Горный мир Кубани (стр. 1 )

Из за большого объема эта статья размещена на нескольких страницах:
1 2 3 4 5

Горный мир Кубани

Тот, кому случалось, как мне, бродить по горам пустынным и долго-долго всматриваться в их причудливые образы и жадно глотать животворящий воздух, разлитой в их ущельях, тот, конечно, поймет мое желание передать, рассказать, нарисовать эти волшебные картины.

Кубань, самая южная из крупнейших рек Российской Федерации, вершит свой без малого тысячекилометровый путь по просторам Ставропольского и Краснодарского краев, каждый из которых по площади намного превосходит такие европейские государства, как, например, Швейцария. Большая часть реки находится в пределах Краснодарского края, но истоки ее лежат в Ставрополье, и их нельзя не упомянуть, говоря о горной стране, дарящей Кубани каждую каплю своих потоков, как невозможно описать прекрасную статую, избегая упоминания об ее голове. Ландшафты кубанского бассейна в верховьях, среднем и нижнем течении реки настолько разительно отличаются друг от друга, что примирить их в своем восприятии доступно лишь человеку, проделавшему весь путь от истоков до устья и самому наблюдавшему непрерывную смену картин природы.

Кубань... Первые образы, которые вызывает в памяти это слово, скорее всего одни и те же у большинства людей. Это — красивые и шумные улицы городов, в которых стучит полнокровный пульс промышленной и культурной жизни; густо расположенные нарядные станицы, напоминающие собой сразу и город, и сад; тучные поля под ярким солнцем, рассеченные от горизонта к горизонту стройными рядами тополей; огромные водохранилища; бесчисленные оросительные системы; залитые водой рисовые плантации; виноградники на склонах невысоких холмов; экзотические плавни; грязевые вулканы и бесконечные лиманы в низовьях красавицы реки, воспетой в десятках казачьих песен.

Но есть и другая Кубань, гораздо менее знакомая. В бассейне реки, зарождающейся на склонах Эльбруса и собирающей воду на своем почти тысячекилометровом пути с помощью тысяч притоков, имеется множество горных ущелий альпийского типа. Их совокупность находится в орографически левой части кубанского бассейна, основной его части, ибо он резко асимметричен. Это — горное Закубанье, облик которого значительно отличается от равнинной части бассейна.

Горное Закубанье — это терпкий запах смолы и хвои в вековых пихтовых лесах, бурные реки, мчащиеся меж гранитных утесов. Это —стрельчатые силуэты елей и сосен на фоне снеговых вершин, амфитеатры скалистых цирков, хранящих синие, черные, зеленые, голубые озера, зачастую покрытые льдом даже в жаркие августовские дни. Это — клокочущие грифоны нарзанных источников, альпийские пастбища, пестрящие цветами и напоенные ароматом трав, изрезанные трещинами ледники, фирновые поля и пенистые водопады.

Горное Закубанье — это крупнейшие высокогорные заповедники страны — Кавказский и Тебердинский; это открытый музей поистине всех ландшафтных зон, которые можно встретить не только на территории нашей страны, но и во всем мире, если не считать влажных тропических лесов и типичных, «классических» пустынь. Растительность здесь чрезвычайно разнообразна. Достаточно сказать, что на Кавказе зафиксировано свыше 6000 видов растений, преобладающая часть которых представлена в горном Закубанье, тогда как на гораздо большей территории всей европейской части СССР насчитывается лишь около 3500 видов, а 20 процентов флоры Кавказа нигде больше на земном шаре не встречается.

Горное Закубанье — это протянувшаяся на сотни километров цепь центров туризма, альпинизма и горнолыжного спорта. Некоторые из них (Теберда и Домбай) пользуются всемирной известностью. Другим (Узункол, Архыз, Лагонаки) предстоит еще ее завоевать. Эти лучшие в Советском Союзе высокогорные климатические станции являются пока белыми пятнами на карте рекреационной индустрии.

Горное Закубанье — это интереснейшие этнографические области (Адыгея, Черкесия, Карачай) и одновременно калейдоскоп исторических памятников прошлого. По ущельям и хребтам здесь разбросаны сотни дольменов— мегалитических гробниц, относящихся к началу бронзового века. Археологические находки сообщают о культуре и быте меотов, киммерийцев, греческих колонистов, Боспорском царстве и Тмутараканском княжестве. Более поздние памятники свидетельствуют о жизни адыгейских племен (абадзехи, бжедухи, убыхи и др.), эпохе турецкого ига, годах освоения Кубани черноморскими казаками, потомками легендарных запорожцев, столь ярко запечатленных пером Гоголя и кистью Репина.

Наконец, горное Закубанье — это средоточение огромного количества памятников, повествующих о грозных и драматических событиях гражданской и Великой Отечественной войн. Оно явилось непреодолимым рубежом для гитлеровских войск, рвавшихся к морю, и в каждом из его ущелий, ведущих к перевалам через Главный Кавказский хребет, советские люди повторили фермопильский  подвиг (подвиг трехсот спартанцев, остановивших в ущелье Фермопилы многотысячные полчища захватнической армии персидского царя Ксеркса).

Река Кубань играет одну из центральных ролей в физико-географическом районировании орографической макроструктуры Большого Кавказа. Последний издавна принято делить на три части — Западный (от Черного моря до Эльбруса), Центральный (от Эльбруса до Казбека) и Восточный (от Казбека до Каспия). Все воды, стекающиеся с северных склонов Западного Кавказа, принадлежат бассейну Кубани, попадают в ее русло; все левые притоки Кубани разделяют узкими долинами друг от друга отходящие от Главного хребта боковые гребни, полностью определяя, таким образом, орографическую схему северного склона всего Западного Кавказа (то есть горного Закубанья). Горное Закубанье — это монолитный географический регион, единая геологическая провинция и — что также немаловажно — целостный ландшафтный ансамбль. И вместе с тем каждое ущелье горного Закубанья — это неповторимый, обособленный мир, это маленькая, замкнутая в кольцо хребтов вселенная. Автор, начав повествование с истоков Кубани, проводит читателя по долинам всех важнейших притоков кубанского левобережья, знакомит с их внешним обликом, растительным и животным миром, с эпизодами исторического прошлого. Сама структура книги предопределена гидрографической схемой описываемого региона (главы соответствуют основным левобережным притокам Кубани, перечисляемым по ходу течения этой реки). Исключение составляют лишь глава об Эльбрусе, на склонах которого берет начало Кубань, и глава о Кавказском государственном биосферном заповеднике, включающем в себя часть бассейнов сразу двух основных кубанских притоков — Белой и Лабы. Но описания автора ни в коей мере не претендуют на полноту — это, прежде всего, личные впечатления, сложившиеся в горных походах по Западному Кавказу, которые предпринимались автором практически ежегодно на протяжении около тридцати лет.

