Фольклор XXI ВЕКА:Между архивом и сценой

МиНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ЦЕНТР РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА

Международная научная конференция

ФОЛЬКЛОР XXI ВЕКА:

Между архивом и сценой

АННОТАЦИИ ДОКЛАДОВ

Конференция проводится при финансовой поддержке Министерства культуры РФ

(контракт № /02-12 от 12 июля 2012 г.)

21-23 ноября 2012 года

МОСКВА

ОГЛАВЛЕНИЕ

АЛЕКСЕЕВСКИЙ Михаил Дмитриевич (Москва) Бытование современных политических анекдотов в Твиттере

АРХИПОВА Александра Сергеевна (Москва) «Теперь все кругом говорят о деньгах!»: социальные и магические «денежные практики» в современной России

БАЙДУЖ Марина Иннокентьевна (Тюмень) Тюменский Мост Влюбленных в свете современных городских легенд и ритуалов

БЕЛОВА Ольга Владиславовна (Москва) Два камня: «Блаженный» и «Рабинов» (Фольклорный контекст природного объекта)

БЕССОНОВ Игорь Александрович (Москва) Современные салонные игры

ВАСНЕВА Ольга Ивановна (Пермь), ВИНОГРАДОВ Владимир Валерьевич (Москва) Свадьба с лимузином и без: современное состояние городской свадьбы

ВЛАСКИНА Татьяна Юрьевна (Ростов-на-Дону) Люди реки и рыбы в воспоминаниях о золотом веке: картина мира рыболовов хутора Донского, бывшего Государева

ВЛАСОВА Елена Георгиевна (Пермь) Городская мифология в СМИ: к особенностям формирования локальной идентичности

ГРОМОВ Дмитрий Вячеславович (Москва) Места исполнения желаний в пространстве города

ГРОМОВА Алла Витальевна (Москва) «Стишки-пирожки»: жанровая поэтика в контексте литературной и фольклорной традиции

ЖИЧКЕНЕ Аушра (Вильнюс, Литва) Наивное песенное творчество в современной культурной среде

ЗОЛОТОВА Татьяна Аркадьевна, ЕФИМОВА Наталья Игоревна, АБУКАЕВА Анна Вячеславовна (Йошкар-Ола) Фольклорные нарративы в молодежной культуре

ИВАННИКОВА Людмила Владимировна (Киев, Украина) Современный погребальный обряд: особенности функционирования и фиксации

КАРГИН Анатолий Степанович (Москва) К вопросу об определении сущности современного фольклора

КОВАЛЬ-ФУЧИЛО Ирина Мирославовна (Киев, Украина) Украинские причитания: современные формы бытования и фиксации

КОЗЛОВА Ирина Владимировна (Санкт-Петербург) Былины XXI века: творчество внучки пудожского сказителя

КОПЧЁНОВА Ирина Владимировна (Москва) Сбор, хранение и формы репрезентации фольклорного материала – опыт полевых экспедиций Центра Сэфер

КРИКЩЮНАС Повилас (Вильнюс, Литва) Аудиовизуальный фольклор: от изображения к тексту

КСЕНОФОНТОВА Ирина Владимировна (Москва) Картинка + текст: формула современного интернет-мема

КУЛЕШОВ Андрей Геннадьевич (Москва) Русская глиняная игрушка на современных праздничных и ярмарочных гуляньях

КУПРИЯНОВ Павел Сергеевич (Москва) «Бояре, а мы к вам пришли…»: фольклор в историческом музее

КУРГУЗОВА Наталия Владимировна (Орел) Специфика образа в письменном фольклоре (на примере жанра девичьего рукописного рассказа)

КУСТО Агата Анна (Люблин, Польша) Трансформации в польской народной музыке (на примере современной народной инструментальной музыки Люблина)

ЛУРЬЕ Михаил Лазаревич (Санкт-Петербург) Песни «уличной эстрады»: между массмедиа и фольклором

