Польские спецпереселенцы в Архангельской области в годы Второй Мировой войны

http://*****/forum/viewtopic. php? f=50&t=9602

Васильченко Татьяна Евгеньевна

Польские спецпереселенцы в Архангельской области в годы Второй Мировой войны

Европейский Север России, как окраина империи, издревле являлся одним из основных мест водворения неугодных российской власти лиц. Не миновала горькая участь и многих жителей Польши, являвшихся в известные периоды истории подданными российской короны.

Первым польским ссыльным на Севере следует считать «шляхетского революционера» Иосифа Еленского, отправленного на Соловки в 1794 году за распространение идей «свободы, равенства и братства». Начало же массовой ссылки поляков положила отправка на Север более 600 участников польского восстания (1830 – 1831 годов). После второго польского восстания 1863 года еще около 1000 его участников были отправлены в Архангельскую губернию. Все они содержались как военнопленные и использовались на общественных работах в Архангельске и его окрестностях. Революции 1917 года и гражданская война развели по обеим сторонам баррикад не только русских, но и представителей польской национальности, оказавшихся на Севере. Но многие представители обоих противоборствующих лагерей оказались за заборами ГУЛАГа.

При советской власти целенаправленная высылка поляков началась с 1924 года сначала под видом раскулачивания. 28 апреля 1936 года было подписано постановление СНК № 000-120 о переселении поляков из пограничных районов Украинской ССР в Казахстан.

В 1936 году в ходе подготовки «Польской операции» (1937-38 г. г.) из приграничной с Польшей зоны были выселены представители польской национальности, которые также входили в контингент «бывшие кулаки». Как «неблагонадежный элемент» из пограничной зоны были высланы 35820 поляков 1 . В декабре 1939 года советское правительство утвердило Положение о спецпереселении и трудовом устройстве «осадников», выселенных из западных областей Украины и Белоруссии. Главный поток польских спецпереселенцев хлынул с середины января 1940 года после занятия Красной Армией указанных в Положении территорий. На начало 1941 года в 20 областях и краях СССР проживало от 131 до 137 тысяч депортированных по этому Постановлению, из них 16 тысяч в Вологодской области, 40 тысяч – в Архангельской 2.

Север принимал «эвакуированных» («эвакополяков»), «осадников» и «беженцев». Сопровождение указанных семей эшелонами, питание их в пути по железной дороге до места прибытия конечной железнодорожной станции было возложено на органы НКВД. От железнодорожной станции прибытия до предприятия сопровождение оставалось за НКВД.

Доставка производилась органами НКВД за счет отпущенных им специальных ассигнований 3.

«Главсевлес» от 01.01.01 года рекомендует в простой переписке и телеграммах обозначать эти спецконтингенты как рабочих 1, 2 и 3 соответственно категорий. 4

По договоренности Наркомата лесной промышленности с Наркомвнуделом, предполагалось разместить семьи спецпереселенцев-поляков в Архангельской области. 5

В 1939 году Архангельская область на своей территории имела 8 лесозаготовительных трестов с количеством леспромхозов – 40, 16 мехлесопунктов и свыше 200 лесопунктов, 4 сплавных треста с 11 сплавными конторами и свыше 80 запанями. 6

Значительная часть этих предприятий – «Двинолес», «Ваголес», «Пинеголес», «Севтранлес», «Онеголес», «Котласлес», «Черевколес» - составляла Главсевлес.7,8

29 ноября 1939 года Главсевлес направил на все свои отделения (тресты) письмо за № 53-547, предупреждающее о скором прибытии новых спецконтингентов, которые будут работать на правах постоянного кадра, и требующее от управляющих трестами соответствующей подготовки. 9

Начальники пунктов должны были подготовить обособленные пункты расселения из расчета на 100 – 200 семей по 3 м2 на человека, где имелись бы бани, столовые, красные уголки, магазины с учетом близости к производству, а также организовать встречу на железнодорожной станции, транспорт для перевозки и пункты привала в пути следования от железнодорожной станции до предприятия, обеспечить снабжение людей горячей пищей и продуктами питания первой необходимости, теплой одеждой во избежание обморожений. 10

В середине января 1940 года в Архангельскую область стали прибывать так называемые «осадники» - 2 категория. Они были изъяты из бывшей пограничной полосы на территории бывшей Польши и направлялись в порядке особого расселения по линии ГУЛАГа НКВД для трудового использования в системе лесозаготовительных предприятий НКЛеса СССР. 11

Почти одновременно с ними на предприятия «Двинолеса», «Онеголеса» и «Котласлеса» стали прибывать семьи поляков 1 категории (эвакополяки). 12

Во второй половине мая 1940 года состоялась отправка на Север «польских беженцев», так называемой 3 категории бывших польских граждан. 13

К началу июля 1940 года в леспромхозы и мехлесопункты треста «Двинолес» прибыло свыше 500 семей рабочих 3 категории. Эти люди были приняты в Емцовском, Емецком, В-Тоемском, Орлецком леспромхозах и Верхне-Тоемском мехлесопункте. В большинстве своем это были представители польской интеллигенции. Среди них имелось много специалистов - инженеров, техников, механиков, врачей, бухгалтеров, учителей, в которых предприятия Главсевлеса ощущали острую нужду. 14

Отношение к этим трем категориям бывших польских граждан было различным. Осадники, как контингент репрессированных, изначально находились в ведении НКВД, на работников которого был возложен неусыпный контроль за ними как в пути следования, так и на местах расселения. На конечной железнодорожной станции к работникам НКВД присоединялись представители предприятий из расчета 1 человек на 20 семей с целью предотвращения побега. Рабочие 1 и 2-й категорий, как «добровольные» переселенцы, не подлежали столь строгому досмотру. Как и «осадников», до конечной железнодорожной станции их сопровождали работники НКВД, а далее они поступали в полное распоряжение трестов и конкретных предприятий. Этот контингент рассматривался как постоянный кадр и финансировался из кредитов, отпущенных на вербовку постоянного кадра. 15

Польские спецпереселенцы поступили во все тресты Главсевлеса и были расселены по следующим пунктам:

В Плесецком районе польские «осадники» и «беженцы» были расселены в пос. Перекоп, в Глубоком и Дубровке, в Славном и Тегре. «Беженцы» и «осадники» полностью составляли население поселков Малиновка, Березовое, Илюшка, Малые Избы, Кенг-озеро, Пухв-озеро, Островский.

В Няндомском районе спецпереселенцы из Западной Украины жили в поселках Шожма, Икса, Погорелое. В Кебове и Рябове жили выходцы из Польши. В Солюге, Лепше, Тарзе и Сухоне – «осадники».

На Каргополье, в Паяменге, Шипичном, Заозерье, Красновском, Чаженском, Ширбозере, Волошке, Лейбуме, Ряговском, Ковшинском, Свиди – в основном «беженцы».

В Верхнетоемском районе «осадники» и «беженцы» располагались в поселках Горшковский, В - Тоемский, Кресты, Окуловская, Жаровая, Глядило, Усть – Илеша, Пысами, Мужиково.

На территории нынешнего Котлаского района существовали поселения «осадников» и «беженцев»: Восточный, Тесовая, Нижняя, Стрига, Монастырская, Харитоново, Семеречный, Копытово, Северный, Калчуг, Башарово, Федяково, Западный.

В Онежском районе «осадники» жили в поселках: Перянг-озеро, Акап, Хаваровский, Шамб-озеро, Тушилово.

На Устье «осадники» занимали поселки: Студенц, Кубала, Ржавк, Андерес.

В Вилегодском районе сохранились сведения о поселках «осадников»: Усть-Виледь, Нижняя Лупьян, Кенский.

В Коношском районе с 1940 года пос. Шенчуга стал местом проживания «осадников». Поляки проживали в Першинском.

К 1940 году появились поселки «беженцев» - Полозовое, Долгое, Вересово. В 1941 году «осадники» появились и в Уйме.

В Шенкурском районе поляки проживали в пос. Уксора, «беженцы» и «осадники» в Матвеевке, Рассохе, Кривом, Сухом, Кривом, Еглеце.

На Пинежье поляки жили в Емже. В спецпоселках: Красный Окунь, Седерга, Пачиха, Верхняя Ура, Глубокое – проживали «осадники».

По Вельскому району значатся поселения «беженцев»: Юра, Луговской, Березовка, «осадников»: Екодим, Шокма, Чурга.

В Ленском районе были поселки Гретых, Яренга с поселенцами из Польши. С 1941 года в Нянде и Ели поляки.

В Красноборском районе, в Речушке жили «осадники», в Унважах, Слободе, Кордоне, Перчуге, Елене, Дябрине – «беженцы». 16

Что предстовляли собой эти поселки?

Они располагались обособленно в 8 – 30 км от ближайшего населенного пункта, до которого дорога устанавливалась только зимой, летом же шли пешком. Не близко было и до производства – лесозаготовок, сплава – 3 – 6 км. Поселок изначально объединял 10 – 15 сооружений, из которых пригодных для жилья было 3 – 5. В редких поселках была баня и ларек. На момент заселения почти нигде не было помещений под детские сады, школы и мед. пункты. Все это предстояло отстроить, утеплить, отремонтировать.

Главсевлес выделял предприятиям средства на устройство поселков, которые проходили по статье «финансирование мероприятий по хозустройству» 17, но к январю 1940 года работы не были закончены. Полякам предстояло применять строительные навыки, овладеть профессиями лесорубов, вальщиков, обрубщиков сучьев, трактористов и др. Сами же они расчищали под огород и сенокосы освобождаемые от леса площади.

Как уже было сказано выше, первыми в Архангельскую область в середине января 1940 года стали прибывать «осадники». 20 февраля 1940 года ГУЛАК НКВД . лейтенант Конрадов и Наркомлес :

ГУЛАГ НКВД передает Наркомлесу СССР спецпереселенцев 2 категории для работы в лесозаготовительной промышленности в количестве 21 тысячи семей. Спецпереселенцы закрепляются в лесной промышленности как постоянные рабочие, и без согласия Наркомлеса СССР не могу быть органами ГУЛАГа сняты с работ лесозаготовительной промышленности, а также переброшены на другие работы. В целях содействия спецпереселенцам в создании собственной продовольственной базы Наркомлес СССР выделяет для каждой семьи приусадебный участок под огороды в размерах, предусмотренных для кадровых рабочих лесной промышленности. Нормы выработки, расценки и размер прогрессивной и премиальной оплаты труда спецпереселенцев устанавливается на общих основаниях.

Переброска спецпереселенцев из предприятий Наркомлеса СССР, расположенных в одной области, в другую область /край/ производится только с согласия ГУЛАГа. НКВД.

Из зарплаты спецпереселенцев предприятий Наркомлеса СССР удерживается 10%. Указанные суммы передаются ГУЛАГу НКВД на содержание административного аппарата ГУЛАГа по обслуживанию спецпереселенцев. Отчесления ГУЛАГу НКВД не распространяются на сумму зарплаты, получаемой за перевыполнение нормы, на премировочные и процент начисления на зарплату как постоянному кадру. 18 Порядок трудового устройства и использования спецпереселенцев 1 и 3-й категорий на предприятиях ЕКЛеса СССР определялся этим же договором.
19

В апреле 1940 года был урегулирован вопрос о групповой переброска спецпереселенцев – осадников в случае производственной необходимости /молевой сплав, биржевые работы/ в пределах предприятий района. В этих случаях предусматривалось выделение отдельных браков в пределах лесных рабочих поселков и отдельного времени для обедов в столовых. Велся отдельный учет их работ и выдачи зарплат.20 В случае переводов спецпереселенцев – осадников. По распоряжению администрации., Наркомлесом СССР выплачивается средний зароботок на время нахождения в пути и возмещались расходы по переезду и перевозки имущества самых спецпереселенцев и членов их семей. 21

Из приведенных документов видно, что предлагалось использование труда «осадников» на заготовке, вывозке и сплаве древесины, в связи с чем они и были распределены на соответствующие предприятия. Однако, проведенная в апреле 1940 года органами НКВД производственная проверка выявила следующие нарушения в отношении размещения, культурно – бытового обслуживания и трудового использования спецпереселенцев польских «осадников»:

«Двинолес» и «Котласлес» совершенно не подготовились к приему и трудовому использованию спецпереселенцев. Процент привлечения на работу спецпереселенцев по Главсевлесу – 67,1%, а по трестам: «Ваголес» - 58%, На группу в 20 человек выдаются 4 пилы, 8 топоров. Вследствие этого зароботок низок и вызывает недовольство спецпереселенцев.

В трестах «Ваголес», «Пинеголес» спецпереселенцы размещены скученно, в плохих помещениях барачного типа без перегородок.

На многих предприятиях не организовано необходимое общественное питание, вызывая этим эпидемические заболевания.22

Нарушения, выявленные этой проверкой, не были учтены при расселении и трудовом использовании польских «беженцев», которых по согласованию с ОНТК УНКВД по Архангельской области, предполагалось использовать по специальности, т. е. в качестве младших воспитателей в детских садах, счетоводов, механиков. За их работу ответственность возлагалась на директоров предприятий. Добросовестный труд по специальности подлежал оплате по полной ставке данной специальности по предусмотренной смете. 23

Согласно Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР, беженцы направлялись также в совхозы НКСХ СССР и НКСХ РСФСР. Так 15 семей польских беженцев было размещено в январе 1940 года в Черевковском молочном совхозе. 24

По состоянию на 10 июня 1940 года, процент выхода трудоспособных рабочих 2-й категории на работу был совершенно неудовлетворительным. По тресту «Ваголес» выход на работу трудоспособных – 57,7 %, по тресту «Онеголес» - 78,9 %. Также неудовлетворительно использование отпущенных средств на хозустройство. По тресту «Онеголес» использование средств составляет только 60 %, по «Котласлесу» - 57,5 %. Директора ЛПХ и МЛП и их заместители по оргнабору никакой работы среди рабочих 2-й категории не ведут, отсутствует самая элементарная культурно-просветительная политико-массовая работа. Профсоюзные организации к этой работе не привлечены. 25

Неполное использование трудпоселенцев объяснялось недостатком одежды и обуви, отсутствием навыков работы в лесу. Была и еще одна проблема – неустроенность детей спецпереселенцев. Матери нередко отказывались выходить на работу, мотивируя свой отказ тем, что за детьми некому присматривать.

20 июня 1940 года по вопросу о мероприятиях по обслуживанию спецпереселенцев -«осадников» Архангельской области Постановлением Совета Народных Комиссаров РСФСР предложено Наркомпросу, Наркомздраву и Наркомсобесу РСФСР и Исполкому Архангельского Совета депутатов трудящихся:

а) охватить обучением в школах с 1 сентября 1940 года всех детей спецпереселенцев;
б) открыть с 1 сентября 1940 года при неполных средних школах интернаты;
в) для детей спецпереселенцев, не имеющих родителей, а также трудоспособных в семье, организовать с 1 июля 1940 года детские дома, а часть детей разместить в существующих детдомах области;
г) организовать для детей спецпереселенцев детские сады;
д) организовать с 1 июля 1940 года дом для инвалидов;
е) развернуть больничные койки и ясельные места.

Финансирование всех этих мероприятий должны были производить Наркомпрос, Наркомздрав и Наркомсобес РСФСР и Архангельский Облисполком.

В соответствии с Постановлением Совнаркома РСФСР от 01.01.01 года, Исполком Архангельского Областного Совета депутатов трудящихся решил:

1. Предложить Облоно и Исполкомам районных Советов депутатов трудящихся:
а) охватить всеобщим и обязательным начальным обучением в школах с 1 сентября 1940 года всех детей спецпереселенцев, развернув для этой цели необходимое количество новых школ и классов при существующих школах;
б) организовать с 1 сентября 1940 года при неполных средних школах дополнительные классы для охвата обучением детей спецпереселенцев 5 – 7 классов, а также полностью доукомплектовать имеющиеся классы в школах;
в) открыть с 1 сентября 1940 года при неполных средних школах интернаты с количеством детей в них 500 человек;

2. Предложить Облоно для детей спецпереселенцев, не имеющих родителей, а также трудоспособных в семье, организовать не позднее 1 августа 1940 года детские дома с количеством детей в них 300 человек.
В существующих детских домах области уже размещено 30 детей спецпереселенцев, в ближайшее время будет размещено еще 50 человек.

3. Обязать хозорганизации, которыми используется рабсила из спецпереселенцев, организовать для детей спецпереселенцев детские сады на 1840 человек. Организовать детские сады для детей спецпереселенцев в Уйме на 40 человек.

4. Предложить Облздравотделу и Исполкомам районных Советов депутатов трудящихся:
а) развернуть дополнительно не позднее 1 августа 1940 года на спецпоселках 34 детских яслей на 600 коек и 150 больничных коек при фельдшерских пунктах и амбулаториях;
б) укомплектовать средним медперсоналом сеть детских яслей и медпунктов на спецпоселках;
в) обеспечить бесперебойное снабжение прививочным материалом и дезосредствами;

5. Обязать Облособес не позднее 1 августа организовать дом для инвалидов на 500 человек в поселке «Водопад» Плесецкого района.

6. Предложить Облфинотделу обеспечить своевременное и бесперебойное финансирование вновь развертываемых учреждений в соответствии с утвержденными ими сметами в сумме 1963 тысячи руб., из них:
251 тыс. руб. – на сеть здравоохранения,
566 тыс. руб. – на дом инвалидов,
133 тыс. руб. – на интернаты при школах,
497 тыс. руб. – на детские дома,
1447 тысяч рублей за счет республиканского бюджета, 566 тыс. рублей на учреждения здравоохранения за счет сокращения расходов по городским и сельским больницам и городским детским яслям.
26

Была проведена работа по выявлению одиночек-стариков из числа спецпереселенцев-«осадников», не могущих быть использованными на работах. Так например, на спецпосылке «Седерьга» Явзоровского лесопункта Сурского ЛПХ для помещения по старческой дряхлости были определены: , , 27

Проблему жилья и пропитания пытались решить следующими мерами:
Распоряжением СНК СССР от 01.01.01 года была разрешена выдача кредитов спецпереселенцам 2 и 3-й категории на индивидуальное жилищное строительство за счет неиспользованных средств, на приобретение крупного рогатого скота из расчета 1500 рублей за корову, либо мелкого продуктивного скота на эту сумму. Срок погашения ссуды 5 лет, без долевого участия заемщиков. 28 Кредит получало предприятие, спецпереселенцам деньгами на руки не выдавались, что создавало благоприятное условие для казначейства. Так, на 18 декабря 1940 года в Ровдинском и Вельском ЛПХ треста «Ваголес» рабочие 2 – 3-й категории по-прежнему были расселены в общих неотремонтированных и неприспособленных бараках. Из 150 тысяч руб., отпущенных на индивидуальное строительство жилья, использовано было лишь 5 тысяч рублей. 29

Творимых чиновниками произвол, низкие заработки, необеспеченность питания, одеждой, обувью, инструментами вызывали ответную реакцию невыполнении норм, прогулы, самовольные уходы. Так, в июле 1940 года на всех трестах Главсевлеса зафиксировано 34 самовольных ухода и 268 прогулов, совершенных рабочими «постоянного кадра». 30

В течении первых двух декад августа 1940 года по Главсевлесу наметилось некоторое сокращение прогулов рабочих-спецпереселенцев. По трестам «Двинолес», «Онеголес» и «Котлослес» прогулов рабочих постоянного кадра было:
с 1 по 10 августа – 109; с 10 по 20 августа – 84.

