Писатели коренных малочисленных народов Севера юбиляры 2011 года

Писатели коренных малочисленных народов Севера юбиляры 2011 года

АЙВАНГУ

эскимосский писатель

()

Айвангу ( 1Его имя в переводе с чукотского означает «эс­кимос». Отец Айвангу — Кайнынан был известным зверобоем, а мать — Айнанаук знали как храни­тельницу семейных преданий.

В 1957 году он неожиданно попал в туберкулезный диспансер. Спустя два года у Айвангу обострились боли в позвоночни­ке. А в 1961 году он уже напрочь был прикован к кро­вати.

Впервые свои литературные способности Айвангу продемонстрировал осенью 1955 года. Только что присланный в Чаплино новый парторг Валентин Ивакин, восхищенный рассказом председателя местного колхоза Нанухтака о борьбе первого руководителя национального Совета Майны против шаманов, написал пьесу «Солнце над тундрой». Айвангу перевел эту пьесу на эскимосский язык и сыграл в спектакле роль Майны.

Ученые долгое время использо­вали Айвангу исключительно как информатора. Он диктовал им сказания своей матери, переводил по их просьбе отдельные тексты, уточнял значение непонятных слов.

Правда, однажды одна из аспиранток Г. А. Ме­новщикова — догадалась пред­ложить Айвангу самому что-нибудь написать о жизни эскимосов. Через какое-то время Айвангу передал ей шесть ученических тетрадей: на одной страничке шли тексты на эскимосском языке, а на другой — дословный перевод на русском языке. На титульном листе первой тетрадки Айвангу сделал пометку: «Унипамсюгыт» — «Рассказы», с. Чаплино Провиденского района Магаданской области. Написал Айвангу. Имени и отчества нет. Родился в 1926 году. Образование семь классов. Инвалид. Март 1961 года».

Рукопись состояла из 17 рассказов. Позже к ним добавилась написан­ная Айвангу «История нашего села Унгазик» (она сейчас хранится в архиве Чукотского окружного краеведческого музея).

Первым литературный дар эскимосского сказителя оценил ­щиков, подготовив одну из его новелл для сборника прозы северян «От Москвы до тайги одна ночевка». Но постоянно заниматься переводами рассказов Айвангу у ученого сил не хватило.

В 1985 году к архиву Айвангу обратился магаданский этнограф и писатель . Он привлек эскимологов к редактуре эскимосских текстов, а сам взялся за литературную обработку подстрочников. Так появилась книга «Наш родной Уназик».

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Наш родной Уназик : рассказы / предисл. и лит. обработка В. Леонтьева. — Магадан: Кн. изд-во, 1985. — 80 с. — 10 . — Эскимосский и русский яз.

АКСЕНОВА

ОГДО (ЕВДОКИЯ) ЕГОРОВНА

Основоположница долганской литературы автор первой долганской азбуки (1936 1995)

В жилах ее деда текла якутская и русская кровь. Родом он был из Вилюйского края. В поэзию она пришла из красного чума. Вынужденная по болезни еще на первом курсе покинуть Иркутский университет, Аксенова довершала дело своих учителей — занималась в дальних долганских селениях ликбезом среди оленеводов.

Первые творческие опыты Аксеновой относятся к 1956 году. Работая в красном чуме поселка Попигай, она сочинила для национальных ансам­блей несколько песен на родном языке, которые сразу же записало местное радио.

Позже Аксенова поинтересовалась у издателей возможностью напеча­тать свои стихи по-долгански. Якутские полиграфисты пообещали подо­брать нужные шрифты, которые бы учитывали специфику долганского языка. Однако по дороге в аэропорт все матрицы рассыпались. Пришлось рукопись набирать заново и потом пересылать готовые матрицы в Крас­ноярск. Книга вышла только в 1973 году. Второй сборник «подпортили» красноярские издатели, додумавшись оформить стихи долганской поэ­тессы хакасскими орнаментами.

Намучившись с первыми книгами, Аксенова поступила на московские высшие литературные курсы. Руководителю своего семинара Александру Межирову она призналась, что хотела бы научиться всяким там рифмам и размерам, поскольку в школьные годы так и не поняла, чем ямб отличается от хорея. Но Межиров сказал: «Пиши как пишется».

На высших литературных курсах Аксенова всерьез обратилась к про­блемам долганской письменности. При помощи новосибирского лингвис­та она в 1980 году составила долганский алфавит и организовала в одной из школ Дудинки экспериментальное обучение первоклассников по своему рукописному букварю. Спустя три года крас­ноярские полиграфисты откатали на ротапринте четвертый вариант ее учебника, по которому стали заниматься шесть школ Таймырского округа. А в 1990 году издательство «Просвещение» выпустило уже седьмую версию долганского букваря, получившую официальное признание.

Одновременно Аксенова составила словарь долганского языка на че­тыре тысячи слов для начальной школы и выверила материалы томских ученых для академического словаря, куда вошло двадцать тысяч слов.