МАТЛИН Михаил Гершонович (Ульяновск) Камни счастья и любви: об одной новой ритуальной традиции в городах России и некоторых стран бывшего СССР

НЕКЛЮДОВ Сергей Юрьевич (Москва) Обрядовая традиция в «пост-атеистическую» эпоху (к вопросу об исторической эволюции монгольского культа обо)

ПАСТУХ Надежда Анатольевна (Львов, Украина) Обрядовый фольклор украинцев в зонах этнокультурного пограничья (на материале украинско-молдовского пограничья)

ПЕТРОВ Никита Викторович (Москва) День Исполина: новая обрядность и формирование традиции в Вельском районе

ПЕТРОВА Наталья Сергеевна (Москва) Сказки народов России в анимационном проекте «Гора самоцветов»

ПОЗДЕЕВ Вячеслав Алексеевич (Киров) Фольклорная смеховая культура на сцене (теория и практика)

ПРОСИНА Светлана Владимировна (Москва) Эстетика и прагматика свадебной одежды в современной культуре

РАДЧЕНКО Дарья Александровна (Москва) «Оберег от писем счастья» как жанр сетевого фольклора

РАХИМОВА Элина Гансовна (Москва) Авторская интерпретация традиционных рун калевальской метрики в карельском фолк-роке: Сантту Карху и группа «Талвисоват»

РОКОШ Томаш (Люблин, Польша) От фольклора к фолку. Функционирование польских народных песен в современной культуре

САМОДЕЛОВА Елена Александровна (Москва) Современный городской фольклор Москвы (по материалам архива МПГУ): дефиниции, жанры, тексты

САФРОНОВ Евгений Валериевич (Ульяновск) Замечания о фиксации современного фольклора

СОКОЛОВА Анна Дмитриевна (Москва) Спонтанные коллективные практики поминовения в городском ландшафте: случай «Ярославского Локомотива»

СУРКОВА Жанна Игоревна (Москва) Собиратель, исследователь, автор: новый тип носителя фольклорный традиции

ТРОШКИНА Ольга Васильевна (Тарту, Эстония) Страшные истории в удмуртской детской среде

ЧАРИНА Ольга Иосифовна (Якутск) Особенности фиксации русского старожильческого фольклора в Якутии: опыт экспедиций разных лет

ШМИДТ Энрика (Берлин, Германия) Сказочное творчество падонков

ШУМОВ Константин Эдуардович (Пермь) От фольклорной экспедиции до газеты и телеэкрана. Опыт создания медийного продукта

ЮДКИНА Анна Борисовна (Москва) Публичная мемориализация в городском ландшафте (на примере некоторых памятных мероприятий, прошедших в Москве осенью 2012 г.)

АННОТАЦИИ ДОКЛАДОВ

АЛЕКСЕЕВСКИЙ Михаил Дмитриевич

Государственный республиканский центр русского фольклора, отдел современного фольклора, зав. отделом, кандидат филологических наук, Москва

Бытование современных политических анекдотов в Твиттере

За последние 15 лет Интернет стал одним из основных каналов распространения анекдотов, радикально изменив характер их бытования. До недавнего времени основными виртуальными площадками, где размещались анекдоты, были специализированные юмористические сайты, из которых наибольшую известность получил проект *****. Однако в настоящее время ситуация резко изменилась: интенсивное развитие социальных сетей, блогов и микроблогов делает сайты вроде ***** милой архаикой, пульс жизни теперь бьется в других местах. Просматривая в социальных сетях новости и сообщения от интернет-друзей и тематических групп, пользователь теперь может одной кнопкой «перепостить» или «добавить» понравившийся текст к себе, в свою очередь, сделав его доступным своим «друзьям». Таким образом, главенствующий многие годы принцип распространения информации в Сети copy-paste понемногу уходит в прошлое, а на его место приходит принцип repost (или retweet).

