Япония на пути модернизации

ЯПОНИЯ

НА ПУТИ МОДЕРНИЗАЦИИ

ХАБАРОВСК
2006

Федеральное агенство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

"Дальневосточный государственный гуманитарный университет"

ЯПОНИЯ

НА ПУТИ МОДЕРНИЗАЦИИ

Учебное пособие

Рекомендовано учебно-методической комиссией в качестве учебного пособия

Хабаровск

Издательство ДВГГУ

2006

УДК 951(075)

ББК 63.3(5ЯПО)5

М135

Рецензенты:

Дробница Августина Васильевна, доктор исторических наук, профессор;

, доктор исторических наук, профессор.

Япония на пути модернизации: учебное пособие /. -2-е изд., перераб. и доп. – Хабаровск : Изд-во Дальневосточ. гос. гуманитар. ун-та, 20с.

В учебном пособии показан процесс перехода Японии от позднефеодального общества к капиталистическому. В работе объясняются причины и особенности перехода к капитализму применительно к Японии.

УДК 951(075)

ББК 63.3(5ЯПО)5

Отпечатано с авторских оригиналов

Дизайн обложки

Компьютерная верстка

Подписано в печать 21.03.06. Формат 60х84 1/16

Бумага писчая. Гарнитур "Таймс". Печать RISO.

Усл. печ. л. 2,79. Тираж 100 экз. Заказ 49.

Издательство Дальневосточного государственного гуманитарного университета. ул. К. Маркса, 68.

Отдел оперативной полиграфии издательства Дальневосточного государственного гуманитарного университета, .

Ó, 2006

ÓДальневосточный государственный

гуманитарный университет, 2006

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение. 5

Глава I. «Реставрация Мэйдзи». 8

1. Складывание предпосылок падения системы сёгуната. 8

2. Социальная структура Японии в период зарождения антисёгунской оппозиции. 13

3. "Открытие Японии". 19

4. Реставрация власти императора (Реставрация Мэйдзи). 24

Гражданская война. 32

Место самурайства в реставрации Мэйдзи. 34

Роль крестьянских движений в начале периода Мэйдзи. 37

Глава II. "Модернизация Японии". Преобразования эпохи Мэйдзи. 40

1. Первичные преобразования Мэйдзи. 40

1. Первые шаги реформирования государственно-административной системы. 42

2. Образование институтов местного самоуправления. 45

3. Реформа сословной системы. 46

4. Военная реформа. Создание регулярной армии. 46

5. Создание полицейского аппарата. 46

6. Судебно-правовая реформа. 47

2. Реформы 1880-х годов. 51

1. Аграрные реформы гг. 51

2. Капитализация самурайских пенсий. 54

3. Начальный период индустриализации Японии. 56

4. Реформа образования. 62

5. Образование политических партий. 63

3. Реорганизация государственного аппарата страны. Конституция МЭЙДЗИ. 70

Заключение. 77

Основная рекомендуемая литература. 80

Японская хронология нового и новейшего периодов истории. 81

Введение.

Настоящее учебное пособие предназначено для студентов-восточников, студентов исторического факультетов, а также всех тех, кто интересуется историей Японии. Цель его - показать особенности перехода Японии от феодального общества, к капитализму, уяснить причины, определившие, во многом, специфику сегодняшнего развития этой страны.

Процесс перехода страны от феодального общества к капиталистическому, который также называют процессом модернизации общества[1], в разных странах проходил неодинаково. В некоторых странах Европы этот процесс занял столетия. На Востоке, где все социальные и политические процессы не укладываются в рамки европейских научных схем[2], подобного рода процессы весьма отличались от европейских, и в наиболее яркой форме их можно проследить на примере Японии второй половины ХIX века.

Как отмечал известный американский японовед Э. Рейсшауэр (Гарвардский университет), Япония вступила на путь модернизации в период Мэйдзи, находясь уже на достаточно высоком уровне развития. К тому же в преобразованиях важную роль сыграла поддержка государства, которое сделало модернизацию приоритетом своей политики. Заимствование западных методов индустриализации привело к значительному сокращению сроков перехода японского общества от феодального состояния к современному. В то же время, такое сокращение сроков привело и к осложнениям в обществе, которые можно объяснить тем, что в процессе осуществления модернизации, внедряемые в японские традиционные структуры современные технологии, политические, экономические и другие нововведения не всегда согласовывались с уровнем развития данного общества.

Характерной чертой японской модернизации в эпоху Мэйдзи являлось осуществление ее через посредство элиты нации. Население само непосредственно не сталкивалось с представителями западной цивилизации и получало новые знания и информацию, переведенную на японский язык. Поэтому быстрый поворот общества в сторону Запада, европеизация общества, не порождали в японском сознании чувства отторжения, а, кроме того, некоторые западные концепции (позитивизм, например) были близки японским традиционным воззрениям. Вообще надо сказать, что именно прагматизм японцев позволил им столь успешно ответить на вызов Запада и провести достаточно эффективные реформы в сравнительно короткие сроки, в отличие, скажем, от Китая. И в японском и в китайском случаях важнейшую роль сыграли социально-психологические причины, имеющие глубокие исторические корни, как, например, отношение национального сознания к внешнему миру. Китай, на протяжении всей своей длительной истории, исполнял роль донора культурных достижений для окружающих его стран. Поэтому-то китайцы долгое время не могли смириться с мыслью о наличии других, отличных от их собственных, культурных ценностей вовне и необходимости чему-то учиться у других народов. Например, неприятие естественной для европейца мысли о равноуровневом положении посольских представительств с главой государства, в котором эти представительства представлены, явилось одной из причин третьей опиумной войны.

Японцы же на протяжении истории заимствовали культурные достижения извне (большей частью из того же Китая), и потому смогли быстро переориентироваться на новый их источник, сохранив при этом свою национальную самобытность.

ГЛАВА I.

«РЕСТАВРАЦИЯ МЭЙДЗИ».

1.Складывание предпосылок падения системы сёгуната. 2. Социальная структура Японии в период зарождения антисёгуновской оппозиции. 3. "Открытие" Японии.

4. Реставрация власти императора (Реставрация "Мэйдзи"). Гражданская война; место самурайства в процессе реставрации Мэйдзи; роль крестьянства в начальный период реставрации Мэйдзи.

1. Складывание предпосылок падения системы сёгуната.

Переход от феодализма к капитализму в Японии, в отличие от стран Запада, прошел довольно быстро и, можно сказать, достаточно безболезненно. Объяснить это можно совпадением во времени, как минимум, двух факторов: кризиса феодальной политической системы внутри страны и давления на Японию со стороны Запада. Причем, кризис носил всеобъемлющий характер, т. е. затрагивал все стороны политической и экономической жизни страны (системный кризис).

Сложившаяся в Японии еще в XII веке, исторически уникальная по своему характеру система сёгуната на рубеже XVIII-XIX веков приближалась к своему концу. С начала XVII века, когда Токугава Иэясу ( гг.) утвердил господство своего дома над большей частью Японии, в стране был установлен последний в истории Японии сёгунат.

Термин "сёгунат" означает, можно сказать, уникальное историческое явление, представлявшее собой наследственную военную диктатуру, при которой политическая власть фактически принадлежала крупнейшему феодальному дому. При этом император продолжал существовать, ему отдавались некоторые почести, но фактически его существование было номинальным. Теоретически такая ситуация обосновывалось тем соображением, что священная личность императора, который, согласно "синто", является продолжателем линии богов, не должна оскверняться заботами о государственных делах. Поэтому император как бы передавал "на время" свои полномочия главнокомандующему страны, носившему титул "сэйи тай-сёгун" (великий полководец – покоритель варваров), формально оставаясь при этом носителем верховной власти в стране. В реальности же, не обладая практически никакой властью, император вместе со своим двором был обречен на затворническую жизнь в древней столице Японии Киото, где за ним осуществлялся строгий, хотя и почтительный надзор. Вся его жизнь строго регламентировалась инструкциями сёгунского правительства бакуфу.

С начала XVII века токугавские правители стали проводить политику изоляции страны от внешнего мира. В 1624 г. из страны были изгнаны испанцы, затем, в 1638 г. - португальцы, а после 1640 г. иностранцам вообще был запрещен всякий въезд в страну, а также внешняя торговля. Исключение было сделано лишь голландским (за помощь в борьбе с португальцами) и китайским торговцам, которые могли торговать исключительно через небольшую факторию на островке Дэдзима в г. Нагасаки. Для полнейшей изоляции, в 1637 г. под страхом смерти для всех жителей страны был запрещен выезд из страны, а также было запрещено строить большие суда, способные совершать дальние плавания.

Причины проведения сёгунатом политики "закрытия Японии" можно объяснить тем, что посредством такого политического курса сёгунат пытался предотвратить угрозу потери политической независимости страны.

В литературе описывается такой случай, относящийся к концу XVI века. Однажды Тоётоми Хидэёси принимал капитана испанского корабля. И когда тот стал показывать ему карту территорий, которыми владел король Испании Филипп II, Хидэёси спросил, каким образом испанский король смог так расширить границы своего королевства? Неискушенный капитан ответил, что "Король сначала посылает в чужие страны миссионеров для обращения населения в христианство, а затем отправляет туда солдат для завоевания этих стран". После этого разговора Хидэёси повелел немедленно искоренить христианство в стране.

Другим важным фактором, вызвавшим закрытия страны, было быстрое и довольно эффективное распространения христианства в Японии. Впрочем, необходимо заметить, что "закрытия страны" имело место не только в Японии, что достаточно известно, но также и в Китае и Корее. Такая политика была естественной реакцией стран конфуцианской морали на вторжение новой для Востока, совершенно иной по своей сути религии - христианства.

Привнесенное христианство с его проповедью равенства всех перед богом, входило в противоречие с конфуцианской моралью строгой подчиненности и почитания старших, что, в конечном счете, грозило значительной дестабилизацией в восточном обществе. И если иноземному солдату можно противопоставить армию, иноземному купцу – свой товар, да и пошлинную политику, то миссионеру, с его проповедью "добра", "покорности" и, что наиболее отличало христианство от восточных религий, - "равенства всех перед богом", противопоставить что-либо было трудно. В столь сложной ситуации был найден единственный выход – в изоляции населения от иностранцев через "закрытие" своих стран.

Следует сказать, что "закрытие" Японии имело и свои, в некотором роде, положительные стороны. При отсутствии широкого внешнего рынка активность японского купечества, разумеется, снижалась, но в то же время, это заставляло направлять всю инициативу на развитие рынка внутреннего, и выработало у японских предпринимателей особый стиль ведения дел, собственную этику деловых отношений, которые показали высокую эффективность на протяжении последующей истории. Кроме того, надо заметить, что "закрытость" страны не была абсолютной. Как выше было сказано, японские правители позволяли торговать голландским и китайским купцам через порт Нагасаки. Поэтому, можно сказать, что японское правительство "бакуфу" сделало продуманный шаг, заняв активную оборонительную позицию против настойчивого вмешательства иностранцев во внутренние дела страны.

Это привело к достаточно длительному периоду стабильности в стране. Однако к началу XIX века политическая система сёгуната стала тормозом для дальнейшего развития общества. Отгороженное от мировых процессов, сёгунское правительство (бакуфу) проводило политику сознательного консервирования сложившихся феодальных отношений, через установление строгой иерархической системы[3] и жестокого подавления всякого проявления недовольства. Такая политика вызывала протест со стороны самых различных слоев населения: от крупных феодалов до самураев низкого ранга, крестьянства и городской буржуазии.

Но если крупные феодалы "даймё" и самураи стремились к ограничению власти сёгуна и рационализации социальных отношений в стране, то крестьянство страдало, прежде всего, от тяжелой бремени феодальных налогов. Существовавшая налоговая система "си-ко, року-мин" (четыре доли князю, а шесть долей крестьянину) на практике доходила до того, что нередко крестьянин получал в виде дохода лишь три доли, а то и менее, от собранного им урожая. Все это приводило к тому, что в стране стихийно возникало антисёгуновское движение, лозунгом которого стало требование передачи всей полноты власти императорскому дому.

Вместе с тем, стал сказываться и фактор "внешнего давления" на Японию. Появление в мире паровых судов позволяло легко плавать в самые отдаленные районы мирового океана. Но, в отличие от парусных, паровым судам требовались промежуточные базы снабжения пресной водой и углем. Поэтому, все чаще и чаще, иностранные суда в нарушение запрета японского правительства стали заходить в японские воды. Так, в 1808 году по пути в Китай английский военный корабль "Фаэтон" несмотря на существовавший запрет, самовольно вошел в порт Нагасаки. В стремлении защитить свою честь начальник порта совершил "сэппуку" (другое чтение "харакири"). И подобных случаев было немало. В 1824 году, другое английское судно "Гордон" не только вошло в залив Урага (нынешний Токийский залив), неподалеку от резиденции сёгуна Эдо (ныне Токио), но и члены экипажа даже ненадолго высадились на берег.

Правительство бакуфу было в состоянии шока. Понимая, что подобные инциденты будут и впредь, оно оказалось не в состоянии принять против этого какие-либо эффективные меры. В 1844 году король Нидерландов Вильгельм II - единственной страны, с которой Япония имела официальные отношения - обратился к сёгуну с посланием, в котором обращал внимание на то, что проводимая Японией политика изоляционизма неблагоразумна и вряд ли осуществима в сложившейся в международной ситуации.

Однако, не решаясь на какие-либо конструктивные шаги, правительство бакуфу, в числе других, и это послание оставило без ответа.

Таким образом, в стране складывались как внутренние (системный кризис сёгуната), так и внешние (стремление стран Запада к открытию Японии, вызванное, прежде всего, потребностью мирового флота в промежуточных базах снабжения) предпосылки, которые, в конечном счете, привели феодальную систему сёгуната к краху.

2. Социальная структура Японии в период зарождения антисёгунской оппозиции.

В Токугавской Японии во главе феодальной пирамиды стоял дом Токугава и несколько приближенных, родственных домов. Владения дома Токугава занимали почти четверть территории страны, включая такие крупнейшие центры, как Эдо (нынешний Токио), Сакаи (Осака), Киото, где находился императорский двор. Остальные три четверти территории Японии были разделены между феодальными князьями "даймё". При этом все даймё подразделялись на две группы. К первой группе относились "фудай даймё", - феодальные дома, которые с самого начала поддерживали дом Токугава в его борьбе за власть. Они пользовались особым покровительством клана[4] Токугава, только из их среды проводились назначения на высшие должности в государстве. Вторую группу представляли "тодзама даймё", то есть те феодальные дома, которые присоединились к Токугава позже. Эти князья были практически отстранены от участия в государственных делах, но они обладали определенной автономией в делах своих княжеств.

Правительство бакуфу весьма искусно использовало систему контроля и равновесия по отношению к феодальным домам. Все даймё должны обязательно некоторое время проживать в столице Эдо. Причем, когда они оставляли столицу и отправлялись в свои владения, они обязаны были оставлять в столице своих детей или жен в качестве заложников. Кроме того, правительство не одобряло прямые связи между феодальными домами.

