Парадоксы российской демографии

ПАРАДОКСЫ РОССИЙСКОЙ ДЕМОГРАФИИ

Н. Хананашвили, Москва

- Тут один выход, Григорий:

Нас должно меньше быть!

М. Жванецкий

ВВЕДЕНИЕ.

С нового года вступил в силу так называемый закон «о материнском капитале» (от 01.01.2001г. «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей»[1]). Указанная норма представлена властными структурами в качестве одной из наиболее значимых в социально-экономическом плане, способствующих улучшению демографического положения в современной России. Нынешнее положение и динамика народонаселения таковы, что к середине XXI века в России может остаться примерно 100 миллионов человек, что рождает вполне обоснованную тревогу у российских геополитиков за сохранение территории в условиях серьёзного внешнего демографического давления, в особенности, со стороны Китая на Дальнем Востоке.

В последнее время много также говорят о подготовке новой Концепции демографической политики на период до 2025 года, где проблема демографии рассматривается судя по всему уже комплексно.

Не беря на себя смелость произвести всеобъемлющий аналитический материал, попытаюсь, тем не менее, поразмышлять над тем, насколько такая мера и впрямь может стать локомотивом позитивных изменений.

Прежде всего, даже без глубокого анализа, представляется, что повышение рождаемости – достаточно мелкая, тактическая задача, поскольку демографические проблемы вовсе не ограничиваются лишь количеством рождающихся граждан под действием мер чисто экономического стимулирования, что, судя по всему, подтверждается и в подготавливаемой Концепции демографической политики. Поэтому, помимо вопросов экономики для повышения рождаемости населения, попробую взглянуть на аспекты динамики народонаселения более широко, охватив также проблемы, связанные с процессами миграции (прежде всего, иммиграции), а также, по выражению Александра Солженицына, задачи, лежащие в основе политики «сбережения народа». Такой выбор вопросов может быть объяснён достаточно просто: практически всегда при рассмотрении демографической проблемы есть по крайней мере три источника доступных ресурсов: внутренние (сбережение), внешние (иммиграция) и создаваемые (рождение).

Берясь за решение демографических проблем России, недопустимо позволять выбрасывать из рассмотрения любой из вышеперечисленных источников, очень близких по своей значимости и, как можно будет увидеть немного позднее, тесно взаимосвязанных.

Поскольку в более ранних статьях автор уже много говорил о таком ключевом аспекте сбережения граждан, как система защиты прав детства (в том числе, через создание системы ювенальной юстиции), в нынешней статье к этой части вопроса я обращаться буду в значительно меньшей мере.

I. МАТЕРИНСКИЙ КАПИТАЛ

Относись к каждому человеку как к цели

и никогда только как к средству.

И. Кант. «Основы метафизики нравов».

Несколько ранее, в одной из своих статей, посвящённой анализу очередного, 2006 года, Президентского Послания, я уже затрагивал тему материнского капитала, прозвучавшую в нём[2]. Однако тогда, высказав осторожные опасения, я постарался до поры не критиковать саму идею, поскольку из предложения как такового ещё не следовало однозначно, что оно будет в дальнейшем столь жёстко и буквально сформулировано в законе[3].

Из текста принятого закона становится ясно, что в основе идеи – ложная предпосылка. Заключается она в том, что стимулировать к рождению ребёнка необходимо именно женщину и именно деньгами. Собственно, исходя из текста закона (и даже из названия вновь вводимого термина), она и является целью его действия.

Попробую продемонстрировать утверждение. Закон устанавливает три основных направления средств «материнского капитала»:

1) Улучшение жилищных условий. За такие деньги сегодня приобрести жильё в России невозможно. Даже если представить себе, что стоимость одного квадратного метра составляет смехотворную по российским меркам сумму в 10.000 рублей (а для Москвы и большинства больших городов России такая цифра и непредставима), получится, что на эти средства даже невозможно приобрести однокомнатную квартирку (разве что в давно устаревшем, неблагоустроенном жилом фонде), поскольку такого жилья в России уже не строится. Дополнительные же средства, оказывающиеся на рынке жилья, почти наверняка приведут к росту его стоимости (подобно уже имеющейся практике резкого, 60%-ного роста стоимости жилья – на волне объявленного национального приоритета «доступное и комфортное жильё») и к многочисленным злоупотреблениям и спекуляциям (как, например, это происходит сегодня с «обманутыми дольщиками»). Что же будет происходить с ценами на жильё в течение ближайших 3-х лет, пока средства материнского капитала (далее – МК) для его хозяйки (хозяина) недоступны, предсказать не возьмусь, но вряд ли жильё подешевеет.

Не стоит забывать и то, что деньги-то будут выдаваться только в том случае, если у вас это по крайней мере второй ребенок; а значит, квартира нужна будет не однокомнатная.

Вместе с тем, как это хорошо известно из повседневной практики последнего времени, связанной с введением в действие т. н. закона № 000, заметно участились случаи неправомерного, но судебно узаконенного лишения беззащитного перед ложной юридической казуистикой ребёнка положенного ему жилья своими «неразумными», но весьма расчётливыми родителями[4]. Следовательно, ребёнок вполне может стать средством для приобретения жилья, которого ему по новому законодательству может и не достаться, если он вдруг станет «бывшим членом семьи». Потрясающая, по своему издевательски мерзостному смыслу, «юридическая» формула.