XXVII съезд КПСС включил охрану природы в число основных направлений экономического и социального развития СССР не только на двенадцатую пятилетку, но и на период до 2000 года, он призвал шире привлекать общественность к охране природы.

Большое внимание в книге уделено этой животрепещущей проблеме. На конкретном материале долин кубанских притоков в ней обсуждаются задачи претворения в жизнь ленинских принципов рационального, комплексного природопользования, меры по защите и обогащению ландшафтов, охране уникальных памятников природы.

В заключение автор считает своим непременным долгом поблагодарить лиц, чьи замечания помогли улучшить настоящее издание. Это — географ (Краснодар), кавказовед (Ленинград), председатель аульного Совета (аул Учкулан), турист (Горячий Ключ) и другие.

Гора, с которой течет Кубань

И вдалеке перед тобой,
Одеты голубым туманом,
Гора вздымалась над горой
И в сонме их — гигант седой,
Как туча, Эльборус двуглавый
Ужасною и величавой
Там все блистает красотой.
 


 

Глядя на мутные воды Кубани, что, кружа и завихряясь, вершат свой безостановочный бег по бескрайней равнине, трудно вспомнить ее многочисленные горные притоки, спорящие голубизной и прозрачностью с ясным небом, трудно поверить, что эта степная река зарождается на склонах одной из красивейших и интереснейших вершин мира — Эльбрусе.

При благоприятных метеорологических условиях, складывающихся довольно редко, Эльбрус виден за сотни километров из разных частей Кавказа — из окрестностей Армавира и Пятигорска, с перевалов Домбая, из долин Грузии и даже со склонов зарубежных Понтийских гор.

С незапамятных времен Эльбрус покорял воображение кавказских и сопредельных народов контрастом исполинских размеров с необыкновенной плавностью контуров и белизной, напоминающей о девичьей красоте. Найденная в числе полутора тысяч изделий из золота, серебра и сердолика при раскопках Майкопского кургана знаменитая серебряная ваза, относящаяся к третьему тысячелетию до нашей эры и хранящаяся ныне в Эрмитаже, имеет на ободке панораму Большого Кавказа с Эльбрусом во главе (как она видна с перевала Цхра-Цхаро, возвышающегося над Боржомским ущельем). Неудивительно, что Эльбрусу принадлежит мировой рекорд среди вершин всех континентов по числу присвоенных ему разноплеменных наименований.

Живущие у самых подножий великана балкарцы и карачаевцы называли его Минги-Тау (Тысяча гор), а также Джинн-Падишах (Царь духов). Черкесы — Ашгамахо (Гора счастья) и Куска-Мафь (Священная высь); причем по одним из черкесских легенд достаточно взгляда на Ашгамахо, чтобы победить в себе болезнь, а по другим — чтобы обеспечить исполнение своих желаний. Кабардинцы, говорящие с черкесами, по существу, на одном языке, называли величайшую вершину Кавказа Ошхо-Махо, грузины — Ял-Буз, русские казаки— Шат-гора, арабы—Каф. Удержалось название Эльбрус, происходящее от персидского Эльборос (блистающий, сверкающий; такое название имеет известный хребет в пределах Ирана).

В прошлом часто говорили об Эльбрусе как о высшей точке Европы. Современная география относит Кавказ полностью к Азии, проводя границу между материками по Кумо-Манычокой впадине (отметим, что благодаря этому пересмотру границы между континентами и Краснодар очутился в Азии — в так называемой Передней Азии.) — оси бывшего морского пролива, исчезнувшего много позже аналогичного пролива на месте Закавказья (в одну из эпох своей эволюции Кавказ был островом). Однако это обстоятельство не наносит никакого ущерба престижу «падишаха джиннов»: европейский титул для него просто незначителен — ведь на Кавказе 15 вершин превосходят по высоте Монблан— высшую точку Альп (4810 м). Примечательно совсем другое. Выдвинувшись несколько в сторону от Главного Кавказского хребта, Эльбрус превышает в среднем на полтора километра все лежащие под ним хребты Большого Кавказа. С вершины Эльбруса, с его склонов видны уходящие вниз белые фирновые поля, покрывающие поверхность ледников, а еще ниже плавные линии ледовой мантии сменяются резкими зигзагами темнеющих внизу хребтов. Мириады пиков, и имеете с тем каждый из них, кажутся маленькими сравнительно с Эльбрусом.

«Во время моего пребывания на «Приюте одиннадцати» погода в первый день была прекрасной. Я мог видеть красивые пики. Горы вокруг выглядели словно цыплята», — записал в книге отзывов «Приюта» альпинист № 1, покоритель высотного полюса планеты — горы Джомолунгмы (Эверест) Норгей Тенцинг.

Это сравнение возникло уже на высоте «Приюта одиннадцати» — 4200 м! А насколько расширяется обзор с вершин Эльбруса, из которых западная имеет отметку 5633 м, а восточная — 5621 м! Такая высота — это уже больше половины расстояния от уровня моря до границы стратосферы, и неудивительно, что в ясную погоду с вершин Эльбруса видны, помимо всего Центрального и части Западного Кавказа, Каспийское и Черное моря, которые с этой высоты кажутся вставшими вертикально, берега Турции и далекий Арарат.

«Эта вершина, — пишет известный советский журналист , посвятивший много лет творчества альпинизму и туризму в нашей стране, — выдвинутая в небо смотровая вышка. На север — обзор до озер Манычекой впадины; к северо-западу — приволья Кубани, почти до Краснодара; на восток — до Грозного. В наши дни пассажирский авиарейс возносит путника на высоту, вдвое превышающую Эльбрус, но сантиметровая окружность иллюминатора ограничивает видимый мир. С вершины же в поле зрения Сочи, Тбилиси, Батуми, Понтийские горы на территории Турции».

Эльбрус не всегда был царством льда и снега — это притаившийся вулкан, бурная деятельность которого, приведшая к образованию основного конуса горы, относится, по геологической шкале времени, к сравнительно недавней эпохе — третичному периоду кайнозоя, когда горы Кавказа уже существовали. Ныне о вулканическом происхождении Эльбруса напоминают многочисленные минеральные источники, зачастую горячие, разбросанные по всему периметру его подножия, и фумарольные выделения сернистых газов из так называемых соль-фатар — гротов, расположенных в вечных снегах вблизи эльбрусских вершин; в этих гротах зарегистрирована температура несколько выше температуры окружающего пространства. Геофизические исследования дают возможность предполагать под Эльбрусом близкоповерхностный очаг расплавленной магмы. «Эльбрус — не потухший вулкан. В настоящее время он находится лишь в состоянии относительного покоя», — записала в своем отчете одна из научных экспедиций.

