвязь : история и современностьN 3. - С. 33-35 …………………………….….…...стр.45


Холин, А. Т. Радисты штаба фронта в битве за Сталинград / // Электросвязь : ежемесячный научно-технический журнал по проводной и радиосвязи, телевидению, радиовещаниюN 5 . - С. 4-6 ………………………….стр.51

Список использованных источников……………………..………………….….стр. 56

В годы Великой Отечественной войны в полной мере проявился па­триотизм советского народа. Защита Родины была делом чести для пода­вляющего числа граждан нашей стра­ны.

Одной из первоочередных задач стала организация связи для управ­ления страной и боевыми действиями армии. С первых же дней войны мно­гие высококвалифицированные спе­циалисты в области связи были при­званы в действующую армию, где в со­ставе батальонов связи занимались организацией связи в районах бое­вых действий, а также между Ставкой Верховного Главнокомандующего и штабами командующих фронтов.

За ратные подвиги в годы Вели­кой Отечественной войны тыся­чи связистов были награждены орденами и медалями СССР, а более 280 воинам подразделений и частей связи присвоено высокое звание Ге­роя Советского Союза. Многие из ге­роев-связистов участвовали в раз­громе гитлеровской Германии, освобождении от фашизма народов Полыни, Болгарии, Румынии, Чехословакии, Венгрии, Югославии, Австрии. И хотя давно минули годы войны, благодарная память о подви­гах советских воинов-освободителей, спасших мир от фашистского порабо­щения, никогда не померкнет. Об этом свидетельствуют величествен­ные монументы и скромные памят­ники, цветы на могилах наших вои­нов, названия улиц и площадей во многих городах и селениях Европы.

О роли связистов в Великой Отечественной войне хорошо сказал вице-адмирал в своих воспоминаньях "В эфире над Арктикой":

"О связистах, их подвигах на войне написано не очень-то много. Непосвященным порой кажется, что и сама деятельность воинов-связистов выглядит однообразной, мало влияющей на исход военных событий. То ли дело разведчики, летчики, танкисты, подводники, катерники, пехотинцы, артиллеристы... Их служба полна романтики.

Слов нет, и летчики, и подводники, и танкисты, и воины других специальностей проявили во время Великой Отечественной войны чудеса храбрости и героизма. Но связисты участвовали в ожесточенных схватках, порой не менее драматичных и захватывающих! Правда, схватки эти были не всегда широко известны. Велись они чаще всего в эфире...

Связисты, не жалея ни сил, ни времени, настойчиво выполняли свой долг. Они доставляли в штабы необхо­димую информацию, обеспечивали оповещение войск об обстановке, о действиях противника, своевременно пере­давали в соединения и части боевые приказы и распоря­жения командования".

Связисты внесли существенный вклад в успешное завершение Великой Отечественной войны, их подвиги до сих пор служат примером для молодого поколения.

В дайджесте представлены статьи профессиональных журналов «Электросвязь», «Почта России», «Почтовая связь», «Радио».

Хронологический охват документов с 1969 года по 2010 год.

Информационный дайджест адресован преподавателям и студентам образовательных учреждений связи. Поможет в изучении материала по истории связи.


Быховский, М. А. Вклад отечественных ученых и инженеров в победу в Великой Отечественной войне / // Электросвязь : ежемесячный научно-технический журнал по проводной и радиосвязи, телевидению, радиовещаниюN 4. - С. 3-9.

В годы Великой отечественной войны в полной мере проявился па­триотизм советского народа. Защита Родины была делом чести для пода­вляющего числа граждан нашей стра­ны.

Одной из первоочередных задач стала организация связи для управ­ления страной и боевыми действиями армии. С первых же дней войны мно­гие высококвалифицированные спе­циалисты в области связи были при­званы в действующую армию, где в со­ставе батальонов связи занимались организацией связи в районах бое­вых действий, а также между Ставкой Верховного Главнокомандующего и штабами командующих фронтов.

Инженеры и ученые активно под­ключились к строительству и восста­новлению разрушенных линий связи, созданию новых и модернизации ранее действующих вещательных станций.

В годы войны встала неотложная задача создания новой радиолокаци­онной техники, остро необходимой фронту. Для ее успешного решения надо было выполнить в трудных усло­виях военного времени сложнейшие научные исследования. Над решением этих проблем стали активно работать молодые специалисты, многие из ко­торых стали впоследствии крупными учеными.

Война наполнила жизнь многих се­мей трагедией. Ряд военных связистов, ученых и инженеров, работавших над созданием новой боевой техники, те­ряли близких людей. Однако, несмо­тря на душевную боль и сложнейшие условия, вера в Победу придавала им силы самоотверженно трудиться и жить по закону, сформулированно­му знаменитым писателем Джорджем Бернардом Шоу: «Человек — как кир­пич: обжигаясь, он твердеет».

Весомый вклад в общее дело Побе­ды внесли военные связисты. Родина по достоинству оценила их ратные подвиги: 304 из них стали Героями

Советского Союза, 133 — полными ка­валерами ордена Славы. Почти 600 от­дельных частей связи были награжде­ны боевыми орденами, 58 армейских подразделений связи удостоились наи­менования гвардейских, 172 подразде­ления были названы в честь городов, в освобождении которых они участво­вали. Сотни тысяч воинов-связистов были награждены орденами и медаля­ми СССР.

Высокую оценку получили пио­нерские работы по созданию радиорадиолокационных систем разного назначе­ния, выполненные в годы войны оте­чественными учеными. Многие из них впоследствии были избраны в АН СССР, стали лауреатами Сталинской премии за создание новой техники, вы­пускаемой отечественной промышлен­ностью для нужд фронта.

ОРГАНИЗАЦИЯ СВЯЗИ В СТРАНЕ И В ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ

Огромную роль в обеспечении на­шей страны связью во время ВОВ сы­грал Иван Терентьевич Пересыпкин — нарком связи с 1939 по 1944 гг. С июля 1941 г. он был одновременно наркомом связи и заместителем наркома обороны СССР (по ноябрь 1944 г.), а так­же начальником Главного управле­ния связи Красной Армии (по 1946 г.). В 1944 г. И. Т. Пересыпкину было присвоено воинское звание маршала войск связи, а в 1946 г. (по 1957 г.) он стал начальником Сухопутных войск связи. В конце жизни им были написа­ны несколько книг, посвященных исто­рии развития войск связи, их деятель­ности в годы войны и в послевоенный период.

С начала войны в войсках, органах управления Красной Армией, в служ­бах связи сложилось тяжелое положе­ние. Противнику удалось разрушить многие узлы связи, вывести из строя магистральные линии и другие объ­екты. В январе 1942 г. в результате ок­купации гитлеровцами значительной части территории СССР протяжен­ность телеграфно-телефонных ли­ний общегосударственного значения 59%, а количество действую­щих телеграфных аппаратов умень­шилось на 40%. Государственный ко­митет обороны, Ставка Верховного Главнокомандующего, нарком свя­зи приняли энер­гичные и эффективные меры для срочного исправления сложившего­ся положения. Была перестроена си­стема управления связью в Красной Армии — от Генштаба до батальона. В самое напряженное время битвы за Т. Пересыпкин лично возглавил строительство специально­го, защищенного от помех, кольца свя­зи вокруг Москвы, а также восточного полукольца. В результате была получе­на возможность подключаться к этим линиям, минуя узлы связи Центра, что существенно улучшило управление во­йсками.

В 1941 г. по решению ГКО в допол­нение к трем действующим линейным батальонам связи были сформированы еще 10 ремонтно-восстановительных батальонов, каждый — численностью 750 человек; к маю 1942 г. они были переформированы в 25 батальонов по 300 человек. В батальоны связи были призваны высококвалифициро­ванные специалисты из Центрального научно-исследовательского института связи (ЦНИИС), а также выпускники Московского института инженеров свя­зи и Военной академии связи.

Ставка, фронты, армии, корпуса и дивизии получили вновь сформиро­ванные части и подразделения, обеспе­чивавшие все виды связи. Средствами связи были оборудованы самолеты, ав­томобили, мотоциклы и др.

С 1942 по 1943 г. основным сред­ством связи высших органов госу­дарственного управления (в Красной Армии, в звене Ставка ВГК — штабы фронтов, военных округов — армий, а иногда и соединений) стала высоко­частотная телефонная связь. В штабах фронтов и армий она предоставлялась командующему, члену военного сове­та и начальнику штаба. В короткие сроки были сформированы и подго­товлены специальные части для обе­спечения связью в звене «Ставка — фронт», а также частей и подразде­лений для обслуживания линий свя­зи в звене «армия — корпус — диви­зия». В середине 1942 г. командующим фронтами, армиями, а впоследствии и командирам соединений были пре­доставлены личные радиостанции, которые находились при них во время выезда в войска.

О масштабах работы Наркомата связи и лично наркома в годы ВОВ свидетельствуют следующие факты. Только с 1 января по 1 апреля 1942 г. на всех фронтах ча­стями связи было построено 21500 км постоянных линий, подвешено свы­ше 121000 км новых проводов, восста­новлено около 190000 км разрушен­ных или поврежденных линий связи. С 1 по 15 августа 1945 г. частями связи 1-го Дальневосточного фронта было подвешено 765 км проводов.

Насколько широко радиосвязь использовалась в управлении вой­сками Красной Армии показыва­ет, например, Белорусская операция 1944 г. В операции по освобождению Белоруссии от немецких захватчиков одновременно было задействовано 27174 радиостанции различного типа, обеспечивавших связь командования фронтов, армий, корпусов, дивизий, полков и батальонов и взаимодей­ствие между пехотой, кавалерией, ар­тиллерией и авиацией и др. Благодаря радио было точно по часам обеспече­но развертывание огромных брониро­ванных клещей с севера от Витебска на Минск (войсками генерала армии ) и с юга вдоль Пинских болот на Брест (войсками маршала ).

СВЯЗЬ ДЛЯ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

Важнейшей задачей в самом на­чале войны стала организация свя­зи между Ставкой Верховного Главнокомандующего и штабами ко­мандующих фронтов. Необходимо было организовать высоконадежные и высококачественные многоканаль­ные линии связи и создать оборудо­вание, с помощью которого можно было бы обеспечить засекречивание сообщений, передаваемых по этим линиям.

В течение всей войны Ставка была обеспечена высококачественной свя­зью с фронтами. На линии Ставки, соединяющей Москву и Казань, была установлена отечественная, раз­работанная в ЦНИИС, 12-канальная система связи, предназначенная для организации надежной связи с нахо­дящимися на Урале и за Уралом завода­ми, снабжавшими фронт танками, са­молетами, орудиями, боеприпасами. Эта линия связи еще очень долго рабо­тала после войны.

Для связи Ставки с фронтами по Ленд-Лизу из США была получена 12-канальная аппаратура — прототип той, что разрабатывалась в ЦНИИС. В США был направлен один из ведущих сотрудников Поляк, который подбирал там необхо­димое оборудование связи и органи­зовывал его отправку в СССР паро­ходами через северные морские пор­ты и через Иран. Установка, отладка и эксплуатация этого оборудования осуществлялась ротой связи, команди­ром которой был Григорий Борисович Давыдов, также работавший до войны в ЦНИИС.

В годы войны была решена также сложнейшая техническая задача по ор­ганизации связи Ставки с Закавказским фронтом. Немцы тогда выходили пря­мо на Каспий, были под Моздоком, и связь с Баку была прервана. Было ре­шено обойти Каспийское море и вый­ти на Баку с юга, с территории Ирана. Эта задача была успешно и опера­тивно решена. Связь «протянули» от Куйбышева (Самара), по левому берегу Волги до Астрахани, оттуда — на Гурьев, далее — (частично по име­ющимся линиям связи, частично по вновь построенным), по террито­рии Ирана, обогнув Каспийское море, через пограничный пункт Астара выш­ли на Баку.

Ветераны войны и после окончания вой­ны вернулись в ЦННИС и проработа­ли там в течение многих лет. Под ру­ководством М. У Поляка было разра­ботано новое современное коммутаци­онное оборудование и цифровые теле­фонные аппараты. после войны возглавлял в ЦНИИС отдел, где разрабатывались фильтры для много­канальных систем передачи. Позже он был одним из руководителей работ по созданию в нашей стране Единой автоматизированной сети связи.

СОЗДАНИЕ АППАРАТУРЫ СЕКРЕТНОЙ СВЯЗИ

Еще в 30-х гг. XX века по иници­ативе и под руководством Владимира Александровича Котельникова была разработана однополосная аппарату­ра для линии радиосвязи Москва — Хабаровск. Она была введена в экс­плуатацию в 1939 г. Поскольку несанкционированный прием любой инфор­мации, передаваемой по радиолинии, не представлял технических трудно­стей, то в 1939 г. приступил к разработке и созданию уникальной аппаратуры засекречива­ния сообщений, передаваемых по теле­графным и телефонным линиям связи. В начале 1941 г. им был создан образец действующего преобразователя речи, подобного вокодеру, изобретенному в 1939 г. американским инженером Г. Дадли.

В июне 1941 г., за три дня до нача­ла войны, завершил секретный научный отчет, в котором впервые была доказана теорема, опре­деляющая условия недешифруемости засекреченных сообщений. Им были определены также технические прин­ципы построения стойкой системы за­секречивания сообщений (ЗАС). Эти принципы были реализованы в соз­данной им аппаратуре «Москва». В ней впервые в СССР был предложен и реа­лизован принцип засекречивания пу­тем наложения на сообщение шифра. Предложенная схема наложения шифра на открытый текст была весьма эффективной и дол­гое время использовалась в аппарату­ре ЗАС следующих поколений.

Во время войны под руководством была создана са­мая стойкая в то время система за­секречивания телефонных линий, вскрыть которую не удавалось вплоть до 1946 г. Она широко использова­лась в действующей армии и приме­нялась для связи с Москвой нашей делегации во время принятия капиту­ляции Германии в мае 1945 г. За созда­ние аппаратуры засекречивания речи и группе разработ­чиков в 1943 и 1946 гг. были присуж­дены Сталинские премии 1-й степени.

После окончания войны В. А. Ко­тельников — ученый с мировым име­нем, в течение ряда лет был деканом радиофакультета МЭИ, а в 1953 г. он был избран академиком АН СССР. Им лично были выполнены пионер­ские работы в области теории связи и радиоастрономии. В течение почти трех десятилетий возглавлял Институт радиотехники и электроники, который ныне носит его имя.

ВАЖНЕЙШИЕ РАБОТЫ В ОБЛАСТИ ВЕЩАНИЯ

Радиовещание. В течение несколь­ких месяцев гитлеровские войска смог­ли захватить большую часть европей­ской территории СССР, на которой оказались многие из построенных в предвоенные годы радиостанций. На оккупированной территории про­живали миллионы советских людей, и было необходимо дать им возмож­ность слушать сводки Совинформбюро о ходе военных действий.

Решение этой задачи было возло­жено на Александра Львовича Минца, под руководством которого в 30-е гг. были созданы радиоцентры в Москве и ряде городов Дальнего Востока.

Однако в 1937 г. был аре­стован по надуманному обвинению в подрыве боеспособности Красной Армии и приговорен к 10 годам испра­вительных работ. Почти сразу после начала войны 10 июля 1941 г. по лич­ному распоряжению Президиум Верховного Совета при­нял Постановление о досрочном освобождении из заклю­чения. Именно было по­ручено в кратчайшие сроки создать в Куйбышеве (Самара) средневол­новую вещательную станцию фан­тастической для тех лет мощности в 1200 кВт. Зона вещания этой стан­ции должна была охватить всю окку­пированную территорию. Создание мощной радиостанции должно было вестись одновременно со строитель­ством оборонительного сооружения (бункера) для высшего руководства страны.

В разработке эскизного проекта станции участвовали известные отече­ственные специалисты , , -де и др., впоследствии руководившие монтажными и наладочными работа­ми по отдельным блокам радиостан­ции. Выполнение работ курировали заместитель Наркома связи Александр Дмитриевич Фортушенко и главный инженер Радиоуправления генерал-майор Борис Павлович Асеев.

В соответствии с проектом стан­ция имела два передатчика по 600 кВт, способных работать отдельно на длин­ных и средних волнах с разными про­граммами, либо совместно. Антенная система состояла из двух групп сво­бодно стоящих, изолированных от земли четырех башен. В каждой группе башни имели высоту 150 м или 200 м. Металлические башни разме­щались по углам четырехугольника со стороной 75 м. Две из башен служи­ли антенными излучателями, а две — пассивными рефлекторами. Это по­зволяло формировать направленную диаграмму излучения. Строительство этой радиостанции шло в тяжелейших условиях военного времени, однако в 1943 г. станция была сдана в эксплу­атацию.

Активное использование Куйбы­шевской радиостанции позволило обеспечить высокую напряженность поля в зоне обслуживания на Западе страны. Заглушить передачи советских программ на оккупированной терри­тории (а такие попытки немцами пред­принимались) было невозможно.

За участие в разработке проекта, строительстве и приемке самой мощ­ной в мире радиостанции большая группа специалистов в 1943 г. была на­граждена орденами и медалями.

После войны в 1946 г. был избран чл.-корр. АН СССР, а в 1963 г. стал академиком. В тече­ние нескольких десятилетий он воз­главлял Радиотехнический институт, носящий сегодня его имя. активно участвовал в создании ра­диолокационной системы С-25 ПВО Москвы в 1950-х гг. XX века, был Главным конструктором разработки радиолокационной системы противо­ракетной обороны страны, а также сверхмощных ускорителей заряжен­ных частиц.

Другая знаковая работа в обла­сти вещания была выполнена в Ле­нинграде Александром Андреевичем Расплетиным. Когда в блокадном горо­де прекратили свою работу все основ­ные радиовещательные станции, для оповещения населения о положении в городе и ходе военных действий необ­ходимо было наладить работу хотя бы одной вещательной станции. Однако в Ленинграде остался только один уль­тракоротковолновый телевизионный передатчик, имевший ограниченную мощность. Его было необходимо сроч­но переделать, повысив мощность из­лучения. За эту большую и сложную работу взялся с груп­пой товарищей. В кратчайшие сроки они выполнии все работы по передел­ке передатчика, и вещательная стан­ция вышла в эфир, прорвав кольцо информационной блокады. Сигналы радиостанции принимали в Москве и ретранслировали их на всю страну: «Говорит Ленинград!»

Проводное вещание. Важную роль в обеспечении победы над фашистской Германией сыграла Московская го­родская радиотрансляционная сеть (МГРС), на которую возлагались обязанности информирования насе­ления столицы о положении на фрон­тах Отечественной войны. Кроме того, проводное вещание в те годы стало мощным средством агитации и пропа­ганды.