Правда, причиной таких ситуаций многие считают норму статьи 31 Жилищного кодекса РФ, которая позволяет продавать квартиру родителю-собственнику, не взирая на интересы ребёнка. На мой же взгляд, это – ошибочный взгляд на правоприменение, который демонстрируется нашими российскими судами и судьями, собственно – всеми подряд. Дело в том, что норма эта и не должна применяться, поскольку она противоречит части 1 статьи 3 Конвенции о правах ребёнка, которая гласит:

«1. Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребёнка».

На всякий случай, напомню, что по юридической силе выше норм данной Конвенции только Конституция РФ, все остальные нормы российского права должны следовать ею установленным позициям. Только вот специализации судей нет, а эти, по своему правосознанию, – «далече».

2) Образование ребёнка. Данное направление вложения, хотя и представляется самым разумным из трёх возможных вариантов, с учётом значимости образования для перспектив социального лифта, также выглядит достаточно отдалённой и туманной перспективой. Самыми ближайшими расходами могут стать расходы при получении высшего образования (поскольку образование дошкольное и школьное у нас считается бесплатным, и расходование денег МК на эти цели не предусматривается). Однако к тому времени очень многое может измениться, цены на образование, приоритеты семьи и, тем более, ребёнка. Например, сам ребёнок может решить (не дай бог), что образование ему ни к чему. Тем не менее, повторю, это – единственное направление использования средств «материнского капитала», которое имеет непосредственное отношение к ребёнку.

3) Пенсионное обеспечение матери. Здесь также возникает упомянутая ранее демонстрация дефекта целеполагания. Целью оказывается женщина и её пенсионное обеспечение, ребёнок же воспринимается средством для достижения благополучия женщины. И в этом – беда.

Стимулируя деньгами рождение 2-го или 3-го ребёнка (причём, вовсе не обязательно в семье), законодатель, практически неизбежно, получит следующее следствие-проблему.

Речь о рождении детей в неблагоприятной социально-экономической обстановке. Такой способ поправки бюджета, накопления «на старость» для неблагополучной матери вполне реален. Хорошо известен опыт США, где введение подобного механизма экономического стимулирования рождаемости привело к резкому росту рождения детей в неполных и экономически неблагополучных семьях афроамериканцев, что, в более отдалённой перспективе, спровоцировало существенное ухудшение социальной обстановки: дети оказались никому не нужными – и на улице. Это ли является поставленной целью? С учётом, что у нас, правда, нет в массовых количествах представителей такой этнической группы, нам угрожает вполне привычная опасность временного асоциального демографического всплеска, пока предержащие не поймут, что разбудили на демографическую активность вовсе не те силы общества, на которые рассчитывали.

Хорошо ещё, что «среднестатистическая» женщина, после достижения возраста возможного выхода на пенсию по старости, в отличие от такого же среднестатистического мужчины, который до той самой пенсии не доживает пары лет, может ещё прожить более 15 лет.

Правда и здесь, в вопросах пенсионного обеспечения, возникает некоторая неясность. Предположительно, взносы в пенсионную систему позволят матери нескольких детей, без реально отработанного пенсионного стажа, получить, будем надеяться, вполне приличную пенсию. Не имея ничего против такого подхода, свидетельствующего о повышении общественной значимости воспитания ребёнка, могу сказать, тем не менее, что в данном случае создатели закона не подумали о тех сферах социальной активности граждан, где силы женщины, воспитывающей ребёнка, могли бы использоваться более рационально, то есть не только на его воспитание. Например, общественная активность по месту жительства, связанная с организацией и обеспечением досуга детей и молодёжи. Согласитесь, поддержка деятельности негосударственных некоммерческих организаций (НКО) данного профиля могла бы стать прекрасной основой для вовлечения молодых мам в процессы социализации подрастающего поколения – без «отрыва от детей», но с возможностью дополнительного заработка, что также будет способствовать приращению пенсионных накоплений, а заодно – и укреплению местного сообщества.

В том что при выработке «идеологии» данной новации авторы не очень хорошо продумали логику событий, сомнений нет. Это следует из того, что деньги выдаются однократно, за любого, не первого ребенка. Таким образом, налицо признак разовой акции, которая ни в коей мере не сможет сформировать устойчивую тенденцию. Для того чтобы увеличение рождаемости становилось устойчивым, желательно построить систему прогрессирующего стимулирования. Так, в своё время в ГДР для повышения рождаемости в молодых семьях власти давали кредит на квартиру, который автоматически и в растущей пропорции гасился государством – так, что к рождению 3-го ребёнка семья получала квартиру в собственность, а кредит считался погашенным. В нашей истории мы будем, скорее всего, иметь лишь разовый демографический скачок, судя по содержанию – носящий более политический, предвыборный, нежели реальный демографический эффект.

Завершая анализ данного аспекта технологии «материнского капитала», могу сказать, что в своей основе рождение детей для каждого человека – есть стремление к собственному бессмертию. И в этом случае родители неизбежно фигурируют в качестве средства для этого, пусть и ключевого, а не цели. Следовательно, инвестировать необходимо прежде всего в ребёнка, и капитал должен быть детским (как, например, фонды будущих поколений в арабских эмиратах или Норвегии). А механизмы направления средств на те или иные потребности ребёнка желательно расширить.

