Интеллигенция как субъект гуманитарного образования

Интеллигенция как субъект гуманитарного образования.

Цель статьи - развенчать мифы об интеллигентах и интеллектуалах, определив место и роль интеллигенции в развитии общества.

Задачи: рассмотреть феномен интеллигента и интеллектуала; выявить их детерминанты; определить потенциал каждого и обосновать претензию интеллигенции на статус субъекта гуманитарного образования и воспитания.

Методология исследования: принципы взаимосвязи и обусловленности; системный и интервальный подход; методы сравнительного анализа единства исторического и логического.

Ключевые слова: интеллигент, интеллектуал, гуманитарное образование, транзитивное общество, общечеловеческие и региональные ценности, ценностные ориентиры.

Гуманитарное образование существенным образом пополняет знание человека о мире и о своем месте в этом мире. Но эта очевидность хранит свою неопределенность, заявляя о себе в статусе возможности. Вопрос от кого зависит оптимальная форма трансформации возможности в действительность не праздный. Он всегда сохраняет свою актуальность. И мера этой актуальности возрастает на порядок в условиях транзитивного общества, где уже не работает старая шкала ценностных ориентиров и еще не работает новая шкала, ибо она еще не сложилась.

Ценностные ориентиры располагают своим проблемным характером. Они обеспечивают предпосылку ответа очередному историческому вызову, но только в том случае, если «замешаны» на общечеловеческих ценностях и не имеют ничего общего с ценами свободного рынка*. Подменив ценностные ориентиры ценами рынка, вместо цивилизованного общества можно получить рыночное общество с твердой установкой, что в нем «все покупается и все продается». Общечеловеческие ценности в принципе нельзя продать или приватизировать. Как нельзя «прихватизировать» закон всемирного тяготения, так нельзя приватизировать творчество великих писателей, художников, музыкантов, ибо это творчество, в принципе, не измеряется денежным эквивалентом. Подлинное творчество можно страховать, но в случае потери, никакие миллионы не смогут возместить ценность утраченного оригинала. Общечеловеческие ценности потому и общечеловеческие, что они являются общим достоянием. Они обеспечивают духовное поле поиска смысла жизни на уровне человека, и поиска достойного ответа историческим вызовам на уровне общества. Можно говорить о диалектике общего и единичного, целого и части, интернационального и национального, но нельзя возводить в абсолют ни общечеловеческое, ни региональное (национальное). Общечеловеческое, вне национального, заявляет о себе как декларация. Национальное, вне общечеловеческого, чревато изоляционизмом, разрывом органической взаимосвязи и взаимообусловленности составляющих мира. Национальная культура, в отрыве от наработанного опыта общечеловеческой культуры, обречена на скоротечный интервал своей жизни. Возникнув на время, она исчезает навсегда, предопределив свое забвение.

Отношение к общечеловеческим ценностям, в конечном итоге, определяет, какое общество мы строим. Или реализуем принцип всеобщей «прихватизации», или делаем ставку на общечеловеческие ценности с ориентиром на Общее дело равных возможностей и осуществления справедливости.

Воспроизводство и приумножение общечеловеческих ценностей является исключительно прерогативой гуманитарного образования. Но гуманитарное образование не может быть абстрактным. Оно всегда конкретно и эту конкретность обеспечивают люди: учитель и воспитатель.

На уровне должного их статус заявлен с большой буквы: «так сказал Учитель», «так показал Воспитатель». На уровне реального, представление о значимости учителя и воспитателя зачастую девальвируются до уровня «училки» с мизерной зарплатой за свои усилия в области образования и воспитания подрастающего поколения, а также ротации кадров в сферах общественного производства духовной жизни общества, воспроизводства и совершенствования общественных отношений, и воспитания определенного типа личности конкретного общества. Перечисленные задачи проходят по реестру проблем общенациональной безопасности. И, тем не менее, и в этом случае можно констатировать подтверждение формулы «каков статус – такова и отдача».