Однако по тем же трестам за последнюю декаду августа количество прогулов резко увеличилось: с 20 августа по 1 сентября 1940 года было совершено 204 прогула. Это увеличение прогулов является результатом усиления борьбы с нарушителями трудовой дисциплины, выявления и привлечения к судебной ответственности скрывавшихся прогульщиков. Вместе с тем, Главком дано на места указание еще более решительно производить борьбу против всяких нарушителей трудовой дисциплины.

Согласно сообщениям трестов, некоторое увеличение прогулов объясняется также недостатком одежды и обуви, особенно у рабочих 2 и 3-й категории. Наступившее похолодание, недостаток одежды и обуви могут привести к дальнейшему увеличению прогулов. В целях предотвращения этих нежелательных последствий Союзлеспродторг должен был срочно забросить на место не менее 20 тысяч комплектов теплой одежды и обуви, Главлесоснаб – выделить потребное для трестов Главсевлеса количество спецодежды, согласно представленной заявки. 31

Усиление борьбы с трудовыми нарушителями получило юридическое оформление в Указе Президиума Верховного Совета СССР «О переходе на 8-часовой рабочий день, семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» от 01.01.01 года. Согласно данному документу, седьмой день недели – воскресенье – день отдыха. Сверх воскресных дней нерабочими также являлись 22 января, 1-2 мая, 7-8 ноября, 5 декабря. Была сохранена без изменений существенная дневная тарифная ставка и месячные должностные оклады рабочим и служащим. Была повышена норма выработки и снижены сдельные расценки пропорционально увеличению продолжительности рабочего дня: на предприятиях с 7-часовым рабочим днем дневные нормы выработки были повышены на 14,3% и соответственно снижены сдельные расценки на 12,5% на предприятиях с 6-часовым рабочим днем ( вредные условия труда ) дневные нормы выработки повышены на 16,7 % и соответственно снижены сдельные расценки на 14,9 %.32

Было установлено количество смен на предприятиях по видам работ с учетом материально-технической оснащенности, наличия рабочей силы и других местных условий:
на заготовке – 1 полная смена;
на подвозке на период летнего светлого времени – 2 смены;
на вывозке по декавильным и круглолежневым дорогам – 2 смены,
а при полной укомплектованности рабочими – 3 смены
на вывозке по узкоколейным и навесным дорогам – 3 смены;
на вывозке по тракторным и автомобильным дорогам – 2 смены
на работах по шпалопилению – 3 полных смены. 33

При работах в три смены продолжительность ночной была установлена в 7 часов. 34

Указ был распространен на спецпереселенцев («осадников» и «беженцев») и на труднопоселенцев. 35

Руководители ЛПХ и МЛП должны были разъяснить всем рабочим, что при наличии прогула или опоздания, равноценного прогулу, прогульщик лишается права на получение сезонных премий, надбавок за нормы, выполненные до прогула или равноценного ему опоздания.

На всех мастерских участках, лесосеках и у общежитий рабочих было признано немедленно установить специальные сигнальные приспособления для оповещения рабочих и служащих о времени начала работы, выхода на работу, об уходе с нее, а также о начале и окончании обеденного перерыва. Мастерам и десятникам было запрещено выдавать рабочим справки об освобождении от работы, т. к. всякие справки по болезни могут выдаваться только на основании медицинского заключения. 36

Дела прогульщиков и тех, кто самовольно оставил работу, опоздал, подлежали передаче в суд. Согласно сводке о нарушениях Указа от 01.01.01 года по трестам Главсевлеса, за вторую половину 1940 года было допущено 187 самовольных уходов и 3065 прогулов, по которым в суд было передано 1160 дел. 37 Видно, что в суд передана примерно одна треть дел. Руководители лесопунктов нередко скрывали факты опозданий и прогулов, за что с 26 июня 1940 года также подлежали привлечению к судебной ответственности. 38

Нарсуды, как правило приговаривали к выполнению принудительных работ сроком на несколько месяцев с вычетом 25 % зарплаты.

Все эти мероприятия не дали желаемого результата. Прогулы не только не прекратились, но в октябре 1940 года их число даже возросло. Так, на предприятиях треста «Котлослес» было совершено 1182 прогула только за октябрь 1940 года.% нарушений Указа от 01.01.01 года по трестам «Котлослес» и «Двинолес» относятся к рабочим 2 и 3-й категории. 40

Объяснение этому печальному факту попытались дать в Приказе по Наркомату лесной промышленности СССР от 2 октября 1940 года «О принятии мер к ликвидации ненормальностей со спецпереселенцами (бывшими польскими «осадниками» и «беженцами»), находящимися на предприятиях НКЛеса СССР.

На предприятиях НКЛеса СССР используется трудпереселенцы из западных областей УССР и БССР. Прием, размещение, вопросы снабжения, хозустройства и порядок трудоиспользования были подробно определены соответствующими приказами НКЛеса СССР. Всем предприятиям были «спущены» необходимые ассигнования на хозустройство, строительство и ремонт жилых помещений, на приобретение продуктивного скота, а также разрешен вопрос об использовании средств на индивидуальное жилищное строительство среди спецпереселенцев. Со дня прибытия и размещения спецпереселенцев прошел достаточно большой срок. Положение спецпереселенцев не урегулировано. Выделенные предприятиям ассигнования в сумме 5925 тысяч рублей на закупку продуктивного скота для спецпереселенцев совершенно не осваиваются.

Трудовое использование среди спецпереселенцев неполное, производительность труда на низком уровне. Отсутствует обеспечение теплой спецодеждой. Зарплата выдается с перебоями и иногда ограничивается только авансами. В спецпоселках грязь, антисанитария, бани отсутствуют или часто не работают. Жилые помещения не утеплены, водоснабжение плохое.

Помещения под школы и детские сады не приспособлены. Медико-санитарное обслуживание плохое, никакой культурно – просветительной работы не ведется.

Все это вызывает среди спецпереселенцев инфекционные заболевания со смертельным исходом, порождает отказы от выходов на работу, побеги из спецпоселков, массовые недовольства. 41

На этой почве произрастали и антисоветские настроения. Так например, в Глупоководском л/п польские спецпереселенцы слушали по радио и обсуждали контр революционную фашистскую передачу.42

На 13 ноября 1940 года по вопросу расселения, бытового и произодственного устройства рабочих – спецпереселенцев 2 и 3-й категорий имеются сведения:

В Леуновском л/п Пинежского леспромхоза выдается 1 топор на 5 человек, 1 пила и 1 долото на 2 бригады плотников. В Карпогорском леспромхозе большая задолженность по зарплате. Рабочие 2 и 3–й категории выходят на работу в галошах и сандалиях. Плохо организовано снабжение продуктами питания. Спецпереселенцы снабжаются одним хлебом и с большими перебоями, поэтому наблюдаются случаи истощения и заболевания цингой. Не отремонтированы и не утеплены помещения, где расселены спецпереселенцы. 43

Поэтому не вызывает удивления тот факт, что во второй половине ноября 1940 года в спецпоселках Пинежского района, особенно на т/п Кокорная, отмечены случаи заболевания 53 человек сыпным тифом. 44

На 1 декабря по спецпоселкам Кокорная, Сюзьма и Ура Пинежского района их было уже 119 человек. 45 Переброска на указанные пункты медперсонала и лекарств несколько стабилизировала обстановку, и эпидемию удалось ликвидировать.

Несмотря на лишения и болезни, зимой 1940 – 1941 года поляки продолжали работать на рубке леса со средней производительностью 2,6 кубометра, на возке леса со средней производительностью 4,5 кубометра, навалке и свалке с производительностью 27 кубометров. Их труд использовался и на подготовительных работах: на строительстве и ремонте помещений, прорубке лесовозных дорог, сжигании порубочных остатков. В Карпогорском ЛПХ отдельные звенья «осадников» выполняли % нормы. 46

В городах Архангельск и Молотовск поляки работали на предприятиях Военторга, были мобилизированы в трудовые и строительные батальоны и на предприятия Архангельского ВО.47

С 16 декабря 1940 года, по разъяснению, ВЦСПС, были введены трудовые книжки и на спецпереселенцев (бывших «осадников» и «беженцев»), работающих в леспромхозах и мехлесопунктах. 48

В августе 1940 года положение польских спецпереселенцев несколько улучшилось. 12 августа 1941 года СНК СССР и ЦК ВКП/б/ было принято Постановление «Об амнистировании польских граждан, находящихся в заключении на территории СССР». Согласно которому, начальнику облупровления НКВД тов. Малькову и облпрокурору тов. Чичерину предстояло освободить из тюрем, исправительно – трудовых лагерей, спецпоселков и мест высылки польских граждан:

а/ всех военнопленных и интернированных военнослужащих бывшей польской армии.
б/ осужденных к заключению на разные сроки в тюрьмы и исправительно – трудовые лагеря, а также находящихся под следствием, числящихся за органами НКВД, судами и прокуратурой.
в/ направленных в спецпоселки, высланных с территорий Западных областей Украины и Белоруссии / «осадников» и лесников, членов семей репресированны и др. /.
Освобожденным из тюрем и лагерей, спецпоселков и мест высылки польским гражданам выдать документы на право проживания в СССР. 49

Реэвакуация бывших польских граждан

В мае 1944 года, в соответствии с Постановлением Совнаркома СССР, началась реэвакуация бывших польских граждан в южные области СССР. Часть их была отправлена в совхозы Главсахара и Главтабака на Украину, в Краснодарский и Ставропольский края. 50 Было переселено 260 человек. Их привозили с предприятий области в Ломоносовский район города Архангельска, где они ожидали поезда. На пути следования они обеспечивались хлебом и продуктами по нормам рабочих 2-й категории по однодневным и пятидневным талонам, выдаваемые через Областное Правление Союза польских патриотов. 51 Отпуск продовольствия производился по маршрутным книжкам, которые оформлялись начальниками эшелонов через Облбюро продкарточек. 52 Для перевозки поляков выделялись пассажирские вагоны, а также крытые теплые и крытые для груза в обычных пассажирских составах. Предусматривался изолятор – одно отделение пассажирского вагона. Каждую группу поляков сопровождали 3 человека: начальник, зам. Начальника эшелона и фельдшер. 53

В июне 1944 года бывшие польские граждане стали направляться в Сумскую область, а в июле 1944 г – в Одесскую. 54

15 июля 1944 года группа из 14 бывших польских граждан была направлена на ст. (цензура) Одесской ж/д к месту нового жительства в совхоз «(цензура)» НКПП УССР. 55

В июле по линии Облоно реэвакуировано 2 детских дома с количеством детей 281 человек и рабочих – 48 человек. По распоряжению компольдета, 14 детей, имеющих братьев и сестер в детдоме Московской обл., направлены в Горьковскую обл. и 38 подростков в Ставропольский край вместе с детдомом. Сольвычегодский детский дом с количеством детей 106 человек и рабочих – 21 человек выехал из Котласа в г. Куйбышев 2 июля 1944 года. 56

6 июля 1945 года между Правительствами Польши и СССР было заключено Соглашение о разрешении бывшим польским, которые получили гражданство СССР, выйти из советского гражданства и вернуться в Польшу.

При Архангельском облисполкоме была создана Комиссия по эвакуации в Польшу лиц польской и еврейской национальности, подпадающих под действие Советско-польского Соглашения от 6 июля 1945 года. Комиссия приступила к работе 30 ноября 1945 года с выявления по области через Управление милиции УМВД количества лиц, подпадающих под действие данного Соглашения.

На 1 декабря 1945 года было выявлено 115 таких семейств. С 11 сентября по 1 декабря 1945 с ходатайствами о выходе из гражданства СССР и эвакуации в Польшу обратилось 85 человек. С 7 декабря 1945 года Комиссия начала работу по рассмотрению заявлений и на своих 12 заседаниях рассмотрела 119 заявлений. На последнем заседании, состоявшемся 4 июля 1946 года, были рассмотрены заявления лиц, опоздавших по уважительным причинам подать заявление в срок до 1 января 1946 года. Разрешен выезд 84 взрослым и при них 21 ребенку по национальности: 35 поляков, 43 еврея, 4 русских, 2 украинца. 57

Архангельская областная Комиссия по эвакуации польских граждан 27 февраля 1946 года постановила:

1. Поручить начальнику областного Управления милиции тов. Соколову в срок до 1 марта 1946 года:
а) произвести своим аппаратом составление персональных списков эвакуирующихся по установленным формам
б) оформить выдачу требующихся документов на выезд польских граждан в Польшу
в) выделить из аппарата управления работника в качестве начальника эшелона для сопровождения до пункта передачи эвакуированных.

2. Обязать представителей госисполкомов совместно с органами милиции:
а) организовать перевозку эвакуирующихся на станции погрузки в сроки, установленные планом, предоставив для перевозки людей и их имущества необходимый транспорт;

б) в районах, где производится погрузка в вагоны отвести на станциях отправки помещения для временного эвакуирующихся и их имущества;

в) обеспечить эвакуирующихся на путь следования из расчета на 20 дней продуктами питания в виде сухого пайка по нормам командированных и горячим питанием на станциях погрузки до посадки в вагон;

г) совместно с органами здравоохранения провести медосмотр отправляющихся и тщательную санобработку;

д) выдать начальнику эшелона маршрутно-продуктовую книжку;

) выделить в г. Архангельске для сопровождения эвакуирующихся одного фельдшера, снабдив его медикаментами и мягким инвентарем для изолятора на три койки.58

Согласно пункту 6 протокола, приложенного к Советско-польскому соглашению от 6 июля 1945 года, лица, выезжавшие в Польшу, имели право взять с собой принадлежавшее им имущество весом не более 2 тонны, на семью для сельского населения и 1 тонны на семью для городского населения. Был определен перечень предметов ограниченного вывоза, согласно приказа Главного таможенного Управления НКВТ СССР от 1938 года:
- верхняя одежда из меха;

- изделия из драгметаллов;

- икра черная;

Перечень предметов, запрещенных к вывозу:
- оружие, взрывчатые вещества, воинское снаряжение;

- рога животных (сайгаков, маралов, пятнистых оленей);
- живые голуби;
- головки и семена цитварной полыни;
- предметы старины и искусства, либо при оплате пошлины в размере 100 % оценки, производимой отделом контроля по вывозу Комитета по делам искусства при СНК СССР
- рояли и пианино;
- восточные ковры ручной работы;
- бинокли полевые от 6 крат и выше.

Домашние животные и птицы, кроме попугаев, допускались вывозу по разрешению Союзпушнины, собаки служебных пород – по разрешению соответствующих организаций.

Выезжавшие в Польшу могли обменять на злотые 1000 рублей. Выезжавшие в Польшу граждане, имеющие с собой сумму свыше 1000 рублей, должны были оставить ее в той же обменной кассе для последующего зачисления на особый счет в Госбанке с целью получения уже по новому месту жительства.59

Немалое содействие в обеспечении отъезжавших в Польшу и устройстве их на новом месте оказал Союз польских патриотов. После эвакуации бывших польских граждан из Архангельской области в южные районы страны (СССР) в 1944 году Постановлением Главного Управления Союза польских патриотов в Москве, в г. Архангельске Союз польских патриотов был реорганизован в кружок, уполномоченным которого был назначен гр. Зенович – Ольпинский, Зенон Викторович – работник Военстроя. В феврале 1945 года кружок был расширен и занимался сбором средств для граждан разоренной Варшавы. Собрания созывались в помещении Военстроя по адресу: .60

Основная масса бывших польских граждан получила право выезда в Польшу в 1946 году. Остальные, кому не разрешили покинуть СССР по причине отсутствия документов подтверждающих польское гражданство, либо подтверждающих наличие родственников - служащих Польского войска, оставались в Архангельской обл. Если в 1944 году польская колония в Архангельской обл. насчитывала 5800 человек, то к январю 1953 года среди спецпереселенцев в Архангельской области поляков не было.61 В 2000 году в Архангельской обл. проживало 1430 граждан польской национальности.62

Примечания 1. Польская ссылка в России 19 – 20 веков: региональные центры / Под ред. , - Казань, 1998. – С. 49-50.
2. Бибикова О. Репрессии длиною в жизнь // Азия и Африка. – 1995. - №1. - С. 2.
3. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 11.
4. ГААО. Ф 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 23.
5. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 19.
6. ГААО. Ф 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 2.
7. АПДФ. Ф. 296 Оп. 1 Д. 660 Л. 131.
8. АПДФ. Ф. 296 Оп. 1 Д. 468 Л. 173-174
9. АПДФ. Ф. 296 Оп. 1 Д. 661 Л. 77
10. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 1.
11. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 11.
12. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 11.
13. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 24.
14. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 74-74 об.
15. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 21 Л. 126.
16. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 24.
17. Сабурова Т. Юдоль печати // Правда Севера, 1991 г., 10 января. – С. 3
18. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 23.
19. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л.
20. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 74 – 74 об.
21. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 50.
22. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 37.
23. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л.
24. ГААО. Ф. 2333 Оп. 2 Д. 21 Л. 126.
25. АПДФ. Ф. 296 Оп. 1 Д. 470 Л. 118 – 119
26. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 87.
27. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 90.
28. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 177.
29. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 101.
30. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 115.
31. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 221.
32. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 124.
33. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 219.
34. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 182 ОБ.
35. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 196.
36. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 148.
37. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 170.
38. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 221.
39. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 133.
40. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 228.
41. ГААО. Ф. 3065 Оп. 1 Д. 110 Л. 324.
42. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л.
43. АПДФ. Ф. 296 Оп. 1 Д. 1323 Л. 37
44. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 166.
45. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 174.
46. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 182.
47. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л.
48. ГААО. Ф. 1130 Оп. 1 Д. 135 Л. 59.
49. ГААО. Ф. 2377 Оп. 2 Д. 3 Л. 189.
50. АПДФ. Ф. 296 Оп. 1 Д. 920 Л.
51. ГААО. Ф. 1133 Оп. 2 Д. 10 Л. 2.
52. ГААО. Ф. 1133 Оп. 1 Д. 135 Л. 48.
53. ГААО. Ф. 1133 Оп. 1 Д. 135 Л. 49.
54. ГААО. Ф. 1133 Оп. 2 Д. 10 Л. 19.
55. ГААО. Ф. 1133 Оп. 1 Д. 135 Л. 77.
56. ГААО. Ф. 1133 Оп. 1 Д. 135 Л. 84.
57. ГААО. Ф. 1133 Оп. 1 Д. 135 Л. 81.
58. ГААО. Ф. 1133 Оп. 2 Д. 10 Лоб.
59. ГААО. Ф. 1133 Оп. 2 Д. 10 Л.
60. ГААО. Ф. 1133 Оп. 1 Д. 135 Л.
61. ГААО. Ф. 1133 Оп. 1 Д. 135 Л. 111.
62. Польская ссылка в России 19-20 веков: региональные центры / Под ред. , , Казань, 1998. - С. 49-51.
63. Госкомстат России Архангельский областной Комитет статистики, Архангельск, 2001. – С.10.

http://*****/domashnij-muzej/gulag-i-specpereselency-arxangelskoj-gubernii/

Экспонаты Архангельского краеведческого музея

DSCN7517

Вывозку леса производили по конной ледяной дороге, которую оборудовали с помощью вот такого агрегата

DSCN7516

Первая полоса областной газеты «Правда Севера» (6 марта 1938 г.) пестрела броскими фразами – заголовками заметок:

«Стереть с лица земли подлых изменников Родины!»; «Презренные торговцы Родиной»; «Никогда не забудем подлых злодеяний»;  »Змеиное жало вырвано»; Раздавить  гадину!»;  »Проклятье иудам-предателям!»;  »Фашистским лакеям не будет пощады».