Горячее сердце Эльбруса спрятано под грандиозным ледовым панцирем, повествуя о котором невозможно обойтись без «жара холодных числ». Общая площадь его оледенения составляет 144 км2, а толщина, или, как говорят гляциологи, мощность льда 80—100 м. Во все стороны от ледовой шапки Эльбруса сползают десятки ледников. Среди них 17 крупных, относимых гляциологами к первому разряду: Уллу-Чиран (Большой ледник), Кара-Чаул (Черный хаос), Ирик, а также ледник Уллу-Кам (Большая долина), дающий начало реке Кубани.

Это не подчиняющаяся воображению масса неподвижного на вид льда живет, однако, динамичной жизнью. Советский гляциолог профессор , изучая лавинные конусы на склонах горы, пришел к выводу о полном стаивании ледников Эльбруса в начале средних веков (X—XII). В дальнейшем эльбрусские ледники возродились и находились в стадии наступления, максимум которого был отмечен в середине прошлого века, когда на Кавказе многие ледники достигли границы леса (как ныне Караугомский ледник в Дигории). Сейчас ледники Кавказа отступают, но последние полтора десятилетия темпы отступления заметно снизились, и можно надеяться, что стадия сокращения ледников приближается к концу.

Величие и красота Эльбруса поражают всех, кто когда-либо его видел. И неудивительно, что история альпинизма в России началась с покорения Эльбруса. В 1829 году сюда направилась экспедиция Российской академии наук и войск Кавказской линии во главе с генералом . Начав подъем с плато Бермамыт, альпинисты (в том числе известный физик Э. X. Ленц) достигли высоты 5000 м, но оттуда до седловины (5350 м) добрались только четверо, из которых только один — проводник-кабардинец Киллар Хаширов — достиг восточной вершины. Западная вершина Эльбруса была покорена сорок пять лет спустя — балкарцем Ахией Соттаевым и четырьмя англичанами, которых он на нее привел.

В 1890 году, завершив съемки в районе Ушбы, первый русский альпинист военный топограф вместе с казаками Кубанского Хоперского казачьего полка двинулся на штурм западной вершины Эльбруса. В отличие от побывавших до него здесь иностранцев, вооруженных первоклассным альпинистским снаряжением, Пастухов и кубанцы шли в лабиринте трещин в тяжелых овчинных тулупах, страхуясь вместо ледорубов штыками, привязанными к палкам. Темные очки, самодельные кошки и «фотогенка» — керосиновая печка — вот и все снаряжение, которым они располагали для штурма. А еще приходилось нести громоздкий фотоаппарат, приборы для наблюдений, большой зонт для этих приборов и запас еды.

С седловины троих заболевших горной болезнью казаков пришлось отправить вниз. Остальные достигли вершины. Проведя топографические съемки и ряд наблюдений, альпинист оставил в камнях бутылку с запиской: «31 июля 1890 года военный топограф Андрей Васильевич Пастухов в сопровождении казаков Хоперского казачьего полка взошел сюда в 9 часов 20 минут утра при температуре воздуха 5 градусов по Реомюру. Имена казаков: Дорофей Мернов, Дмитрий Нехороший и Яков Таранов».

Спустя почти полвека — в 1935 году — эту бутылку нашли участники 1-й альпиниады ВЦСПС. Документ в ней засвидетельствовал подвиг простых русских людей.

За год до этого — в 1889 году — Пастухов покорил Казбек. А в 1893 году Андрей Васильевич в сопровождении казаков Ейского и Лабинского полкоз поднимался на Арарат и на Алагез. В статье, опубликованной в газете «Кавказ», Пастухов отмечает, что на высшую восточную вершину Арарата с ним поднялись казаки Ейского полка Яков Елисеенко, Саватий Ищенко и Мартын Костюк, а также казак Лабинского полка Сергей Карпенко.

В том же сезоне и с этой же группой кубанцев Пастухов взошел и на Алагез. На подъеме хорошо тренированный путешественник двигался так легко и бесшумно, что чуть не наступил на спавшего волка. А на спуске на Пастухова и трех его товарищей, оставивших оружие в базовом лагере, напали вооруженные курды. Лишь благодаря смелости и находчивости Андрея Васильевича разбойников удалось обезоружить.

На восточной вершине Эльбруса отважный альпинист-исследователь побывал через шесть лет после восхождения на западную: это восхождение оказалось самым трудным, опасным и продолжительным в его жизни. В Приэльбрусье Пастухов прибыл в сопровождении единственного спутника — студента-геолога Петербургского университета Виктора Воробьева и нанял здесь, в селе Урусбиево (ныне село Верхний Баксан), десять носильщиков-горцев. 26 августа отряд Пастухова начал подъем к вершине по леднику Азау. Первый день прошел благополучно: при хорошей погоде люди достигли высоты 3789 м и стали на ночлег. Но в последующие два дня жестокий ветер, лютая метель, изнурительный подъем, горная болезнь и страх перед стихией вывели из строя почти всех носильщиков. С Пастуховым остались два балкарца — Залиханов и Тилов. Вскоре горная болезнь свалила Залиханова. С неимоверными трудностями Пастухов и Тилов поднялись на вершину, откуда им пришлось спускаться под аккомпанемент яростной грозы.

Умер 29 сентября 1899 года в Пятигорске. Над его могилой у самой вершины Машука высится обелиск, на котором сквозь зеленую вуаль лишайников видны даты важнейших восхождений героя: «Казбек—1889, Эльбрус—1890, 1896. Арарат—1893». Другим памятником пионеру русского альпинизма на Кавказе служит горная вершина к югу от станицы Зеленчукской, носящая ныне его имя; на пей сооружена астрофизическая лаборатория. Именем названы также ледник и вершина в Киргизии. Память об отважном исследователе запечатлена не только в его отчетах, докладах и статьях — она передается из поколения в поколение в семьях потомков его надежных и верных спутников — кубанских казаков. Семьи эти и ныне проживают в станицах нашего края.