В 1937 г. главным инженером МГРС был назначен Иван Александрович Шамшин. Его организаторские спо­собности особенно проявились во вре­мя Великой Отечественной войны. Под руководством коллектив МГРС за первые полтора года войны проделал колоссальную ра­боту, направленную на создание мак­симальной эксплуатационной устой­чивости сети вещания, повышение её маневренности, обеспечение высокой эффективности и экономичности.

В Москве действовали более чем 620000 радиоточек, установленных в квартирах, цехах предприятий, в учреждениях, клубах, на улицах го­рода. С их помощью передавались постановления партии и правитель­ства, сводки Совинформбюро, сооб­щения о событиях в стране и за рубе­жом, информация о решениях Мос­ковского городского комитета партии и Моссовета, объявления, концерты, лекции.

Широко разветвленная сеть веща­ния по проводам в нашей стране, в том числе в Москве, являлась чрезвычайно эффективным средством оповещения населения о вражеских налетах на го­род. Ни на минуту не прекращалась де­ятельность сотрудников МГРС. Днем и ночью они бдительно несли боевую вахту, верно служили делу обороны Москвы.

Деятельность коллектива МГРС в годы Великой Отечественной вой­ны была высоко оценена командова­нием Московской противовоздушной обороной (ПВО). В письме начальни­ка Главного управления обеспече­ния ПВО г. Москвы, направленно­го на имя директора МГРС 22 мар­та 1946 г., отмечалось: «В 1940 году Московской городской радиотрансля­ционной сети было поручено спроек­тировать и построить значительные технические средства для оповеще­ния г. Москвы. Эта работа была про­ведена МГРС в сжатые сроки в тече­ние 1940—1941 гг., и к началу войны средства оповещения были уже гото­вы к действию. Высокий технический уровень и большая насыщенность этих средств позволили обеспечить оповещение населения г. Москвы во время воздушных налетов против­ника в 1941—1942 гг. ».

Сеть проводного вещания в Москве и других городах СССР интенсивно развивалась после окончания войны. Сегодня Московская городская ради­отрансляционная сеть, в становление и развитие которой огромный вклад внес , носит его имя.

РАЗРАБОТКА АРМЕЙСКИХ РАДИОСТАНЦИЙ

Значительную роль в разработке и организации производства армей­ских радиостанций внесли выдаю­щиеся отечественные специалисты и .

В самом начале блокады Ленин­града радиолокационный инсти­тут НИИ-9, в котором работал , фактически пре­кратил функционировать, так как большая часть ведущих сотрудни­ков ушла в армию, а часть была эва­куирована в тыл. остался в блокадном Ленинграде, где вскоре потерял самых близких лю­дей — мать и жену. Несмотря на это он не утратил силы духа и вместе с группой своих товарищей при­нял решение заняться изготовле­нием рации для фронта, партизан­ских соединений и разведовательно-диверсионных групп, действующих на захваченной немцами территории Ленинградской области. Военные связисты поддержали предложение , посоветовав ему со­средоточиться на разработке и выпу­ске радиостанций «Север». Задание на серийный выпуск этих станций было выдано в июле 1941 г. заводу им. . Уже в октябре

1941 г. началось их серийное произ­водство. Первую небольшую партию радиостанций изготовили в лабора­тории из изъятых со складов радиоприемников, сданных населением во время войны. К концу октября 1941 г. сборочный цех заво­да выпустил 806 комплектов станций «Север», а к концу 1943 г. их ежемесяч­ный выпуск достиг двух тысяч. В авгу­сте 1942 г. завод им. Козицкого за обе­спечение войск Ленинградского фрон­та радиовооружением был награжден Знаменем Государственного комитета обороны СССР.

Группа напря­женно работала на сборке радиостан­ций, а также на отработке технической документации и инструкций по их экс­плуатации. В результате был выпущен так нужный войскам «Справочник по войсковым и танковым радиостан­циям». Получив после войны медаль «За оборону Ленинграда», которой наградили за ор­ганизацию в блокадном городе про­изводства армейских радиостанций, Александр Андреевич, уже будучи Героем Социалистического Труда и академиком, говорил своим друзьям, что эта медаль ему не менее дорога, чем Золотая Звезда Героя.

Значительный вклад в создание ар­мейских радиостанций внес Научно-исследовательский институт техники связи Красной Армии (НИИТС КА), который с 1934 г. возглавлял один из крупнейших специалистов в обла­сти связи генерал-майор . С 1934 по 1951 гг. в НИИТС КА были выполнены важнейшие разработки, направленные на укрепление оборо­носпособности страны.

Еще в конце 1936 г. профес­сор организовал груп­пу специалистов для разработки се­мейства радиостанций мощностью от 30 до 100 Вт. В короткий срок были созданы образцы передатчиков типа А и организовано их серийное производство. В годы войны наиболее удачные конструктивно и технологи­чески отработанные передатчики ти­пов А-5/2 (100 Вт) и АВт) широ­ко использовались на полевых радио­узлах разведотделов фронтов и отдель­ных армий.

Кроме того, в институте были созданы портативные радиостан­ции «Омега» («Север»), передатчики «Энергия», «Джек», а также специ­альные приемники для оперативных служб Главного управления средства­ми радиосвязи. Радиостанция «Омега» предназначалась для обеспечения радиосвязи на расстояние до 700 км между разведывательными отрядами, находящимися в тылу противника, и радиоузлами фронтовой разведки. Разработанная в НИИТС КА аппара­тура широко использовалась на поле­вых узлах связи ряда фронтов, а так­же на узлах, организованных в пар­тизанских формированиях, действу­ющих как на территории СССР, так и на Балканах.

В 1942 г. в НИИТС КА была орга­низована лаборатория магистральной связи, где разрабатывались радиопе­редатчики для официальных предста­вительств СССР за рубежом. В этой лаборатории в 1942—1946 гг. были разработаны передатчик мощностью около 400 Вт, 3-канальный возбуди­тель к мощным передатчикам и дру­гое оборудование.

Помимо новой техники радио­связи в НИИТС КА в самом начале войны под руководством было создано оригинальное устрой­ство специального назначения, позво­лявшее вести контрпропаганду среди населения, проживающего на терри­тории гитлеровской Германии. В на­чале 1942 г. оно было введено в экс­плуатацию. С его помощью можно было с большой точностью настраи­вать наш мощный передатчик на вол­ну немецкой радиовещательной стан­ции и в паузах передачи этой станции вставлять фразы, уличающие во лжи геббельсовскую пропаганду об успе­хах немецкой армии. Немецкие спец­службы были в панике, поскольку не могли понять, как русским удает­ся осуществлять вещание на их тер­риторию.

Участникам этой разработки по­становлением Советского правитель­ства от 01.01.01 г. была присуж­дена Сталинская премия 1-й степени. В группу разработчиков этого устрой­ства входил также Лев Матвеевич Финк, ставший после войны крупней­шим специалистом в области теории связи.

Помимо разработки радиообору­дования профессор пре­подавал в Московском институте ин­женеров связи. Он был выдающимся педагогом. Написанные им учебники и монографии стали классическими книгами по радиотехнике.

РАЗРАБОТКИ РАДИОЛОКАЦИОННОЙ ТЕХНИКИ

Радиолокационные станции для ПВО, авиации и ВМФ. Работы по соз­данию радиолокационных станций (РЛС) начались в СССР еще в 1935 г. Это позволило к началу войны иметь на вооружении войск ПВО первые на­дежные РЛС дальнего обнаружения, такие как РУС-1, которых до войны се­рийно было выпущено 45 комплектов.

В исключительно сжатые сроки (апрель 1939 г.— апрель 1940 г.) была создана импульсная автомобильная РЛС дальнего обнаружения «Редут» с дальностью действия 100 км. В мае 1941 г. появились наземные РЛС даль­него обнаружения с большей дально­стью действия — РУС-2 и вскоре — РУС-2С, созданные сотрудниками Лениградского физико-технического института под руководством Юрия Борисовича Кобзарева. Создание стан­ции РУС-2 было отмечено присужде­нием ее разработчикам Сталинской премии 1-й степени. Эти РЛС в пер­вый период войны получили высокую оценку войск за хорошие тактико-технические характеристики, надеж­ность и простоту обслуживания.

Боевой опыт радиолокационного подразделения, расположенного в мо­сковской зоне ПВО в октябре-ноябре 1941 г., показал, что с помощью РЛС точный прицельный зенитный огонь по 127 фашистским бомбардировщи­кам не позволил более 80% самолетов прорваться через зону огня: они были сбиты или вынуждены повернуть об­ратно.

— один из осно­воположников отечественной радио­локационной техники, руководитель ряда важнейших научных работ, ока­завших решающее влияние на разви­тие радиофизики. В 1953 г. он стал чл.­ком.

Значительную роль в организации широкого фронта работ по созданию радиолокационной техники сыграл Аксель Иванович Берг. В довоенное время он был признанным ученым в области радиотехники, профессо­ром и начальником Военно-морской академии, разработчиком радиоаппа­ратуры для ВМФ. Однако в 1937 г. он был арестован по надуманному обви­нению как участник «антисоветского военного заговора» и три года провел в тюрьме. К счастью, в 1940 г. все об­винения с него сняли и восстановили в должности. В конце 1942 г. доложил Сталину о настоятель­ной необходимости скорейшего раз­вертывания в стране исследователь­ских и конструкторских работ, направленных на создание отечественной радиолокационной техники не толь­ко для целей ПВО, но и для авиации и военно-морского флота. После это­го доклада в марте 1943 г. профессор был назначен на пост заме­стителя наркома электропромышлен­ности, а 4 июля 1943 г., перед началом битвы на Курской дуге, вышло поста­новление Государственного Комитета Обороны о создании при нем Совета по радиолокации. Председателем Совета был назначен член ГКО, секре­тарь ЦК ВКП (б) , а его заместителем — . В состав постоянных членов Совета были вве­дены народные комиссары оборонных отраслей промышленности, руководя­щие работники Госплана СССР, нар­коматов обороны и военно-морского флота, многие видные ученые, во­енные инженеры. Научный отдел Совета вначале возглавили профессоры и . Во главе промышленного отдела стоял Александр Иванович Шокин впослед­ствии (в течение 27 лет) министр элек­тронной промышленности, ее органи­затор, выдающийся инженер и ученый.

имел воинское зва­ние инженер-вице-адмирал. Он внес огромный вклад в развитие отече­ственной науки и радиопромышлен­ности. По его инициативе был создан ряд новых научно-исследовательских институтов радиотехнического профи­ля, в том числе Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт, который сегодня носит имя , и Институт радиотехники и электроники АН СССР, ныне нося­щий имя . В 1943 г. был избран чл.-корр. АН СССР, а в 1946 г.— ее действительным членом, что позволило ему многое сде­лать для развития науки в нашей стра­не. В значительной степени благодаря стараниям был снят запрет на изучение советскими учеными но­вых в 1950-е гг. направлений науки — кибернетики и теории информации, которые, по мнению партийных фило­софов, не соответствовали положени­ям коммунистической идеологии.

Первые отечественные самолетные радиолокаторы. В июле 1942 г. под ру­ководством Виктора Васильевича Тихомирова — сотрудника лабора­тории , была созда­на РЛС «Гнейс». Она сразу же была запущена в серийное производство. Эта РЛС определила рождение ново­го типа самолета — всепогодного пе­рехватчика воздушных целей. Первое боевое крещение эти самолеты при­няли в конце 1942 г. под Москвой, а затем группа таких самолетов была направлена под Сталинград для пе­рехвата немецких самолетов, снаб­жавших техникой и продовольствием армию Паулюса. Успешно действо­вали самолеты-перехватчики и под Ленинградом в феврале-мае 1943 г.

после окончания войны руководил многими разработ­ками в области создания новой радио­локационной техники. В 1953 г. он был избран чл.-корр. АН СССР. Его имя присвоено НИИ приборостроения.

Моряки также высоко оцени­ли значение радиолокационной тех­ники. Незадолго до начала Великой Отечественной войны РЛС «Редут-К», специально сконструированная для кораблей, была установлена на одном из крейсеров Черноморского флота. Уже при первых налетах фашистской авиации на Севастополь зенитные ба­тареи были заблаговременно готовы к отражению воздушного налета, бла­годаря радиолокторам, с помощью ко­торых на командный пункт ПВО по­ступали точные данные о воздушной обстановке. Во время войны, в частно­сти на Северном флоте, радиолокаци­онные станции применялись не только для обнаружения фашистских самоле­тов и их поражения орудиями корабля, но и для борьбы с вражескими кора­блями как в сложных метеоусловиях, так и ночью.

За годы войны были выпуще­ны: 651 наземная РЛС дальнего об­наружения и целеуказания типа РУС-1 и РУС-2, 124 артиллерийские РЛС орудийной наводки типа СОН-2, 255 самолетных РЛС типа «Гнейс»; было создано некоторое количество корабельных РЛС под названием «Гюйс». Фронт в 1941—1945 гг. имел гигантскую протяженность и тре­бовал значительного количества РЛС. Поэтому парк оборудования, созданного отечественной радиопро­мышленностью, был дополнен зару­бежными образцами, в том числе от­дельными РЛС, в основном для ПВО, поставляемыми Союзниками — США и Англией.

Системы ТВ для РЛС. В 1943 г. выдвинул идею об ис-пользовании телевизионных уста­новок для воздушной разведки и на­ведения истребительной авиации на самолеты противника. В то время особенно остро стоял вопрос о свое­временной передаче информации о самолетах противника на КП ар­мии ПВО, так как она запаздывала примерно на три минуты. За это вре­мя самолеты противника уходили от места, координаты которого со­общались на КП, на 20—30 км. Со­трудник Эмманиуил Иосифович Голованевский, основы­ваясь на выдвинутых в лаборатории идеях, предложил передавать информацию о целях с РЛС «Редут» на КП с помощью телевизион­ной системы. Работы по ее созданию начались без промедления. Уже 15 ян­варя 1944 г. были изготовлены первые узлы и блоки телевизионной системы. В течение зимы группа телевизион­ных специалистов под руководством разработала уста­новку автоматической передачи ин­формации с «Редута» на КП и обеспе­чила ее эксплуатацию. Телевизионные приемники давали возможность ко­мандованию истребительной авиаци­ей и зенитной артиллерией непосред­ственно наблюдать за воздушной об­становкой и принимать своевременные решения.

Системы РД. Разработка авиаци­онной системы телевизионной развед­ки и наведения истребителей на цель (системы РД) началась в НИИ-9 под руководством еще до войны. В 1942 г. им была создана специальная лаборатория, задачей которой было скорейшая разработ­ка такой системы. В конце 1944 г. эта разработка была завершена и начал­ся выпуск аппаратуры, которой были оснащены самолеты 45-го полка 56-й истребительной авиационной диви­зии. Эта аппаратура позволяла суще­ственно сократить и упростить про­цесс радиолокационного наведения истребителей. Для этого на самолет, имевший небольшой телевизионный приемник, передавалось изображение карты местности с нанесенными план­шетными данными, в том числе данны­ми о высоте полета цели.

Так, применение этой аппарату­ры помогло нашим летчикам во вре­мя наступательной операции в рай­оне Бреслау. Они блокировали воз­душное пространство и осуществляли перехват вражеских самолетов во всем районе боевых действий 45-го авиаци­онного полка истребительной авиа­ции. В результате проведенной опера­ции 6 мая 1945 г. командующий оборо­ной Бреслау немецкий генерал Никгоф капитулировал с 40-тысячной группой войск.

Самолетная РЛС «ТОН-2». В 1944 г. в лаборатории на­чались работы по созданию РЛС «ТОН» — самолетной РЛС для бом­бардировщиков. Она создавалась для предупреждения о нападении про­тивника с задней полусферы. В кон­це августа 1944 г. разработка была завершена и проведены ее лабора­торные и летные испытания. В конце 1944 г. она была передана в серийное производство. Разработанная под ру­ководством аппара­тура спасла немало жизней советских летчиков, предупреждая экипаж бом­бардировщика о приближении самоле­тов противника с задней полусферы. При приближении противника на рас­стояние около 1,2 км система подава­ла звуковой сигнал предупреждения, слышимый в сети самолетной перего­ворной установки.

Выдающийся ученый ­плетин в 1930—1936 гг. работал в Центральной радиолаборатории в Ленинграде радиотехником, затем руководителем группы телевидения (ТВ). После войны в 1945 г. на 1-й на­учной сессии, посвященной 50-летию изобретения радио, он выступил с до­кладом, в котором предложил разра­ботать новый стандарт ТВ вещания с числом строк, равным 625. Эта работа была проведена под его руководством и сегодня по этому стандарту создают­ся ТВ системы в Европе и во многих других странах мира.

Однако основным направлением де­ятельности после вой­ны стало создание РЛС для обнаруже­ния наземных и надводных целей и поз­же создание зенитных ракетных ком­плексов. являлся одним из основных создателей новой области науки и техники — радиотехнических систем управления, был Генеральным конструктором созданной в 1950-е гг. системы С-25 ПВО г. Москвы. Отдавая дань его памяти, Президиум РАН раз в три года присуждает золотую ме­даль и премию им. за выдающиеся работы в области ра­диотехнических систем управления. Именем названо соз­данное им НПО «Алмаз». В 1958 г. был избран чл.-корр. АН СССР, а в 1964 г. стал ее действи­тельным членом.

Активное участие в создании эле­ментов радиолокационной техники во время войны приняли также дру­гие выдающиеся ученые, ставшие впоследствии чл-корр. и академиками АН СССР. Так, электронные приборы для отечественных РЛС были созданы академиками Николем Дмитриевичем Девятковым и Сергеем Аркадьевичем Векшинским, методы расчета радио­локационных линий — Борисом Алексеевичем Введенским, антенны для РЛС разрабатывались под руковод­ством чл.-корр. АН Пистолькорса. Все эти ученые внесли значительный вклад в послевоенное развитие науки в нашей стране.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершилась война и перед учеными встали новые проблемы. Надо было соз­давать современную технику электро­связи, строить кабельные, радиорелей­ные, спутниковые линии связи, разви­вать телерадиовещание. Как известно, электросвязь — высокотехнологичная отрасль, и для ее развития необходимо проведение фундаментальных исследо­ваний. Всеми этими проблемами заня­лись ветераны — участники Великой Отечественной войны, как те, кто сра­жался с врагом в армии, так и те, кто на­пряженно работал в тылу. Они продол­жали активно трудиться и многие из них внесли существенный вклад в создание и развитие в нашей стране современной науки и техники связи. Они были героя­ми не только в годы войны — героиче­ской была вся их жизнь.