В стране в широких масштабах осуществлялся шпионаж. Передвижение по стране было крайне затруднено из-за строгой системы пропусков и застав. Без разрешения правительства нельзя было не только строить замки и окружать их рвами, но даже заключать брачные союзы между семьями даймё. Кроме того, князьям "даймё" не разрешалось налаживать какие-либо контакты непосредственно с императорским дворцом в Киото.

Из тех феодальных домов, которые находились в потенциальной оппозиции правительству сёгуна "бакуфу", наиболее выделялись "тодзама даймё" западных княжеств: дом Симадзу из княжества Сацума, дом Мори из княжества Тёсю и дом Набэсима из княжества Хидзэн. Находясь в отдалении от центра, эти княжества, особенно княжество Сацума, имели наибольший доход в Японии, благодаря, прежде всего, своему выгодному расположению, поскольку именно через их земли осуществлялись немногочисленные контакты с заморскими странами. Несмотря на запрещение, они вели активную самостоятельную торговлю с Китаем через острова Рюкю, и сильно разбогатели на этом.

Недоброжелательное отношение к сёгунскому правительству бакуфу, подкрепленное большими накоплениями торгового капитала, сделали именно эти княжества инициаторами борьбы с политическим режимом Токугава.

Вместе с тем, существенной силой будущей антифеодальной оппозиции стала, как это ни странно, придворная аристократия "кугэ". Находящиеся в дотокугавский период на вершине славы и могущества эти представители высшей аристократии в период правления дома Токугава утратили свое прежнее положение, и даже обеднели. Но они сохранили память о тех временах, когда мастерство в поэзии или каллиграфии ценилось значительно выше военных доблестей. Свободные от надзора и имеющие большое влияние благодаря близости к императору, именно кугэ составили ядро, вокруг которого формировалась оппозиция феодальному режиму Токугава. Вместе с оппозиционными феодальными домами (даймё) Сацума, Тёсю, Тоса и Хидзэн они образовали антиправительственный союз, который фактически стал первым сознательным политическим шагом против сёгунского правительства. И хотя в дальнейшем, с обострением борьбы, этот противоречивый союз распался, он сыграл свою роль в подготовке свержения правительства "бакуфу".

Ниже по социальной лестнице располагались самураи. Основным источником их дохода была рисовая пенсия (иногда в литературе употребляют термин "рисовая стипендия"), получаемая ими за службу князю феодалу. Во времена раннего феодализма большинство самураев занималось земледелием в мирное время, и брало в руки оружие, когда князь предпринимал военные походы. В эпоху перехода к огнестрельному оружию, когда появилась необходимость в сильной обороне городов-замков, самураи стали собираться в этих замках, занимаясь исключительно военным делом, а землю уже обрабатывали вместо них крестьяне.

Обособление самурайства завершилось при Тоётоми Хидэёси, который в 1587 г. издал распоряжение об изъятии мечей у населения. Рисовая пенсия должна была компенсировать самураям их оторванность от производственной деятельности. Взамен, они были обязаны воевать по первому требованию своего господина. Длительное мирное существование, последовавшее после объединения Японии и становления сёгуната Токугава, превратило самураев в паразитирующую социальную группу. Вместе с тем, составлявшие значительную часть трудоспособного населения самураи не просто были оторваны от производства, но представляли собой потребителей значительной доли прибавочного продукта, что усиливало давление на крестьянство, на всю экономику Японии.

Нередко обедневшие феодальные князъя-даймё вынуждены были урезать рисовые пенсии своих самураев, и это приводило к тому, что наиболее недовольные из них порывали свою связь с феодалами и становились "ронинами" (дословно - "бродяга")[5]. Немало "ронинов" осело в городах, где они изучали иностранные языки, занимались наукой, искусством; некоторые уезжали в поисках идеала общественного устройства в иные страны, третьи же занимались разбоем. Поэтому у самурайства были все основания невзлюбить ту социальную систему, которая разрушила их благополучие и честолюбивые планы. Отсюда, именно самурайство низших рангов составило основной костяк лидеров реставрации, большая часть которых стали впоследствии активными борцами за реставрацию власти императора.

Следующую по значению социальную группу представляли торговцы "тёнин". Социальное положение торговцев в Японии было весьма интересным. Если в самураях сёгунат видел свою военную опору, а крестьянство он рассматривал как источник своих доходов, то торговцев правители бакуфу ставили на самый низ социальной лестницы, видя в них лишь непроизводительную социальную группу, которая ради денег не брезговала никакими средствами.

Пожалуй, ни в какой другой стране мира отношение феодалов к погоне за деньгами, к погоне за наживой не было столь откровенно негативным, как это было в Японии эпохи Токугава. Торговцам запрещалось даже носить имя, которое хотя бы отдаленно напоминало имя даймё, их деятельность связывалась различными ограничениями, включая регламентацию стиля одежды и обуви, им запрещалось селиться в кварталах, где проживали самураи. Однако, несмотря на такое отношение со стороны правительства, по мере увеличения денежного обращения, купечество все больше расширяло свою деятельность и становилось той социальной силой, которую уже трудно было игнорировать.

Японское общество, состоявшее из князей-даймё, воинов-самураев и купцов, держалось на плечах крестьян - главной производительной силы страны. Японские правители всячески поощряли расширение сельскохозяйственного производства через издание соответствующих распоряжений правительства, улучшение сельскохозяйственной техники, различных форм административного регулирования и др. В Японии крестьяне, как правило, не являлись собственниками земли. Земля принадлежала феодалу, а крестьяне, не имея права отчуждать (продавать или закладывать), владели землею на правах наследственной аренды, отдавая князю значительную долю собранного урожая. По мере расширения денежного оборота, часть княжеской доли стала выплачиваться в денежной форме. Чтобы расплатиться с долгами, крестьянин нередко вынужден был брать деньги у ростовщиков, закладывая при этом землю в залог. Впоследствии, будучи не в состоянии вовремя вернуть взятые взаймы деньги, крестьянин был вынужден отказываться от права землепользователя, которое, таким образом, переходило к ростовщику. Ростовщик, в свою очередь, принимая на себя ответственность за уплату подати, увеличивал сборы с крестьян, с тем, чтобы после выплаты податей, у него оставалась на руках определенная прибыль. Так, в простых отношениях между феодальным князем и крестьянином появилась и третья сторона – ростовщик, мощь которого постоянно возрастала. К периоду реставрации Мэйдзи ростовщики достигли такого могущества, что сумели оказать значительное влияние на ход земельной реформы.

Кроме основных крестьянских податей, достигавших, как было уже сказано, 50-70 % урожая, существовала масса других косвенных налогов, как, например, налог на поля, на двери, на окна, налог на детей женского пола, налог на ткани, на сакэ (рисовое вино), на ореховые деревья и др. Так, в случае, если крестьянин делал дополнительную пристройку к своему дому, она также облагалась налогом... Было также и множество других форм обложения крестьян. В конечном счете, фактический налог был раза в три выше номинального, (номинальный налог составлял один коку риса и тан шелка "катори"[6] на двор).

Налоги обычно взимались за несколько лет вперед. К этим сборам нередко добавлялась и обязанность участия в общественных работах (по ремонту строений феодала, мостов, мелиоративных сооружений и т. д.), а также "сукэго" – обязанность поставлять лошадей и людей для почтовой и курьерской службы.

Все эти повинности приводили к тому, что довольно трудное и в хорошие-то времена положение крестьян, в неурожайные годы становилось крайне тяжелым.

Поэтому можно понять ситуацию, когда консервативный по своим взглядам крестьянин вынужден был обращаться к различным формам сопротивления, как, например, бегство крестьян в города, практика убийства своих детей,[7] которая приняла такие широкие масштабы, что оказались бессильными всякие административные меры. И, как наиболее крайняя форма – восстание. Крестьянские восстания в эпоху Токугава спорадически возникали то тут, то там и порою охватывали несколько округов одновременно. Эти восстания не прекращались до конца существования сёгуната Токугава и, можно сказать, оказали весьма существенную роль в подрыве основ феодального режима.

Разорение крестьян, составлявших основную финансовую базу феодалов, в обстановке быстрого расширения денежного обращения имело тяжелые последствия для всей системы сёгуната Токугава. Наиболее пагубным было то, что разорение крестьян лишило также и самурайство финансовой базы существования.

Таким образом, складывалась антисёгунская коалиция, куда вошли представители практически всех слоев общества, включая придворную знать "кугэ" и высшее самурайство. Разумеется, каждый участник этой коалиции преследовал свои цели: придворная знать "кугэ" – поднятие престижа императорской власти, а значит и собственного, крупные феодалы "тодзама даймё" – уравнение в правах с "фудай даймё", торговцы стремились к получению политических прав, которые бы соответствовали их реальному политическому влиянию. Но все участники антисёгунского движения выступали за традиционную политику "дзёи" (изгнание варваров).

3. "Открытие Японии".

В начале XIX века сильнейшая морская держава того времени - Англия - всей мощью своего оружия боролась за снятие торговых барьеров в странах Восточной Азии. Захват Сингапура в 1819 году и бурное развитие торговли с Китаем, особенно торговли опиумом, естественно, фокусировали дальнейший интерес Англии на необъятном рынке Китая. Для того чтобы "открыть" Китай и уничтожить все препятствия, стоящие на пути развития его внешней торговли, Англия развязала войну с цинским правительством Китая (так называемая "Первая опиумная война") и, одержав победу, заключила с ним первый неравноправный Нанкинский договор (1842 г.). В этой ситуации, английских политиков и коммерсантов мало интересовали далекие и "малопонятные" японские острова.

Выгодные географические условия Японии до поры, до времени способствовали изоляционистской политике сёгуната. В то же время, для японских правителей было совершенно ясно, что, рано или поздно, процессы, происходившие в Азии, затронут и их страну. Поэтому, опасаясь подвергнуться участи Китая, феодальное правительство бакуфу стало смягчать свою позицию по отношению к иностранцам, и в 1842 году издало инструкцию, по которой иностранным судам разрешалось заходить в определенные порты Японии, но исключительно для пополнения запасов угля и продовольствия. Этот шаг правительства вызвал бурное недовольство патриотов (антииностранной партии), что, в свою очередь, было использовано оппозиционными антиправительственными силами, которые стали применять лозунг "долой варваров" для нападок на правительство.

Набиравший силу мощный конкурент Англии за господство на море Северо-Американские Соединенные Штаты к этому времени также стали проявлять повышенное внимание к Дальнему Востоку, стремясь обеспечить здесь интересы своих судоходных и торговых компаний.

Американец коммодор Мэтью Перри писал: "Когда мы смотрим на восточные владения нашего сильного морского соперника – Англии, на непрерывный и быстрый рост числа ее укрепленных портов, мы убеждаемся в необходимости принять неотложные меры... К счастью, японские и многие другие острова в Тихом океане еще не затронуты этим бессовестным правительством (Англией), некоторые из них расположены на великом торговом пути, который неизбежно приобретает исключительное значение для Соединенных Штатов..."[8].

Все эти намерения с различной долей успеха проводились в жизнь. Сам коммодор Перри, предпринял исследование нескольких островов из группы Рюкю на юге Японии, которые, по его мнению, занимали исключительно важное положение, а затем провел предварительные переговоры с местным правителем.[9] Кроме того, Перри пытался объявить американскими острова Бонин, для чего он поднял флаг на главном острове Пиль. По возвращении он составил подробнейший план колонизации всех этих островов. Более того, он предлагал американскому правительству захватить остров Тайвань. А позже, в 1857 г., американской военной экспедицией под командованием Армстронга на этом острове был водружен американский флаг, и американцы уже были готовы провозгласить здесь "независимое государство". Однако, противодействие других держав, и прежде всего Великобритании, а также начавшаяся гражданская война в Америке помешали осуществлению этих планов.

Рис. 1.[10]

В 1853 году, имея на руках решение американского правительства, эскадра из 12 кораблей, под командованием все того же коммодора М. Перри, вошла в залив Урага (Токийский). В составе эскадры были два парохода, изрыгавшие к ужасу японцев из труб огромные столбы дыма. Американцы отвергли требование японских представителей уйти в открытый для иностранных судов порт Нагасаки, и передали им личное послание американского президента М. Филмора, пообещав прийти за ответом в следующем году, но уже с эскадрой помощнее. Для подтверждения своих намерений Перри направил корабли прямо к столице сёгуна. Японцы в ужасе ждали обстрела. Удовлетворенный демонстрацией силы, коммодор развернул корабли и ушел в море.

Правительство бакуфу пошло на невиданный до тех пор шаг: обратилось за советом к императору и крупнейшим феодалам. В результате, решили принять требования американцев, поскольку, было признано, что Япония совершенно не готова к вооруженному отпору.

Рис. 2.

В конце февраля 1854 года в Канагава (недалеко от Эдо (Токио) американцы вынудили японских правителей подписать японо-американский договор о мире и дружбе. Основное его содержание сводилось к следующему: были открыты для американских судов порты Симода и Хакодате, был урегулирован порядок обращения с потерпевшими кораблекрушение, американцы получали право вести с Японией торговлю, вместе с японской разрешалось хождение любых иностранных денег и др. Этот Канагавский договор стал прототипом для заключения аналогичных договоров с другими странами. В октябре 1854 года был подписан японо-английский договор, в январе 1855 года русско-японский договор ("Симодский трактат"), затем последовали договоры с Голландией в январе 1856 года, с Францией в октябре 1858 года, а также с другими странами. Через четыре года спустя генеральный консул США в Японии Таунсенд Гаррис добился того, что Япония заключила первый торговый договор с западной державой - США, вслед за чем, неизбежно последовало установление постоянных дипломатических связей с другими странами Запада.

Возникает вполне закономерный вопрос, каким образом Японии удалось избежать участи своих соседей и не превратиться в колонию, такую как Индия, или в страну с ограниченным суверенитетом, как, например, Китай? Хотя такая опасность была для Японии вполне реальной.

Кратко, можно обозначить следующие причины. В XIX веке внимание ведущих колониальных держав - Англии и Франции - было поглощено более богатой и привлекательной страной – Китаем. Захват англичанами Сингапура в 1819 году, и рост торговли с Китаем (прежде всего, опиумом) давал сказочные прибыли, которые стали основанием для развязывания опиумных войн.

По сравнению с огромным и прибыльным рынком Китая, Япония не представляла большого интереса ни как рынок готовой продукции, ни как источник сырья для промышленности западных стран. Кроме того, при каждой попытке проникнуть в Японию западные посланники сталкивались с огромными трудностями. В самый сложный для Японии период с 1860 по 1865 годы, когда правительство бакуфу было в состоянии глубочайшего кризиса, а вся система феодальных отношений буквально разваливалась под воздействием открывшейся возможности торговать с Западом, Англия была занята "усмирением" восстания тайпинов, которое продолжалось несколько десятилетий, а Франция, перед лицом грозного соперника – канцлера Бисмарка, была поглощена своими европейскими проблемами. Соединенные Штаты только выходили на тихоокеанский колониальный простор, представляя собой серьезного конкурента Великобритании.