DSCN7871

http://voron. *****/o_kvarzange. html

С 1991 года 30 октября в календаре значится как День памяти жертв политических репрессий. Подсчитать точное число всех пострадавших от тоталитарного режима невозможно - безвинно пострадавших миллионы. Властная рука государства калечила целые семьи. Людей снимали с родных насиженных мест и бросали в тайгу и голую степь, где, преодолевая неимоверные трудности и страдания, они выживали и растили детей.

Так случилось и с Дмитрием Глевским - жителем села Великий Враг, которому довелось родиться в поселке спецпереселенцев Архангельской области. Сегодня ему уже 70, и за свою непростую жизнь этому сыну репрессированных родителей пришлось немало поколесить по стране, но родным домом в итоге стало кстовское село на Волге. Между тем память о непростом детстве и юности, проведенных в спецпоселке репрессированных Кварзанга, он пронес через всю жизнь.

- За что репрессировали моих родителей - неизвестно, тогда никто ничего не объяснял. Наша семья не была особенно зажиточной: обычное подворье - две лошади, три коровы, сеялка... Как рассказывали мне родители, просто пришли и сказали, что вас отправляют на вечное поселение, собирайте вещи. Стране для освоения Севера нужна была рабочая сила, - рассказывает Дмитрий Иванович.

Из Запорожской области семью Глевских отправили на Север. Студеным зимним вечером их высадили на пустынной станции Коноша в Архангельской области. Выгрузили прямо в снег. Переселенцы строили шалаши из хвои, разжигали костры, прятали в тулупы грудных детей, - делится собеседник. В семье Глевских тоже тогда было два ребенка - два сына, младшему из которых едва исполнился месяц. Потом наша семья два года скиталась по углам, а в 1932 году была построена Кварзанга - поселок спецпереселенцев со всей инфраструктурой. Здесь были школа, магазин и все жили под наблюдением комендатуры, - продолжает собеседник.

Сам Дмитрий Иванович родился в Кварзанге в 1939 году, он младший из четырех сыновей в семье Глевских. Помнит, какой голод был на Севере в послевоенном 1946 году, когда ели первые подснежники, крапиву, лебеду и конский щавель.

Взрослым приходилось много и тяжело работать, вся жизнь проходила под ощутимым надзором комендантского глаза. Отцу Глевских пришлось семь лет провести в тюрьме, за отказ выходить на работу в две смены. Как мы выжили - не знаю.

Долгое время даже разговоры о репрессиях были под запретом. Было запрещено рассказывать про семью, про старшие поколения. Например, отчество своего деда по отцовской линии я узнал только тогда, когда читал материалы отца в Архангельском архивно-информационном центре УВД. И всегда приходилось скрывать, что я сын репрессированных: дорога нам везде была закрыта.

В архангельской земле навсегда остался лежать отец Дмитрия Ивановича, поэтому на протяжении многих лет он наведывается в те края, проведать его могилу.

Поселка спецпереселенцев давно нет, после выдачи паспортов в 50-е многие спецпереселенцы с радостью покидали Кварзангу и возвращались в родные места. Там, где когда-то была территория спецпоселка, теперь голое поле. В 2009 году на нем появился Поклонный крест, инициатором установки которого был Дмитрий Глевский и еще несколько представителей второго и третьего поколения репрессированных. Они пожертвовали деньги на возведение креста, местный плотник его изготовил. Поклонный крест был освящен, а после его установки прошел поминальный обед, на который пришли родственники бывших спецпереселенцев.

- У меня родилась эта идея поставить крест, чтобы люди не забывали о том, что пришлось пережить жившим здесь, в Кварзанге. На следующий год мы хотим установить здесь мемориальную доску Невинным жертвам политических репрессий 30-х годов, - говорит Дмитрий Глевский.

Дети

http://voron. *****/repress_30x. html

30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло печально известное постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Кулаки были разделены на три категории:

1-я контрреволюционный актив: кулаки, активно противодействующие организации колхозов, бегущие с постоянного места жительства и переходящие на нелегальное положение;

2-я наиболее богатые местные кулацкие авторитеты, являющиеся оплотом анти-советского актива;

3-я остальные кулаки.

На практике выселению с конфискацией имущества подвергались не только кулаки, но и так называемые подкулачники, т. е. середняки, бедняки и даже батраки, уличенные в про-кулацких и антиколхозных действиях.

Главы кулацких семей 1-й категории арестовывались, и дела об их действиях передавались на рассмотрение троек в составе представителей ОГПУ, обкомов (крайкомов) ВКП (б) и прокуратуры.

Раскулаченные крестьяне 2-й категории, а также семьи кулаков 1-й категории выселялись в отдаленные районы страны на спецпоселение, или трудпоселение (иначе это называлось кулацкой ссылкой или трудссылкой).

Кулаки, отнесенные к 3-ей категории, как правило, переселялись внутри области или края, т. е. не направлялись на спецпоселение.

В справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ указывалось, что в 1гг. было выселено (с отправкой на спецпоселение) 381026 семей общей численностью 1803392 человека.

Спецпереселенцы из числа раскулаченных стали дешевой рабочей силой. До 1934 г. крестьяне, направленные в кулацкую ссылку, назывались спецпереселенцами, в 1гг. трудпоселенцами, с 1944 г. спецпоселенцами.

В директивных документах по линии Госплана процесс принудительного переселения - раскулачивания именовался спецколонизацией. Северный край стал крупнейшим переселенческим центром СССР. В Северный край спецпереселенцы начали прибывать с 25 февраля 1930 года по человек в эшелоне. Коноша стала одним из мест наибольшего скопления бесправных "колонизаторов Севера".

  Постановление бюро Северного крайкома ВКП(б) 1930 г. "О ликвидации кулачества как класса в Северном крае" предусматривало расселение кулацких семей посёлками до 100 дворов, управляемыми комендантами. Но посёлки ещё не были готовы, сводка "по водворению спецпереселенцев в Коношском районе" сообщала, что 2337 семей (7312 человек) (по другим данным 9356 человек) прибывших спецпереселенцев высадили на станции Коноша и разместили кого куда - в деревнях и в лесу в шалашах. На снегу ставились так называемые "шалаши" - скаты из свежесрубленных бревен с накидным сверху хвойным лапником. Или ставили столбы, на них укладывались жерди и ветки. С двух сторон шалаша стояли печки-буржуйки. В шалаше размещалось до ста и больше человек.

А в 1932 г. уже были построены, самими спецпереселенцами под руководством вольнонаёмных инструкторов, лесные спецпосёлки. На территории МО Подюжское находилось самое большое количество спецпоселков. Вдоль строящейся железнодорожной Вельской (от станции Коноша на Вельск) ветке выросли спецпоселки, ставшие впоследствии населенными пунктами Подюжского сельского поселения : Коношеозерский (или шестой километр Вельской ветки), Окунево (10-й км), Крутобережный (16-й км), Норменга (29 км), Кварзанга (45 км), Шенчуга (самый крупный, на месте впадения реки Шенчуга в реку Подюга), Подюга (39 км). По Колфондовской ветке - Сосновка (5 км) и Синцибино (11 км), Волошской ветке - л/п 8-й и 16-й км. По Северной железной дороге на берегу речки Коноша расположился поселок Овражное, а в десяти километрах от деревни Завандышье - п. Куклово и т. д.

Восстановление в гражданских правах состоялось в 1934 г., но выезжать из спецпосёлков не разрешалось - высланные были включены в систему административно-трудовой армии.

В 1947 г. спецпереселенцы были сняты с учёта комендатур, им выдали паспорта. Многие вернулись в родные места и там, где прошла огненным валом война, зачастую находили лишь пепелища и могилы. Многие остались в посёлках лесорубов, восстанавливали народное хозяйство и славили своим трудом ставший родным посёлок.

http://www. *****/ps/2001/10/25/42.shtml

Правда Севера 25 октября 2

Спецпереселенцы

Воспоминания о том, как люди едят людей

В прошлом году на седьмое ноября - праздничный или трагический день, это уж каждый определяет для себя сам - в Яренске состоялись два митинга. Сначала у памятника над могилой погибших в 1919 году красноармейцев собрались коммунисты и те, для кого годовщина Октябрьской революции всегда останется светлым праздником.

А через час народ уже стал собираться на яренском кладбище. У другого памятника, всего несколько лет назад был он установлен на месте братской могилы умерших в начале тридцатых годов от тифа спецпереселенцев. Сюда пришли как бывшие спецпереселенцы, так и их дети, внуки. Пришли те, кто разделяет боль и страдания тысяч и тысяч невинных людей, согнанных силой с родных мест и привезенных на Север. Громких речей не было, грозных слов и проклятий не звучало. И вовсе не потому, что у тех, кто пережил все это, боль прошла. В другом дело: у могил ли делиться сейчас на противников? Как бы то ни было, и под одним памятником, и под другим покоятся жертвы тех далеких непростых событий.

С митинга на кладбище мы возвращались вместе с Ольгой Васильевной Печорской. По дороге стала вспоминать она, как в детстве увидела первый этап спецпереселенцев.

О них в деревне, где жила ее семья, говорили не раз, да желания не было особого в разговоры взрослых вникать. А тут увидела сама, своими глазами. Дело к вечеру шло, а в снежную эту пору смеркается скоро. Не сразу внимание обратила, а когда глянула на угор, через который дорога к деревне шла, так и обмерла. Медленно изворачиваясь и повторяя изгибы дороги, наползало на избы что-то, похожее на большую черную змею. Ни шороха ног по снегу, ни окриков конвоиров - все это скрадывалось расстоянием, превращая безголосое, беззвучное приближение во что-то необъяснимое, ужасное, неотвратимое. Была она девчонкой не робкого десятка, а так напугалась, что кинулась стремглав домой и забилась в угол, чтоб не видеть и не слышать, как это "что-то" войдет в деревню.

Будут потом и другие этапы, привыкнет к ним и она. В этих ленских деревнях спецпереселенцы, гонимые пешком из Котласа, делали перед Яренском последний свой привал. Сельсоветские работники загодя обходили местных жителей, определяя, у кого в летних избах могут остановиться на ночлег переселенцы.

- Летняя изба у нас была большая, - вспоминает, - перед приходом этапа мать натапливала печь и ставила воду на кипяток в больших чугунах. Люди приходили изможденные, усталые, голодные, многие больные. А еще запомнилось хорошо: после того, как уйдет этап, в доме ни крошки еды не остается. Все - и хлеб, и молоко, и картошку вареную - мать в эту летнюю избу сносила людям. Голодные, голодные шли...

Великий итальянец Данте в "Божественной комедии" описал девять кругов ада. В одном из самых ужасных люди, обезумевшие от голода, поедают своих детей, Через сколько таких кругов ада на земле прошли по нашей северной земле оренбуржцы, белорусы, чуваши, татары, немцы Поволжья, знают только они. Был и тот, самый страшный - с безумием от голода. Разрабатывая план великого переселения "кулаков" на малообжитые территории, организаторы такого переселения рассчитали все, даже нормы обеспечения жителей лесных поселков продуктами питания. Так, каждому переселенцу дозволялось съедать в день 400 граммов хлеба (работающим - 600), 100 - крупы, 150 - мяса или рыбы, 400 - картофеля, 200 - овощей, 18 - сахара, 0,3 грамма чая, 25 - соли, 4 - уксуса, 20 - лука и 0,5 - перца. Да только где, в каком призрачно-образцовом поселке соблюдались такие нормы?

Голод сопровождал семьи спецпереселенцев, начиная уже с погрузки их в вагоны, становясь верным спутником не на один год. И дело было вовсе не в том, что кто-то искусственно, для перевоспитания, эти нормы сокращал. Как это часто бывает у нас, планы и реальность шли самостоятельными путями, и крайне редко пути их пересекались. Если просмотреть документы той поры, отчеты и переписку, нетрудно увидеть, что уже с поступлением в Ленский район первых партий переселенцев начинается неразбериха, острая нехватка всего: транспорта, одежды, инструмента для строителей. Что ни возьми, строительство бараков, пробивка дороги в строящиеся поселки, снабжение рабочих материалом - все обрастает проблемами, разрешить которые району явно не под силу. Еще в апреле тридцатого года, до того, как баржами начнут доставлять семьи переселенцев, руководство района докладывает: "...обеспечить доставку груза из Котласа - решение бюрократическое. Свободных лошадей нет. Обещаний о помощи лошадьми из других районов округ не выполнил".

Строительство поселков идет крайне медленно. Причины везде одни: не хватает первостепенного: топоров, лопат, стройматериалов. Вместо этого Котлас - точно в насмешку - отправляет в Яренск девять подвод, на которых один только груз - ламповые стекла. Не хватает обуви (в районе принялись плести лапти, да где же наберешь на такую массу народу), теплой одежды. Но самое страшное - не хватает продуктов питания. "Положение с продуктовым снабжением переселенцев угрожающее", - сообщает переселенческий пункт в райисполком в середине лета. В свою очередь Яренск взывает о помощи к Устюгу: "Продуктов нет, мука заимствуется...". Такое же положение сохранится и осенью, и зимой, и через год, и через два...

В поселках, построенных спецпереселенцами, приходилось урезать и без того скудный паек. Те из прибывших сюда, у кого еще оставалось что менять, несли в деревни привезенные из дому платки, подушки, посуду, одежду. Обижались:

- Местные колхозники ничего не понимают в хороших вещах. Принесла пуховое одеяло, вещь по нашим меркам ценная. А они: полведра картошки, так и быть, насыплем за него. Нам-то оно особо и ни к чему, на полатях в мороз тулупом овчинным укрываемся.

Коменданты и палочники зорко следили, чтоб никто не ходил по деревням. Провинившихся хватали и сажали на сутки, а то и на двое в "холодную". Были. Отнимали то, что удалось сменять. Но голод сильнее страха, вот и щеголяли деревенские невесты в коротких белорусских полушубках, в ярких украинских платках. Поселок Тесовая, когда там практически не осталось продуктов питания, палочники окружили плотным кольцом, не выпуская никого даже в лес.

- А брат у меня был шустрый, - рассказывала Елена Павловна Толстик: - он мимо палочников проскользнет, в лесу пестиков нарвет, мама их напарит - вкусно! Это у нас угощением считалось, вроде как шоколад. Голод был страшный, некоторые не смогли вынести, с ума сходили.

С каждым поселком спецпереселенцев по соседству неизменно появлялось кладбище, все более расширявшееся. Такой была цена "освоения" малообжитых территорий.

Как ни тяжело приходилось первым поселенцам обживать эти места, переносить и болезни, и голод, но еще ужасней оказалась судьба тех, кто попал в этапы, отправленные из Котласа в Яренск весной 1933 года. Были в них в основном высланные с юга: кубанцы, кавказцы.

Вот один из таких этапов. В марте в Котлас прибыло 2680 ссыльных. К приему такого количества народу город оказался не готов, не было даже достаточного количества хлеба. Выход нашли простой: избавиться. Для этого с вокзала отправили этапом на Яренск, то есть, за двести с лишним километров пешком. Всех: и больных, и стариков (а тех и других в этапе было большинство). До Яренска дошло чуть более девятисот человек, большая часть отставших в пути погибли. Очевидцы тех событий, живущие вдоль тракта, вспоминали, как по обочинам дороги лежали неубранные трупы.

Более подробно рассказывается об этом в материале В. Насонкина и П. Соколова "Этап в никуда" ("Совершенно секретно"), 16 апреля, 16 июня 1991 года). Приведем из него только один документ - докладную, составленную прокурором Ленского района Котовым: "В помещении бывшего собора в с. Яренске, где разместили вновь прибывших адм. ссыльных, 11 мая обнаружен труп старика, лет 50-60-ти с вырезанными мягкими частями тела. По заключению врача эта операция (!) произведена у только что умершего человека, так как кровь была свежая. Прибывшим врачу и уполномоченному райуправления милиции живущие в соборе заявили: "А у нас уже трупы кушают...". Вырезанного мяса не обнаружено...".

Часть этапируемых продолжала путь в сторону Коми, там их ждали свои поселки спецпереселенцев. Другие остались здесь, в Ленском районе. Их судьба - продолжение трагедии тех страшных этапов.

Жителям лесных поселков не раз приходилось уплотняться в бараках, освобождая жилье для прибывающих на поселение семей. Было так и в тридцать пятом, когда в район поступила большая партия спецпереселенцев. Было и зимой 1939=1940 года, когда на Север высылали эшелонами семьи поляков. Но тех и других расселяли по всем поселкам, они выполняли ту же самую работу и через некоторое время мало чем отличались от остальных жителей поселков.

Другое дело - кубанцы, прибывшие в 1933 году. Их сразу же, по мере поступления в район, отделили от всех, разместив в небольшие поселки, переселив оттуда прежних жителей. Жили они на Песочном, был такой небольшой поселок в четыре барака, в полуторах километров от Ледни. Всех, кто в них жил до этого, перевели в Ледню. И на Шестой, в самую глушь, вдали от всех деревень, в нескольких километрах находился только поселок спецпереселенцев Нянда.

Объяснить такую изоляцию можно, скорей всего, только одним. Судя по показаниям конвоиров, "...оба мартовских этапа состояли преимущественно из дряхлых стариков, истощенных от голода, слабых, больных. Значительная часть, несмотря на зимнее время, не имела никакой обуви, просто ноги были обернуты портянками...". Одним словом, не работники. От таких трудно ждать заготовленных кубометров древесины или распаханных полей. Отсюда - и нормы питания (не способные к работе в спецпоселках получали по 150-200 граммов хлеба).