Гуманитарное образование заявляет о себе как стратегическая сфера общественного развития. Оно обеспечивает социо-культурную преемственность поколений; решает задачи воспитательного характера; формирует гуманистическое мировоззрение; выступает средством социальной интеграции и инструментом решения идеологических задач. Если гуманитарное образование выступает фактором разработки дееспособных идей, то гуманитарное воспитание создает условия адаптации этих идей в общественном и индивидуальном сознании, благодаря чему, идеи превращаются в подлинную силу обустройства общества.

Гуманитарное образование обеспечивает не только адаптацию исторического опыта, но и его приумножение, о чем свидетельствует концепция общественного прогресса как развития общества от менее совершенного к более совершенному состоянию. Но путь общественного прогресса – это не Невский проспект. Одна эпоха сменяет другую не прямо, а опосредовано через транзитивное общество и его фазы: разрушение, поиск идеи достойного ответа историческому вызову и выход общества в новое качество.

Практика постсоветского периода только подтвердила вывод о специфике транзитивного общества. В условиях первой фазы вся система образования, включая гуманитарное образование и воспитание, оказалась в плачевном состоянии. Для родителей школа, техникум, вуз стали непосильно затратными, для государства – нерентабельными, а для хозяев свободного рынка – неприбыльными. Статус учителя в глазах детей потерял свою престижность. Уровень подготовки в школе упал так низко, что, после очередных приемных экзаменов в вузы, ученые Советы решают проблему как восполнить пробелы в образовании вчерашнего абитуриента и можно ли в оставшееся время подготовить профессионала избранной специальности. После второго десятилетия разрушительной фазы общества переходного периода заговорили о значении образования как важнейшего фактора безопасности страны [1], но только заговорили. В условиях экономической стагнации и социально-политической нестабильности существует реальная опасность разрыва Слова и Дела.

В июне 2006 года в Крыму прошла международная научно-практическая конференция «Современные проблемы науки и образования». Она проводилась с целью объединить усилия ученых и преподавателей, общественных деятелей и предпринимателей для решения актуальных проблем образования и превращения его в один из важнейших факторов демократизации общества. Участники конференции единодушно свидетельствовали, что студенту явно не хватает тех знаний и навыков, которые дает ему школа. Сумма академических знаний, с пробелами школьной подготовки, и в условиях предельного ограничения социально-гуманитарных дисциплин, не гарантируют выпускнику вуза приличное трудоустройство, ибо, как правило, он лишен тех качеств, которые обеспечивает гуманитарное образование, а именно: способность к диалогу, компромиссу и толерантности. Эти качества позволяют молодому специалисту не только смотреть и констатировать реальные трудности, но и видеть оптимальные пути их разрешения.

В 2006 году в Украине был осуществлен эксперимент. В специальных центрах проходила сдача выпускных экзаменов в форме тестов. Отмечая позитивную сторону эксперимента, Министр образования имел все основания заявить о том, что средняя оценка успеваемости школьников не превышает тройки. А это означает, что следующее поколение можно назвать «генерацией троечников». Но виноваты не дети, а сложившаяся социально-экономическая и социально-политическая обстановка в стране. Вузы «однодневки» обеспечили массовую подготовку условных юристов и псевдоэкономистов. Что касается других специальностей, то, в условиях экономической стагнации и политической нестабильности, на рынке труда они не пользовались спросом.

Ныне, в условиях всеобщей глобализации складывается единое мировое образовательное пространство. Классическая парадигма отечественного образования в формате «субъект – объект» трансформируется в парадигму «субъект – субъект». Болонский процесс смены парадигм предоставляет студентам более широкие возможности выбора дисциплин и преподавателей, существенно увеличивает объем самостоятельной работы. Но материальная база отечественных вузов не отвечает новым требованиям. Безнадежно отстала школа. Прекратил свое существование институт повышения квалификации профессорско-преподавательского состава, хотя организации и навыкам самостоятельной работы, а также формам контроля надо учить, в первую очередь, преподавателей и т. д., и т. п.

