Бюрократия и демократия

РУБРИКА – ГЕОМЕТРИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

ПОДРУБРИКА – СТРАТЕГИЯ

Вячеслав Глазычев,

профессор МАРХИ, председатель Комиссии ОП РФ

Бюрократия и демократия

Как ни парадоксально, но развитие демократии в России находится в непосредственной зависимости от того, удастся ли, наконец, создать в нашем отечестве нормальную бюрократию.

В ходе любопытной работы, осуществленной российскими экспертами по проекту Всемирного Банка, когда они помогали жителям глубинных сел разработать программу локальных действий и воплотить ее в жизнь, случайным образом выяснилось чрезвычайно интересное соответствие. Легче, быстрее, эффективнее в самодействие включались жители тех сел, где из поколения в поколение обитали государственные крестьяне, тогда как там, где были только крепостные, работа шла намного тяжелее. С отмены крепостного права прошло полтора века. Через села прокатились войны, революции, коллективизация, хрущевское укрупнение, ликвидация поселений, в брежневское время признанных неперспективными, перестройка, но каким-то трудно постижимым образом память о поведенческом рисунке бытия уцелела.

Николай Варенцов, первый в России профессиональный менеджер, в редкостно информативных своих мемуарах (. Слышанное…М., НЛО, 1999, с. 346) оставил, среди прочего, такую запись: «… Я уже рассказывал о первых моих шагах в дебрях чиновнического мира, где я, благодаря своей неопытности, начал хлопотать по делу Товарищества, где я работал, с самых сильных чиновных лиц того времени, благодаря сложившимся для меня выгодным обстоятельствам по связям и знакомству с высшим кругом лиц, близко стоящих к государю Александру III. Благодаря чему я получил полное согласие от всех высокопоставленных лиц вплоть до директора департамента торговли и промышленности. Но чиновники, стоящие по своему положению ниже директора, дали понять мне, что я еще не взял быка за рога, а сделал грубейшую ошибку от небрежного отношения к их иерархическим ступеням, и мое дело провалили с ловким искусством, затянув его на два года вместо 3–4 месяцев, как я этого ожидал, то есть на такой длинный срок, когда решение его уже потеряло всякую силу. Еще тогда один из мелких чиновников департамента, потужив о моей неопытности, дал добрый совет: «Начинать в министерстве все дела не с голов, а с ног». Далее мемуарист подробно описал, как ему удалось найти правильного исполнителя, и крайней существенно, что все дальнейшее дано как констатация факта – опыт был усвоен.

Не стоит доверять суждениям, незаконно имеющим необсуждаемый статус фактов. Так, в России прошла индустриализация особого, советского типа, но подлинная урбанизация началась только сейчас, если под городом иметь в виду не просто населенный пункт, где большинство не занято прямо в сельском хозяйстве, но еще и устойчивое городское сообщество. В России, вернее в Советском Союзе, была система управления, которую принято именовать партийно-государственной, но реальная партийная деятельность была прекращена уже в 1926 году, и т. н. партия была лишь формой государственности. Наиболее яростно и с редкостным постоянством нападки на бюрократизм звучали в сталинское время, когда не было недели, чтобы фигура бюрократа не была центральной в «Крокодиле», исполнявшем обязанности сатирического издания. В наши дни слово «бюрократия» используется мало и редко, но зато постоянно на слуху «чиновник», представленный как неустранимое воплощение зла.

Заметим, что обвинения в адрес чиновника и чиновничества легко услышать из уст тех самых людей, кто решительно настаивает на необходимости отстройки России как правового государства. Со времен античных полисов утвердилось твердое представление о том, что демократия есть господство процедуры принятия решений и ответственности за принятые решения. Однако правовое государство, оформляющее массовое общество, есть в чистом виде господство бюрократии, и ничем иным быть не может. Достаточно начать с того, что наиболее ярким воплощением идеального бюрократа является судья, играющий роль привратника при законе и соотносящий исключительно с законом аргументы соревнующихся сторон в судебном заседании.

Закон или обмен уступками?