О том, что происходило в этих поселках, можно сейчас судить только по редким свидетельствам спецпереселенцев. Жительнице поселка Вандыш Марии Даниловне Альхимович довелось побывать в ту пору в "кубанском" поселке - на Шестом.

"Мы работали в семи километрах от Нянды, - рассказывает она, - надо было заехать на Шестой, поселок большой был, бараков десять-двенадцать. Мы пришли туда. Зашли в барак, смотрим, на одних нарах лежат четверо мужчин, распухшие. Спрашиваем: а чего вы лежите, на работе не идете? Они отвечают: нас привезли не работать, а помирать. Вот мы и лежим помираем.

А там был такой Пахомов, он из нашего поселка, его и еще одного мужика наш комендант оставил рыть могилы. Вот этот Пахомов и говорит: "Каждый день по пять да по шесть человек хороним. Хороним иной раз только кости одни. Повырезают все мягкое место и поедят. В другой барак зашли. Стоит девчушка. У нее руки - на кистях нет ничего, даже клочка кожи не осталось. Кости одни. Глава неживые. Смотреть страшно. Мы любопытные были, спрашиваем:

- Что это у нее такое?

Мать отвечаем:

- Да это она ходила в лес да руки поморозила. Уж прошу бога, чтоб скорей померла.

А та говорит:

- Да что ты, мамо, вот солнышко будет, так я поправлюсь...".

Похожая обстановка, скорей всего, была и в поселке Песочном. Жители соседней Ледни вспоминали, как привозили туда кубанцев, как в первое время еще приходили они менять вещи свои на муку, хлеб и картошку. Никого из привезенных кубанцев назад не вывозили. Бараки же потом так и пустовали, никто в них не решался селиться. Те, кто подростками за ягодами в те края ходил, находили в бараках этих черепа и кости человеческие.

- И все это некрупное, детское, - вспоминали, - мальчишки одним таким черепом вместо мяча в футбол играли. Так это все и осталось, никто не убирал.

И еще один рассказ. Имени женщины, поведавшей мне его, я пообещал не называть. Но если б даже и не давал слова, назвать бы не решился сам, уж больно страшно повествование. Порой кажется, что и не было такого рассказа вовсе. Но осталась магнитофонная запись - было!

"Попали мы сюда в тридцатом году: баржой с Макарихи довезли до Слободчиково, там по хатам нас разбросали, кого куда. Мать убежала, отца отправили на работу, бог знает, где и пропал, даже могила не знаю где. Потом жили в Нянде. Я тогда еще в лесу не работала, несовершеннолетняя. Есть нечего. Мы тихонько в деревню пойдем, на ячмень или на картофель поменять, а комендант поймает, все отберет, в "холодную" посадит и бьет. Голод был страшный, там ведь людей ели, один одного. Я сама лично мертвого человека ела. А как быть? Нас там даже в лес щавелю нарвать не пускали. Сорняки рвали и ели. А потом сбежали, нас человек пятнадцать убежало. Пошли по реке вниз и вышли в поселок. Тут местные жили, лес заготовляли. Нас взяли. Лес валили, дороги строили. За хлеб все готовы были сделать. Комендант с палочниками из Нянды сюда тоже приезжал, искал беглецов. А нас предупредят, мы в лес попрячемся и сидим в елках, ждем, когда уедут палочники-то... В Нянде с тех пор ни разу не бывала. Хоть и не так далеко живу, а не хочу...".

Олег УГРЮМОВ. Собкор "Правды Севера".

http://www. rau. su/observer/N10-11_94/18.htm

ДЕПОРТАЦИЯ ПОЛЯКОВ

Полякам пришлось претерпеть несколько переселений, сначала с западных районов Украины и Белоруссии на север и на восток, затем из районов европейской части территории Российской Федерации в Сибирь. Своеобразным третьим этапом стало их переселение в более приемлемые для них районы в климатическом отношении - на Украину и юг Российской Федерации.

В кампаниях по переселению финалом явились Соглашение между СССР и Польшей 6 июля 1945 г. о праве на выход из советского гражданства лиц польской и еврейской национальностей, проживавших в СССР, и об их эвакуации в Польшу, а также постановление ЦК КПСС, принятое в январе 1956 г., о снятии ограничений по спецпоселению с лиц польской национальности.

Автору приходилось выступать с лекцией по проблеме депортации народов СССР перед преподавательским коллективом Академии внутренних дел Польши. Помнится, тогда слушателями был проявлен повышенный интерес к судьбам поляков в СССР, к вопросам, связанным с их депортацией в 30-50-е годы. Полагаю, своим долгом через публикацию документов, выявленных в архивах НКВД - МВД СССР, НКГБ - МГБ СССР, СНК СССР, в том числе и в "Особой папке" Сталина, дать более полные и точные ответы на многие из возникших в ходе лекций вопросы.

Документы публикуются без стилистической правки оригинала. 

Документы подготовил к публикации доктор исторических наук, профессор Н. БУГАЙ

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Заместителю председателя СНК Союза ССР тов. ЧУБАРЮ В. Я.

25 января 1936 г.

На запрос тов. Исаева от 01.01.01 г. о порядке устройства переселенцев из Украинской ССР в Казахстан 15тыс. человек) хозяйств немцев и поляков, считаю целесообразным; 

Переселяемых немцев и поляков объединить в самостоятельные колхозы. Переселенцам, изъявившим желание работать в совхозах, должна быть предоставлена полная возможность по устройству их в совхозах. Переселенцам-единоличникам, не вступивший в колхозы и поступающим на работу в совхозы, отвести землю из переселенческого фонда. Разрешить переселяемым взять с собой весь принадлежащий им скот. Переселенцам, состоящим в колхозах, из общественного рабочего скота выделить лошадей в' том размере, который падает на долю переселяемых. Снабжение переселенцев необходимым сельхозинвентарем произвести на месте переселения - Казахстан. 

Народный комиссар внутренних внутренних дел Союза ССР г. Ягода 

СЕКРЕТНО

Заместителю председателя СНК Союза ССР ТОВ. ЧУБАРЮ

По запросу предсовнаркома Казахстана тов. о порядке переселения с Украины в Казахстан 15 тыс. колхозных хозяйств немцев и поляков, полагаю, что разместить их надо в пределах 10% существующих колхозов Казахстана в районах свеклосеяния, остальных в самостоятельных колхозах, разрешив всем переселенцам взять свой индивидуальный скот и выдать причитающийся на их долю рабочий скот; инвентарем переселенцы должны быть снабжены на месте вселения в Казахстане 

Председатель Всесоюзного Переселенческого комитета А. МУРАЛОВ ГАРФ. Ф. Р.- 5446. ОП.12.Д. Э09Л.170.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 000-120сс
Совета Народных Комиссаров Союза ССР

28 апреля 1936 г. 

"О ВЫСЕЛЕНИИ С УКРАИНСКОЙ ССР И ХОЗЯЙСТВЕННОМ УСТРОЙСТВЕ В КАРАГАНДИНСКОЙ ОБЛАСТИ КАЗАХСКОЙ ССРПОЛЬСКИХ И НЕМЕЦКИХ ХОЗЯЙСТВ"

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

Возложить на НКВД СССР переселение и организацию поселений в Карагандинской области Казахской ССР для польских и немецких семейств, переселяемых с Украины в количествехозяйств -человек, по типу существующих сельскохозяйственных оселков НКВД. Переселяемый контингент не ограничивается в гражданских правах и имеет право передвижения в пределах административного района расселения, но не имеет права выезда из места поселений. Жильно-хозяйственное и коммунально-бытовое строительство, а также сельскоустройство контингента возложить на ГУЛАГ НКВД с привлечением сил и средств переселенцев. Обязать Карагандинский областной исполком в местах расселения переселенцев организовать поселковые Советы. Обязать Наркомзем СССР немедленно закрепить за переселяемыми хозяйства ми необходимые земельные фонды за счет земель Лето-вочного, Красноармейского и Тарангульского мясосовхозов системы Наркомата совхозов в Карагандинской области и произвести внутрихозяйственное землеустройство, немедленно командировав для этой цели в Казахстан потребное количество землеустроителей. Разрешить Наркомату совхозов перевести скот Летовочного молмясосовхоза в Красноармейский, Тарангульский молмясосовхозы, обязав ГЛАУ НКВД возместить Наркомату совхозов стоимость животноводческих построек, жилищ, остающихся в Летовочном молмясосовхозе. Разрешить Наркомату совхозов СССР в пределах этой суммы произвести в 1936 г. строительство производственных и жилищных построек в Красноармейском и Тарангульском молмясосовхозах, сверх отпущенных капиталовложении на 1936 г. Обязать Наркомзем СССР не позднее III квартала 1936 г. организовать на территории новых поселений 3 МТС, отпустить на организацию этих МТС 4 500 тыс. рублей, в том числе 2 110 тыс. рублей за счет плана капвложений Наркомзема СССР на 1936 г. и 2 330 тыс. рублей - за счет резервного фонда СНК Союза ССР. . Обязать Наркомат тяжелой промышленности СССР отгрузить не позднее 1 июля 1936 г. для указанных МТС 30 тракторов ЧТЗ-бОд СТЗ; 12 автогрузовых машин ЗИС; 2 автоцистерны; 3 автомашины Пикап, 3 легковых автомашины; 6 локомобилей мощностью 75 и 57 лошадиных сил со всеми прицепными орудиями и необходимым оборудованием для МТС. Возложить на Нарком здрав СССР и Нар-компрос РСФСР по принадлежности организацию в поселках содержание и обслуживание медико-санитарной сети и культурно-воспитательных учреждений, для чего обязать Наркомздрав и Наркомпросс РСФСР не позднее мая - июня 1936 г. по согласованию с НКВД укомплектовать эти учреждения медицинским и педагогическим воспитательским персоналом я необходимым оборудованием, пособиями, медикаментами. Обязать СНК Союза ССР весь скот, находящийся в индивидуальном пользовании выселяемых, отправить вместе с выселяемым хозяйством в Казахстан.

Колхозы обязать выделить выселяемым членам колхозов лошадей, приходящихся на их долю. Посевы выселяемых единоличников передать местным колхозам по оценке Районных земельных отделов с немедленной уплатой стоимости этих посевов их владельцам.

С выселенными членами колхозов колхозы обязаны произвести полный расчет натурой и деньгами за все выработанные ими трудодни 

(...)* 

18. Сельхозартели, организуемые из переселенцев, в порядке настоящего постановления, и индивидуальные хозяйства переселенцев освободить от всех налогов, сборов и поставок государству зерна, картофеля и продуктов животноводства сроком на три года, считая с 1937 г.

19. Предложить Наркому путей сообщения СССР по заявкам НКВД произвести переброску переселяемых семей и их имущества по льготному воинскому тарифу, обеспечив подачу подвижного состава по планам НКВД. Расчет за: эти перевозки произвести с НКПС в централизованном порядке за счет отпускаемых на эти цели средств.

20. Определить затраты на проведение предусмотренных настоящим постановлением работ по переселению и хозяйственному устройству переселенцев. Сумма - 23 млн. рубл., в том числе за счет:

    резервного фонда СНК СССР в сумме 19 млн. руб. СМЕТЫ Всесоюзного Переселенческого комитета при СНК СССР в сумме 1.830.0 тыс. рублей; плана капиталовложений Наркомзема СССР на 1936г. в сумме 2 170 тыс. руб.

Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР
В. МОЛОТОВ

Заместитель Управляющего делами
Совета Народных Комиссаров Союза ССР
И. МЕЖЛАУК

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Утверждено
постановлением СНК Союза ССР от 01.01.01 г. № сс
ПОЛОЖЕНИЕ
О СПЕЦПОСЕЛЕНИЯХ И ТРУДОВОМ УСТРОЙСТВЕ ОСАДНИКОВ,
ВЫСЕЛЯЕМЫХ ИЗ ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЕЙ УССР И БССР

1. Осадники и их семьи, переселяемые НКВД СССР из западных областей УССР и БССР. paзмещаются для трудового использования в спецпоселках, организуемых в районах лесных разработок Наркомзема СССР.

2. Спецпоселки для переселенцев-осадников организуются НКВД ССР из расчета от 100 до 500 семей на один поселок.

3. отвод жилых помещений и коммунально-бытового обслуживания спецпереселенцев-осадников производится Наркомлесом СССР по нормам, установленным для рабочих лесной промышленности. При этом каждой семье спецпереселенцев-осадников предоставляется отдельная комната или отдельное место в бараке из расчета не менее 3 кв. м жилой площади на человека.

4. Административное управление спецпоселками осадников осуществляется районными и поселковыми спецкомендатурами НКВД СССР. Поселковые комендатуры НКВД СССР организуются в каждом поселке, а районные комендатуры НКВД СССР в административных районах с размещением их в центре территории, на которой расположены спецпоселки.

5. Комендатуры НКВД СССР в спецпоселках осуществляют учет спецпереселенцев-осадников, ведут борьбу с побегами, следят за соблюдением установленного в поселках общественного порядка и правил трудового поселения.

6. Расходы на содержание районных и поселковых комендатур, а также расходы, связанные с административным обслуживанием спецпереселенцев-осадников (средства передвижения, почтово-телеграфные расходы и др.) производятся по сметам комендатур за счет средств, образуемых в порядке ежемесячных отчислений от заработной платы спецпереселенцев-осадников, в пределах не свыше 10%...

..........................

17. Все трудоспособные спецпереселенцы-осадники обязаны заниматься общественно-полезным трудом на работах предоставляемых им предприятиями Наркомлеса.

.........................

19. Спецпереселенцы-осадники и их семьи, вселенные в спецпоселки, не имеют права выезда за пределы административных районов. Отлучки из спецпоселков или места работы на время свыше 24 часов, а также перемещение в пределах поселка из одного барака (дома) в другой допускается только в разрешения коменданта поселка. 

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР
Л. БЕРИЯ

ИЗ ИНСТРУКЦИИ
"О ПОРЯДКЕ ССЫЛКИ
В ОТДАЛЕННЫЕ СЕВЕРНЫЕ РАЙОНЫ СОЮЗА ССР ЧЛЕНОВ СЕМЕЙ
ЛИЦ. НАХОДЯЩИХСЯ НА НЕЛЕГАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ, И ОСУЖДЕННЫХ УЧАСТНИКОВ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ УКРАИНСКИХ, БЕЛОРУССКИХ И ПОЛЬСКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ"

П.1. Ссылке в отдаленные северные районы СССР на срок от 5 до 8 лет подлежат все совершеннолетние члены семей лиц, находящихся на нелегальном положении и скрывающиеся от органов власти, и расстрелянных участников контрреволюционных организаций украинских, белорусских и польских националистов, совместно с ними проживающие или находящиеся на их иждивении.

П.2. Направление в ссылку членов семей лиц, указанных выше категорий, производится по решению Особого совещания при НКВД СССР. Решение Особого совещания выносится на основе материалов расследования, произведенного органами безопасности... Инструкция была подготовлена, издана за подписью наркома госбезопасности и рекомендована к применению (см. ГАРФ. Коллекция документов). 

И3 СПРАВКИ
начальника Отдела транспортных перевозок
Главного управления лагерей НКВД СССР
ст. лейтенанта М. КОНРАДОВА на имя Л. П. БЕРИИ
О. ПРИЕМЕ И РАССЕЛЕНИИ ОСАДНИКОВ* 

Операция по переселению осадников из западных областей УССР и ВССР началась 10 февраля 1940г. Для оказания помощи в подготовке и приему осадников на места в Управлении НКВД были командированы 18 сотрудников НКВД СССР. Всего переселено осадников, которые расселены в 21 краях и областях, в 115 спецпоселениях. 

Национальный состав спецпоселенцев, польских осадников и беженцев

В данных нет сведении о национальном составе 33539 спецпереселенцев (27270 осадников и 6269 беженцев), проживавших преимущественно в Казахской ССР, Красноярском крае и Вологодской области.

Переселение осадников и беженцев протекало в тяжелой форме. Высокой была смертность, особенно осадников. С момента прибытия на спецпоселение и до 1 июли 1941 г. родилось 4211 и умерло 12313 чел. в том числе у осадников: . у беженцев: (в это число не входят родившиеся и умершие в январе-марте 1941 г. в Казахской ССР, Коми АССР, Молотовской и Ивановской областях.). 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
Из письма начальника сектора по вопросам
НКВД СССР П. ИВАНОВА  тов. ВЫШИНСКОМУ А. Я.

По сообщению Архангельского обкома ВКП(б) и облисполкома в Архангельскую область в феврале-марте 1940 г. завезено 42000 бывших польских граждан-осадников.

В июне-июле 1940 г. предполагалось завести 17 тыс. человек. Осадники и их семьи расселены в 24-х районах области, в 81 поселке (как во вновь созданных, так и в ранее действовавших). Жилищные условия спецпереселенцев неудовлетворительные (1,5-2 м на человека, в ряде поселков люди спят на полу или общих нарах).

В поселках имеется до 400 семей, не имеющих в своем составе трудоспособных, инвалиды, подлежавшие размещению в детсадах и яслях. Значительное количество детей (2045 чел.) не охвачены школой.

Медицинское обслуживание ввиду отдаленности ряда поселков затруднено. Среди спецпоселенцев имеется много больных, не изолированных от здоровых. Имели место вспышки" (сыпного тифа и т. д.)...

Для создания нормальных условий и упорядочения обслуживания спецпереселенцев-осадников просят

Обязать Наркомлес СССР и ЦОЛЕС Наркома путей сообщения построить новые жилища не менее 50 тыс. кв. м. Предложить СНК РСФСР обеспечить ассигнования по линии Наркомпроса РСФСР на дополнительную сеть школ, детдомов и яслей - 1943 тыс. рублей; по линии Наркомздрава РСФСР на противоэпидемические мероприятия, содержание больничных коек - 1930 тыс. рублей; по линии Собеса - 870 тыс. рублей, на строительство дома инвалидов. Обязать Наркомлес и ЦОЛЕС Наркомата путей сообщения СССР построить 15 новых и приспособить 32 здания под школы и т. д.

По существу указанного письма сообщаю следующее: в апреле месяце с. г. с аналогичными вопросами по неудовлетворительному обслуживанию спецпереселенцев-осад ни ков в СНК СССР обращался тов. Берия.

Тов. Булганин на 17 апреля с. г. созывал специальное совещание соответствующих наркоматов, СНК РСФСР и НКВД СССР. На этом совещании были намечены практические мероприятия, направленные к устранению перечисленных недостатков.

Учитывая, что письмо Архангельского обкома ВКП (б) и облисполкома ставит те же вопросы, о которых сообщил в свое время тов. Берия, полагал бы необходимым направить его в СНК РСФСР, Наркомлес СССР, Наркомат путей" сообщения СССР и Наркомздрав СССР для принятия мер, с сообщением в СНК СССР. 