В этой краткой статье упомянуты лишь некоторые ученые и инженеры, которые были не только выдающими­ся специалистами, но и высоконрав­ственными и всесторонне образован­ными людьми. Память о них увекове­чена в их делах. Их имена присвоены научным институтам и предприятиям, которые они создали и где трудились после войны.

Завершим этот краткий очерк, по­священный нашим ветеранам, слова­ми знаменитого русского поэта XIX в. Гавриила Державина:

А слава тех не умирает,

Кто за отечество умрет:

Она так в вечности сияет,

Как в море ночью лунный свет.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Пересыпкин в войне. (В сборнике 50 лет радио/под ред. ). М.: Государствен­ное из-во по вопросам литературы и радио, 1945.

2.  Давыдов для Ставки Вер­ховного Главнокомандующего // Элек­тросвязь: история и современность.— 2005. — № 2.

Творцы российской радиотехники. Жизнь и вклад в мировую науку/под ред. . М.: ЭкоТрендз, 2005.

3.  Быховский информа­ционного века. История развития тео­рии связи. М.: Техносфера, 2006.

4.  , Мамаев и вклад в отечественную радиотехнику ­ева//Электросвязь: история и современ­ность.—2009.—№ 1.

5.  . М.: Московский рабо­чий.— 1990.

6.  Сухарев Расплетина в созда­нии первых отечественных телевизион­ных приемников//Электросвязь: исто­рия и современность.— 2008.— № 1.

7.  и телеви­зионные методы отображения воздуш­ной обстановки//Электросвязь: история и современность.— 2008.— № 2.

8.  Сухарев ­тиным самолетной телевизионной си­стемы разведки и наведения истреби­телей на цель//Электросвязь: история и современность.— 2008.— № 4.

Волков, В. В. Сооружение сверхмощной радиостанции в годы войны / // Электросвязь : ежемесячный научно-технический журнал по проводной и радиосвязи, телевидению, радиовещаниюN 5 . - С. 1-3

В мае 1980 г. советский народ и все передовое человечество отметили 35-легие Победы над фашистской Германией. Три с половиной десятилетия не стерли из па­мяти людей ужасы войны; мы помним и чтим героев, сражавшихся на фронте и работавших в тылу. Много славных подвигов вписали в историю Великой Отечест­венной войны советского народа связисты. Об одном из них — строительстве сверх­мощной радиостанции в тяжелые 1941 —1942 годы — рассказывает начальник это­го строительства генерал-лейтенант-инженер Всеволод Викторович Волков.

С 1933 г. и до начала войны в Москве устойчиво работала уникальная для своего времени сверхмощная (500-киловаттная) ра­диовещательная станция имени Коминтерна, проектированием и строительством которой руководил .

В июльские дни 1941 г. по указанию Го­сударственного комитета обороны эта стан­ция и основные мощные радиовещательные станции Москвы были эвакуированы в вос­точные области страны. Чтобы улучшить слышимость советского Центрального радиовещания на территории, временно оккупированной немецко-фашист­скими захватчиками, а также улучшить условия радиоприема за Уралом, в 1941 г., в период жестоких боев, началось проектиро­вание и строительство в Заволжье сверх­мощной радиостанции (1200 кВт) для рабо­ты на длинных и средних волнах [1].

Главным инженером строительства радио­станции был назначен . Прежде всего надо было организовать изготовление специального радиотехнического оборудова­ния. в воспоминаниях писал: «Значительная часть аппаратуры погибла во время перевозки из Ленинграда на Большую землю: баржи с аппаратурой подверглись бомбардировке и затонули в Ладожском озере, но, к счастью, электронные лампы, производство которых труднее всего было бы организовать на новом месте, все же уда­лось спасти» [1].

Чтобы разместить заказы на очень слож­ную радиотехническую аппаратуру, надо было найти производственные мощности в средней полосе страны. Совнарком СССР принял решение организовать филиал завода в районе строительства радиостанции. На­чальником филиала был назначен М. А. Со­болев. Главным инженером филиала назна­чили ныне Героя Социалистического Труда . С ним мы строили еще до войны комплекс радиовещательных станций на Дальнем Востоке. Руководя изготовлени­ем радиотехнического оборудования, одновременно возглавил и наладочную группу, с которой довел радио­станцию до проектных параметров.

Было принято решение строить радио­станцию в подземном варианте. Для соору­жения технического здания предстояло вы­нуть около ста тысяч кубических метров грунта, подготовив 28-метровый котлован. На основной площадке предусматривалось сооружение «сердца» радиостанции — ее пе­редающей части. В подготовленный котлован «сажалось» двухэтажное железобетонное мо­нолитное техническое здание, на котором покоилась защитная железобетонная плита четырехметровой толщины. Она насыщалась стальной арматурой и имела общую массу около 1500 тонн.

Конструкция технического здания была предусмотрена из монолитного железобетона (в те годы сборный железобетон в таких сооружениях еще не применялся). Здание имело 144 колонны с монолитными железобе­тонными перекрытиями. В торцевой части предполагалось расположить грузовой вход для доставки тяжелого оборудования. Он подлежал засыпке песком, как и все три па­зухи котлована. Был предусмотрен и слу­жебный вход (с винтовой лестницей).

В первом этаже здания планировалось расположить силовые трансформаторы и си­стему водоохлаждения с насосным хозяйст­вом; второй этаж предназначался для вы­ходных генераторно-модуляторных блоков и дополнительного радиооборудования, а так­же для мощных высоковольтных металличе­ских ртутных выпрямителей, питающих радиопередатчик, и распределительных устройств силового хозяйства. Сверху техни­ческое здание прикрывалось небольшим кур­ганом с травяным посевом.

В непосредственной близости от техниче­ского здания должна была располагаться система брызгательных бассейнов, предназна­ченная для охлаждения дистиллированной воды, поступавшей от системы охлаждения мощных генераторных ламп. Сооружение си­стемы водоснабжения было несложным, и го­товность ее была обеспечена своевременно.

Антенная система радиостанции проектиро­валась как сооружение из двух отдельно стоящих групп башен-излучателей (по четы­ре башни £ группе); четыре башни — высо­той 205 м, четыре—150 м. Каждая башня представляла собой острую трехгранную пи­рамиду из стальных труб и имела в основа­нии ширину грани 15,5 м, а вверху — 2 м.

Башни опирались на бетонные фундаменты через фарфоровые изоляторы, воспринимав­шие их массу (до 150 тонн каждая). Относи­тельно техздания они были ориентированы на запад и на восток и расположены с двух сторон здания. Расстояние между группами башен-излучателей — около 1000 м.

Около каждой антенной башни предус­матривалось соорудить одноэтажный кирпичный павильон для аппаратуры настройки. Каж­дый из восьми башенных павильонов под­земным проходным каналом соединялся с техническим зданием специальным ВЧ фиде­ром, сделанным из дерева, гидроизолированным рубероидом и засыпанным землей. Он дол­жен был подавать энергию радиоколебаний от радиопередатчика.

Монтаж металлоконструкций башен-излучателей выполнил трест «Стальконструкция» к исходу третьего квартала 1942 г. Сборка мачт-башен осуществлялась «ползу­чим краном». Монтажными работами руко­водил начальник участка . Производство монтажных работ курировал инженер .

Монтаж башен проходил в тяжелых усло­виях: при сорокаградусном морозе и очень сильном ветре, что особенно опасно при ра­боте на высоте. За полтора года у монтаж­ников не было ни одного несчастного случая. Однако на завершающем этапе сооружения антенных башен, когда станция уже работа­ла по временной схеме и мы готовились к ее сдаче, произошло «ЧП». В районе строитель­ства стоял низкий, густой туман. Был конец рабочего дня. Мы с главным инженером услышали гул мотора пролетавшего самолета. Этот гул не удивил нас, так как стройка находилась в районе рас­положения авиационных заводов.

Вдруг раздался резкий, рассекающий воз­дух специфический звук, напоминающий свист бича... Все стихло. Что это? Вбежав­ший дежурный сообщил, что упала одна башня. Четырехмоторный самолет ТБ-3, сбившись с курса и нарушив коридор поле­та, налетел на одну из наших 200-метровых башен.

Башня рухнула, не задев остальных трех. Она легла всего в 10—15 м от проходной будки, перегородив нашу основную дорогу. Для восстановления башни требовалось 150 тонн специальных стальных труб. Заво­ды, изготовлявшие башни в 1942 г., уже вы­пускали танки. Был проведен тщательный поиск и ревизия сортности труб на всех стройках в ближайшей округе. В результате сконструировали новую башню из нефтяных труб, работы произвели в предельно корот­кие сроки.

Проблемы получения высоких мощностей были разрешены путем введения предложен­ной блоковой системы выход­ных каскадов с соответствующими модуля­ционными устройствами. внед­рил систему сложения мощностей. В каждом блоке радиопередатчика были установлены по четыре 100-киловаттных триода Г-433 в выходном каскаде ВЧ генератора и четыре таких же триода в каждом выходном каска­де-модуляторе.

Такое построение радиопередатчика позво­ляло осуществлять его работу либо полной мощностью (2X600 = 1200 кВт) на одной волне, либо половинной мощностью (600 кВт) на разных волнах. Это расширяло маневренные возможности станции.

Сложной проблемой было водоснабжение станции. До осени 1942 г. вода была вопро­сом номер один. Техническая площадка рас­полагалась на склоне плато, спускавшегося к реке, впадающей в Волгу. Было принято ре­шение заложить три эксплуатационные сква­жины в районе бассейна реки, соорудить две насосные станции и ряд железобетонных резервуаров. Ко всему этому водному хо­зяйству надо было проложить водопровод протяженностью 12 км.

В условиях осени и рано начавшейся зи­мы, при недостатке труб, нехватке тракторов и транспорта решить проблему водоснабже­ния было крайне сложно. Пришлось жестко нормировать расход воды, несмотря на опасность возникновения тифа и других эпи­демических заболеваний, на необходимость круглосуточной работы санпропускников.

По временной схеме спроектированную систему водоснабжения (три скважины и две насосные станции) задействовали к исходу третьего квартала 1941 г.

Зима 1941 — 1942 гг. была очень суровой. Температура доходила до —45°С. Морозы сопровождались сильными ветрами. В этих условиях в котловане на забетонированной плите сооружались 144 железобетонные колонны, междуэтажные перекрытия и наружные стены.

Необходимость предельно форсировать работы заставила нас срочно освоить и применить новый способ электропрогрева бетона. Инициатором, организатором и непо­средственным руководителем этой работы был заместитель главного инженера строи­тельства, ныне покойный, .

Февраль 1942 года. Морозы. Плохо с пи­танием. Длительные перебои с водой и по­дачей топлива. А на строительных площад­ках—настоящий штурм. Во второй половине месяца удалось широко развернуть техноло­гический монтаж промышленного и радио­технического оборудования в первой секции технического здания. К концу марта, работая круглосуточно, строители закончили весь объем бетонных работ по техническому зданию, что дало возможность широким фронтом развернуть монтажные работы.

Пазухи заглубленного здания засыпали песком, тщательно его утрамбовали, созда­ли над верхним перекрытием четырехмет­ровый песочный тюфяк и соорудили на нем мощную защитную железобетонную плиту. Она выходила за пределы основного контура здания, надежно закрывая его.

В конце июня 1942 г. был решен вопрос о конструкции защитной железобетонной пли­ты. По инициативе партийной и комсомольс­кой организации строительства в плиту за­бетонировали капсулу с письмом к потомкам, подписанным руководством строительства, его активными участниками.

В конце апреля — начале мая 1942 г. за­вершились электромонтажные работы. Со­орудили две нитки высоковольтной линии. Электроэнергия практически была уже в зо­не объекта. Задерживалась поставка двух силовых трансформаторов на 10 тыс. и 7 тыс. кВт, что не позволяло закончить гру­зовой вход технического здания, т. е. «за­драить» стеновой проем, гидроизолировать его и завершить засыпку западной пазухи в котловане. Трансформаторы поступили толь­ко в середине мая. Начался активный элек­тромонтаж всего технического комплекса, успешно выполненный специализированной организацией. Начальником работ был та­лантливый инженер Симонов.

К 10 мая 1942 г. в техническом здании уже на 90% были выполнены строительные рабо­ты. Прибыли квалифицированные бригады верхолазов, которые завершили монтаж ба­шен первой очереди и развернули работы на антенных башнях второй очереди.

В мае 1942 г. обстановка на фронте ос­ложнилась. Начиналась Сталинградская эпопея. Необходимо было принять особые меры к сохранности технического здания, в котором были сосредоточены уникальная ап­паратура, большое количество дефицитных кабельных изделий, трансформаторы и много другого ценнейшего оборудования.

Для защиты радиостанции от воздушных налетов в районе строительства были уста­новлены зенитные батареи.

Немало трудностей возникло из-за перебо­ев с подвозкой материалов, в том числе це­мента. Он использовался на стройке в очень больших количествах. Но цемент был и стра­тегическим сырьем. Основными поставщика­ми его были знаменитые Вольские заводы. Пришлось выехать в Вольск. Бои уже при­ближались к Сталинграду. Нам удалось от­грузить и привезти к месту строительства 15 тыс. тонн цемента. Это дало возможность бесперебойно вести бетонирование всего сложного сооружения.

Для ведения специальных монтажных ра­бот, возложенных на Наркомат связи, на строительстве был дислоцирован трест № 15 (ныне «Радиострой»), возглавляемый квали­фицированным инженером , проектировавшим технологическую часть ра­диостанции.

И вот, при 75-процентной готовности мон­тажных работ, на первом этаже технического здания, где размещались трансформаторы, возник пожар. По всем этажам и секторам распространился дым. Через служебный вход срочно вывели всех работников. Положение было угрожающим. Вместе с главным инже­нером я прибыл к месту про­исшествия. Сопровождал нас заместитель начальника строительства по хозяйственной части — бывший погранич­ник. Это был человек предельного мужества. Надев противогаз, он по винтовой лестнице спустился вниз, нашел рубильник и включил все вентиляционные системы. За 40—50 ми­нут они вытянули дым, боевые расчеты по­жарной команды смогли проникнуть в здание и ликвидировать пожар.

В июне—-июле 1942 г. сооружались кон­туры заземления в районе антенных башен. Работа выполнялась вручную. Надо было копать каждый канал для прокладки в нем медного провода — «луча» на длину, равную высоте антенной башни, и проложить в земле радиальные медные провода-лучи. По 360 медных лучей было уложено в каждой группе антенных башен. После укладки про­водов каналы засыпали.

20 сентября 1942 г. первая очередь стан­ции (600 кВт) вступила в опытную эксплуа­тацию. Начались ее испытания на передачах. «Радиостанция, — писал , — фактически начала свою работу еще 6 ок­тября 1942 г., т. е. за 10 месяцев до полного ее завершения, что принесло большую поль­зу во время Сталинградской битвы, так как стало возможной передача правдивой ин­формации на русском и немецком языках» Г2]. 17 ноября 1942 г. радиостанция была предъявлена к сдаче. Успешному заверше­нию строительства способствовало руковод­ство радиостанции, в том числе директор и главный инженер

H. В. Юловский. «Председателем Государст­венной комиссии по приемке радиостанции был , его заместителем по строительной части профессор ­дыш — один из крупнейших в то время в нашей стране специалистов по сооружению фундаментов и оснований» [2].

Труд коллектива строителей и монтажни­ков получил высокую оценку Советского Правительства. Большая группа работников была награждена орденами и медалями. В 1946 г. ряду участников этого уникального строительства были присуждены Государст­венные премии СССР.

ЛИТЕРАТУРА

I. М и н ц пути.—Радио, 1974, № 9.

2. 1200-киловаттная радиовеща­тельная станция. — В кн.: Радиотехника и мощное радиостроительство. М.: Наука, 1976.

Копылов, А. М. Вклад радиофикаторов в Великую Победу / // Электросвязь : история и современностьN 2. - С. 28-29.

В нашей стране в середине 20-х годов XX в. активно стали развиваться радиотрансляционные сети. По существу, они объединяли радио и проводное вещание, так как программы звукового вещания принимались радиоприемниками, усиливались и по сети проводного вещания доводились до абонентов. В дальнейшем про­граммы на городские радиотрансляционные узлы стали подаваться преимущественно по проводам (кабельным линиям, включая ВОЛС), а радиоприемники - использо­ваться только в качестве резервных источников про­грамм. Процесс оснащения населенных пунктов радио­трансляционными сетями принято называть радиофика­цией, а людей, обслуживающих эти сети, - радиофикаторами.

Строительство радиотрансляционных узлов суще­ственно снижало капитальные и эксплуатационные рас­ходы при массовом охвате населения звуковым веща­нием. Так, установочная стоимость радиоприемника составляла руб., а слушательской точки провод­ной сети - 53 руб. (цифры 1939 г.). Стоимость эксплуатации радиоприемника при 6-часовой работе в сутки составляла 338-288 руб., а слушательской точки провод­ной сети 33,24 руб. Расход металла и электроэнергии на одну слушательскую точку проводной сети также был значительно ниже, чем на радиоприемник. Да и органи­зовать массовое производство радиоприемников было гораздо труднее, чем выпуск громкоговорителей про­водного вещания. Радиофикация позволила с меньшими затратами и в более короткие сроки дать населению страны источник массовой информации. Кроме того, надежные и постоянно готовые к работе средства проводного вещания были положены в основу системы оповещения населения во время войны, в случае техно­генных и природных катастроф и в других чрезвычайных ситуациях.

Поэтому наряду с развитием радиовещания в Совет­ском Союзе перед войной была создана крупнейшая в мировой практике система проводного вещания. Виктор Суворов в книге "День М" пишет: "В каждой советской квартире коммунистическая власть бесплатно установи­ла большой черный репродуктор тарелку, а на каждой улице серебристый колокольчик". Правда, в качестве уличных громкоговорителей использовались рупор­ные громкоговорители с квадратным отверстием, "серебристые колокольчики" появились позднее, но это детали.

Решительного улучшения системы оповещения насе­ления потребовала начавшаяся в 1939 г. Вторая мировая война. Основную работу по техническому перевооруже­нию Московской городской радиотрансляционной сети (МГРС) возглавил ее главный инженер . В Москве благодаря напряженному труду коллектива радиотрансляционной сети была создана система опове­щения, которая была принята с оценкой "отлично" комиссией во главе с в мае 1941 г. Система оповещения включала более 620 тыс. громко­говорителей, установленных в квартирах москвичей, на предприятиях, в учреждениях, госпиталях, клубах, на улице. Общая мощность всех усилителей составляла около 132 кВт. В МГРС перед войной была создана прогрессивная для своего времени автоматизированная система дистанционного управления территориально рассредоточенными усилительными станциями. Это по­зволило в военные годы при острой нехватке кадров обеспечить работоспособность сети. Впервые в практике проводного вещания работники МГРС разработали и внедрили систему резервирования, которая позволила резко повысить надежность работы сети. Маршал связи в своей книге "Связисты в годы Великой Отечественной" вспоминал, что даже в самые напряженные дни битвы под Москвой, когда город подвергался интенсивным бомбежкам, нападениям про­тивника, система оповещения столицы четко выполняла свои функции. Она, по существу, регулировала ритм жизни города и спасла тысячи человеческих жизней.

