. Научно-педагогическая, публицистическая и общественно-политическая деятельность в годы эмиграции (1925 — 1951 гг.)

На правах рукописи

НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ, ПУБЛИЦИСТИЧЕСКАЯ И

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Г. П. ФЕДОТОВА

В ГОДЫ ЭМИГРАЦИИ (1925 — 1951 гг.)

Специальность 07.00.02 — Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Саратов — 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени »

Научный руководитель: доктор исторических наук,

профессор Аврус

Анатолий Ихильевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор Лобачёва

Галина Викторовна

доктор философских наук,

профессор Белов

Владимир Николаевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Самарский

государственный университет»

Защита состоится 21 ноября 2008 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.243.03 при Саратовском государственном университете им.

3, 11 корпус СГУ, ауд. 516.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной библиотеке Саратовского государственного университета им. . Читальный зал № 3, 2.

Автореферат разослан 20 октября 2008 г.

Учёный секретарь

Диссертационного совета,

доктор исторических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Начало каждого нового столетия становится для человечества временем подведения итогов века предыдущего. Всякий раз люди осмысляют пройденный предшествующими поколениями путь, чтобы, отталкиваясь от их неудач и достижений, определить вектор дальнейшего развития. Для России начала XXI века это явление, пожалуй, имеет гораздо бóльшую остроту, чем для какой-либо другой страны мира, поскольку пройденный нашим народом в ХХ веке путь не имеет себе равных по внутреннему драматизму.




Одним из уникальных явлений российской истории ушедшего столетия стала эмиграция. Не будет преувеличением сказать, что это явление не имеет себе аналогов в истории других стран, также знавших времена массового выезда своих граждан за пределы родной страны. С одной стороны, беспрецедентными были масштабы эмиграции и с точки зрения географии рассеяния русских эмигрантов, и с точки зрения их количества. С другой стороны, — и это имеет гораздо более важное значение для истории нашей страны — русская эмиграция ХХ века уникальна в том отношении, что на протяжении долгих десятилетий она не переставала жить напряжёнными духовными исканиями, смысл которых состоял в неустанных поисках путей к счастливому будущему своей Родины.

Творчество представителей русской эмиграции принесло зрелые плоды в самых различных областях научной и общественной мысли, литературы и искусства. Сегодня этот опыт имеет для России колоссальное значение, и потому одной из важных задач современной российской исторической науки представляется осмысление феномена Русского Зарубежья ХХ века.

Предмет исследования. Определяя тему настоящей диссертации, мы учитывали некоторую однобокость интересов современных российских авторов, которые в бóльшей степени увлекаются изучением правого крыла русской эмиграции, оставляя в тени представителей левого фланга, охватывавшего сторонников социалистического переустройства современного им общества. Кроме того, на наш взгляд, необходимо исследовать феномен эмиграции в личностном измерении, рассмотреть это явление на уровне микроистории — сквозь призму драматических судеб выдающихся русских эмигрантов.




Мы остановили свой выбор на творческом пути видного историка, философа, публициста и общественного деятеля Георгия Петровича Федотова в годы его эмиграции. Это было обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, удивительным богатством творческого наследия , глубиной его анализа исторического прошлого России и событий современности, прозорливостью его прогнозов. Во-вторых, недостаточной изученностью федотовского наследия. В-третьих, на наш выбор повлияло то, что жизнь и судьба была тесно связана с Саратовским краем и Саратовским университетом, что налагает на нас, саратовцев, особые обязанности в деле изучения жизни и творчества нашего выдающегося земляка.

Степень изученности проблемы. Уже при жизни Георгия Петровича большинству знавших его современников было ясно, что он представлял собой яркое явление в эмигрантской науке и культуре, но первые шаги на пути к научному осмыслению наследия в собственном смысле этого слова были связаны с попытками виднейших представителей русской эмиграции подвести важнейшие итоги её деятельности в связи с юбилейными датами — сорокалетием и пятидесятилетием пребывания изгнанников советской власти за рубежом. Так, в 1960, 1961 и 1971 годах вышли в свет обобщающие очерки и [1].

Уже тогда был отмечен выдающийся вклад Георгия Петровича Федотова в мировую науку, причём указывал на исключительную многогранность его исследовательской деятельности: имя упоминалось среди наиболее видных агиологов, исследователей как отечественной, так и всеобщей истории, историков церкви и философов[2].




К сожалению, эти первые опыты осмысления творческого наследия русской эмиграции не нашли в дальнейшем продолжения в литературе Русского Зарубежья, что было, по-видимому, связано с тем, что большинство представителей старшего поколения эмиграции к рубежу 1960-х — 1970-х годов ушло из жизни, а для представителей нового поколения эта проблематика представлялась не только крайне сложной, но и не столь важной, поскольку они в гораздо бóльшей степени ощущали себя причастными к культуре тех стран, в которых они выросли, нежели к русской.

Тем не менее работа по изучению наследия в эмигрантских кругах никогда не прекращалась. Главной её формой до начала 1990-х годов являлась публикация трудов мыслителя[3], высшим достижением которой стало издание четырёхтомного собрания его публицистических работ[4].

В советской историографии имя замалчивалось, а освещение истории русской эмиграции носило крайне тенденциозный, политизированный характер. Упоминания работ Георгия Петровича можно было встретить лишь на страницах узкоспециальных исследований по истории отечественной медиевистики[5].

Возвращение наследия в Россию было связано с периодом перестройки и, в первую очередь, с тем коренным переломом в политике государства по отношению к церкви, который был обозначен торжественным празднованием тысячелетия крещения Руси в 1988 году. Характерно, что первые публикации трудов и кратких биографических сведений о нём появились на страницах самых популярных журналов времён перестройки[6].




Вслед за первыми публикациями последовал мощный прорыв в деле издания произведений на Родине[7]. Эти публикации сделали имя и творческое наследие Федотова широко известными в нашей стране, а сопровождавшие их предисловия и комментарии представляли собой первые попытки обобщающей характеристики творческого наследия Георгия Петровича в советской и постсоветской российской историографии[8].

Уже на пороге 1990-х годов наблюдался взрыв исследовательского интереса к творческому наследию Георгия Петровича Федотова в нашей стране. Каждый год был отмечен появлением нескольких специальных работ о творчестве Федотова, причём до настоящего времени наблюдается тенденция к неуклонному увеличению количества и объёма публикаций о нём. Характерно, что безоговорочно господствующим жанром научных работ о Федотове была и остаётся статья, основанная на анализе одного или нескольких его произведений и посвящённая тому или иному аспекту его наследия.

Наибольшую активность проявили при этом философы, в трудах которых анализировались взгляды мыслителя на такие проблемы философского познания мира, как философия культуры[9], эстетика и философия истории[10], категория свободы[11], социальная философия[12], философия религии[13].

Свой вклад в дело изучения наследия внесли также социологи и политологи[14]. Место федотовского наследия в истории отечественного литературоведения и литературной критики стало предметом ряда специальных исследований филологов[15].

Отдельную группу составляют статьи краеведов и архивистов из трёх городов России (Саратова, Воронежа и Санкт-Петербурга), с которыми была связана жизнь до эмиграции[16].




К изучению наследия подключились также и собственно историки, тематика исследований которых отличалась фрагментарностью[17] (в этом ряду как определенное исследовательское направление выделяются труды, опубликованные ивановским центром изучения интеллигенции[18]).

Вслед за статьями стали появляться и более крупные исследования, предметом которых являлось творческое наследие . Наибольшую активность и здесь проявили философы[19]. Диссертации современных российских философов нацелены на решение приоритетных задач — реконструкции философских взглядов Федотова, их анализа как целостной системы и рассмотрения в контексте развития русской и мировой философской мысли ХХ века.