С формальной точки зрения изменения кажутся не столь существенными – просто раньше нужно было несколько раз кликать «мышкой», а теперь только один раз. На самом деле эти изменения радикально меняют принципы передачи фольклорных текстов в Сети: почти исчезают промежуточные звенья (вроде того же сайта *****) при распространении актуальных текстов политического юмора. Пользователю больше не надо специально искать новые анекдоты, ведь если у него «правильные» друзья в социальных сетях, то свежайшие шутки и анекдоты сами придут к нему через «ленту друзей», причем скорость их распространения увеличивается в разы. Указанные тенденции будут рассмотрены в докладе на примере бытования русских политических анекдотов на популярном сервисе микроблогов .

АРХИПОВА Александра Сергеевна

Российский государственный гуманитарный университет, Центр типологии и семиотики фольклора, доцент, кандидат филологических наук, Москва

«Теперь все кругом говорят о деньгах!»: социальные и магические «денежные практики» в современной России

Объектом рассмотрения в докладе является комплекс устойчивых социальных и магических практик, связанных с деньгами, в постсоветской России. Среди них можно выделить несколько категорий: «позитивная» продуцирующая магия, выраженная в форме предписаний; «негативная» продуцирующая магия, выраженная в форме запретов; передача денег, осмысляемая как символический выкуп; использование денег как «магического инструмента».

В докладе на материале значительного корпуса собранных текстов будут рассмотрены «денежные практики» всех указанных категорий, а также будет рассмотрен вопрос об их генезисе.

БАЙДУЖ Марина Иннокентьевна

Музейный комплекс им. , научный сотрудник, Тюмень

Тюменский Мост Влюбленных в свете современных городских легенд и ритуалов

Доклад посвящен рассмотрению тюменского Моста Влюбленных в качестве места, активно притягивающего различные матримониальные и любовные легенды и ритуальные действия. В связи с этим анализируется их появление, развитие и функционирование.

Пешеходный вантовый мост через главную реку Тюмени был построен еще в 1987 г., однако, получил настоящее название лишь в 2003г. Мостом влюбленных его назвали из-за особой популярности среди молодежи назначать на нем свидания, а также, покрывать его любовными граффити, которые периодически закрашивались на перилах и стирались с асфальта. Но, вскоре, после имени мосту «подарили» и специальную стену для любовных посланий, установленную в его начале (если считать началом вход на мост со стороны центральной улицы города). Постепенно Мост Влюбленных начал притягивать к себе еще большее внимание, легенды и городские ритуалы. Таковым стало и закрепление замков на его ограждениях, распространившееся примерно в то же время, т. е. в начале 2000-х гг. Соответственно он стал обязательным пунктом свадебного маршрута.

Однако с пешеходным мостом связывается не только положительная «аура любви», но и отрицательная – связанная, в частности, с призраком девушки, по легенде, из-за неразделенной любви, спрыгнувшей с моста и разбившейся насмерть.

В настоящее время возле моста построена новая набережная с большим комплексом бронзовых скульптур, посвященных истории Сибири и, несомненно, притягивающих внимание тюменцев. Кроме того, по статистике ряда местных СМИ, Мост Влюбленных стал негласным символом Тюмени по признанию горожан. А также и на просьбу перечислить особые места нашего города, связанные с какими-либо легендами большинство называет Мост Влюбленных и Текутьевский бульвар. Таким образом, можно говорить о постепенном наращении значимости этого места для Тюмени, вписывание его в качестве значимого объекта, как в физическую карту города, так и ментальную.

БЕЛОВА Ольга Владиславовна

Институт славяноведения РАН, ведущий научный сотрудник, доктор филологических наук, Москва

Два камня: «Блаженный» и «Рабинов» (Фольклорный контекст природного объекта)

В докладе рассматриваются фольклорные нарративы, относящиеся к двум природным реалиям – Блаженному камню в Манявском ските (с. Манява Борогодчанского р-на Ивано-Франковской обл.) и Рабинову камню в д. Двор Таронкавичи (Лепельский р-н Витебской обл.), ставшим объектами культового почитания.