Любопытно в этой связи письмо коммодора Пэрри, который незадолго до экспедиции в Японию следующим образом обосновывал ее необходимость.

"Когда мы смотрим на восточные владения нашего сильного морского соперника – Англии, на непрерывный и быстрый рост числа ее укрепленных портов, мы убеждаемся в необходимости принять неотложные меры… К счастью, Японские и многие другие острова в Тихом океане еще не затронуты этим бессовестным правительством (т. е. Англией), некоторые из них расположены на великом торговом пути, который неизбежно приобретет исключительное значение для Соединенных Штатов. Не теряя ни одной минуты, следует принять самые решительные меры для закрепления за США достаточного количества портов".[11]

Можно без преувеличения сказать, что, как "ветер богов" (камикадзэ) в XIII веке предотвратил покорение Японии монголами, так же как в XIX веке поверженный Китай стал главным препятствием на пути экспансии западных держав.

4. Реставрация власти императора (Реставрация Мэйдзи).

Столкнувшись с реальной внешней угрозой, правительство бакуфу после открытия страны переживало состояние паралича власти. Ведь до этого, в структуре правительственных органов не было даже специального подразделения, которое бы занималось вопросами, связанными с иностранными делами. Длительный период мирного существования в условиях отсутствия каких-либо войн привел к некоторой деградации военного искусства. У Японии не было ни своей регулярной армии, ни военного флота, в стране не было налажено производство современного вооружения. Конечно, правительство пыталось как-то реагировать на события, создавая в спешном порядке разного рода организации, которым надлежало заниматься иностранными делами, однако отсутствие опыта, специалистов делало эти попытки малоэффективными. Кроме того, с открытием страны Япония стала активно вовлекаться в мировые торгово-экономические связи. А поскольку торговыми договорами были установлены низкие пошлины на импорт, в страну хлынул широкий поток западных товаров, что, в свою очередь, стимулировало развитие товарно-денежных отношений в стране и усиливало кризис малопроизводительного хозяйства феодального типа. Ввоз дешевых хлопчатобумажных и шерстяных тканей подрывал крестьянское семейное производство. В то же время из страны в большом количестве вывозилась пользующаяся спросом на мировом рынке такая японская продукция, как, например, японский чай, медь, бобы, фарфоровые изделия, высококачественный шелк-сырец и другое.

Годы

Японский экспорт (иен)

Японский импорт (иен)

1863

4

4

1865

6

5

Но самую большую прибыль западные купцы получали от спекуляции золотом. Поскольку традиционно на Востоке был распространен серебряный денежный стандарт, то и соотношение цены золота к серебру составляло 1: 5, в то время как в Европе это соотношение было 1:15. Пользуясь столь благоприятной конъюнктурой, иностранцы стали в большом количестве ввозить в Японию серебро и покупать на него золото. Такая практика привела к утечке золота из страны, что дезорганизовывало цены и расстраивало японскую экономику.

Рис. 3. Вот как наглядно объясняется эта ситуация в японских учебниках[12].

В 1860 году правительство бакуфу стало снижать ценность монеты путем уменьшения в ней золота более чем на 85%. Последовавшая следом инфляция еще более усилила экономический кризис и повлекла за собой стремительный рост цен.

А теперь посмотрим на динамику изменения цен на ведущий на японском рынке товар - рис, который, в конечном счете, определял цены и на другие товары и услуги. Как видно из представленных таблиц, рост цен в эти годы наблюдался весьма серьезный. И последствия этого стремительного роста цен на товары, наряду с ростом цен на рис, для сегуната, крупных феодалов даймё и находившихся на их содержании самураев стали просто катастрофическими. Дело в том, что размеры

Динамика изменения цен на рис.

Годы

Цены

Годы

Цены

1854

84.8

1861

142.5

1856

82.4

1863

100.5

1858

131.5

1864

325.5

1860

203.0

1866

1300.0

получаемых самураями рисовых пенсий, хотя и были твердо установлены, однако при переводе на деньги, вследствие роста цен на товары, фактически сократились в несколько раз.

У правительства не было других источников для покрытия расходов, кроме увеличения налогов и принудительных займов. В свою очередь, увеличение налогов, как и выросшая армия бродячих самураев "ронинов", приводили к росту крестьянских восстаний, которые нередко возглавлялись самураями, и к увеличению хаоса в стране. Самураи считали виновниками своего тяжкого положения "иностранных варваров", покушения на которых стали частым явлением. Зачастую эти покушения приводили к печальным последствиям.

Так, в 1862 году в г. Намамуги самураями из клана Сацума был убит англичанин Ричардсон. Возложив всю ответственность за это убийство на японскую сторону, Англия потребовала от Японии ареста и наказания виновных, а также выплаты компенсации в сумме 1млн фунтов стерлингов. Несмотря на то, что требуемая компенсация была выплачена, английское правительство послало эскадру из 7 военных кораблей с задачей – подвергнуть бомбардировке главный город этого феодального княжества – Кагосима. В августе 1863 года корабли пришли в залив Кагосима, и командующий эскадрой потребовал от властей княжества немедленно разыскать и наказать виновных в инциденте. Несмотря на то, что японцы выразили готовность разрешить инцидент, командующий вице-адмирал Купер приказал открыть огонь по городу. Как признали сами англичане, в результате этой акции было убито, ранено и пострадало от ожогов 1500 человек.

В июне 1863 года по настоянию императора Комэй сегунской правительство приняло решение о начале силовых действий против иностранцев, изгнании "варваров", и повторном "закрытии" портов. 25 июня 1863 года войска княжества Тёсю обстреляли иностранные суда, стоявшие в порту Симоносэки. Соответственно, с кораблей западных держав также ответили огнем. Американские суда обстреляли порт Симоносэки и потопили 2 японских судна. В сентябре 1864 года была осуществлена карательная экспедиция в отношении княжества Тёсю, где участвовали 17 кораблей из Англии, Франции, Голландии и США.

Инциденты в Кагосима и в Тёсю, продемонстрировавшие наглядный урок превосходства европейского оружия имели любопытные последствия. Они убедили самых воинственных и надменных в Японии самураев из двух этих княжеств, что с превосходящей в военном отношении силой лучше не конфликтовать, а иметь дружеские отношения, учиться у них, и, прежде всего, военному делу. Вскоре, и Сацума, и Тёсю заключили мир с западными державами, стали закупать в большом количестве английское оружие для подготовки выступления против сёгунского правительства бакуфу.

Преследуя свои цели, западные государства конкурировали друг с другом и поддерживали различные стороны назревающего в Японии внутриполитического конфликта. Так, к примеру, если Франция поддерживала сёгунское правительство, надеясь на получение концессий за эту поддержку, то Англия, "внешние" (т. е. западные) княжества.

Таким образом, сложность международной обстановки в 1850-е годы, а также своеобразный тупик, возникший в результате интриг в Японии между Англией и Францией, в которых ни одна из сторон не смогла добиться преимущества, дало Японии, в конечном счете, столь необходимую ей возможность сбросить феодальный режим, который привел страну к экономическому и политическому краху и поставил ее под угрозу экономического и политического господства западных держав.

Лидеры антисёгунского движения сумели с пользой для себя использовать сложившуюся ситуацию. Свергнув сёгунское правительство бакуфу и, создав вместо него новое централизованное национальное правительство, они открыли Японию для свежих веяний западной науки и изобретений.

Реставрация Мэйдзи ("Мэйдзи исин" – яп.) была осуществлена коалицией молодых дворян кугэ и самураев, которые возглавили антиправительственную борьбу, выдвинув лозунг "тобаку" (свержение сёгуна). Развернувшееся широкое оппозиционное движение соединилось с крестьянскими выступлениями и превратилось в мощную силу, которую правительство бакуфу уже не могло игнорировать. Каждый из участников этого движения имел собственные причины добиваться свержения сегунского правительства. Кугэ ставили своей целью повышение престижа императорской власти, тодзама-даймё добивались уравнения в правах с фудай-даймё, купцы-предприниматели стремились к получению политических прав, соответствующих их реальному политическому влиянию. При этом их всех объединял традиционный лозунг - "изгнание варваров". По своей сути этот лозунг был направлен против правительства сёгуна, которое также его поддерживало, однако, опасаясь репрессий со стороны иностранных держав, вынуждено было лавировать. Это, в свою очередь, приводило к критике со стороны оппозиции, обвиняющей правительство в бессилии, и к новым выступлениям, возглавляемым, как правило, самураями южных княжеств Сацума и Тёсю. Поводом для событий, приведших к свержению сёгуната Токугава, послужило поражение правительственных войск при очередной попытке "усмирить" мятежное княжество Тёсю, а также смерть сёгуна Токугава Иэмоти в июле 1866 г.

Любопытно, что своей победой княжество Тёсю было обязано молодому талантливому самураю Такасуги Синкаку (). Он впервые в Японии того времени создал отряды "кихэйтай" (букв. - отряды необычных воинов), состоявшие из обученных военному искусству добровольцев, в которые, наряду с бывшими самураями "ронинами", входили и представители зажиточных крестьян и горожан. Победа таких обученных на европейский лад сборных отрядов над состоящими из потомственных самураев правительственными войсками показала, что кроме самураев в стране существует и другая боеспособная сила, что в корне подрывало существовавшие ранее взгляды на самурайство и армию. Созданные Такасуги Синкаку отряды "кихэйтай" стали прообразом будущей регулярной армии.

Новый (и последний) 15-й сёгун Токугава Ёсинобу () был представителем боковой ветви рода Токугава из княжества Мито. Он, прежде всего, прекратил военные действия и сделал попытку провести правительственную реформу, а также реформу армии по французскому образцу, вооружив ее современным оружием. В октябре 1866 года после смерти императора Комэй (), который ещё поддерживал совместное правление императора и сёгуна и был ярым противником каких-либо контактов с иностранцами, на престол взошел Муцухито (девиз правления "Мэйдзи", т. е. просвещенное правление), которому в это время было лишь 15 лет. По случаю восшествия на престол нового императора была объявлена амнистия и в столице собралась все лидеры антисёгунской оппозиции – Окубо Тосимити, Сайго Такамори, Ямагата Аритомо и другие.

Предполагалось, что старый режим сёгуна Токугава будет свергнут мирным путем. Сёгун должен был добровольно отказаться от власти в пользу императора, тем самым он вставал в один ряд с другими феодальными князьями даймё, т. е. как бы восстанавливалось положение, существовавшее в XII веке, до установления системы сёгуната. Под угрозой вооруженного антисёгунского выступления оппозиции, 9 ноября 1867 года последний сёгун Токугава Ёсинобу подал в отставку.

Своё решение он объяснял следующим образом. "В настоящее время по мере того, как наши отношения с внешним миром все более и более развиваются, государство может распасться на составные части, если не будет управляться единой центральной властью. Поэтому необходимо изменить старый порядок вещей, вернуть суверенную власть императору, широко развить деятельность совещательных учреждений, добиться, чтобы решения по вопросам политики принимались императором при поддержке всего народа, и тогда Японская империя будет в состоянии поддержать свое достоинство и положение среди других государств мира".

На императорском совете 3 января 1868 года в Киото, где присутствовали не только все члены императорской семьи и представители высшей знати "кугэ", но и были представлены все основные княжества, был принят Манифест о реставрации императорской власти. Его основное содержание сводилось к следующему. Провозглашалась отставка Токугава Ёсинобу с поста сёгуна, ликвидировались посты регента и главного советника, упразднялось сёгунское правительство "бакуфу" и учреждалась новая правительственная система.

Возникает естественный вопрос: почему феодальные князья так легко отказались от борьбы за свои привилегии и не оказали практически никакого сопротивления? Несомненно, определенную роль играли узко личные интересы, выгоды, которые они получали от ликвидации сёгуната. Однако каковы бы ни были их честолюбивые замыслы, даже самые ярые поборники феодальных привилегий понимали невозможность сохранения независимости местной власти при создании централизованного правительства. Кроме того, поддерживая процесс ликвидации сёгуната и реставрации власти императора, князья надеялись на замену прогнившей феодальной системы сёгуната неким подобием федерации феодальных кланов под эгидой монарха.[13] Свою роль сыграло и то обстоятельство, что новое правительство, подготавливая почву для ликвидации феодальных прав, развернуло широкую кампанию по мобилизации общественного мнения в поддержку этого шага. Однако самым важным фактором, предопределившим отношение феодальных князей к этим шагам правительства, представляется гарантия сохранения их экономической мощи через выдачу князьям денежной компенсации и правительственных облигаций взамен их прежних доходов. Другими словами, если прежде японские феодалы получали свой доход от эксплуатации крестьян, то после замены натуральной пенсии денежной, те же феодалы становились финансовыми магнатами, вкладывали свое состояние, превращенное в капитал, в банки, акционерные общества, промышленные предприятия или землю, становясь, таким образом, представителями финансовой олигархии.

Гражданская война.

Что называть гражданской войной в Японии этого периода? Авторы двухтомного учебника "История Японии" (под ред. А. Жукова) относят к гражданской войне антисёгунский поход армии оппозиции с целью окончательного лишения отстраненного от власти бывшего сёгуна Токугава Ёсинобу тех остатков политических прерогатив, которые даровал ему император. Иные авторы распространяют понятие "гражданская война" вплоть до самурайских восстаний годов[14]. Так или иначе, рассмотрим кратко ход этих событий.

Как уже было отмечено выше, передачу власти императору предполагалось провести без кровопролития. Под давлением превосходящих сил оппозиции, последний сёгун Токугава Ёсинобу подал в отставку, а император, принимая отставку, уполномочил его оставаться во главе правительства вплоть до окончательного решения вопроса о новой государственной власти.

Однако целью оппозиции была ликвидация не только политической, но и экономической власти дома Токугава, которому принадлежало почти 25% всех земель. Поэтому после отставки сёгуна Токугава Ёсинобу оппозиция, вопреки обещанию императора, объявила о лишении сёгуна вообще всякой власти и потребовала, чтобы он передал императору земли дома Токугава и казну сёгунского правительства "бакуфу".

Оскорблённый Токугава Ёсимицу покинул Киото и направился в Осака. После серии переговоров, которые ни к чему не привели, стороны взялись за оружие. В конце января 1868 года Ёсинобу направил свои войска в столицу Киото для "освобождения юного императора", однако после многодневных боёв его армия потерпела поражение, а сам сёгун скрылся в своем замке в Эдо (ныне Токио). В конечном счете, поняв безнадежность своего положения, 3 мая 1868 года Ёсинобу сдался без боя.

Войска антисёгунской коалиции, получившие уже статус правительственной армии, вошли в Эдо. Ёсинобу был отправлен под домашний арест в родовой замок Сидзуока, ему были оставлены некоторые владения, дававшие ему неплохой доход[15]. Военные действия правительственной армии продолжались еще некоторое время, подавляя отдельные очаги сопротивления сторонников сёгуната. Однако уже к маю 1869 года практически вся Япония, включая Хоккайдо, приняла новую власть.