К этому следует добавить и собственные проблемы гуманитарного образования. Они возникли в первой фазе транзитивного общества, где разрушительные процессы усугубляются борьбой за власть. Каждый соискатель власти ориентирован на свою идеологию. Естественно, что он опирается на тех идеологов, которые, в первую очередь, через систему гуманитарного образования проводят интересы лиц, прокладывающих дорогу к власти, представляя эти интересы как интересы всего общества. Поэтому между соискателями власти идет постоянная борьба за контроль над Министерством образования, над всей образовательной системой и особенно над содержанием гуманитарного образования. [2]

В период революций этот процесс носит открытый характер. Неугодные для новой власти учебники гуманитарного образования уничтожаются. Из кафедр изгоняется якобы устаревший преподавательский корпус. Осуществляется «инвентаризация» ценностных ориентиров, общественных идеалов. Место прежних героев занимают те, кто работает на новую власть.

В период эволюционных трансформаций, так называемых «цветных», «фруктовых» и «овощных» революций процесс ревизии старой шкалы ценностных ориентиров осуществляется в более мягких формах. Пересматриваются рабочие планы, сокращаются часы на дисциплины социально-гуманитарного цикла, переписываются учебные и рабочие программы. Часть дисциплин переводится в разряд факультативных курсов, а затем они оказываются за пределами учебного процесса. Их место занимают дисциплины, либо лояльные новой власти, либо поддерживающие эту власть.

Отчасти, положение спасает системный характер образования, его способность к самоорганизации и его относительная самостоятельность, а также определенная дистанция от власти. Преподаватель приобщается к сокровищам духовной жизни и это приобщение делает его гуманитарием, подпитывает его веру в то, что он служит великой цели, а не обслуживает сиюминутные прихоти власти.

Вмешательство в процесс гуманитарного образования в условиях эволюционных трансформаций не носит ярко выраженного репрессивного характера и не вписывается в формулу «если, то», но сохраняет свою сущность. Проникновение политики в аудитории и кафедры вузов приобретает неявные формы.

Разные политические силы предлагают свое представление о справедливом социальном устройстве, как и свое представление о личности будущего общества. Несмотря на то, что сфера образования объявляется вне политики, однако она не может изолироваться от реальной жизни.

Анализ противоречий реальной жизни и их интерпретация через цикл социально-гуманитарных дисциплин включаются в «модель» выпускника, где оценка настоящего и представления о возможном будущем «засвечиваются» политикой удержания или завоевания власти. Эти дисциплины оппонируют или оправдывают реально существующую политику. Другими словами, преподаватель цикла социально-гуманитарных дисциплин, так или иначе, включается в политику.[3]

Как особая составляющая духовной жизни общества, гуманитарное образование создает условия превращения преподавателя в интеллигента, но из этого тезиса не следует аксиома равного отношения к цели образования*. Каждый гуманитарий имеет свое представление о «высшей цели» и свою оценку затраченных усилий. Как интеллигент, он заявляет о себе как субъект гуманитарного образования. Но все это в теории, а в реальной жизни всякое бывает. Можно быть преподавателем цикла социально-гуманитарных дисциплин и не быть интеллигентом. Можно транслировать знание, но не являться его проводником. Гуманитарное образование обеспечивается на стыке ума и сердца. И в этом случае зарплата преподавательского труда отступает на второе место. В качестве доминанты выступает совесть и гражданский долг.

Ситуация усугубляется еще и тем, что и сам феномен интеллигенции продолжает хранить свою неопределенность.

Является ли интеллигенция реальным ресурсом модернизации общества или это продукт ее собственного воображения? По каким параметрам интеллигент отличается от интеллектуала? Интеллигенция представляет собой интеллектуальную элиту или интеллектуальное меньшинство? Почему интеллигенция идеологизирует коллизии общества, но когда дело доходит до их разрешения, оказывается в состоянии своей невостребованности?

Новые реалии конца ХХ и начала XXI века существенно актуализировали эти вопросы с странах постсоветского пространства. От их решения напрямую зависит выбор дальнейшего пути развития в условиях исторических вызовов.