Из других русских исследователей Эльбруса необходимо упомянуть Якова Ивановича Фролова, доцента Пятигорского педагогического института, «эльбрусоведа № 1». В период с 1910 по 1950 год несколько раз побывал на обеих вершинах Эльбруса, исследовал и замерил около пятидесяти ледников Приэльбрусья, в том числе малоизученные ледники северных склонов Эльбруса — Карачаул, Уллумалиендерку, Бирджалы-чиран.

...С течением времени восхождения на эльбрусские вершины учащались, и всего за 88 дореволюционных лет на них побывало 173 человека.

После Октябрьской революции альпинизм в нашей стране стал массовым видом спорта. Это сказалось и на эльбрусской летописи: за двадцать четыре года Советской власти (то есть до Великой Отечественной войны) на Эльбрус взошло более 13 тысяч альпинистов!

В 1939 году на более чем четырехкилометровой высоте на эльбрусском склоне был воздвигнут известный ныне всему миру трехэтажный отель «Приют одиннадцати».

Нашествие фашистов на нашу страну прервало хронику эльбрусских восхождений. Она была возобновлена в феврале 1943 года, когда группы советских армейцев-альпинистов взошли на обе вершины Эльбруса, чтобы сбросить с них фашистские штандарты и водрузить государственные флаги родины.

В послевоенные годы освоения Эльбруса приобрело многогранный характер. На нем, помимо альпинистов, стали появляться горнолыжники, облюбовавшие эльбрусские склоны для летних тренировок, туристы плановых маршрутов, посещающие «Приют одиннадцати» перед тем, как уйти через перевал в Сванетию. У подножия Эльбруса стали строиться комфортабельные высокогорные отели, по его склонам и склонам соседней горы Чегет устремились вверх линии канатных дорог.

Рядом с отелями —лаборатории Высокогорного геофизического института и других научных учреждений. Гляциологи изучают тайны биографий глетчеров и прогнозируют их будущее; лавинщики совершенствуют способы борьбы с «белой смертью»; метеорологи обстреливают из зениток снарядами с йодистым серебром градоносные тучи, чтобы обезвредить их и защитить поля, сады и скот от града (ведь в былые годы на окрестных пастбищах град величиной с куриное яйцо истреблял сотни голов овец и лошадей). А из некоторых высокогорных приютов навстречу ледниковым высям выходят не совсем обычные отряды — это врачи ведут вверх своих пациентов, чтобы по методу, разработанному украинским ученым , вылечить их недуги тщательно рассчитанными дозами кислородного голодания.

Вершины Эльбруса в бескомпромиссной борьбе с природой осваивают физики — исследователи космических лучей, метеорологи, физиологи. В 1950 году с помощью яков, завезенных сюда из Центральной Азии, на вершину Восточного Эльбруса было доставлено оборудование для автоматической метеостанции, но через два месяца ее снесло ураганным ветром. В 1966 году на эту же вершину впервые приземлился вертолет Мн-4, который привез сюда разборный домик физиологической лаборатории, обеспечивший успешную работу большой научно-медицинской экспедиции в течение всего сезона восхождений.

В 1967 году был поставлен новый рекорд посещаемости Эльбруса — на его вершинах побывало 3224 человека... А инженер Лексо Берберашвили въехал на одну из них на мотоцикле «Ява». Спортсмены-горнолыжники, в том числе известный краснодарский альпинист , стали стартовать с высшей точки Минги-Тау, а над его ледовой мантией все чаще стали пестреть яркие «галочки» дельтапланов. Именно здесь был осуществлен рекордный для своего времени по трем параметрам (дальность 24 км, продолжительность 5 часов 36 минут, высота старта 5600 м) полет.

Сказанное не означает, что Эльбрус — легко доступен. Обязательным условием успешного восхождения является предварительная активная акклиматизация на высотах 4200—4800 м в течение полутора суток — иначе горная болезнь может оказаться неодолимым препятствием. На Эльбрусе обычны резкие и быстрые изменения погоды: в любое время года, даже в июле и августе, может начаться обильный снегопад, возникнуть сплошной туман, при котором видимость падает до нуля, подняться ураган, рвущий, как нитки, толстые стальные тросы и ломающий телеграфные столбы, а у подножия горы — в Терсколе или в ущелье Уллу-Кам может царить безмятежная солнечная погода. Так, например, только за один погожий день Кабардино-Балкарской альпиниады 1967 года на Эльбрус поднялось более двух с половиной тысяч альпинистов, а знаменитому Норгею Тенцингу, во время его пребывания в Приэльбрусье из-за непогоды так и не пришлось побывать на этой вершине, более того, он с огромными трудностями, сквозь неистовую вьюгу и лабиринт трещин, спустился от «Приюта одиннадцати» к нижней границе эльбрусских ледников.

Довелось познакомиться с эльбрусскими метелями и автору этих строк. Августовской ночью 1976 года вместе с упоминавшимся выше я вышел из «Приюта одиннадцати» на восхождение. Мой спутник шел к эльбрусским вершинам в тридцатый раз (а к настоящему времени он побывал на них уже более сорока раз). Впервые семнадцатилетний Володя Литвинов поднялся на Эльбрус в 1934 году, причем часть спуска — от «Приюта одиннадцати» (отеля тогда здесь еще не было, а это имя носил нунатак, уступивший впоследствии его гостинице над облаками) до селения Терскол у подножия Эльбруса — он проделал на лыжах наравне с опытными зимовщиками. За это восхождение Володя одним из первых в стране получил значок «Альпинист СССР», учрежденный в том же 1934 году. Впоследствии, работая в альплагерях Приэльбрусья ежегодно по три смены инструктором альпинизма и горно-лыжного спорта, а затем то начальником спасательной службы, то начальником учебной части, Владимир Васильевич навещал одну из зльбрусских вершин.

Вскоре мы догнали большой отряд разрядников-альпинистов, вышедший из отеля получасом раньше. Его руководители оказались бывшими воспитанниками Владимира Васильевича.

Восхождение прошло успешно. Но как только начали спуск, погода мгновенно испортилась. Пока спускались с обледенелого конуса восточной вершины, все-таки еще внизу слабо светился противоположный склон — снежный склон западной вершины, почти до щиколоток покрытый свинцовой пеленой туч, которые стремительно нагнетались в ложбину между вершинами Эльбруса, словно пассажиры в автобус в часы пик. Уже тогда ничего доброго это не предвещало. А когда вывернули из седловины налево и вниз, держа наугад курс к прячущемуся где-то в бездонной глубине «Приюту», все бытие заволокло однородной по всем направлениям белой мглой. Она сделала бесполезным и бессмысленным любое тактическое ухищрение, любой накопленный в предыдущих восхождениях опыт: кроме нее да хлещущих в лицо снежных вихрей, ничего на свете не было. Люди держались единственной тактики — быть вместе, не потерять друг друга из виду, но даже ближайшего товарища, идущего в метре от тебя, трудно было видеть.