Например, вовсе не исключена острая потребность в лечении, нынешним законом не предусмотренная. Значит, если по чьему-либо недосмотру ребёнок умрёт, то ему выделяемые 250 тыс. руб., к сожалению, не пригодятся. Произойди такое несчастье до исполнения ему трёх лет, родители, не виновные в том, что не смогли найти такие деньги на неотложное лечение, будут вполне обоснованно возмущаться нынешним порядком и условиями их выделения. Если, скажем, такая трагедия случится после того, как ребёнку исполнилось три года, а деньги уже были выделены на образование, то как и на кого их расходовать? И почему в семье «ценным» оказывается именно один, данный ребёнок? Налицо – потенциальный, законодательно закреплённый множественный конфликт между государством и гражданами. Впрочем, как и во многих случаях в последнее время, такой конфликт будет возникать у отдельных, «разрозненных» граждан с консолидированными административными структурами. Значит, прежде, чем собратья по несчастью начнут объединяться и данной проблемой заинтересуется «широкая общественность», пройдёт немалый срок и таких пострадавших наберётся немало.

Иными словами, как и значительное множество законотворческих новаций*, данный закон подтверждает убеждённость автора данной статьи в том, что нынешний состав Государственной Думы категорически не способен выпускать качественные нормативные правовые акты. Причем, источник идеи того или иного нового закона, если идея исходит из властных структур, практически не важен. Дума думать перестала… Она лишь выполняет функцию быстрого продвижения продукта «через себя». Для людей, подзабывших анатомию человека, сообщу, что эту функцию на завершающих стадиях движения продуктов пищеварения по организму человека выполняет прямая кишка.

II. СТРАНА КОНДОПОГА

Только возможность выбора

порождает ответственность за него.

И. Кант. Трактаты и письма.

Сопоставление событий, происходящих в российском политическом пространстве и в нашей обыденной жизни, подчас, порождает сомнение в здравии собственного рассудка.

Власть может объявить, широко разрекламировать и даже начать нормативно регламентировать меры по привлечению в страну новых жителей (в рамках такой специальной программы речь идет о «добровольном переселении соотечественников»). Что в условиях бесправия даже ныне живущих российских граждан выглядит не очень хорошо. Это несколько напоминает ситуацию в конце весёлого вечера, когда не в меру разошедшиеся гости спрашивают друг у друга, не надоели ли им хозяева. Только в роли подгулявших гостей сегодня выступает российская власть, постоянно унижающая своих граждан.

Есть ли во всём этом частица «вины» самих россиян? Безусловно. Можно сказать, что мы, россияне, пока так и остаёмся долготерпеливыми рабами собственной власти («Прощай, немытая Россия/страна рабов, страна господ/И вы, мундиры голубые,/и ты, послушный им народ»), на которую нам то везёт, то не очень.

А, с другой стороны, те же властные структуры на практике выживают (в смысле вытесняют) уже пребывающих у нас не-граждан России. Из последних событий можно вспомнить вовсе не только погромы в карельской Кондопоге, хотя они, конечно, стали ярким проявлением бытового национализма, символом шовинистической агрессии, такой же бессмысленной и беспощадной, как и любой русский бунт; пышно расцветающей в отсутствие внятной национальной, как и в целом гуманитарной, политики.

Фактическое изгнание турок-месхетинцев из Краснодарского края, предпринятое, видимо, как специальная рекламная акция перед подачей заявки Россией на участие города Сочи в конкурсе на проведение Олимпийских игр 2014 года; убийства иностранных студентов; ограничение возможности работать на московских рынках для не-россиян; мерзкая антигрузинская кампания, предельно политизированная и, именно поэтому, лично у меня вызывающая жгучий стыд перед ни в чем неповинными не-гражданами России. И даже ребятам с Кавказа, самым что ни на есть россиянам, имеющим некоторое внешнее сходство с жителями Закавказья, приходится доказывать, что они «свои». Это слово – ключевое в любых ксенофобских настроениях. А разъярённая до шовинистической слепоты толпа с радостью подхватывает лозунги типа «Россия – для русских»*.

И везде, где такие события происходят, власть действует по хорошо знакомому трафарету. Коротко опишу основные этапы стандартного бюрократического поведения.

1) Сначала – молчание, представители власти делают вид, что ничего не произошло вовсе. Объяснение простое, хотя и скрытое: теплится надежда, а вдруг пронесёт? В огромном числе случаев так и происходит. Люди пошумят и успокоятся – терпелив народ российский. Однако, если событие всё же будоражит умы, а власть молчит «в тряпочку», возникает следующий этап развития событий –

2) стихийный (и, как правило, деструктивный, в силу сравнительной простоты деструктивной консолидации) ответ, который проявляется в массовых беспорядках («бессмысленный и беспощадный»). Доходит обычно до погромов или «встречных» жертв.

3) Здесь появляется власть «в белом фраке» и проводит милицейскую операцию по усмирению разбушевавшихся масс и осуществляет «верховное» вмешательство. Понятно, что точка эта – признак крайнего запаздывания в прогнозировании процессов и реакции на них. Но зато – наиболее заметная для того, чтобы выглядеть в собственных глазах эффективной. Однако – только в собственных.

4) Поиск и наказание виновных «стрелочников». К сожалению, именно эта стадия становится завершающей практически в любом инциденте. Никто не занимается комплексным анализом ситуации и поисками и конструированием позитивно нацеленных и долгосрочно выверенных социальных решений. И уж ни в коем случае в ответе не оказываются те, кто допустил безобразия, поскольку, как правило, это достаточно высокопоставленные чиновники.

Собственно, всё происходит по излюбленной формуле:

«сначала – шумиха, неразбериха, а потом – виновных найдут, невиновных накажут, непричастных наградят».