В докторской диссертации Юлии Викторовны Селивановой была предпринята попытка социологического анализа социально-политических взглядов на основе изучения его публицистики[20].

Наследию выдающегося мыслителя Русского Зарубежья были посвящены и диссертационные исследования современных российских историков. В 1995 году была защищена историографическая диссертация [21]. По преимуществу историографический характер носила и диссертационная работа , которая была в основном построена на материале федотовской публицистики парижского периода его жизни и деятельности[22]. Как видно из содержания авторефератов, автор шёл по пути постепенной конкретизации темы исследования и в конечном счёте сосредоточил свои основные усилия на анализе публикаций Георгия Петровича в парижском периодическом издании «Новая Россия».

Перу историков принадлежат и две монографии, посвящённые творческому наследию . Первая из них — книга самарской исследовательницы [23] — обобщает большой фактический материал, включает в себя обстоятельный биографический очерк жизни и научно-публицистической деятельности , рассматривает исторические взгляды Георгия Петровича в широком контексте идейных и методологических исканий историков и философов Русского Зарубежья 20-х — 30-х годов ХХ века. Последнее достоинство работы оборачивается, однако, и существенным недостатком. Нам представляется, что содержание монографии гораздо шире её названия: исторические взгляды занимают в ней, пожалуй, даже не центральное место, а являются лишь одним из многих исследовательских сюжетов. Автор не обращается к анализу таких крупных работ , как исторические монографии «Святой Филипп митрополит Московский» и «Русская религиозность», которые имеют первостепенное значение для осмысления федотовских взглядов на исторические судьбы России до рубежа XVII — XVIII веков.




Заметным явлением в изучении творческого наследия Георгия Петровича Федотова стал выход в свет книги ёва[24]. Представив в общих чертах взгляды на основные этапы истории нашей страны, ёв вместе с тем определяет цель своей монографии более узко: «Автор данной работы … поставил перед собой задачу изучить взгляды на проблемы истоков революционных потрясений, на характер и особенности российской революции, на отличительные черты облика постреволюционной России и определение мыслителем основных путей возрождения Отечества»[25].

В 1990-е годы интерес к жизни и творчеству Георгия Федотова стали проявлять и зарубежные исследователи. Среди последних следует прежде всего назвать имя французского учёного — специалиста по истории русской литературы и философии, профессора Даниэля Бона[26]. В центре внимания его работ находится эволюция исторических воззрений Федотова во время его французской эмиграции, в частности, вопрос о характере и степени влияния французской культуры и науки на творчество .

Видный американский историка Марк Раев уделяет преимущественное внимание вкладу Федотова в русскую историографию[27], обосновывая при этом вывод о том, что имя русского учёного-эмигранта стоит у истоков такого важного направления в исторической мысли ХХ столетия, как историческая антропология[28].

Специальную работу, основанную на анализе исторической публицистики , подготовил польский учёный М. Богун[29], попытавшийся выявить вклад русского мыслителя в создание популярной в современной историографии и социологии теории элит.




Несмотря на большое количество работ о Федотове, до настоящего времени нет исследования, которое позволило бы рассмотреть его жизнь и творчество как единое, органическое целое.

Целью настоящей работы является поэтому всесторонний анализ жизненного пути, творчества и многогранной деятельности Георгия Петровича Федотова в годы эмиграции (1925 — 1951 гг.), на которые пришёлся расцвет его научно-педагогической работы и общественно-политической активности.

Достижение этой цели предполагает решение ряда взаимосвязанных задач. Во-первых, выявить причины и обстоятельства выезда из Советской России, которые были не характерны для абсолютного большинства эмигрантов первой волны. Во-вторых, всесторонне осмыслить все составляющие творческой деятельности Федотова за рубежом в их неразрывном единстве. В-третьих, внимательно рассмотреть общественно-политическую деятельность с тем, чтобы показать её мировоззренческое содержание и взаимосвязь с творчеством. В-четвёртых, в круг задач входит уяснение специфики идейных и научных исканий, а также общественно-политических устремлений нашего выдающегося соотечественника в годы его жизни во Франции и США.

Источниковую базу исследования составили прежде всего произведения Георгия Петровича Федотова[30].

В ходе библиографических поисков удалось найти и изучить около 200 статей, очерков, рецензий и эссе на русском и английском языках. Важным подспорьем явились все вышедшие за рубежом и в России сборники федотовской публицистики, хотя не все важные, на мой взгляд, произведения Георгия Петровича вошли в их состав. Существенно пополнить источниковую базу работы позволило фронтальное изучение содержания таких влиятельных периодических изданий русской эмиграции, как «Новый Град», «Путь», «Современные записки», «Числа», «Новая Россия», «Новый журнал», «За Свободу». Работа в Отделе редкой книги и в Отделе литературы Русского Зарубежья Библиотеки Российской Академии наук в Санкт-Петербурге дала возможность ознакомиться с публикациями в малотиражных эмигрантских изданиях — «Круг», «Сергиевские листки», «The Journal of the Fellowship of St. Alban and St. Sergius», «Sobornost΄»[31].




Особо значимую часть творческого наследия составляют его книги. В ходе работы над диссертацией были изучены шесть монографий Федотова, созданных в разные периоды его жизни и опубликованных на русском языке[32]. Кроме того, предметом изучения стала до сих пор не переведённая на русский язык книга «Сокровища русской духовности»[33], которая представляет собой своеобразное учебное пособие, сочетающее тексты источников (главным образом, древнерусской житийной литературы) и оригинальный текст автора-составителя.

Научная и публицистическая проза характеризуется редким стилистическим своеобразием, зачастую трудна для однозначного истолкования, отмечена глубоким влиянием субъективистских тенденций в современной ему философии и символизма в литературе и искусстве. Поэтому она предполагает необходимость многократного прочтения, требует проникновения в своеобразие его внутреннего мира, постижения свойственных мыслителю форм выражения своих взглядов.

О взглядах на те или иные вопросы философии, истории и современности можно судить также на основании текстов произнесённых им по разным поводам речей.

Немало интересных сведений, касающихся прежде всего творческих поисков , характера его общения с ближайшим окружением, деталей повседневного быта содержит его переписка.

Многие работы Федотова носили ярко выраженный полемический характер, и потому их содержание может быть понято только в контексте этой полемики. Отмеченное обстоятельство обусловило необходимость привлечения к анализу работ оппонентов и единомышленников Георгия Петровича, а также всех откликов на его произведения в печати, включая обзоры и рецензии.




Очень важным видом источников при написании настоящей работы стали воспоминания видных деятелей русской эмиграции, знавших и сотрудничавших с ним в различных начинаниях. Особенностью воспоминаний как исторического источника является то, что они содержат сведения по широчайшему кругу вопросов — от тонких нюансов философских споров до мелких деталей повседневного быта эмигрантов. Разумеется, при анализе мемуарных текстов приходилось учитывать присущую этому виду источников субъективность отражения исторической действительности, которая определяется жизненным опытом и личными пристрастиями мемуаристов.

Из круга мемуарной литературы особо выделяется очерк [34]. Его значение определяется прежде всего тем, что никто не знал Георгия Петровича так хорошо, как его жена, которая могла судить не только о его поступках, но и об их подлинных мотивах. На страницах очерка Федотов предстаёт в первую очередь не как учёный, преподаватель или общественный деятель, а как человек. Воспоминания супруги помогают понять особенности психологического склада характера Георгия Петровича, оценить роль семьи и близких друзей в его судьбе.