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Художественная литература

Бараксан: Стихи / Пер. с долганского В. Кравца; Предисл. П. Ефремова.— Красноярск: Кн. изд-во, 1973. — 112 с. — 5 . — Русский и долганский яз.

Песни долган / Составитель и муз. редактор Л. Масленников; Предисл. М. Харлампиева. — Красноярск, 1975. — 22 с. — 2 500 экз. — С нотами.— Долганский и русский яз.

Узоры тундры: Стихи / Пер. с долганского. — Красноярск: Кн. изд-во, 1976. — 96 с. — 5 . — Русский и долганский яз.

Тундровичок: Стихи / Пер. с долганского. — Красноярск: Кн. изд-во, 1979. — 24 с. — 100 .

Тундровичок: Стихи. — Красноярск: Кн. изд-во, 1979. — 24 с. — 1 .— Долганский яз.

Морошка: Стихи / Пер. с долганского Л. Яхнина; Предисл. А. Межирова.— М.: Малыш, 1980. — 16 с. — экз.

Песни северного сияния: Стихотворения и поэма / Пер. с долганского А. Зорина. — М.: Современник, 1982. — 80 с. — (Новинки «Современника»).—экз.

Огуро Бытык — бисерная борода: Долганские народные сказки / Собрала и записала О. Аксенова; Пересказал Л. Яхнин. — М.: Малыш, 1983.— 24 с. — (Сказки дружной семьи). — экз.

Морошка: Стихи / Пер. с долганского Л. Яхнина; Предисл. А. Межирова. — М.: Малыш, 1986. — 18 с. — экз.

Приезжайте в тундру к нам: Стихи / Пер. с долганского Л. Яхнина. — М.: Малыш, 1987. — 32 с. — экз.

Узоры северного сияния: Стихи / Пер. с долганского Л. Доценко, М. Ли-ходеда. — Киев: Вэсэлка, 1988. — 23 с. — 6 800 экз. — Украинский яз.

Песни Баргана: Долганские песни / Вст. статья ; Пер. с долганского. — Красноярск: Кн. изд-во, 1988. — 48 с. — 2 000 экз. — Долганский и русский яз.

Талые воды: Стихи и поэмы / Пер. с долганского А. Зорина. — М.: Советская Россия, 1989. — 80 с. —экз.

Веселая азбука: Стихи / Пер. с долганского А. Федоровой. — Красно­ярск: Кн. изд-во, 1990. — 16 с. — 2 000 экз. — Долганский и русский яз.

Бисерная борода: Долганские народные сказки / Пер. с долганского Л. Яхнина. — Красноярск: Кн. изд-во, 1992. — 32 с. — 1 000 экз. — Долганский и русский яз.

Признание в любви: Избранное. — М.: НПО «Полиграфвидео», 1996. — 144 с. — 1 000 экз.

БАРГАЧАН (КЕЙМЕТИНОВ

ВАСИЛИЙ СПИРИДОНОВИЧ)

Эвенский писатель

(1941)

Первые стихи Василий Кейметинов (р. 1941) из эвенского рода Баргачан опубликовал в начале шестидесятых годов. Молодой поэт учился тогда на факультете народов Севера Ленинградского пед­института имени (закончил в 1968 году). В начале восьмидесятых годов он написал поэму «Судный день». Толчком к ее созданию послужили реальные факты из жизни Севера: браконьеры, вконец обнаглев, стали буквально истреблять лосей, но туши даже не думали разделывать, забирали только камусы. Но за основу поэмы Баргучан взял два фольклорных сюжета.

Первая легенда — он услышал ее в семидесятые годы от жителя Верхоянского района Иннокентия Слепцова — рассказывала о том, как два охотника убили белого оленя и собирались забрать с собой лишь шкуры, но судьба их за это жестоко наказала и на всю жизнь сделала неудачниками. А вторую легенду (о том, как человек, погнавшись за диким оленем, из горнотаежного района очутился в одиночестве в без­брежной северной тундре) Баргачан записал от ста­рожила села .

Эвенский поэт два сюжета соединил в один, введя в поэму образ старого охотника-хранителя народных традиций. Кроме того, он придумал трагический финал о том, как сама природа расправляется с двумя возгордившимися соплеменниками Чоко и Горго.

В селении Тополиное судьба свела Баргачана и со старым сказителем Власием Захаровым. От него поэт записал и затем обработал сказание о хранителях оленей и эвенов «Эдек». На русский язык это сказание перевел А. Преловский.

Сейчас перу Баргачана принадлежит несколько поэтических сборников. Однако он не забывает и про первую профессию учителя. Вот уже почти тридцать лет поэт преподает в селении Тополиное эвенский и русский языки. Поскольку книги для чтения на эвенском языке — огромная редкость в эвенских селах, он сам составляет учебники.