Казалось бы, все вышеназванные случаи не связаны друг с другом. Но это – не так. Каждое событие в отдельности постепенно образует закономерную цепочку фактов, становящихся страшно повседневным явлением.

А раз так, то можно быть уверенным, что никакие призывы к гражданам бывшего СССР (а тем более дальнего зарубежья) не станут основой для устойчивого массового переселения. Все, кто хотел, в основном уже приехали, а то и «проехали» транзитом в Европу и далее.

Наверное, сказанное выглядит неочевидно. Однако, не сомневаюсь, что переселенцы первой же волны (если такие волны и возникнут) столкнутся с ожесточённой агрессией местных жителей. Причём агрессия эта будет продиктована вовсе не столько теснотой проживания, сколько обычной завистью и подозрительностью к «иным». Неизвестность, безусловно, нас всегда пугает. А агрессия становится естественной и вполне объяснимой реакцией на страх.

И здесь важно заметить, что проявления агрессии будут как в отношении этнически непохожих новых россиян, так и в отношении самых что ни на есть «лиц славянской внешности». Объяснить такую агрессию достаточно легко. Это агрессия к чужакам, пришлым людям, которых здесь вовсе и не ждут.

По моему разумению, несмотря на широковещательный пропагандистский шумовой эффект, приглашение в страну иммигрантов, мягко говоря, не очень проработано и подготовлено. Для массового притока новых граждан в Россию сегодня не создано условий. Например, в США задолго до совершения самого переселения, хорошо известна профессиональная, национальная, возрастная структура новых будущих американцев. Есть комплексная и пошаговая долгосрочная стратегия.

В России, если не считать сегодняшнего, очевидно политически окрашенного, лозунга, такая стратегия отсутствует. Возможно, где-то в недрах системы управления, она и есть, но говорить о стратегии, как о документе, с которым можно сверяться, нет никакой возможности, по причине его непредставленности глазам общественности. Сейчас я говорю о ранее упомянутой Концепции демографической политики. Продукт «на выходе», а его ещё практически никто не видел. Происходящее по её поводу в СМИ никак нельзя назвать публичным обсуждением. Это, скорее, полоскание слухов.

По существу процесс протекает аналогично истории с приоритетными национальными проектами: никаких внятных текстов как не было, так и нет, а нам говорят – читайте в прессе, всё написано. В результате все происходящие события можно с лёгкостью признать достижениями любого национального проекта. Однако хорошо известно, что «вслед – не значит вследствие».

Соответственно, такая же неготовность остаётся не только на федеральном уровне, но и на уровне регионов. Причём неготовность эта характеризуется отсутствием целого ряда базовых элементов, определяющих жизнеспособность любого миграционного проекта. Все же происходящие инциденты лишь свидетельствуют о такой неготовности, являются в некотором роде её индикаторами.

В данной ситуации желательно понять, насколько искренни (если данное слово ещё хоть как-то допустимо в российской политике) заявления власти о привлечении иммигрантов. Если это и в самом деле реальное стремление, то стоит попытаться представить некую систему действий, требующихся от властных органов для выстраивания разумных и позитивных взаимоотношений, неизбежно складывающихся при дополнительном заселении ранее обжитых территорий. Рассмотрим основные необходимые параметры такой системы.

1. Стратегическое планирование.

Прежде чем кого-либо приглашать, в особенности, на постоянное место жительства, желательно представлять ответы на следующие вопросы:

Сколько нужно мигрантов? Куда их приглашать? Какие специалисты требуются? Как их обустроить, чтобы и им было комфортно? Ответы на названные вопросы должна содержать долгосрочная стратегия страны в области миграционной политики, построенная на основе многопараметровой информационной матрицы, включающей результаты многолетнего мониторинга – это очевидно и лежит на поверхности. Однако стратегия должна обеспечивать значительно более глубокий взгляд на требуемые действия, и об этом обязательно будет сказано далее. Пока же ограничусь замечанием, что информация о такой, достаточно масштабной работе настолько скудна, что позволяет лишь сделать осторожное предположение, что, наверное, эти вопросы хоть кто-то да изучал. И, повторю, в качестве неотъемлемого элемента любая стратегия, как и любая разработка, затрагивающая интересы граждан, должна содержать широкое публичное обсуждение всех элементов, имеющих к ним отношение.

2. Обучение приезжающих.

Планируя масштабные иммиграционные процессы, желательно представлять себе культурно-исторические корни тех, кто будет приезжать. Возможно, я и неправ, но, насколько это можно понять из публичных заявлений представителей власти, призыв к «соотечественникам» приехать в Россию – признак того, что властные органы подразумевают под этим приезд этнических славян (прежде всего, нынешних граждан СНГ). Однако, даже в этом случае, когда, казалось бы, историко-культурные корни достаточно близки, необходимо озаботиться тем, чтобы места нового поселения как можно скорее становились близкими и понятными новым россиянам: ведь их опыт многолетнего проживания в других краях вынуждал их адаптироваться к иным реалиям, условиям и традициям.

Для этого необходима система образовательно-просветительского обучения приезжающих – вопросам специфики местных традиций и нравов, истории и культуры местности, в которую они заселяются. Приезжающие граждане, как правило, обладают опытом инокультурной соседской, досуговой и трудовой коммуникации; поэтому необходимы дополнительные усилия по низкоконфликтному сопряжению (желательно, партнёрскому) культур, обычаев и традиций новых жителей с существовавшими на этой территории до их приезда.

Эта задача для выполнения заметно сложнее и тоньше, нежели простая, унифицирующая, ассимиляция в новой среде, однако такой подход позволяет рассчитывать не на поглощение одной культуры другою, а на их взаимное обогащение.