Во время блокады круглосуточно работала Ленин­градская радиотрансляционная сеть. Свыше полумил­лиона громкоговорителей ни на минуту не переставали звучать в квартирах, бомбоубежищах, лазаретах, казар­мах, на улицах. По сети проводного вещания своевре­менно передавались команды о прекращении движения пешеходов, трамваев, автотранспорта, об организации помощи пострадавшим, ликвидации пожаров. Чтобы каждый человек в любой момент знал обстановку в городе, днем передавались программы вещания, а ночью, если все было спокойно, включался метроном с пониженным уровнем громкости. Когда объявлялась воздушная тревога, после слов диктора подавались громкие сигналы метронома, работавшего с другой тактовой частотой.

Радиофикаторы во время войны проводили звукоу­силение, озвучивание и трансляцию различных массовых общественных мероприятий. Среди них торжественное заседание 6 ноября 1941 г. на станции метро "Маяков­ская", посвященное 24-й годовщине Великой Октябрь­ской Социалистической революции, парад войск Крас­ной Армии 7 ноября 1941 г. на Красной площади. Эти мероприятия были для многих полной неожиданностью, так как гитлеровские войска находились на подступах к Москве, воздушные налеты происходили почти каждую ночь, иногда по нескольку раз. Трансляцию торжествен­ного заседания и парада слушала вся страна, а участники исторического парада прямо с Красной площади уходи­ли на фронт.

Значение проводного вещания возросло после того, как в начале войны радиоприемники были временно изъяты у населения и сосредоточены на предприятиях связи. Кроме того, многие радиостанции были эвакуи­рованы в восточные районы страны, некоторые захва­чены противником, а оставшиеся работали в особом режиме, чтобы не служить ориентиром для вражеской авиации. Таким образом, проводное вещание оставалось единственным средством оповещения населения об авиа­ционных налетах и основным источником информации о положении на фронтах, международной ситуации, ново­стей внутренней жизни страны, а музыкальные и лите­ратурно-художественные передачи помогали укреплять душевное состояние людей. Кстати, в других государ­ствах, участвующих в войне, особенно в странах гитле­ровской коалиции и на оккупированных территориях, запрещалось пользоваться радиоприемниками - наруше­ние этого требования строго каралось, вплоть до смерт­ной казни. Советский Союз, обладавший надежной системой оповещения, имел в данном случае серьезное преимущество перед другими воюющими странами.

Значение своевременного оповещения населения сох­раняется и в мирное время, особенно сейчас, в условиях роста числа техногенных и природных катастроф, опас­ности совершения террористических актов.

Литература

1.  Горон . - М.: Государственное издательст­во литературы но вопросам связи и радио. 1944.

2.  Пересыпкин в годы Великой Отечественной войны. - М.: "Связь". 1972.

Шамшин связистов Москвы в победу // Электрос­вязь№11

Кукк, К. И. Радиосвязь в Великую Отечественную / // Электросвязь : история и современностьN 2. - С. 21-25.

Радиосвязь - неотъемлемая составная часть военной связи, которая во многом определяет боеспособ­ность армии и результаты проведения войсковых опера­ций. Несмотря на то, что "богом войны" считалась артиллерия, анализ боевых операций показал, что уже в прошлой войне на эту роль претендовала военная связь как средство управления войсками. Связисты внесли существенный вклад в успешное завершение Великой Отечественной войны, их подвиги до сих пор служат примером для молодого поколения.

За прошедшие годы военная связь неузнаваемо изме­нилась. Только в радиосвязи появились такие новые направления, как радиорелейная связь, тропосферная связь, спутниковая связь.

XIX в. ознаменовался открытием нашего великого соотечественника , связанным с использо­ванием электромагнитных колебаний для беспроводной связи на расстоянии. Уже летом 1900 г. на маневрах 148-го Каспийского пехотного полка проходили испытания разработанных под руководством первых армейских походных радиостанций, а 9 (22) ноября 1911 г. подполковник русской армии впервые в мире организовал передачу радиотелеграфных сигналов с самолета, пилотируемого летчиком , на Землю на расстояние до 20 км.

В г. г. радиотелеграфным депо Российского морского ведомства (Кронштадт) были изготовлены серийные искровые передатчики РСТ-ВН мощностью до 2000 Вт. В качестве приемных устройств использовались детекторные приемники. Перед самой революцией на русских кораблях было более 220 радиостанций.

Но важность радио в военной связи была по-настоя­щему оценена только после революции 1917 г. Уже в 1918 г. подписал Положение о радиолабора­тории с мастерской. Это первое крупное в стране научно-исследовательское учреждение было расположено в Ниж­нем Новгороде, возглавлял его в течение десяти лет -Бруевич.

После образования Красной Армии стали формиро­ваться самостоятельные органы по руководству связью, а также исследовательские организации в области военной связи. В апреле 1918 г. была образована Военная радио­техническая лаборатория (ВРТА). Одним из первых ее руководителей был выдающийся радиотехник, профессор .

20 октября 1919 г. в соответствии с приказом Реввоенсовета было образовано Управление связи Крас­ной Армии, а на фронтах созданы органы управления связи фронта, армии, корпуса, дивизии и бригады. Таким образом, день 20 октября 1919 г. стал днем рождения войск связи.

К концу 1920 г. войска насчитывали один поезд связи, 13 отдельных батальонов связи, 79 телефонно-телеграфных рот, 13 отдельных рот связи, 3 радиобазы, 38 отдельных радиостанций. Общая численность войск связи превышала 100 тыс. человек. На радиобазах в Казани и

Владимире шла подготовка радиоспециалистов для армии.

В 1921 г. под руководством была создана первая советская передающая радиотелефонная станция АК-23 дальностью действия до 50 км. В 1923 г. на вооружение войск связи поступила первая ламповая радиостанция АЛМ, названная в честь ее создателя - (), который в то время возглавлял Научно-испытательный институт связи (НИИС) РККА. До 1923 г. в армии были в эксплуатации только искровые передатчики фирмы "Телефункен".

В сложные предвоенные годы в Советском Союзе шло перевооружение войск. Разрабатывались новейшие танки, самолеты, артиллерийские орудия. Значительное внима­ние было уделено и созданию средств радиосвязи.

Особенно остро проявилась необходимость оснаще­ния армии средствами радиосвязи во второй половине 20-х годов. Тактическое звено управления в армии - это своеобразная "последняя миля", которая должна обес­печивать взаимодействие сил в боевой обстановке. По количеству и разнообразию средств связи тактическое звено является наиболее насыщенным. Уже в тс годы разрабатывались специальные радиостанции для кавале­рийских соединений, началось промышленное произ­водство первых артиллерийских радиостанции типа "Гора-1", "Гора-2", "Гора-3", были развернуты опытно-конструкторские работы по созданию типовых танковых радиостанций.

По мере насыщения войсковых соединений радио­станциями обострился вопрос электромагнитной совме­стимости и исключения взаимных помех при комплекс­ной организации радиосвязи. Поэтому весь диапазон частот войсковых радиостанций был разделен на группы фиксированных частот в зависимости от оперативного назначения. Таким образом, с того времени началось упорядочение использования спектра частот в войсках. Это позволило существенно упростить процесс организации радиосвязи и практически обеспечить беспомеховое ведение переговоров.

В конце 20-х годов было разработано 17 типов общевойсковых, кавалерийских и авиационных радио­станций (1ВФ, 2Д и др.), которые начали поступать в армию. Но лучшие разработки военных радиостанций пришлись на первую половину 30-х годов. В это время были разработаны такие радиостанции, как 6ПК, РКР, 5АК, танковые станции 71-ТК, 71-ТК-1, 71-ТК-З (рис. 1) и 72 ТК.

В приемнике танковой рации 71-ТК впервые в вой­сковой аппаратуре был использован супергетеродинный метод приема. Непосредственно перед войной были разработаны танковые радиостанции с кварцевой стаби­лизацией частоты КР СТБ 9-Р (рис. 2.), 10-Р.

В 30-е годы создаются самолетные станции типа 5-СУ, 11-СК, 13-СК, 14-СК. 15-СК и др. Перед самой войной начала выпускаться самолетная радиостанция с супер-гетеродинным приемником для бомбардировщиков РСБ, а позднее, для средних и тяжелых самолетов радио­станция РСБ-бис-АД. При этом в телеграфном режиме обеспечивалась дальность до 1500 км, а в телефонном режиме при выходной мощности 80 Вт - до 350 км. В последующие годы эта радиостанция послужила основой для создания унифицированного ряда станций, которые также нашли применение в различных наземных радио­линиях.

Для самолетов ближнего действия были разработаны радиостанции РСВС, PCBC-I.

В довоенный период самолеты оснащались радио­связью медленно. Великая Отечественная война резко повысила значение радиовооружения самолетов и назем­ных средств связи ВВС. Появилось много новых отечественных авиационных радиостанций, хорошо зарекомен­довавших себя при проведении боевых действий. К наиболее распространенным в то время радиостанциям относя гея РСИ-4, РСИ-6, РСБ-бис, РСБ-Збис, РСР-2бис.

Коротковолновая станция РСИ-4 устанавливалась на истребителях и штурмовиках типа И-16, И-15, Миг-3, Як-1, Як-7, Ил-2, Пе-3 и предназначалась для двусторонней связи самолетов с землей и между самолетами. Дальность связи между самолетами достигала 15 км, а связи с наземными средствами - 100 км. Радиостанция была построена на лампах типа 6А8, 6Г7, 6К7, 6ПЗ, 6П6, 6Ф6.

Коротковолновые радиостанции типа РСБ-бис пред­назначались для установки на самолетах бомбардировоч­ной и разведывательной авиации СБ, Пе-2, Пе-8, Ли-2, Ил-4. Дальность телеграфной связи с наземными сред­ствами достигала 2000 км.

Для самолетов среднего класса были разработаны радиостанции РСБ-бис с приемником КС-2, РСБ-Збис.

Передатчики этих станций имели выходную мощность от 1,5 Вт до 20 Вт в телефонном режиме работы. Для само. 1С I он морской авиации выпускались радиостанции РСБ-М и РСБ-Мбис.

Экипировка летчика включала шлемофон, в котором монтировались два телефона типа ТА-2 или ТА-3 и два ларингофона типа ЛА-3.

Первая отечественная переносная радиостанция 6ПК была создана в Горьковской центрально-индустриальной лаборатории и НИИС РККА (ныне 16 ЦНИИС МО). Станция работала в телеграфном и телефонном режиме в диапазоне частот 3,75-5,25 МГц и предназначалась для связи командира батальона с командиром полка и в сетях артиллерийских дивизионов. На базе радиостании 6ПК (рис. 3) был разработан вариант станции РКР для использования в кавалерийских войсках.

Впоследствии станцию 6ПК. которая длительное время оставалась базовой, заменили радиостанцией РБ (радиостанция батальонная). Эта станция была создана в 1936 г., с 1938 г. начался серийный выпуск, а после 1940 г. появились ее модернизированные варианты. Она получи­ла широкое распространение во время войны для связи низового (тактического) звена (рис. 4).

Радиостанция РБ работала в трех поддиапазонах в полосе частот от 1,5 МГц до 6 МГц, обеспечивая связь как в телефонном, так и в телеграфном режиме при выходной мощности 1,5 Вт. Наибольшее распростране­ние она получила в полковых сетях пехоты и артиллерии. Модернизированный вариант для кавалерийских частей выпускался под названием РБК.

В годы Великой Отечественной войны большим успехом пользовалась КВ-радиостанция РБМ, которая пришла на смену радиостанции РБ. По сравнению с трофейными немецкими станциями она имела меньшие габариты, была проста в обслуживании в самых тяжелых боевых условиях. Несмотря на то, что основное пред­назначение РБМ построение связи в звене "батальон-полк-дивизия", она интенсивно использовалась в качестве личной радиостанции командиров дивизий и выше.

Радиостанция РБМ-1С начала выпускаться в 1941 г. Она, в отличие от РБ, имела два поддиапазона в полосе частот 1,75...6 МГц, но несколько большую выходную мощность (2,5 Вт). Радиостанция РБМ-5, которая про­изводилась с 1942 г., имела входную мощность 5 Вт. Повышение мощности выходных каскадов за счет пере­хода на другие типы ламп позволяло организовывать связь на большие расстояния и таким образом повышать тактические возможности низовой радиосвязи, шире использовать радиостанции, особенно в средних армей­ских звеньях пехоты и артиллерии. Несколько сложнее обстояло дело на уровне взвода, батареи, танка. Низовых радиостанций требовалось намного больше, и, работая в коротковолновом диапазоне в условиях крупных боевых операций, они создавали большие помехи, что затрудня­ло установление и поддержание связи. Да и по своим габаритным характеристикам радиостанции РБ и РБМ не соответствовали требованиям низового звена. Радио­станции переносили в двух упаковках, и для их обслужи­вания требовалось два человека. Перенося станцию на спине, солдаты прозвали ее "эрбушка-горбушка".

Ранее разработанные радиостанции типа 2Д, ЗД, 4Д также были модернизированы и установлены на авто­мобили. Автомобильные варианты станции стали назы­ваться 2А, ЗА, 4А.

Радиостанция 5АК (рис. 5) предназначалась для использования в дивизионных сетях пехоты и кавалерии, в полковых сетях артиллерии, а также в сетях взаимодей­ствия. Эта станция обеспечивала работу в телеграфном и телефонном симплексных режимах при мощности пере­датчика 20 Вт па частотах от 3,25 МГц до 4,75 МГц. Станция могла размещаться в автомобиле, на тачанке или двуколке, а также перевозиться во вьюках или ящиках.

В предвоенные годы были также разработаны мощ­ные радиостанции для использования в оперативном и оперативно-тактическом звеньях управления. Это стан­ции типа ПАК, PAT, РСБ-Ф, РАФ и др.

Автомобильная коротковолновая (2,5...4,5 МГц) ра­диостанция 11АК, предназначенная для оперативного звена управления, размещалась на двух автомобилях ГАЗ-А А или ГАЗ-AAA. Она использовалась почти во всех родах войск для связи между штабами, а также как аэродромная радиостанция для связи с самолетами. Дальность связи достигала 700 км в телеграфном режиме и 350 км в телефонном режиме. Выходная мощность передатчика в телеграфном режиме составляла 600 Вт, в телефонном 300 Вт (рис. 6).

Тяжелая телефонно-телеграфная коротковолновая ра­диостанция PAT размещалась на двух автомобилях ЗИС-5 или на одном автомобиле ЗИС-6. Выходная мощность этой станции в телеграфном режиме 1000 Вт. Она использовалась как общевойсковая в сетях Генерального штаба, для связи штабов крупных войсковых соединений, а также как аэродромная. Дальность связи в телеграфном режиме составляла более 2000 км.

Рис. 6. Передняя панель передатчика 11АК:

1 — миллиамперметр ДШ; 2 - реостат накала возбудителя 3 — реостат накала модулятора; 4 - переключатель сеток 5 - вольтметр накала; 6 - амперметр антенный типа ТИС на 15 а 7— главный переключатель

Руководство страны уделяло значительное внимание развитию военной радиосвязи, позволяло решать боль­шинство задач как на стратегическом, так и на тактиче­ском уровне. Однако все же к началу войны в войсках не хватало радиостанций, телефонных и телеграфных аппа­ратов, полевого кабеля и др. Промышленное производ­ство средств связи и особенно радиосвязи не было еще как следует налажено.

Министр электронной промышленности СССР вспоминал: "В Московском военном округе на 1 января 1940 г. радиостанции стояли на 43 самолетах-истребителях из 583. В 1942 г. командующий ВВС РККА отмечал в приказе, что 75 % вылетов советской авиации делается без использования радиостанций".

С первых дней Великой Отечественной войны и до Победы радио стало важнейшим средством управления войсками. Развитию связи в армии способствовал приказ народного комиссара обороны (НКО) от 01.01.01 г. "Об улучшении связи в Красной Армии". На боевых фронтах выросло число связных воинских подразделений. Директива Ставки ВГК от 01.01.01 г. "Об улучшении использования радиосвязи для обеспечения управления войсками" обеспечила дальнейшее совершенствование непрерывной системы поддержания связи и устойчивости системы управления. В звене "Генштаб-фронт-армия" помимо радиосвязи была организована правительствен­ная высокочастотная связь.

Ускоренное развитие радиосвязи имело также боль­шое значение для поддержания непрерывного взаимодей­ствия всех разнородных сил и средств, участвующих в боях и операциях. Меры, экстренно принятые правитель­ством, позволили не только увеличить объемы производства радиосредств, но разработать и серийно внедрить новейшее военное радиооборудование.

4 июля 1943 г. вышло историческое постановление Государственного комитета обороны СССР "О радио­локации", которое положило начало формированию радиоэлектроники как отрасли и становлению целого ряда предприятий в области радиолокационной техники, электроники, электросвязи и радиосвязи. Продолжал повышаться технологический уровень радиостанций всех звеньев управления.

В 1943 г. почти в два раза увеличились поставки на фронт радиостанций PAT и РБ, в 2,5 раза выросли поставки танковых радиостанций 9Р, ЮР, 12РТ, 12РТК. С другой стороны, почти в три раза уменьшилось количество типономиналов, что существенно упростило поставки запасного имущества и ремонт радиооборудо­вания. Станции 5АК и 6АК были модернизированы. Мощность их передатчиков увеличилась в два раза.

Для обеспечения связи штабов фронтов, армий и соединений авиации во время войны выпускались авто­мобильные радиостанции 12РТ, А-7, PAT, РАФ-КВ-3, для стрелковых и артиллерийских частей - РБ и РСБ-Ф, РБМ. В конце 1944 г. в войска начала поступать рация РАФ-КВ-4 с аппаратурой "Карбид", обеспечивающая работу бук­вопечатающих телеграфных аппаратов по помехозащищенным радиолиниям. К концу войны появились модер­низированные автомобильные рации РАТ-44, РАФ-КВ-5, РСБ-ФЗ.