Я шел (точнее, плыл) в снегу, силясь не потерять из виду синюю «пуховку» Литвинова, которой мог коснуться рукой, но не всегда уверенно различал глазом. Литвинов двигался в ровном темпе, выбирая путь по единственному ориентиру, завещанному эльбрусскими ветеранами: «В тумане с седловины спускаться так, чтобы ветер со стороны перевала Хотю-Тау, который, как правило, господствует, дул в правую щеку!» Теоретически этот принцип известен многим, но на практике он помогает лишь воистину сроднившимся с Эльбрусом спортсменам, побывавшим здесь десятки раз, вероятно, они подсознательно помнят оттенки изменения крутизны склонов под ногами, что дополнительно помогает упомянутому ориентиру.

Но вот снизу стали доноситься удары в «гонг» (в пустые металлические бочки), выстрелы и вой сирены — это оставшиеся в отеле делали все возможное, чтобы помочь нашему спуску. Очертания похожего на опрокинутую ванну «Приюта одиннадцати» проступили в белой пелене лишь тогда, когда до его стен оставалось сделать несколько шагов.

Оказалось, что из 23 человек (считая с нами) в отель вернулись только шестеро. Деятельно готовился к выходу епасотряд, ожидая хотя бы паузы в снежной оргии. Наконец метель прекратилась, и пятидесятисемилетний Литвинов, передохнув всего около двух часов после восхождения, возглавил «свежих» спасателей. (Для тех, кто занимается или занимался альпинизмом, понятно, что это возможно при наличии не только мужества и большого опыта горовосхождений, но и феноменальной спортивной тренированности, которой действительно всегда отличался Владимир Васильевич.)

Несколько часов спасатели провели в лабиринте трещин к западу от пути подъема, непрерывно подавая сигналы голосом и ракетами. Основательно вымотавшись, они решили отложить поиски на завтра, ввиду приближения наступления темноты. И тут Литвинов уловил в одном из направлений еле слышные крики и обратил на них внимание своих спутников. Спасатели, в свою очередь, стали кричать в этом направлении. Вскоре они обнаружили еще восьмерых человек: опытные альпинисты повели «войну» со стихией по всем правилам— отрыли снежную пещеру и расположились в ней в ожидании рассвета следующего дня.

Оставшиеся девять альпинистов нашлись на следующий день: если упомянутая восьмерка отклонилась вправо, то эти «забрали» в пурге и в тумане сильно влево и попали на один из дальних ледниковых лепестков Эльбруса — глетчер Ирик, ведущий, кстати сказать, прямо к альплагерю «Шхельда», откуда вышел весь этот отряд.

Уже позже прочел я о том, что на Эльбрусе через 1 км переносится за зиму 100 тысяч тонн снега — всего только в десять раз меньше, чем в Антарктиде!

...Когда стоишь на пороге «Приюта одиннадцати» и любуешься панорамой Главного Кавказского хребта, внимание. привлекает перемычка между его хребтами и Эльбрусом. Это — высокий гребень с двумя вершинами и тремя перевалами, незначительно уступающими им в высоте. Он отделяет фирновые поля Эльбруса от верховьев Кубани. Если преодолеть крайний справа из этих трех перевалов — Хотю-Тау — окажешься в долине реки Уллу-Кам (так называется Кубань вблизи самого своего истока). Место, где Уллу-Кам вырывается из-под языка одноименного ледника, находится несколько правее конца спуска с перевала Хотю-Тау. Пустынное дикое ущелье Уллу-Кама являет собою разительный контраст балкарской части Приэльбрусья с ее шумным спортивным комплексом, оставшимся за перевалом.

В верховьях Кубани

Если вам доводилось видеть вблизи Эльбруса слияние грохочущих вод Уллу-Кама и Учкулана, откуда, собственно, и берет свое начало Кубань, то вы, увидев ту же Кубань недалеко от Славянска или Варениковской, никогда не скажете, что перед вами одна и та же река.

Семен Бабаевский

Итак, голубым ручейком Кубань выбирается из-под ледника Уллу-Кам, стекающего с западного склона Эльбруса. Так как Эльбрус и Казбек — две вершины, которые делят Кавказ на Западный, Центральный и Восточный, то и реке Кубани принадлежит значительная роль в этом, как говорят географы, районировании: все реки, все воды северного склона всего Западного Кавказа принадлежат кубанскому бассейну.

Но верховья Кубани — это не только граница между Западным и Центральным Кавказом. Весьма примечательны они и в этнографическом отношении. Расположенные в углу, образованном Главным Кавказским хребтом и отрогом Хотю-Тау, соединяющим этот хребет с Эльбрусом, они находятся в самом стыке трех интереснейших исторических областей Кавказа — Карачая, Балкарии и Сванетии.

Горная страна Карачай, входящая в состав Карачаево-Черкесской автономной области, целиком лежит в пределах кубанского бассейна. Она простирается от Эльбруса до границ Краснодарского края, захватывая восточный краешек Кавказского государственного биосферного заповедника. Границы между краями, областями, расчерченные на карте, обычно не ощутимы на местности: разве что у шоссе, пролегающего но чистому полю, поставлен межевой знак для сведения окружающих. У Карачая — не так: большая часть его границ проходит по самым гребням Главного Кавказского хребта или его отрогов. Находясь здесь, можно стоять одной ногой в Карачае, а другой — в Сванетии или в Абхазии, видеть сразу и Северный Кавказ, и Закавказье, и иногда даже два разных неба, ибо нередко облака бьются об одну сторону хребта, будучи не в состоянии перевалить через него.

Карачай — самая красивая часть высокогорного Кавказа: достаточно сказать, что она включает в себя такие уникальные в ландшафтном отношении районы, как Лрхыз, Теберда-Домбай, Узункол. Рекреационные ресурсы (то есть возможности развития туризма, горно-лыжного спорта, альпинизма и других видов отдыха) этих жемчужин высокогорья использованы пока (за исключением Домбая) далеко не полностью. Облик Карачая — крутые ледники, низкая снеговая линия, могучие хвойные леса, пышная субальпийская растительность и удивительная прозрачность кубанских притоков. Но эта природа, радушная к путнику в августе, когда здесь царит устойчивая солнечная погода, или в сезон горно-лыжного спорта, нередко бывает весьма суровой с теми, кто здесь живет постоянно. Продолжительные снегопады, внезапные метели, ненастная весна, паводки горных рек, лавины и сели — разрушительные грязевые потоки — вот что выпадает нередко на долю аборигенов. И представляется, что характер карачаевцев во многом сформирован этими суровыми, величественными горами.