Выступая перед участниками Гражданского Форума 22 января 2008 года уже в роли кандидата на президентский пост, не без горечи говорил о всеобщем правовом нигилизме, искажающем все течение жизни в России. Всеобщий – значит пронизывающий все слои управления, все структуры принятия решений снизу доверху.

Однако если о «низе», имея в виду муниципалитеты или отделы всяческих ведомств, принято говорить много и страстно, то обсуждение «верха» негласным образом означено: табу! За этим не только робость пишущих, но и, как правило, совершенно недостаточная информированность, поскольку люди информированные, будь то главы комитетов Государственной Думы, или чиновники уровнем не ниже начальника департамента, либо эксперты, постоянно работающие на власть, предпочитают помалкивать о главном. Даже уйдя в отставку или, более того, в оппозицию, эти знающие люди избегают выходить на уровень серьезного анализа, ограничиваясь по преимуществу репликами личного характера.

Двухлетний опыт взаимодействия с высокими уровнями принятия решений, приобретенный благодаря работе в Общественной палате РФ, дает возможность отойти от публицистичности, центрированной на частные случаи, на казусы.

Начнем с вещи достаточно известной, но недостаточно осмысленной – с глубокой специфичности российского законодательства. Само уже употребление понятия «закон прямого действия» настораживает, поскольку предполагает наличие законов, такого действия и не предполагающих. Важнее, однако, иное. В блоке кодексов и законов, которые нам довелось рецензировать, законов в полном смысле прямого действия не обнаружено. В тех статьях законов, где речь заходит о прямом регулировании действий, будь то контроль над водными ресурсами, список местных вопросов, подлежащих решению органов местного самоуправления, либо технологии отнесения строений к классу ветхих или аварийных и т. п., непременно обнаруживается указание на то, что вопрос должен быть разрешен постановлением правительства.

Закон оказывается удобным инструментом власти, когда дело доходит до судебного разбирательства по иску гражданина. Закон не становится защитой интересов гражданина или группы граждан, поскольку в дело вступает сонм постановлений и т. н. подзаконных актов, практически блокирующих апелляцию к закону как таковому.

Это давняя традиция, у которой при желании несложно усмотреть корни в царской России, а то и в Московской Руси, но, главное, мощное наследие советской эпохи, когда декреты, постановления и законы (в деле, в частности, жилищной политики) сменяли один другой с огромной частотой, будучи исходно и до конца приравнены по статусу.

Многие обращали внимание на чрезвычайную «сырость» законопроектов, которые направлялись правительством в ГД и там, в течение последних четырех лет, при полном доминировании «партии власти», принимались с минимальным количеством поправок, либо вовсе без таковых, и сразу в нескольких чтениях. Опыт участия в заседаниях думских комитетов убеждает в том, что предметная дискуссия раньше или позже, из-за усталости оппонентов и дефицита времени, переформатируется в обмен уступками. За этим отнюдь не только спешка под нажимом правительства, и не только принципиальный отказ от принятия закона о непременном бюджетном финансировании развернутой независимой экспертизы, и даже не только напор не узаконенного по настоящее время лоббизма со стороны заинтересованных групп. За всеми этими внешними проявлениями глубокая убежденность самих законодателей в том, что по нормам обыденного права истинное значение придано постановлениям исполнительной власти.

Блистательной иллюстрацией может послужить дополнительный пункт 2 к статье 79 закона 131-ФЗ: «В административных центрах, столицах субъектов Российской Федерации законом субъекта Российской Федерации осуществление местного самоуправления предусматривается либо в границах административного центра, столицы субъекта Российской Федерации, либо на внутригородских территориях административного центра, столицы субъекта Российской Федерации» (проект, внесенный в январе 2008 г.).