СЕКРЕТНО
Заместителю председателя CHK СОЮЗА ССР
тов. ВЫШИНСКОМУ

Наркомцветмет СССР просит сверх 5000 семейств беженцев бывшей Польши согласно уже состоявшегося постановления СНК СССР дополнительно не направлять на предприятия цветной металлургии в виду отсутствия жилой площади и притока рабочих на местах.

Народный комиссар
Цветной металлургии Союза ССР
А. И. САМОХВАЛОВ 

ИЗ СПРАВКИ
начальника сектора административно-судебных учреждений Красноярского края

СЕКРЕТНО

23 июня 1940 г.

Красноярский крайисполком сообщает о неудовлетворительном размещении и хозяйственном устройстве переселенцев-осадников по предприятиям края До сих пор не создано для переселенцев нормально-битовых условий Семьи paз - мешены к общих бараках, имеют большую скученность, плохо обеспечены питанием (даже продуктом первой необходимости) , недостаточно оказывается медицинская помощь, что ведет к эпидемическим заболеваниям.

(...) Наркомфин СССР (Зверев) не возражает против выдачи спецпереселенцам кредитов на жилищное строительство за счет -кредитов, отпущенных Наркомлесу СССР, o Наркомцвету и НКПС (ЦОЛЕС) на индивидуальное строительство на общих с вольнонаемными рабочими основаниях и для приобретения скота разрешить Сельхозбанку выдать указанным наркоматам кредиты в сумме 10 млн. рублей (...) 

ИЗ ДОКЛАДА
НКВД СССР комиссара госбезопасности 1 ранга Л. БЕРИИ
ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ,
СНК СССР тов. МОЛОТОВУ

После доклада Вам НКВД СССР в апреле-июле 1940г. о недостатках трудового использования осадников и беженцев, переселенных из западных областей УССР и БССР, не принято необходимых мер к организации полного использования на работе этих контингентов и к улучшению их жилищно-бытовых условий.

Поступающие от управлений НКВД материалы свидетельствуют о том, что Наркомлес СССР не обеспечивает в достаточном количестве леспромхозы инструментами, пилами топорами напильниками, центровками, самотасками, теплой спецодеждой и обувью. Количество использемой на работе леспромхозов трудоспособной части спецпереселенцев видно из следующей таблицы:

Кроме указанных 10725 спецпереселенцев, не охваченных работой, в тресте "Краслес" Красноярского края и "Запсибтранслес" Алтайского края много невыходов на работу вследствие отдаленности спецпереселенцев (10-15км) от лесоразработки, куда спецпереселенцы должны ходить пешком... 

В Надомском районе Архангельской области из 1549 спецпереселенцев, используемых на работе, 737 чел. не имеют обуви. В Виноградовском районе той же области из-за отсутствия обуви не работают свыше 100 человек.

...Аналогичное положение с организацией трудоиспользования осадников и беженцев на работе, со снабжением инструментами и спецобувью и в других районах поименованных республик и областей, а также Кировской, Иркутской, Новосибирской и Горьковской областей.

...Во всех спецпоселках Алтайского края бараки к зиме не приготовлены печи не сложены, окна не застеклены. Такое же положение с ремонтом бараков в Свердловской, Молотовской, Вологодской. Иркутской областях. Алтайском крае и Коми АССР. В спецпоселках Чурга, Солоч, Шокша, Березовск, Луговское Вельского района и Коношского района Архангельской области бараки, столовые, медпункты, бани и другие коммунальные помещения не оборудованы необходимым инвентарем. Многие из них не освещались из-за отсутствия керосиновых ламп. Аналогичное положение и в спецпоселках других областей.

...Школы, где занимаются дети спецпереселенцев, недостаточно оборудованы школьным инвентарем. Ощущается острый недостаток в учебниках н ученических принадлежностях. Многие школы переуплотнены. ...НКВД просит Ваших указаний Наркомлесу и Наркомздраву СССР. 

Копия

УКАЗ 

Президиума Верховного Совета СССР
12 августа 1941 г.
О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ АМНИСТИИ
ПОЛЬСКИМ ГРАЖДАНАМ, СОДЕРЖАЩИМСЯ В ЗАКЛЮЧЕНИИ НА ТЕРРИТОРИИ СССР

Предоставить амнистию всем польским гражданам, содержащимся ныне в заключении на советской территории в качестве или военнопленных, или на других достаточных работах.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР
М. КАЛИНИН
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР
А. ГОРКИН

ИЗ ДОКЛАДА 
В. В.ЧЕРНЫШОВА** Л. П.БЕРИИ

28 апреля 1944 г.

...В соответствии с постановлением СНК СССР о переселении бывших польских граждан из северных в южные районы страны. Уточнено точное количество граждан. На юг подлежит переселению 23248 чел., инвалидов-272 чел.; детей из детских домов - 639 чел. Определены совхозы для проживания. 

Переселение провести в мае 1944 гчел., из них из Коми АССР - 3775 чел., из Новосибирской облчел., из Молотовской обл.-2200 чел., из Новосибирской обл.-2200 чел., из Архангельской облчел., из Иркутской облчел.. Якутской АССР - 1385 чел., Новосибирской обл. -5000 чел. Всего - 26885 чел.

Граждан польской национальности предполагаем пересилить в Ставропольский край - 630 семей (1540 чел.). Краснодарский край - 1490 семей (4120 чел.). Саратовскую облсемей (5640 чел.). Воронежскую облсемей (4090 чел.). Курскую облсемей (450 чел.), Украинскую ССР - 2000 семей (6000 чел.). Всего-23130 чел.

В том числе в распоряжение Наркомсовхоза-2460 семей (6630 чел.), Наркомпросвещения - 4300 семей чел.), Наркоммясомолпрома - 1030 семей (3600 чел.)

ИЗ СПРАВКИ
Л. БЕРИИ на имя СТАЛИНА о бывших польских гражданах

1 мая 1944 г.

На сентябрь 1941 г. было учтено ранее арестованных и высланных в тыловые районы СССР из западных области Украины и Белоруссии (с территории бывшей Польши) чел.

Из них находились в тюрьмах, лагерях и местах ссылки , в спецпоселениях (осадники и др., в лагерях военнопленных -чел.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 01.01.01 г. об амнистии бывших польских граждан было ocвобождено из мест заключений, ссылки, спецпоселений и лагерей для военнопленных - Не были амнистированы и по состоянию на 1.IX. 1942 г. оставались в заключении 341 чел.

В 1942 г. были эвакуированы в Иран из числа амнистированных, в том числе военнослужащих армии Андерса -чел., членов их семейчел., умерли с 1941 по 1943 гчел. Передано в Польскую армию Берлинга -человек...

ИЗ СПРАВКИ
заместителя начальника 4 отделения Отдела спецпоселений НКВД СССР МАЛЫГИНА

июль 1944 г.

Постановлением СНК СССР № 000-224с от 01.01.01г. определено частичное переселение бывших польских граждан из неблагоприятных по климатическим условиям северных и крайне южных районов страны: из Свердловской облчел., Молотовской облчел., Вологодской обл., Тобольского и Усть-Ишимского районов Омской обл.- 1500 чел., из северных районов Красноярского края - 3000 чел., Кемеровской облчел., Кара-Калпакской АССР -1300 чел., Хорезмской облчел., Казах-скойССР (из областей Акмолинской, Актюбинской, Кустанайскойчел. Переселение произвести в течение сентября 1944г.

ИЗ ДОКЛАДА
Наркому внутренних дел Союза ССР Л. П.БЕРИИ

ноябрь 1944 г.

Переселение бывших польских граждан в соответствии с постановлением СНК СССР № 000-224с от 01.01.01 г. из северных и крайне южных районов страны на Украину закончено. Переселеночел., из Казахстана - 9721 чел., из Свердловской облчел., из Красноярского края - 3112 чел., из Узбекской ССР - 2573, из Вологодской - 2030 чел., из Омской обл.- 2019чел., изМоло-товской облчел., из Кемеровской облчел.

В. В.ЧЁРНЫШОВКУЗНЕЦОВ 

СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ РСФСР
ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 000

Москва, 22 марта 1945 г. О ЛЬГОТАХ ХОЗЯЙСТВАМ, ПЕРЕСЕЛИВШИМСЯ ИЗ ПОЛЬШИ НА ТЕРРИТОРИЮ РСФСР В соответствии с постановлением Совнаркома СССР от 01.01.01 г. № 000 Совет Народных Комиссаров РСФСР постановляет:

    разрешить областным, краевым исполкомам предоставлять хозяйствам, переселившимся из Польши на территорию РГФСР следующие льготы - освободить переселившиеся хозяйства от всех государственных денежных налогов и страховых платежей сроком на два года;  выдать переселившимся хозяйствам ссуду в сумме по 5000 рублей на хозяйственное обзаведение и другие нужды с погашением ее в течение 5 лет; возместить переселившимся хозяйствам стоимость оставшегося на местах выхода движимого и недвижимого имущества, согласно действующему законодательству.

Обязать областные, краевые исполкомы предоставить указанным в п. 1 настоящего постановления хозяйствам земельные наделы в соответствии с действующим законодательством.

Председатель Совета Народных Комиссаров РСФСР
А. КОСЫГИН
Управляющий делами Совета Народных Комиссаров РСФСР
А. БОЛДЫРЕВ

Совет Народных Комиссаров СССР
РАСПОРЯЖЕНИЕ № 000р Москва, Кремль 13 сентября 1945 г.

Распространить на хозяйства, переселившиеся с территории Польши в области РСФСР, все льготы, предусмотренные соглашением между Совнаркомом Белорусской ССР и Польским Комитетом национального освобождения, за исключением предоставления переселенцам земельных наделов для ведения индивидуального сельского хозяйства.  Обязать Наркозаг (т. Двинский) в месячный срок выдать переселенцам продовольственное зерно, фурах и картофель в возмещение сданных ими в местах выхода под обменные квитанции и чековые требования.

Заместитель председателя 
Совета Народных Комиссаров Союза ССР
В. МОЛОТОВ

Товарищу СТАЛИНУ И. В.

17 июня 1945 г.

В лагерях и тюрьмах НКВД СССР находятся всего польских гражданчеловек: в лагерях интернированных -чел., в пунктах фильтрации (ПФЛчеловек; в лагерях ГУЛАГа-2285 чел.; во фронтовых лагерях и тюрьмах - 12.97 чел.

Кроме в лагерях НКВД СССР для военнопленных, имеются военнопленные поляки, служившие в немецкой армии и взятые в плен в составе немецких частей - 3273 человека в рабочих батальонах, находящихся в УССР из числа мобилизованных в немецкой Силезии немцев, которые считают себя поляками 7202 человека...

Л. БЕРИЯ

Товарищу СТАЛИНУ И. В.

20 июня 1945 г.

В соответствии с Вашими указаниями представляю проект постановления Государственного Комитета Обороны:

    о возвращении на родину из рабочих батальонов мобилизованных в Германии немцев, в отношении которых установлено их польское происхождение, в количестве 7200 человек; частичном освобождении из лагерей, с отправкой на родину, в Польшу военнопленных по национальности поляков, жителей Польши, включая и территории, отошедшие к Польше от Германии, взятых в плен в составе немецких частей.

Л. Берия

Товарищу СТАЛИНУ И. В.
№ 000/6

21 октября 1945 г.

В местах заключения НКВД СССР содержатсяпольских граждан, поляков по национальности, арестованных и интернированных в 1944-45 гг. на территории Польши в порядке очистки тыла действующей Красной Армии.

НКВД СССР считает возможным из указанного выше количества польских граждан: освободить и возвратить в Польшучеловек, арестованных и осужденных за маловажные уголовные преступления, дезертиров из армии и рядовой состав "Армии Крайовой".

Оставить в лагерях НКВД для дальнейшего содержаниячеловек польских граждан, арестованных за шпионаж в пользу противника, участие в диверсиейно-террористических группах, участие в фашистских организациях, а также командах и нач*1льс1вующий состав "Армии Крановой". Прошу Вашего указания.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР
Л. БЕРИЯ 

КОПИЯ 

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГКО CCCР

июнь 1945 г

Обязать НКВД СССР (тов. Берию):
    возвратить в организованном порядке к местам постоянного жительства всех поляков по национальности, являющихся жителями Польши и немецких территорий, отошедших к Польше, мобилизованных при очистке тылов действовавшей Красной Армии в соответствии с постановлением ГКО № 000сс от 3 февраля 1945 г. и находящихся на работе в промышленности, в составе рабочих батальонов и мобилизованных немцев; освободить из лагерей для военнопленных и отправить на родину поляков по национальности, польских граждан - жителей Польши и немецких территорий, отошедших к Польше, взятых в плен в составе немецких войск.
Обязать НКПС (Ковалева" и ЦУПВОСО (Дмитриева) обеспечить подачу эшелонов и отдельных вагонов по заявкам НКВД СССР для отправки освобождаемых польских граждан на родину.

СТАЛИН

СЕКРЕТНО
Совет Министров Союза ССР 
тов. КОСЫГИНУ А. Н.

25 апреля 1946 г.

По данным областных, краевых исполкомов и Советов Министров союзных и автономных республик утвержден выезд из СССР в Польшу граждан с детьми и детскими домами. 200 тыс. человек.

Из утвержденного количества отправлено: по февральскому плану 43657 чел., мартовскому -чел., апрельскому - плану (на 20.чел. Всего отправлено на 20.04. польских граждан - человек.

В связи с тем, что ряд северных областей Казахской ССР по причине бездорожья и разлива рек просили перенести сроки отправки польских граждан на май по апрельскому плану предполагается еще отправить до 40 тыс. человек.

По заявкам облисполкомов запланировано на май месяц перевестичел., в 47 эшелонах, на что потребуется 2504 вагона. Этими перевозками предполагается в основном закончить массовую отправку польских граждан из СССР в Польшу. Увеличение количества детей, запланированных к отправке до 227 тыс. человек, происходит за счет новых контингентов из так называемых лиц без гражданства, поступающих из трудовых батальонов и лагерей...

Д. БЫЧЕНКО

СЕКРЕТНО ТОВ. КОСЫГИНУ А. Н.

26 июня 1946 г.

Переселенческое Управление при Совете Министров СССР (т. Быченко) сообщает, что по состоянию на I июня 1946г. учтено 223213чел. бывших польских граждан, проживающих в СССР. Подано заявлении о возвращении в Польшу. Утверждено комиссиями на выезд в Польшу чел., в том числе детей?человек.

Всего с начала эвакуации отправлено в Польшу 210 тыс. человек (разница количества лиц, утвержденных на переселение и отправление в Польшу, образовалась за счет лиц без гражданства).

Осталось не отправлено из Узбекской ССР - 4600 чел., Челябинской облчел., Чкаловской облчел., Кзыл-Ординской обл.-550 чел., Астраханской обл.- 117 чел. и т. д., которых предлагается отправить до 1 июля 1946 года. Большинство комиссий работу по рассмотрению заявлений и отправки польских граждан закончили, но окончательных отчетов о проведенной работе не представили.

Предложения: тт. Александрову и Дмитриеву:

Необходимо обеспечить до 1 июля 1946г. полностью отправку бывших польских граждан, подлежащих переселению вПольшу. Представить к 15 июля 1946 г. окончательный отчет о работе по отправке бывших польских граждан в Польшу.

А. ДЕМЕНТЬЕВ 

СЕКРЕТНО

10 сентября 1946 г.

Для реализации соглашения между СССР и Польшей от 6 июля 1945 г. о праве на выход из советского гражданства лиц польской и еврейской национальностей, проживающих в, СССР и об их эвакуации в Польшу, была организована смешанная Советско-польская комиссия. Постановлением Совнаркома СССР от 01.01.01 г. была образована под моим председательством Центральная комиссия из представителей заинтересованных ведомств, а также областные, краевые и республиканские комиссии для содействия выполнению упомянутого соглашения. 

Результат проведенной работы по состоянию на 15 августа 1946 г. характеризуется следующими данными: учтено проживающих на территории СССР бывших польских граждан чел., принято за явления о выходе из советского гражданства Утверждено комиссиями на выход из советского гражданства с выездом в Польшу человек, в том числе детейчел. Отказано комиссиями в выходе из советского гражданства, как не подпадающих под Соглашение3471.

Из числа утвержденных на выезд отказались выехать в Польшу 1273 чел., не явились за получением разрешений на выезд 2784 чел. и не выехали по разным причинам 334 человека. Отправка польских граждан на родину проводилась организованно по заранее разработанным и утвержденным графикам, как правило, эшелонам.

Переселенцы были обеспечены продуктами питания па месте и в пути следования, а также медико-санитарным обслуживанием. Нуждающимся переселенцам было выделено промышленных товаров на сумму 8434 рубля (обувипар, шерстяных тканейметров), хлопчатобумажных тканей 439 тыс. метров). Всего израсходовано областными, краевыми и республиканскими комиссиями по отправке бывших польских граждан из СССР в Польшу из местных бюджетов с последующим восстановлением затрат за счет союзного бюджета 3 рубля, в том числе оказана денежная помощь особо нуждающимся польским гражданам в сумме 311394 рубля.

СЕКРЕТНО
Совет Министров СССР
ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 22С

5 октября 1946 г.

О ЛИКВИДАЦИИ КОМИССИИ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР, А ТАКЖЕ РЕСПУБЛИКАНСКИХ. КРАЕВЫХ И ОБЛАСТНЫХ КОМИССИЙ ПО ЭВАКУАЦИИ ПОЛЬСКИХ ГРАЖДАН 

В связи с тем, что работа республиканских, краевых и областных комиссий, а также Комиссии при Совете Министров Союза ССР по эвакуации польских граждан с территории СССР в Польшу в соответствии с соглашением между правительством Союза ССР и Временным правительством Национального Единства Польской республики от 6 июля 1945 г. закончена, Совет Министров СССР постановляет:

Ликвидировать с 15 октября 1946 г. республиканские, краевые и областные комиссии, а также Комиссию при Совете Министров СССР по эвакуации польских граждан. Возложить на Советскую делегацию в смешанной Советско-польской комиссии рассмотрение поступающих жалоб на решения областных, краевых и республиканских комиссий, а также заявлений от граждан польской и еврейской национальностей, желающих переселиться в Польшу. Обязать председателя Советской делегации в Смешанной Советско-польской комиссии тов. Александрова до 1 декабря 1946 г. подготовить особое соглашение между Правительством СССР и Польским правительством о взаимных расчетах по расходам, связанным с переселением граждан в Польшу и из Польши в СССР.

Председатель Совета Министров Союза ССР
И. СТАЛИН 
Управляющий делами Совета Министров Союза ССР
Я. ЧАДАЕВ

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
в ЦК КПСС

9-10 января 1956 г.