Военные действия периода "Мэйдзи исин" не ограничились только противостоянием старой и новой власти. Спустя 5 лет, разочарованные ходом реформ Мэйдзи, свое слово высказали воинственные самураи. Рассмотрим подробнее эту сторону процесса "Мэйдзи исин".

Место самурайства в реставрации Мэйдзи.

Как уже было замечено выше, "Мэйдзи исин" представляла собой антисёгунское движение, возглавляемое представителями крупнейших феодальных кланов наиболее богатого юго-запада Японии. Но тут необходимо сделать пояснение. Из-за длительного существования в Японии сложившейся исторически системы двоевластия (сёгунат), после возвращения политической власти императору оказалось, что никто из императорского окружения не в состоянии должным образом править вместо него. Аналогичным образом обстояло дело и в большинстве феодальных домов. Главы кланов, в большинстве своем, были физически слабы и не блистали умом. Те же, кто обладал здоровьем, почти не обладали качествами политических деятелей. Поэтому руководителями нового правительства стали не князья-даймё, а, в основном, самураи, выдвинувшиеся в процессе антисёгунского движения. Так, например, Симадзу, глава одного из ведущих оппозиционных кланов Сацума, был очень высокомерным, гордым и крайне консервативным человеком. Поэтому фактическим лидером клана стал его оруженосец, прославленный Сайго Такамори. Именно эти способные самураи и стали осуществлять политическую власть в качестве лидеров реставрации в послемэйдзивский период.

Однако в целом положение самурайского сословия, составлявшего в этот период около 5-6 % всего населения[16], можно было назвать критическим. Если на закате феодального периода самурайство хотя и было непроизводительной силой общества, но существовал какой-то спрос на их воинское искусство, то после Мэйдзи, когда этот спрос иссяк, самурайство, оторванное от всякой производительной деятельности,[17] практически абсолютно потеряло свое значение и большая его часть существовало на скудную самурайскую пенсию. Имея ввиду, что традиционно любой не связанный с боевым искусством труд для самурая считался позором, можно понять глубину критического положения самурайства. Приспосабливаясь к изменившимся условиям, самураи шли на государственную службу, становились чиновниками, бюрократами, профессиональными солдатами, публицистами, священниками, учителями и т. д. Новое правительство, само состоявшее в основном из самураев, прилагало большие усилия для вовлечения самураев в хозяйственный оборот, предоставляя им средства для занятия предпринимательской деятельностью. Именно такую цель и имела так называемая "капитализация" самурайских пенсий в 1876 году (замена рисовых пенсий денежными выплатами. /См. об этом ниже/). Однако большая часть низшего самурайства в результате этого шага правительства получила от государства сравнительно небольшие суммы и, не имея навыков предпринимательства, быстро теряли свои капиталы. Поэтому шаги правительства в отношение самурайства воспринимались последними враждебно, как удар по их привилегиям, усиливая разочарование результатами "реставрации Мэйдзи". Многие доведенные до отчаяния самураи прибегали к террору, считая его единственным и вполне оправданным средством давления на правительство. По стране прокатилась широкая волна самурайских восстаний, самым крупным и последним из которых было "Великое Сацумское восстание 1877 года" под руководством Сайго Такамори. После длительных военных действий, ставших легендой, это восстание было подавленно правительственными войсками. А сам Сайго Такамори перед лицом поражения сделал себе "сэппуку" (также - "харакири", традиционный самурайский способ самоубийства).

Таким образом, как социальная группа самурайство переживало глубокий кризис, пытаясь найти свое место в новом обществе. Можно легко увидеть связь между заменой самурайских "рисовых пенсий", одноразовой выплатой, отказом от самурайских привилегий и самурайскими восстаниями 1877 года.[18]

Сравнительно небольшое количество самураев стали лидерами в новом правительстве, другие занялись коммерцией и финансовой деятельностью, некоторые – немногие – даже преуспели в этом.

Немало самураев нашли себе применение в правительственном аппарате. Практически вся полиция, например, комплектовалась почти исключительно из бывших самураев. Многие стали учителями, адвокатами, публицистами и учеными. Но значительная часть самурайства превратилась в бедных крестьян, ремесленников и даже рабочих.

Роль крестьянских движений в начале периода Мэйдзи.

Рассматривая роль крестьянства в процессе "Реставрации Мэдзи", необходимо сказать, что в японском случае перехода от феодализма к капитализму крестьянство не играло столь значительной роли, как это имело место в европейских антифеодальных революциях. И сама "Реставрация Мэйдзи" не являлась, как это было, например, во Франции, восстанием городской бедноты и безземельных крестьян. "Реставрация" представляла своеобразный компромисс, достигнутым между крупнейшими феодалами, от имени которых выступали самураи, и богатейшим городским купечеством. В то же время, не следует преуменьшать и роль крестьян в процессе "Реставрации Мэйдзи", восстания которых в значительной степени ослабили феодальный режим. Однако, в отличие от французской антифеодальной революции, в Японии и после "Реставрация Мэйдзи" положение крестьянства оставалось столь же тяжелым, как и до "реставрации" в период Токугава.

Не получив сколько-нибудь существенных послаблений от нового режима, после "Мэйдзи" крестьянство стало еще более агрессивно и количество крестьянских восстаний увеличилось. Как замечает японский профессор Какусё Ивао, за 265 лет правления Токугава в Японии было около 600 крестьянских восстаний, а только в течение первых десяти лет периода Мэйдзи, (т. е. гг.) их было боле 190.[19] Поводом этих крестьянских восстаний могло быть что угодно: от реформы календаря (вводилась европейская система летоисчисления от "Рождества Христова", взамен летоисчисления по годам правления императора), вплоть до требований восстановления бывшего (хорошего, по мнению крестьян) местного феодала в правах. Эти восстания неизменно сопровождались требованием снижения налогов с крестьян, поскольку после передачи правительству в 1869 г. прав феодалов на землю и вплоть до 1877 г. - когда был принят закон о снижении налога - бремя налогов не уменьшилось, а даже несколько увеличилось. Действительно, если мы посмотрим на структуру доходов японского правительства в эти годы, то увидим, что доходы от земельного налога, составляли большую долю бюджетных поступлений.

Годы

%% от всех поступлений

80.5 %

65.6 %

69.4 %

Правительство Мэйдзи, несмотря на свою революционность, несмотря на обещание провести раздел между крестьянами всей государственной земли, в течение первого десятилетия ничего не сделало, (да, собственно, и не могло сделать) для улучшения положения крестьянства.

Прогрессивные, в своей сути реформы зачастую вызывали недовольство крестьян в силу непонимания ими прогрессивности этих изменений. Так, введение нового календаря вызвало опасение крестьян по поводу того, что ростовщики используют эту реформу для пересмотра в свою пользу сроков уплаты по счетам. Недовольство введением школьной системы объяснялось опасением увеличения местных налогов на открытие и содержание правительственных школ. Введение всеобщей воинской повинности по военной реформе приводило к сокращению рабочих рук в семье. Однако, при внимательном рассмотрении этих крестьянских волнений, мы увидим, что распространялись они, в большинстве своем, на кварталы богатых ростовщиков, злоупотреблявших своим положением сельских старост и деспотических чиновников прежних феодальных князей. Поэтому необходимо отличать второстепенные причины крестьянских волнений от коренных, к которым можно относить борьбу против непомерной арендной платы, ростовщичества и высоких налогов. И только после принятия закона о снижении налога в 1876 году ситуация изменилась, и волна крестьянского движения прошла на убыль.

Таким образом, ликвидация феодализма в Японии явилась логическим следствием борьбы внутренних социальных сил. Феодальной аристократии была продемонстрирована военная сила, и одновременно правительство предложило в виде приманки денежные выгоды. Следовательно, можно сказать, что феодализм отчасти вынужден был пойти, отчасти сам пошел на собственную ликвидацию. Правительство же, заручившись молчаливым миром с феодальной аристократией, получило возможность направить свои силы на проведение реформ, как в области системы государственной власти, так и в экономике.

ГЛАВА II.

"МОДЕРНИЗАЦИЯ ЯПОНИИ".

ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ЭПОХИ МЭЙДЗИ

1. Первичные преобразования Мэйдзи.

1. Первые шаги реформирования государственно-административной системы. 2. Образование институтов местного самоуправления. 3. Реформа сословной системы. 4. Военная реформа. 5. Создание полицейской системы. 6. Судебно-правовая реформа.

"Реставрация Мэйдзи" имела революционное значение для дальнейшего развития Японии. На фоне активных колонизационных процессов в Азии, японские политики поставили перед собой задачу - не только сохранить национальную независимость страны, но в кратчайшие сроки овладеть достижениями европейцев в области техники, технологии, государственном строительстве и подняться до уровня передовых западных держав. Для решения этих задач в качестве национальной идеи была взята на вооружение идея божественного происхождения нации, выраженной в личности императора (идея "синто"). Поэтому восстановление императорской власти было вполне логичным шагом, символизирующим характерный для японцев принцип преемственности. Этот принцип выражался во всех шагах последующих изменений Мэйдзи. Новые элементы добавлялись к старым структурам, не разрушая, а как бы дополняя их, вплоть до отмирания этих старых структур. Благодаря этому, в японском обществе даже очень существенные кардинальные изменения обходились без значительных социальных потрясений. Потому и в период "Мэйдзи исин" в японском обществе сложился внутренний компромисс между реформистской частью, стремящейся к обновлению, и консервативными силами, которые прилагали усилия для сохранения старых традиций. По этой же причине и гражданская война в Японии не имела всеобщего характера и не была столь кровопролитной, как большинство подобных войн в Европе.

Сравнивая развитие Японии с "классическими" европейскими странами, можно видеть, что в средневековой Японии существовали все признаки развитого для того времени государства: существовала внешняя торговля, пиратство (как источник накопления капитала, пока оно не было запрещено Тоётоми Хидэёси), и даже попытки проведения политики колонизации.[20] К концу XVI века Япония поддерживала связи с более полутора десятков стран, японские корабли не только совершали плавание в районе Юго-Восточной Азии, но неоднократно пересекали Тихий океан, доставляя посольства сёгуна в Новую Испанию (Мексику). Военная экспедиция в Корею Тоётоми Хидэёси ( гг.), которая, правда, являлась не столько проявлением агрессивной внешней политики,[21] сколько попыткой Хидэёси канализовать внутреннюю смуту самураев вовне.

Все эти действия вполне соответствовали своему времени и обозначаются в историографии как проявление "политики меркантилизма", которую проводили многие страны Европы и, прежде всего, Великобритания. Последовавший затем 250-летний период изоляции Японии остановил поступательное развитие страны, наложил глубокий отпечаток на экономику и общество этой страны.

После "Реставрации Мэйдзи" японское общество было вынуждено преодолевать отсталость, которая сложилась к этому времени. В этой новой ситуации, когда на карту была поставлена экономическая и даже политическая независимость страны, Япония должна была в кратчайшие сроки догнать передовые страны с их современной машинной технологией.

1.  Первые шаги реформирования

государственно-административной системы.

Основой будущих преобразований стал политический курс новой Японии, который был провозглашен в клятве императора (гокадзё госэймон) 6 апреля 1868 года. Основная идея этой клятвы состояла в том, что отныне "...все государственные дела будут решаться в соответствии с общественным мнением" и "на основе справедливых законов", а правители, (как и управляемые) "должны посвящать себя служению народу", которому предоставляется возможность "проявить личную предприимчивость и активность"[22]. Таким образом, уже в клятве императора были заложены контуры будущей парламентской системы. Фактической реализацией этого документа стал указ о государственном устройстве от 01.01.01 года, в который клятва императора была включена полностью, в виде статьи первой.

По этому указу власть сосредотачивалась в руках государственного совета, который имел двухступенчатую структуру и состоял из консультативного совета и ряда ведомств. Фактическим правительственным органом являлся двухпалатный консультативный совет. Его верхняя палата, состояла из высших должностных лиц страны - членов императорской фамилии, "кугэ" и представителей юго-западных княжеств. Они занимались разработкой законов, осуществлением высшей судебной власти, решением важнейших политических вопросов. Нижняя палата состояла из представителей административных единиц страны. Будучи совещательным органом, эта палата просуществовала недолго, но в дальнейшем именно на основе ее опыта будет создана нижняя палата японского парламента.

Примечательно, что уже на первом этапе новой государственности вводился принцип разделения властей, выраженный формулой "власть законодательная не должна иметь исполнительных функций, а власть исполнительная не может иметь законодательных функций". С целью централизации власти в стране указами нового правительства была ограничена власть крупных феодалов "даймё": без согласия центрального правительства они уже не могли чеканить монету, привлекать на службу иностранцев и др. Таким образом, после Мэйдзи существование независимых от центра княжеств становилось невозможным. Вводилось также положение об избираемости и "ротации"[23] чиновников.

Становление централизованной власти происходило постепенно. Уже в мае 1868 года в княжествах стали осуществлять свои функции специальные органы центрального правительства, которые в начале выступали в качестве посредников между правительством и местной властью. Соответственно при правительстве был создан специальный аппарат, на который замыкались уполномоченные правительства в княжествах.

В 1869 году в стране была проведена акция под названием "возвращение страны и императора народу" (хансэки хокан). Под этой акцией понимался добровольный отказ феодалов-князей "даймё" и богатых самураев от своих феодальных прав и передача ими своих полномочий по управлению княжествами центральному правительству. Князья хорошо понимали, что в новой ситуации они уже не в состоянии сохранить свою власть во всей ее полноте, и поэтому, заручившись обещанием крупных компенсаций, они подавали соответствующее прошение на имя императора. В свою очередь правительство компенсировало этот шаг феодалов тем, что предоставило им пенсии в размере 10 % их среднегодового дохода. Кроме того, оно взяло на себя большую часть обязательств по долгам ростовщикам, а также назначило этих феодалов-князей на посты губернаторов их княжеств. Наглядно картина изменений представлена на следующем рисунке.[24]

Последующим шагом правительства было упразднение княжеств (хайхантикэн), что было сделано по закону от 01.01.01 года, и создание на основе бывших княжеств новой системы административного деления. По этому закону было создано более 300 префектур "кэн" и 3 столичных округа "фу" в Токио, Осака и Киото.

Одновременно в среде реформаторов зрела идея необходимости образования в стране парламентской системы. У этой идеи были как сторонники, так и противники. Под давлением первых, 14 апреля 1875 года был опубликован императорский указ о постепенном введении в стране конституционного строя.

2. Образование институтов местного самоуправления.