Замечательное слово «либо», в обыденном восприятии означающее свободу выбора, без указания на непременную процедуру референдума (в законопроекте о поправках есть лишь указание на закон субъекта федерации «с учетом мнения жителей») в установившемся правопорядке означает одно: как решит губернатор, так и будет. Особую пикантность законопроекту придает тот факт, что он внесен от имени трех депутатов прежнего созыва Государственной Думы, ни один из которых не вошел в ее новый состав – под прежним номером, но с другим содержанием. О действительных лоббистах уже третьей подряд инициативы по ликвидации полноценного МСУ в столицах субъектов федерации можно только догадываться, так что к нормальной бюрократии все это отношения не имеет. Остается лишь надеяться, что вновь, благодаря сопротивлению общественных организаций, удастся притормозить рвение борцов за «региональные вертикали», которые стремятся прибавить к 15 миллионам граждан, практически уже лишенных своего конституционного права на МСУ в Москве и Санкт-Петербурге, еще примерно 11 миллионов жителей губернских столиц.

Судебная система как зона правового нигилизма

Примерам полного пренебрежения законом в почте комиссий Общественной палаты несть числа, но я воспользуюсь для примера собственным опытом. Я присутствовал на заседании Тверского районного суда Москвы, когда с формальной точки зрения рассматривался иск товарищества собственников жилья к московскому правительству по поводу отмены его постановления, признавшего солидный многоквартирный дом в центре города аварийным, с понятными последствиями.

Представленные истцами заключения двух авторитетных экспертных организаций, доказавшие, что заключение, на основании которого межведомственная комиссия «рекомендовала» правительству решение о сносе, является грубой фальшивкой, были судьей отметены. Ни эксперты от этих организаций, ни я как независимый эксперт слова не получили. Итог понятен, но еще важнее, что ни сама судья, ни истцы, ни представитель ответчика не были изумлены ни ходом, ни результатом – восприятие суда как инструмента в руках исполнительной власти стало нормой.

Мировой опыт знает достаточно надежное средство разрыва такого рода слитности судебной власти с исполнительной. Это принципиальное несовпадение границ судебных округов с базовыми административными границами, но, насколько мне известно, этот важнейший вопрос ни разу не становился предметом сущностной дискуссии, хотя призывы к борьбе с коррупцией давно стали рефреном в выступлениях властей всех уровней. Конституционный Суд ограничился тем, что потребовал принятия специального закона о предоставлении жилья судьям, взамен нынешнего правила, предоставляющего эту обязанность правительству, в свою очередь перебросившему ее региональной власти.

Местное самоуправление как иллюзия

В предметной области, которую я знаю хорошо – в сфере городской политики, – в советские времена был в ходу торжественный девиз: «Генеральный план – это закон». В действительности генеральный план социально-экономического развития города был многотомным собранием текстов и многоцветных чертежей. Среди текстов были аналитические материалы – где большей, где меньшей правдивости, – а также тексты оптимистического целеполагания, сверстанные от нужд производств в рабочей силе, а затем пересчитанные в соответствии с утвержденными нормами жилой площади на человека, посадочных мест в столовых на 100 жителей и т. п. Чертежи изображали некое идеальное состояние города через два десятилетия – с иллюзорно точным определением характера жилой застройки и неких общественных зданий. Главный чертеж вывешивался в кабинете начальника, тома материалов получали гриф секретности и убирались в сейф, после чего любое конкретное планировочное решение объявлялось «соответствующим генеральному плану». Ничто в этом отношении не изменилось! И не могло измениться, потому что российская исполнительная власть не желает согласиться на формирование подлинного, ответственного местного самоуправления, хотя ее высшие представители с удовольствием повторяют тезис о том, что МСУ есть фундамент гражданского общества.

В правовых государствах генеральный план являет собой документ, который вырабатывается в ходе длительных дискуссий и согласований (в Германии, к примеру, обычное право предполагает, что проект генерального плана подлежит одобрению как правящей коалицией, так и оппозицией). Наряду с базисными решениями относительно развития инфраструктур, этот документ содержит точные правила застройки для планировочных зон или даже кварталов (так в Нью-Йорке, к примеру). Такой документ в конечном счете принимается представительным органом местной власти как закон, и администрации остается соотносить с ним любой инвестиционный проект. Иное дело, что частный застройщик при первой возможности норовит отклониться от закона, в местной администрации работают не ангелы, и неустанный общественный контроль над соблюдением закона стал во второй половине ХХ в. нормой жизни. Этой норме есть на что опереться: в отличие от неопределенных «общественных слушаний», закон требует проведения ответственной экспертизы через институты «третьего сектора».