С местным населением туристы встретятся в альпийской зоне, на подступах к перевалу. Как правило, выше границы леса располагаются летовки карачаевских пастухов— коши: незатейливые срубы или просто палатки из бурок и кусков толя. Гостеприимство их хозяев незабываемо. Это — неизменно радушные, приветливые, благожелательные и немногословные люди, сразу покоряющие сердца какой-то особенной скромностью и миролюбием. (Интересно отметить, что эти черты и характера карачаевцев давно обратили на себя внимание путешественников и исследователей. Русский академик Генрих-Юлиус Клапрот, странствовавший здесь в 1808 году, писал, что «по мягкости нравов они превосходят всех соседей».)

Обстановка на коше интересна сочетанием деталей древнего пастушеского быта с приметами нового времени. В центре коша, под дымоходным отверстием в крыше, висит на цепи огромный «сынджир» — многозубый крюк, на который вешают казан, а пламя очага отражается в никелированных боках сепаратора последней конструкции. На подпирающем край навеса традиционном «быкы» (кол с ответвлениями в виде рогов) висят рядышком «мая» — сычуг ягненка, служащий сырной закваской, и великолепный призматический бинокль — непременная принадлежность всякого коша. Вечером после традиционного айрана (специфический кисломолочный напиток) и сыра здесь можно услышать музыку из портативного магнитофона или транзисторного приемника; но весьма часты здесь и своеобразные мелодии сибизаги — дудки, сделанной из старого ружейного ствола.

...Пылает огонь в очаге, блестя искорками в глазах смирно лежащих огромных волкодавов, приученных с почтением относиться к гостю. Льются неторопливые рассказы пастухов, вспоминающих предания об алмасты — снежном человеке. Сказочного алмасты якобы можно приручить и заставить выполнять любую домашнюю работу, если припрятать клок его шерсти. Но если алмасты случайно его найдет, то может взбунтоваться, натворить бед и убежать в горы.

Еще больше хлопот доставляет людям голова «эмегона» (великана) Джель-Мауса, некогда отрубленная нартом (богатырем) Киллы. Отрубить он ее отрубил, а вот умертвить не смог. Вот и замышляет она погубить род людской, пытаясь проглотить луну.

В дореволюционные времена, рассказывал мне чабан Ассали, когда в народе были сильны суеверия, при каждом начале лунного затмения карачаевцы хватали ружья, трещотки, тазы и стуком, криком, выстрелами будили собак нарта Киллы, чтобы они тут же оттащили кровожадную голову Джель-Мауса от бедняжки луны.

...В горах Карачая такое множество интереснейших маршрутов, такое обилие разнообразнейших по облику и по технической сложности перевалов, что сюда можно возвращаться каждое лето вновь и вновь — в течение десятилетий. Так случилось и в моей жизни, о чем я не жалею. Дороги в эту горную страну ведут через поселок Архыз, через молодой современный город Карачаевск, расположенный на самой стрелке слияния рек Кубани и Теберды, и далее, к склонам Эльбруса, через аул Учкулан, свято хранящий память о своем почетном гражданине, прославленном краснодарце офтальмологе . Ближайшие к Краснодарскому краю «ворота» Карачая —это Псебай. Стоит прилететь туда самолетом и пересечь невысокий водораздел между Малой и Большой Лабой, и вот вы уже в селе Курджиново, на карачаевской земле, на пути в сказочный Заге-дан и к перевалам Санчарской группы...

Но вернемся к верховьям Кубани.

Точка истоков Кубани — оконечность ледника Уллу-Кам — расположена высоко в горах: ее отметка 2965 м. Пустынное дикое ущелье Уллу-Кама замыкается сверху гигантской стеной вершины Кюкюртлю-Баши (4623 м) — отрога Эльбруса. Ее верхние зубцы имеют округлые сглаженные формы, характерные для застывшей лавы,— они напоминают щиты уснувших волшебным сном богатырей... Альпинистский маршрут по этой стене с последующим заходом по западному плечу Эльбруса на его западную вершину относится к высшей категории трудности 5Б (в то время как трудность обычного «классического» пути на Эльбрус оценивается по той же шкале всего в 2А). У своего истока Уллу-Кам (Кубань) имеет вид узкого говорливого ручейка, который нетрудно во многих местах перейти по камешкам.

Пройдем, следуя за ним, вниз по ущелью от ледника Уллу-Кам. Вот на левый берег по каменистому гребню спустилась тропа с перевала Хотю-Тау, ведущего в оживленное Приэльбрусье— долину Баксана, в Балка-рию. Дальше идем вниз по этой тропе с незначительным уклоном около километра. Затем Уллу-Кам отходит от тропы, исчезая в глубоком каньоне, а тропа зигзагами — к огромному альпийскому лугу, с которого влево открывается вид на широкое горное ущелье, замыкающееся ослепительно белыми горами. Это — ущелье реки Уллу-Озень, первого крупного притока Уллу-Кама (выше в него впадают лишь крохотные ручейки), а луг, где сливаются Уллу-Кам и Уллу-Озень, известен под названием поляны Ворошилов кош. Название это возникло в 30-е годы, когда здесь находился кош колхоза имени . В последние годы пастухи не всегда располагаются здесь на лето, так как в 3 км ниже по реке имеется большой утепленный кош.

Многие авторы именно место слияния Уллу-Кама и Уллу-Озеня считают началом Кубани. Другие предпочитают и образовавшийся от слияния поток до впадения в него большой реки Учкулан, именовать Уллу-Камом, считая, что Кубань начинается здесь. За последнее тысячелетие название реки менялось более трехсот раз. Это подтверждается литературными источниками, архивными и картографическими документами. Большинство античных авторов упоминает нынешнюю Кубань под названием Антикес. Версия перевода этого наименования с древнегреческого языка (Осетровая) связывается с тем, что во времена Босфорского царства в низовьях Кубани был развит промысел осетровых пород рыб, причем продукция этого промысла вывозилась не только в Грецию, но и на Аппенинский полуостров. Следующее из наиболее распространенных названий Кубани — Вардан — встречается впервые у Птолемея и с различными искажениями повторяется вплоть до XIX века. Переводится этот топоним по-разному — Река дождя или Широкая река — в зависимости от точки зрения авторов, приписывающих ему санскритское, кельтское и т. д. происхождение. А нынешнее наименование реки также дедуцируется неоднозначно — либо от древнегреческого Гипанис (Лошадиная), что связывается с босфорским культом «Фракийского всадника», либо от карачаево-балкарского слова «къобан», переводимого как взбешенная или мчащаяся. Существует также версия, отталкивающаяся от ираноязычного Гупана (Остающаяся под покровительством богов). Другие авторы производят гидроним «Кубань» от слова «куба» (бледный — у на-гайцев, сероватый — у морцев, бледно-желтый — у казахов). Некоторые ученые полагают, что нынешний гидроним представляет собой заключительное звено топонимической цепи, восходящей к древним булгарам середины первого тысячелетия нашей эры. Ранняя форма этого гидронима — «Кофен» — восходит, по их предположению, к общеэгейскому кофу (вода, река, речка).