Другая заслуга поэта заключается в том, что он создал в селе Тополи­ное известный на всю Якутию детский фольклорно-этнографический ансамбль «Солинга» («Заря»).

И еще одна важная деталь. Начиная с 1986 года поэт в течение пяти лет ежемесячно выпускал на эвенском языке приложение к томпонской районной газете «Красное знамя».

В 1995 году Баргачан переехал в Якутск.

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

След оленя: Стихи. — Якутск: Кн. изд-во, 1982. — 40 с. — 500 экз. — Эвенский яз. — Под фам.: Баргачан.

Поздней стаи переклик: Стихи и поэма / Пер. с эвенского М. Эдидовича.— Магадан: Кн. изд-во, 1985. — 64 с. — 2 . — Русский и эвенский яз. — Под фам.: Баргучан.

Бубенчик: Стихи поэмы / Пер с эвенского. — Якутск: Кн. изд-во, 1987. — 64 с. — 3 . — Якутский яз. — Под фам.: Баргучан.

Эдек: Поэма / Пер. с эвенского А. Преловского. — Якутск: Кн. изд-во, 1992. — 48 с. — (Фольклор народров Якутии). — 3 . — Эвенский и русский яз. — Под фам.: Баргачан.

В цепи времен: Стихи, поэма / Пер. с эвенского. — Якутск: Бичик, 1994.— 30 с. — 2 . — Под фам.: В. Кейметинов-Баргачан.

  Зов : стихи : [перевод с эвенского] / Баргачан ; [авт. вступ. ст. ]. - Якутск : Бичик, 20, [1] с. ; 21 см.

КЭПТУКЭ-ВАРЛАМОВА

ГАЛИНА ИВАНОВНА

Эвенкийская писательница, исследователь эвенкийского фольклора

(18.01.1951)

-Кэптукэ (18.01.1951) - эвен­кийская писательница. Доктор филологических наук. Член СП СССР с 1990 г. Пишет на рус­ском, эвенкийском и якутском язы­ках.

Родилась в п. Кукушка Зейского района Амурской области в семье оленевода-охотника. Окончила Ле­нинградский государственный педа­гогический институт им. . Работала преподавателем русского языка и литературы, лаборантом и младшим сотрудником сектора се­верной филологии ИЯЛИ СО АН СССР, старшим научным сотрудни­ком Института проблем малочислен­ных народов Севера. В настоящее время заведует сектором эвенкий­ского фольклора и литературы в том же институте.

Кэптукэ известна в широких на­учных кругах как специалист по эвен­кийскому языку и фольклору. Ею опубликованы такие крупные рабо­ты, как "Фразеологизм в эвенкий­ском языке", "Эвенкийские сказания и сказки", десятки научных и науч­но-популярных статей по истории и культуре родного народа. Она -участник многих комплексных экс­педиций.

Как писательница заявила о себе в середине 80-х годов. Первую свою художественную повесть "Имеющая свое имя Джелтула-река" издала в 1989 г. Печаталась в журналах "По­лярная звезда", "Розовая чайка", "Северные просторы", "Литературная учеба", в еженедельнике "Литера­турная Россия", ежемесячнике "По­лярный круг" и других региональных и центральных изданиях. В 1993 г. Ассамблеей малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Восто­ка ей была присуждена премия "Звезда утренней зари" в области литературы за книгу прозы "Малень­кая Америка", изданную "Современ­ником".

Кэптукэ пишет также литератур­ные эссе, очерки, публицистические статьи, уделяет время и художес­твенному переводу.

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Имеющая свое имя, Джелтула-река: Повесть. - Якутск: Кн. изд-во, 19с.

Рассказы Чэрикте. - Красноярск: Кн. изд-во, 19с. - рус, эвенк.

Маленькая Америка: Повесть, рассказы. - М.: Современник, 1991.-205 с.

Двуногий да поперечно-глазый, черноголовый человек - эвенк и его земля Дулин-Буга. - Якутск: Розовая чайка, 19с.

Мой папа-Санта Клаус: очерки, повести / Галина Кэптукэ. - Якутск : Бичик, 20, [2] с.экз.

О жизни и творчестве

Галина Кэптукэ // Огрызко и литераторы малочислен­ных народов Севера и Дальнего Востока: Биобиблиогр. справочник. - М., 1998. - Ч. 1. - С. 370-375.

ДЕЧУЛИ

МАРИЯ ПЕТРОВНА

ульчанская поэтесса

(1951)

По отцу Дечули — ульчанка. Ее отец принадлежал к первым ульчским интеллигентам. Почти пятнадцать лет он проучительствовал в селении Ухта. Еще в 1936 году ленин­градские ученые объявили язык ульчей диалектом нанайского языка и поэтому посчитали, что созда­вать на нем письменность — неоправданная рос­кошь. А спустя четверть века власти объявили бес­перспективными уже большинство ульчских поселе­ний. В частности, они собрались «упразднить» Ухту и для начала закрыли там школу. Вот почему семья Дечули перебралась в Булаву.