Здесь отмечу императивный акцент, который требуется сделать на программах подготовки детей и молодежи. Именно в юном возрасте любой конфликт (а без конфликтов, как известно, в принципе невозможно ни существование человека, как социально-биологического вида, ни его развитие) воспринимается весьма остро, способен переходить рамки процедур цивилизованного разрешения и порождать серьёзные всплески межкультурных конфликтных проявлений. Кстати, особенное внимание к аспектам, относящимся к детям и их коллективам, должно быть уделено во всех элементах системы действий: им же жить в будущем, они прежде всего должны осваивать азы межкультурной коммуникации.

Пока же практически повсюду мы наблюдаем лишь инерционные процессы, именуемые в просторечии самотёком.

3. Обучение принимающих.

В ожидании приезда новых граждан необходимо спроектировать столь же детальный и долгосрочный комплекс образовательно-просветительских мероприятий и для жителей тех территорий, куда будут заселяться вновь прибывающие. В этом случае основной направленностью действий станут нормы и правила гостеприимства и толерантного отношения к новоприбывшим и пока не освоившимся, помощи им как можно быстрее почувствовать себя дома. Именно «дома», а не «как дома». Но дома нового, в котором есть и некоторые особенности, к которым нужно будет привыкнуть и которые желательно принять.

Несмотря на нецелесообразность поездок «в Тулу со своим самоваром», вновь прибывающие новые жители неизбежно привозят с собою те обычаи и порядки, действие которых для них привычно. Знакомство с этими обычаями и для «исконно проживающих», полагаю, небесполезно, прежде всего, для того, чтобы понимать, как и почему так или иначе складываются (или не складываются) отношения с приезжими и как их лучше «складывать».

4. Обучение взаимодействию – взаимодействием.

Невозможно научиться плавать в отсутствие воды.

Здесь необходимо сделать дополнение к пунктам 2 и 3, касающимся обучения приезжающих и принимающих. Помимо процессов раздельного обучения, представляется крайне важным планирование и осуществление непрерывного процесса совместного обучения основам межгрупповой, межличностной и межобщинной коммуникации. Различаются ведь и коммуникационные традиции и правила, начиная от способов и обрядов празднований и заканчивая правилами и процедурами разрешения конфликтов. И совмещение, «притирка» этих традиций – задача такого рода образовательно-просветительского постоянно действующего проекта. Разнообразный международный опыт подтверждает значимость совместного обучения, в особенности, это касается детских и молодёжных коллективов.

5. Подготовка власти.

Следующая весьма значимая группа, нуждающаяся в образовательно-просветительском содействии и обучении – правоохранительные органы и другие властные структуры. Для них важно понимание значимости правовой помощи и приезжающим и встречающим, при возникновении конфликтных ситуаций, о технологиях разрешения конфликтов. Это – одна из ключевых позиций, поскольку зачастую именно неготовность представителей правоохранительных органов к конструктивному взаимодействию с иммигрантами и неспособность выступить в качестве разумного посредника в конфликтных ситуациях приводит к вспышкам противоправных действий. Готовность не к силовому подавлению возмущений, а к глубоко профилактической, разъяснительной работе позволит предотвратить множество потенциальных угроз социальному миру и стабильности в местностях, куда намечен переезд новых россиян.

Необходима их подготовка и к искоренению в своих рядах подходов, допускающих неправовое разрешение любых возникающих конфликтов, с которыми неизбежно такие органы сталкиваются. Большинство российских граждан, выказывающих ксенофобские настроения, по-своему тоже несчастны, прежде всего, в силу своей непросвещённости. Они находятся в святой уверенности, что все беды – от «понаехавших». Незнание (как общее понятие, отражающее неосведомлённость о «чужаках») рождает вполне объяснимый, биологически объяснимый страх, а страх, в свою очередь – одну из естественных ответных реакций – агрессию.

Попытаемся вкратце разобраться с этим вопросом. Любой человек склонен вести себя так, во-первых, как привык, а, во-вторых, как ему позволяют внешние обстоятельства. Даже в том случае, если с приезжающими не осуществляется массированная просветительско-образовательная работа по выстраиванию отношений с «местными» и по адаптации приезжающих к местным обычаям, с ними можно наладить более-менее нормальные отношения – прежде всего, путём разъяснительной работы множества государственных (в том числе правоохранительных) и негосударственных структур. Однако в нашем случае никакой такой работы с ними не ведётся, а, практически в первый же момент прибытия переселенцев, происходят события, определяющие дальнейшее противоправное поведение мигрантов – они проходят процедуру регистрации по месту жительства. И всё бы ничего, зарегистрировался – и живи себе. Однако в этой точке, как правило, приехавший сталкивается с необходимостью «дополнительного» экономического урегулирования процедуры регистрации. А именно, здесь начинаются поборы. Происходит это по многим причинам. Основной причиной является действия принципа «узкой двери». Вы не замечали как в час пик искусственно сдерживается наплыв горожан в метро? Очень просто: открытой держится только часть дверей, предназначенных для входа.

Система государственных услуг, над упрощением которой вот уже несколько лет трудятся коллеги из Минэкономразвития, продолжает либо оставаться такой же громоздкой и неудобной для потребителей этих услуг, либо искусственно зауживается теми, кто не заинтересован в свободном получении услуг, точнее, наоборот, заинтересован экономически в сохранении кормушки.