Широкое распространение во время Великой Отече­ственной войны получила автомобильная (ГАЗ-ААА, ЗИС-6) коротковолновая радиостанция РАФ-КВ и ее модификации - РАФ-КВ-3, РАФ-КВ-4, РАФ-КВ-5, РАФ-КВ-бис. При мощности передатчика 300-500 Вт радио­связь осуществлялась на дальности до 2000 км в теле­графном режиме и до 1000 км - в телефонном режиме. Не меньшим успехом во время войны пользовалась авто­мобильная (два автомобиля ЗИС-5 или один ЗИС-6) коротковолновая радиостанция PAT. Эти радиостанции широко использовались для связи между штабами выс­ших войсковых соединений, а в качестве аэродромных для связи с самолетами. Выпуск их продолжался и после окончания войны. Общий вид передатчика РАФ приведен на рис. 7.

Для разгрузки эфира требовалось освоение нового диапазона, а для низового звена - создание легкой, носимой радиостанции. Еще в 1940 г. была разработана ультракоротковолновая радиостанция А-4. При мощно­сти передатчика 1 Вт и амплитудной модуляции станция обеспечивала устойчивую связь на расстоянии до 8 км. На базе этой радиостанции осенью 1941 г. была начата разработка первой УКВ-радиостанции с частотной моду­ляцией А-7 (рис. 8), а уже через год она стала поступать в войска. Непрерывно шла модернизация станции, и в начале 1944 г. появилась радиостанция А-7-А, в которой число ламп было уменьшено, а потребление энергии снижено на одну треть. В конце 1944 г. на фронт стала поступать радиостанция А-7-Б, имевшая больший радиус действия. В ней впервые для переносных станций была использована антенна типа "бегущая волна".

В качестве аэродромных станций для связи с само­летами использовались полудуплексные радиостанции (РАФ, РАФ-КВ-3, 11-АК, РСБ-Ф). Радиостанции типа РСБ-Ф применялись также в армейских сетях, бронетан­ковых соединениях, артиллерийских частях, военно-воз­душных силах и сетях взаимодействия. Буква «Ф» в названии означала, что радиостанция фронтовая. Радио­станции размещались на автмобилях ГАЗ-AAA, ГАЗ-АА, "Виллис", тачанках и аэросанях или использовалась как перевозимые в семи ящиках. Применялись пере­датчики от радиостанции РСБ-бис, что позволило умень­шить габаритные характеристики станции и повысить ее надежность по сравнению с радиостанцией РСБ. Прием­ник имел супергетеродинную схему и обладал высокой чувствительностью Дальность связи составляла км, в зависимости от используемого типа антенны и режима работы.

Достойно отслужив всю войну, радиостанции типа РСБ продолжали работать, их выпускали и модернизи­ровали в первые послевоенные годы.

Для связи с дальней бомбардировочной авиацией и между аэродромами использовались тяжелые аэродромные станции типа PAT. Аппаратура такой станции размещалась на трех автомобилях: двух ЗИС-5 и одном ЗИС-6. Время развертывания всей радиостанции не превышало 1,5 часа.

Средствами радиосвязи снабжались также партизан­ские соединения. На рис. 9 приведена партизанская коротковолновая радиостанция "Север", изготовленная в цехах завода им. Козицкого в блокадном Ленинграде. 3-ламповая станция для телеграфной связи с выходной мощностью 2,5 Вт была разработана радиолюбителями.

Для частей парашютно-десантных войск в 1942 г. была создана переносная радиостанция "Прима". Обес­печивая связь на расстоянии до 300 км в телеграфном режиме, она также нашла широкое применение в парти­занских отрядах.

О размахе использования в войсках радиосредств говорят такие факты. В Сталинградской битве использо­валось более 9 тыс. радиостанций различного назначения, при прорыве блокады Ленинграда более 4 тыс., а при проведении Белорусской стратегической операции - не­сколько десятков тысяч. Число радиостанций в стрелко­вой дивизии за годы войны увеличилось с 22 до 130.

В армии во время войны использовалось, в основном, связное оборудование, произведенное нашей промышлен­ностью. По оценке маршала войск связи , по ленд-лизу поступало не более 5 % всей техники связи. По своим характеристикам отечественные радиостанции за­частую превосходили американские. Так, например, в 1943 г. по ленд-лизу из США прибыла первая партия возимых радиостанций SK-610 с частотной модуляцией. По сравнению с нашей аналогичной станцией А-7 она выглядела наряднее, имела телескопическую антенну и громкоговоритель, но у нее было только две частоты, в то время как А-7 имела 120 фиксированных частот, она потребляла в несколько раз меньше энергии и была легче.

Значительная роль в создании систем связи и упра­вления морскими силами принадлежит военным морякам и выдающимся советским ученым и . Уже в конце 20-х годов были сформули­рованы основные принципы построения комплексных систем радиосвязи для Военно-Морского флота. Первый такой комплекс "Блокада-1" был разработан в 1934 г. В его состав входили радиостанции "Рейд", передатчики "Бухта", "Бриз", приемники "Дозор", "КУБ-4". В даль­нейшем комплекс был модернизирован и получил на­звание "Блокада-2". В него теперь входили также сред­ства коротковолновой радиосвязи. Вся аппаратура по программам "Блокада" вошла в историю как техника Великой Отечественной войны. Основное ее производство находилось на Ленинградском заводе им. Козицкого. Во время войны был освоен выпуск УКВ-радиостанции с бескварцевой стабилизацией "Рейд И" (аналог сухопут­ного варианта радиостанции А-7А).

Разработанные в конце войны фронтовые радиостан­ции продолжали выпускаться и после 1945 г. Многие из них получили мирную прописку и с успехом использова­лись на речном и морском флоте, в гражданской авиации и других отраслях народного хозяйства. Накопленный во время войны опыт позволил перейти к созданию нового поколения военных радиостанций.

На рис. 10 дан общий вид коротковолнового пере­датчика РСБ-5 "Днепр", разработка которого пришлась на военные годы, а серийный выпуск начался уже после победы. Передатчик предназначался для использования в телефонно-телеграфных радиостанциях дальностью действия до 5500 км. На базе этого передатчика впоследствии было разработано семейство передатчиков с улучшенны­ми характеристиками.

О роли радиосвязистов в Великой Отечественной войне хорошо сказал вице-адмирал в своих воспоминаньях "В эфире над Арктикой":

"О связистах, их подвигах на войне написано не очень-то много. Непосвященным порой кажется, что и сама деятельность воинов-связистов выглядит однообразной, мало влияющей на исход военных событий. То ли дело разведчики, летчики, танкисты, подводники, катерники, пехотинцы, артиллеристы... Их служба полна романтики.

Слов нет, и летчики, и подводники, и танкисты, и воины других специальностей проявили во время Великой Отечественной войны чудеса храбрости и героизма. Но связисты участвовали в ожесточенных схватках, порой не менее драматичных и захватывающих! Правда, схватки эти были не всегда широко известны. Велись они чаще всего в эфире...

Связисты, не жалея ни сил, ни времени, настойчиво выполняли свой долг. Они доставляли в штабы необхо­димую информацию, обеспечивали оповещение войск об обстановке, о действиях противника, своевременно пере­давали в соединения и части боевые приказы и распоря­жения командования".

В заключение автор статьи приносит искреннюю благодарность генеральному директору фирмы "РКК" за предоставленные дополнительные мате­риалы о радиостанциях времен Великой Отечественной войны.

Литература

1.  Великая Отечественная война, . - М.: Советская энциклопедия, 1985.

2.  На земле, в небесах и на море. - М.: Военное издательство, 1983.

3.  Пересыпкин в годы Великой Отечественной. - М: Связь", 1972.

Нечушкина, Н. Между фронтом и тылом / Н. Нечушкина // Почта России : ежемесячный журналN 5. - С. 20-24

ПОЧТА ВОЕННОЙ ПОРЫ

Война изменила привычный ук­лад жизни всей страны. Многие семьи оказались разлученными: миллионы граждан были призваны в действующую армию или в опол­чение, огромные массы людей поки­дали прифронтовую территорию, тысячи предприятий перебрасыва­лись на восток. Только почта в тех условиях могла помочь жителям ог­ромной страны не потерять друг друга. Перед почтовой связью была поставлена задача — обеспечить бесперебойный почтовый обмен между фронтом и тылом, осущест­вить быстрое и сохранное продви­жение военной корреспонденции.

Захват противником почти поло­вины европейской части страны сказался не только на уменьшении общего почтового обмена, но и на всей структуре почтовой связи, в том числе и Московского почтам­та. Уменьшилась доля дорогих видов

корреспонденции, значительно воз­рос объем бесплатных открытых и закрытых воинских писем. Замедли­лось прохождение почтовых отправ­лений в связи с изменением расписа­ния движения поездов и задержкой корреспонденции в органах цензу­ры.

Обстановка военного времени требовала быстрейшей перестройки работы почты с учетом нужд оборо­ны страны. Эвакуация на восток многих наркоматов, учреждений и

организаций изменила потоки кор­респонденции, создала дополнитель­ные трудности в работе почты.

Около 300 квалифицированных специалистов Московской почты были призваны в ряды Красной ар­мии, направлены на формирование органов военно-полевой почты. На мемориальной доске, установленной ныне в здании Московского почтам­та, начертаны имена работников, павших в боях в годы Великой Оте­чественной войны. Необходимо бы­ло срочно найти им замену, обучить новичков, пересмотреть расстановку работников. Места почтовиков-муж­чин заняли женщины, составившие 90% штата Московской почты воен­ной поры. Ушедших на фронт спе­циалистов частично заменили нест­роевые солдаты-ополченцы, кото­рые всю войну несли службу, рабо­тали и размещались в служебных помещениях.

Для нужд обороны был мобилизо­ван и автомобильный транспорт. Из 300 с лишним имевшихся машин ос­талась лишь десятая часть наиболее изношенных. Ушли на фронт шофе­ры и ремонтники. Основным сред­ством доставки почтовых отправле­ний стали автобусы, трамваи и руч­ные тележки. Почтовые ящики очи­щались пешим порядком. Ремонт­ные мастерские Моспочтамта изго­тавливали оружие для Красной ар­мии. Слесари, освобожденные от ар­мии по возрасту или болезни, выпус­кали реактивные минометы «Катю­ша», ремонтировали автотранспорт войск связи. Всего за годы войны были отремонтированы несколько сотен автомобилей, отправленных на фронт или в освобожденные районы страны.

Для обеспечения бесперебойной почтовой связи в новых условиях была проведена реорганизация всей работы Московской почты: перест­роены схемы почтовых сообщений и планы направления почты, марш­руты почтовых автобусов, созданы обходные пути для продвижения почты, разработаны новые конт­рольные сроки доставки и очистки почтовых ящиков, изменена струк­тура самого предприятия. Из 256 подразделений к 1 декабря 1941 года было сохранено всего 106. Были закрыты те отделения, которые обс­луживали наркоматы и ведомства, эвакуированные из Москвы в пер­вые месяцы войны.

ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА, ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ!

Особое внимание обращалось на доставку и отправку воинской коррес­понденции. Важность и значение пись­менной связи для солдат и офицеров сражающейся армии понимали все!

Для этого создавались специальные рабочие места, пересылка осуществля­лась в особо маркированных мешках под строгим контролем. В Москве бы­ло создано около 50 пунктов формиро­вания новых частей, и во всех из них действовали временные почтовые агентства. Специальные сотрудники почты обслуживали многочисленные воинские эшелоны, проходящие через железнодорожные станции Московс­кого узла, раненых, находящихся на из­лечении в столичных госпиталях. Поч­товые агенты принимали телеграммы и заказную корреспонденцию, перево­ды, продавали конверты и открытки, знаки почтовой оплаты. Однако, в свя­зи с гигантским ростом воинских отп­равлений, конвертов не хватало. Не­доставало, порой, самого необходимо­го. Из-за малой мощности промыш­ленных предприятий связи, значи­тельной потери имущества связи в пе­риод вынужденного отступления час­тей Красной армии, потери складов в западных областях военно-полевая почта была поставлена в тяжелое по­ложение. По всей стране был объяв­лен сбор средств и эксплуатационных материалов для действующей армии. Лучшее имущество Моспочтамта бы­ло передано в распоряжение военных связистов. Выпускались специальные блокноты с отрывными листами, ко­торые одновременно служили худо­жественным конвертом и листом для письма. Во II полугодии 1941 года бы­ло изготовлено около 30 тысяч кон­вертов, более 5 тысяч открыток. Од­нако возросшие объемы письменной корреспонденции, отправляемой на фронт, составлявшие ежемесячно

около 70 миллионов экземпляров, не могли удовлетворить возросших пот­ребностей. В этих условиях и родился знаменитый фронтовой «треуголь­ник», прозванный в народе «солдатс­ким», ставший символом полевой поч­ты военных лет.

Чтобы обеспечить собственную ра­боту, Моспочтамту пришлось изыски­вать все возможности, использовать все резервы и ресурсы, созданные в мирное время. Печатать бланки в типографиях на остатках бумаги, пе­ревязывать пачки писем обрывками шпагата, использовать вместо блан­ков телеграмм бумагу из вторсырья.

Кроме письменной корреспонден­ции, ежемесячно в действующую ар­мию доставлялось около 30 миллио­нов газет. В первую очередь, ими снабжались воинские эшелоны, убы­вающие на фронт, формируемые час­ти и военно-учебные заведения. На передовую шли посылки с подарками и теплыми вещами для бойцов Красрой капитуляции, германское коман­дование предпринимало массирован­ные бомбардировки Москвы. Для то­го, чтобы превратить столицу в гру­ду щебня, были стянуты значитель­ные силы бомбардировочной авиа­ции и экипажи, имеющие опыт бом­бежек Мадрида, Лондона, Варшавы, Минска и других городов. Готовилась к отражению авианалетов и Москва. Город был погружен во тьму свето­маскировки, ощетинился зенитными орудиями, пулеметными установка­ми, сетью аэростатов и прожекторов. Маскировались здания и памятники, на пустырях были построены лож­ные объекты, на площадях нарисова­ны здания «вид сверху». Чтобы пре­дотвратить поражение почтамтов вражеской авиацией, обезопасить ра­ботников и создать условия для бес­перебойного почтового обмена, для работы подготовили подвалы и бом­боубежища, по территории проложи­ли противопожарные водопроводы, установили пожарную сигнализа­цию.

Для защиты зданий Московского почтамта от нападений с воздуха бы­ла создана команда МПВО из 240 че­ловек (шесть служб). Начальником штаба МПВО была назначена Екате­рина Чистова. Каждую ночь на дежу­рство выходило до 200 женщин, про­работавших до этого весь день. За все время обороны Москвы они не допустили ни одного пожара на обо­роняемых объектах. В годы Великой Отечественной войны Московский почтамт ни на один день не прекра­тил работу.

Однако, несмотря на активное про­тиводействие средств Московской зо­ны ПВО и отрядов местной ПВО, от­дельным немецким самолетам уда­лось прицельно сбросить бомбы на московские кварталы, правитель­ственные учреждения, расположения войск, узлы связи. Бомбы накрыли штаб Московского военного округа, несколько попаданий было в Третья­ковку и Музей имени Пушкина, унич­тожена Книжная палата, от взрывов фугасок погибло около 100 военнос­лужащих на территории Кремля, разгромлен театр Вахтангова на Ар­бате.

Одной из главных целей германс­кой авиации были объекты почтовой связи. В августе был поврежден ка­бель от Центрального телеграфа к 43 отделениям почтовой связи. Для его восстановления потребовалось восемь дней. Еще более сложной бы­ла обстановка в конце октября, когда прямыми попаданиями авиабомб бы­ло повреждено здание Центрального телеграфа и почти на 20 дней была выведена из строя вся связь.

В один из налетов на территорию Главного почтамта была сброшена фугасная бомба. Упав во дворе поч­тамта, вблизи церкви Михаила Ар­хангела, она не взорвалась. Против­ник при налетах на Москву применял бомбы замедленного действия. Опа­саясь, что неразорвавшаяся фугаска тоже может быть начинена подоб­ным сюрпризом, было принято реше­ние как можно быстрее убрать ее со служебной территории. Взорвется за­ряд или нет, на какой срок поставлен часовой механизм? Никто этого не знал, да и квалифицированных специ­алистов на почте не было. Бомба бы­ла обложена мешками с песком, при­вязана тросом к автомашине и с большим риском, крайне осторож­но и медленно, волоком отбуксирова­на на Чистопрудный бульвар. Там она была обезврежена прибывшими са­перами.

Неоднократно в годы войны кол­лектив Московского почтамта наг­раждался переходящим знаменем Го­сударственного комитета обороны за высокие показатели в работе. Почет­ную награду принимал руководитель Московского почтамта , возглавлявший работу столичной почты в самые тяжелейшие дни, с 1938 по 1945 год. За обеспечение фронта и тыла бесперебойной почто­вой связью в годы войны свыше 1 100 работников Московского поч­тамта были награждены орденами и медалями. Четкой и бесперебойной работой почтовики Москвы прибли­жали час Победы над врагом! Работа московских почтовиков вызывала восхищение и дружественный отклик за рубежом, у наших друзей и союз­ников.

В августе 1941 года работники лон­донской почты, желая по-товарищес­ки поддержать своих московских кол­лег, самоотверженно, под бомбами выполняющих свою работу, прислали в их адрес телеграмму с приветом и наилучшими пожеланиями.

ВМЕСТЕ С АРМИЕЙ, ВМЕСТЕ С НАРОДОМ

По мере удаления фронта от Москвы, работа почтамта станови­лась все более ритмичной: открыва­лись новые подразделения, значи­тельно увеличились объемы почто­вого и телеграфного обменов (в 1943 было обработано 268 тысяч посылок, а в 1945 — уже 626 тысяч). Возвраще­ние в Москву из эвакуации наркома­тов, госучреждений и части населе­ния, а также освобождение многих оккупированных захватчиками об­ластей внесло значительные измене­ния в работу почтамта. В 1943 году письменный обмен превысил уровень 1940 года на 19,7%, доплатная и бесп­латная корреспонденция превысила довоенный уровень в 4 раза. К 1 янва­ря 1944 года Московская почта состо­яла из почтамта, районных контор связи и 126 отделений и агентств.

В последние месяцы войны, когда с фронта были разрешены посылки в тыловые районы страны, произош­ли резкие колебания почтовой наг­рузки. Солдаты и офицеры стреми­лись поддержать голодающие в тылу семьи, поток воинских почтовых отп­равлений с трофеями хлынул с запа­да на восток. Для их обработки на Моспочтамте были созданы новые специальные подразделения, работ­ники приняли на себя обязательства работать ежедневно несколько часов сверхурочно. Всего в 1945 году было обработано и доставлено более 600 тысяч воинских посылок.