Исследовательская практика различных дискурсов предложила целую палитру размышлений о том, что такое интеллигенция, каков ее потенциал и насколько интеллигенция способна решать заявленную проблему в условиях транзитивного общества, где исторические вызовы ждут своих достойных ответов. Остается открытым вопрос и о дееспособности интеллигенции в условиях, где население ни вчера, ни сегодня не питает к ней особой симпатии. Население не верит тем, кто рядится под интеллигенцию, кто освоил искусство думать одно, говорить другое, а делать третье; кто потерял способность к терпению и терпимости в условиях общества трансформационных процессов. Предстоит длительный путь становления той интеллигенции, которая ориентирована не на выживаемость любой ценой, а на осуществление нравственного закона мироздания, апеллирующего не к долгу, а к совести.

Анализируя накопленный опыт, можно сделать вывод о том, что исследовательская практика столкнулась с феноменом, о котором уже сложились различные представления при отсутствии устойчивого понятия, что есть интеллигенция и какова ее сущность.

Трансформация термина «интеллигенция» в понятие сопряжена с определенными трудностями преодоления противоречия между чувственным и рациональным познанием, между представлением и понятием. Это противоречие усугубляется еще и различиями дискурсов исследовательской практики. В результате, в каждом случае, мы получаем правду, но не истину.

Обозначая понимающего и мыслящего индивида, интеллигенция претендует на образ интеллектуального и культурного человека.

Термин «интеллигенция» вошел в российскую публицистику в 60-е гг. XIX века. Представление об интеллигенции было своеобразным синонимом коллективной совести с ориентиром на критику социальных пороков и на статус оппозиции по отношению к власти. Но заявка о том, что интеллигенция является русским феноменом не выдерживает критики, ибо западноевропейская мысль также внесла свой вклад в осмысление этого явления.

Английский мыслитель Арнольд Тойнби, продолжая традиции немецкой классической философии, определяет интеллигенцию как интеллектуальное меньшинство, которое способно (обязано) находить и давать достойные ответы историческим вызовам, генерировать идеи, обеспечивающие разрешение очередной проблемы общества и выводящее общество в новое качество, на более высокий уровень его развития. [См.: 8, с. 106-113, 258-261, 283-284]

Польский социолог Ян Щепаньский делает попытку развести это интеллектуальное меньшинство по определенным основаниям:

Ø  по роли в создании и защите общечеловеческих ценностей;

Ø  по генерации и трансляции идей апологетики или критики существующего общественного порядка;

Ø  по вкладу в развитие культуры и совершенствование цивилизации. [См.: 9, с. 236]

Отечественный философ Мираб Константинович Мамардашвили в одной из своих последних работ «Как я понимаю философию» обосновывает тезис о том, что интеллигенция представляет собой определенный слой людей любого общества (выделил – И. К.), которые внутри социальных групп специально заняты разработкой идеологических связей. [См.: 6, с.334-336]

Кроме того, интеллигенцию зачастую определяют как специфический субъект духовного производства, социальная природа которого зависит от его роли в общественной организации труда [См.: 7, с. 65], что позволяет интеллигенции выступать в качестве духовного наставника общества, Учителя жизни [См.: 4, С. 9-199].

Опираясь на эти и другие авторитетные источники можно сделать несколько выводов.

Во-первых, интеллигенция является неотъемлемым элементом любого общества, ориентированного на развитие. Она выступает душой его культуры, духовным наставником, но не является целостным образованием. Поскольку интеллигенция структурно не организована, ее нельзя представить ни в качестве социального образования, ни в качестве отдельного института общества. Ее специфика в том, что она есть и об этом свидетельствуют процессы идентификации. Но одновременно интеллигенция демонстрирует свою неуловимость (нефиксируемость) по причине отсутствия четко выраженных границ. Она почти как фантом ампутированной ноги. Больной продолжает жаловаться на боль… в отсутствующей ноге. Что касается интеллигенции, то она заявляет о себе через социальную активность отдельно взятого человека, который действует и страдает, но не кричит о своей принадлежности к определенной нации, партии, конфессии, ибо объективно он находится от них на дистанции. Он субъект Нравственного Закона, его проводник. Своим подвижничеством интеллигент заявляет о своей готовности к подвигу ради всего человечества.