Когда принимался Закон об основах местного самоуправления, 131-ФЗ, господин Греф от имени правительства клятвенно обещал одновременно внести поправки к бюджетному и налоговому кодексам – с тем, чтобы обеспечить МСУ финансовую основу исполнения передаваемых ему обязательств. Разумеется, можно счесть странным, что наш парламент согласился со столь удивительной опорой закона, как клятвенное заверение министра, но с другой стороны и в этом, и в подобных случаях, очевидно, что сам законодатель принимает как факт, что исполнительная власть выше представительной.

Бюрократия или «ручное управление»?

Нельзя не признать, что при сложившихся к 2000 году обстоятельствах, наведение порядка в правовом поле страны и укрощение амбиций региональных вождей было необходимостью. В связи с этим отказ от прямых выборов регионального начальника, что ослабило его легитимность и увеличило зависимость от Кремля, представляется разумным. Однако столь же верно и то, что в настоящее время сохранение перекоса распределения ресурсов между центром и регионами в пользу центра не имеет собственно политического оправдания и выгодно исключительно центральным ведомствам. До настоящего времени представительная и судебная ветви власти даже не пытаются обсуждать состояние дел, смиряясь с тем, что с каждым новым актом нарастала концентрация реальной власти в руках исполнительной власти, по факту расчлененной по ведомственному признаку и уже потому все менее эффективной. Иначе и не может быть, так как вместо бюрократии при законе мы имеем дело с «ручным» управлением, предельным выражением которого является субъект федерации Москва.

Профильные комитеты ГД затрачивают значительную долю времени и усилий на то, чтобы после краткого рассмотрения экспертного заключения, написанного в думском аппарате, отвергнуть законодательные инициативы регионов. Основанием всегда служит неоспоримый факт – эти инициативы противоречат федеральному закону. Придется признать, что нередко уровень проработки инициатив оставляет желать лучшего, но никуда не уйти от того обстоятельства, что сотни подобных инициатив отражают реальную проблему. За исключением базисных конституционных прав, в столь пестрой стране, как Россия, невозможно применять единые правовые нормы к многообразию ситуаций. Недавний пример (Карачаево-Черкесия): средняя дистанция между населенным пунктами, что на равнине служит основанием для размежевания земель, не является эффективным показателем для горной страны, а теоретически достижимая договоренность между селами о передаче полномочий на уровень района практически не может быть реализована в силу того, что села разноэтничные. Апелляция к ГД не срабатывает – следовательно, вопрос будет решаться за рамками закона, и правовой нигилизм получит дополнительное основание. Добавим к этому сказанное выше о недостаточной детализации и неясности положений законов, и становится понятно, что говорить о формировании нормальной бюрократии как основании развития демократических институтов затруднительно.

Заокеанский опыт и наша действительность

Как человек русской культуры, я не могу не морщиться от иных сторон жизни в США, какие мы склонны отождествлять с бездушием и даже жестокостью, будь то равнодушие к неудачнику или отказ признавать какие-то привилегии за женщиной с малышом на руках, но при этом не могу не признать близкое к совершенству качество американской бюрократии. Пример из собственной практики: после довольно длительной научной работы в Вашингтоне в 1994 году я вернулся в Москву и на следующий год получил письмо от Федеральной налоговой службы с вежливым требованием вернуть казначейству США около полутора тысяч долларов подоходного налога. По тем временам это были большие деньги и, кстати, российские граждане тогда еще не имели права переводить средства за рубеж. По совету умудренного коллеги я направил ответное письмо с вопросом о правомерности запроса. Ни факсов, ни электронной почты, ни переговоров по телефону – простая почта. Месяц спустя последовал замечательный в своем роде ответ: «Пожалуйста, не предпринимайте ничего до получения следующего письма». Наконец, еще через пару недель я достал из почтового ящика пакет, в котором не только содержалось признание того, что как «ученый гость» я не был должником казначейства, но и брошюра с соответствующим федеральным законом, где закладкой и подчеркиванием был выделен нужный абзац.