Приведу очень краткий пример. Недавно мне пришлось помогать моей маме в смене телефонного тарифа, с неудобного и дорогого, безлимитного, на комбинированный (просто она – человек в возрасте, не успела вовремя понять, какой именно тариф ей нужен). Для смены тарифа необходимо было прийти на телефонную станцию и заявить о желании это сделать. Я отправился оставить её заявление на Черёмушкинскую АТС. Войдя в здание, в первый момент я обрадовался, поскольку увидел новую систему обслуживания под названием «электронная очередь». Вы входите, нажимаете кнопку на специальном агрегате и получаете талончик с номером вашей очереди, спокойно ждёте её и, когда ваша очередь подойдёт, отправляетесь к окошку. Думаете, это всё? Ошибаетесь: в зале происходило столпотворение. Вместо необходимых 9-10 окошек действовало 3-4. В результате я был обречён провести в душном помещении час-полтора… Если бы не услужливый «шустрила»-чиновник, который стоял тут же, у аппарата. Глядя сочувственно на меня, он предложил ускорить очередь. И на мой вопрос, как это сделать, вручил мне номерок, на сотню единиц меньший, чем мой. Скромно умолчав о вознаграждении, он, тем не менее, продолжал наблюдать за несколькими точками в зале, время от времени выходя в коридорчик за очередной копеечной подачкой. Вот и всё. Точно так же действует и вся система.

Таким образом, уже в момент входа в систему закладываются будущие конфликты. «Заплативший» мзду за своё пребывание мигрант считает себя вправе вести себя так, как привык: он же «купил» себе это право. И продолжает его регулярно докупать!

Созданная таким способом система оказывается вне власти закона, приехавшие начинают жить не по законам Российской Федерации, а по собственным обычаям или по организованным здесь же желающими погреть руки, как правило, бандитским, понятиям. Государство под названием Российская Федерация в месте их проживания исчезает. И именно тогда возникает опасность разрушения страны. Однако причина оказывается расположенной не там, где её видят псевдопатриотические горлопаны.

Одним словом, нужна комплексная долгосрочная программа, нацеленная не только на решение «коротких» проблем (переезд, обустройство и трудоустройство самих мигрантов и их семей), но и «глубокоэшелонированная» стратегическая деятельность, предусматривающая, в том числе, недопущение проблем, с которыми совсем недавно столкнулись власти Франции.

И тогда не придется власти российской либо в бессилии разводить руками, как в ходе правого марша в Москве в ноябре 2005 года, либо применять жёсткие меры усмирения населения, как в 2006-м в Кондопоге, либо делать вид, что всё дело в «бытовом» конфликте, как на Ставрополье в 2007-м. В последнем случае, возможно и в самом деле, конфликт был бытовой, но только есть большое опасение, что произошёл он на почве процветающего в России бытового национализма.

Здесь же стоит сказать ещё об одном. Если проанализированные вопросы действительно относятся к сфере миграционной политики, то есть ещё одни, возможно, самый заковыристый вопрос, который, в условиях ныне реализуемой общегосударственной политики, представляется мне наиболее трудным:

6. Как мигрантов удержать там, куда вы их пригласили?

Дело в том, что, помимо первичного движения-распределения приезжающих, в стране действуют собственные миграционные потоки, сформировавшиеся и непрерывно формирующиеся под действием разнообразных внутриполитических обстоятельств, прежде всего, на основе экономических обстоятельств и соображений. И здесь могу с высокой степенью уверенности сказать, при нынешней «центростремительной» макроэкономической политике практически все попытки более-менее равномерного заселения России обречены на провал.

Миграционная политика является лишь небольшим сегментом системы управления страной. И, знаете, эта центростремительность всей российской политики настолько велика, что даже внешне децентрализующие усилия позволяют лишь на некоторое время задержать неотвратимое «уплотнение». Печальнее всего – тот факт, что власть как бы и не замечает, как те или иные её действия усиливают такие тенденции.

В качестве простейшего примера можно привести отмену выборов губернаторов. Помимо сугубо политических последствий: снижения уровня демократичности формирования региональной власти и уменьшения оснований для признания России федерацией, данное решение лишь увеличивает дисбаланс в распределении средств между центром и регионами. В результате практически неизбежно происходит столичная концентрация всех экономических обстоятельств формирования региональных «элит». В том смысле, что деньги «за назначение» теперь возят в Москву. И изменить сложившуюся практику может только изменение самих принципов государственной политики. Боюсь только, что «жить в эту пору прекрасную…»…

III. МИНИСТЕРСТВО №1. СПАСЕНИЕ или СБЕРЕЖЕНИЕ?

Людей в России научатся беречь только тогда,

когда у нас кончатся полезные ископаемые.

Неосознанно реализуемая программа.

Как уже многократно говорилось ранее, невозможно рассчитывать на успешное решение проблем демографии, ориентируясь только на какой-то узкий спектр подходов, не учитывая множественности ресурсов, в отношении которых следует быть более внимательным и осмотрительным.

Следовательно, объявляя демографию приоритетной темой, желательно понять, из каких элементов складывается бережное отношение к собственным гражданам.

Анализируя события повседневной жизни, довольно несложно получить ответ на вопрос, являются ли граждане России в своей стране ресурсом желанным и сберегаемым. Приходится в который раз говорить о тех вещах, о которых, казалось бы, всем всё известно и вроде бы даже и говорить неловко. Несколько примеров наглядно характеризуют нашу ситуацию, тем более, что за ними далеко ходить не нужно – такие события легко обнаружить в потоке российских новостей. Совсем недавно произошли.