Во-вторых, следует искать различие между интеллигенцией и интеллектуалами. Этот поиск можно развернуть через оппозицию «мораль - нравственность», «долг и совесть». Хотя есть и другие основания исследования этой проблемы.

Термин «интеллектуал» вошел в словарь французского языка в 90-е гг. XIX века. Интеллектуал определялся через меру профессионализма. Он обеспечивает процесс производства идей и их осуществление в технике и технологиях цивилизации. Интеллектуал непосредственно задействован в одной из сфер системы общественного производства. Он обслуживает общество, обеспечивает его управление. Что касается интеллигенции, то она продукт гуманитарного образования и одновременно субъект гуманитарного образования и воспитания. Из этого не следует, что интеллектуал хуже интеллигента или интеллектуал лучше интеллигента. Речь идет о рядоположенных, но разных феноменах социальной действительности.

В-третьих, интеллигенция не имеет прямого отношения к собственности на средства производства, что создает для нее определенные трудности, а подчас и угрозу зависимости. Любая форма ангажированности - это условие трансформации интеллигенции в свою противоположность, когда она утрачивает свое содержание, свою идентичность и свою свободу. В лучшем случае она превращается в интеллектуалов. С другой стороны, отсутствие прямого отношения к средствам производства делает интеллигенцию представителем интересов всего общества, а не отдельных его структур.

В-четвертых, как отмечал , ценностные ориентиры интеллигенции являются производными от общечеловеческих ценностей, а ее поведение - это «ежедневное и ежечасное несение подвига» ради общечеловеческого благоденствия.

В-пятых, родом из прошлого, интеллигенция несет на себе знаки будущего и в этом смысле, она оппонент институтов и процессов настоящего времени. Отчасти, она специфический маргинал.

Все это обеспечивает общий вывод о том, что интеллигенция действительно является субъектом гуманитарного образования и воспитания. Ее можно рассматривать в качестве реального ресурса модернизации общества, его духовного наставника, интеллектуального поводыря. Она интеллектуальное меньшинство общества, но не его интеллектуальная элита.

Интеллектуал способен найти компромисс с любой властью. Как носитель определенного знания (информации), интеллектуал ориентируется на рынок спроса и предложений. Он мучается и страдает только в том случае, если ошибочно просчитал конъюнктуру рынка. Интеллектуал - субъект коммуникации, где отношения выстраивается в системе «субъект - объект» и где любой «другой» выступает предметом интереса, потенциальным объектом манипулирования.

Что касается интеллигента, то он служит, опираясь на совесть и повеление нравственного Закона. Если интеллектуалы – это определенный социальный слой общества с ориентиром на осуществление принципа «расчетливости», то интеллигенция является специфическим феноменом с ориентиром на осуществление подвига. Поэтому нормой отношения интеллигента с окружающей средой является не коммуникация, а общение, не приоритеты, а паритеты.

Общение ориентированно на достижение той общности активно и свободно действующих субъектов сознания и самосознания, когда их совокупными усилиями осуществляется процесс приумножения знания о проблемной ситуации и обеспечивается оптимальный путь ее решения. Каждый партнер общения сохраняет свою неповторимую индивидуальность и веру в «другого». Преодолевая ограниченность личного опыта, каждый участник диалога формирует оптимальную психологическую установку на осуществление определенного вида деятельности. Общение больше чем определенная сумма знаний и навыков. Оно предполагает способность отдавать себя, чтобы получить себя и жить для «другого». Общение требует освоение диалога культуры и языка, взгляда и улыбки. Оно ориентировано на освоение и усвоение таких принципов как компромисс и толерантность, справедливость и солидарность. Наконец, общение предполагает согласование интересов и достижение согласия, которое начинается на уровне познания, понимания и самопознания, а завершается на уровне аксиологической интерпретации той проблемной ситуации, которая является общей проблемой для партнеров общения. Поскольку общение является частным и особым случаем коммуникации, то интеллигенты – это всего лишь незначительное вкрапление в среде интеллектуалов.