В соответствии с постановлением Совета Народных Комиссаров от 01.01.01 г. № 000-120 совершенно секретно из Украинской ССР в 1936 г. в порядке очищения районов, граничащих с Полыней, были переселены в Казахскую ССР лица польской национальности. В Казахстане они были расселены в специально созданных поселках и организованы в колхозы, а часть трудоустроена в совхозах и местных колхозах. В настоящее время подавляющее большинство поляков добросовестно трудятся в колхозах, совхозах и промышленных предприятиях, имеют собственные дома и приусадебные участки.

Всего на учете спецпоселений в органах МВД их состоитчеловек. Учитывая, что эти лица на спецпоселении находятся 20 лет, полностью включились в хозяйственную и культурную жизнь областей Казахской ССР, а районы, из которых они выселены, в настоящее время пограничными не являются, Комиссия вносит предложение снять ограничения поспецпоселению с лиц польской национальности, выселенных в 1936 г. из пограничных районов Украинской ССР. Проект постановления ЦК КПСС прилагается. 

Р. РУДЕНКО, С. ПЕРЕВЕРТКИН, И. СЕРОВ, К. ГОРШЕНИЯ 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК КПСС №32

от января 1956 г.

О СНЯТИИ ОГРАНИЧЕНИЙ ПО СПЕЦПОСЕЛЕНИЮ ЛИЦ ПОЛЬСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ, ВЫСЕЛЕННЫХ В 1936 г. ИЗ ПОГРАНИЧНЫХ С ПОЛЬШЕЙ РАЙОНОВ УКРАИНСКОЙ ССР

Снять с учета спецпоселений и освободить из-под административного надзора органов Министерства внутренних делчеловек поляков и членов их семей, выселенных с погран-районов Украинской ССР в 1936 году.

- Установить, что снятие с лиц польской национальности ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращение им имущества, конфискованного при выселении, и что они не могут возвращаться в области, из которых были выселены.

*Далее следуют пункты о выделении стройматериалов для обустройства переселенцев

**С 26 февраля 1941 г. по 12 сент. 1952 г. - зам. наркома внутренних дел Союза ССР. Генерал-полковник. Умер 12 сент. 1952г. 

http://*****/article/_upadyshevnv/5

ГУЛАГ на Европейском Севере России: генезис, функционирование, распад ( гг.) (08.12.2008)

Упадышев Николай Васильевич
Из опубликованных источников выделяются своей фундаментальностью и значимостью серия сборников, изданных международным фондом «Демократия», и вышедшее в гг. документальное издание «История сталинского Гулага».

Наиболее значимым на сегодня является издание коллекции документов «История сталинского ГУЛАГа», содержащее обширный комплекс архивных материалов, хранящихся в фондах Государственного архива Российской Федерации, Центрального архива ФСБ РФ, Российского государственного архива новейшей истории, Российского государственного архива социально-политической истории и архива НИПЦ «Мемориал». Уникальность издания выражается, во-первых, в объеме, репрезентативности и тщательности подбора опубликованных документов, позволяющих объективно и всесторонне исследовать историю советской карательно-репрессивной системы и ГУЛАГа, во-вторых, в наличии в каждом томе вступительных статей, раскрывающих понимание проблемы авторами сборника.

Важными для осмысления советской репрессивной политики представляются документальные издания по проблеме сталинской политики в деревне, раскрывающие процесс принудительного раскрестьянивания в СССР. Опубликованные в них источники центральных и местных архивов позволяют не только осмыслить сталинскую политику в деревне, но и понять роль и логику взаимодействий центральных, региональных и местных органов власти. Различные аспекты сталинской репрессивной политики, системы лагерей и спецпоселений раскрываются и в других сборниках документов.

Особую значимость в исследовании проблемы представляют комплексы опубликованных документов, подготовленные исследователями, работающими в регионах. Такие коллекции архивных документов раскрывают региональный аспект советской карательно-репрессивной системы и ГУЛАГа.

Заметным событием на Архангельском Севере стало издание Поморского мемориала (Книга памяти жертв политических репрессий), поименно называющего многих невинно пострадавших от сталинских репрессий, и Поморской энциклопедии, содержащей материалы по истории отдельных гулаговских образований, функционировавших на территории Архангельской области.

Активная работа по публикации архивных материалов проводится в Коми республике, где особый исследовательский интерес представляют комплексы документов, содержащихся в мартирологе «Покаяние» и сборнике документов «Спецпоселки в Коми области. По материалам сплошного обследования. Июнь 1933 г.».

В числе источников, раскрывающих судьбы «наказанных» советской властью польских граждан, важное место занимает серия книг под названием «Индекс репрессированных», публикуемых варшавским издательским центром «КАРТА» в сотрудничестве с НИТПЦ «Мемориал» (Москва). Среди 17 вышедших в свет сборников в контексте исследуемой проблемы особую значимость имеют X («Заключенные лагерей Воркутинского региона»), XIV («Польские спецпереселенцы в Архангельской области») и изданный в 2005 году XVII выпуск («Польские спецпереселенцы в Вологодской области»). Последний сборник, подготовленный в сотрудничестве НИПЦ «Мемориал» (Москва), УВД Вологодской области и центром «КАРТА», содержит алфавитный список 14 226 польских граждан, высланных в 1940 г. из западных областей БССР и УССР в Вологодскую область.

Хорошим подспорьем для исследователей является справочник, подготовленный обществом «Мемориал» (Москва) и ГАРФ, в котором дается краткая характеристика около пятисот лагерей, а также справочное издание, посвященное истории центрального аппарата органов внутренних дел и государственной безопасности СССР, где впервые приводятся сведения о структуре ведомств и биографические данные об их руководителях. Своеобразным источником, содержащим информацию о лагерной субкультуре, социально-бытовом и правовом положении заключенных является справочник, подготовленный бывшим узником ГУЛАГа Ж. Росси.

Документальную основу исследования составляют материалы Государственного архива Российской Федерации, Российского государственного архива социально-политической истории, областных архивов: государственного архива общественно-политических движений и формирований Архангельской области, архива Управления внутренних дел при администрации Архангельской области, Вологодского областного архива новейшей политической истории.

Общность происхождения, сходность содержания, уровень репрезентативности и достоверности комплекса использованных документов, а также применение единой методики работы с архивными материалами позволяют их классифицировать.

К первой группе источников относится документация центральных, региональных и местных органов Коммунистической партии, включающая решения партийных съездов, пленумов, Политбюро ЦК ВКП (б) – КПСС, республиканских, краевых, областных и районных партийных организаций, а также материалы партийных органов по различным аспектам деятельности советской карательно-репрессивной системы и ее региональной составляющей. Значимость данного комплекса источников объясняется особым положением, которое занимала в советской политической системе Коммунистическая партия, представлявшая собой «руководящую и направляющую силу», определявшую развитие всех сфер советского общества. Исключительно важным является анализ партийных решений, принятых в переломные для советской карательно-репрессивной системы периоды.

Вторую группу источников составляют законодательные и подзаконные нормативные акты советских органов власти: кодексы, законы и указы Президиума Верховного Совета СССР, постановления и распоряжения ЦИК и СНК, Совмина СССР, Государственного комитета обороны, директивы и приказы ОГПУ-НКВД-МВД, НКГБ-МГБ СССР и др.

Среди источников данной группы особое место занимают приказы и директивы ОГПУ-НКВД-МВД, в том числе и принятые совместно с НКГБ-МГБ и Прокуратурой СССР, основная часть которых отложилась в Государственном архиве Российской Федерации (фонд 9401). В комплексе директивных материалов наибольший исследовательский интерес представляют приказы ОГПУ-НКВД-МВД СССР, содержащие информацию об организации, ликвидации и реорганизации учреждений исполнения наказания, приказы с объявлением и изменением их дислокации и приказы по личному составу.

Третья группа источников, составившая основу диссертационного исследования, представляет собой огромный массив делопроизводственной документации (инструкции, циркуляры и распоряжения партийных и советских органов, ОГПУ-НКВД-МВД, ГУЛАГа, их региональных структур, управлений ИТЛ). Среди данного комплекса источников особую ценность представляет делопроизводственная документация ОГПУ-НКВД-МВД СССР, сосредоточенная в Государственном архиве Российской Федерации в фонде 9414 (фонд ГУЛАГ), в фонде 9479 (фонд спецпоселений) и в фондах специализированных производственных главков и управлений (фонды 8360, 8361, 9407 и другие).

В достаточно хорошо сохранившемся фонде ГУЛАГа особую ценность представляют приказы начальников ГУЛАГа, протоколы совещаний при начальнике ГУЛАГа, докладные записки и рапорты руководства ГУЛАГа на имя наркома (министра) внутренних дел, переписка ГУЛАГа с ЦК ВКП (б), ЦК КПСС, Совнаркомом, Совмином СССР и РСФСР, Прокуратурой, Верховным судом СССР и РСФСР, региональными органами ГУЛАГа и ИТЛ, производственные, финансовые планы и отчеты, ведомственная статистика, фотодокументы и служебные карточки сотрудников лагерей.

В фонде 9479 представлен значительный массив архивных материалов, посвященных истории системы спецпоселений, среди которых особую значимость имеют документы, раскрывающие процесс генезиса и функционирования региональной сети спецпоселений.

Комплекс делопроизводственной документации может быть классифицирован на несколько подгрупп.

К первой подгруппе документации относятся материалы организационно-распорядительного характера (инструкции, циркуляры и распоряжения ОГПУ-НКВД-МВД, ГУЛАГа, их региональных структур, управлений ИТЛ и др.), регламентировавшие деятельность системы спецпоселений и исправительно-трудовых лагерей. Использование данного массива документов позволяет выявить механизм реализации принятых высшими партийными и советскими органами решений и директив в масштабе ГУЛАГа, его структурных и региональных подразделений.

Вторую подгруппу делопроизводственной документации составляет докладная (контрольная) документация, представленная отчетами, докладными записками, информационными и аналитическими обзорами, донесениями, актами обследования, выполненными аппаратами партийных, советских и карательно-репрессивных органов различного уровня. Использование данного комплекса документов позволило выявить характер взаимоотношений между партийными и советскими органами, с одной стороны, и карательно-репрессивным ведомством, с другой, а также между ОГПУ-НКВД-МВД и его управленческими и региональными структурами.

Третья подгруппа делопроизводственной документации содержит учетно-статистические материалы, основу которых составляют справки Учетно-распределительного отдела, Спецотдела, Отдела спецпоселений, сводки 2-го управления ГУЛАГа, докладные записки руководству ОГПУ-НКВД-МВД СССР и ГУЛАГа о численности, составе и трудовом использовании спецпоселенцев и заключенных. Среди них особый исследовательский интерес представляют сводные карточки учета движения заключенных, в которых имеются данные о списочном составе заключенных на начало каждого года, месяца, декады, о количестве прибывших в лагерь и убывших из него лиц. Для сверки этих данных, а также в тех случаях, когда указанная информация отсутствовала, использовались сведения, содержащиеся в других источниках (карточки учета состава заключенных, различного рода справки, отчеты, докладные записки акты приема-сдачи лагерей). При этом достаточно часто в разных архивных документах встречались параллельные и пересекающиеся данные, что свидетельствует об их достоверности. Использование данной статистики позволило проанализировать динамику численности лагерных заключенных в масштабах ГУЛАГа и в разрезе региональной сети исправительно-трудовых лагерей.

Важный информативный ряд представляет мемуарная литература. Несмотря на субъективно-эмоциональный характер воспоминаний жертв политических репрессий и очевидцев лагерной действительности, они представляют собой существенный источник информации, позволяющий детализировать и оживить историю ГУЛАГа.

Тщательный источниковедческий анализ огромного массива опубликованных и неопубликованных документов и материалов, проделанный соискателем, позволяет утверждать репрезентативность и достоверность представленного диссертационного исследования, его основных положений и выводов.

Во второй главе «Генезис ГУЛАГа в гг.» исследуется предыстория, процесс зарождения и становления ГУЛАГа.

Предыстория ГУЛАГа связана с возникновением и функционированием в первые годы существования Советской власти сначала концентрационных лагерей, а затем лагерей принудительных работ, особое место среди которых занимал Соловецкий лагерь особого назначения. Эта роль Соловецкого лагеря выразилась в том, что он явился учреждением исполнения наказания, во-первых, по образу которого, создавалась советская лагерная система, а во-вторых, на основе подразделений которого был образован ряд новых исправительно-трудовых лагерей

С конца 1920-х годов в СССР начался процесс формирования новой системы исполнения наказания, основу которой стали составлять образованные, «по типу Соловецкого», исправительно-трудовые лагеря, для руководства которыми в 1930 г. было создано Главное управление лагерей.

По мнению диссертанта, зарождение ГУЛАГа было обусловлено политическими, экономическими и идеологическим факторами. Объективно необходимая для поступательного развития советского общества модернизация, в силу ее догоняющего характера, детерминированности большевистской доктрины и установок на уничтожение «классово чуждых элементов», реализовалась в политике и практике форсированной индустриализации, сплошной коллективизации и массовых репрессий в отношении различных слоев советского народа. Форсированный вариант индустриализации в условиях острого дефицита внутренних источников обусловил использование со стороны государства преимущественно мобилизационно-насильственных методов его реализации. Сталинское руководство осознанно пошло по пути компенсации недостающих ресурсов сверхэксплуатацией так называемого «человеческого фактора», составной частью которой стало широкомасштабное применение принудительного труда спецконтингента, особенно в отдаленных, малообжитых, но богатых природными ресурсами регионах.

Политическое решение о создании лагерной системы принималось в острой дискуссии, предметом которой, по мнению диссертанта, являлись не только межведомственные разногласия ОГПУ и НКВД РСФСР по вопросу подчиненности исправительно-трудовых лагерей. Дискуссия в высших эшелонах власти обнажила разные подходы в определении концепции развития советской карательно-репрессивной системы. Если Сталин и его окружение занимали позицию ужесточения карательно-репрессивной политики и добивались создания закрытой для общества пенитенциарной системы, то их оппоненты и, прежде всего руководитель НКВД РСФСР , имплицитно отстаивали идею образования открытой и подконтрольной советским органам власти системы исполнения наказания. Позиция становится более очевидной, если ее рассматривать в контексте его оценок, данных осуществляемой политике депортации «кулацких» семей. Охарактеризовав, как крайне тяжелое, положение высланных в Северный край «кулацких» семей и заняв принципиальную позицию в вопросе о неправильно высланных «кулаках», руководитель НКВД РСФСР фактически ставил под сомнение целесообразность проводимой в деревне сталинской политики.

В результате реорганизации система исполнения наказания в начале 1930-х годов включала две составляющие: исправительно-трудовые лагеря, находившиеся в ведении ОГПУ, и общие места заключения, оказавшиеся в подчинении республиканских НКЮ. Основной из них являлась лагерная система. Перестройка советской пенитенциарной системы и развитие ее по гулаговской модели в условиях «Великого перелома», когда утверждались чрезвычайные методы руководства, были вполне логичным, соответствовавшим сталинским установкам явлением.

С принятием политического решения о переходе к системе исправительно-трудовых лагерей их число неуклонно возрастало. Если в 1932 г. в СССР функционировали 11 лагерей ГУЛАГа, то в середине 1937 г. – 18. Вместе с тем возрастала и численность содержавшихся в них заключенных: в 1930 гтыс., в 1931 г. – 212 тыс., в 1932 г. – 268,7 тыс., в 1933 г. – 334,3 тыс., в 1934 г. – 510,3 тыс., 1935 г. – 725,5 тыс., в 1936 г. – 839,4 тыс., в 1937 г. – 820,9 тыс. человек (данные на 1 января каждого года).

Одновременно с реорганизацией осуществлялась централизация советской карательно-репрессивной системы, в результате которой все места лишения свободы оказались в подчинении НКВД СССР. Постановлением Центрального исполнительного комитета СССР от 01.01.01 г. был образован общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел, в состав которого вошло ОГПУ. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 01.01.01 г. в ведение общесоюзного наркомата внутренних дел были переданы все учреждения исполнения наказаний, находившиеся в подчинении наркоматов юстиции союзных республик.

Функционирование системы исправительно-трудовых лагерей в период ее становления определялось действием двух основных факторов. Во-первых, тем, что в этот период лагерная составляющая не являлась приоритетной в деятельности ГУЛАГа, т. к. главку приходилось, главным образом, решать проблемы переданной в 1931 г. в его ведение «кулацкой ссылки». Другим фактором являлось отсутствие четкой, увязанной с народнохозяйственными планами развития страны и регионов программы формирования системы исправительно- трудовых лагерей, что вынуждало Главное управление лагерей действовать спонтанно, в экспериментальном режиме.

На этом этапе образованные в периферийных регионах лагеря, несмотря на разную производственную специализацию, представляли собой крупные лагерно-производственные структуры (Ухто-Печорский, Беломоро-Балтийский, Дальне-Восточный и другие ИТЛ), осуществлявшие комплексное социально-экономическое освоение огромных территорий страны. Небольшие лагерные образования (Вайгачская, Ухтинская экспедиции и другие) создавались для решения локальных хозяйственных задач, после выполнения которых они прекращали свое существование как самостоятельные структуры.

Деятельность исправительно-трудовых лагерей, их способность решать сложные народнохозяйственные задачи в экстремальных условиях, при минимальных государственных затратах окончательно убедили руководство страны в правильности развития пенитенциарной системы по гулаговской модели.

В данном контексте особую роль сыграл Европейский Север России, ставший регионом, на территории которого были созданы первые лагерные образования (Соловецкий и Северные лагеря особого назначения, Беломоро-Балтийский, Ухто-Печорский ИТЛ) и отрабатывались основные принципы организации и функционирования советской системы исправительно-трудовых лагерей.

В третьей главе «Спецпереселенцы на Европейском Севере России» исследуется проблема расселения, трудового использования, правового и социально-бытового положения депортированных в регион «кулацких» семей и польских граждан.

Одновременно с генезисом лагерной системы происходил процесс становления «кулацкой ссылки», появление которой стало следствием политики форсированной коллективизации и «ликвидации кулачества как класса», преследовавшей ряд взаимосвязанных целей.

Во-первых, отмена аренды земли, запрет на применение наемного труда, конфискация средств производства, скота, хозяйственных и жилых построек, предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции и семенных запасов призваны были подорвать экономическую основу «кулацких» хозяйств. Передача в неделимые фонды коллективных хозяйств конфискованных производственных средств и имущества должна была укрепить материально-техническую базу организуемых колхозов.

Во-вторых, вовлечение в процесс раскулачивания сельсоветов, представителей колхозов, батрацко-бедняцких комитетов, с одной стороны, обеспечивало социальную основу новой политики в деревне и возложение ответственности за ее реализацию на сельские низы. С другой стороны, искусственно вносимый в крестьянскую среду раскол создавал благоприятные условия для манипулирования сельскими массами.

В третьих, карательно-репрессивные меры, в том числе высылка с постоянного места жительства, направленные против «контрреволюционного актива» крестьянства обеспечивали дешевой рабочей силой периферийные регионы страны и являлись средством запугивания тех, кто не желал вступать в колхозы.

Среди органов власти и ведомств, занимавшихся проблемой раскулачивания, особую роль играло ОГПУ, ставшее основным инструментом в реализации политики раскулачивания.

Политика раскулачивания осуществлялась на всей территории страны. Однако по характеру решаемых задач районы существенно различались. Условно всю территорию страны можно разделить на регионы, где доминантной являлась задача высылки раскулаченных крестьян, и территории, призванные обеспечить прием и расселение депортированных «кулацких» семей.

В числе регионов, где местным органам власти пришлось заниматься вопросами приема, расселения и обустройства высланных крестьянских масс, оказался Северный край, ставший пионером в реализации этой сложной и многоплановой задачи.

Переложив на начальной стадии основную часть работы и ответственности по организации «кулацкой ссылки» на краевые органы власти, центр поставил их в очень тяжелые условия. Северный край оказался не готовым к размещению огромной массы людей, и спецпереселенцы заведомо ставились в очень тяжелые условия жизнедеятельности.

Раскулачивание, принудительная высылка, социально-бытовая и хозяйственная неустроенность, голод привели к нарастанию недовольства среди высланных «кулаков», которое очень быстро переросло в движение протеста. В Северном крае протестные выступления, в основном, проявились в пассивной форме – письмах-жалобах, антисоветских высказываниях и т. п. Вместе с тем, имели место и открытые, с применением силы, выступления спецпереселенцев. Подобные инциденты произошли в г. Котласе и на железнодорожной станции Луза Северо-Двинского округа Северного края.

Протестные выступления носили стихийный характер и являлись ответной реакцией раскулаченных на репрессивные действия властей. Они изначально были обречены на поражение, т. к. инициатива находилась на стороне государства. Выступления высланных «кулацких» семей являлись продолжением их противоборства с властью, начатого еще в процессе раскулачивания, но уже на чужой для них территории и в новых социально-экономических и политических условиях.

Массовая депортация крестьянства в отдаленные районы страны свидетельствовала о трансформации переселенческой политики государства. Сталинское руководство, отказавшись от традиционной, основанной на принципе добровольности, политики переселения и колонизации неосвоенных территорий, с весны 1930 г. перешло к спецколонизации, выразившейся в принудительном переселении различных «наказанных» властью категорий людей в периферийные, предназначенные для хозяйственного освоения, регионы. В Северном крае к 105832 лагерным заключенным, отбывавшим срок в Соловецком и Северных лагерях особого назначения (по состоянию на 1 июня 1930 г.) добавилось 230065 прибывших в регион в феврале-апреле 1930 г. «кулаков», что суммарно составило около 13% от численности населения края.

Неспособность властей всех уровней обеспечить элементарные условия жизнедеятельности «кулацких» семей привела к тому, что из 230370 раскулаченных, прибывших в край в 1930 г., лишь 103970 человек (45,1%) оказались в районах постоянного расселения. При этом число бежавших составило 39743 человека (17,3%), умерших – 21213 человек (9,2%).

Данные результаты свидетельствуют о том, что в 1930 г. сталинскому руководству удалось осуществить лишь деструктивную карательно-репрессивную составляющую политики раскулачивания. Путем принудительной высылки из деревни тех, кто был неугоден власти, и, ликвидации их хозяйств, государству удалось разрушить экономическую основу и уклад жизни зажиточного слоя крестьянства. Колонизационная составляющая, выражавшаяся в социально-бытовом и хозяйственном обустройстве спецпереселенцев в местах постоянного проживания, не была реализована. Вследствие этого огромные массы людей оказались в положении маргиналов, вынужденных существовать на грани физического выживания.

Сложная ситуация, сложившаяся в «кулацкой ссылке», обусловила ее передачу в 1931 г. в ведение ГУЛАГа ОГПУ. Данный шаг свидетельствовал о том, что в условиях, когда советские органы оказались неспособными организовать нормальное функционирование системы спецпоселений, сталинское руководство задействовало чрезвычайные, уже накопившие опыт работы со спеконтингентом органы. В результате ГУЛАГ превратился в основного «держателя» огромной массы дешевой рабочей силы. К 212000 заключенным исправительно-трудовых лагерей, находившихся в ведении ГУЛАГа (по состоянию на 1 января 1931 г.), прибавилось 1427539 спецпереселенцев (по состоянию на 15 августа 1931 г.).

Анализ динамики численности спецпереселенцев в Северном крае свидетельствует о том, что уже к 1932 г. произошло значительное сокращение численности спецпереселенцев в крае. Всего в гг. в Северный край было выселено 58271 «кулацкая» семья (с учетом внутрикраевого переселения – 3061 семья) или около 275 тыс. человек, что составляло 15,2% от общей численности выселенных в стране. Абсолютное большинство «кулаков» прибыло в край в 1930 г. – 230370 человек (46623 семьи). Однако на учете в 1932 г. состояло лишь 120509 (9,2% от всех спецпереселенцев в стране), в 1933 г. – 112266 человек (9,8%) - все данные по состоянию на 1 января. В последующие годы численность спецпоселенцев в Севкрае и их удельный вес в общем количестве выселенных в стране оставались относительно стабильными: в 1934 г. – 79537 человек (7,4%), в 1935 г. – 71932 (7,1%), в 1936 г. – 70774 (7,7%), в 1937 г. – 65075 (7,4%) соответственно (все данные по состоянию на 1 января).

Oреализации задач форсированной индустриализации был отдан другой, более мобильной категории спецконтингента - лагерным заключенным. В результате многие функции, выполняемые в системе спецпоселений ГУЛАГом, с 1936 г. постепенно передавались в ведение краевых и областных органов власти.

Реорганизация Северного края, завершившаяся образованием в 1937 г. трех самостоятельных административных субъектов (Коми АССР, Архангельская и Вологодская области), никоим образом не отразилась на функционировании региональной сети спецпоселений и положении содержавшихся в них трудпоселенцах.

Анализ правового и статусного положения депортированных «кулацких» семей свидетельствует о том, что формирование нормативной базы, регулировавшей жизнедеятельность «кулацкой ссылки», происходило спонтанно, по принципу целесообразности.

На начальном этапе существования системы спецпоселений правовое положение спецпереселенцев было неопределенным. Фактически, они оказались в положении «лишенцев», т. е. тех, кто по Конституции РСФСР 1918 г. не имел права избирать и быть избранным в советские органы власти, что автоматически влекло за собой ограничение и дискриминацию в других сферах жизни.

В дальнейшем правовое положение «бывших кулаков» менялось как по «восходящей» (ослабление ограничений), так и по «нисходящей» (усиление дискриминации) линиям. Однако основная норма, запрещавшая «бывшим кулакам» покидать место высылки, всегда сохранялась.

Сложившаяся к концу 1930-х годов система прав и обязанностей «бывших кулаков» носила ассиметричный характер, когда обязанности доминировала над правами. И если по социально-экономическому положению раскулаченные приблизились к гражданскому населению, то в отношении гражданских прав к ним продолжала применяться практика дискриминаций и ограничений.

Система прав и обязанностей спецпоселенцев определяла их статусное положение, которое с изменением нормативной базы также менялось. Если в начальный период существования «кулацкой ссылки» основная масса спецпоселенцев была лишена гражданских прав и представляла собой однородную социальную страту маргиналов – «лишенцев», то в процессе становления системы спецпоселений внутри ее происходила статусная дифференциация. Во второй половине 1930-х годов спецпоселенцы делились на две основные категории: восстановленных в гражданских правах и тех, кто таких этих прав был лишен.

Реальное положение спецпоселенцев, впрочем, как и других слоев советского общества эпохи сталинизма, зависело не только от наличия формальных прав, но и от того, насколько та или иная группа людей или индивид были лояльны и приближены к власти и к ее носителям. В советском обществе при низком уровне жизни основной массы населения и декларировании формальных атрибутов народовластия выделялись привилегированные группы, обладавшие значительными статусными и материальными преимуществами, не легализованными в законах. В системе спецпоселений к такой привилегированной категории относились спецпоселенцы, занятые в административно-управленческом аппарате комендатур, работавшие по специальности врачи, средний медицинский персонал, учителя, землеустроители и др., а также сексоты. Все они, выполняя определенные, в том числе специфические, функции, оказывались приближенными к администрации комендатур, что позволяло им пользоваться более лояльным к себе отношением и дополнительными льготами. Данный порядок жизнедеятельности спецпоселений не только устраивал администрацию комендатур, но и активно ею насаждался, так как позволял контролировать ситуацию в «кулацкой ссылке».

Государственная политика раскулачивания и депортации крестьян в периферийные регионы страны поставила их на грань выживания. Абсолютное большинство спецпоселенцев, оказавшись в новых для них социально-политических и природно-климатических условиях, вынуждено было смириться с навязанными государством «правилами игры» и, руководствуясь стратегией выживания, мобилизовать все свои силы для обеспечения будущего своих семей.

Ужесточение карательно-репрессивной политики советского государства в конце 1930-х годов привело к появлению новых категорий спецпоселенцев, в числе которых оказались высланные в 1940 г. из западных областей Белоруссии и Украины польские осадники и беженцы.

В ходе депортации осадников, начавшейся 10 февраля 1940 г., было переселено 139596 человек. Наибольшее их число оказалось в Архангельской области – 8084 семей, в Вологодской области – 1586, в Коми АССР – 2191 семья. Летом 1940 г. к ним добавились 25682 семьи (76382 человека) депортированных, в том числе в Архангельскую область – 4, в Вологодскую область – 1, в Коми АССР – 2778 семей (8985 человек), польских беженцев.

Правовое и социально-бытовое положение высланных поляков было идентично режиму «кулацкой ссылки». Применявшаяся в отношении «бывших кулаков» дискриминационная норма, запрещавшая покидать места ссылки, распространялась и на депортированных поляков.

Следует отметить, что употребление применительно к данной категории спецпереселенцев термина «поляки» означает не национальную, а гражданскую принадлежность. В действительности состав «поляков» был многонациональным. В Архангельской области в начале 1941 г. в составе осадников (40086 человек) было 32828 поляков, 11 евреев, 1693 украинца, 4850 белорусов, 81 немец и 623 человека других национальностей, среди беженцев (12367 человек) – 804, 11333, 8, 50, 11 и 161 соответственно. В Коми АССР в составе осадников (9992 человека) поляки составляли 8992, евреи – 1, украинцы – 898, белорусы – 14, немцы – 5 и прочие национальности – 82 человека, среди беженцев (8730 человек) было 8596 евреев, 131 поляк, 2 украинца.

Советско-польский договор от 01.01.01 г. о союзнических отношениях изменил положение польских спецпереселенцев. Амнистированные в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 01.01.01 г. «О предоставлении амнистии польским гражданам, содержавшимся в заключении на территории СССР» поляки составили основу двух сформированных на территории СССР польских армий (под командованием В. Андерса и З. Берлинга). Многие из освобожденных поляков, в связи с невозможностью возвращения на оккупированную немцами родину, остались жить в спецпоселках, часть из них воспользовалась предоставленным правом выезда в южные регионы СССР.

Таким образом, в начале 1940-х годов важной составной частью ГУЛАГа стала система польских спецпоселений. Депортированные поляки, также как и «бывшие кулаки», оказались не только прикрепленными к определенной территории, но использовались как дешевая рабочая сила в экономике принудительного труда. Спецпереселенцы-поляки, руководствуясь стратегией выживания, вынуждены были приспосабливаться к экстремальным социальным и природно-климатическим условиям. Те, кто не сумел адаптироваться к ним, сгинули в гулаговском «архипелаге».

В четвертой главе «Исправительно-трудовые лагеря в гг.» исследуется функционирование региональной лагерной сети в период наивысшего развития советской лагерной системы, в рамках которого выделяются довоенный, военный и послевоенный этапы, характеризовавшиеся проявлением как общих, так и особенных черт.

В довоенный период наблюдался процесс экспансии лагерной системы, обусловленный ужесточением карательно-репрессивной политики в годы «большого террора».

Осуществление политики «большого террора» привело к существенному росту числа лагерных заключенных. Из общего числа осужденных в гг. (1344923 человека) 634820 человек (47,2%) были направлены в лагеря и в тюрьмы. Если в 1937 г. численность лагерного контингента в СССР составляла то в 1939 году - уже 1317195 человек (данные на 1 января каждого года).

Значительный рост числа осужденных к лагерным срокам и потребность в дешевой рабочей силе для реализации возросших планов индустриализации обусловили расширение лагерной системы и диверсификацию ее хозяйственной деятельности. Данный процесс осуществлялся по различным производственным направлениям и разными способами.

Резко возросший поток лагерных заключенных привел к значительному расширению сети лагерей лесозаготовительного профиля, что объясняется меньшими затратами, необходимыми для их организации, и преобладанием в данной отрасли физического, неквалифицированного труда, не требовавшего специальной профессиональной подготовки. На Европейском Севере России в предвоенные годы были образованы Каргопольский, Кулойский, Онежский (Архангельская область), Усть-Вымский (Коми АССР) лесозаготовительные лагеря.

Вместе с тем исправительно-трудовые лагеря создавались и в других отраслях промышленности. В регионе таковыми являлись Архангельский, Северодвинский, Ягринский (Архангельская область), Вытегорский, Опокский, Череповецкий (Вологодская область), Воркутинский, Северный железнодорожный, Северо-Печорский (Коми АССР) ИТЛ.

Расширение лагерной системы происходило разными способами. Во-первых, путем «отпочкования», т. е. создание самостоятельных лагерей на базе подразделений уже действовавших ИТЛ. Таким образом произошло расширение сети исправительно-трудовых лагерей в Коми АССР, где в результате поэтапной реорганизации в 1938 г. на основе действовавшего Ухто-Печорского ИТЛ были созданы четыре самостоятельных лагеря, подчиненных ГУЛАГу: 1) Воркуто-Печоский ИТЛ (центр - г. Воркута), предназначенный для сооружения шахт, добыче угля и строительству барж; 2) Ухто-Ижемский ИТЛ (центр - пос. Чибью) – разведка и добыча нефти, газа, асфальтитов и переработка радиоактивной воды; 3) Северный железнодорожный ИТЛ (центр - пос. Княжпогост) – строительство железной дороги Котлас – Воркута; 4) Усть-Вымский лесозаготовительный ИТЛ (центр - пос. Усть-Вымь).

Другим способом расширения лагерной системы стала организация новых лагерей, обусловленная возложением на ГУЛАГ дополнительных народнохозяйственных задач. Таким образом на Европейском Севере России были образованы Архангельский, Северо-Двинский, Ягринский, Вытегорский, Опокский и Череповецкий исправительно-трудовые лагеря.

В контексте данной проблемы требует осмысления вопрос выяснения факторов и причин, обусловивших создание многих лагерей не на пустом месте, а на базе уже действовавших хозяйственных структур, использовавших труд гражданского населения. Если организация лагерей на базе действовавших леспромхозов может иметь какую-то логику - таким образом государство пыталось при дефиците рабочей силы в лесной промышленности обеспечить выполнение все возраставших планов лесозаготовок, то передача в ведение ГУЛАГа строившихся промышленных объектов, требовавших применения высококвалифицированного труда, объяснить сложно.

http://*****/2682

По следам поляков в Верхнетоемском районе Архангельской области в годы сталинских репрессий

Советский Север в 30-е годы ΧΧ века

Архангельская, Вологодская, Северо-Двинская и Коми автономная область, - это все Северный Край, и с 14 января 1929года их центром являлся Архангельск.

В это время в СССР шла коллективизация, началось раскулачивание, и с февраля до начала мая 1930 года на Север было выслано 67% из 69407 раскулаченных семей. В январе 1930г. для организации и создания системы специальных поселков при Крайкоме ВКП (б) была создана комиссия в количестве 3 человек под руководством секретаря Крайкома . В феврале эта комиссия вместе с органами ОГПУ разработала план расселения « на короткое время» в Крае « кулацких семей».

Труд раскулаченных использовался в основном на лесозаготовках и сплаве леса, на разработках недр и мелиорации, на строительстве дорог и т. д. Спецпоселки строили в глухих, безлюдных местах, из-за того, что раскулаченные - взрослые работоспособные люди, должны были стать постоянной рабочей силой в лесной промышленности.

В Северном Крае с июня 1930 года создается система спецпоселений. По плану надо было построить 25 спецпоселков с бревенчатыми бараками и столовой. Для этого требовалось 62 вагона досок и горбылей. На 1 февраля 1932 года только 56% семей было обеспечено постоянным жильем.

Молодому поколению 30-х годов в деревнях и спецпоселках рано пришлось стать взрослыми. Едва окончив начальную школу, им приходилось идти на работу, чтобы не умереть с голоду. Работали в колхозах «за пустые палочки», получать было нечего, все разбирали авансом. А зимой молодежь в возрасте 15-16 лет уже «выписывали» на лесозаготовки. Отказаться было нельзя. Там мальчишки валили лес, а девчонки обрубали сучья, разделывали ручными пилами «сортовками» лес на сортименты, укладывали в штабеля. Все делали вручную. Это был невыносимо тяжелый труд для взрослых, не то что для детей, а они трудились наравне со взрослыми. Жили в общих бараках, спали на общих нарах. В баню, которую топили только один раз в неделю, ходили все вместе, столовых в делянках не было. Кружка заваренной чаги и замерзший хлеб с солью - вся еда лесоруба. Сушились и грелись у костра, там же кормили лошадей.

После длительной зимовки на лесобазе, весной возвращались домой. Молодежь старалась вырваться из колхозной кабалы.

Многие сезонные лесобазы Верхнетоемского района Архангельской области были превращены в спецпоселки для репрессированных.

Спецпоселок «Кресты»

В 1933 году для выкатки (из Северной Двины ) сплавляемых дров и потерявших технические свойства поделочника, директором ЛПХ (леспромхоза) Тулубенским, определены места, в том числе стоянка «Крест» («Крест Двинской") - спецпоселок для высланных «кулаков». Спецпереселенцев разместили в нескольких бараках, наскоро построенных из сырых бревен. Так возникла стоянка для колесных пароходов – их загружали здесь дровами для паровых котлов.

«Раскулаченные» заготовляли дрова из фаутной (сплавляемой) древесины укладывали их в длинные поленницы, вручную корили скобелем сортименты и укладывали в штабеля (бурты).

И в 1934 году начинается строительство новых бараков. Стройкой руководит Гаврила Павлович Мысов. Каждый шаг «трудсилы» лесобиржы (лесной биржи) «Крест Двинской» контролирует ответственный исполнитель по спецпереселению ЛПХ (в 1934 – 1939 гг.) - Яков Матвеевич Дунаев и начальник секретно-мобилизационного сектора по ЛПХ - Петр Осипович Монтлевич (1гг).

В общем по Северному Краю сложилась опасная ситуация в связи с «халатно-преступным» отношением хозяйственных руководителей к трудоспособным спецпереселенцам. Положение резко ухудшилось с началом голода среди их семей, увеличилась смертность. Участились побеги, бунты. Так, с 1 сентября 1931 г. по 1 мая 1933 г. из спецпоселков Северного края сбежало 45784 человека, умерло от голода и холода, болезней почти 23 тысячи трудоспособных спецпереселенцев.

Польская девушка Анна Карлович в «кулацкой ссылке»

Аня родилась 16 июля 1912 года в большой польской семье. Ее дед - Карлович Франц - основатель их семьи, построил дом в белорусской деревне Кривое Село, взял в аренду землю. Когда подросли его сыновья и дочери - развернулся пошире. Анин отец - Антон Францевич Карлович был трижды женат. Она - дочь от первого брака отца с Марией Самотыя-Ленчевской. От второго брака - с Катериной Самотыя_Ленчивской - сын Станислав и дочь Фелиция. И в третьем браке родились сын Феликс и дочь Ядвига, (которая сейчас живет в Копыле). В Сибири родился сын Вацлав (Он сейчас живет в Минске.) Анин отец был тоже арендатором. Стали возникать колхозы, а Карловичи расширяли свое хозяйство. Своих рук уже не хватало - привлекали наемную силу. Продлилось это недолго.

«В году 1930 нам все забрали и вывезли в Сибирь. Вся родня была вывезена. Почти никто не пережил года. Все умирали с голода и холода. Везли нас как скот в телятниках, так звали такие вагоны. Я имела 6 лет, но это издевательство помню как будто было вчера или страшный сон.» - пишет в письме сестра Анны Фелиция.

Большой семьи не стало - кто-то оказался в Сибири, аж на Алдане, а тринадцатилетняя Анна - в Архангельской области, в лесных урочищах Охтома и Талец.

«Помню, в самом-самом начале поставили нас, большую группу женщин-переселенок, на окорку балансов. Местным дело уже привычное, а мы и струг держать не умеем. Кожу на руках пообдираю, зато к вечеру - вон какая горка ошкуренных балансовых чурок! А потом на Тракторную базу поехали. Народу там! Целыми колхозами жили и работали местные крестьяне. Ребят-переселенцев - кого в мастерскую слесарить, кого в прицепщики к трактористам определили. А нас, женщин, молодых да сильных,- в делянку. Нет, не лесорубами, это уж потом. Не с топором и пилой работаем, а с аншпугом - мы навальщики, грузим бревна на конные сани, возчики их везут к тракторной дороге. Ох, что за работка была - в чаще да в снегу по пояс! Знай поворачивайся, норму выполняй, тогда и хлебную пайку получишь…».

Кончилась зима - брали багры, шли на сплав леса, наступило лето - со стругами на окорку балансов. Жили в бараках. Для семей - длинный коридор, вдоль которого располагались комнаты, отделенные друг от друга лишь тонкими перегородками. Двойных рам не было. По обеим концам барака были расположены печки, которые обогревали барак. В комнатах - стол, табуреты и деревянные топчаны, которые позже заменили на железные кровати. Для временно проживающих - комнаты с двухэтажными нарами. Работали в лесу: валили лес, корзали (обрубали сучья), сплавляли, укладывали по сортам в штабеля.

В 1934г. за ударный труд в лесу и на сплаве Анну досрочно восстановили в гражданских правах, а в 1936 году она вышла замуж за такого же переселенца - белоруса Ивана Борисовича Чекановича.

В годы Великой Отечественной войны ее бригада - девять женщин - была главной силой Сойгинского лесопункта.

На фронте погибли муж и два брата Анны Антоновны.

Позже, в 1956 году, работая в передовой лесозаготовительной бригаде Аркадия Корнилова в Крестовском лесопункте, она была награждена орденом «Знак Почета» и медалями. Умерла Анна Антоновна Чеканович 10 января 1987 г. В п. Сосновом у нее осталась дочь Мария Варфоломеевна Баданина и внучка Марина Владимировна Геращенко.

Польские спецпереселенцы

10 февраля 1940 года НКВД в западных областях УССР и БССР провели массовую депортацию «осадников» и «лесников» - всего более 140 тысяч человек. Осадники - польские государственные служащие, получившие в 1921 г. по завершении советско-польской войны в пользование от властей Польши участки лесных угодий (от 30 га на одно осадницкое хозяйство) в приграничных с СССР территориях с целью их охраны. В осадах проживали семьями, для работы привлекали лесников.

29 июня 1940 года была проведена очередная депортация, в ходе которой в северные и восточные районы СССР было переселено около 80 тысяч человек. В основном это были беженцы из центральных польских воеводств - представители интеллигенции, цыгане, евреи.

Осадникам и лесникам была присвоена ΙΙ категория спецпереселенцев, а беженцам - Ι категория. Из 220 тысяч высланных польских граждан наибольшее количество пришлось на Архангельскую область. Под термином «поляки и польские граждане» подразумеваются как советские граждане польского происхождения, так и украинцы, белорусы, жившие в присоединенных к СССР районах.

Ссылка поляков и иных спецпереселенцев на Север носила политический характер. Но государство нуждалось и в рабочей силе. Зачем же СССР понадобились «рабочие руки» на севере в тайге? Все очень просто. Лесные районы были отдалены от центра болотами и были практически не освоены, т. к. плотность населения была небольшая, а климатические условия были слишком суровые. Именно поэтому ссыльные поляки были отправлены в тайгу. Жизнь спецпереселенцев была ужасной.

Разветвленная по всей стране сеть НКЛеса через ведомства Главсевлес и Главлесосплав в Архангельской области «объединяла» в «лесную группу» 82 лесосырьевых предприятия: леспромхозы (ЛПХ), где как правило, использовался ручной труд; механизированные лесопункты (МЛП); лесосплавные предприятия (запани).

Приказом №10 по Верхнетоемскому ЛПХ треста «Двинлес» от 01.01.01года директор распределяет, где разместить 600 поступающих семей рабочих по лесопунктам и лесобазам, кто ответственный за прием и подготовке помещений. В лесобирже Кресты ответственный Большаков должен был принять и разместить 320 семей.

Времени для приготовления жилья «новой рабочей силе» было отпущено мало, поэтому в течение всего времени ссылки польские граждане не имели даже минимально сносных условий для проживания.

Все взрослые в принудительном порядке были обязаны работать на лесоповале. Их труд оплачивался в зависимости от объема и характера выполняемой работы. Причем с рабочих удерживали еще и 5-10 % заработной платы для содержания УНКВД по Архангельской области.

Рабочие работали в своей одежде и обуви. Жители южной полосы, завезенные в глубь северной тайги, были насильно поставлены в условия, далекие от их прежней жизни. Люди были вынуждены существовать, а не жить. Но начальство ГУЛАГа постоянно требовало ликвидировать скученность, «усилить» или «ускорить» строительство индивидуальных домов, обеспечить работу бань, открыть ремонтные мастерские для одежды и обуви, но все это осталось на бумаге. Культурно-массовая работа не проводилась. В школах не хватало парт. Во многих спецпоселках не было детских садов и яслей. Дети не снабжались сахаром, крупой, не было в продаже белого хлеба. Не было и посуды, ножей, керосиновых ламп, чайников. Из-за нехватки в питании жиров и овощей спецпереселенцы болели цингой. Столовые были не оборудованы: на 100 человек всего 3 стола, 3 скамьи, 3 табуретки, в помещении одна потрескавшаяся печь, которая не грела. Стены изнутри промерзали и плесневели. В фельдшерских пунктах не хватало медикаментов. Вшивость и чесотка были обычным явлением. Смертность была очень высокой.

Лешек Глинецкий

Лешек ( по документам Феликс) Глинецкий родился в польской семье, вторым из шести детей. В 1940 г. его семья, как и многие другие поляки была репрессирована. 10 февраля состав из товарных вагонов, заполненных людьми, отправился из Польши на север. 17 февраля прибыли в Котлас. Далее мужчины пошли пешком, женщины и дети - в санях и в неприспособленных для перевозки людей грузовиках. Всю дорогу Лешек стоял - не было места. И только последние два часа он сидел на коленях у Александра Викентьевича Хлевинского. Определили 320 семей поляков в Кресты. Пожалевший Лешека 90-летний Хлевинский умер, не доехав до места назначения, и был первым похоронен на «польском» кладбище в 200 м от поселка. Поселили спецпереселенцев в бараки, в которых ничего не было - только двухэтажные нары. На нарах спали по четыре человека. В бараках полякам было холодно и грелись, прижавшись друг к другу. Морозы стояли суровые. Спецпереселенцы испытывали постоянный страх и мучительный голод.

Трагичные события сороковых годов врезались в память тринадцатилетнего мальчишки и вылились в поэтический текст «Кресты. Спецпоселок в гг.»:

·  « Кресты – это название места в Архангельской области, где большевики господствовали над нами безжалостно.

·  Кресты – это место, где находилась наша депортированная семья, помещенная в один из мрачных деревянных бараков, одни из многих, стоявших там.

·  Кресты - это где сотня людей была втиснута в помещение, где спали на жестких двухэтажных нарах.

·  Кресты - где все нары были заполнены соседями, а семейная близость – забытое прошлое.

·  Кресты - где полчища тараканов, орды вшей, клопов наступали на нас из всех щелей нар.

·  Кресты – где высланные испытывали мучительный голод и испытывали испытывали постоянный страх, где ими овладевало отчаяние.

·  Кресты - где детям злую участь приготовила недобрая судьба.

·  Кресты - где остался крошечный гроб младенца Яцечка и его сестры –близнеца Марыси.

·  Кресты – где приняла чужая земля, в которой захоронили их товарищи по несчастью.

·  Кресты – где не будут звучать над ними молитвы, но чужие высокие сосны будут шуметь над им.

·  Кресты - название спецпоселка – означает кресты над могилами. Их было множество там, где жизни погасли бесцельно, без всякой причины.

·  Кресты - где обиженные души погибших витают над могилами и призывают к искуплению.»

Именно это место тогда стало для тринадцатилетнего Феликса и домом, и тюрьмой. 30 апреля 1940 года его семья потеряла годовалых двойняшек – Яцека и Марию.

За два неполных года, вспоминает Ф. Глинецкий, что находились польские переселенцы в Крестах, там умерло 70 человек.

В 1941 году Лешек пошел в шестой класс. Школа находилась в деревне Ноза, в 7 километрах от спецпоселка. Всего один год он учился в этой школе, но на «отлично» и «хорошо», кроме русского. Учился Феликс с братом и сестрой Глиньских. В любую погоду шли пешком лесом, мимо кладбища. В деревне Ноза снимали «угол» у стариков, имя и фамилию которых он не помнит. Но хорошо помнит, а кто где спал, и дорогу в школу. Запомнил имена своих русских учителей.

Кроме Лешека есть еще живые свидетели политических репрессий и их родственники, выжившие в Крестах. Живут в Польше Алина Деруцка (в девичестве Рудак), Винсентина Сидорчык (в девичестве Рудак), , Рышард Чвиклиньски, Ванда Чвиклиньска (в девичестве).

Сейчас в Крестах поселок лесозаготовителей – Сосновый.

Спецпосёлок «Жаровая»

Этот спецпосёлок находится в 10 км от посёлка Зеленник, основанного в 1954 г.

Утром, 4 августа, по узкоколейке наша экспедиция отправилась на Жаровую. Вёл нас туда лесник Григорий Анатольевич Устинов. Мы шли по труднопроходимому лесу и переходили вброд реку Сефтру. На другом берегу нашли поляну с небольшими холмиками, где раньше располагалось 6 бараков. Со слов лесника, бараки были повёрнуты окнами к реке Сефтра. Нашли остатки от бараков, но ценного ничего не было, а только кирпичи (остатки от печей) и полуистлевшие брусья от стен. Нашли старую искорёженную железную койку. За высокой грядой урочища на берегу маленькой, быстрой (с очень чистой водой) речки Жаровая, видимо, находилась пекарня. Там нашли проржавевшие формы для выпечки хлеба (ещё хорошо сохранившиеся, их привезли в Архангельск, в музей СДДТ). Недалеко от пекарни находилась конюшня. А дальше шла дорога на кладбище, но крестов не нашли. Видимо они сгорели во время лесного пожара, т. к. мы обнаружили угольки на могилах, а вокруг - молодой лес. Из пяти умерших спецпереселенцев двое мужчин и одна женщина умерли от туберкулеза легких. Это говорит о невыносимых условиях труда и жизни людей.

Леонид Прокофьевич Драчев, 1930 г. р. Живет в п. Зеленник. Он рассказал нам:

«Наша семья в 40-х жила на Жаровой. Отец работал продавцом в магазине. Я был ребенком, но помню его рассказ о том, что поляки однажды взбунтовались. Одежда у них была плохая, еды не хватало – сильно голодали и болели. Вот мужики и отказались работать. Требовали, ругались. В спецпоселок прибыл отряд конных вооруженных людей в погонах. Восставших загнали в реку конями, плетками, а потом строем увели куда-то. Их судьба неизвестна».

Спецпосёлки Северная и Южная Коргова

Спецпосёлок Северная Коргова находится в 19 км от посёлка Зеленник, а Южная Коргова ещё на 4 км дальше по зимнику. Вел нас на этот раз уже другой лесник - Аркадий Фёдорович Авраменко. Там, в домике охотников мы устроили привал. Обнаружили поляну с остатками бараков. Бараки там были довольно большие и было их там довольно много - 10 штук. Около каждого барака, с торцевых сторон, были вкопаны (уже сгнившие) бочки. Непонятно, для чего они были врыты. Обнаружили также уже заржавевшие ободы (кольца) для колеса телеги, сделанные по технологии того времени. Нашли кусок от чугунного горшка (для печи). По сравнению с Жаровой от бараков там ещё много что оставалось, даже можно было увидеть части стен. После этого наш путь продолжался до Южной Коргова, там были тоже остатки бараков. В одном из них мы видели длинные (до 1,5 метров) штыри с резьбой, торчащие из земли сквозь прогнивший пол. Возможно там находились станки, или пилорама, которыми они крепились к фундаменту под полом. Между Северной и Южной Коргова располагается заброшенное кладбище. Оно довольно большое. Мы прибрали несколько могил, поставили пару крестов. Интересно, что вместо крестов на могилах, мы обнаружили камни: стоящие на торцевой стороне, или два, лежащих друг на друге (на большом - камень поменьше).

Анецко Аделя Антоновна

Аделя Антоновна Анецко родилась в 1925 г. в семье лесника-осадника. По документам она белоруска. Детство у неё было тяжёлое. Их большая семья была депортирована из польской деревни Васильково Вилейской губернии Дисненского района в специальный поселок Коргова 27 февраля 1940г. Сестра Анна Августиновна (двоюродная) умерла восемнадцатого января 1941 года и была похоронена на кладбище, что находится между спецпоселками Северная и Южная Коргова. Комендантом в спецпоселках был Малетин, высланный из Саратова.

Когда Аделе было 16 лет, семью перевели в спецпоселок Кокса. Родители скрывали от детей свое прошлое: кто они и откуда родом. В семье Адели был молитвенник, по которому каждый вечер родители Антон Игнатьевич и София Андреевна молились, читали его детям. Ещё у них была икона, которая сохранилась по сегодняшний день.

В Коксе в 1940 г. Аделя вышла замуж за местного парня-гармониста Василия Полупанова. У них родились дочери Анна и Вера. После амнистии 03.09.1941 года семья разъехалась. Августин Игнатьевич и Франтишка Осиповна с дочерями Августиной и Юзефой до родного дома добирались через Оренбург. Родители Адели с детьми Виктором, Викторией, Анной тоже выехали из СССР. Долго ничего не было известно об их судьбе. А в 1953 г. Аделе и Василию пришло от них письмо, но детям опять ничего не сказали. Письмо не сохранилось, только фотографии с надписями на обратной стороне. Даже отец когда очень сильно болел перед смертью, сказал, что ничего не знает. Дочери Адели и Василия пытались найти родственников, но безуспешно.

Спецпосёлок Глядило

Между деревнями Сефтра и Удинца раполагался специальный посёлок Глядило. Павел Владимирович Попков привёл нас в деревню Унжинцу (Удинцу), на краю которой мы разместились на сенокосной поляне, рядом с колодцем.

Между деревнями Унжица и Сефтра в 30-40-е годы была крупная перевалочная база «Глядило».

Александра Павловна Попкова (1922 г. р.; место рождения - деревня Удинца Верхнетоемского р-на Архангельской области) девушкой работала в столовой на Глядиле. Она рассказала: «В 40-е годы там работало много народа. В основном, спецпереселенцы разных национальностей, молодежь из ближних деревень. Жили в бараках. Они были разные: и с нарами вдоль стен (для несемейных), и разделенные перегородками на комнатки для 1-2-х семей с общим коридором и печками по концам барака, двухэтажные. В спецпоселке была столовая и начальная школа, изба-читальня и другие хозяйственные постройки. Об этом сейчас напоминают холмы, поросшие кустарником и деревьями. Лесобиржу закрыли после амнистии для репрессированных поляков весной 1941 года. Людей вывезли. Пришедшие позже в негодность бараки срыли в кучу, а те, кто были в хорошем состоянии - разобрали и перевезли (сплавили) по реке на другие лесные участки. Старое кладбище действует и сегодня. Мимо него проходит зимник (зимняя дорога), сохранившийся с 30-х годов. Рядом с умершими депортированными поляками там хоронят сегодня жителей соседних деревень.

***

Нам пришлось преодолеть немалый путь по лесам Архангельской области. Мы побывали в спецпосёлках: Кресты, Жаровая, Северная Коргова, Южная Коргова и Глядило. Нас сопровождали проводники – профессиональные охотники и лесники. Нашли три заброшенных кладбища, с могил которых взяли землю для символической братской могилы. 30 октября 2010 года состоялось открытие мемориального памятника и братской могилы репрессированным полякам в посёлке Сосновый (Кресты).

На торжественной церемонии увековечивания памяти жертв политических репрессий было много участников и гостей. Секретарь Совета охраны памяти борьбы и мученичества Анджей Кунерт, заменивший Пшевозника, был очень доволен увиденным. На открытие и освещение памятника из С-Петербурга приехал ксёндз Кристоф Пожарски.

Сейчас в наше время темой сталинских репрессий мало кто занимается, не показывают по телевизору, не проходят в школе, мало пишут в газетах, т. к. считают это не достаточно важным. Я же считаю, что исследование этой темы еще не закончено… Никто и ничто в истории наших народов не должно быть забыто.



Подпишитесь на рассылку:


Победа
победа там, где есть движение вперед

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.