Второй по степени значимости корпус воспоминаний составляют мемуары близких друзей и коллег в его многочисленных начинаниях[35].

Отдельные штрихи творческой деятельности, жизни и быта в годы эмиграции сохранили дневники [36], воспоминания писателей и , главы Богословского Института в Париже митрополита Евлогия (Георгиевского), видного деятеля экуменического движения .[37]




Для изучения общественно-политической деятельности Георгия Петровича Федотова я обращалась к опубликованным документам, в которых нашла отражение работа Русского студенческого христианского движения (РСХД), благотворительной организации «Православное дело», литературно-философского общества «Круг», Содружества имени святого Албания и преподобного Сергия Радонежского, Парижского Богословского института.

В ходе работы над диссертацией удалось также обнаружить и некоторые неопубликованные архивные материалы. Они касаются российского периода жизни и деятельности . Были использованы материалы двух архивов — Архива Российской Национальной Библиотеки (РНБ) в Санкт-Петербурге и Государственного архива Саратовской области (ГАСО), которые позволили уточнить и дополнить ставшие достоянием науки сведения о жизненном пути , а также о причинах его выезда из России.

Таким образом, изученный комплекс источников позволяет решить поставленные в диссертации задачи.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют главные принципы современного исторического познания — историзм и объективность. Принцип историзма применительно к данной работе предполагает рассмотрение жизни и деятельности, общественно-политических взглядов и научных исканий в контексте определённого периода исторического развития России и мира, выявление причинно-следственных связей и взаимной обусловленности событий жизненного пути и современной ему эпохи. Принцип объективности требует привлечения для исследования максимально широкого круга источников, а также критического осмысления научной литературы, содержащей различные оценки, исследовательские подходы и выводы.




Использовавшиеся при работе над диссертацией методы исследования можно разделить на две группы. Во-первых, это общенаучные методы: анализа, синтеза, систематизации, классификации, аналогии. Во-вторых, специальные методы исторического исследования: проблемно-хронологический, сравнительно-исторический и метод структурного анализа. Проблемно-хронологический метод позволил поставить ряд проблем и рассмотреть каждую из них в хронологической последовательности событий. Сравнительно-исторический метод дал возможность на протяжении всего исследования выявлять сложную диалектику общего и особенного применительно как к судьбе , так и к развитию государств, народов, социальных групп. Метод системно-структурного анализа исходит из признания объективного существования общественно-исторических систем разного уровня, каждое событие и явление исторического прошлого рассматривается как элемент одной или нескольких систем во всём многообразии внутрисистемных и межсистемных связей.

Важнейшим методологическим ориентиром являлось такое направление современной исторической мысли, как историческая антропология, которая предполагает изучение истории в её человеческом измерении, взгляд на эпоху сквозь призму мировоззрения одного человека во всём его богатстве и внутренней противоречивости.

Научная новизна. Историко-антропологический подход составляет основу научной новизны данной работы, которая представляет собой первую в научной литературе попытку целостного, всестороннего рассмотрения жизни и многопланового творчества Георгия Петровича Федотова в годы его эмиграции. Впервые был специально поставлен вопрос о причинах выезда из Советской России. Предметом исследования стал также не рассматривавшийся прежде аспект: общественно-политическая деятельность Георгия Петровича во Франции, что позволило взглянуть на его научную, педагогическую и публицистическую деятельность как на единое и неразрывное целое, направлявшееся основополагающими нравственными принципами. Новым для историографии сюжетом стало специальное рассмотрение американского периода жизни и творчества русского мыслителя, занимавшего важное место в его биографии. Существенным элементом научной новизны диссертации является привлечение источников на русском и английском языках, которые не вовлекались прежде в научный оборот. К их числу относятся тексты публицистических выступлений — его статьи, опубликованные в европейских изданиях «Сергиевские листки», «The Journal of the Fellowship of St. Alban and St. Sergius», «Sobornost΄», а также его публицистическое наследие времён американской эмиграции. До настоящего времени за пределами внимания исследователей остаются и изученные нами научные труды Федотова, опубликованные в США — «A Treasury of Russian Spirituality» и «Русская религиозность» (части 1 и 2).




Научная и практическая значимость работы. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при подготовке новых исследований по истории русской эмиграции, истории отечественной исторической и философской мысли ХХ века, истории Русской Православной Церкви, а также при разработке общих и специальных курсов по отечественной истории.

Апробация результатов исследования. Основное содержание работы отражено в опубликованных автором 12 статьях (в том числе одной — в издании, включённом в список ведущих научных журналов, утверждённый ВАК РФ), а также в 15 докладах на научных конференциях разного уровня: на студенческо-аспирантских конференциях Института истории и международных отношений СГУ «Новый век: человек, общество, история глазами молодых» (2004, 2005, 2006, 2007, 2008), Вторых Научных чтениях памяти профессора (Саратов, 2008), межвузовских научных конференциях «Междисциплинарные связи при изучении литературы» (Саратов, 2005), «Молодёжь и здоровье» (Саратов, 2008), XXXI Зональной конференции литературоведов Поволжья (Елабуга, 2008), на Х, XII и XIII Всероссийских конференциях молодых историков «Платоновские чтения» (Самара, 2004, 2006, 2007), на Всероссийской научной конференции «Изменяющаяся Россия — изменяющаяся литература: художественный опыт ХХ — начала XXI в.» (Саратов, 2005), на одноимённой конференции, проводившейся в 2007 году в статусе Международной, на XXIX Международных научных чтениях «Чернышевский и его эпоха» (Саратов, 2007).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованных источников и литературы.




Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, выявляется степень её научной разработанности, раскрываются методологическая и источниковая база диссертации, формулируются цель и задачи работы, определяется её научная новизна и практическая значимость.

В первой главе диссертации («На пути к эмиграции») рассматривается долгий и непростой путь к решению покинуть Родину. Это позволяет проследить связующие нити между российским и «эмигрантским» периодами его жизни и творчества.

Показано, что в отличие от основной массы эмигрантов, являвшихся сторонниками белого движения, не встал на путь решительной борьбы с большевистской властью, что было обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, свою роль сыграла причастность Федотова к социал-демократическому движению в гимназические и ранние студенческие годы. Во-вторых, отойдя в начале 1910-х годов от революционной деятельности, он сохранил критическое отношение к существовавшим в царской России порядкам. В-третьих, в революционных событиях 1917 года он изначально видел большой созидательный потенциал и творческую силу. В отличие от многих российских интеллектуалов, Георгий Петрович признавал право народа на революцию, как выражение его сокровенных чувств и чаяний. В революции он увидел действие сверхъестественных, не вполне подвластных логике научного исследования сил общественного развития.

Ход самой революции способствовал стремительному внутреннему перерождению Федотова. Кровавые события, насильственные меры, посредством которых «вершилась справедливость», привели его к окончательному преодолению атеистических увлечений юности. Осенью 1917 года Федотов нашёл моральную поддержку и обрёл близкую ему духовную среду в религиозно-философском кружке «Воскресение», сложившемся вокруг .




В 1918 году кружок стал издавать журнал «Свободные голоса», где Федотов впервые заявил о себе как вдумчивый редактор и яркий публицист. Особое место среди произведений этого времени занимает статья «Лицо России», от стиля и содержания которой идут неразрывные нити преемственности ко всему последующему творчеству Федотова.

В начале 1920 г. переехал из Петрограда в родной Саратов, где занял должность профессора средневековой истории в университете. Этот шаг видится решительной попыткой мыслителя найти своё место в новой России, служить своему народу, оставаясь самим собой.

В Саратове Федотов впервые встретился с широкими массами студенчества и с увлечением занялся преподавательской деятельностью. Желая активно включиться в просветительскую работу и общественную жизнь родного города, он принял деятельное участие в работе Саратовского общества истории, археологии и этнографии. Не оставляя занятий медиевистикой (областью своей первоначальной научной специализации), Георгий Петрович стал серьёзно заниматься изучением революционного движения в Саратовском крае и возглавил созданный в начале 1920 года Музей Общественного Движения.

Однако нарастающее идеологическое давление власти на высшую школу привело Федотова к решению оставить преподавательскую деятельность, покинуть родной город и вернуться осенью 1922 года в Петроград.

По возвращении в Северную столицу Георгий Петрович вновь вошёл в кружок «Воскресение», но не смог найти ни надёжного заработка, ни достойного применения своим профессиональным знаниям. Таким образом, попытки Федотова найти для себя место в Советской России не имели успеха, что и привело его к мысли о выезде за рубеж в 1925 году. Он выезжал за пределы Родины, исчерпав все возможности служить России, не поступаясь нравственными и религиозными убеждениями. Оставшись в России, он неизбежно должен был вступить в открытый конфликт с властью, исход которого был бы страшен для его судьбы.




Рассмотрение идейных и нравственных исканий в первые послереволюционные годы приводит к выводу о ключевом месте этого периода в жизни и творчестве мыслителя. Именно тогда он окончательно утвердился в убеждениях, основополагающие принципы которых стали прочной опорой его научного творчества и общественной деятельности в годы эмиграции, а многие начинания (творческие, редакторско-издательские, педагогические, общественно-политические), оборвавшиеся «на полуслове» в России, нашли достойное продолжение в мире Русского Зарубежья.

Во второй главе диссертации рассматривается жизнь и деятельность в годы его французской эмиграции (1925 — 1941). Она состоит из четырёх параграфов, каждый из которых посвящён одной из наиболее важных сфер его многогранной деятельности.

Предметом исследования в первом параграфе стала научно-педагогическая деятельность в годы его жизни во Франции. В параграфе отмечается, что именно с научной деятельностью (прежде всего — в области изучения французского средневековья) он связывал свои главные надежды, выезжая за рубеж. Этим надеждам не суждено было сбыться, поскольку во Франции имел место избыток специалистов в этой области исторической науки, а недостаточное знание французского языка не позволяло Георгию Петровичу на равных конкурировать с питомцами французских университетов.

Уже в первые годы пребывания за границей произошёл коренной поворот в тематике его научных исследований от западного средневековья к проблемам духовной истории Древней Руси. С одной стороны, это было связано с внешними обстоятельствами: основным источником средств к существованию стала для Георгия Петровича работа в Парижском Православном Богословском Институте, где ему было поручено чтение курса агиологии, требовавшее глубокого погружения в историю русской религиозности, в мир древнерусской житийной литературы. С другой стороны, изучение духовного наследия Древней Руси было непосредственно связано с его размышлениями о смысле и движущих силах русской истории, о будущем нашей страны.




В параграфе подробно анализируется книга «Святые Древней Руси» (1931), выросшая из читавшегося им в Богословском Институте курса агиологии. Показано, что на её страницах он впервые в историографии выявил сменявшие друг друга исторические типы русской святости, а также проследил, каким образом стержневые проблемы развития русского общества и государства преломились в духовных исканиях русских святых.

В итоге рассмотрения содержания книги делается вывод, что в ней весь путь исторического развития русского народа и государства был рассмотрен под новым углом зрения. Исследование показало, что духовные искания русских святых с опережением высвечивали своеобразие каждого следующего этапа истории страны. Они пророчески предупреждали русских людей о грядущих испытаниях и наставляли их на путь истинный, предостерегая от ошибок и заблуждений.

В параграфе также подробно рассматривается монография «Святой Филипп митрополит Московский», вышедшая в свет раньше «Святых Древней Руси» (в 1928 г.) и представляющая собой конкретно-историческое исследование одной из ключевых проблем истории России: на его страницах Георгий Петрович обосновал принципиально новую для отечественной историографии концепцию опричнины Ивана Грозного.

Политическим смыслом опричнины, по Федотову, являлась попытка создания новой системы управления и нового «социального класса, чуждых старым земским традициям, независимых от влияния боярства». Однако поставленная Иваном Грозным задача оказалась неосуществимой, и в конечном счёте опричнина вылилась в череду лишённых внутреннего смысла разрушительных действий.




указывал на тяжелейшие последствия опричнины для России, устанавливая прямую связь между ней и Смутным временем. В последнем он видел ниспосланную Богом кару для всего русского народа, поскольку его роль в опричной революции виделась историку противоречивой: «Весь русский народ был не только жертвой царя Ивана, но и соучастником его преступлений»[38].

Самое главное — книга Георгия Петровича открыла новые перспективы изучения опричнины, отойдя от господствовавших в исторической литературе начала ХХ века и нашедших продолжение в советской историографии социологических подходов, изгонявших из истории её нравственное содержание: «Кровь св. Филиппа переполнила до краёв чашу грехов русской земли. Её падение сделалось духовно и морально неотвратимо. Каковы бы ни были социальные причины катастрофы, но не может жить общество, повседневно убивающее идею своей жизни»[39]. Последний вывод звучал предельно актуально для драматических судеб России первых десятилетий ХХ века.

В параграфе анализируется также третья книга , вышедшая в свет в годы его французской эмиграции — «Стихи духовные. Русская народная вера по духовным стихам» (1935). Выявляется её новаторский характер как междисциплинарного исследования, сочетавшего в себе методы литературоведческого, исторического, философского и культурологического анализа.

Работа направила изучение русской народной духовности в принципиально новое русло. Если его предшественники ограничивались выявлением элементов язычества в мировоззрении русского крестьянства, то Федотов предпринял попытку осмысления основ народного православия как самобытного явления духовной истории России.




При подведении итогов рассмотрения научного наследия времён французской эмиграции отмечается его выдающийся вклад в развитие русской и мировой науки. Идейно-методологические искания Федотова перекликались с творческими поисками виднейших представителей западноевропейской исторической мысли, в частности историков французской школы «Анналов». Его творчество сыграло важную роль в борьбе за право истории на высокое звание Науки в годину самых ожесточённых нападок на историю со стороны идеологов тоталитарных режимов межвоенной Европы.

Второй параграф второй главы посвящён рассмотрению публицистической деятельности во Франции. Отмечая огромную работоспособность Федотова, автор диссертации видит главный секрет воздействия его публицистических произведений на читателя в их эмоциональной насыщенности, выразительности языка и особенностях литературного стиля.

В параграфе подробно рассматриваются особенности языка и стиля федотовской публицистики, а затем — её содержание, которое постоянно обновлялось в силу самой природы публицистики как непосредственного отражения современности. Основные вехи обновления содержания публицистики рассматриваются в связи с историей его сотрудничества с разными периодическими изданиями Русского Зарубежья.

В эмиграции Федотов впервые заявил о себе как публицист на страницах «евразийского» журнала «Вёрсты». Наиболее ярким произведением этого периода стало эссе «Три столицы», в котором была дана многоплановая, образная картина исторического прошлого Руси — России и высказаны предположения о её будущем. Сотрудничество Федотова с «Вёрстами» было непродолжительным, поскольку он не разделял евразийских воззрений, но опубликованные тогда статьи позволили ему войти в число наиболее авторитетных русских публицистов-эмигрантов.




С 1927 года основным журналом, с которым сотрудничал Федотов-публицист, стали «Современные записки», издатели которых называли своё детище «беспартийным журналом», будучи при этом сторонниками республиканско-демократических и даже социалистических идеалов.

Среди статей, опубликованных в «Современных записках», особо выделяются эссе «На поле Куликовом» и статья «Россия Ключевского», анализу содержания которых уделяется большое внимание. Наряду с этими работами, в которых были продолжены и упрочены традиции его первых публицистических выступлений, стал непосредственно обращаться к проблемам современной российской и мировой политики. Важнейшие из статей такого рода были собраны им в книге «И есть и будет (Размышления о России и революции)» (1932), в которой он наиболее отчётливо, последовательно и полно сформулировал свой взгляд на социально-экономическое, политическое и культурное развитие Советской России 1920-х — начала 1930-х годов. полагал, что в 1929 — 1930 гг. Советская Россия пережила новую революцию или «революцию большевизма», которая радикально изменила социальную структуру советского общества и привела к полному отчуждению всех социальных слоёв от реальной власти, полностью сосредоточенной в руках партии.

Опубликование книги «И есть, и будет» знаменовало собой решительный шаг на пути к обретению им полной свободы самовыражения в публицистике. Логическим завершением этого пути стало основание собственного журнала «Новый Град», с которым связано дальнейшее обновление характера его публицистического творчества.




Во-первых, наряду с обзорами политических событий он стал поднимать вопросы экономики, социологии и культурологии. Во-вторых, публикации в «Новом Граде» явственно обнаружили процесс глобализации федотовского взгляда на современность. От преимущественного рассмотрения российских проблем Георгий Петрович всё больше обращался к мировым проблемам, а по мере приближения Второй мировой войны — к поискам путей предотвращения всемирной катастрофы.

Важное место в публицистическом творчестве периода французской эмиграции занимает его сотрудничество с журналом «Путь» — органом Русской Религиозно-Философской Академии в Париже, главным редактором которого был . В опубликованных здесь работах поднимались религиозно-философские проблемы современного развития.

Последним из парижских периодических изданий, в котором публиковался Федотов в 1936 — 1940 гг., стал издававшийся журнал-газета «Новая Россия». Именно здесь Георгий Петрович опубликовал наибольшее (около шестидесяти) количество статей, как правило, небольших по объёму и представлявших собой непосредственные отклики на происходившие в это драматическое время события.

На содержание статей, опубликованных в «Новой России», огромное влияние оказало идейное размежевание в среде русских эмигрантов в условиях надвигавшейся мировой войны. Часть из них увидела в тоталитарных вождях Запада грядущих «спасителей России». не мог разделить такую позицию, для него понятия Россия — христианство — демократия сливались в неразрывное органическое целое. Формулируя свои взгляды с подчёркнутой жёсткостью, он оказался недопонятым большинством эмигрантов, прежде всего — коллегами по Парижскому Богословскому Институту после опубликования статьи «Пассионария», где Георгий Петрович открыто заявил о том, что Долорес Ибаррури с её коммунистическими взглядами ближе ему, чем генерал Франко, прикрывавший свои зверства знаменем Креста[40].

В связи со статьёй в эмигрантской публицистике вспыхнула горячая полемика, способствовавшая уточнению идейных позиций накануне Второй мировой войны.

При подведении итогов параграфа делается вывод о том, что именно своей публицистикой оказал наиболее глубокое и эффективное воздействие на современное ему общество.

В третьем параграфе второй главы рассматривается вклад в издательское дело русской эмиграции, которое имело для неё особое значение: большинство покинувших Советскую Россию людей принадлежало к образованным слоям общества, занимавшимся на Родине интеллектуальным трудом, и чтение для них являлось первейшей жизненной потребностью.

принадлежит видное место среди эмигрантов, посвятивших себя издательской деятельности. Ещё в России он заявил о себе как энергичный и вдумчивый издатель журнала «Свободные голоса». В период французской эмиграции талант Федотова-издателя развернулся в полном блеске. Главным его детищем в области издательской деятельности стал журнал «Новый Град», который издавался в Париже в 1931 — 1939 гг. В качестве соредакторов журнала выступили -Фондаминский и , но ведущую роль играл .

Именно Федотов оказал определяющее влияние на формирование идейно-мировоззренческого направления журнала, выступив в качестве автора программных статей.

«Новый Град» ставил перед собой задачу найти путь к обновлению раздираемого противоречиями мира. Создатели «Нового Града» пытались определить вектор третьего пути для России и Европы, а в идеале — для всего человечества, минуя капитализм и социализм, казармы тоталитаризма и бездуховность материализма. Вокруг журнала выросло влиятельное в русской эмиграции течение, известное под названием новоградство. Обретение социальной стабильности и гармонии в обществе новоградцы связывали с обращением к истинному христианству, а идеальный государственный строй представляли себе как «христианскую демократию». Наряду с идеей христианской демократии в области государственно-политической, «новоградцы» выступили в качестве поборников идеалов христианского социализма, резко противопоставляя себя большевизму, который своими злодеяниями способствовал возвращению социализма в лоно христианства, в своё первоначальное состояние.

«Новый Град» прекратил своё существование в 1939 году в непосредственной связи с началом Второй мировой войны., но сделанного и его коллегами оказалось достаточно для того, чтобы оставить глубокий след в судьбах русской эмиграции и в развитии русской общественно-политической и философской мысли ХХ века.

В четвёртом параграфе второй главы рассматривается участие в общественно-политической жизни эмиграции — наименее изученная сторона его многогранной деятельности.

Одной из её форм было участие в эмигрантских литературных кружках — «Зелёной лампе», Объединении писателей и поэтов, «Солёном кружке».

Георгий Петрович стал одним из создателей религиозно-философского общества «Круг» (1935 г.), идейные искания участников которого касались места человека в сложном современном мире, проблем творческой личности, сориентированной на созидание и диалог с окружающими.

Наиболее ярко на поприще общественно-политической деятельности в годы парижской эмиграции проявил себя как участник экуменического движения, которое приобрело широкий размах в странах Западной Европы межвоенного периода. Он активно включился в работу Русского Студенческого Христианского Движения (РСХД), а также Содружества святого мученика Албания и Преподобного Сергия Радонежского, возникшего в 1927 году как объединение сторонников православной и англиканской церквей.

Ещё одна грань общественно-политической деятельности Георгия Петровича в годы французской эмиграции связана с его участием в работе благотворительной организации «Православное дело», которая ставила своей задачей практическое воплощение православной веры в жизнь, создав общежитие и столовую для малоимущих и бедствовавших эмигрантов из России и активно занимаясь культурно-просветительской работой среди эмигрантской молодёжи.

Начало Второй мировой войны имело трагические последствия для судьбы многих русских эмигрантов. Ближайшие друзья , участники организации «Православное дело» м. Мария и погибли в фашистских концлагерях. Георгий Петрович, воспользовавшись помощью Американского еврейского рабочего комитета, 15 января 1941 года отбыл из Франции в США.

Американскому периоду жизни (1941 — 1951) посвящена третья глава диссертации.

В первом её параграфе рассматривается научное творчество и преподавательская деятельность Георгия Петровича во время его жизни в США. В 1941 — 1943 гг. он читал лекции на богословском факультете Йельского университета, а с 1943 г. до конца жизни преподавал историю русской церкви в Свято-Владимирской духовной семинарии в Нью-Йорке. Педагогическая деятельность Георгия Петровича времён американской эмиграции нашла яркое отражение в книге «Сокровища русской духовности» (1948), которая до сих пор не переведена на русский язык. Эта работа представляет собой оригинальное учебное пособие, в котором были опубликованы на английском языке фрагменты из житий православных святых, их автобиографий и дневников, богословских сочинений. было написано предисловие, а также биографические очерки об авторах опубликованных источников и зарисовки исторических эпох, в которые они создавались. Название книги — «Сокровища русской духовности» — раскрывает замысел Георгия Петровича — собрать под одной обложкой весь спектр разнообразных проявлений русской духовности в разные исторические эпохи.

Педагогическая работа продолжала развиваться в теснейшей связи с научным творчеством. Американский период эмиграции был отмечен началом создания грандиозного по замыслу многотомного исследования «Русская религиозность», в котором обобщались труды всей его жизни. Объективной трудностью, существенно осложнявшей осуществление творческого замысла Федотова, была необходимость создания труда о русской религиозности на английском языке, в котором к тому времени не существовало общепринятой научной терминологии по этой проблематике.

Увидеть свет суждено было лишь двум частям «Русской религиозности» («Христианство Киевской Руси. Х — XIII вв.» и «Средние века. XIII — XV вв.»), первая из которых представляет собой вполне завершённое самостоятельное целое, а вторая осталась незаконченной. Замысел же Георгия Петровича был гораздо шире — создать целую серию книг по истории русского религиозного сознания с раннего, киевского периода до современных ему дней.

Этот замысел не был осуществлен, работа над второй частью «Русской религиозности» была прервана смертью Георгия Петровича в 1951 г.

Научная задача, которая была поставлена , состояла в том, чтобы всесторонне рассмотреть субъективную сторону религиозной жизни, а не её объективные проявления. Впервые применительно к русской истории была предпринята попытка изучения антропологии религии в историческом контексте, которая во многом предвосхитила тенденции развития историографии второй половины ХХ века. Это позволило рассмотреть первые столетия русской истории с принципиально новых позиций, выявить новые грани древнего прошлого нашей страны. Историко-антропологический подход заставил исследователя пересмотреть свои взгляды на периодизацию истории России и прийти к выводу о необходимости выделения «русского средневековья» (хронологические рамки и содержание которого существенно отличались от средних веков европейского Запада) как особого и очень важного периода духовного развития России.

Во втором параграфе третьей главы рассматривается публицистическая деятельность американского периода его жизни. Сохраняя неповторимый литературный стиль, публицистические выступления Федотова во многом изменились по содержанию, отражая произошедшие в годы Второй мировой войны глубокие перемены в его мировоззрении. Если в 20-е — 30-е годы Георгий Петрович сохранял надежды на возможность благотворного обновления жизни Советской России на основе принципов демократии и социализма, то в Америке эти надежды были им окончательно утрачены, а критика большевистского режима в СССР становилась всё более острой и бескомпромиссной. На страницах своих публицистических произведений, опубликованных в США, неоднократно называл политический строй СССР «фашистским», перечисляя через запятую Италию, Германию и Россию как страны классического развития фашизма.

Такие взгляды разделялись издателями эсеровского журнала «За Свободу», с которым Федотов активно сотрудничал в военные и первые послевоенные годы, но встретили серьёзные возражения в широких кругах русской эмиграции.

Корни отмеченных изменений в мировоззрении были связаны с тем, что ещё в годы мировой войны, раньше, чем большинство современников, он пытался заглянуть в далёкое послевоенное будущее человечества. Ключевое значение для понимания федотовского ви́дения послевоенного мира имеет статья «Между двух войн» (1946), в которой предсказывалось грядущее противостояние США и СССР, способное привести человечество к ещё более страшной мировой войне в эпоху ядерного оружия.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются его основные выводы.

Давая обобщающую характеристику творческой деятельности Георгия Петровича Федотова, представляется обоснованным выделить три её основных этапа, которые соответствуют трём периодам жизненного пути выдающегося учёного и мыслителя.

Первый период охватывает время жизни в России. Оно было отмечено активным, но безуспешным стремлением Георгия Петровича к активной созидательной деятельности в родной стране. Место этого этапа на творческом пути мыслителя правомерно определить как время подготовки, становления и созревания.

Парадоксально, но очевидно: отъезд за границу, несмотря на серьёзные материальные трудности и глубокие духовные переживания, способствовал расцвету его творческого дарования, публицистического таланта, расширил философское ви́дение мира.

Жизнь и творчество нашего выдающегося соотечественника в эмиграции разделяются на два периода, которые различались уже по чисто внешним обстоятельствам жизни: в 1925 — начале 1941 гг. Федотов жил и работал во Франции, в 1941 — 1951 гг. — в США.

Парижский период был во многих отношениях временем наивысшего расцвета творческой деятельности . В Европе произошёл коренной переворот в тематике его научных интересов. Известный в России как специалист по истории духовной культуры западного средневековья, он обратился к изучению Руси — России и создал ряд превосходных исторических монографий, которые по-новому освещали судьбы русской культуры и государства.

Новаторство научного творчества Федотова питалось жизненными соками современности. Парижский период был отмечен необычайно интенсивной публицистической деятельностью, нацеленной на поиск путей к духовному обновлению человечества. Наиболее ярким проявлением этих поисков стало оформление вокруг издававшегося Федотовым журнала «Новый град» движения «новоградства», которое приобрело большое число сторонников как в рядах русских эмигрантов, так и среди представителей западной интеллигенции.

Годы Второй мировой войны оставили глубокий след в мировоззрении , во многом изменив его, чему способствовал и его переезд из Европы в Америку, где Федотов оказался в принципиально иной социально-политической и культурной среде.

Американский период творчества имеет ряд существенных особенностей сравнительно с французским. Менее активной стала его публицистическая деятельность, что было обусловлено переоценкой мыслителем перспектив будущего Советской России. Если в 1920-е — 1930-е годы, находясь во Франции, Георгий Петрович жил в ожидании крупных перемен на Родине в ближайшем будущем, то опыт военных лет обнаружил гораздо бóльший, чем ему казалось, запас прочности советской власти, сумевшей выдержать жестокое столкновение с фашистской Германией. В отличие от многих эмигрантов, склонявшихся к переоценке исторической роли большевизма в судьбах России под влиянием великих побед Красной Армии, сохранил резко критическое отношение к нему и даже ужесточил свои негативные суждения на этот счёт, оставшись при убеждении, что крах большевизма в России неизбежен, хотя и произойдёт гораздо позднее, чем он прежде предполагал.

В связи с этим мировоззренческим поворотом в Америке отошёл от активной общественно-политической деятельности и сосредоточил свои главные усилия на преподавательской и научной работе. Вышедшие в свет за Океаном две части задуманного им грандиозного пятитомного труда «Русская религиозность» представляют собой вершину творческой деятельности Федотова как историка-исследователя и заслуживают самого пристального изучения учёными нашей страны.

Жизненный путь и творчество Георгия Петровича Федотова показывают, как трудно и сложно человеку сохранить свою индивидуальность в условиях тектонических сдвигов в обществе, какие сверхпрочные нравственные основы и исполинские душевные силы для этого необходимы. Опыт жизни замечательного русского мыслителя позволяет сделать вывод, что именно несгибаемый дух поборника принципов христианского гуманизма предопределил глубину его философского и научного мышления, прозорливость прогнозов, оригинальность и непреходящую актуальность идей и оценочных суждений.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

А. Статья в издании, входящем в список ведущих научных журналов, утверждённый ВАК РФ:

Галямичева Петрович Федотов: Путь к эмиграции // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. М., 2008. Вып. 22. С. 204-216.

Б. Статьи в прочих изданиях:

1. о путях духовного развития России (по материалам эссе «Три столицы») // Античный мир и мы. Саратов, 2005. Вып. 10. С. 64-67.

2. Галямичева российской истории в историософской концепции // Самарский земский сборник. Самара, 2005. № 1 (9). С. 75-77.

3. об образе Руси — России в поэзии // Изменяющаяся Россия — изменяющаяся литература. Художественный опыт ХХ — начала XXI веков. Саратов, 2006. С. 112-116.

4. об осмыслении истории в произведениях русских писателей // Междисциплинарные связи при изучении литеатуры. Саратов, 2006. Вып. 2. С. 113-116.

5. о месте в истории русской общественно-политической мысли // Новый век: история глазами молодых. Саратов, 2006. Вып. 5. С. 28-32.

6. о научном наследии // Платоновские чтения: Материалы XII Всероссийской конференции молодых историков. Самара, 2006. С.165-168.

7. К вопросу о стилистическом и жанровом своеобразии исторической публицистики // Античный мир и мы. Саратов, 2007. Вып. 11. С. 35-37.

8. Галямичева эмиграция в Париже в 1920-е — 1930-е годы: поиск путей к спасению мира // Платоновские чтения: Материалы XIII Всероссийской конференции молодых историков. Самара, 2007. С. 149-152.

9. о месте в истории русской исторической мысли // Историографический сборник. Саратов, 2007. Вып. 22. С. 84-90.

10. о гуманизме Горького // Материалы XXXI Зональной конференции литературоведов Поволжья. Елабуга, 2008. Ч. 2. С. 90-93.

11. Галямичева в творчестве (по материалам книги «Стихи духовные. Русская народная вера по духовным стихам») // Изменяющаяся Россия — изменяющаяся литература: Художественный опыт ХХ — начала XXI веков. Саратов, 2008. С. 110-113.

[1] См.: Ковалевский достижения: роль русской эмиграции в мировой науке. Мюнхен, 1960; Адамович русской эмиграции в мировую культуру. Париж, 1961; Ковалевский Россия. История и культурно-просветительная работа русского зарубежья за полвека (1920 — 1970). Париж, 1971.

[2] См.: Ковалевский достижения… С. 40-42.

[3] В США увидело свет два такого рода сборника: Федотов Град. Сборник статей. Нью-Йорк, 1952; он же. Россия и свобода. Сборник статей. Нью-Йорк, 1981. Во Франции был издан сборник: Федотов в революции. Сборник статей. Париж, 1957.

[4] Федотов статей в 6 т. Париж, 1е изд.: Париж, 1988). Т. 1: Лицо России; Париж, 1973. Т. 2: Россия, Европа и Мы; Париж, 1982. Т. 3: Тяжба о России; Париж, 1988. Т. 4: Защита России. Задуманное как шеститомное, издание не было доведено до конца: два его последних тома, куда должны были войти статьи американского периода, так и не увидели свет.

[5] См., например: Вайнштейн советской медиевистики. 1917 — 1966. Л., 1968. С. 61.

[6] Публикации: Из книги «Святые Древней Руси» // Наше наследие. 1988. № 4. С. 50-53; он же. Три столицы // Новый мир. 1989. № 4. С. 209-218; он же. Рождение свободы // Там же. С. 218-239; он же. На поле Куликовом // Литературная учёба. 1989. № 4. С. 133-142. Статьи о : Топоров В. О русском мыслителе Георгии Федотове и его книге // Наше наследие. 1988. № 4. С. 45; Борисов В. Историческая публицистика // Новый мир. 1989. № 4. С. 207-209.

[7] Наряду с книгами (См.: Федотов Древней Руси. М., 1990; он же. Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры. СПб., . Т. 1-2; он же. О судьбе русской интеллигенции. Сборник статей / Сост. ёнок. М., 1991; он же. Стихи духовные (Русская народная вера по духовным стихам). М., 1991; он же. Святой Филипп митрополит Московский. М., 1992; он же. О святости, интеллигенции и большевизме. Избранные статьи. СПб., 1994) увидели свет содержательные подборки статей в журналах «Вопросы литературы» (1990. № 2. С. 193-238) и «Вопросы философии» (1990. № 8. С. С. 131-159),

[8] См.: Лихачёв // Федотов Древней Руси. М., 1990. С. 3-7; Мень к истокам // Там же. С. 8-27; Бойков и грехи России (философско-историческая публицистика ) // Федотов и грехи России. СПб., 1991. Т. 1. С. 3-38; «Стихи духовные» Г. Федотова и русские духовные стихи // Федотов духовные (Русская народная вера по духовным стихам). М., 1991. С. 137-153; Замалеев голос Христа и голос истории: О социальной философии // О святости, интеллигенции и большевизме. Избранные статьи. СПб., 1994. С. 5-13.

[9] См.: Сербиненко культуры: Творческий выбор Г. Федотова // Вопросы философии. 1991. № 8. С. 41-53.

[10] См.: Исупов Г. Федотова «Три столицы» в истории московско-петербургского диалога // Человек и культурно-историческая традиция. Тверь, 1991. С. 10-14; Галахтин трагедии и трагедия истории (историософия Георгия Федотова) // Философские науки. 2005. № 9. С. 48-55; № 10. С. 59-72; Бабаева Руси в историософии евразийцев и Г. Федотова // Философские науки. 2006. № 5. С. 82-94.

[11] См.: — философ свободы и святыни // Человек. 1991. С. 34-37; Исупов Федотов: философия исторической свободы // Философские науки. 1991. № 3. С. 65-71; Гирёнок мыслитель // Свободная мысль. 1992. № 5. С. 101-112.

[12] См.: Гирёнок тема Георгия Федотова (Трагедия о России) // Социум. 1993. № 26-27. С. 77-84; О различиях в социально-философском осмыслении России и русской революции у и // Отечественная философия: русская, российская, всемирная. Нижний Новгород, 1998. С. 143-147; , «Новый Град»: проект духовного и социального переустройства мира // Философия и общество. 1999. № 1. С. 154-172; Столович Л. Философия Георгия Федотова и современность // Звезда. СПб., 2001. № 9. С. 205-212; Кантор национальной самокритики // Вопросы философии. 20С. 132-143; Прохоренко течения эмигрантского россиеведения // Философские науки. 2006. № 3. С. 145-158.

[13] См.: Сербиненко об антихристе: Вл. Соловьёв и Г. Федотов // Общественная мысль: исследования и публикации. М., 1990. Вып. 2. С. 29-40; «Русская идея» в эсхатологической перспективе // Вопросы философии. 1990. № 8. С. 62-73; Галахтин русской святости в культурологи // Философия в России XIX — начала XX вв.: преемственность идей и поиски самобытности. М., 1991. С. 79-91.

[14] См.: Соловьёв европейской культуры (феномен тоталитаризма в творчестве ) // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. М., 1997. № 5. С. 78-92; Шувалов видов ментальности в работах // Социальные науки: история, теория, методология. М., 2000. Вып. 2. С. 45-58; Хоменко умный и тонкий русский мыслитель ХХ века // США — Канада: экономика, политика, культура. 2002. № 8. С. 54-70.

[15] См.: Кибальник С. Из русской философской критики ( о Пушкине) // Волга. Саратов, 1990. № 6. С. 121-134; «Медный всадник» Пушкина в восприятии русских писателей и философов трагического ХХ столетия // Нева. СПб., 2003. № 5.

[16] См.: Из биографии философа, историка и публициста // Советские архивы. 1991. № 6. С. 87-89; Катков С., Лукин С. Возвращение. К биографии Георгия Федотова // Годы и люди. Саратов, 1992. Вып. 7. С. 35-48; К биографии русского философа // Отечественные архивы. М., 1994. Вып. 2. С. 100-102; Акиньшин Федотовых в Воронеже // Русская мысль. Париж, 1997. № 000.

[17] См.: Смирнов Л. Империя культуры. О творчестве // Наше наследие. 1991. № 3. С. 87-90; Горбунов Русь Георгия Федотова и современные проблемы духовного возрождения общества // Кентавр. 1995. № 1. С. 86-98; Каганович шаги в эмиграции // Российская интеллигенция на историческом переломе. Первая треть ХХ века. Тезисы докладов и сообщений научной конференции. СПб., 1996. С. 179-183; Антощеноко древнерусской святости (об одной скрытой полемике в русской эмиграции 1930-х годов) // Перекрёсток культур. Междисциплинарные исследования в области гуманитарных наук. М., 2004. С. 132-152.

[18] См.: о судьбах интеллигенции в Советской России // Интеллигенция России: уроки истории и современность. Тезисы докладов научно-теоретической конференции. Иваново, 1994. С. 283-284; Балабан определения понятия «интеллигенция» в 20-е годы ХХ века (Г. Шпет, Г. Федотов, А. Лосев) // Российская интеллигенция в отечественной и зарубежной историографии. Иваново, 1995. Т. 2. С. 592-594; Усманов тема: Интеллигенция и её трагедия в историографии Георгия Федотова // Интеллигенция и мир. Иваново, 2006. № 3. С. 4-13.

[19] См.: Рыбачук культуры Г. Федотова: Дисс. … канд. филос. наук. М., 1995; Довгий концепция России в творчестве : Дисс. … канд. филос. наук. М., 1996; Шаряпова русской культуры : Дисс. … канд. филос. наук. М., 1999; Иванова свободы в историософских воззрениях : Дисс. … канд. филос. наук. М., 2001; Гребешев персоналистской философии истории: Н. Бердяев и Г. Федотов: Дисс. … канд. филос. наук. М., 2005; Елькин культуры и . Новоградство: Дисс. … канд. филос. наук. М., 2005.

[20] См.: Селиванова - политические взгляды (Социологический анализ): Дисс. … доктора социологических наук. Саратов, 2005. Защите диссертации предшествовало опубликование монографии: Селиванова социология : идеи, проблемы, прогнозы. Саратов, 2003.

[21] См.: Юмашева русской исторической науки второй половины XIX — начала XX вв. в наследии Георгия Петровича Федотова: Дисс. … канд. ист. наук. М., 1995.

[22] Нам удалось обнаружить три автореферата кандидатских диссертаций , посвящённых : Волкова и эволюция историко-политических взглядов : Автореф. дисс. … канд. ист. наук. Воронеж, 2003; она же. Формирование и эволюция историко-политических взглядов : Автореф. дисс. … канд. ист. наук. Курск, 2003; она же. Исторические взгляды и политическая деятельность в «парижский период». 1925 — 1940 гг.: Автореф. дисс. … канд. ист. наук. Орёл, 2004.

[23] См.: Зайцева любви: Россия в историософской концепции Георгия Федотова. Самара, 2001.

[24] См.: Киселёв грёз Георгия Федотова (Размышления о России и революции). М., 2004.

[25] Киселёв грёз Георгия Федотова. С. 9.

[26] См.: Бон Д. Новый Град Георгия Федотова // Человек. 1993. № 1. С. 82-85; К 110-летию Георгия Федотова. Документы и письма по поводу разногласия, возникшего между профессором и Правлением Православного богословского института в Париже /Подготовка к печати, вступит. статья и коммент. Д. Бона // Звезда. СПб., 1996. № 10. С. 117-151; Baeune-Gray D. L΄evolution de Fedotov en Emigration // Cahiers de l΄emigratoin russe 7. Les historiens de l΄emigration russe. Paris, 2003. P. 106-120.

[27] См.: Раев за рубежом: История культуры русской эмиграции. 1919 — 1939. М., 1994. С. 228-232; он же. Из истории русской культуры за рубежом: Вклад // Россия и современный мир. М., 1995. № 2. С. 285-299.

[28] См.: Раев М. Россия за рубежом. С. 231.

[29] См.: Bohun M. «Nowy człowiek» i tragedia elit w myśleniu Gieorgija Fiedotowa // Emigracja rosyjska. Losy i idee. Łodz, 2002. S. 91-102.

[30] К сожалению, до настоящего времени не завершено издание двенадцатитомного собрания сочинений мыслителя, которое осуществляется . См.: Федотов . соч. в 12-ти тт. Первый том этого издания вышел в 1996 году. См.: М., 1996. Т. 1: Абеляр. Статьи 1911 — 1925 гг. До сих пор не вышли в свет и не дошли до крупнейших библиотек страны 5-й, 6-й и 12-й тома собрания.

[31] Круг. Берлин; Париж, 1938. Кн. 1-3; Сергиевские листки. Издание Братства имени Преподобного Сергия Радонежского при Православном Богословском Институте в Париже. Париж, 1928 — 1937. № 1-104; The Journal of the Fellowship of St. Alban and St. Sergius. London, 1929 — 1934. № 6-26; Sobornost΄. London, 1935 — 1936. № 1-5.

[32] В работе использованы нижеуказанные издания: Федотов . Пг., 1924; он же. Святые Древней Руси. М., 1990; он же. Стихи духовные (Русская народная вера по духовным стихам). М., 1991; он же. Святой Филипп митрополит Московский. М., 1992; он же. Русская религиозность. Часть 1: Христианство Киевской Руси. X — XIII вв. // Собр. соч. в 12-ти тт. М., 2001. Т. 10; он же. Русская религиозность. Часть 2: Средние века. XIII — XV вв. // Собр. соч. в 12-ти тт. М., 2004. Т. 11.

[33] См.: Fedotov G. P. A Treasury of Russian Spirituality. New York, 1948.

[34] См.: Федотова Петрович Федотов // Федотов статей в 4-х т. Париж, 1988. С. 1-34.

[35] См.: // Степун . М., 2000. С. 747-761; «Современные записки». Воспоминания редактора. Indiana University Publications graduate School. Slavic and Eurohean series. Vol.; он же. Годы эмиграции. 1919 — 1969. Париж — Нью-Йорк (Воспоминания). Stanford (Caliphornia), 1970; Бердяев . М., 1991; Яновский Елисейские. Книга Памяти. СПб., 1993; Ivask G. George Fedotov (1886 — 1951) // The Russian Review. 1953. Vol. 12. N 1. April. P. 79-82.

[36] См.: Бердяева напряжённой тревоги. Дневники. 1939 — 1945 гг. // Встречи с прошлым. М., 1996. Вып 8. С. 332-366; она же. Профессия: жена философа. М., 2002.

[37] См.: «Комментарии» (главы из книги)//Знамя. 1990. № 3. С. 153-184; Берберова мой: Автобиография. М., 1996; Евлогий (митрополит). Путь моей жизни. Воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского). М., 1994; Зёрнов религиозное возрождение ХХ века. Париж, 1974.

[38] Федотов Филипп митрополит Московский. С. 84.

[39] Там же. С. 9.

[40] Passionaria // Новая Россия. Париж. 1936. № 14. С. 14.



Подпишитесь на рассылку:


Педагогика
с греческого означает буквально «детоведение, детовождение»

Публицистика

Проекты по теме:

Педагогика
Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.