Для носителей интеллигенции характерны: вечное удивление и сомнение; анализ и самоанализ; размышление о мире и о своем отношении к миру; глубокое чувство сострадания и милосердия; тяга к солидарности и справедливости; вопрошание что делать, чтобы сохранить честь и совесть, не разменяв долг служения на прислуживание; сохранить уважительное отношение к инакомыслию. Опираясь на общечеловеческие ценности, интеллигент избегает противостояния и борьбы, ибо понимает, что в борьбе победителя не бывает. В каждом случае последующее время называет вещи своими именами.

Интеллигент – это всегда претензия на эталон. Как правило, - это Просветитель с ориентиром на обретение истины, которая делает человека свободным. Он связывает историческое и социальное время. Выступая посредником между будущим и прошлым, интеллигент находится на дистанции с настоящим временем, и, как правило, выступает критиком (оппонентом) сегодняшнего дня. Вероятно, этим объясняется неугодность и невостребованность интеллигенции практически во всех сферах управления, которые тяготеют к консерватизму и демонстрируют конъюнктуру с ориентиром на осуществление принципа «здесь и сейчас».

Такие качества интеллигента как честность, порядочность и принципиальность обусловлены не моралью общества, а той нравственной ответственностью человека, которая складывается в процессе гуманитарного образования. Основу этого образования составляют общечеловеческие ценности, гуманистическое мировоззрение и особая методологическая культура.

То, что может себе позволить чиновник, работник торговли или человек из сферы обслуживания, не может позволить интеллигент. Принадлежность к интеллигенции всякий раз напоминает о себе формулой «Положение обязывает». Кодекс чести и совести, порядочности и принципиальности составляют своеобразный иммунитет против человеческих слабостей и пороков. Но этот иммунитет еще не делает интеллигенцию абсолютным эталоном общества. Он всего лишь создает возможность стать им. И стать таким эталоном совсем не просто в условиях, где люди не живут, а выживают, где уместно вспомнить расхожую фразу «Хотим как лучше, а получается – как всегда». Посему уместно озвучить некоторые выводы , которые он сделал в сборнике статей «Из глубины», спустя 10 лет после выхода в свет нашумевших «Вех». [4] По сути это вопросы, которые интеллигенция поставила для себя на пороге ХХ века и на которые до сих пор не нашла вразумительных ответов.

Ø  Не есть ли наше уныние и растерянность, утомление и безверие не только реакцией на неудачу революции, но и формой пробудившегося сознания ответственности, а в какой-то мере и вины, за то, что случилось?

Ø  Не слишком ли много сил мы отдаем борьбе «против», и не слишком ли мало – борьбе «за»?

Ø  Возможно, цель интеллигенции состоит, прежде всего, в желании, быть с народом, разделять с ним его судьбу, а не в том, чтобы, превратившись в секту, готовить наступление тысячелетнего «счастья народного»?

Ø  Не является ли сегодня главной задачей сохранение традиций, дабы не допустить «скачков в истории», чреватых кровью, разорением культуры и душевным опустошением?

Ø  Не следует ли признать, что для того чтобы сдвинуть страну с мертвой точки, нужны годы упорной работы, а не радикальные сиюминутные преобразования ради самих преобразований? [См.: 7 с. 424-442]

Вопросы сохраняют свою актуальную значимость и сегодня, в условиях реалий третьего тысячелетия. Общество глобализирующегося мира еще не обрело устойчивой шкалы ценностных ориентиров, не освоило способность разрешать глобальные проблемы и обеспечить стабильное развитие. Трудно представить объем и содержание негативных последствий, если новая система координат развития общества не найдет в себе творческих сил для вступления на путь оптимального государственного строительства и социального обустройства, ни на уровне вертикали власти, ни на уровне горизонтали коммуникации. Но еще более тяжким и не поправимым может стать решение интеллигенции, что ей нечего пересматривать и нечего менять в себе и в своем отношении к миру, сохраняя за собой статус «лишнего человека». [См.: 7, с. 424-442]

Такое решение может усугубляться в условиях разрушительной фазы, где население не живет, а борется за выживаемость, используя любые средства вплоть до выбора девиантного поведения; где реальностью является феномен «бомжа» или «бича»; где о своей бытийности заявляют демографический «крест», массовая детская беспризорность и стремительное омоложение преступного мира.