Многократно бывая в США, общаясь с министерствами и муниципальными властями, я не переставал восхищаться тем, что информация, консультации по вопросам деятельности совершенно открыты, тогда как понятие «прием по личному вопросу» в каких-либо правовых взаимоотношениях гражданина и учреждения отсутствует в языке. Только почтовая корреспонденция, только ответы по существу с отсылкой к всегда детализованным законодательным актам. Коррупция в США, конечно, не устранена, но отсутствием личных контактов гражданина и чиновника она сведена к минимуму.

Прежде чем сделать попытку обобщения – еще один, достаточно свежий пример. Воспользовавшись возможностью, которую предоставила встреча Совета Общественной палаты с Президентом России, я высказал предложение предпослать созданию Фонда поддержки реформы ЖКХ проведение технического аудита состояния жилого фонда в избранных городах. Известно, что информация бюро технической инвентаризации построена на весьма условной методике расчета обветшания строений, и для определения реальной пропорции аварийного и предаварийного жилья необходима специальная работа, которую могли бы провести независимые эксперты. Президент Путин поддержал предложение, мы подготовили список дюжины городов разного масштаба в разных регионах, и группы экспертов ждали лишь сигнала поддержки в адрес региональных и местных властей. Тем не менее, такой сигнал так и не поступил (см. выше – Варенцов), и закон о Фонде, вскоре принятый в ГД, обозначил дело просто: аварийным является то, что считалось аварийным на 01.01.2007 г.

Будучи включен в состав Наблюдательного совета фонда, получившего статус Госкорпорации на основании специального закона, я имею возможность в деталях отслеживать ход его становления. Выполнить требования закона, дающие право на участие в программе Фонда, сложно. Методика, разработанная аппаратом, совсем не дурна, хотя и тяжела для исполнения, так что в текущем году мало где смогут реально воспользоваться средствами Госкорпорации, но главное пока что в другом. В строгом соответствии с законом о Фонде он должен был временно разместить переданные ему средства таким образом, чтобы эти средства если и не нарастали, то хотя бы не убывали под воздействием инфляции. Смею заверить, что Генеральный директор Фонда взялся за дело весьма продуктивно, но Банк России длительное время наотрез отказывался разместить средства Госкорпорации на депоненте. Отсылки к закону не срабатывают – руководство Банка России (ЦБ РФ) – заметим, подотчетного ГД – категорически было настроено на то, что сначала нужно специальное постановление правительства. Основание? – Никаких оснований. Более яркую демонстрацию правового нигилизма найти не просто – каждый потерянный месяц при текущем уровне инфляции означает потерю двух миллиардов рублей, или утрату возможности осуществить капитальный ремонт порядка сорока стоквартирных домов, или построить около тридцати таких домов для людей, отселяемых из аварийного жилья.

Как нам реорганизовать систему бюрократии

Итак, существуют три основных препятствия на пути формирования правового государства. Первое – редакция законов такова, что они не предполагают прямого действия. Второе – все участники процессов, теоретически регулируемых законом, заранее знают, что главенствует отнюдь не закон, а обычное право, в силу которого, среди прочего, казенные учреждения не смущаются того, что всевозможные посреднические конторы ссылаются в объявлениях на свое родство с этими конторами. Третье – рассуждения о коррупции, равно как и рассуждения о демократии, имеют по преимуществу риторический характер, и рассмотрение вопроса по его политическому существу отторгается не только носителями властных полномочий, но и большинством экспертов, и, как ни странно, оппозицией.

Любопытно, что и в российской словесности, за исключением горстки людей, обладавших серьезным практическим опытом (Львов, Салтыков-Щедрин, Фет, Энгельгардт, Варенцов), при обилии стенаний по поводу маленького человека, задавленного мощью бюрократии, почти не найти обсуждение проблемы по существу.