Пример первый. В Кемеровской области случились подряд две страшные катастрофы на шахтах. Погибло в общей сложности около 150 человек (а потом и в Воркуте с 10 погибшими). По поводу денежных средств на восстановление шахт и для выплат семьям погибших я говорить не стану, хотя суммы представляют собою доли процента от экономических выгод государства от торговли углём. А вот по поводу продолжающегося уничтожения людей – скажу. Если иметь ввиду то, что сегодня российская угольная отрасль – это фактически, как у Г. Маркеса, «хроника объявленной смерти», продолжение её добычи представляется уже умышленным убийством. Можно с точностью до одного человека подсчитать количество жертв среди шахтёров – и… либо мы перестаём добывать уголь, как очевидно регулярно высоко опасный для жизни человека продукт (естественно, в сравнении с любым другим видом топлива), и переориентируем регион на работу в других, менее опасных отраслях (людям ведь, банально, негде больше работать), либо перестаём допускать безответственность за нарушение норм техники безопасности и устанавливаем такие штрафы и выплаты за гибель работников, что хозяева шахт позабудут про прибыли, либо продолжим убивать людей, лицемерно и периодически изображая скорбь. Ведь даже суперсовременную аппаратуру ретивые доброхоты способно отключить, чтобы не мешала «давать стране угля».

Пример второй. В Краснодарском крае произошёл пожар в доме престарелых. Люди сгорели по многим причинам: в городе закрылась станция пожарной охраны (зарплату не платили), из соседнего жилого посёлка свою пожарную машину не отпустили (представляете уровень начальственного безумия?!), из Ейска машины ехали 1,5 часа, а система противопожарной защиты ни к чёрту и т. д. В результате погибло более 60 человек. Снимается с поста очередной стрелочник, по учреждениям прокатывается волна очередных и внеочередных проверок противопожарной безопасности. И, дежурное проявление высшего цинизма – родственники стариков, помещённых в «стардом», интересуются, заплатят ли им компенсацию их родственников, тех самых, которых они без зазрения совести сдали на руки государства, чтоб не мешали им спокойно жить. Красноречивая, надо сказать, деталь трагедии.

Пример третий. Рассматривается трёхлетний проект бюджета страны. Нам рассказывают об огромных суммах, выделяемых на здоровье. А на поверку получается, что, с учётом инфляции, реальный, а не номинальный уровень финансирования здравоохранения снижается. Я уж не говорю о том, что следить необъодимо не за абсолютными значениями запланированных расходов. Зачем же тогда рассказывать про заботу о гражданах, пичкая нас очередными сладкими враками о розово-счастливом будущем?

Могу назвать по крайней мере два показателя, характеризующих степень внимания государства к любой, финансируемой из средств бюджета, сфере – доля в бюджете (или по отношению к объёму валового внутреннего продукта) и результативнгость расходования. Однако подсчитывать это власть российская до сих пор не умеет и, видимо, не очень хочет уметь.

Подытоживая примеры, можно сделать достаточно простой вывод о сочетании бездушности и лукавства представителей государственных структур с отчаянной бесшабашностью самих граждан, ответственных за безопасность других или свою собственную.

И всё это имеет вполне ясное определение – предельно низкий уровень ценности человеческой жизни, умноженный на управленческую несостоятельность государственных структур.

Министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС), как правило, хорошо выполняет свою работу, однако работа эта – не сбережение народа, а его спасение. Разница понятий очевидна. Первое – глубоко профилактическая работа, не допускающая экстраординарных ситуаций или максимально снижающая вероятность их происхождения; второе – экстренное действие. Однако, при отсутствии в стране корректно выстроенной стратегии, МЧС неизбежно становится ведущим министерством. Только вот, куда оно может нас привести? На очередное пепелище…

Государство продолжает функционировать так, будто граждане – это неисчерпаемый ресурс, которого, безусловно, хватит на жизнь нынешних чиновников. Конечно, хватит, только вот на более отдалённое будущее, похоже, не останется. Вместе с тем и граждане безалаберно относятся к своей жизни и здоровью. Или, может, просто граждане себя ведут так, как к ним относится государство?

IV. КАК ДЕЛАТЬ?

Справедливое государство должно установить

равные для всех ограничения свободы граждан,

которые неизбежны, если свобода каждого

должна сочетаться со свободой всех других.

И. Кант. «К вечному миру».

Несколько несконцентрированно разбросанные по всему тексту микро-предложения в трёх плоскостях демографической политики представляют собою идеи о том, что именно необходимо предпринимать в этой сфере государственной политики. Однако они не раскрывают ответа на ключевой вопрос: как делать? Очевидно, что именно этот вопрос и ответ на него является, одновременно и камнем преткновения, и, если удастся сформулировать ответ, – точкой опоры для успеха.

Из всего необъятного простора возможных ресурсов и инструментов, понимая, что желательно использовать более широкий арсенал, хочу предложить, тем не менее, лишь пару ресурсов и один инструмент.

Основным и наиболее эффективным ресурсом считаю граждан и их объединения, прежде всего, общественные. До тех пор, пока мы будет воспринимать наших граждан в качестве объектов государственного управления и, простите, «электоратом», они будут отвечать власти бесшабашностью, безответственностью и общественным и политическим безразличием. Общественные объединения ни в одной стране с развитыми институтами гражданского общества не являются структурами, удобными власти; они должны быть эффективными в своей деятельности по:

- оказанию социальных услуг,

- выработке и продвижению социальных инноваций,

- осуществлению гражданского контроля за деятельностью власти,

- обеспечению коммуникации между государством и обществом.

Второй ресурс – информационная политика. Пока она остаётся средством, подчас, просто бессовестной пропаганды или лицемерно выборочного информирования, такого, которое «кем-то» признаётся допустимым. Везде и всегда, так или иначе, но информационная политика проводится. Однако обществу она перестаёт служить ровно в тот момент, когда оказываются непрозрачными и монополизированными механизмы и процедуры, на основе которых принимаются те или иные политические решения. Именно поэтому недопустимо монополизировать информационные потоки. Хорошо известно, как неприятна критика, однако без неё невозможны улучшения в нашей жизни. В отсутствие такого и внутреннего и, главное, внешнего редактора в средства массовой коммуникации допускается всё, что есть сегодня – мыльная головомойка, истеричная расчленёнка, политпропаганда и, подчас – просто аморальная реклама*.

Главным же инструментом, позволяющим обеспечить поиск, нахождение и выбор наилучших решений был и остаётся грант – публично-конкурсное финансирование инновационных социальных разработок в профильной области.

Власть федеральная сегодня пытается делать первые, надо сказать, довольно неуклюжие попытки освоения проектного пространства. Чего стоит «президентский грант», который ни сформулировать нормально, ни распределить публично и понятно, ни проверить исполнение толком федеральные власти не могут, поскольку не умеют. Зато объём выделяемых средств нарастает кратно, причём без какого-либо анализа эффективности проделанного.

Некоторые контакты с представителями различных государственных органов показывают, что спектр уровня понимания того, как работает менеджмент, ориентированный на результат – широчайший, от полного непонимания и попыток уничтожения даже имеющихся нормативно-правовых «слёз» до конструктивного регулярного и партнёрского сотрудничества.

Всё шире проходит обсуждение конкурсных механизмов при осуществлении поставок продукции, выполнении работ, (оказании услуг)*. Это приводит к попыткам затолкать всю возможную конкуренцию в рамки №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»[5], что, к сожалению, существенно мешает и эффективному применению гранта, поскольку его и правовая и содержательная природа несколько отличается от природы норм, связанных с поставками и заказом.

Недавнее же исключение из Бюджетного кодекса РФ даже убогого упоминания понятия гранта (данные исключения вступают в силу с 01 января 2008 года)[6] и фактическое его поглощение более расплывчатым, по своей гражданско-правовой и социально-технологической сути, термином «субсидия» неизбежно приведёт и к потере основных его смысловых составляющих – программно-целевого подхода, нацеленности на социальное развитие и развитие институтов гражданского общества.

В отличие от федералов, региональные власти, видимо, по причине большей близости к гражданам и их потребностям, заметно лучше соображают в том, что называется вопросами социального развития. Контора с неудобопроизносимым названием Минздравсоцразвития так и не обрела за долгие годы своей предыдущей и нынешней реинкарнаций способности к осмыслению и освоению понятия «социальное развитие», оставаясь в этой части социальной политики всё тем же советским собесом.

В связи с этим становится непонятным, как теперь станут называть «президентские гранты»? Наверное, как многое в нашей жизни, грант станет «понятием-подснежником», используемым в обиходе, без правовой регламентации, как то же добровольчество…

Однако, учитывая основную задачу гранта, как социально-правового механизма, – поиск эффективных решений в сфере социальной политики, возникает ещё один вопрос: как власть собирается без данного механизма решать многомерные проблемы демографической политики? Вопрос риторический…

[1] Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, №1(1), ст.19.

[2] См. статью Н. Хананашвили. «Законы асимметрии и Послание "о любви"»: http://www. /?f=soc_pol/stat/.

[3] См. Российская газета от 01.01.01 г.: http://www. /2006/12/31/roditelyam-dok. html, Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, №1, ст.19.

[4] Целый комплекс прецедентов вопиющего нарушения прав детей и семей с детьми в одной только Москве, причем прежде всего судебными органами и органами правопорядка, подробно представлен в ежегодном Докладе: «О деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2005 году». М.: Московская городская Дума, 2006. – с. с.27-83, 166-179.

* В данном случае вполне можно обойтись без перечислений, примеров и так за годы деятельности нынешнего состава Государственной Думы набралась целая масса.

* Удивительный, хотя и традиционный лозунг, используемый радикальными националистами, демонстрирующий целую гамму проблем. В нём не просто призыв к биологическому самоуничтожению нации, что очевидно, но и глубоко укоренённая, неосознаваемая ненависть к самим себе и к своей Родине, построенная на воинствующем невежестве.

* Чего стоят хотя бы реклама пива “Fosters” («Поссорился со своей девушкой – не беда: осталась её подруга») или «Старого Мельника» (с её предельно пошлой перефразировкой В. Маяковского и более чем реальной страшилкой: «И может очень скоро здесь будет город-бар!»).

* Услуги огорожены скобками нарочито, поскольку именно с ними до сих пор у властных органов трудности. Если увидеть результаты производства продукции или выполнения работ чиновники способны, то «щупать» нематериальные результаты услуг они до сих пор не научились; о чём автор настоящей статьи своим оппонентам, считающим излишним специальное законодательное закрепление государственного социального заказа, твердит уже более 10 лет.

[5] Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, №30,ст.3105.

[6] Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, №18,ст.2117.



Подпишитесь на рассылку:


Парадоксы


Проекты по теме:

Россия - темы, архивы, порталы
XXI век в планах:
Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.