Поскольку общество переходного периода проходит три этапа: разрушение, поиск дееспособной идеи и выход из тупика, то в этом процессе интеллигенция обязана занять свое место и выполнить свое предназначение, заявив о своей претензии на власть авторитета.

Интеллигенция определяет «точку необратимости» на первом этапе транзитивного общества, обеспечивает поиск идеи достойного ответа историческому вызову - на втором, и адаптацию этой идеи – на третьем этапе. Такое участие интеллигенции в обустройстве позволяет обществу преодолеть кризисную ситуацию и создать новые условия для своего дальнейшего развития, включив механизм конверсии интеллектуалов в интеллигентов. Но поскольку интеллигенция родом из прошлого, то ее идеи-проекты могут оказаться и прожектами. Все это лишний раз заставляет задуматься об особом статусе интеллигенции с претензией на первопроходца в условиях ограниченного гуманитарного образования.

Рассмотрение заявленных вопросов позволяет сделать общий вывод о том, что интеллигенция, несмотря на определенные трудности, сохраняет за собой статус субъекта будущего в настоящем, и не без основания, претендует на статус субъекта гуманитарного образования и воспитания. Прививая человечность, помогая очередному поколению обрести смысл жизни, решая проблему самопознания; культивируя понимание и постоянный поиск оптимального отношения к миру, интеллигенция воспроизводит себя. Приумножая себя, она может обеспечить достойный ответ нынешнему историческому вызову [10, с. 3-266]. Ибо интеллигент - это особое состояние души, которое обеспечивает ответственное отношение к миру.

Использованная литература:

1.  , Вища освіта як фактор державотворення культури в Україні. – К., 2003

2.  Табачник Дмитрий. Путь к Новой земле./ «Газета 2000», Украина, 13.02.2009

3.  Проблемы политического участия в демократическом процессе // Социально-гуманитарные знания. – 1999- №2 – с.228-248

4.  Вехи. Интеллигенция в России // Сб. статей. – М., 1991

5.  Вехи. Из глубины. – М., 1991: Интеллигенция. Власть. Народ: Антология. – М., 1993 – 336 с.

6.  Мамардашвили я понимаю философию. – М., Прогресс, с.

7.  Сверчкова духовного производства: методологический анализ. – Л., ЛГУ,с.

8.  Тойнби А. Дж. Постижение истории.- М., Прогресс, 1с.

9.  Szczepanski I. Die intelligens in der gegenwertigen Desellsehaft. - Frankfurt/ М.,1966, - 236s.

10.  Ученые записки Таврического национального университета им. . Т№3 Философия. Социология. – Симферополь, 2008 – 276с.

Аннотация.

В статье «Интеллигенция как субъект гуманитарного образования» рассматривается статус гуманитарного образования и возможности интеллигенции его обеспечить.

Анотація.

В статті «Інтелігенція як суб’єкт гуманітарної освіти» розглядається статус гуманітарної освіти і можливості інтелігенції його забезпечення.

Summary

The status of humanitarian education and potentialities of intelligentsia to provide it are being considered in the article « The intelligentsia as a subject of humanitarian education».

Авторская справка:

- доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой социальной философии Таврического национального университета им. .

* Если общечеловеческое – это то, что присуще всем людям, или то, в чем участвуют все люди, независимо от пола, возраста, национальной и конфессиональной принадлежности, то общечеловеческие ценности – это форма выражения Нравственного Закона развития мироздания, условие формирования нравственного сознания людей и их отношения к миру

* Интеллигентов делает не только гуманитарное образование, но и те области искусства и религии, которые апеллируют к духовности человека и оперируют образами с претензией на формирование общественных идеалов.






Подпишитесь на рассылку:


Гуманизм


Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.