Нельзя утверждать, что все процитированные переводы являются бесспорными. Но остается несомненным факт, что ни одна река в пределах СССР не имеет столь длинного перечня имен, даже Волга, судя по последним изысканиям, имеет их не более ста.

В верховьях Кубани и ближайших к ним притоков — Уллу-Озеня, Восточного Кичкинекола, Чирюкола и Узункола — много ледников. Здесь их насчитывается 155 (без ледников Эльбруса) с общей площадью оледенения 95 км2, из которых 20 относятся к первому разряду— ледники Уллу-Озень, Талыч-Хан, Морды, Чунгур-Джар, Кичкинекол и другие. Через них ведут сложные перевальные пути из Карачая в Балкарию, Сванетию и Восточную Абхазию. Спуск в карачаевскую сторону с некоторых из этих перевалов (Хотю-Тау, Хасай-Кой-Сюрульген, Азау) выводит прямо на поляну Ворошилов кош, так что после блужданий в лабиринте трещин и в снежных полях эта поляна кажется вдвойне обетованной землей — и как начало Кубани, и как «зеленая гостиница» — место для отдыха, где наконец можно поставить палатку не на льду, снегу или камнях, а на веселом травянистом ковре.

В конце поляны — кладка. Переходим по ней на правый берег Кубани и идем вниз по реке красивым лесистым берегом. Через 3 км — большой кош. На противоположном берегу реки виден вход в ущелье реки Восточный Кичкинекол. В верховьях этого ущелья большой ледник Талыч-Хан и перевал Чипер-Карачай (3292 м) — калитка между Карачаем и Сванетией. Он ведет в живописную долину реки Ненскрыры — притока реки Ингури.

От устья реки Восточный Кичкинекол до первого населенного пункта на реке Кубань — аула Хурзук — 25 км. На этом пути особенно интересно место вблизи впадения в Кубань следующего крупного левого притока Чирюкол (кстати, все основные притоки Кубани впадают в нее с левой — горной — стороны): в этом месте Кубань на некотором протяжении течет под землей.

Аул Хурзук производит впечатление сохранившимися здесь старинными саклями, срубленными из сосновых бревен, с плоскими, заросшими травой крышами, а также грозной башней древней крепости, возвышающейся неподалеку на крутой скале. С тесных улочек Хурзука, ограниченных заборами из крупных камней и арыками для поливки сенокосов, виден Эльбрус...

Аул Хурзук используется туристами как исходный пункт для походов к перечисленным выше ледникам и перевалам в верховьях Кубани. Кроме того, из него ведет интереснейший маршрут, огибающий Эльбрус с севера. Он проходит перевалами Балк-Баши (3690 м) и Бурун-Таш (3012 м) через безлесное плоскогорье Сы-дырлар мимо крупнейших ледников Эльбруса — Уллу-Чиран и Кара-Чаул и затем перевалом Кыртык-Ауш (3242 м) спускается в Балкарию.

В 3 км ниже аула Хурзук при впадении в Кубань мощного притока Учкулана находится аул того же названия. Вместе с аулами Хурзук, Джазлык, Даут и Карт-Джурт (в переводе — Старая Родина) аул Учкулан относится к числу старейших карачаевских поселений. Отсюда карачаевиы впоследствии расселились и к западу— в районы Теберды и Архыза. Поэтому в краеведческой литературе верховья Кубани часто называют Старый Карачай (иногда — Большой Карачай).

Из Учкулана за два дня можно дойти до Теберды — высокими и живописными, но исключительно простыми перевалами Карачай-Ауш (2950 м) и Эпчик (2900 м). Этот путь доступен семейным туристским группам с детьми младшего школьного возраста.

Здесь (как, впрочем, и на любых других тропах Карачая) путешественники, проходя мимо высокогорных совхозных кошей, познакомятся с гостеприимством карачаевцев, смогут наблюдать вблизи напряженную жизнь современного пастбища: увидеть, как лихие наездники, проносясь по горным склонам, отделяют молодняк от основного стада (вопреки страстному желанию обоих поколений остаться вместе), как им помогают неправдоподобно огромные волкодавы. На период летних каникул к пастухам обычно приезжают помогать их дети, и нередко в бинокль можно увидеть на далеком склоне девушку-школьницу или подростка на коне, а загорелый джигит в войлочном сомбреро, которого, кажется, нельзя вообразить себе вне гор, оказывается аспирантом московского вуза. На самых верхних склонах — прямо на седловинах перевалов и даже выше перевальных окон — путники увидят большие стада гималайских яков, которых разводят теперь в Карачае.

...От языка ледника Уллу-Кам, из-под которого вытекает Кубань, до ее устья 971 км.

Узункол – детя десяти глетчеров

Великолепные картины, Престолы вечные снегов, Очам казались их вершит. Недвижной цепью облаков.

Северный склон всего Западного Кавказа (то есть всей той части Кавказа, что лежит к западу от Эльбруса) и горное Закубанье— это синонимы: Кубань принимает в себя воды, что бегут со всех ледников северного склона Западного Кавказа—от Эльбруса до Фишта. Облик каждого из притоков Кубани сугубо индивидуален, среди них нет двух, которые повторили бы друг друга, даже если б они были соседними. Видимо, причина этого кроется в резко выраженной особенности каждой из вершин высокогорья: их профили столь же характерны, как людские, а ведь именно вершины определяют собой лицо цирков, в которых зарождаются кубанские притоки, и боковых хребтов, служащих бортами их ущелий. Кроме того, долине каждого притока свойствен свой микроклимат и, как следствие, свой тип растительного покрова.