Война нанесла гигантский урон всему хозяйству страны, разрушен­ными оказались более 30 тысяч отде­лений почтовой связи, почтамтов, те­леграфных линий, аппаратуры и транспортных средств. Московской почтой безвозмездно передавалось почтовое имущество для восстанов­ления почтовой связи в западных районах страны. На строительстве по восстановлению объектов почтовой связи работали сотни столичных поч­товиков. Одновременно восстанавли­валось и собственное хозяйство. Од­нако, чтобы восстановить нарушен­ное войной хозяйство, Московскому почтамту потребовалось более пяти лет.

Морозов, К. В.Памяти огненных лет / // Почтовая связь : техника и технологии : ежемесячный журналN 4. - С. 22-25

О минувшей войне можно писать еще много, постигая все то новое, что открывает нам время.

Современное поколение, не познавшее суровых испы­таний лихолетья, должно помнить и хорошо знать, над кем была победа и что такое День Победы для всех нас.

О подвигах одних героев знает вся страна, о подвигах других помнят только фронтовые друзья.

И болью в сердце отзывается сегодня не всегда внима­тельное и почтительное отношение к ветеранам Великой Отечественной войны. Их осталось так мало. Голос их ста­новится все тише. А кто, как не участники былых военных сражений, могут рассказать правду о той войне?

Мне уже за восемьдесят.

На моих глазах происходило множество судьбонос­ных событий: строилось и разрушалось наше огромное государство, менялись политический строй и структура организационного управления страной. Но для меня самым большим и важным из них была война, унесшая миллионы человеческих жизней и принесшая колоссаль­ные разрушения.

Начиная с 1945 г., в нашей стране ежегодно 9 мая отме­чается День Победы советского народа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. Особенно торже­ственно годовщину Победы стали отмечать только с 1965 г., когда Москве было присвоено звание города-героя и 9 мая официально стало нерабочим днем.

Празднуя День Победы над фашизмом, мы вновь с вели­чайшим вниманием обращаемся к прошлому, к выводам и урокам, вытекающим не только из самой войны, но и из предвоенной истории.

22 июня фашистская Германия и ее союзники обрушили на нашу страну невиданной силы в истории армий вторже­ния удар: 190 дивизий (более 5,3 млн. чел.), свыше 4 тыс. танков, более 47 тыс. орудий и минометов, около 4,5 тыс. самолетов, до 200 кораблей. На решающих направлениях своего наступления агрессор создал значительное превос­ходство в силах.

Великая Отечественная война длилась 1418 дней и ночей.

Это было одно из тяжелейших испытаний, когда-либо пережитых нашей страной. Решалась не только судьба государства, но и будущее мировой цивилизации. История не знает более чудовищных преступлений, чем те, кото­рые совершили гитлеровцы. Фашисты превратили в руины десятки тысяч городов и деревень. Они убивали и истязали людей, не щадя женщин, детей и стариков.

В результате фашистского нашествия Советский Союз потерял более 20 млн. человек, 30 % национального богат­ства. Более миллиона советских воинов погибло, освобож­дая народы Европы и Азии от оккупантов.

По планам нацистской клики Советский Союз должен был быть расчленен и ликвидирован, на его территории предполагалось образовать четыре рейхкомиссариат. — германские провинции. Москва, Ленинград и некото­рые другие города предписывалось взорвать, затопить и полностью стереть с лица земли. Нацистское руководство подчеркивало, что действия германской армии должны носить особо жестокий характер, требовало беспощадного уничтожения не только воинов Красной Армии, но и граж­данского населения.

18 декабря 1940 г. Гитлер подписал директиву № 21 под условным наименованием план "Барбаросса", содер­жавшую общий замысел и исходные указания по ведению войны против СССР. Стратегической основой этого плана служила оправдавшая себя в войне на Западе теория "блиц­крига" — молниеносная война. Планом предусматривался разгром Советского Союза в ходе быстротечной кампании.

В результате неблагоприятного для СССР исхода приграничных сражений немецко-фашистские войска в короткие сроки продвинулись в северо-западном направ­лении на 400 — 500 км, в западном — на 450 — 600 км, в юго-западном — на 300 — 350 км, захватили терри­торию прибалтийских государств, часть Украины, почти всю Белоруссию и Молдавию, вторглись на территорию РСФСР, вышли на дальние подступы к Ленинграду, угро­жали Смоленску и Киеву. Над страной нависла смертель­ная опасность. Но расплата за развязанную войну была неотвратима. Битвы за Ленинград, Москву, Сталинград, боевые действия под Белгородом и Курском и в других местах развеяли миф о непобедимости немецко-фашист­ских войск.

В конце апреля — начале мая 1945 г. фашистская Германия была полностью разгромлена, и Знамя Победы было водружено над рейхстагом.

Мы чтим память о погибших в Великой Отечественной войне, их подвиги вечны.

Мне довелось выполнять свой боевой долг в осажден­ном Ленинграде, куда я был направлен после окончания училища ПВО ВМФ в мае 1942 г. Войну же я встретил 22 июня 1941 г. в Ленинграде, закончив там в это время среднюю школу.

Обычно день 22 июня в Ленинграде самый долгий в году. Он же считается и бесконечным, поскольку ночь в это время самая белая из "белых ночей", когда сумерки не наступают даже в полночь, когда так и не сходит на землю ночь.

Я и мои сверстники сразу же оказались в водовороте событий, которые в считанные дни сделали из мальчишек настоящий "мужчин", способных с оружием в руках защи­щать Родину. Так кончилось наше детство.

В нашем классе было 18 человек, из них восемь ребят.

В конце июня все они добровольцами пошли на фронт. Но судьба распорядилась по-своему: пятерых, в том числе и меня, направили в Училище ПВО ВМФ, которое в то время находилось в пригороде Ленинграда — Стрельне — во дворце Константина, что на южном берегу Финского залива. Училище прибыло туда из Либавы, где при защите города полегло много курсантов. Вот мы-то и должны были вос­полнить те потери.

Наряду с недавними школьниками в училище попали студенты и молодые специалисты с высшим образованием, возрастной состав был разнообразный: от 18 до 25 лет. к Нас сгруппировали по специальностям, и мы приступи­ли к учебе по сокращенной программе. 10 августа (в день моего рождения) в парке дворца приняли присягу, нам вру­чили личное оружие — винтовки (почти всем — учебные), на которых молодые курсанты и постигали тайны ружейных приемов и штыкового боя.

В день принятия присяги на Стрельну был совершен налет вражеской авиации. Он совпал с моментом, когда я заканчивал читать текст. Далее последовала команда рас­средоточиться и укрыться, что мы и сделали.

Это было первое боевое крещение для нас, которое, впрочем, не произвело на нас особого впечатления. Нам было просто интересно, тем более что из нас собирались готовить зенитчиков, для которых это должно быть обычным делом.

Вскоре флотское руководство приняло решение эвакуи­ровать училище в г. Энгельс — столицу Республики немцев в Поволжье. Дворец покидали в двадцатых числах августа, через несколько дней в Стрельну вошли немцы.

В начале мая 1942 г. мы стали лейтенантами и получили назначения на флоты.

В составе небольшой группы (все — коренные ленин­градцы) я отбыл на Балтику. Добирались в Ленинград с большими трудностями через Ладогу по Дороге жизни.

Назначал нас на должности Военный совет флота. Часть из прибывших осталась на "большой земле" защищать корабли, стоящие на Неве, другие попали в Кронштадт, в том числе и я.

В период битвы за Ленинград проводилась упорная борьба с артиллерией и авиацией противника, пытавше­гося разрушить город и тем самым сломить боевой дух его защитников. С участием авиации и артиллерии армии и флота было отражено более 270 налетов бомбардиро­вочных эскадр 1-го немецкого воздушного флота, велась непрерывная контрбатарейная борьба.

Мы стойко обороняли корабли флота от "посягательств" с воздуха, а также морские аэродромы, на которых базиро­валась флотская авиация. Все это способствовало сохране­нию и накоплению ударных сил, чтобы в январе 1944 г. окон­чательно снять блокаду Ленинграда, которая была прорвана годом раньше в январе 1943 г. в районе Синявино.

Фронт уходил от Ленинграда все дальше на Запад, но готовность с нас не снимали. Мы внимательно следили за успешным продвижением наших войск в Прибалтике и дей­ствиями кораблей Балтийского флота.

В апреле 1945 г. силы флота в ходе Кенигсбергской опе­рации действовали против вражеских коммуникаций, уда­рами авиации и огнем артиллерии содействовали наступле­нию войск. И вот, наконец, май, весна, а на острове холодно, особенно ночью, дуют сильные ветры, направление которых за сутки меняется несколько раз.

Все в ожидании, война вот-вот должна кончиться, а флотские зенитчики все еще на огневых позициях и устрем­ляют свои взоры на Запад, откуда возможно появление вражеских самолетов.

Но вот первое известие об окончании войны: 6 мая радист доложил, что слышал, как из Лондона сообщали о полном разгроме противника. Мы же все еще дежурим. В ночь на 9 мая батарея сменилась в 4 утра, зачехлили ору­дия, оставили только вахтенных — наблюдателей и пошли отдыхать.

Но не тут-то было! Немногим после четырех на рейде и в гавани с кораблей и катеров поднялась стрельба, вско­ре она перебросилась на остров. "Налет", — по привычке командую — "К бою!" — и на командный пункт. Кругом стрельба и какие-то крики. Ничего не понимая, изготови­лись к бою. Оповещения нет, из штаба дивизиона молчат, крики же приближаются.

И вот от штаба авиационной базы, находящейся неда­леко от нас, к аэродрому бегут ликующие люди. В их выкриках мы, наконец, разобрали столь долгожданные для нас слова: "Победа, победа!", "Кончилась война". Они подбежали к батарее и стали требовать, чтобы мы откры­ли огонь. Что тут делать? Запросил штаб дивизиона, но там ничего не известно. А люди все прибывают и требуют "огонька".

Выход из создавшегося положения нашел старшина бата­реи. Он быстро подготовил к действию несколько ручных гра­нат и стал бросать их в ров на мелководье. Сильные взрывы в воде, фонтаны брызг произвели должный эффект. При каждом взрыве окружающие кричали "Ура"!", выражая свою безгра­ничную радость, и поздравляя друг друга с победой.

Так для меня неожиданно, как и началась, кончилась война.

13 мая я сдал батарею и был направлен на учебу в Москву в Артиллерийскую академию.

Война закончилась в мае 1945 г., но она еще долгое время не завершалась для меня.

Находясь на учебе в Москве, частенько приходилось встречать немцев на улицах города, видеть их свободно гуляющими в скверах, сидеть с ними рядом в ресторанах и театрах, слышать там громкие гортанные голоса.

Всякий раз их вид будоражил во мне темные чувства, каждый раз я испытывал желание выстрелить и посчитаться с ними за все то, что они причинили нашему народу.

Ведь многие мои родные — сестра, дед, бабуля, тети и дяди, друзья и боевые товарищи — погибли в Ленинграде от голода, в результате бомбежек и артобстрелов, да и сам я хлебнул достаточно невзгод, находясь в осажденном городе.

Проучившись в академии шесть лет, в мае 1951 г. я стал военным инженером в области вооружения. С этого вре­мени и по февраль 1979 г. служил в главном штабе Военно-Морского Флота, откуда по возрасту ушел в отставку.

Потом волею судьбы, уже будучи штатским, мне дове­лось долгие годы трудиться в Министерстве связи СССР, где я познакомился с материалами о работе почты в годы войны.

Здесь мне хотелось бы отметить то обстоятельство, что в этот период почта, как военная, так и гражданская, явля­лась неотъемлемым элементом социальной инфраструкту­ры государства и одним из важнейших механизмов обеспе­чения военных, экономических, социальных и политических отношений в стране. Она достойно выполняла свой долг перед народом, соединяя воедино фронт и тыл, что, без­условно, способствовало разгрому вражеского нашествия.

Вот как это было.

Обстановка военного времени требовала от почты быстрой перестройки ее работы с учетом состояния и нужд фронта, нужд обороны страны.

Была поставлена задача обеспечить бесперебойный почтовый обмен между тылом и фронтом, при этом требо­валось осуществлять сохранное и быстрое продвижение военной корреспонденции. Основные мероприятия своди­лись к перестройке схемы почтовых сообщений и планов направления почты, увязки их с новыми графиками средств перевозки отправлений, к созданию обходных путей для их продвижения.

Особые трудности возникали в связи с эвакуацией на Восток многих предприятий и учреждений, что во многом изменяло почтовые потоки.

Помимо того, огромное число квалифицированных работников гражданских предприятий связи было моби­лизовано в органы полевой почты, ушло в ряды народно­го ополчения. Нужно было найти замену, быстро обучить людей, пересмотреть расстановку кадров.

Непосредственное обслуживание воинских частей и соединений Вооруженных Сил было возложено на орга­ны военно-полевой почты, которые вначале находились в ведении Народного комиссариата связи, а затем Наркомата обороны, где с 1 января 1943 г. в составе Главного управле­ния связи Красной Армии было создано Управление воен­но-полевой почты. На флоте этой работой руководил отдел военно-морской почты.

Для выполнения задач полевой почты в объединениях и соединениях развертывалась сеть подразделений фельдъегерско-почтовой связи. В каждой воинской части (на корабле) назначался воинский почтальон. Полевая почта производила прием, обработку, доставку и вручение адре­сатам всех видов почтовых отправлений.

Почтовая связь в системе полевой почты осуществля­лась путем передачи обработанных полевых отправлений предприятиям Министерства связи и приема от них почто­вых отправлений в Вооруженные Силы. Все воинские учреж­дения и части имели условное цифровое наименование.

На первых порах в Наркомат связи стали поступать жалобы из действующей армии, а также от населения на неудовлетворительную работу почты. Однако принятие ряда важных правительственных решений сыграло большую роль в обеспечении бесперебойной ее работы в военное время и быстрейшего продвижения газет, писем и посылок.

Весь коллектив почтовиков начал напряженную борьбу с серьезными недостатками в работе почтовой отрасли. Прежде всего, были приняты меры по упорядочению работы узлов почтовой связи, ликвидации накоплений и задержек почты. Для систематического контроля за работой важней­ших почтовых пунктов были назначены оперативные пред­ставители. Впервые была введена система контроля и учета скорости прохождения корреспонденции на всех этапах ее обработки и перевозки. Одновременно были разработаны и контрольные сроки прохождения писем между областными центрами и внутри областей.

Настойчиво проводилась борьба с хищениями и утрата­ми в почтовых предприятиях.

В соответствии с рядом важных решений ЦК ВКП(б) и Правительства не допускалась мобилизация почтового транс­порта для военных и хозяйственных нужд, разрешалась прицеп­ка почтовых и приспособленных товарных вагонов к воинским, товарно-пассажирским поездам и проходящим эшелонам.

Учитывая трудности продвижения почты и нестабиль­ность линии фронта, в начале войны пришлось прекратит прием посылок в местности, объявленные на военном положении, а в конце 1941 г. — повсеместно запретить их прием. С конца же 1942 г. почта стала принимать посылки с подар­ками для фронтовиков.

Объем работы по пересылке и доставке воинских почто­вых отправлений был колоссальным. Только в действующую армию ежемесячно доставлялось 70 млн. писем и более 30 млн. газет. Около 40% всех писем, принятых гражданской почтой за войну, было направлено в Вооруженные Силы.

В труднейших условиях действовали военно-полевые учреждения. Нередко они меняли дислокацию по несколь­ко раз в день, в зависимости от положения на фронте. Сортировка корреспонденции осуществлялась в шалашах, землянках, на автомашинах во время движения, а то и про­сто в лесу под деревом или кустом. Военные почтальоны под разрывами снарядов и бомб, под грохот канонады про­бирались ползком до дальних окопов, блиндажей и вручали бойцам столь долгожданные весточки из дома.

За мужество, проявленное при выполнении своего слу­жебного долга, большая группа работников почтовой связи в годы войны была удостоена государственных наград. Работники первого городского отделения связи Севастополя, которое размещалось в самом обстреливае­мом районе — на Корабельной стороне, — ни на один день не прекращали доставку почты. Днем и ночью почтальоны обслуживали моряков — защитников Мамаева Кургана. Начальник отделения и его сотрудники про­должали работать даже тогда, когда Корабельная сторона была на две трети уничтожена. Вражеская бомба разрушила здание отделения связи. Борисова вытащили из-под облом­ков, но он сохранил все почтовые ценности и в тот же день наладил работу отделения в уцелевшей рядом хибарке. От недоедания Борисов тяжело заболел, еле передвигался на костылях, но продолжал обрабатывать письма и отправлять их на "большую землю".

Ленинградский почтамт — одно из старейших и при­мечательных по своей архитектуре зданий — за годы войны сильно пострадал от бомбежек и артиллерийских обстре­лов. Более двух лет он был закрыт. Зимой 1942 г. сеть почтовых предприятий Ленинграда значительно сократи­лась. В Одессе здание почтамта и большинство городских отделений связи были разрушены. То же произошло на Смоленщине, в Сталинграде, Белоруссии и других местах.

Война нанесла почте громадный материальный ущерб. Гитлеровцы при отступлении разрушали или сжигали здания предприятий связи, уничтожая оборудование и имущество, забирали или выводили из строя транспортные средства.

В 1944 г. возрождение почтовой связи в освобожденных областях в основном было закончено, хотя сеть не достигла довоенного уровня. В следующем году была восстановлена деятельность органов связи на всей территории Союза. В тот год почта выполнила план доходов на 102,22 %, план развития сети — на 106,3 %.

Однако к концу войны почтовая связь еще испытывала огромные трудности, многие предприятия в освобожден­ных областях работали в совершенно неприспособленных помещениях, зачастую в землянках, бараках и на частных квартирах.

К концу 1945 г. в стране действовало уже 49,8 тыс. пред­приятий связи, но по сравнению с довоенным годом их число было меньше на 1,4 тыс. Количество сельских почта­льонов возросло по сравнению с 1940 г. на 11,8 тыс., достиг­ло довоенного уровня количество конно-почтовых станций. К довоенному уровню приближалась протяженность желез­нодорожных и путевых почтовых маршрутов.

По сравнению с военными годами несколько улучшилось продвижение и доставка корреспонденции и печати. Если еще в 1943 г. количество районных центров, получавших почту из своего областного центра в первый день, было 21,6 %, то в 1945 г. их стало 35,1 %, на второй день — соот­ветственно 31,8 и 38,5 %, а на третий день и позже — 30 % против 43,6 %.

Однако, скорость прохождения почты на внутриобласт­ных сообщениях пока еще не достигла довоенного уровня. Не сумели работники почты выправить и другие показатели качества работы. Особенно неудовлетворительным остава­лось состояние переводного хозяйства, поскольку сумма начетов даже возросла по сравнению с 1944 г. Из общего количества жалоб, поступающих на работу почты в целом, 84 % составляли жалобы на переводные операции.