Теперь поэтесса считает, может, это и к луч­шему, что в школьные годы она оказалась в Булаве. Как вспоминает Дечули, в послевоенное время власти сделали все, чтобы ее родное село Ухта угасло. По-ульчски в пятидесятые годы в нем говорили одни только бабушки. Молодежь уже не могла «прочитать» национальные орна­менты, которые украшали старые дома. А Булава еще жила по другим правилам. На ульчском языке там говорило практически все село. Имен­но в Булаве Дечули впервые без какого-либо стеснения надела ульчский халат и стала испол­нять ульчские танцы. Чему, кстати, очень радо­вался ее отец, возглавивший к тому времени булавинский колхоз.

Но почему Дечули пишет: «Переплелись во мне два языка»? Все очень просто. Мать поэтессы — русская, родом с Волги. От нее у Дечули интерес к русской культуре, к православию. Достаточно здесь вспомнить начало ее стихотворения «Гпаза»:

Умели иконы писать на Руси, Живет в них какая-то тайная сила, Как будто художник частицу души Живую вложил — и упал, обессилев.

В 1974 году Дечули окончила Иркутский меди­цинский институт. Первое время она работала фтизиатром, но потом перешла в районную газету, заведовала отделом партийной жизни.

В 1981 году поэтесса поступила на заочное отде­ление в Литературный институт, училась в семинаре у известного критика Валерия Дементьева.

Свои стихи Дечули пишет на русском языке.

В последние годы поэтесса собирает ульчский фольклор, но, к сожалению, на русском языке. Правда, сейчас она пытается овладеть языком своего отца хотя бы на бытовом уровне.

Живет поэтесса в селе Богородкое Хабаровско­го края.

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Орнамент: Стихи. — Хабаровск: Кн. изд-во, 1985. — 40 с. — 2 .

Багульник: Стихи, легенда. — Хабаровск: Кн. изд-во, 1991. — 126 с. — 2 ООО

ДЬЯЧКОВ

ГЕННАДИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

юкагирский писатель

(1946 1983)

Так получилось, что первая книга юкагирского писателя Геннадия Дьячкова (1946 — 1983) вышла на следующий год после его смерти. Это был небольшой сборник, в который вошли автобиогра­фическая повесть «Казбек» и три рассказа. Уже после смерти писателя в русском драматическом театре Якутска состоялась и премьера спектакля по его пьесе «Розовая чайка».

Все свои произведения Дьячков писал только на русском языке. Одно время он вообще считал, что юкагирский язык никаких перспектив не имеет и обречен на скорое исчезновение. Хотя сам Дьяч­ков благодаря бабушке говорил по-юкагирски безупречно.

Перелом произошел в середине 70-х годов. Когда Дьячков учился в Московском университете, один из лингвистов попросил его подиктовать юкагирские слова и выражения. Студент МГУ не очень понимал, зачем это нужно. Пока ученый не объяснил, что изучение юкагирского языка может раскрыть тайны происхождения целого ряда наро­дов и по-новому взглянуть на проблему заселения Сибири человеком. По версии лингвиста, язык юкагиров к палеоазиатской группе имел весьма отдаленное отношение и был близок к праязыку финно-угорской группы.

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Казбек: Повесть и рассказы. — Якутск: Кн. изд-во, 1984. — 104 с. — 15 .

Казбек: Повесть. — М.: Детская литература, 1985. — 64 с. — 100 .

213

КИЛЕ

ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ

нанайский писатель

(1936)

У Петра Киле есть три повести — «Птицы поют в одиночестве», «Цветной туман» и «Муза Филип­па», объединенные одним героем.

Он родился в 1936 году в нанайском селении Дада (Хабаровский край) и рано остался без родителей: отец погиб в Великую Отечественную войну, потом умерла мать. Воспитание Киле полу­чил в основном интернатское, которое теперь многими проклинается за отрыв детей от нацио­нальных традиций.

Первые стихи будущий писатель напечатал в 1964 году. Спустя два года он получил диплом об окончании Ленинградского университета. Канди­дат философских наук.

В 1970 году Киле напечатал в журнале «Аврора» свою первую повесть «Птицы поют в одиночест­ве», в которой он выступил против обилия в современной литературе этнографизмов.

Национальная интеллигенция до сих пор упрекает писателя за то, что после университета он не вернулся на Амур, а остался в Ленинграде.

народов не принесет им пользы, придется им искать иное окно в Европу, прибалты, допустим, перейдут на английский, а грузины?

Националистических иллюзий, принимающих все более уродливые формы сегодня, у меня нет. Лев Гумилев прав: мы один суперэтнос. Так исторически сложилось».

Правда, в конце письма Киле приписал: «И все же Ваши тревоги (по поводу исчезновения языков малочисленных народов — В. О.) я разделяю всецело. Здесь важно, чтобы каждый народ и каждый человек имел свободу выбора».