В период преобразований Мэйдзи идеи демократизации были настолько сильны, что порою обгоняли время. Так было, например, с созданием институтов местного самоуправления. Создание системы местного самоуправления берет начало с формирования в 1873 году ведомства внутренних дел. В сферу деятельности этого ведомства входил контроль всей системы власти на местах. Общее направление политики регионов, а также контроль за ее исполнением возлагался на губернаторов префектур, которые назначались вместе со штатом чиновников из центра. Согласно серии актов 1878 года, было установлено административно-территориальное деление префектур на уезды (гун), районы (ку), поселки (мати) и деревни (мура). По этим законам, главы соответствующих административных единиц избирались населением, и затем их утверждал губернатор, выдавая документ о назначении. Причем, закон разрешал создание собраний в административных единицах. В 1880 году был принят специальный закон о таких собраниях, в компетенцию которых входил круг вопросов, связанный с местными налогами и с покрываемой этими налогами частью местного бюджета. Позже, в 1884, 1888 годах деятельность органов местного самоуправления была законодательно скорректирована в сторону сокращения демократических начал и увеличения возможностей губернаторов воздействовать на местное самоуправление. Однако само значение института местного самоуправления, тем не менее, оставалось немалым все последующие годы, вплоть до начала демократических преобразований после второй мировой войны.

3. Реформа сословной системы.

Издавна сложившаяся в Японии сословная структура представляла собой аббревиатуру "си-но-ко-сё", то есть общество делилось на: самураев (си), крестьян (но), ремесленников (ко) и торговцев (сё). После некоторых упорядочений, в 1872 году была утверждена новая структура общества, состоящая из 3-х сословий: высшее дворянство "кадзоку", (куда относились бывшие крупнейшие феодалы "даймё" и придворная знать "кугэ"), дворянство "сидзоку" (включало в себя высшее самурайство), и простой народ "хэймин" (включавший в себя широкий спектр населения: от низшего сарайства до "отверженных "эта").

4. Военная реформа. Создание регулярной армии.

"Реставрация Мэйдзи" проводилась силами военных формирований юго-западных княжеств, и вплоть до 1871 года, когда была создана императорская гвардия, своей армии у нового правительства не было. После упразднения княжеств и роспуска их вооруженных сил в июле 1871 года, начался процесс создания на базе императорской гвардии регулярной армии, который длился до принятия закона о всеобщей воинской повинности в 1873 году. По этому закону все граждане мужского пола, достигшие 20-летнего возраста, подлежали призыву на военную службу на 3-х летний срок. Призыв проводился на основе принципа: "один человек от семьи". Верховным главнокомандующим был император. Армейский устав был разработан на основе документов для императорской гвардии и назывался он "Императорский наказ". Изначально японская армия создавалась по французскому образцу, однако, с 1885 года за образец была принята прусская армия с ее стройной и жесткой структурой.

5. Создание полицейского аппарата.

После ликвидации военных формирований феодальных княжеств, которые в том числе осуществляли функции патрульной службы, для охраны общественного порядка, возникла необходимость в создании полицейских формирований. Начало этому процессу, одновременно с роспуском столичного военного формирования, положило создание в 1871 году патрульной службы столичного округа в Токио. Следующим шагом было создание общегосударственной централизованной полицейской системы, которая в 1874 году стала замыкаться на ведомство внутренних дел, а в префектурах непосредственно на губернатора. Со временем, наряду с общими задачами по охране общественного порядка, санитарного состояния и надзора за пожарными командами, к полиции были отнесены функции цензуры и контроля за общественной нравственностью. В 1881 году были созданы военная полиция и тайная полиция (кэмпэйтай), которая помимо внутриполитических задач, выполняла еще и функции внешней разведки[25].

6. Судебно-правовая реформа.

Исторически в японских правоотношениях господствовало влияние китайской правовой модели, которая, в свою очередь, базировалась на конфуцианской морали. В период Мэйдзи перед молодым японским правительством встали совершенно новые задачи, важнейшими из которых было развитие современной централизованной государственно-правовой системы, основанной на разделении властей.

До эпохи Мэйдзи судебное производство находилось, в основном, в руках феодалов-князей. После Мэйдзи были созданы ведомства уголовных дел (кэйбусё), гражданских дел (мимбунсё) и служба административного контроля (дандзёдай). Тем не менее, созданные структуры не отвечали в полной мере современным требованиям, и в июне 1871 года вместо ведомства уголовных дел и контрольной службы было создано министерство юстиции (сихосё), которому поручалось судопроизводство и розыск.

Впервые суд нового типа был создан в Токио. В зарождавшейся японской юстиции доминировало влияние французского (континентального) права[26]. Английское же прецедентное право входило в противоречие с юридическим мировоззрением японцев, корни которого уходили в китайскую правовую традицию писаного права.

Наследник российского престола Николай

в рикше во время его

путешествия по Японии.

(Фото из префектуральной библиотеки Нагасаки)

В качестве консультантов привлекались французские юристы, которые вместе с японскими специалистами разрабатывали уголовный, уголовно-процессуальный кодексы. В право вводились совершенно новые для Японии основополагающие (для европейского права) принципы, такие, как "нет преступления, нет наказания без указания о том в законе", "закон не имеет обратной силы" и другие. Новое законодательство устанавливало равенство всех перед законом и вводило принцип индивидуализации вины. Другими словами, в законе отменялась коллективная уголовная ответственность и совместная вина, характерные для феодального уголовного права. В гражданском праве, разработка которого потребовала большого времени, сохранился принцип разрешения гражданских споров через неформальные методы достижения соглашения сторонами, что было традиционно для Японии и являлось характерным для прежних, до эпохи Мэйдзи, правоотношений. Окончательно современная судебно-правовая система оформилась после принятия в 1889 году конституции Мэйдзи, когда были приняты гражданско-процессуальный и торговый кодексы.


Любопытной иллюстрацией действия новой правовой системы явился так называемый "Инцидент Оцу" ("Оцу дзикэн"). В 1891 году, в ходе кругосветного путешествия на судне "Память Азова", Японию посетил наследник российского престола Николай (будущий император Николай II). Прибыв в Нагасаки 27 апреля 1891 года, Николай осмотрел город Кобэ, а затем древнюю столицу Киото. Несмотря на то, что Николай прибыл в Японию с частным визитом, по распоряжению императора Мэйдзи, ему были оказаны государственные почести. После Киото, Николай отправился в курортный городок Оцу на берегу крупнейшего японского озера Бива. Во время осмотра этого городка молодой полицейский Цуда Сандзо бросился на коляску, в которой ехал Николай, и нанес последнему

Наследник Николай полицейский Цуда Сандзо Главн. судья Кодзима Икэн

удар палашом по голове. Первый удар пришелся плашмя и причинил наследнику значительную, но не смертельную рану. Второй же удар японского полицейского предотвратил сидевший рядом наследник греческого престола Георгий, который сбил с ног нападавшего.

От предложения поместить пострадавшего Николая в больницу, тот отказался и в ближайшее же время покинул Японию.[27] Над молодым полицейским Цуда состоялся суд. Обвинение просило суд распространить на Цуда действие статьи уголовного кодекса о преступлениях против членов императорской фамилии. Однако главный судья верховной судебной палаты Кодзима Икэн, сославшись на то, что эта статья распространялась лишь на членов японской императорской семьи, отказался от такого обвинения.

Таким образом, в Японии утвердилась новая судебная система, при которой главный судья мог проявить независимость, но не уступить давлению со стороны правительства. Хотя и, в конечном счете, он вынужден был пожертвовать своим постом.

2. Реформы 1880-х годов

1. Аграрная реформа. 2. Капитализация самурайских пенсий. 3. Начальный период индустриализации Японии. 4. Реформа образования. 5. Образование политических партий.

Когда мы говорим о преобразовании феодальной экономики и создании индустриальной экономической базы, то речь идет о процессе, называемом "модернизация"[28], то есть, в данном случае, речь идет о вступлении общества на путь капиталистического развития. Основу японской экономики составляло сельское хозяйство и мелкое кустарное производство. Поэтому для модернизации страны первостепенное значение имели аграрные преобразования.

1. Аграрные реформы гг.

Наиболее значимые ступени, предопределившие результаты аграрных реформ, были следующие: отмена феодальной зависимости крестьян, ликвидация феодальной собственности на землю и введение системы купли-продажи земли, и, наконец, реформа поземельного налога. В результате этих реформ была создана частная собственность на землю, и было обеспечено развитие сельскохозяйственного производства, которое для Японии того времени являлось не только главным источником налоговых поступлений, но основным источником проведения преобразований в стране. Вместе с тем, важность аграрной реформы состояла еще и в том, что именно она обеспечила необходимую предпосылку индустриализации – образование избыточного рынка рабочей силы.

Проведение аграрных преобразований. Реформа поземельного налога. Отмена запрета на продажу земли в 1872 году стало первым и важнейшим шагом на пути к установлению нового современного (для того времени) поземельного налога, который стоял в центре всех аграрных преобразований. Любопытно, как оценивал этот акт один из главных деятелей реформы поземельного налога Канда Кохэй. В своей докладной записке 1871 года он писал. "Некоторые выступают против изменения поземельного налога; они говорят, что в "старое время люди наделялись землей в соответствии с размером их семьи (или согласно переписи) и это предотвращало отчуждение земли и сглаживало пропасть между богатыми и бедными. Если мы вдруг разрешим куплю и продажу земли, то это будет противоречить установленному закону и принесет большой вред". На это можно было бы ответить следующим образом: есть благоразумные и глупые люди, и, кроме того, есть прилежные и праздные люди. Тот, кто умен и бережлив, становится богатым, а тот, кто ленив и расточителен, становится бедным. Если мы запретим приобретение земли и попытаемся уравнять бедного и богатого, то это будет означать ограничение богатого в угоду бедным и постепенно примет такие размеры, что подорвет положение благоразумных и бережливых людей и создаст благоприятные условия для праздных и расточительных..."[29]

Для проведения земельной реформы, прежде всего, необходимо было определить субъектов этой реформы. Другими словами, поскольку новый закон предполагал наиболее полное признание частной собственности на землю, нужно было выяснить реальных, признанных собственников обрабатываемых земель, что в сложном переплетении сложившихся в эпоху Токугава земельных отношениях сделать было очень непросто. С этой целью, всем, кто мог доказать, что является фактическим владельцем земли, были выданы соответствующие удостоверения собственности на землю "тикэн"[30]. Такие удостоверения в начале 1872 года получили, прежде всего, те крестьяне, которые имели свои земельные наделы или выплачивали земельную ренту или другие налоги феодалам или чиновникам сёгуната. Целью такого шага было стремление через введение частной собственности на землю, через разрешение купли-продажи земель, ликвидировать ситуацию, когда основная часть крестьян была не в состоянии прокормиться за счёт своих крошечных наделов, и, тем самым, ускорить процесс концентрации земли в руках немногих владельцев для повышения эффективности сельского хозяйства. Спустя несколько месяцев удостоверения на землю получили также те, кто купил землю после утверждения новой власти. Таким образом, признавалось право частной собственности на землю, и был выделен круг земельных собственников.

Следующим шагом было проведение землемерной съемки по всей стране ( гг.). На основании оценки стоимости земли вводился земельный налог (3% от стоимости земли), который взимался в денежной форме, причем, его величина не зависела ни от качества, ни о количества урожая. В законе определялось, что по окончании проведения реформы размер поземельного налога будет соотнесен со стоимостью земли и не может быть понижен или повышен в неурожайный или урожайный годы. Основной целью этого налога было обеспечение стабильного государственного дохода. Следует иметь в виду, что в такой сельскохозяйственной стране, какой была Япония, к тому же не имевшая в то время своей таможенной автономии, покрытие значительных государственных расходов на нужды военного строительства, индустриализацию, содержание большого государственного аппарата, разумеется, зависело, прежде всего, от доходов с поземельного налога. В гг. доля поземельного налога составляла 85 % от всех бюджетных поступлений. Обеспечив, таким образом, постоянный источник доходов, правительство создавало условия для введения в стране эффективной бюджетно-финансовой системы.

В результате аграрных преобразований произошла концентрация земельной собственности; более трети всей обрабатываемой земли было сосредоточено в руках ростовщиков, помещиков и зажиточных крестьян. Мелкие землевладельцы в большинстве своем лишились земельных наделов и вынуждены были идти в город на заработки.

2. Капитализация самурайских пенсий.

Другим важным шагом, стимулирующим развитие капиталистических отношений, была капитализация самурайских пенсий в годов. Как уже было сказано выше, выполняя свои обещания, правительство Мэйдзи взамен утраченных крупными феодалами "даймё" и самураями привилегий, предоставило им денежные компенсации в виде пожизненных пенсий. Однако вскоре стало ясно, что для пореформенного бюджета страны эта ноша, составлявшая около трети всей его доходной части, оказалась непосильной. Поэтому в 1873 году правительство предложило всем получателям самурайских пенсий добровольно капитализировать свои пенсии. То есть, государство предложило самурайству вместо пожизненных пенсий получить единовременную денежную компенсацию, половину которой составляли облигации государственного займа. Кроме этого, им предоставлялось право приобретения государственных земель по льготным ценам. Целью этих шагов правительства было стремление привлечь самурайское сословие к занятию предпринимательской деятельностью. Но призыв правительства не вызвал большого энтузиазма среди самурайства[31]. В связи с этим, в 1876 году правительство, которое находилось в трудном финансовом положении, вынуждено было пойти на принудительные меры по капитализации самурайских пенсий. Взамен регулярных пенсионных платежей была проведена единовременная выплата компенсации в размере пенсии за 5-14 лет, в зависимости от ранга самурая или даймё. Средства же для выплаты этих компенсаций были взяты правительством из Лондонского займа, составлявшего 2,4 млн. фунтов стерлингов. Такие выплаты продолжались вплоть до 1882 года. Полученные самураями и бывшими даймё в виде компенсаций значительные суммы были вложены ими в сельское хозяйство, промышленность, но в наибольшей степени - в банковскую сферу. Однако значительная часть самурайства и мелкие феодалы получили суммы не достаточные для того, чтобы подняться выше уровня средних слоев общества. И потому недовольство таким шагом правительства вылилось в серию самурайских восстаний, о которых уже было упомянуто выше. Кроме капитализации пенсий, правительство приняло решение о выплате долгов князей-даймё ростовщикам и торговцам. Эти долги в общей сложности превышали 41 млн. иен. Однако такое решение правительства не распространялось на долги сёгуната, и имело особое значение для осакской буржуазии, которой сильно задолжали разорившиеся князья. С целью реализации правительственного решения был выпущен новый заем, облигации которого не только гарантировали выплату торговой буржуазии безнадежных долгов, но и предоставляли владельцам облигаций необходимые средства для вложения в промышленные предприятия и сельское хозяйство. Такие меры способствовали превращению крупных землевладельцев и ростовщиков в акционеров и банкиров. Так, в городе Ниигата крупным землевладельцем и ростовщиком Итисима Токудзиро в 1873 году был создан существующий и поныне "Четвертый банк" (Дайси гинко), акционерами которого были главным образом крупные землевладельцы, занимавшие ведущие позиции в местных политических и административных сферах. Таким образом, уже в этот период мы можем видеть тесное переплетение интересов землевладельцев, банковского капитала и представителей власти, которое весьма характерно для Японии.

3. Начальный период индустриализации Японии.