Предстояла огромная работа по устранению послед­ствий войны и дальнейшему развитию почтовой отрасли в стране.

Плесцов, К. Связисты - герои освободительных боёв / К. Плесцов // Радио : аудио, видео, связь, электроника, компьютерыN 2. - С. 5

За ратные подвиги в годы Вели­кой Отечественной войны тыся­чи связистов были награждены орденами и медалями СССР, а более 280 воинам подразделений и частей связи присвоено высокое звание Ге­роя Советского Союза. Многие из ге­роев-связистов участвовали в раз­громе гитлеровской Германии, освобождении от фашизма народов Полыни, Болгарии, Румынии, Чехословакии, Венгрии, Югославии, Австрии. И хотя давно минули годы войны, благодарная память о подви­гах советских воинов-освободителей, спасших мир от фашистского порабо­щения, никогда не померкнет. Об этом свидетельствуют величествен­ные монументы и скромные памят­ники, цветы на могилах наших вои­нов, названия улиц и площадей во многих городах и селениях Европы.

В Будапеште, на берегу Дуная, высится монумент, воздвигнутый в честь советских воинов, отдавших жизнь за освобождение Венгрии. Среди тех, кто похоронен здесь в братской могиле,— связист 18-го гвардейского стрелкового корпуса Константин Чистов. В одном из бо­ев, окруженный неожиданно про­рвавшимися в наш тыл гитлеровцами, он один на контрольной телефонной станции обеспечивал связь, ведя неравный бой. Благодаря сведениям, своевременно сообщенным им коман­дованию, фашистские танки с десан­том были уничтожены. Вокруг укры­тия, в котором до последнего патрона сражался, обеспечивая связь, гвар­дии рядовой Константин Чистов, наши воины насчитали двадцать тру­пов гитлеровцев.

В битве за Берлин смертью храб­рых погиб, обеспечивая связь, командир отделения роты связи 1052-го стрелкового полка Иосиф Антипенко. Кабельная линия, ко­торую он обслуживал, проходила по улицам, подвалам, лестничным клет­кам. Кругом бушевал огненный смерч. Десятки раз выходил под огонь противника, устраняя по­вреждения на линии, Антипенко, много гитлеровцев полегло от его метких очередей. Даже будучи тя­жело раненым, истекая кровью, он продолжал работать, обеспечивая связь наступавшего полка.

В Польше, у села Градзаново, есть памятник, на плите которого всегда лежат цветы. Это — могила радистки и разведчицы Анны Морозовой. На­ходясь в тылу врага, она до послед­них минут своей жизни передавала по радио важные сведения, необхо­димые командованию наступавших частей Советской Армии.

За подвиги, совершенные на земле братских народов, бесстрашным вои­нам Константину Чистову, Иосифу Антипенко, Анне Морозовой посмерт­но присвоено звание Героя Советско­го Союза.

В освобождении Югославии от фа­шистских захватчиков участвовал вместе со своими товарищами — мо­ряками Дунайской флотилии — стар­шина 1 статьи Георгий Агафонов. В жестоких боях у югославского го­рода Вуковар он возглавлял коррек­тировочный пост. В течение трех су­ток его радиостанция обеспечивала десантникам артиллерийскую под­держку. Вражеские танки и автомат­чики по нескольку раз в день броса­лись в атаку на позиции советских моряков, и каждый раз их отгонял меткий огонь корабельных артилле­ристов, вызываемый по радио Ага­фоновым. Благодаря его точным целе­указаниям, только за один день было подбито 15 танков, подавлено около 20 огневых точек, убито и ранено не­сколько сот солдат и офицеров про­тивника.

Известен и такой эпизод: получив подкрепления, враг двинулся в ата­ку. Впереди, прямо на корректиро­вочный пост, шел тяжелый танк, а под его прикрытием — немецкие ав­томатчики. Доложив обстановку, Агафонов во главе группы моряков с гранатами в руках бросился на­встречу врагу. Меткий бросок связки гранат, и вот уже махина, задымив, замерла на месте. Было подбито еще несколько танков, остальные повер­нули назад.

Но силы были неравные, и десантникам вскоре все же пришлось от­ходить. Их отход прикрывала груп­па моряков, возглавлявшаяся ком­мунистом Агафоновым. А когда на­ступил вечер, радист пробрался на чердак высокого дома и оттуда про­должал корректировать огонь кора­бельной артиллерии. За героизм, про­явленный в этом бою, Георгию Ага­фонову было присвоено звание Герои Советского Союза.

Пройдя всю войну, Георгий Мат­веевич вернулся домой. Сейчас он живет и работает в Баку.

Когда в 1945 г. наши войска с боями преодолевали сильно укрепленный противником рубеж на Одере, отли­чился радист 79-й гвардейской стрел­ковой дивизии Николай Корякин. Связь с переправлявшимися через Одер подразделениями и с поддержи­вающей их артиллерией должна была быть непрерывной. От этого во мно­гом зависел успех боя. Корякин с радиостанцией находился на далеко выдвинутом вперед наблюдательном пункте, передавал приказы команди­ра, участвовал в управлении артил­лерийским огнем. Ни он, ни коман­дир не замечали, что разрывы враже­ских снарядов приближались к их, не очень-то надежному, укрытию. И вдруг — взрыв рядом! Связист потерял сознание. А когда пришел в себя, по грохоту разрывов понял, что бой продолжается. Руки сами нащу­пали радиостанцию, трубка прижата к уху — связь есть! И снова в эфир передаются слова командира, его целеуказания. Лишь когда бой за­кончился, герой-радист был достав­лен в госпиталь. После излечения он добился того, что ему разрешили ос­таться в строю до конца войны.

Полный кавалер ордена Славы, радист Николай Корякин и после войны остался верным своей специ­альности. Он — техник на межкол­хозном радиоузле в селе Поламохшю Кировской области.

Герой Советского Союза радист-пулеметчик 21-й гвардейской тан­ковой бригады Владимир Миловйдов совершил свой подвиг в боях на ру­мынской земле, а другой танкист-ра­дист — полный кавалер ордена Сла­вы — Василий Боряк отличился в боях за освобождение Будапешта.

Память о героизме советских воинов-освободителей, храбро сражавшихся с фашистами в годы второй мировой войны, священна. Она будет жить вечно!

Реутов, А. П. Радиолокация в годы войны / // Электросвязь : история и современностьN 3. - С. 33-35

Среди крупнейших достижений науки, определивших ход развития человеческого общества, очень важ­ным было открытие в 1895 г. способа передачи информации посредством электромагнитных волн. Это обусловило рождение в XX в. новых областей науки и техники, связанных с изучением радиоволновых физических явлений. Бурное развитие получили радио­физика, радиотехника, радиоэлектроника, радиовещание, радиосвязь, радионавигация, радиоуправление, радио­локация.

В последние 70 лет прошлого века радиолокация сформировалась как важнейшее направление науки, с ее помощью можно обнаруживать различные объекты на Земле, в воздухе, в космосе в любых метеоусловиях, днем и ночью, определять их координаты, распознавать по структуре отраженных сигналов или адресного запроса и обратного ответа для выявления государственной при­надлежности объекта.

Радиолокационная техника - непременная интеллек­туальная часть большинства оборонных комплексов армии. ВВС, космических войск, флота, она составляет основу радиоэлектронного вооружения.

История развития этого вооружения во всех странах, в том числе и у нас, началась с создания радиолокационной техники, ибо именно она повышает эффективность при­менения оружия. В дальнейшем эта техника объединялась с оружием в единое целое, как, например, в зенитно-ракетных комплексах. Великая Отечественная война во многом определила развитие радиоэлектронного воору­жения пашей армии.

Разработка и применение радиолокационных станций в предвоенные и военные годы.

В 1930 г. командование Красной Армии приняло решение о проведении исследований радиотехниче­ских методов обнаружения самолетов по радиосигналам, отраженным от воздушной цели. В первую очередь речь шла об обнаружении бомбардировщиков. Уже тогда было ясно, что акустические методы рассчитаны на малую дальность, ненадежны и неперспективны для противовоздушной обороны. Следует заметить, что в то время в мировой научно-технической литературе не было достаточной информации об эффективности отражения электромагнитных волн от самолета. Цикл проведенных в нашей стране научно-исследовательских работ позволил в 1934 г. получить важные как для военных специалистов, так и для ученых результаты, показывающие, что с помощью облучения воздушного пространства и приема отраженных от самолетов сигналов можно обнаружить воздушные цели в охраняемом пространстве и определить их пеленг. Этот результат, с одной стороны, обнадежил ученых и военных, но, с другой стороны, озадачил. Как определить расстояние до цели? Появилась идея импульс­ной установки, которая позволяла по времени запаздыва­ния отраженного импульсного радиосигнала по отноше­нию к излучаемому определять дальность. Это дало возможность в 1935 г. развернуть широкий фронт работ в области радиолокации, так что к началу войны на вооружении войск ПВО находились первые надежные радиолокационные станции (РЛС) дальнего обнаружения, такие как РУС-1 (до войны серийно было выпущено 45 комплектов).

В исключительно сжатые сроки ( гг.) была создана импульсная автомобильная РЛС дальнего обнару­жения "Редут" с дальностью действия 100 км. В мае 1941 г. появилась наземная РЛС дальнего обнаружения с большей дальностью действия - РУС-2, а вскоре - РУС-2С.

Радиолокационная станция РУС-1

Эти станции в начале войны получили высокую оценку военных за хорошие тактико-технические характеристики, надежность и простоту обслуживания. Работы проводились под руководством Главного артил­лерийского управления и непосредственно его начальника

- генерала . Разработку нового научно-технического направления возглавили выдающиеся уче­ные страны , , -Бруевич, M. T. Грехова, , и многие другие.

Важнейшим достижением предвоенного периода яви­лась разработка к 1938 г. ряда многорезонаторных магнетронов в диапазонах 2,5 см, 5 см, 7,5 см, 9 см, 10 см, определивших многолетнюю перспективу развития радиолокации в Советском Союзе. Говоря о важности этих работ, хотелось бы сослаться на статью, опублико­ванную в 1945 г. в одном американском научном журнале. В ней приводился анализ развития электроники за десятилетие, и была дана высокая оценка магнетрона, созданного и . Самым важным нововведением, как указывалось в статье, явля­лось то, что вместо обычных внешних контуров русские инженеры применили полые резонаторы. Это позволило получить на волне 9 см колебательную мощность 0,3 кВт. Для того чтобы оценить значение этого типа магнетрона, говорилось в американском журнале, "...полезно вспом­нить, что когда Кильгер из Восточного Питтсбурга сообщил о полученной им на той же частоте от магнет­рона мощности 1 Вт, эта мощность рассматривалась как ужасно большая".

К 1940 г. в Советском Союзе были разработаны теория и практика построения отражательного клистрона

- основы приемной части радиолокационной техники на будущие десятилетия. Работы выдающегося отечествен­ного ученого определили создание широкого класса антенн для военной аппаратуры пред­военного, военного и послевоенного периодов. Под руководством получили развитие важнейшие, опережающие зарубежный уровень новые научные направления: волноводно-ферритовая техника, многозеркальные антенны, широко внедренные в системы радиолокации и связи.

Опыт применения РЛС дальнего обнаружения и целеу­казания в комплексе с батареями зенитной артиллерии в годы Великой Отечественной войны предопределил рож­дение радиоэлектронного вооружения и радиотехнической промышленности. Работа РЛС дальнего обнаружения в сочетании с зенитной артиллерией была тщательно про­анализирована командованием Главного артиллерийского управления (ГАУ). Интересен, например, боевой опыт подразделения, расположенного в московской зоне ПВО в деревне Зюзино (теперь это Москва). В октябре-ноябре 1941 г. подразделение вело с помощью радиолокационных станций точный прицельный зенитный огонь по 127 фашистским бомбардировщикам. Более 80% самолетов, пытавшихся прорваться через зону огня, были сбиты или повернули обратно. Средний расход снарядов на каждый отраженный самолет составил 98 штук. Для того, чтобы оценить этот факт, приведем такие цифры. Всего при отражении налетов вражеской авиации на Москву в этот двухмесячный период было израсходовано 471 тыс. снаря­дов, из них на прицельную стрельбу - только 26 тыс. Средний расход боеприпасов на один отраженный самолет в подразделениях, не оснащенных радиолокационными средствами, составил 2775 снарядов. Итог: 98 снарядов при использовании РЛС и 2775 - при традиционных методах стрельбы. Разительные цифры! Здесь уместно привести высказывания наших ветеранов-зенитчиков, очень многие из которых уже ушли из жизни: "А ведь каждый артснаряд стоил тогда пары хромовых сапог!".

Дальнейшее развитие радиолокационной техники тре­бовало государственных решений и, прежде всего, конеч­но, решения . Ему нужно было доложить, что представляет собой радиолокационная техника, что она дает, каковы ее перспективы. Кто мог взять на себя смелость в то грозное время пойти с этим вопросом к ? Трудно сказать точно, кто это был. Но долгие годы работы в области радиоэлектронного вооружения, знакомство со многими учеными, инженерами, высоко­квалифицированными специалистами позволяют мне вы­сказать мнение, что таким человеком мог быть , с которым я некоторое время работал. Еще в довоенное время он был известным ученым в области радиотехники, профессором Военно-морской академии. До Великой Отечественной войны в звании капитана 1-го ранга возглавлял Институт связи флота, а в молодые годы будущий ученый был штурманом одной из первых подводных лодок.

рассказывал, что когда он заговорил у о радиолокации, радиопромышленности и вооб­ще о широком применении радио в военном деле, тот многого не понял, начал раздражаться. Но настойчивость , очевидно, взяла свое, и он убедил , что речь идет о необходимом для армии новом виде вооружения. Особенно сильное впечатление на вождя произвел показ результатов применения радиолокацион­ных станций в сложных метеоусловиях для наведения зенитной артиллерии на цели и эффективность их по­ражения. В это время радиолокация была высоко оценена не только ПВО. Уже в 1940 г. авиаторы пришли к выводу, что радиолокационные установки нужны и им. Особенно много сделал для развития радиолокации в ВВС Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации С. А. Да­нилин. Он был участником беспосадочного перелета экипажа из Москвы в Америку через Северный полюс. Наблюдая впоследствии за работой отечественной радиолокационной станции "Редут" во время боевых действий на Карельском перешейке зимой гг., загорелся идеей создания всепогодного истребителя, вооруженного радиолокацион­ной станцией, которая могла бы обнаружить вражеский самолет в воздухе в любых условиях и обеспечить прицельный огонь по нему из бортового оружия.

В июле 1942 г. такая станция под руководством была создана и запущена в серийное производ­ство ("Гнейс-2"). Интересно, что вес РЛС составлял около 500 кг. Возник вопрос, как ее разместить в одноместном маленьком истребителе?

Радиолокационная станция РУС-1

Оригинальный выход был найден известным летчиком, Героем Советского Союза СП. Супруном. Он предложил установить РЛС не на одно­местном истребителе, а на маневренном двухместном бомбардировщике Пе-2. При наличии двух членов экипажа один из пилотов мог быть освобожден от задачи обнару­жения воздушной цели на дальности 3,5—4 км по радио­локационным сигналам и ведения по ней огня. Это было смелое решение. Интересно оно еще и потому, что первый самолетный радиолокатор, по существу, определил рожде­ние нового типа самолета - всепогодного перехватчика воздушных целей. Боевое крещение эти самолеты получили в конце 1942 г. под Москвой, затем они были направлены под Сталинград для перехвата немецких машин, снабжав­ших армию Паулюса. Успешно действовали перехватчики Пе-2 и под Ленинградом в феврале-мае 1943 г.

Моряки также высоко оценили значение радиолока­ционной техники. Незадолго до начала Великой Отече­ственной войны радиолокационная станция "Редут-К", специально сконструированная для кораблей, была уста­новлена на одном из крейсеров Черноморского флота. При первых налетах фашистской авиации на Севастополь радиолокатор давал весьма точные данные о воздушной обстановке, которые передавались по линиям связи на командный пункт ПВО, что позволило зенитным бата­реям заблаговременно подготовиться к отражению воз­душного налета. Во время войны, в частности, на Северном флоте, радиолокационные станции применя­лись не только для обнаружения фашистских самолетов, но и для борьбы с кораблями противника в сложных метеоусловиях и ночью.

В марте 1943 г. профессор был назначен заместителем наркома электропромышленности. 4 июля 1943 г. перед началом битвы на Курской дуге вышло постановление Государственного Комитета Обороны (ГКО) "О создании Совета по радиолокации при Государ­ственном Комитете Обороны". Председателем Совета был назначен член ГКО, секретарь ЦК ВКП(б) , заместителем председателя - . В истории советской радиолокации это постановление сы­грало очень важную роль, так как дальнейшее развитие нового научно-технического направления и отрасли в целом проводилось под непосредственным контролем высшего военно-политического руководства страны, что в тот период имело решающее значение. В состав постоянных членов Совета были введены народные комиссары оборонных отраслей промышленности , , руководящие работники Госплана СССР, наркоматов обороны и Военно-Морского Флота. В составе Совета работали заместитель начальника Генерального штаба генерал армии , многие видные ученые, военные инженеры. Научный отдел Совета вначале воз­главил профессор , а затем академик . Во главе промышленного отдела стоял , впоследствии, в течение 27 лет - бессменный министр электронной промышленности, ее организатор, выдающийся инженер и ученый.

С образованием Совета по радиолокации была выра­ботана стратегическая линия в области не только радио­локационной, но и радиоэлектронной техники в целом, разработаны программы по созданию радиолокационной аппаратуры для ПВО, ВВС, ВМФ, сухопутных войск. Началась организация или перепрофилирование специа­лизированных научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро, заводов. Были приняты важные решения по подготовке технических, инженерных и на­учных кадров радиотехнического профиля для промыш­ленности, армии и флота.

Совет придавал большое значение унификации про­изводственной и технической документации на радио­аппаратуру для ускоренного развертывания массового производства радиолокационных и других радиотехниче­ских средств, повышения их качества, эксплуатационной надежности и снижения себестоимости. Совет по радио­локации провел важнейшую работу, связанную с созда­нием и серийным выпуском высококачественных ком­плектующих радиодеталей и изделий; в дальнейшем это послужило основой создания такой важнейшей отрасли, как электронная промышленность. Совет блестяще орга­низовал распространение научно-технической информа­ции, касающейся важнейших достижений науки, техники, методов конструирования новейших видов радиоаппара­туры. Показывались свойства радиоволн различного диапазона, отражательные способности объектов, особен­но важных для радиолокации. Совет по радиолокации способствовал всплеску активности научных работников.