Кстати здесь привести цитату из Энгельгардта: «Правила о конской повинности составлены хорошо. Видно, что составлявшие их имели в виду, по возможности, облегчить исполнение воинской повинности. Цены на лошадей назначены настоящие… Притом же каждому предоставляется добровольно поставить лошадей, и тогда набавляется 20 % к назначенной цене, к жеребьевке должны приступать лишь тогда, если нет охотников добровольно поставить лошадей. Все дело должно вестись публично, гласно… Составлявшие правила, очевидно, понимали, что не следует наперед бесполезно разорять людей, на которых падет вся тяжесть войны. Но исполнители, ближайшие начальники, старшины, старосты ни о чем этом не думают, знают только одно: «Гони, приказано» («Из деревни 12 писем. 1882–1887.») – Что до первой части отрывка, отсылающего к бюрократам, осуществившим все же Великую реформу 1860-х годов, то такой класс работы в современном законодательстве найти сложно, что до «Гони, приказано», – то существенных изменений не обнаруживается.

Все это вещи серьезные, и говорить о них надлежит серьезно. От истории, въевшейся в кожу многих поколений, не убежишь, и следует понимать, насколько трудна задача, которую со всей искренностью ставит перед российским обществом тандем Путин – Медведев. Понятно, что столкновение Ельцина и Парламента произошло так, как произошло, и что при оппозиционной Думе передвижение центра принятия решений из правительства в Администрацию Президента было неотвратимо. Не вполне понятно, почему при ослаблении политического веса губернаторов не была предпринята попытка повторить имперский опыт Европы XV в., когда крепнувшая централизованная власть искала в городах опору и союзника. Отчасти за нежеланием передать совокупность местных вопросов в руки местных сообществ просматривается уступка региональной власти, но, похоже, не меньшее значение имеет элементарное неверие верхнего эшелона власти в способность российского человека к рациональной самоорганизации. Это неверие есть, тогда как исторических оснований за ним нет, если только не брать в расчет советский навык построения государственной машины поверх и поперек рядового человека.

Я исхожу из того, что, говоря о правовом нигилизме, о необходимости упрочения гражданского общества в России, выражал свою действительную позицию. Исхожу из того, что, говоря о десятилетии стабильности, необходимом для выправления положения, он был, безусловно, прав (если только под стабильностью не усматривать окаменение форм работы федеральной, региональной власти и местного самоуправления).

Отталкиваясь от этих посылок, можно с достаточной определенностью выявить основные направления совершенно необходимой работы, в которой государство и общественные институты могут, в принципе, выступить реальными союзниками.

Это разведение законодательства с тем, чтобы ясно различить рамочные законы, обеспечивающие единство базисных гражданских прав и законы территорий, в полноте учитывающие их природную и этнокультурную специфику. Это трудоемкая ревизия законов с тем, чтобы в принципе устранить понятие «подзаконный акт» и отсылки к самодеятельности исполнительной власти. И то, и другое требует многих лет, но уже начало такой работы обозначило бы шанс на рождение нормальной бюрократии.

Это гражданский аудит правоприменительной практики, поскольку обширная работа контроля, осуществляемая Счетной палатой и другими контрольными ведомствами, почти не поступает в публичное поле, что затрудняет теоретически возможное подключение общественных организаций и низовых организаций политических партий к анализу неполной и не всегда достоверной официальной информации. Только из сочетания обоих процессов возникнут условия для поступательной бюрократизации системы управления, при которой функцией чиновничества является, в первую очередь, обеспечение функционирования систем исполнения государственных полномочий и организация условий для деятельности реальных субъектов развития – предпринимательства и местного самоуправления.

Формальные предпосылки демократии есть, включая конституционные законы, в России наличествуют, но без сложения дееспособной, т. е. законопослушной бюрократии, реализация этих предпосылок затруднена в той мере, какую страна не может более себе позволить.



Подпишитесь на рассылку:


Демократия


Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.