Для осуществления индустриализации необходимы следующие условия: 1) достаточно высокий уровень развития производства и обращения товаров, а также процесс разделения труда; 2) некоторое накопление капитала в руках наиболее активной части населения (предпринимателей); 3) наличие достаточно большой армии свободных рабочих рук[32].

Уже в период Токугава, хотя мерилом стоимости оставался рис, в обращении в значительной степени преобладали деньги, особенно это касалось больших городов. Достаточно высокий уровень ремесленного производства был обращен преимущественно на рынок, то есть товаров производилось больше, чем было необходимо для самого потребителя. А отсюда, шло развитие торговли. Наряду с неуклонным ростом производительности труда в сельском хозяйстве, а также все более углубляющимся процессом разделения труда расширялся рынок товаров, спрос на которые увеличивался. С началом же периода Мэйдзи была проведена специализация по районам, сменившая прежнюю самостоятельность кланов. В то же время, процесс разделения труда в Японии задерживалась ввиду наличия широкой сферы домашнего производства фарфоровых, лаковых, хлопчатобумажных и др. изделий, сосредоточенные главным образом в руках крестьян и бедных самурайских семейств. Наплыв дешевых иностранных товаров с началом эпохи Мейдзи, а особенно более дешевой хлопчатобумажной пряжи и продукции машинного производства, подорвал японскую домашнюю промышленность. Это ускорило процесс разделения труда и образования внутреннего рынка.

Что касается накопления первоначального капитала, то этот процесс в Японии имел рад особенностей. Прежде всего, длительное "закрытость" страны не позволили Японии использовать, такие "классические" для Европы источники накопления капитала, как пиратство либо грабеж колоний и заморских территорий. Хотя, как уже было выше показано, и в дотокугавской Японии существовали и внешняя торговля, и пиратство, и даже зачатки колонизации, но последующая затем изоляция от внешнего мира затормозила развитие страны. Поэтому капитал в Японии был сосредоточен в основном в руках небольшого числа крупных торговцев и ростовщиков, в частности, в руках торговых домов Мицуи, Оно, Коноикэ и некоторых других. Лишенные возможности извлекать прибыль из каких-либо внешних источников, японские купцы вынуждены были ограничиваться эксплуатацией довольно скромного внутреннего рынка, что сильно снижало темпы накопления капитала.

Поэтому экономический курс правительства Мэйдзи характеризовался, прежде всего, государственным протекционизмом, то есть такой политикой, при которой государство брало на себя большую часть необходимых для общественного развития забот по развитию национальной индустрии. В частности, многие владельцы покровительствуемых государством торговых домов, занимались в то же время и банковскими операциями, становились директорами банков и промышленных предприятий. Эта система протекционизма абсолютистского государства выполняла роль костылей, при помощи которых только что зародившийся капитализм учился ходить.

Но если европейский капитализм, достигнув зрелости, отбрасывал ставший теперь ему помехой абсолютизм, то в Японии недостаточно зрелый, не обладающий необходимыми накоплениями капитализм не мог обойтись без этих "костылей" - абсолютистской власти - и опирался на них в большей степени, чем прежде. Лидеры Мэйдзи ставили перед собой задачу в течение одного поколения достичь того, чего западные страны добивались не одно столетие. Они понимали, какая пропасть отделяет примитивное, во многом еще феодальное производство в Японии, от индустриальной технологии большинства европейских стран. И чтобы перепрыгнуть эту пропасть, японскому капитализму необходима была поддержка государства.

Отсутствие капитала весьма затрудняло положение правительства. Свергнувшие "бакуфу" молодые лидеры Мэйдзи стремились как можно быстрее продемонстрировать эффективность новой власти. И в качестве "наглядного доказательства" этой эффективности было решено начать строительство в стране железной дороги, первый участок которой, как предполагалось, должен был связать один из центральных столичных районов Синбаси с портом Иокогамма.

За реализацию этой "безумной идеи" взялись два видных деятеля Мэйдзи Ито Хиробуми (наст. имя Ито Сюнсукэ) и Окума Сигэнобу. При помощи приглашенных западных специалистов был разработан проект дороги. Затем перед правительством встал вопрос: где взять деньги? Американцы через 2-го секретаря Хоттмана (Hottman) предложили заем под строительство дороги, при условии передачи им прав на построенную дорогу. Однако перед глазами молодых реформаторов был печальный опыт других азиатских стран, в которых строительство железных дорог стало инструментом для колонизации этих территорий. Поэтому, на удивление предствителям западных стран, японское правительство отказалось от американского предложения. Ито и Окума считали, что нужно предпринять все что можно, но построить дорогу не в ущерб национальной независимости и, по возможности, своими руками.

Спустя некоторое время к Сигэнобу и Окума прибыл англичанин Нельсон (Nelson Rey), который, зная печальный опыт американцев, предложил частный заем под 12 % годовых. После некоторых колебаний авторы проекта согласились на заем от частного лица. По их мнению, такой заем не мог угрожать независимости страны. Каково же было их удивление, когда они узнали из английской прессы, что Нельсон объявил в Англии сбор средств на строительство токийской железной дороги под 9 % годовых. Таким образом, этот англичанин получал в год 3% прибыли. Японские политики почувствовали себя обманутыми. Но делать было нечего, этот вариант был "лучшим из худших", поскольку других приемлемых вариантов просто не было.

В конце-концов, первый участок дороги был закончен и 12 сентября 1872 года в 10 часов утра первый поезд отправился от станции Синбаси до порта Иокогамма.

Наличие очень небольшого количества весьма богатых домов предопределили вторую особенность процесса модернизации в Японии – преобладание с самого начала монополистического, то есть в высшей степени централизованного капитала. Эти немногие, тесно связанные с правительством финансовые магнаты не желали рисковать и вкладывать капитал в те отрасли, которые с самого начала требовали больших затрат и не приносили непосредственных прибылей. Поэтому правительство вынуждено было само заниматься развитием таких отраслей промышленности, используя для этого займы у тех же финансовых магнатов и весьма ограниченные собственные ресурсы, основную долю которых составлял поземельный налог.

Крупные капиталисты предпочитали вкладывать деньги в торговые, банковские и кредитные предприятия, в особенности, в весьма прибыльную область правительственных займов. Это и определило третью особенность японского капитализма – преобладание банковского капитала, который в своем росте значительно обогнал капитал промышленный. К тому же, этот процесс концентрации капитала был ускорен правительственной политикой субсидий и поощрений. В целом, причины весьма быстрых темпов концентрации капитала в Японии можно свести к следующему. 1) низкий уровень начального накопления капитала; 2) потребность в больших массах капитала для создания крупных предприятий, которые можно было бы сопоставить с современными предприятиями Запада; 3) введение в Японии с самого начала индустриализации системы акционерных компаний; 4) конкуренция с западными компаниями, которые также поощряли концентрацию капитала.

Процесс концентрации капитала происходил через поглощение мелких предприятий крупными, благодаря чему и родились так называемые "дзайбацу" (финансовые олигархии) Мицуи, Сумитомо, Ясуда и др. Опирающийся на сильную государственную поддержку банковский и ссудный капитал, в свою очередь, использовался правительством для развития тех отраслей экономики, которые требовали крупных капиталовложений, как, например, инфраструктура, капитальное строительство, транспорт, связь.

Любопытно обратить внимание в той ситуации на положение мелких предпринимателей. Страдающие от недостатка средств и высоких процентов на ссудный капитал, они зачастую вынуждены были обращаться за кредитом в банк. В конце XIX века процент на ссудный капитал в японских банках достигал 10-15 %, в то время как по вкладам выплачивалось не более 7-8 %. В таких сложных условиях мелкие компании, зачастую, будучи не в состоянии рассчитаться по долгам, вынуждены были закладывать свои предприятия банкам.

Таким образом, если в большинстве стран Запада в период формирования капитализма банковский капитал существовал отдельно от промышленного, то для японского капитализма характерно также то, что, в этой стране промышленный капитал самостоятельно не развивался. Как было уже показано, в Японии начало процессу индустриализации положило государство. И только подняв на ноги промышленность, оно передало предприятия крупным частным предпринимателям за весьма низкую цену. Такая политика и называется "политикой государственного протекционизма".

Можно сказать, что японский промышленный капитал вырос из банковского и ростовщического капитала. Последние же, используя высокую арендную плату за землю, привлекали инвестиции в основном в земледелие, поскольку, как было уже замечено, вклад инвестиций в промышленные предприятия был связан с большим риском и не обеспечивал скорой и высокой прибыли.

Итоги экономических реформ переходного периода. В результате аграрных реформ, капитализации пенсий самураев и погашения государством самурайских долгов ростовщикам и торговому капиталу, был дан мощный импульс концентрации капитала, что стало важной предпосылкой быстрого развития капитализма в Японии.

В то же время, сельское хозяйство не претерпело больших изменений. Основной сельскохозяйственной культурой оставался рис, который выращивался крестьянами на небольших террасированных полях по склонам гор. Значительно возросли масштабы аренды земли, которая, как правило, выплачивалась рисом. Среди традиционных домашних промыслов наибольшее развитие получило шелководство, продукция которого шла на экспорт. Соответственно, в первые годы Мэйдзи быстро развивалась внешняя торговля. Ее особенность в этот период состояла в том, что из-за отсутствия отечественного опыта внешняя торговля долгое время осуществлялась японскими компаниями через иностранных торговых агентов.

4. Реформа образования.

Традиционно в Японии образование было распространено довольно широко и до эпохи Мэйдзи. Уровень грамотности японского населения был достаточно высок. Современные документы свидетельствуют о распространении грамотности даже среди японских крестьян. Содержание образования сводилось к изучению классических конфуцианских книг и основ математики. Большое внимание в японском образовании всегда уделялось нравственному воспитанию.

Однако такое традиционно-патриархальное образование уже не соответствовало требованиям, предъявляемым эпохой модернизации. Поэтому лидеры реформ, виднейшие японские просветители Ито Хиробуми, Фукудзава Юкити и др. поставили задачу создать совершенную систему образования по западному образцу. Для этой цели в Европу и Америку были отправлены для обучения большое количество студентов. Так, в 1873 году только в Лондоне обучалось 373 японских студентов. Кроме того, среди иностранных специалистов, которых в большом количестве приглашали в Японию для помощи в организации и налаживании работы как в сфере государственного управления и местных органов власти, так и на предприятиях, в армии и других областях, было немало специалистов, которые помогали организовывать японскую систему образования.[33]

В результате деятельности специальной комиссии по подготовке реформы образования было решено взять за образец французскую и американскую системы. В 1872 г. был принят довольно либеральный для своего времени закон об образовании, согласно которому равное право получить образование обретали все сословия, мужчины и женщины, и не допускалась какая-либо дискриминация. Изначально предполагалось, что расходы по обучению будет нести само население. Однако ввиду низкой платежеспособности большей части японского населения, в 1880 году было решено основную часть расходов по финансированию образования возложить на местные органы власти. В 1886 году был принят закон об обязательном 4-х летнем начальном образовании, которое с 1900 года стало для населения бесплатным. Надо сказать, что успехи Японии в области образования были весьма значительны. К концу XIX века уже около 85 % японских детей получали обязательное начальное образование. По этому показателю к началу ХХ века Япония сравнялась с такой передовой страной как Великобритания.

5. Образование политических партий.

В продолжение первых лет Мэйдзи (вплоть до 1877 года, даты разгрома Сацумского восстания) Япония переживала переходный период, который сопровождался бурной политической активностью населения. В это время еще лишь намечались те тенденции, которые впоследствии привели к образованию политических партий со своими программами.

Стержнем политической жизни было возглавляемое недовольными самураями крестьянское движение, которое в течение первых семи лет после Реставрации достигло своего пика, а затем быстро пошло на убыль. В последующий период гг. аграрное движение характеризуется тем, что в нем активно участвуют землевладельцы, выступающие против привилегированного положения финансовой олигархии. Именно из среды этого движения вышел лозунг, позже подхваченный широкими слоями населения "Свобода и народные права!". И именно землевладельцы наряду с самурайством стали стержнем широкого "Движения за свободу и народные права" (Дзиюминкэнундо),[34] поскольку они составляли основу Либеральной партии "Дзиюто", вставшей во главе движения. Столь парадоксальная, на первый взгляд, ситуация - участие землевладельцев в политической борьбе - объяснялась следующим образом. В отличие от консервативного европейского помещика (английского сквайера, например), японский землевладелец объединял в своем лице, с одной стороны, полуфеодального помещика, взимающего с крестьян высокую арендную плату, но с другой стороны, он был еще и торговцем-капиталистом.[35] И именно эта, вторая сторона японского землевладельца, заставляла его участвовать в политической борьбе. Так, образованный в 1880 году в Осаке "Совет предпринимателей-производителей сакэ" ("сакэ" - японское традиционное рисовое вино) стал ядром образованной в следующем году Либеральной партии "Дзиюто"[36]. По инициативе Совета предпринимателей на первой же конференции Либеральной партии, ее участники высказались против планируемого правительством увеличения налога на дрожжи и выдвинули лозунг "Свободу предпринимательству!" Наряду с этим, землевладельцев весьма беспокоил высокий поземельный налог, который, несмотря на то, что правительство снизило его с 3% до 2.5%, в сумме бюджетных поступлений составлял львиную долю (См. табл. на стр. 33).

В то время, когда несущие на себе основное бремя индустриализации землевладельцы испытывали большие проблемы в связи с неуклонным падением цен на рис, близкие к правительству финансисты и промышленники получали немалые субсидии, щедрые правительственные контракты и права монопольной торговли. Поэтому-то, помещики-землевладельцы, выступали против бюрократических правящих кругов и тех, кто за ними стоял – крупных ростовщиков и банкиров, и активно вовлекались в движение "За свободу и народные права!" и "За свободу предпринимательства!". Следует обратить внимание на эту особенность японского перехода к капитализму: японский либерализм уходил своими корнями в деревню, в отличие, например, от английского, который являлся движением городского купечества, направленное против консервативного землевладельческого дворянства.

Опорой либеральной оппозиции и той силой, которая постоянно ее подталкивала, были огромные массы крестьянства и арендаторов, выступавшие за снижение налогов и введение представительских учреждений. Однако в силу особенности крестьянского труда и изолированности в отделенных деревнях, им было трудно принимать активное участие в широком политическом движении. И поэтому, естественно, наиболее активными в "Дзиюминкэнундо" были крупные землевладельцы, а руководство движением было сосредоточено в руках наиболее крупных помещиков и представителей бывшего самурайства. Идеологическими лидерами движения выступали, в основном, бывшие самураи из кланов Тоса и Хидзэн. Они пользовались большим авторитетом среди оппозиции, поскольку являлись представителями военного дворянства (сидзоку) и были одними из лидеров реставрации "Мэйдзи исин", оттесненные, однако, самураями кланов Сацума и Тёсю от участия в руководстве страны.

В октябре 1881 года лидерами "Дзиюминкэнундо" была создана первая в Японии политическая партия "Риккэн дзиюто" (Конституционно-либеральная партия, а позже, просто Либеральная партия), в программе которой были лозунги "свобода", "равенство", "братство". К тому же, отсутствие в Программе партии упоминания о монархии придавало ей либеральный характер.

Объединенное в рамках Либеральной партии движение мелких помещиков и крестьян, и возглавляемое крупными землевладельцами и самураями выступило за "народные права", "свободу предпринимательства" и "образование представительного органа".

Конечно, реальные цели лидеров движения, в сущности, ограничивались завоеванием определенных выгод для достаточно узкого круга, что можно видеть из следующего документа. На возражение одного из "государственников" Като Хираюкки () против создания представительного органа в стране, лидеры либерального движения Соэдзима, Гото, Итагаки в ответном письме написали: "Теперь, если эта палата представителей будет создана, мы не предлагаем немедленно ввести всеобщее избирательное право. Мы бы предложили дать это право в первую очередь только самураям, богатым крестьянам, купцам, так как именно они дали лидеров реставрации Мэйдзи."

Председателем партии был Итагаки Тайсукэ, а ее программа состояла из следующих задач: 1) расширять свободы, защищать народные права и содействовать процветанию и преобразованию общества; 2) направлять свои силы на создание совершенной государственной конституционной системы; 3) для осуществления своих задач налаживать сотрудничество с другими партиями, ставящих перед собой аналогичные задачи. В программных формулировках упоминались такие понятия, как "свобода", "равенство", "братство", однако не было упоминаний о монархии, что сразу же ставило партию в разряд радикальных. Значение либеральной партии состоит в том, что она была первой политической партией национального масштаба, а также в том, что она стала символом победы идеи о праве национальной партии принимать участие в политической жизни страны. На примере либеральной партии мы видим, что японский либерализм с самого начала был довольно умеренным. Позже, когда из осколков Либеральной партии в 1900 году будет создана партия "Сэйюкай", этот либерализм превратится в свою противоположность, - непреклонный консерватизм.

Другой политической партий, появившейся в марте 1882 года, была Партия реформ ("Кайсинто"), которую возглавлял оставивший правительственный пост Окума Сигэнобу. Это была партия буржуазии, оставшихся не у дел чиновников и городской интеллигенции. Кроме того, в нее входили некоторые крупные купцы и промышленники, как, например, Ивасаки Ятаро - основатель копании Мицубиси. Эту партию поддерживал также видный японский просветитель Фукудзава Юкити. Программа партии была весьма умеренной, а ее принципы, основывающиеся на идеях английского либерализма и утилитаризма, наиболее полно выражал партийный лозунг "умеренно, но прочно; медленно, но верно".

В марте этого же 1882 года была создана еще одна - Конституционная императорская партия ("Риккэн тэйсэйто"), которая, по сути, была проправительственной партией. Консервативная по своему характеру, она имела основной целью парализовать влияние двух других партий. В нее входили крупные правительственные чиновники, а также представители высших придворных кругов. Формальные лидеры партии Ито Хиробуми, Иноуэ Каору и Ямада Акиёси стремились использовать партию в качестве противовеса другим политическим партиям, с целью установления в стране системы этатизма[37] по германскому образцу. Однако эта партия, с точки зрения популярности в стране и в организационном отношении, оказалась наиболее слабой. Ее лидеры практически не интересовались партийной деятельностью. Поэтому реально в Японии в то время действовали две первые партии. Несмотря на программные различия, эти две партии не очень отличались друг от друга. Однако сотрудничества между ними не было. Более того, они постоянно нападали друг на друга, что объяснялось разной позицией их лидеров, отстаиванием различных региональных и экономических интересов.

Каждая из этих трех партий имела свой печатный орган, и между ними происходили бурные дискуссии, как, например споры о суверенитете. Сторонники Либеральной партии утверждали, что суверенитет принадлежит народу, а, следовательно, конституция должна быть создана ассамблеей, избранной народом. Сторонники Конституционной партии отстаивали свою точку зрения, по которой суверенитет всецело принадлежит императору и лишь он один вправе даровать конституцию народу. Партия реформ занимала в этой дискуссии компромиссную позицию, утверждая, что суверенитет принадлежит и императору, и народному собранию.

Рост влияния партий в провинциях вызвал беспокойство со стороны правительства, вследствие чего в июне 1882 года оно приняло закон, запрещавший партиям создавать местные отделения, и по которому губернаторы провинций получали право ограничивать деятельность партий на своих территориях. В результате такого шага правительства многие региональные отделения партий были распущены, что, однако, не уменьшило активность либеральной партии. Некоторые из членов радикального крыла принимали активное участие в крестьянских выступлениях. Первое такое восстание вспыхнуло в префектуре Фукусима в 1882 г. Поводом этого восстания стало возмущение произволом губернатора префектуры, который весьма рьяно проводя в жизнь правительственный закон о запрещении партий, не пожелал считаться с решением префектурального собрания и арестовал членов Либеральной партии из состава этого собрания. После подавления восстания его руководители были приговорены к тюремному заключению. Правительство использовало инцидент в Фукусима для наступления на все движение "За свободу и народные права" (Дзию минкэн ундо). Почти в тот же год вспыхнуло восстание в Такада (префектура Ниигата), а в 1884 году в восстание в Титибу (префектура Сайтама), которому было суждено стать рубежом в истории либеральной партии.

Дело в том, что лидеры местных организаций этой партии зачастую были более радикальны, нежели руководство в центре, которое, как было уже сказано, находилось в руках землевладельцев-предпринимателей. По мере усиления правительственных репрессий, местные организации, возглавлявшие народное движение наряду с требованием введения представительных учреждений стали выдвигать требование снижения арендной платы, что встревожило лидеров партии, поскольку это уже затрагивало их собственные интересы. Поэтому, вместе с осуждением насильственных действий, и чтобы рассеять подозрения в подстрекательстве к восстанию, на общем съезде, который состоялся в Осаке в октябре 1884 года, было объявлено о роспуске либеральной партии "в ожидании лучших времен, когда будут созданы условия для ее восстановления". В декабре 1884 года лидер партии реформ "Кайсинто" Окума Сигэнобу вместе со своими сторонниками вышел из партии, после чего и партия реформ фактически перестала существовать.

Уже в период деятельности парламента, из отдельных групп либеральной партии и партии реформ в 1900 году была создана партия "сэйюкай". Это было последним реформированием старой либеральной партии, в которой стали преобладать крупные землевладельцы. Ее возглавили влиятельные чиновники, как Ито Хиробуми, князь Саёндзи..., и ее программа стала в корне противоположной прежней программе либеральной партии "дзиюто".

Разрозненные местные восстания, возглавляемые радикальными последователями либеральной партии, еще продолжались в течение нескольких лет. Наиболее крупные из них: несколько восстаний в Нагоя в 1884 г., в 1885 г. - восстание в Кабасан (преф. Ибараки), в том же году – восстание в Иида (преф. Аити), в 1886 г. восстание в Сидзуока, и другие. После роспуска первых политических партий, представители политической оппозиции, возглавляемые Гото Сёдзиро создали Ассоциацию всеобщего согласия ("Дайдо данкэцу"), к которой постепенно присоединились и радикально настроенные представители интеллигенции и мелкой буржуазии.

Итак, следует отметить, что особенностью японского либерализма являлась его опора на сельское население, в отличие от Европы, где победоносный либерализм всегда опирался, главным образом, на финансовую мощь городского купечества и централизованную политическую организацию городских масс. Изолированность сельского населения, для которого местные проблемы всегда были важнее далеких городских, нередкие внутренние столкновения, - все это приводило к неудачам, расколам в самом движении и, в конечном счете, к распаду всего движения.

3. Реорганизация государственного аппарата страны.

Конституция Мэйдзи.

На фоне широких массовых выступлений, правительство приступило к проведению необходимых административных реформ с целью укрепления исполнительной власти в стране. В своем манифесте о реставрации императорской власти император Мэйдзи обещал, что японский народ "будет участвовать в общественном обсуждении". Очень скоро для реализации этой идеи, как в государственных органах, так и в общественных движениях возникало немало предложений о будущих формах конституционного устройства. Один из ведущих лидеров Мэйдзи Ито Хиробуми уже черед два года после реставрации, в 1870 году посетил США с целью изучения американской конституционной системы. Любопытно, что американская конституция стала для Ито Хиробуми не столько примером для подражания, сколько образцом того, чего не следует включать в японскую конституцию. Он считал, что американская республиканская конституция мало подходила для японских политических условий.

В апреле 1875 года был опубликован указ императора о постепенном переходе к конституционному строю. Для этого были сформированы такие институты как палата старейшин (гэнроин), верховная судебная палата (тасинъин) и другие органы. А в 1879 году правительство поручило всем советникам предоставить свои письменные соображения по введению конституционного строя. Возникло огромное количество точек зрения по поводу будущего устройства страны. Дискуссия по этому поводу выливалась порою в острые противостояния. В результате, например, Окума Сигэнобу, который выражал взгляды, близкие взглядам "движению за свободу и народные права", в октябре 1881 года был освобожден от должности советника в правительстве. Несколько позже из правительства были удалены и его сторонники. Эти события и стали основанием для создания, упоминавшейся выше, второй оппозиционной "партии реформ".

Для реализации обещания императора по созданию парламента в 1889 году, Ито Хиробуми в 1882 году был вновь послан - на этот раз в Европу - с целью изучения конституций европейских стран. Вернувшись в августе 1883 года, он выступил с рядом инициатив. В частности, по его предложению, для формирования в будущем парламенте верхней палаты пэров, в качестве противовеса нижней палаты представителей, в июле 1884 года был принят указ о введении аристократических титулов. По образцу бисмарковской Германии были введены 5 титулов: князь, маркиз, граф, виконт и барон. Новая знать создавалась из прежней придворной знати "кугэ", феодальной знати "даймё", высших офицеров армии и флота, а также тех, кто отличился безупречной службой в период реставрации Мэйдзи.

В процессе создания новой административно-политической системы важное значение придавалось реформированию системы образования. В 1880 году был установлен строгий государственный контроль над школами первой и второй ступени. В 1881 году Токийский университет был реорганизован и превращен в учебное заведение для подготовки будущих чиновников. Прежняя сравнительно самостоятельная организация факультетов была заменена системой жесткого централизованного контроля со стороны ректора, который отвечал за свою деятельность только перед министром просвещения. Ректором Токийского университета был назначен Като Хираюкки.

Одновременно продолжалась работа и над созданием конституции. В 1884 году было создано Бюро по изучению конституционных систем, которое возглавил Ито Хиробуми. Кроме него, в Бюро вошли ещё три человека: Иноуэ Коваси, Канэко Кэнтаро и Ито Миёдзи. Это Бюро подчинялось непосредственно министерству императорского двора, что практически исключало какое-либо внешнее влияние. Для того чтобы исключить разногласия при принятии конституции, по предложению Ито Хиробуми был создан Тайный советвысший совещательный орган при императоре. Члены совета назначались самим императором из представителей высших должностных лиц. Председателем совета был назначен Ито, который в связи с этим подал в отставку с поста премьер-министра. Функции Тайного совета заключались в том, чтобы разработать критические замечания по конституции. Таким образом, дальнейшая работа над разработкой текста конституции продолжалась в рамках Тайного совета. Работа проходила в обстановке полной секретности (по примеру разработчиков американской конституции), в загородной резиденции Ито Хиобуми в окрестностях Ёкосука. Император принимал участие во всех заседаниях Тайного совета посвященных работе над конституцией.

Следующим шагом Ито Хиробуми стала реформа в декабре 1885 г. государственного аппарата, опять-таки, по германскому образцу. По новому закону, вместо упраздненного Государственного совета (Дадзёкан, или дайдзёкан) был создан кабинет министров (найкаку), в котором устанавливалось четкое распределение обязанностей министров, деятельность которых контролировалась председателем совета министров. Всего устанавливалось 10 министерств: императорского двора, иностранных дел, внутренних дел, финансов, военное, морское, юстиции, просвещения, сельского хозяйства и торговли, путей сообщения. Первым премьер-министром стал Ито Хиробуми, стараниями которого была введена система экзаменов на занятие чиновниками должностей, исключая чиновников самых высших рангов.

Что касается региональной власти, то здесь вводились выборные префектуральные и городские собрания, в которые могли избираться лица, уплачивающие не менее 10 иен государственного налога. Мэры городов избирались из членов городских собраний, но поскольку они не получали вознаграждения за свою работу, понятно, что для занятия этой должности необходимо было иметь немалые доходы.

Как было обещано императором, работа над текстом конституции была завершена к 1889 году. Церемония провозглашения конституции происходила в императорском дворце в День основания империи 11 февраля 1889 года. Император Муцухито (Мэйдзи) передал текст конституции в руки премьер-министра Курода Киётака, что символизировало дарование конституции народу императором. При этом император произнес:

"Мы, в силу верховной власти, унаследованной Нами от Наших царственных предков, сим обнародуем настоящий неизменный основной закон для нынешних Наших подданных и их потомков... Права государственного верховенства Мы унаследовали от наших предков и завещаем их Нашим потомкам. И Мы и они будем осуществлять их в согласии с положениями конституции, ныне Нами даруемой и жалуемой народу".[38]

Таким образом, с этого момента императорская Япония начинала жить по конституции, которая вошла в историю под названием "Конституция Мэйдзи".

Формально в конституции была статья, предусматривавшая возможность ее изменения, однако поскольку конституция была "дарована" императором японскому народу, то и всякая инициатива по ее изменению могла принадлежать только императору, а право толкования конституции принадлежало судам, и, как высшей инстанции, Тайному совету. И, следовательно, всякая попытка изменить конституцию путем голосования, решением суда или даже палаты парламента ставила бы инициатора такой попытки вне закона, а потому никто и не задавался такой целью. Кабинет министров, согласно конституции, был ответственен не перед парламентом, а перед императором.

По конституции, в Японии учреждался двухпалатный парламент, состоящий из верхней палаты пэров, и нижней палаты народных представителей. Если в нижнюю палату депутаты избирались, то формирование верхней палаты пэров происходило более сложным путем, на основании специального императорского указа. В нее входили члены императорской семьи, высшие представители титулованной знати и лица, конкретно назначаемые императором. Как правило, это были высшие государственные лица и ведущие представители бизнеса. Палата представителей формировалась на основе специального закона. Надо заметить, что Ито Хиробуми умышленно не включил в конституцию статьи об избирательном праве, рассчитывая, что по этому вопросу будет принят отдельный закон. Такой избирательный закон был принят в 1890 году, и по нему право голоса предоставлялось мужчинам старше 25 лет, платившим государству прямой налог (поземельный, подоходный или предпринимательский) в размере не менее 15 иен в течение, по крайней мере, одного года, предшествующего году составления списков. Кандидатом в депутаты мог быть мужчина не моложе 30 лет, способный внести довольно высокий денежный залог.

Таким образом, в результате "реставрации Мэйдзи" Япония пошла по пути конституционной и даже парламентарной монархии, который, нужно сказать, был весьма отличный от "классической" английской модели. Так, поскольку конституция была "дарована" императором, то и ответственность институтов власти существовала не перед народом, основные "чаяния" которого, как предполагается, выражает конституция, а перед императором. Наличие парламента, который мог лишь оказывать влияние на правительство, не меняла существа власти, поскольку кабинет министров был ответственен перед императором, а верхняя палата имела право вето на решения нижней. Кроме того, вскоре после первых политических баталий и правительственного кризиса годов при императоре был создан еще один, внеконституционный орган – институт пожизненных советников императора (гэнро). Поэтому, несмотря на существование конституции, некоторые авторы характеризуют государственный строй Японии эпохи Мэйдзи как близкий к абсолютизму, - столь сильна была монархическая составляющая в структуре власти этой страны.

Заключение.

Модернизация Японии, проходившая под лозунгом "Реставрации Мэйдзи" (Мэйдзи исин), явилась компромиссом между консервативными силами и сторонниками обновления японского общества. Консерваторы согласились с обновлением в определенных областях общественной жизни, а сторонники обновления, в свою очередь, избрали путь обновления социальной системы при сохранении и поддержании традиций. И здесь мы еще раз можем убедиться в приверженности японцев основополагающему принципу японского мировоззрения – гармонии "ва".[39] В отличие от Европы, в Японии выходцы из феодальных княжеств, представители торгово-промышленного капитала легко адаптировались к требованиям новой эпохи, что и предотвратило серьезные социальные конфликты, столь свойственные обществам переходного периода (соседний Китай, например).

Следует обратить внимание и на ту обстановку, в которой происходили перемены. Новые японские лидеры вынуждены были взяться за переустройство страны в условиях угрозы иностранного вторжения, которая постоянно довлела над страной.

Более того, Япония стояла перед лицом опасности крупномасштабного проникновения в страну иностранного капитала, обосновавшегося в японских портовых городах уже с первых годов Мэйдзи. Это ощущение внешней опасности подогревалось наличием в Японии (вплоть до 1899 года) института экстерриториальности для иностранцев, характерного для европейских колоний в Азии, и отсутствием собственной тарифной автономии, которой Япония добилась лишь в 1910 году.

Всю тяжесть расходов по созданию нового общества правительство возложило, прежде всего, на плечи японских крестьян,[40] благодаря труду которых и было достигнуто накопление необходимого для проведения реформ капитала. Приход в правительство представителей феодальной знати, торгово-ростовщического капитала, а не буржуазии, как это происходило в Европе, предопределили специфику капиталистического развития Японии, где в немалой степени сохранялись феодальные пережитки: помещичья собственность на землю, натуральная арендная плата, и полуфеодальные условия труда на предприятиях. Это, в свою очередь, сказалось и на характере и направленности самих реформ, проводимых новым правительством.

Отставание от западных стран в области техники и технологии было особенно ощутимо, поэтому модернизация в этом направлении стала политикой нового правительства. При этом, из иностранного опыта перенималось, прежде всего, то, что отвечало потребностям страны.

В то время единственным путем занять достойное место в мире и стать державой мирового уровня было проведение агрессивной внешней политики и завоевание колоний. Поэтому Япония, естественно, пошла по этому пути, выдвинув лозунг "богатая страна – сильная армия" (фуккоку – кёхэй). Император стал символом возрожденного самосознания, символом национального единства. Агрессивность стала главным направлением во внешней политике японских лидеров.

Тем не менее, изменения японского общества в период "Мэйдзи исин" стали большим прорывом в будущее. Японские реформы периода "Реставрации Мэйдзи" имели столь значительный для страны, и даже революционный характер, что многие российские (советские) историки оценивали эти события как "незавершенную буржуазную революцию".

Однако большинство европейских и японских историков называют эти события "реставрацией Мэйдзи", поскольку основные политические изменения выразились в восстановление монархической власти, создание представительного органа - парламента, сохранение преемственности традиций и утверждение идеи обожествления императора.

Основная рекомендуемая литература.

1.  К вопросу о генезисе капитализма в Японии // О генезисе капитализма в странах Востока. М., 1962.

2.  Гальперин социально-политической истории Японии в период позднего феодализма. М., 1963.

3.  К вопросу о генезисе капитализма в Японии // О генезисе капитализма в странах Востока. М., 1962.

4.  История Японии. В 2-х ТТ. Москва, ИВРАН, 1е изд. – 1999).

5.  Молодяков м Япония: поверх барьеров. М. АСТ-Астрель, 2005.385

6.  Норман Г. Становление капиталистической Японии. Пер. с англ. М., 1952.

7.  Норман Г. Возникновение современного государства в Японии. М., ИВЛ, 1961.

8.  Очерки новой истории Японии (). Под ред. А. Гальперина. М., ИВЛ, 1958.

9.  Пасков японская буржуазная историография. Проблемы политики Японии и Китая в конце XIX-первой четверти ХХ в. М., ИВЛ, 1982.

10.  Размышления о японской истории. Сб. статей. М., 1996.

11.  Тояма С. Мэйдзи исин. Крушение феодализма в Японии. М., Изд. ин. лит., 1959.

12.  Reischauer Edwin O. Japan The History of a nation. Tokyo, 1995.

13.  The Cambridge History of Japan. Vol. 5,6. Cambridge University Press, 1988.

Японская хронология

нового и новейшего периодов истории.

Периоды по европейскому летоисчислению

Назв. периода по годам правления императоров

Японское название периодизации

1600-е – 1867

Сёгунат Токугава

эпоха Эдо

江戸時代

1868 – 1911

Период Мэйдзи

Новейшее время

近代社会

1912 – 1924

Период Тайсё

1925 – 1945

Период Сёва

1945 – 1988

Современная история

現代社会

1989 – наст. время

Период Хейсей


[1] В современной социологической литературе термин "модернизация" имеет несколько толкований. Большинство ученых понимает под ним процесс вступления какого-либо общества на путь капиталистического развития. Существует и другая точка зрения, согласно которой под "модернизацией" понимается процесс преобразования традиционного "восточного" общества в общество "западного" типа. Ниже, мы еще вернемся к этому понятию.

[2] В исторических процессах Востока и Запада существуют значительные различия, и знаменитая строчка из стихотворения Р. Киплинга «Восток, есть Восток, Запад, есть Запад, и им никогда не сойтись», стала не просто популярной, но в ХХ веке получила развитие в виде научной дискуссии «Восток-Запад». Под таким названием издательство «Наука. Восточная литература» выпустила целый ряд сборников научных материалов по этой теме.

[3] Для каждого класса, каждой социальной группы общества существовали жесткие правила, регламентирующие все стороны жизни: от деталей костюма и до правил проведения различных церемоний. Нарушение этих правил влекло за собою наказание, причем довольно суровое.

[4] Употребляемый в отношении феодальной Японии термин "клан" происходит от японского иероглифа "хан" и имеет значение "поместье", то есть территория, на которой даймё осуществлял политическую власть, и с которой он получал свой рисовый доход. Нужно иметь в виду, что в данном случае этот термин не несет в себе понятие родовой единицы, как это передается шотландским термином "клан".

[5] Надо заметить, что хотя дословный перевод этого слова – "бродяга", в японском языке оно не имеет негативного значения. Слово "бродяга" имеет здесь значение "не привязанный к одному месту".

[6] Размер "коку" исторически не представлял собой постоянной величины и менялся в зависимости от местности и эпохи. Позже "коку" был стандартизован и составил 1.80391 гектолитра. Катори (катаку ори) – плотно сотканная тонкая шелковая ткань. Тан – мера длины для ткани, = 10.6 м.

[7] Чаще всего убивали новорожденных девочек. Эта ситуация хорошо показана в замечательном фильме "Легенда о Нараяме" (в русскоязычном варианте).

[8] Tilor Dennet. Americans in Eastern Asia, New York, 1922, p. 278.

[9] Еще в 1609 году самураи из княжества Сацума захватили часть этих островов и основали здесь в Нава административный центр. В то же время правителю этого острова разрешалось признавать над собой суверенитет китайского императора. Клан Сацума фактически осуществлял через эти острова контрабандный товарообмен. Долгое время неопределенный статус этих островов являлся постоянным источником трений между правительством Японии и Китаем. Но как только англичане и французы потребовали их "открытия", клан Сацума тут же поддержал требование иностранцев.

[10] Все иллюстрации из учебного пособия: " Бидзюару рэкиси (Наглядная история) Visual History. Ниигата-кэн хан. Токио, изд. "Тохо", без г/изд. С. 102.

[11] Tylor Dennett. Americans in Eastern Asia. New-York, 1922, p. 578. /Цитир. по г. Норманн. Становление капиталистической Японии. М., 1952, С. 38.

[12]Бидзюару рэкиси (Наглядная история) Visual History. Ниигата-кэн хан. Токио, изд. "Тохо", без г/изд. С. 104.

[13] Течение федерализма столь популярное в начальный период "Реставрации" хорошо прослеживается в письме господина Номура от 01.01.01 года на имя графа де Монблан. В нем, в частности, говорится: "Японская конфедерация под председательством микадо ныне перестала быть фантазией. Его Величество микадо созовет в Кёто всех японских даймё, которые составят суверенную палату. Эта палата будет решать все общие вопросы...". (Maurice Courant, Les Clans Japonais sous les Tokugawa. Vol. 15. Paris. , part I, p. 76-77.

[14] См.: Г. Норман. Цит. соч., с.86.

[15] В 1897 году последний сёгун Токугава Ёсинобу вернулся в Токио, и в июне 1902 года он был назначен членом верхней палаты парламента (палаты пэров). В 1910 году он отошел от дел, а в 1913 году Ёсинобу умер.

[16] Все население Японии на 1870 год составляло 34,3 млн человек, в числе которых количество простых самураев соцу было 1 человек (семейств), или примерно 5-6 % от всего населения. / Данные взяты из работы Г. Норман. Цит. соч., с. 79.

[17] А надо заметить, что самурайский кодекс "Бусидо" (путь воина) прямо запрещал самураям заниматься любой деятельностью, кроме военного искусства.

[18] К этому можно добавить покушение на жизнь главы правительства Ивакура Томоми. восстание в Сага в 1874 году, восстание в Кумамото в 1876 году, восстание в Хаги и Акидзуки и др. инциденты.

[19] Кокусё Ивао. Мэйдзи сёнэн хакусё икки (Крестьянские восстания в начальный перио Мэйдзи). В: "Мэйдзи исин кэйдзай си кэнкю" (Исследования по истории экономики Мэйдзи). Токио, 1930, с. 712.

[20] В качестве примера, можно привести деятельность известного авантюриста Ямада Нагамаса в Сиаме в гг.

[21] В советских, да и в ряде американских работ можно встретить утверждения о том, что агрессия "внутренне присуща" Японии. Однако анализ исторического процесса этой страны говорит об обратном: агрессивные проявления являются скорее исключением, нежели правилом для Японии.

[22] См.: История Японии. Под ред. А. Жукова. Т. II. М., 1998, с.31.

[23] Как записано в законе, "все чиновники должны быть заменены другими после 4 лет службы". Система избираемости (на основе экзаменов) и ротации чиновников существует в Японии и по сей день.

[24] Бидзюару рэкиси (Наглядная история) Visual History. Ниигата-кэн хан. Токио, изд. "Тохо", без г/изд.

[25] Наиболее полно эта сторона деятельности "кэмпейтай" описана в книге Ричарда Диакона "Кэмпэйтай". (Richard Deacon. Kempei tai. The Japanese Secret Service. Then and Now. Tokyo, Japan, 1991.(на англ. яз.)

[26] Мировая правовая система, в целом, делится на 2 вида: континентальное право, (основывается на писаном законе, впервые в - "Кодексе Наполеона", принято практически во всех странах Европы) и прецедентное право (основывается на прецеденте /решении суда/ , принято в Англии, США и других странах Америки).

[27] Отказавшись от продолжения путешествия, Николай прибыл во Владивосток, где заложил первый кирпич в фундамент железнодорожного вокзала строящейся транссибирской магистрали. Это здание вокзала стоит и по сей день.

[28] Еще раз обратим внимание читателя на этот термин. Ведущие специалисты в области японской модернизации и определяют модернизацию, как, "прежде всего, технологические преобразования, гарантирующие поступательное развитие общества, которые, в конечном счете, приводит его к социальной реконструкции." (См., например: , "Размышления о процессе модернизации в Японии".// В кн.: "Размышления о японской истории". М., 1996. С. 55)

[29] Г. Норман. Цит. соч., с. 152.

[30] Система "тикэн" просуществовала до 1889 года и, как образно отмечает Г. Норман, она сыграла роль строительных лесов при установлении частной собственности на землю".

[31] Надо иметь в виду, что занятие производительной деятельностью по кодексу "Бусидо" (Кодекс самурайской чести) считалось занятием недостойным, доже позорным.

[32] Под "свободными" рабочими руками понимается такое положение, при котором работники, не имея в собственности средств производства, вынуждены продавать свою рабочую силу на рынке труда.

[33] Так, приглашенный в Японию американский профессор Д. Мюррей в течение нескольких лет работал в качестве советника Управления образования.

[34] "Движение за свободу и народные права" отражало недовольство различных групп населения: от бывших самураев высшего ранга, до землевладельцев. Главным требованием движения, которое выражало линию антиправительственной оппозиции, было учреждение органа представительной власти и расширение политических прав всего населения.

[35] Дело в том, что японский помещик-землевладелец был заинтересован главным образом в обороте собранной в виде платы за аренду земли сельскохозяйственной продукции в деньги по максимально высокой цене. Поэтому его интересовала, прежде всего, цена на рис. Таким образом, такая заинтересованность помещика в превращении сельскохозяйственных продуктов в товар, делала его капиталистом-предпринимателем.

[36] Полное название "Конституционная либеральная партия" (Риккэн дзиюто).

[37] Этатизм (фр. Etat – государство) понятие означающее активное участие государства в экономической жизни общества. Кроме Германии второй пол. XIX века, другим примером можно назвать кемалистскую Турцию 1920-х 1930-х годов.

[38] История Японии. Под ред. А. Жукова. Т. II. М., 1998, с.117.

[39] Иероглиф "ва", которым выражается это понятие, означает – "поддерживать нечто в состоянии подвижного равновесия, уравновешивать одно другим, что позволяет целому не распасться... В истории – это способность уравновешивать, снимать конфликты, примирять враждующие стороны внутри и во вне". (См.: , . Размышления о процессе модернизации в Японии. // В сб. статей "Размышления о японской истории. РАН. М., 1996.)

[40] Следует заметить, что, при отсутствии других источников (завоевательные войны, грбеж колоний, рабский труд и пр., - что имело место в европейском и американском опыте), использование для накопления капитала труда земледельца, который не требует серьезных вложений, - является объективным. Советский опыт модернизации пошел по тому же пути, правда, с российской (советской) "спецификой".



Подпишитесь на рассылку:


Япония


Проекты по теме:

Научно-технический прогресс
Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.