Подводя итог сказанному, хочется подчеркнуть, что радиолокационные системы как новое научно-техническое направление, родились в бою. Выдающиеся наши пред­шественники, талантливые ученые, конструкторы и орга­низаторы производства, военные специалисты смогли доказать значимость этого направления на государствен­ном уровне и найти форму консолидации усилий многих замечательных людей в Совете по радиолокации, кото­рый сформировал основы новой научно-технической от­расли. За годы войны были выпущены 651 наземная РЛС дальнего обнаружения и целеуказания типа РУС-1 и РУС-2, 124 артиллерийские РЛС орудийной наводки типа СОН-2, 255 самолетных РЛС типа "Гнейс", некоторое количество корабельных РЛС "Гюйс".

Следует отметить, что во время войны немецкие РЛС в качестве трофеев попадали к нам крайне редко. В районе Берлина в апреле 1945 г. были обнаружены радиолока­ционные станции орудийной наводки "Малый Вюрцбург" и звукоулавливатели, но ничего существенно нового нашим инженерам и военным специалистам в этой аппаратуре обнаружить не удалось.

Союзники СССР во Второй мировой войне (США и Англия) помогли нам и поставили отдельные РЛС, в основном, для ПВО. Но гигантский фронт гг. требовал значительного количества техники. Поэтому зарубежные образцы только дополнили то, что было создано молодой отечественной радиопромышленно­стью. Однако мы с большим вниманием следили за научно-исследовательскими и конструкторскими - работа­ми, которые проводились в США и Англии. Особую роль в наших разработках впоследствии сыграли труды Мас-сачусетского технологического института (США) в обла­сти радиолокации. Наибольшую известность среди совет­ских специалистов получила радиолокационная станция орудийной наводки SCR-584, которая выпускалась фир­мами "Дженерал Электрик" и "Вестинхаузен". В ней использовалось коническое сканирование диаграммы на­правленности антенны при ширине луча 4°. Это позво­лило осуществлять пеленг цели равносигнальным мето­дом и автоматическое сопровождение обнаруженного самолета противника.

Станция работала на длине волны примерно 10 см с параболической антенной диаметром 1,8 м. Эта РЛС на вооружение армии США начала поступать в 1944 г. В конце этого года РЛС SCR-584 прибыла в Советский Союз, на радиолокационный полигон Западного фронта ПВО в районе Вильнюса, где начальником радиолока­ционной службы был майор (впоследствии - маршал войск связи, заместитель министра обороны по вооружению). Для предварительной подготовки к эк­сплуатации в США на учебные курсы была направлена группа советских офицеров - слушателей военного факу­льтета Института связи им. . Молодые офицеры быстро освоили новую американскую станцию и по окончании теоретического и практического курсов прекрасно сдали экзамены. Они обучались параллельно с американскими военнослужащими, но оценки на выпус­кных экзаменах наши офицеры получили существенно более высокие, чем американцы. Это было так неожидан­но и удивительно, что Конгресс США сделал специальный запрос в Сенат - чем можно объяснить такой факт. Не знаю, какой ответ получили конгрессмены, но могу заметить, что у нас в те времена - сложные, военные, для работы на новых направлениях подбирали умных, перспективных молодых людей с большим чувством ответственности перед Родиной. Например, среди совет­ских офицеров, направленных в США, был ­мов, впоследствии генерал-лейтенант, много лет прора­ботавший с , когда последний был замести­телем министра обороны. - автор ряда работ по радиолокации, кроме того, блестящее знание английского языка позволяло ему активно следить за периодической зарубежной научно-технической литерату­рой и делать переводы наиболее интересных статей, что, конечно, очень помогало нашим специалистам.

После Великой Отечественной войны начался новый этап развития советской радиолокационной техники и крупных систем радиоэлектронного вооружения.

Холин, А. Т. Радисты штаба фронта в битве за Сталинград / // Электросвязь : ежемесячный научно-технический журнал по проводной и радиосвязи, телевидению, радиовещаниюN 5 . - С. 4-6

В должности начальника радиоузла штаба фронта Александр Тихонович Холин прошел путь от Сталинграда до Берлина, был начальником связи советской деле­гации на Нюрнбергском процессе. В послевоенные годы работал главным инжене­ром, а затем начальником Рижского радиоцентра. С 1967 г. — заме­ститель министра связи Латвийской ССР, в настоящее время — персональный пен­сионер, начальник Станции технического радиоконтроля и Госинспекции электросвя­зи Латвии, заслуженный работник связи Латвийской ССР. подготов­лена рукопись воспоминаний «Радисты фронта — дорогами войны», отрывок из которой публикуется ниже.

Август 1942 года. Радиоузел связи, состо­явший из радиоприемного пункта на 12 при­емников, радиобюро и восьми автомобиль­ных радиостанций, обеспечивал Командова­ние штаба Сталинградского фронта радио­связью с Генеральным штабом в Москве, штабами соседних фронтов и подчиненных армий и соединений. Радиоузел обслужива­ли радисты радиороты 66-го Отдельного полка связи.

В радиоприемном пункте, расположенном на Елецкой улице в кирпичном двухэтаж­ном здании бывшей школы, находились рабочие места дежурных радистов, оборудо­ванные приемниками типа УС-Зс и телеграф­ными ключами. Автомобильные радиостан­ции были рассредоточены по окраинам го­рода. Эти радиостанции сами не поддержи­вали радиосвязи — их передатчики манипулировались с рабочих мест дежурных ради­стов, а коммутацию рабочих мест и пере­датчиков осуществлял старший радист. В глубине двора в земляном укрытии распола­галась автомашина с приемной аппаратной радиостанции PAT, предназначенной для быстродействующей радиосвязи с Москвой.

Быстродействующую радиосвязь с Ген­штабом осуществляло радиобюро, которое вместе с аппаратными проводного узла свя­зи находилось на Командном пункте (КП) штаба фронта, расположенном в штольне. Она была врыта в подножье высокого лево­го берега реки Царица, пересекающей город. Почти двадцатиметровый слой земли обес­печивал полную неуязвимость КП при нале­тах вражеской авиации.

Штольня представляла собой длинный Г-образный коридор, стены и потолок были обшиты фанерой. В этот коридор выходили двери из небольших помещений, где разме­стились Командование и Военный Совет фронта, отделы штаба, аппаратные узла связи. Вдоль коридора, ближе к выходу из штольни, стояли столы с быстродействую­щей аппаратурой радиобюро; оставался лишь узкий проход между стеной и стулья­ми дежурных операторов. Проводная связь с Москвой часто терялась, хотя и на непро­должительное время, поэтому нагрузка на радиосвязь была большой; аппаратура рабо­тала почти беспрерывно. Пришлось органи­зовать в радиобюро пять рабочих мест для считывания с ондуляторной ленты и перепе­чатки шифровок.

У входа в штольню находилась радиоэкс­педиция. Экспедитор вел журналы учета по­ступающих на передачу и принятых с эфира радиограмм. Шифровки на Москву экс­педитор после оформления отдавал рабо­тающим за соседним столом пуншеристкам радиобюро, а в адрес соединений, подчи­ненных штабу фронта, — на установленный там же телеграфный аппарат СТ-35, свя­занный с радиоприемным пунктом. При остром дефиците СТ-35, недостаточной обеспе­ченности аппаратами проводного узла связи штаба фронта, факт выделения их радиоузлу говорил о признании большой роли радио в управлении войсками. Связь по СТ-35 изба­вила от необходимости доставлять шифров­ки на радиоприемный пункт посыльными. Это дало возможность разворачивать ра­диоприемный пункт не на КП штаба, вбли­зи проводного узла связи, как было раньше, а в удалении, в расположении радиороты. Радисты уже не должны были ходить через весь город на дежурства.

Принимаемые по радио шифровки теперь направлялись в шифротдел не написанными от руки, а напечатанными на телеграфной ленте, наклеенной на бланк. Это способ­ствовало ускорению обработки радиограмм, уменьшению ошибок, возникавших из-за неразборчивости почерка радиста. Чтобы от­личать шифровки, принятые по радио, в за­головке писали: «Радио из...», далее шел условный телеграфный адрес («Радио из Сапфира»).

Усложнение обстановки на фронте вызва­ло резкое увеличение нагрузки на радиосвя­зи. Начались задержки в передаче шифро­вок из-за нехватки свободных передатчиков. Обратились к начальнику Сталинградского радиоцентра Наркомата связи , который с пониманием отнесся к нашим нуждам и выделил радиоузлу штаба стационарные мощные передатчики. Такое под­крепление, конечно, ускорило прохождение радиограмм, но их количество продолжало расти, и дежурный радист беспрерывно или отстукивал на ключе Морзе очередную шиф­ровку, или принимал ее с эфира на слух.

Всех взволновал зачитанный перед стро­ем приказ наркома обороны, устанавливаю­щий классность радистов, в зависимости от их квалификации и скорости приема — пе­редачи азбуки Морзе на слух, с присвоени­ем соответствующих воинских званий, от сержанта до старшины. Внешне подтянутые, прибыли радисты на первый экзамен. Были подготовлены три шифровки по 50 цифро­вых групп, которые передавались через трансмиттер со скоростью 12, 15 и 18 групп в минуту. Радист, сидя за столом с голов­ным телефоном, должен был принять эти шифровки без пропусков и искажений.

Пятеро радистов радиороты выполнили нормативы скорости для первого класса; это старший радист приемной аппаратной PAT и четверо бывших ра­диолюбителей-коротковолновиков из Москвы, прибывших на фронт добровольцами, — Лева Антонов, Борис Золотаревский, Валя Величкин и Миша Федоров. Остальным зачли нормативы второго класса» Подавляющее большинство девушек, пришедших в радио­роту в конце 1941 года, после окончания курсов, выполнили нормативы третьего клас­са. Таня Шамрай и Лиза Москвичева вы­держали экзамен на второй класс. Присвое­ние воинских званий старших сержантов и старшин очень льстило самолюбию молодых радистов.

Время дежурства в боевых радиосетях спо­собствовало повышению квалификации ради­стов радиороты; это показали результаты экзаменов. Что же касается быстродейст­вующей радиосвязи с Генштабом, то она осуществлялась на вполне профессиональ­ном уровне.

В штольне, в радиобюро, нам довелось видеть прибывших из Москвы представите­лей Ставки — генерала армии и генерал-полковника . Их приезды подтверждали, что мы на пороге важных событий, которые должны привести к давно ожидаемому перелому в военных действиях. Об этом же говорило принятое Командованием решение создать северо-западнее Сталинграда. вспомогательный пункт управления (ВПУ) штаба фронта. На ВПУ была направлена группа радистов для организации небольшого радиоузла. Возглавил группу офицер радиоотдела .

Утром 23 августа комиссар Управления связи фронта выехал на автомашине на северо-западное крыло на­шего фронта в 4-ю танковую армию, захва­тив меня с собой. Стояла задача ознако­миться с организацией радиосвязи и ока­зать практическую помощь в повышении ее устойчивости.

Мы ехали вдоль Волги на север; по доро­ге завернули в батальон связи, обслуживав­ший воздушные линии связи штаба фронта, идущие из Сталинграда в сторону Москвы и к войскам северо-западного крыла фрон­та. Командир батальона рассказал о рас­становке людей, имеющихся обходных ли­ниях связи на случай повреждений, об орга­низации контроля за состоянием линий.

После нескольких часов езды мы остано­вились в узле связи вновь организованного ВПУ штаба фронта, размещенного на хуто­ре недалеко от села Малая Ивановка. И тут выяснилось, что узел внезапно потерял все телефонные и телеграфные связи со штабом фронта и с некоторыми армиями. Попытки уточнить участок повреждения оказались безрезультатными. Пробовали связаться обходными путями, через штабы других ар­мий, но и это не удалось сделать.

Комиссар Гайдамака послал меня в ра­диогруппу узнать, есть ли у нее связь со штабом фронта, и попробовать с ее помо­щью восстановить потерянную проводную связь. На окраине хутора в одной из ком­нат красного кирпичного домика — бывшей сельской школы — разместился радиоприем­ный пункт, оснащенный четырьмя приемни­ками. Единственная радиостанция РАФ, ко­торую можно было подключать на рабочие места дежурных радистов, была замаскиро­вана в лесу, в нескольких километрах от хутора.

Приятно было увидеть дежуривших за радиоприемниками знакомых радистов — Карпова, Лейбович, Лебедеву и Половинкину. Оказалось, что они тоже не имеют ра­диосвязи со штабом фронта. Больше того, радиостанции штаба фронта не отвечали на вызовы армейских радиостанций, безуспеш­но предлагавших принять от них особо важные шифровки.

Возвращаясь на узел связи, я заметил около опушки леса несколько замаскирован­ных самолетов связи У-2. Доложив комис­сару положение с радиосвязями, я предло­жил выйти в эфир позывными штаба фрон­та, принять от армейских радиостанций шифровки и направить их в Сталинград са­молетом связи. План был одобрен, и я дал указание радистам приемного пункта отве­тить позывными штаба фронта и принять особо важные шифровки от радиостанций под­чиненных штабов.

Вскоре самолет связи вылетел в Сталинград, забрав с собой толстый пакет с шифровка­ми, принятыми нашими радистами, и с те­леграммами, скопившимися на узле связи.

Истекло время, нужное для возвращения самолета, посланного в штаб фронта, а его все не было. Проводная и радиосвязь со Сталинградом по-прежнему отсутствова­ла. Радисты успели уже принять новые шиф­ровки, их скопилась целая кипа. Было ре­шено занять всех свободных людей снятием копий радиограмм; рассчитывали, как толь­ко восстановится связь со штабом фронта, продублировать их, а пока снова отправить самолет связи в Сталинград. И вот вторая машина с пакетом шифровок и телеграмм вылетела в штаб фронта.

Я вернулся на радиоприемный пункт, где на всех рабочих местах шел непрерывный прием радиограмм. Вдруг ко мне обрати­лась радистка Половинкина и сообщила, что ее только что вызвала неизвестная ра­диостанция и задала вопрос открытым тек­стом: «Вы находитесь в Сталинграде или нет?». Это было весьма странно, тем более, что радиостанция осуществила вызов по­зывными Генштаба, обусловленными для нашей радиосети взаимодействия с соседни­ми фронтами. Я позвонил Гайдамаке и спросил его, что делать. Он сказал: «Отве­чайте — нет». После такого ответа неиз­вестная радиостанция перестала нас вызы­вать. К имевшимся неясностям добавилась еще новая — оказалось, что Москва тоже потеряла радиосвязь со Сталинградом, со штабом фронта и ищет пути для ее вос­становления, прослушивая работу радиосетей.

Причина потери всех связей стала ясной только после того, как вернулся из Ста­линграда второй самолет связи и летчик рассказал, что Сталинград в огне. На город волнами налетают вражеские самолеты и бомбят его. Горят приаэродромные построй­ки, самолеты, не успевшие взлететь.

Летчику удалось посадить самолет. Он вручил пакет с шифровками дежурному, с тем чтобы пакет доставили в штаб фронта. Начался новый налет; летчик под бомбеж­кой поднял машину в воздух, перелетел че­рез Волгу и кружным путем возвратился обратно. Судьба самолета связи, посланно­го первым, осталась неизвестной: на ВПУ он не вернулся.

Позже стало известно, какая тяжелая обстановка была в Сталинграде и какие ис­пытания выпали на долю наших радистов. За один день 23 августа фашисты совер­шили свыше двух тысяч самолетоналетов на город. Зенитные установки сбили над горо­дом более 100 фашистских стервятников; авиабомбы, сброшенные на жилые кварта­лы, превратили многие улицы города в руи­ны. Дома вблизи радиоприемного пункта на Елецкой улице сильно пострадали от бом­бежки. Рядом упало несколько фугасных и зажигательных бомб, вокруг горели дома, едкий дым проникал в помещение пункта, затрудняя Дыхание. Все стекла из окон зда­ния пункта вылетели, ранило нескольких ра­дистов. Сильнее других пострадала радистка Хиленко, но оставить дежурство отказалась и продолжала работать за приемником.

Толстые кирпичные стены оказались хорошей защитой от осколков авиабомб. Заме­ститель начальника связи фронта по радио полковник , находивший­ся в это время на радиоприемном пункте, при первых взрывах дал команду передви­нуть приемники в простенки между окон, а затем разрешил поставить их на пол с тем, чтобы радистки могли принимать радио­граммы лежа под защитой стен. Присутствие старшего командира действовало успокаи­вающе на радистов, большинство из кото­рых были девушки.

Взрывы авиабомб и их осколки порвали все провода, идущие от радиоприемного пункта к радиостанциям. Вновь и вновь предпринимались попытки срастить порван­ные провода, но они продолжали рваться то в одном месте, то в другом. По этой причине ни один из радиопередатчиков КП штаба фронта не отвечал на вызовы армей­ских радиостанций.

Выход в эфир нашей радиостанции на ВПУ позывными штаба фронта и прием шифровок от радиостанций штабов армий дали возможность радистам основного КП в Сталинграде перехватывать все адресо­ванные им шифровки. Мы, находясь на ВПУ, совершенно не подозревали, что по­могли в такой сложной обстановке принять радиограммы, адресованные Командованию фронтом, благодаря чему оно было в кур­се всей обстановки и знало о ходе боев с прорвавшимися вражескими соединениями.

Вечером было подготовлено новое место для радиоприемного пункта КП штаба фронта — приемники разместили в небольшой сторожке в овраге на окраине города, в районе кладбища. За ночь передислокация всех радиосредств была завершена. Как только к приемному пункту были подтянуты линии связи от установленных неподалеку передатчиков, радисты Сталинграда вышли в эфир и взяли радиосвязь на себя.

С чувством большого облегчения радисты вспомогательного пункта управления услы­шали в эфире уже под утро позывные шта­ба фронта. Радиосвязь была восстановлена.

ЛИТЕРА ТУРА

1. Клоков вахта связи­стов. — Электросвязь, 1975, № 5.

2. Б а д а л о в А. Л. Из воспоминаний участника Сталинградской битвы.— Электросвязь, 1975, № 5.

Список использованных источников

1. Почта России : ежемесячный журнал

2. Почтовая связь. Техника и технологии : журнал

3. Радио : аудио, видео, связь, электроника, компьютеры : журнал

4. Электросвязь : ежемесячный научно-технический журнал по проводной и радиосвязи, телевидению, радиовещанию.

5. Электросвязь : история и современность. - Издание является приложением к журналу "Электросвязь"

Подпишитесь на рассылку:


Победа
победа там, где есть движение вперед

Проекты по теме:

Основные порталы (построено редакторами)

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства