Развитие советской психологии в годы Великой Отечественной Войны (стр. 1 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3

ТЕМА 14. РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ гг.

    14.1. Перестройка советской психологии в соответствии с условиями военного времени 14.2. Ведущие направления и формы участия психологов в деле защиты Отечества 14.3. Тематические планы научно-исследовательской и научно-практической работы психологических центров в годы войны 14.4. Конкретные проблемы и результаты научных и научно-практических разработок области психологии в годы войны

14.1. Перестройка советской психологии в соответствии с условиями военного времени

    14.1.1. Общая ситуация в стране после начала войны 14.1.2. Основные требования к психологическим разработкам и исследованиям в условиях военного времени 14.1.3. Основные задачи психологической науки в условиях военного времени 14.1.4. Организационно - структурное развитие советской психологии в годы войны. Расширение географии психологических центров 14.1.5. Подготовка психологических кадров в годы войны

14.1.1. Общая ситуация в стране после начала войны

Вторая мировая война, начавшаяся в Европе, и 22 июня 1941 года перешагнувшая границы Советского Союза, существенным образом изменила весь уклад жизни общества. Естественным, и, что главное, необходимым образом военные нужды подчинили себе все сферы жизнедеятельности советского государства и общества.
 Наука и научная интеллигенция не остались в стороне от этого процесса. Уже 28 июня 1941 г. Академия Наук СССР обратилась к ученым всех стран с призывом объединить силы для защиты человеческой культуры от "коричневой чумы". В этом воззвании подчеркивалось: "В этот час решительного боя советские ученые идут со своим народом, отдавая все силы борьбе с фашистскими поджигателями войны - во имя защиты своей Родины и во имя защиты мировой науки и спасения культуры, служащей всему человечеству" (Против фашистских палачей..., 1941. С. 9-10). Изменения военного времени затронули практически все аспекты существования и функционирования науки: организационную структуру, направления работы и тематику исследований, формы практической деятельности, требования к научным разработкам, подготовку научных кадров и т. д. При этом, как отмечал Председатель Комитета по делам высшей школы при Совнаркоме СССР С. Кафтанов, "война не только не ослабила пульса творческой жизни в нашей стране, но, наоборот, дала новый мощный толчок к дальнейшему развитию научной мысли. Тревога за судьбу родины, жгучая ненависть к немецко-фашистским захватчикам явились источником небывалого вдохновения для деятелей науки, техники, культуры в нашей стране" (Кафтанов С., 1943. С.2).
 Соответствующие изменения отмечаются и в области психологической науки. Что же означал перевод психологии на "военные рельсы", как тогда говорили?

    Необходимо было:
      1) изменить тематику научных исследований, отказаться от ряда традиционных направлений, развивать новые предметные области психологии; 2) осуществить преобразования в организационной структуре, пересмотреть вопросы, связанные с научной координацией и развитием науки; 3) качественно изменить формы взаимодействия психологии с практикой, способствовать росту прикладных практических разработок (, , 1990. С. 17).

Остановимся подробно на тех изменениях, которые произошли в психологической науке с началом войны, тех особенностях и фактах, которые характеризовали ее развитие в военные годы.

14.1.2. Основные требования к психологическим разработкам и исследованиям в условиях военного времени

Практика, потребности общественной жизни всегда были важным стимулом научной деятельности. Однако в экстремальной ситуации военного времени эта связь стала еще более непосредственной и динамичной. Режим работы в условиях сворачивания (в первый год войны) деятельности ряда научных центров, их перебазирования в другие районы страны, сокращения числа психологов, занимавшихся научно-исследовательской деятельностью, привели к необходимости максимальной, предельной мобилизации и концентрации всех интеллектуальных ресурсов на наиболее важном направлении - практических нуждах военного времени.
 Соответственно все вышеуказанное, а также необходимость повышения эффективности научно-исследовательской работы обусловили как одно из основных требований прикладную ориентированность теоретических и экспериментальных разработок на решение актуальных практических задач. В качестве ведущего критерия оценки результатов и основного ориентира при планировании научно-исследовательской работы использовались ее прикладная значимость и практическая эффективность. Это было связано, помимо прочего, и с тем, что база научных разработок перемещалась из стен и лабораторий исследовательских институтов в практические учреждения. В области психологии это были, в первую очередь, госпитали и клиники. Соответственно этому, как отмечалось, "и научная тематика... должна строиться так, чтобы выполнение тематики повышало качество лечебной работы" (, 1942. С. 3).
 Более того, специально подчеркивалась необходимость неразрывного единства научно-исследовательской и научно-практической работы. Так, в начале 1942 г. был разработан план научно-исследовательских работ на 1942 г. в госпиталях. В инструктивном письме и комментарии к этому плану председатель Ученого Медицинского Совета Наркомата здравоохранения СССР Абрикосов и Начальник Главного управления эвакогоспиталей С. Миловидов указывали не только на использование эвакогоспиталей как базы для научно-исследовательской работы, но и на то, что "необходимо изжить совершенно неправильное мнение о том, что научно-исследовательская работа несовместима с повседневной практической деятельностью" (О развертывании НИР..., 1942. С. 52; Методическое письмо..., 1942. С. 53).
 Другим важным требованием к научным разработкам явилось существенное сокращение сроков исследований. Это было обусловлено не только тем, что ситуация на фронтах требовала оперативности во всех вопросах (как писал прозаик В. Чалмаев, "годы были втиснуты в месяцы, недели спрессованы в часы" (Чалмаев В., 1985. С. 303), но и тем обстоятельством, что результаты исследований с нетерпением ожидались практическими работниками для использования их в повседневной деятельности.
 Очень часто именно от оперативности получения результата экспериментально-научной разработки зависела жизнь конкретных людей. В этом отношении характерно одно из высказываний Наркома здравоохранения Грузии на совещании медицинских работников эвакогоспиталей Грузии летом 1942 г.: "Ряд ценнейших предложений с прежней медлительностью испытываются, изучаются и апробируются в клиниках и комиссиях; между тем, сейчас нужны иные темпы" (, 1942. С. 7). Он особо подчеркнул: "Кое-кто из наших научных работников еще не считает нужным немедленно делиться с общественностью всеми полученными ими в процессе работы положительными фактами того или иного нововведения, применения того или иного препарата. Подобным "секретам" сейчас не должно быть места" (Там же. С. 7). Тем самым формулировалось еще одно требование - открытость, доступность результатов исследований широкому кругу ученых и практических работников.
 Условия военного времени обусловили и ряд особенностей проведения научно-исследовательской работы в области психологии.
 Во-первых, как правило, большинство работ выполнялось психологами в тесном взаимодействии со специалистами других профессий. Это позволяло не только комплексно решать все аспекты проблемы, но и использовать для этого данные из других областей знания. При анализе эффективности научных исследований в одной из ключевых сфер практического приложения психологии в военные годы специально подчеркивалось, что "наши научные изыскания в области изучения боевой травмы, обеспечившие успехи лечения раненых, основывались на широком охвате проблем различных теоретических и клинических дисциплин, что обеспечило комплексное, всестороннее и глубокое изучение важнейших вопросов, связанных с раневым процессом..." (, , 1946. С. 4).
 Во-вторых, подавляющая часть исследований включала полный, завершенный цикл разработки: от теоретического обоснования - через экспериментальную проверку - до практического внедрения.
 В-третьих, не теоретические выкладки и положения определяли программу, процедуру и методы исследования, а конкретная практическая задача и реальные возможности ее решений. В наибольшей степени это было типично для разработок по восстановлению боеспособности и трудоспособности раненых бойцов. "Наблюдения над тщательно обследованными больными и ранеными должны служить основным материалом для научных выводов. Если обычно научную работу мы базируем на двух методах - наблюдении и эксперименте, то здесь в нашем распоряжении остается только метод наблюдения" (, 1942. С. 3).

    Таким образом, основными особенностями организации и проведения психологических разработок и исследований в период войны явились:
      четко выраженная прикладная направленность; единство научно-исследовательской и научно-практической работы; сокращенные сроки проведения; открытость и доступность результатов широкому кругу специалистов; междисциплинарный характер; завершенность исследовательско-внедренческого цикла; практичность и комплексность как основные критерии эффективности и ценности результатов.

Эти особенности обусловливались требованиями времени и реализовывались на фоне преимущественного внимания психологов к прикладным и методическим, а не собственно теоретическим вопросам психологического знания (следует отметить, что большинство из этих требований не были специфичны только для психологических исследований и разработок, а распространялись на научно-исследовательскую деятельность в целом).

14.1.3. Основные задачи психологической науки в условиях военного времени

Начавшаяся Великая Отечественная война остро поставила вопрос о задачах психологов в обеспечении победы над врагом. Вспоминая о первых днях войны, известный советский нейропсихолог писал: "Чувство общей ответственности и общей цели охватило всю страну. Каждый из нас знал, что мы обязаны объединиться с нашими соотечественниками, чтобы противостоять смертельной опасности. Каждый из нас должен был найти свое место в этой борьбе - или непосредственно защищая свою страну, или работая в оборонной промышленности, которая была эвакуирована в отдаленные районы страны, или восстанавливая здоровье и трудоспособность раненых" (, 1982. С. 129).

    Основными задачами, которые были поставлены перед психологией, являлись:
      активное, масштабное применение психологических разработок и результатов исследований в решении важнейших прикладных задач, обусловленных нуждами военного времени; изучение негативных психологических феноменов, вызванных войной, и разработка рекомендаций по их нейтрализации; осуществление консультационной работы по широкому кругу проблем с использованием психологических знаний и др.
    Безусловно, эти задачи имели специфику и носили более конкретный характер применительно к отдельным научным коллективам и областям, в которых они специализировались. Вот, например, как формировались задачи одной из кафедр психологии и педагогики Мордовского пединститута:

1.  Максимальная насыщенность всех курсов лекций и практических занятий вопросами оборонно-военного характера, вопросами разоблачения реакционных основ фашистских псевдонаучных измышлений в области педагогики, психологии и школьной гигиены.

2.  Самое активное участие в общеинститутской работе по воспитанию учителей.

3.  Подчинение научно-исследовательской работы задачам Великой Отечественной войны.

4.  Самое широкое развертывание общественно-педагогической, агитационно-пропагандистской работы среди учительства, родителей и всего трудящегося населения" (, 1943. С. 56).

В соответствии с этими задачами пересматривались учебные программы, планы работ, содержание лекций. В данном, конкретном случае был существенно изменен курс по психологии, а также содержание лекций по темам "Характер", "Воля".
 Перед медицинскими психологами, работавшими в психиатрических клиниках, были поставлены несколько иные задачи: организация лечения военнослужащих, страдающих нервно-психическими заболеваниями; консультативная работа в эвакуационных, т. е. расположенных в тылу, госпиталях; проведение нервно-психиатрической военно-врачебной экспертизы; обеспечение бесперебойной работы психиатрических больниц (, 1944. С. 4-5).
 Существенным образом изменялись и задачи психологов, работавших в области практического здравоохранения и посттравматической реабилитации. Если в мирное время основная задача состояла в том, чтобы в ходе всестороннего изучения больного установить "малейшие функциональные и органические изменения в организме" для проведения профилактики, то в военных условиях, когда речь идет по существу о здоровом, но получившем травму человеке, задача заключается в установлении того, "насколько раненый или больной боец может, вернувшись в ряды армии, в строй или на нестроевую работу, выполнять свой долг перед страной в грозные годы Великой Отечественной войны" (, 1942. С. 18-19).
 Конечно, на разных этапах войны эти задачи трансформировались и видоизменялись в соответствии с актуализацией тех или иных аспектов практической работы. Например, в начале войны перед врачами и психологами, работавшими в эвакогоспиталях, стояла задача рационализации лечения во второй фазе раневого процесса и восстановление боеспособности раненых бойцов и командиров в возможно короткий срок; в конце войны, в 1945 г., перед работниками эвакогоспиталей были поставлены новые задачи: ориентация на лечение последствий ранений, обеспечение медицинской помощью инвалидов, восстановление их трудоспособности, сохранение для истории материалов об организации госпитального дела (Материалы Пленума..., 1945). К концу войны изменились и задачи в области психологии воспитания и педагогической психологии: "героика войны, ратного подвига, самоотверженной защиты Родины" дополнялась героикой мирного созидательного труда (, 1945. С. 8).

14.1.4. Организационно-структурное развитие советской психологии в годы войны. Расширение географии психологических центров

Начавшаяся война обусловила необходимость существенной организационной и структурной перестройки в деятельности научно-исследовательских и научно-практических центров, в том числе и психологических. Изменения затронули фактически все элементы организации, управления, кадрового обеспечения и функционирования науки.
 Одним из важнейших вопросов нормального функционирования научных учреждений являлся вопрос управления научно-исследовательскими и научно-практическими разработками. В сложных условиях военного времени, когда часть учреждений закрывалась, научные коллективы (иногда фактически в полном составе) уходили добровольцами на фронт или призывались в действующую армию, а значительная часть институтов и лабораторий эвакуировалась в тыл, необходимо было обеспечить необходимый уровень координации проводимых работ. Успешно эту задачу можно было решить путем поддержания определенного уровня централизации управления (см. дополнительный материал 14.9).
 Так, в самом начале войны были созданы комиссии по координации, содействию и внедрению разработок по оборонной тематике при различных государственных и общественных структурах: Наркоматах, Президиумах АН СССР и республиканских Академиях наук, ведущих учебных центрах, городских и областных комитетах Союза работников высшей школы, научно-исследовательских учреждениях и т. д. (Мачавариани В., 1943. С. 78). Их задачей являлась разработка и согласование планов научно-исследовательской работы, контроль за его выполнением, помощь во внедрении и широком информировании о результатах исследований. Фактически с той же целью в соответствии с Приказом Наркомздрава СССР № 000 от 7 апреля 1942 г. при управлениях и отделах эвакогоспиталей, Наркомздравах союзных и автономных республик, областных отделах здравоохранения создавались госпитальные советы. В число их задач входило: обсуждение материалов об эффективности лечения и лечебных методиках при различных заболеваниях и ранениях, о новых методах лечения и организации специализированной лечебной помощи.
 Быстрое наступление противника в первые месяцы войны поставило вопрос о необходимости эвакуации в тыл научно-исследовательских и учебных заведений. При этом не только необходимо было перебазировать эти учреждения в новые места их расположения, но в максимально короткие сроки наладить их функционирование и организовать эффективную деятельность. Основными местами эвакуации были Средняя Азия, Сибирь, восточно-европейские районы страны. Надо отметить, что эта довольно сложная работа по передислокации научных центров была выполнена успешно. Уже с конца 1941 г. возобновили свою работу Ленинградский институт мозга им. и его отдел психологии, эвакуированный в г. Самарканд.
 С осени 1942 г. Ленинградский педагогический институт им. Герцена разворачивает работу в г. Кыштыме Челябинской области (Хроника…, 1943. С. 59). Московский государственный педагогический институт в 1941 г. был эвакуирован в г. Ойрот-Тура Ойротской автономной области (ныне Алтайская область). При этом профессора и преподаватели, помимо налаживания работы в соответствии с учебными программами, читали курсы лекций по педагогике и психологии для учителей младших, средних и старших классов школ города. С первых же дней был организован цикл лекций психолого-педагогической направленности для родителей в рамках родительского университета, созданного при пединституте (, 1944. С. 43).
 Таким образом, эвакуация научных и учебно-образовательных центров в тыловые районы страны была одним из направлений организационых переструктурирований в области психологии.
 Второе направление организационно-структурных изменений заключалось в привлечении отдельных ученых к работе уже созданных учреждений в тыловых районах страны. Так, например, один из лидеров ленинградской психологической школы активно включился в деятельность неврологического центра, созданного на базе Н-ского госпиталя в Тбилиси. Этот неврологический центр объединял ряд научно-исследовательских кабинетов Академии наук Грузии, которые возглавляли известные грузинские психологи и физиологи (, И. Бериташвили и др.).
 Третьим направлением организационных преобразований в области психологии явилось создание новых структур, призванных решать психологически проблемы. Особенно интенсивно эта работа развернулась в связи с необходимостью обеспечения процесса восстановления нарушенных психических функций у раненых.
 В первые месяцы войны было поручено организовать и обеспечить деятельность тылового восстановительного госпиталя нейрохирургического профиля. Возглавив группу из 30 научных сотрудников, он выехал на Южный Урал. вспоминал: "Я выбрал для этой цели (создания госпиталя - примеч. авторов) недавно открытый санаторий на 400 мест в маленькой деревне Кисегач близ Челябинска. Все помещения санатория были переоборудованы для терапевтического лечения и восстановительной работы и уже через месяц я с группой моих бывших московских сотрудников начал работать в госпитале... Госпиталь был скромно оборудован нейрофизиологическими приборами, нейрохирургической аппаратурой и аппаратурой гистологической лаборатории. В таких условиях нам приходилось ставить диагнозы и лечить самые разнообразные нарушения психических функций, начиная с дефектов ощущений, восприятия и движения до нарушений интеллектуальных процессов. Выручала наша преданность делу" (, 1982. С. 130). Спустя три года госпиталь был переведен в Москву, где и его коллеги продолжили работу по восстановлению боеспособности и трудоспособности раненых.
 Примерно такая же научно-организационная работа была выполнена и его коллегами по научно-исследовательскому Институту психологии, который он возглавил в октябре 1941 г. (примерно в это же время Институт психологии был выведен из подчинения Наркомпроса СССР и включен в структуру Московского университета). В декабре 1941 г. этот институт, в составе Московского университета, был эвакуирован в г. Ашхабад. Несколько позже, когда университет был переведен в г. Свердловск, назначается научным руководителем (а фактически организатором) эвакогоспиталя в небольшом поселке Кауровка на берегу реки Чусовой. Вместе со своими коллегами и друзьями (начальником медицинской части этого госпиталя был , там же работали известные психологи , , , , и другие) он организует работу по восстановлению движений у раненых. Впоследствии эта работа была подробно описана в книге, изданной в 1945 г. (, Запорожец А. В, 1945). В сентябре 1943 г. после эвакуации Института психологии возвращается в Москву (Леонтьев., 1983. С. 22).
 Несмотря на сложности, связанные с возвращением к полноценной научно-творческой деятельности, большинство психологических центров к 1944-45 гг. возобновляют научно-исследовательскую деятельность в традиционных психологических центрах Ленинграда и Москвы. Однако перемещение психологических учреждений в ходе эвакуации в отдаленные районы страны имело, помимо прочего, и положительные последствия. Они состояли в том, что деятельность эвакуированных институтов, лабораторий, клиник послужила отправной точкой для интенсивного развития психологической науки в местах их дислокации. По сути дела, было осуществлено "массовое хождение психологов в народ", проведена большая просветительская работа - пропаганда психологических знаний. Вероятно, именно вследствие этого сразу после войны начинает активно развиваться психологическая наука в Средней Азии (Казахстан, Узбекистан, Киргизия), на Урале (г. Пермь) и в других городах и районах страны (создаются кафедры психологии в Армянском пединституте, Тартуском университете, Киргизском пединституте и т. д.).
 Говоря об организационном развитии психологии, необходимо отметить, что изменения за годы войны в этой сфере были очень существенными. Был создан ряд новых психологических учреждений, которые уже в послевоенное время стали крупными психологическими центрами. В 1941 г. на базе лаборатории экспериментальной психологии Тбилисского государственного университета создается сектор психологии АН ГССР, ставший методическим центром по психологии в Грузии. В Киеве в 1945 г. создается научно-исследовательский институт психологии, впоследствии - один из ведущих психологических центров на Украине. В том же году в составе Института философии АН СССР под руководством организован сектор психологии - первое специализированное психологическое подразделение в рамках "большой", или союзной, АН СССР (, 1995). Большое значение имело и создание при философском факультете Московского университета в 1943 г., и при философском факультете Ленинградского университета - в 1944 г. - отделений психологии (в 60-е гг. они были преобразованы в факультеты психологии, первые в нашей стране), ставших впоследствии основными центрами подготовки профессиональных психологов.
 Важнейшее значение для всего хода последующего развития психологии в СССР имело создание в октябре 1943 г. Академии педагогических наук, основными задачами которой являлись: научная разработка вопросов психологии, подготовка через аспирантуру и докторантуру (см. дополнительный материал 14.10) научно-педагогических кадров для вузов и научно-исследовательских институтов по психологии. В состав комиссии по подготовке материалов по организации Академии педагогических наук входил известный советский психолог .
 Академия педагогических наук имела два отделения - психологическое и педагогическое. Соответственно были введены звания "академик" и "член-корреспондент" Академии педагогических наук, которые присваивались конкретному исследователю после выборов из некоторого числа возможных кандидатов. Необходимо подчеркнуть, что под управление и руководство Академии педагогических наук (после ее создания) были переданы некоторые крупные психологические институты. Например, Московский Институт психологии (созданный еще в 1912 г.), в предвоенные годы подчинялся Наркомпросу. Затем, в начале войны он был передан в подчинение и управление Московского университета. После же создания Академии педагогических наук этот институт (в числе некоторых других институтов) вошел в состав этой академии.
 Таким образом, можно сказать, что на протяжении войны шел поиск наиболее эффективной системы управления психологической наукой и всей наукой в целом. Создание Академии педагогических наук является очень важным моментом не только в истории развития советской психологии в годы войны. Значение этого события гораздо шире. Отделение психологии Академии педагогических наук стало, по сути дела, единым централизованным координационным и научно-методическим центром советской психологической науки. Академия педагогических наук с первых дней своего существования активно организует и проводит научные конференции по психологии, издает большое число психологических книг, разрабатывает учебные и учебно-методические материалы по преподаванию психологии.

    Доказательством актуальной потребности в создании такого центра по координации психологических исследований является оперативная организация деятельности Академии педагогических наук и ее психологического отделения. Вот хроника этих событий:
      2-5 августа 1943 г. состоялось Всероссийское совещание по народному образованию (первое за годы войны), участники которого обосновали необходимость создания координационного центра по педагогике и психологии; 6 октября 1943 г. принято Постановление Совнаркома (Правительства) СССР об организации Академии педагогических наук (сокращенно АПН); 13 октября 1943 г. в широкой научной печати опубликовано сообщение о создании АПН; Постановлениями Правительства РСФСР утверждены Устав (см. дополнительный материал 14.11) АПН (14 февраля 1944 г.) и первый состав действительных членов (академиков) и членов-корреспондентов АПН ( и ) (11 марта 1944 г.); 8 мая 1944 г. состоялось первое общее собрание АПН, на котором избраны члены Президиума и руководители отделений АПН; 28 июня 1944 г. проведено общее собрание АПН, обсудившее проект плана научной работы АПН.

Надо учесть, что все эти события происходили в военное время и на территории России бушевала кровопролитнейшая из войн (и соответственно перед государством и правительством стояли первоочередные задачи по организации защиты советского народа от врага). Поэтому необходимо признать, что создание, организация и начало деятельности АПН были осуществлены в кратчайшие сроки.

14.1.5. Подготовка психологических кадров в годы войны

Анализируя развитие психологической науки в Советском Союзе в годы войны, необходимо остановить внимание читателей и на таком немаловажном вопросе, как подготовка кадров для работы в области психологии.
 После 1936 г., когда были закрыты педологические отделения в учебных институтах, подготовка психологов в стране в значительной мере сворачивается. В качестве основных, базовых структур подготовки психологических кадров остаются лишь кафедры педагогики в педагогических институтах. Однако, поскольку это была все-таки не специализированная, не профильная подготовка психологов, объем учебных часов, выделяемых на изучение психологических дисциплин, был ограничен. Поэтому выпускники этих кафедр далеко не всегда получали фундаментальную и глубокую психологическую подготовку.
 И в этой связи, создание именно в годы войны психологических кафедр и отделений в Московском и Ленинградском университетах (а в 60-е гг. на их основе и факультетов психологии), занимающихся специализированной подготовкой профессиональных психологов, не только позволило существенно повысить качество образования психологов, но и свидетельствовало об общественной потребности в кадрах специалистов-психологов. При этом необходимо отметить, что в годы войны продолжалась работа по совершенствованию учебных программ и учебных курсов по психологии. Так, за период гг. кафедра психологии Ленинградского педагогического института разработала новые учебные программы таких учебных дисциплин, как: психология учения, психологический практикум (на 17, 39, 68 учебных часов), история психологии, психология дошкольника, психология школьника (и специальные семинарские занятия к этому курсу).
 В годы войны продолжалась и даже интенсифицировалась подготовка психологов высшей квалификации - кандидатов и докторов наук. В начале 1940 г. в Москве было всего два специализированных Ученых Совета, которые принимали к защите диссертационные исследования по психологии (в Московском педагогическом институте и в Педагогическом институте им. К. Либнехта), а в Ленинграде - один (Ленинградский педагогический институт им. Герцена) (см. об этом: , 1941. С. 42). К концу войны ситуация существенно меняется. По сведениям , в 1944 г. уже только в Москве насчитывается 9 институтов, получивших право принимать к защите диссертации по психологии (Научно-исследовательский институт дефектологии, Институт физической культуры, Педагогический институт иностранных языков и др.). Характерно, что из 176 диссертаций по всем педагогическим наукам, защищенным в гг. в Москве, 33 диссертации было защищено по психологии (т. е. почти 20%) (, 1945. С. 62-63). При этом необходимо иметь в виду, что защита диссертаций осуществлялась и в педагогических институтах других городов. Так, в 38 педагогических институтах страны (за исключением московских) только за год ( гг.) было защищено по психологии 9 докторских диссертаций (из 25 всех защищенных докторских диссертаций) и 7 кандидатских диссертаций (из 28 защищенных). Кроме этого, 8 диссертаций подготовлено к защите (, 1944. С. 47). Поэтому безусловно права , когда пишет: "Если мы примем во внимание еще некоторое количество диссертаций, которые были представлены к защите, но по различным причинам не прошли или не были поставлены на защиту, то мы можем утверждать о значительном росте научно-исследовательской работы в области педагогических наук (которые, напомним читателю, включали и психологию - примеч. авторов). Научная мысль не переставала работать и в период Великой Отечественной войны" (, 1945. С. 62-63).

    Таким образом, подводя итоги организационно-структурным преобразованиям в сфере психологической науки и ее кадровому обеспечению, необходимо сделать следующие выводы: Нужды военного времени привели к значительным трансформациям в структуре управления психологической наукой. При этом акцент был сделан на его централизацию и создание широкой сети новых психологических центров и организаций научно-исследовательской, научно-методической и научно-практической ориентации. Процесс эвакуации психологических институтов и лабораторий, научных сотрудников из центрально-европейской части страны в другие, тыловые районы способствовал интенсификации научной деятельности по психологии в провинциальных учебных и клинических заведениях, пропаганде и распространению психологических знаний (см. дополнительный материал 14.12). В целом существенно окрепли организационные основы психологической науки, которые были в определенной мере поколеблены после Постановления о педологии 1936 г. Несмотря на трудности военного времени, продолжалась активная работа по подготовке специалистов-психологов, потребность в которых все более увеличивалась.

14.2. Ведущие направления и формы участия психологов в деле защиты Отечества

    Многогранной и многоаспектной была деятельность советских психологов в годы Великой Отечественной войны:
      проведение научных исследований по оборонной тематике; работа в эвакогоспиталях (см. дополнительный материал 14.1) по восстановлению здоровья раненых бойцов; обеспечение психологической подготовки кадров для тыла и армии и учебно-воспитательного процесса; развертывание научно-просветительской, санитарно-гигиенической и профилактической работы; непосредственное участие в боевых операциях (в составе кадровых частей, народного ополчения, партизанских отрядов); строительство защитных сооружений; работа в тылу (на производстве, в сельском хозяйстве и практическом здравоохранении) (, ,1990. С. 23).

В первый же день войны была объявлена всеобщая мобилизация военнообязанных г. рождения. Многие психологи, в соответствии с этим, призывались в ряды действующей армии (в их числе были не только студенты и аспиранты, но и ученые, занимавшиеся самостоятельной научно-исследовательской работой). В числе психологов, которые с оружием в руках защищали родину, были: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , -заде, и многие, многие другие.
 Война есть война, и в условиях непосредственных боевых действий все равны - и интеллигент, и рабочий, и крестьянин. Каждый из них занимается тем, что в конкретный момент времени может приблизить победу над врагом. Поэтому на фронте далеко не всегда психологи занимались тем, что им было знакомо по роду своей профессиональной деятельности. Например, , специалист по проблемам психологии памяти, в мае 1942 г. в письме к писал: "...Вот уже 7 месяцев, как я оторвался совершенно от прежнего круга дорогих для меня людей. Один только раз о психологах и психологии напомнило мне сообщение в печати о награждении Сталинской премией... Сейчас я в действующей армии, зам[еститель] командира саперной роты. Занимаюсь фортификацией и удивляюсь сам, что пока и это дело получается у меня неплохо" (Письма психологов..., 1995).
 О сложностях фронтовой жизни свидетельствует письмо , впоследствии одного из ведущих специалистов в области военной психологии: "Воюю я... с первой половины июля 1941 года. Значит, считай, полтора года. За это время мне пришлось побывать на различных фронтах и входить в состав различных соединений. В течение этих полутора лет мне... пришлось увидеть жизнь с другой стороны. Вернее, не увидеть жизнь, а, будем говорить, делать жизнь. Я говорю делать потому, что в наших условиях малейшая надежда на авось, на самотек, может кончиться и обычно кончается безнадежно... Во время войны я только одну ночь спал в нижнем белье и на постели, покрытой простыней. Ведь я безвыходно в передовой части. За это время мне приходилось активно передвигаться (пешком до 80 километров в сутки) и не менее активно находиться в неподвижном состоянии (по несколько часов). Я пережил отступление и наступление. Под большой бомбежкой с воздуха был несколько раз, под артиллерийским обстрелом много раз, а под ружейно-пулеметным огнем еще больше. Три авиабомбы (в разное время) разорвались около меня в 18-15 метрах, на таком же расстоянии разорвалось штук 30 артиллерийских снарядов и сотни пуль чуть-чуть не задели меня (только один снайпер выпустил в меня 17 пуль и, все-таки, я обманул его). Случалось так, что я долго не ел, не спал и находился на холоде, в грязи, мок под дождем и жарился на солнце и в пыли. Мне приходилось и в атаку ходить, и под обстрелом противника читать лекции и доклады. Да, и я все еще жив. Это даже любопытно. Таких "стариков" у нас мало и мы друг друга хорошо знаем" (Письма психологов..., 1995). Поэтому неудивительно, что за годы войны советская психология понесла большие потери. Погибли или умерли (в блокадном Ленинграде): , , , -Ярмоленко, Г. Лосев, , , , , О. Эфрусси и многие другие.
 Надо сказать, что военные воспоминания и фронтовые переживания были столь сильными, что запечатлевались в памяти ветеранов на долгие годы. Психолог , который начал свой боевой путь в годы войны в октябре 1941 г. в составе 60-й стрелковой дивизии, сформированной на основе дивизии Народного Ополчения Ленинского района г. Москвы, по просьбе историка психологии подготовил очерки-воспоминания о своей деятельности на фронте: "Я пишу эти "Очерки" как загипнотизированный. Я не люблю вспоминать о войне и давно не обращался к воспоминаниям о том, что я в те времена делал. Когда же я начал писать эти "очерки", воспоминания встали передо мной как стена, или, вернее, - как лес, из которого я не могу выбраться... Сейчас я в таком состоянии, что отложил в сторону свою работу над книгой о мышлении. Ни о чем другом, кроме этих "очерков", думать не могу. Картины встают перед глазами так, как будто я их переживаю вот теперь..." (Я не люблю вспоминать..., 1995).
 В воспоминаниях, опираясь на собственный опыт работы в военной разведке, он описывает психологические проблемы, возникающие в ситуации допроса. При этом, как отмечал сам автор, в основу писем им было положено понятие "контакта" допрашивающего с допрашиваемым: "Под "контактом" я подразумеваю такие отношения между ними, в которых устанавливается и установлено моральное превосходство допрашивающего над допрашиваемым. Иначе говоря, - это отношение, при котором допрашиваемый признал превосходство над собою личности допрашивающего". Определяя понятие контакта, Шемякин выступает против двух неправильных, с его точки зрения, методов ведения допроса: "силового" и "заискивающего". Он пишет: "Что представляет собою "силовой" допрос понятно, вероятно, без комментариев. "Заискивающий" допрос производил на меня тоже отвратительное впечатление. Как сейчас помню сцену, когда наш старший лейтенант хлопал по плечу немецкого ефрейтора, предлагал ему папиросы и наливал в стакан водку, а как будто между делом спрашивал: "А где стоят ваши минометы? Сколько их у вас осталось?" и т. д. Мой "метод контакта" приносил ощутимые результаты в ситуациях, когда, как казалось, от пленного невозможно было получить показания. Этим и вызвано было то, что я получил приказ изложить свой метод на бумаге. Кстати, чем интеллигентнее был пленный, тем безотказнее действовал "метод контакта" (Я не люблю вспоминать..., 1995).
 Надо отметить, что многие психологи не подлежали всеобщей мобилизации или по возрасту, или в связи с наличием так называемой, брони (см. дополнительный материал 14.2), или по состоянию здоровья. Однако большинство из них стремилось попасть на фронт. Для этого они записывались добровольцами в народное ополчение (см. дополнительный материал 14.3), формирование которого началось в первые недели войны в Москве, Ленинграде и других городах страны. Впоследствии некоторые из ополченцев были отозваны с линии боев и ориентированы на решение задач, связанных с их профессиональными знаниями и на работы над оборонной тематикой. Так, к примеру, случилось с . В одном из писем друзьям в 1942 г. он писал: "Очень скоро я оказался в ополченческой части, в штабе полка, марширующего на запад. Перед событиями у Вязьмы меня и еще двух товарищей из профессуры штаб дивизии направил обратно в расположение военкомата" (, 1983. С. 261).
 Многие из психологов продолжали работу в учебных и воспитательных учреждениях или осваивали новые, практически важные профессии. Так, например, , автор труда о деятельности ленинградских ученых в годы войны, описывая события первой блокадной зимы 1941/42 гг., подчеркивал, что "работники Педагогического института им. Герцена, среди которых нужно в первую очередь назвать проф. , и др., делали все возможное, чтобы жизнь в институте не замирала" (, 1966. С. 94) (см. дополнительный материал 14.4). И жизнь продолжалась: в 1942/43 гг. в институте обучались 287 студентов и 26 аспирантов; в 1943/44 ггстудентов и 32 аспиранта, в том числе окончили институт в 1943 г. 79 студентов и 5 аспирантов, в 1944 гстудентов и 6 аспирантов (XXX лет Педагогического..., 1948) (см. дополнительный материал 14.5).
 Известный психолог , являясь помощником директора по научной части института слуха и речи в Ленинграде и окончив без отрыва от производства курсы медсестер при Дорожном комитете Красного Креста Октябрьской железной дороги 31 октября 1941 г., уже с ноября того же года работала медсестрой в эвакогоспитале. В ее архиве сохранилась выписка из журнала взысканий и поощрений, из которой следует, что только за период с 7 августа 1942 г. по 8 марта 1943 г. она дважды поощрялась командованием. Работа с ранеными занимала все время, о научной деятельности не могло быть и речи и лишь в конце войны удается хоть в какой-то мере вернуться к занятиям наукой. 25 октября 1943 г. пишет своей подруге в Самарканд: "Вчера я сделала доклад о слухорефлекторных поражениях. После 2 лет 4 месяцев перерыва вернулась к научной тематике. Прошло хорошо. Просят повторить (Письмо ..., 25 октября 1943).
 Детский психолог в гг. работала в одном из детских домов Петроградского района. В блокадных дневниках она так описывала типичный эпизод из своей жизни: "Темная январская ночь, крепкий мороз сковал даже воздух. В коридорах детского сада светится маленькая "коптилка". Я дежурю. Обхожу спальни. Ребятки спят одетые, на стульях у кроватей лежат наготове пальто, шапки, валенки. Выхожу на улицу. Ведь еще не поздно, только десять часов, а город спит... Нет, не все спят... Вот скрипит калитка, и две женщины приближаются к крыльцу: "Вот, деток к вам принесли". Бужу всех взрослых. Быстро подбираем для новичков белье. Разворачиваем тряпье, вытаскиваем детишек... Это желтые, иссушенные скелетики... Мы осторожно купаем их в тазу, переодеваем и, попоив кипятком, укладываем около плиты на раскладушках. Накормить их досыта и нечем, и нельзя. Даже обычная наша пища - слишком большая нагрузка для истощенного детского организма. Начинается осторожная, но упорная борьба за жизнь, которая едва теплится..." (Подвигу подобно, 1979).
 Многие психологи, наряду с основной работой, занимались просветительской и пропагандистской работой. Свидетельством многообразия деятельности психологов в этом направлении являются строки из письма известного зоопсихолога -Котс от 01.01.01 г.: "Кроме творческой научной работы все мы трое (я, муж и сын) отдавали много времени общественной деятельности, обслуживая раненых бойцов в подшефных госпиталях - Наркомпроса, Института Ленина и Дарвинского Музея. (муж Надежды Николаевны, директор Дарвиновского музея - примеч. авторов) читал лекции на сопредельные ест[ественно].-научные и оборонные темы (за 2 года прочел их 600); сын, специализировавшийся последние 10 лет на кинематографии, показывал художественное кино на немом аппарате для лежачих раненых (провел за двухлетие 500 сеансов); я - была то в роли демонстратора выставок, то лектора по сравнительной психологии, то чтеца-автора стихотворений, посвященных награжденным героям и героиням фронта (находившимся на излечении в госпиталях), в дни календарных праздников. В апреле этого года в Музейном отделе Наркомпросса я читала доклад на тему "Биопсихология приматов - как база для критики фашистской теории расизма..." (Письмо -Котс..., 1943).
 Характерным свидетельством многогранной (научно-исследовательской и научно-практической) деятельности психологов в годы войны является отчет о работе за два первых года войны одного из лидеров советской психологии спорта (см. дополнительный материал 14.7).
 Еще одной формой практического участия психологов в деле защиты Отечества являлась консультационная работа и проведение военно-врачебной экспертизы. Так, специалист по социальной психологии с 1941 г. являлся консультантом Наркома здравоохранения РСФСР, а специалист в области авиационной психологии и медицины с ноября 1943 г. выполнял обязанности председателя Военно-врачебной летной комиссии 16 Воздушной армии.
 Безусловно, не прекращалась и научно-исследовательская и научно-практическая деятельность психологов. Несмотря на изменившиеся требования к научным разработкам, советские психологи сумели оперативно и эффективно перестроить свою деятельность. Этому способствовали: опора на богатый исторический опыт, накопленный русской психологией (см. дополнительный материал 14.6); активное использование результатов предвоенных исследований; осознание ответственности и высокая самоотдача психологов; уменьшение идеологического давления на науку.

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3



Подпишитесь на рассылку:


Победа
победа там, где есть движение вперед

Проекты по теме:

Направления медицины
АкушерствоАлгологияАллергологияАнгиологияАндрологияАнестезиологияБариатрическая хирургияБариатрияВенерологияВертеброневрологияВетеринарияВнутренние болезниГастроэнтерологияГематологияГенетикаГинекологияГистологияГомеопатияДерматологияДесмургияДефектологияДиетологияИммунологияИнфекционияКардиологияКолопроктологияКосметологияЛогопедияЛучевая диагностикаМаммологияНаркологияНеврологияНеонатологияНефрологияОдонтологияОнкогематологияОнкогинекологияОнкологияОнкореабилитацияОториноларингологияОфтальмологияПедиатрияПерфузиологияПластика лицаПластическая ортопедияПластическая хирургияПодиатрияПодростковая медицинаПроктологияПсихиатрияПсихологияПсихотерапияПульмонологияРегенеративная медицинаСексопатологияСомнологияСосудистая хирургияСтоматологияТравматологияУрологияФизиатрияФизиотерапияФтизиатрияХирургияХрономедицинаЧелюстная хирургияЭметологияЭндокринология
Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.