Что еще важно? Многие годы Киле посвятил поискам новых форм. Как признавался другой его герой в лирической повести «Воспоминания в Москве», «до сих пор я работал, в сущности, над собой. Это было литературное ученичество. Но ни одной мысли, ни одной формы я не взял в готовом виде. Я все пережил и перечувствовал сам — жизнь человека и человечества и все формы искусства. Теперь я могу наконец перейти к простому и ясному творчеству». Как я понимаю, Петр Киле готовит нас этим признанием к новым, возможно, самым парадоксальным открытиям.

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Идти вечно: Трилогия / Предисл. Г. Горышина. — Новосибирск: Запад­но-Сибирское кн. изд-во, 1972. — 200 с. — (Молодая проза Сибири) — экз.

Свойства души: Повести. — М.: Современник, 1979. — 272 с. —экз.

Весенний август: Повести. — М.: Современник, 1981. — 432 с. —экз.

Под небом единым: Повести и рассказы. — Л.: Лениздат, 1987. — 352 с.—экз.

Чудесный вариант судьбы: Повести и новеллы. — М.: Современник, 1989.— 302 с. —экз.

КИТАЕВ

ДАНИИЛ ЯКОВЛЕВИЧ

хантыйский писатель

(19461984)

Стихи Даниила Китаева (1946—1984) есть прак­тически во всех учебниках хантыйского языка, изданных на рубеже восьмидесятых — девяностых годов.

Заново читателям это имя открыла хантыйская исследовательница Р. Скамейко. В 1994 году она проводила на родине Китаева в селении Катравож семинар с воспитателями национальных детских садов, и кто-то тогда обронил, что после трагичес­кой смерти поэта осталось много неразобранных бумаг. Брат Китаева подтвердил, была какая-то папка, но за ненадобностью он кинул ее в сарай.

К счастью, рукописи не потерялись. Правда, за десять лет мыши и крысы пообглодали уголки кое-каких страничек.

Большую часть в обнаруженном архиве соста­вили стихи на хантыйском и русском языках. Не­которые из них датированы концом шестидесятых годов. Вероятно, Китаев сочинил эти стихи, когда проходил срочную службу в Североморске.

Впервые оказавшись так далеко от Ямала и вне своей языковой среды, потомственный охотник рас­терялся и пытался писать исключительно на русском языке. Но что важно, практически все картинки из армейской жизни Китаев предварял пейзажными зарисовками.

Возвратившись на Ямал, Китаев буквально ли­ковал. У него появилась возможность часами на­слаждаться хантыйским языком старых рыбаков, неделями бродить по тундре, выслеживать зверя, вволю порыбачить. Сколько песен тогда родилось в душе Китаева! Не случайно первую свою книгу он хотел назвать «На расьюх» (в переводе — «поющее дерево»). Скамейко удалось отыскать тетрадку поэта со стихами для этого сборника на хантыйском языке и в переводе Альфреда Гольда.

ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Ханты : стихи /пер. А. Гольда // Красный Север. – 1974. – 8 марта.

Поющий язык : ст. о формировании хант. лит. яз.// Красный Север. – 1974. – 5 дек.

У истоков Югорской культуры : ст. // Красный Север. – 1974. – 18 июня.

ЛОНКИ

ПРОКОПИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

ульчский поэт

(1926)

Прокопий Лонки (р. 1926) почти всю жизнь занимался художественной самодеятельностью. Он создал в своем селе Богородское националь­ный ансамбль и этнографический музей. О лите­ратурной судьбе Лонки никогда не помышлял.

Но вот в 1980 году он совершенно случайно попал на второй Всероссийский семинар молодых писателей народов Севера в солнечную Ялту. На обсуждение товарищей Лонки представил под­строчники пяти или шести песен, которые он в разные годы сочинил для своего ансамбля. Мас­титые художники были разочарованы. Подстроч­ники по форме и духу напоминали безликие, ли­шенные какого-либо национального колорита под­текстовки.

Ход обсуждения переломила фольклористка Жанна Лебедева — жена известного эвенского поэта. Она по национальности была ульчанка и с детства прекрасно владела ульчским языком. По ее просьбе Лонки прочитал свои произведения на языке оригинала. Оказалось, на ульчском языке Лонки сумел создать совершенно изумительные стихи, но поэт не знал, как делают подстрочники.

Когда Лебедева дословно перевела несколько песен Лонки, тут пришла очередь восхищаться Наталье Гоудининой. В ее обработке стихи ульчского поэта теперь «кочуют» из одной хрестоматии литератур народов Дальнего Востока в другую.

К сожалению, когда Лонки возвратился домой, никто из местных писателей и издателей так и не помог ему составить первую поэтическую книжку.

После смерти ульчского поэта почти весь его архив попал в Богородский этнографический музей.

ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Отгадай ; Песня юноши ; Счастливо расти : стихи / пер. с ульчского Н. Грудининой // Дальний Восток. – 1980. - № 2. – С. 88-99.

Отгадай ; Песенка о богатом уловен ; Песня юноши ; Где тебя найти? : стихи / пер. с ульчского // Близок Крайний Север. – М. 1982. – С. 168-171.

МАЗИН

ВЛАДИМИР АЛЕКСЕЕВИЧ

хантыйский поэт

(1951)

Владимир Мазин родился в 1951 году в семье ханта Алексея Кунина и приехавшей с Урала русской женщины Екатерины Мазиной. К сожалению, через два года его отец умер. Когда пришло время выписывать паспорт, он оставил материнскую фа­милию.

Всю свою жизнь Мазин пишет на русском языке. Но это не значит, что ему чужда культура северян. Еще в 1970 году он создал в родном селе Ларьяк национальный танцевальный ансамбль «Сибирячка».

Позже, окончив филфак Тобольского пединсти­тута им. П. Ершова и Санкт-Петербургский гумани­тарный университет и прочно обосновавшись в Нижневартовске, Мазин основательно взялся за поиск своей родословной. Как он считает, корни угорских народов восходят аж к племенам иирков, упомянутым в четвертой книге Геродота. Поэт не сомневается в автохтонном происхождении хан-тов. Проблема для него в другом — какой след оставит в истории нынешнее поколение предков иирков.

К моей горечи, многие усилия Мазина до сих пор у элиты Югорского края не находят никакого понимания. Вполне возможно, это объясняется тем, что поэт исследует историю, быт и культуру в основном ваховских хантов, которые пока не имеют ярко выраженного лидера. Вообще здесь возникает очень большая и сложная проблема. Среди этнографов и по сей день нет единого мнения, кто такие ханты, один ли это народ или это понятие включает несколько народов. Мазин в меру своих сил пытается дать собственное толкование.

Если же вернуться к поэзии, то Мазин пишет очень традиционно. Мне кажется, что ему не хва­тает дерзости. И от этого многие его стихи только проигрывают. Как я думаю, Мазину надо поскорей вырываться из рамок районного стихотворца. Он способен на большее.

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Судьба, Надежда и Любовь: Лирические страницы районного стихотворца / Вст. статья М. Анисимковой. — Нижневартовск: Приобье, 1996. — 112 с. — Без указания тиража.

Пристань радостей и печалей: Стихи / Поел. С. Сметанина. — Сургут: Северный дом, 1997. — 112 с. — 3 .

МИЛГИНКАВАВ (ВЛАСОВА)

АНТОНИНА НИКОЛАЕВНА

корякская писательница

(1951)

Долгое время Камчатка знала Антонину Милгин-кавав (р. 1951) как блестящую солистку корякского ансамбля «Мэнго». Впервые в этом ансамбле она появилась зимой 1967 года, до этого успев окон­чить восьмилетнюю школу в селе Слаутное. Дони­мавшим ее журналистам будущая «звезда» «Мэнго» говорила: «Я утоляю здесь свою жажду танцевать, стремлюсь вместе со всеми развивать народное искусство, пытаясь больше понять, вку­сить из того, что так любили наши бабушки».

Однако на самом взлете своей творческой ка­рьеры Милгинкавав вдруг оставила ансамбль и поступила на хореографическое отделение Хаба­ровского культпросветучилища. В «Мэнго» она вернулась лишь в середине 70-х годов.

Потом Милгинкавав вдруг неожиданно для кол­лег по ансамблю обратилась к литературе. Первые ее публикации относятся к 1986 году.

Большинство рассказов Милгинкавав посвяще­но оленеводам. Это и понятно. Она выросла в тундре и хорошо знает язык, быт и культуру пен-жинских коряков.

В последние годы Милгинкавав ведет передачи на корякском языке по окружному радио в Палане и выпускает на языках народов Севера газету «Аыйгыткылу» («Северяне»).

Пишет Милгинкавав на корякском и русском языках.

ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Из «Парижской тетради» ; Танец чайки ; Джоконда ; «Хочешь?» ; Я возьму солнце в ладони ; Заклинания ; Стихи сыну ; Росинка : стихи // Набери высоту. – Палана. 1988. – С. 65-70

Райтыгиргин – победитель : рассказ // Лит. Россия. – 1996. – 19 янв.

МОЛДАНОВА

ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА

хантыйская писательница. ученая

(1951)

По своей первой профессии Татьяна Молданова (р. 1951) — математик. Увлечение точными наука­ми пришло к ней еще в пятом классе. Поэтому после школы я сознательно решила пытаться поступать на физ­мат Ленинградского педагогического института.

Работать в школе Молдановой было страшно трудно. Кстати, диссертацию все-таки Молдановой пришлось писать, но не на математи­ческие темы, а об орнаментах хантов.

А литературные занятия, так они сопровождают Молданову практически всю жизнь. Сначала она сочиняла сказки для племянниц. Сама их печа­тала. Сама их переплетала в маленькие книжечки. Однажды эти сказки попались на глаза писателю Еремею Айпину. Ему опыты Молдановой понравились, некоторые сказки он предложил опубликовать в журналах.

Но саму Молданову многие годы мучила бабушкина песня. В детстве она подолгу жила с бабушкой в лесу. Вместе они собирали ягоды, шили национальные одежды, пели. В 1987 году повесть Молдановой «В гнездышке одиноком», еще нигде не напечатанная и ходившая по Ханты-Мансийску только в рукописи, прозвучала как выстрел. Оказалось, несколько поколений северян никог­да ничего не слышали о драматических Торумлорских событиях.

Новую повесть Молданова назвала «Касания цивилизации». Если в первом произведении она описала бабушкину судьбу, то теперь в центр повествования писательница поставила своих сверстниц из Казыма, у которых по разным причинам жизнь не сложилась.

— Это повесть о моем поколении, — признается Молданова. — Мы были как бабочки, которые слетались на свет и погибали. Теперь, я вижу, появилось новое поколение хантов, которое, обжегшись на наших ошибках, не торопится, как мы, вкушать плоды цивилизации и пытается осмыслить опыт предков. Вот об этом поколении будет моя третья повесть.

ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

В гнездышке одиноком : отр. из повести // Современная литература народов Севера и Дальнего Востока Ч. 1. – М. 1994. – С. 166-181 ; Последнее пришествие. – М. 1998. – С. 106-109 ; Северные просторы. – 1990. - № 4. – С. 24-28.

Касания цивилизации : повесть // Мир Севера. – 1997. - № 3. С. 49-64.

НЕМЫСОВА

ЕВДОКИЯ АНДРЕЕВНА

хантыйская исследовательница

(1936)

Евдокия Немысова (р. 1936) — одна из немногих хантыйских исследовательниц, которая создала в Югорском крае свою научную школу. Она — орга­низатор Института возрождения обско-угорских народов.

В 1962 году она поступила в аспирантуру Ленинградского педагоги­ческого института имени и занялась проблемами усть-казымского говора в хантыйском языке. Поскольку никаких материалов в архивах не было, Немысова через год организовала в родные края свою первую экспедицию.

— Я привезла с собой из Ленинграда большой магнитофон, — расска­зывает Евдокия Андреевна, — но он день поработал, а потом заглох.

Немысова отправилась в хантыйское селение Ванзеват, стала сельской учительницей. Перелом наступил в 1971 году. Хантыйский язык наконец был офици­ально возвращен в программы начальных школ. Но возникли новые проблемы. Специалисты утверждали, что казымский диалект хантыйского языка имеет 44 буквы, но кто-то из московских чиновников решил, что это много и будто бы всю специфику хантыйской речи можно передать тридцатью тремя буквами, которые существуют в русском алфавите.

Другая проблема была связана с созданием учебников и словарей.

Получался парадокс: окружное педагогическое училище готовило учи­телей по родному языку, а школы свои программы никак не перестраива­ли. Чтоб хоть как-то изменить эту ситуацию, Немысова в 1974 году перешла работать сначала в Ханты-Мансийский институт усовершенство­вания учителей, а затем в НИИ национальных школ, где в 1990 году она защитила диссертацию по теме «Обучение грамоте на казымском диа­лекте хантыйского языка».

Из самых последних работ Е. Немысовой выделю двухтомную хресто­матию «Хантыйская литература в школах Ханты-Мансийского и Ямало-Не­нецкого автономных округов».— из приобских ненцев).

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Переводы на ханты язык

Сказки народов Севера / Сост. . Пер. на ханты язык . — СПб.: Алфавит, 1995. — 160 с. — 10000 экз. — Ханты, русский яз.

НЕНЯНГ (КОМАРОВА

ЛЮБОВЬ ПРОКОПЬЕВНА

ненцкая писательница

(1931 1996)

Ненецкие обычаи Любови Ненянг открыла мать. Она учила дочь уважи­тельному отношению к природе Севера. Это от нее будущая писательница узнала, что, прежде чем пересечь Енисей, надо, по народной традиции, покормить воду. Раньше у ненцев моторок не было, реку переплывали на весельных лодках. И, прежде чем отправиться в дорогу, всегда старались задобрить духа воды: бросали в Енисей мелкие камешки, смоченные в рыбьем жире, иногда немножечко хлеба с маслом и кусочек сахара. Только потом пересекали реку. При этом мама, как вспоминала Ненянг, еще наговор произносила: дедушка — дух воды, бабушка — дух воды, пусть широкими будут ваши спины и не дайте погибнуть вашим деткам. Ненцы считали себя детьми Енисея.

Но вот однажды — Ненянг еще маленькой девочкой была — в их селении Усть-Порт утонуло сразу несколько человек. Все они были в нетрезвом состоянии. В селении связывали эту трагедию с тем, что люди, находясь на воде, сквернословили, в лодке дрались, ругались и плевались. Вот Верхний мир за такое непотребное отношение к природе и отомстил им.

Вообще страшная картина предстает человеку, когда он подъезжает по железной дороге к Норильску: кругом пожаром обглоданные, опаленные черные деревья — без единой веточки, одни стволы, а рядом бежит красная река. Как тоскливо шутят местные жители, река красная от красной рыбы.

Что еще? В свое время писательница окончила Игарское педагогичес­кое училище и Ленинградский педагогический институт им. .

К сожалению, сырой ленинградский климат очень серьезно подорвал ее здоровье. Врачи обнаружили у Ненянг туберкулез. Когда об этом узнал ее первый муж, он, испугавшись за свое будущее, порвал с женой всякие отношения. Спасение Ненянг увидела в припадании к национальным истокам. Не случайно большинство ее книг написаны на фольклорной основе.

Но сколько еще не изучено. Если в середине прошлого века финскому исследователю Кастрену, уже больному, удалось собрать пятьдесят зага­док, то Ненянг к концу своей жизни зафиксировала двести восемьдесят. Но это, как считала писательница, не предел.

В последние годы жизни Ненянг переложила один за другим эпосы таймырских ненцев, нганасан и энцев.

Последней ее работой оказалась книга «Имянаречение таймырских ненцев» с приложением списка двух тысяч имен.

ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Я читаю следы: Рассказы и повесть / Пер. с ненецкого. — Красноярск: Кн. изд-во, 1980. — 200 с. — 15 .

Огненный суд: Поэма / Пер. с ненецкого З. Яхнина. — Красноярск: Кн. изд-во, 1981. — 40 с. — 3 .

Что, отчего, почему?: Ненецкие сказки и легенды. — Красноярск: Кн. изд-во, 1984. — 40 с. —экз.

Ненецкие песни / Составитель и муз. редактор Л. Масленников. — Красноярск: Кн. изд-во, 1985. — 32 с. — 1 500 экз. — С нотами. — Ненецкий и русский яз.

Огненный суд: Поэма / Пер. с ненецкого З. Яхнина. — Красноярск: Кн. изд-во, 1986. — 80 с. — 5 000 экз. — Русский и ненецкий яз.

Огненный суд: Поэма / Красноярск: Кн. изд-во, 1986. — 48 с. — 1 000 экз. — Ненецкий яз.

Пою о тундре: Ненецкие песни / Пер. с ненецкого А. Федоровой. — Красноярск: Кн. изд-во, 1988. — 64 с. — 1 000 экз. — Русский и ненецкий яз.

Радуга: Стихи / Пер. с ненецкого. — Красноярск: Кн. изд-во, 1989. — 112 с. — 5 000 экз. — Русский и ненецкий яз.

Не только бабушкины сказки: Ненецкие легенды, сказки, были, послови­цы и поговорки, загадки и наставления, приметы и поверья. — Красноярск: Кн. изд-во, 19с. — 5 000 экз. — Русский и ненецкий яз.

Ня — отец Земли: [Сказания народов Таймыра] / Лит. обработка и версии Л. Ненянг; Поэтич. перевод с ненецкого Ан. Преловского; Предисл. А.Немтушкина. — Красноярск: Фонд северных литератур «Хэглэн«, 1993.— 72 с. — 1 000 экз.

Фольклор таймырских ненцев. В двух книгах.

Книга 1. Сказки. М.: Институт национальных проблем образования, 1994.— 176 с. — 200 экз.

Книга 2. Песни. Ходячий ум народа. Имена. — М.: ИНПО, 1996. — 172 с. — 200 экз.

Наши имена: К вопросу об имянаречении и бытовании собственных имен у ненцев Таймыра: Антропонимический очерк. — СПб.: Просвещение, 1996. — 106 с. — 2 000 экз.

Ходячий ум народа: Сказки, легенды, мифы, предания, эпические песни, пословицы, поговорки, поверья, обереги, народные приметы, загадки таймырских ненцев. — Красноярск: Фонд северных литератур «Хэглэн»; ПИК «Офсет», 1997. — 240 с. — 1 000 экз.

Исп. материалы из библиогр. справочников:

Писатели Дальнего Востока : библиогр. справ. – Хабаровск, 1973. – 302 с.

Огрызко В. Писатели и литераторы малочисленных народов Севера и Дальнего Востока. Ч. 1. : библиогр. справ. – М. : Лит. Россия. – 1998. – 535 с.

Огрызко В. Писатели и литераторы малочисленных народов Севера и Дальнего Востока. Ч. 2. : библиогр. справ. – М. : Лит. Россия. – 1999. – 547 с.

Писатели земли Олонзо : библигр. справ. – Якутск. – 1995. – 303 с.

Писатели малых народов Дальнего Востока : библиогр. справ. – Хабароск, 1966. – 118 с.

Писатели Чукотки : биобибл. справ. – 144 с.



Подпишитесь на рассылку:

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.