Общим для горных притоков Кубани является голубой цвет их вод, оттенки которого, впрочем, варьируются в широких пределах. Эта «голубая кровь» выгодно отличает кубанскую семью горных рек от притоков Терека, которые все, начиная с Баксана (несмотря на то, что он, как и Кубань, зарождается на Эльбрусе, но только с другой его стороны) непрозрачны, мутны и имеют желтоватый оттенок.

Узункол является четвертым по счету крупным левым притоком Кубани, считая от ее верховьев. Ему предшествуют Уллу-Озень, Восточный Кичкинекол и Чирюкол. Если же считать началом Кубани не слияние Уллу-Кама и Уллу-Озени, а удерживать название Уллу-Кам до впадения в него Учкулана, то в этом случае Узункол приходится признавать одним из истоков Кубани.

Название Узункол нетрудно перевести на русский язык с малой степенью произвола. Узун по-карачаевски— длинный; слово «кол» имеет два значения: ущелье и рука. Быть может, это не просто омонимы; думается, что здесь есть метафорическая связь: ущелье — это «рука», которой можно «достать» до пастбища, расположенного у границы снегов. Однако перевод этого названия не должен вводить в заблуждение: «Длинная рука» протянулась всего лишь на десяток километров, а если считать вместе с одним из его истоков (Узункол образуется от слияния двух рек — Кичкинекола и Морды), то едва наберется двадцать пять. При этом на всем Узунколе нет ни одного населенного пункта. Возникает вопрос: почему же эта речка-невеличка давно приобрела широкую известность?

Дело в том, что бассейн Узункола — его ущелье и в особенности два цирка, в которых зарождаются его истоки — Кичкинекол и Морды, представляют собой великолепный альпинистский и горнотуристский район, по своим достоинствам вполне сопоставимый с такими прославленными центрами горных видов спорта на Кавказе, как Домбай, Цей и Приэльбрусье. При этом от перечисленных районов Узункол отличается значительно меньшей освоенностью, он расположен вдали от больших дорог и населенных пунктов, и это придает ему дополнительное очарование.

Ныне во всей долине-Узункола, как и в долинах образующих его рек—Кичкинекол и Морды, есть только сезонные пристанища людей — альпинистский лагерь, пастушьи коши... А в глубокой древности это ущелье, изобилующее превосходными пастбищами и роскошными лесами, было густо заселено. В междуречье упомянутых рек археологи обнаружили могильник, фрагменты жилищ скотоводов-алан, относящиеся к IV—VIII векам. Поселение это — один из наиболее ранних аланских памятников, обнаруженных в горном Закубанье. Фортификационные постройки, датируемые VI веком, ученые рассматривают как свидетельство разложения родовой общины: их строители явно опасались не внешнего врага, от которого их надежно защищали неприступные стены хребтов, а собственных соплеменников.

Красиво ущелье Узункола, где сумрак хвойного бора сменяется яркостью райских полян, где сосны толпятся на нависающих над рекой утесах... Но еще красивей ущелья двух истоков этой реки.

Особенно сильное впечатление производит Кичкинекольский цирк, над одним из четырех ледников которого высятся пять великолепных вершин альпийского типа. Это — скалистая башня вершины Далар (3979 м), покоренная впервые лишь 29 июня 1937 года группой армейцев-альпинистов под руководством Цибиногина, величественный снежно-скальный Замок (3930 м) и угрюмая Трапеция (3748 м), названия которых соответствуют их очертаниям, черный горб вершины под знаменательным названием Фильтр (3700 м). Маршруты на нее способны «отфильтровать» достойнейших по храбрости и альпинистской выучке. В центре этого ансамбля возвышаются Двойняшки (3900 м) — вершина, справедливо считающаяся исследователями одной из интереснейших на всем Западном Кавказе. Она состоит из двух скалистых пиков, разделенных глубоким провалом с почти отвесными стенами, в середине которого высится иглообразный «жандарм» (жандарм — по альпинистской терминологии — скальный выступ на гребне хребта).

Вершина Фильтр имеет склон, обращенный к другому леднику Кичкинекольской группы (второму по величине из их четверки). Над этим ледником поднимаются вершины Тылычат (3792 м) и Кичкинекол-Баши (3563 м).

Все перечисленные выше вершины (кроме Трапеции, украшающей северный отрог Далара) стоят в Главном Кавказском хребте. Расположенные между ними довольно сложные перевалы ведут в Западную Сване-тию — в долину реки Далар, приток Ненскрыры.

С востока Кичкинекольский цирк ограничивает высокий хребет Доломиты, на всем своем протяжении нигде, включая перевалы, не опускающийся ниже отметки 3000 м вплоть до ограничивающей его с севера и обращенной своим ледоносным склоном к Уллу-Каму вершины высотой 3332 м. Хребет Доломиты отделяет ущелье Кичкинекол от ущелья другого кубанского притока — Чириккол, в которое через него ведут простые перевалы — Южные Доломиты (3350 м, 1А) и Малый Кичкинекол (3180 м, 1А). Кольцевой маршрут через них — лучший способ для первого ознакомления с районом Узункола начинающих заниматься горным туризмом. Он занимает полтора-два дня.

...Тропа, идущая вверх по Кичкинеколу, выходит из леса, и сразу открывается вид на перечисленные выше вершины. Впереди, в километре пути, виднеется кош, стоящий у устья правого притока реки. Вдоль этого притока и ведет путь к перевалу Южные Доломиты по травянистому склону, внушительная крутизна которого не позволяет видеть ни перевал, ни вершины хребта. Через час пути тропа выводит на альпинистскую стоянку, которую легко узнать по следам палаток и сложенным из камней каминов на пологой луговой террасе. Еще час крутого подъема, и вот приятная неожиданность — большое озеро!

Со всех сторон его окружают загромождения крупных камней, но в одном его углу имеется плоский полуостров— единственное место, где можно поставить палатки. Здесь их поместится пять-шесть, и если ты нагнал или встретил группу, то непременно в столь «робиизоновой» ситуации приходится знакомиться. «Моржи» с шумом бросаются в воду, разбивая в ней отражение красноватых скальных стен Доломитов, а те, кто не подготовлен к купанию в ледяной воде, уходят на прогулку на южную кромку скал, ограничивающих озеро, откуда перед ними во впечатляющей близости грозные Далар и Трапеция.

Наутро подъем. Седловина перевала видна между отвесным гребнем Доломитов и невысокой скальной вершиной. Вскоре встречается еще одно небольшое озеро, затем — подъем по моренной осыпи и снежнику, занимающий менее часа.

Из за большого объема эта статья размещена на нескольких страницах:
1 2 3 4 5



Подпишитесь на рассылку:

Проекты по теме:

Горный улус
Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.