Фольклорный контекст этих природных объектов включает легенды, поверья, народно-религиозные практики. При этом показательно, что «текст» каждого из объектов на равных правах формируют пересказы традиционных фольклорных сюжетов, трансформированные версии письменных источников, мемораты и записи в блогах и трэвелогах. Таким образом, почитаемые камни становятся не только обязательными элементами местной устной истории, но оказываются связанными с определенным кругом суеверных представлений (например, о «святых» и «чертовых» местах, о «кровавом навете» и др.).

БЕССОНОВ Игорь Александрович

Государственный республиканский центр русского фольклора, отдел современного фольклора, ведущий научный сотрудник, кандидат филологических наук, Москва

Современные салонные игры

Наш доклад посвящен описанию и анализу игр, которые можно определить как «салонные» - игры, в которые играют в компании, сидя за общим столом (английский эквивалент этого термина, более удачно отражающий суть дела, — «party games»). В сообщении рассматриваются популярные салонные игры («Мафия», «Контакт», «Ассоциации»), распространенные в современной городской среде. В работе прослеживаются различные варианты наиболее популярных игр, история их возникновения, трансформаций, международные взаимодействия.

Салонные игры рассматриваются как с синхронной, так и с диахронной точки зрения. В первом случае определяется среда бытования салонных игр, проводится их типизация, выявляются их прагматические функции. Во втором - рассматривается история салонных игр, их соотнесенность с аналогичными традициями дореволюционной России и Советского Союза.

ВАСНЕВА Ольга Ивановна

Пермский государственный педагогический университет, старший преподаватель, кандидат филологических наук, Пермь

ВИНОГРАДОВ Владимир Валерьевич

Всероссийский государственный университет кинематографии им. Герасимова, доцент, Москва

Свадьба с лимузином и без: современное состояние городской свадьбы

Свадебный обряд в Прикамье соотносится с северной традицией и довольно подробно рассмотрен в ряде научных работ (см. статьи , , и др.). Однако современная свадебная традиция существенно отличается от традиционной свадьбы. Серьезные изменения произошли в структуре свадьбы, в ее содержательном наполнении, в свадебной атрибутике. Особенно заметны такие изменения в городской свадьбе.

В докладе рассматривается степень сохранности свадебной традиции на примере областного центра (г. Пермь) и одного из областных городков (г. Лысьва). Материал был собран в течении десяти лет, к сбору материалы был подключены не только специалисты-филологи, но и профессионалы – устроители свадеб.

Анализируя сценарии свадеб, записи проведенных свадеб, пожелания и требования участников свадеб, мы можем видеть, какие элементы традиционной свадьбы сохраняются, какие утрачены, какие подверглись модификации под влиянием времени, моды, «соседей» - представителей иной культуры или национальности.

В докладе представлен обширный визуальный ряд, связанный с пермскими реалиями, имеющими особое значения для свадебной традиции (места проведения свадьбы, места, обязательные для посещения во время свадебного путешествия, свадебные граффити, свадебная атрибутика и пр.).

ВЛАСКИНА Татьяна Юрьевна

Южный научный центр РАН, Институт социально-экономических и гуманитарных исследований, лаборатория филологии, научный сотрудник

Люди реки и рыбы в воспоминаниях о золотом веке: картина мира рыболовов хутора Донского, бывшего Государева

Доклад посвящен проблеме изучения современного нарратива. Источником служат воспоминания старожилов одного из рыболовецких хуторов дельты Дона, записанные экспедициями РГУ (2003 г.) и ИСЭГИ ЮНЦ РАН (2011 г.). В центре внимания – самоидентификация и особенности представлений об устройстве мира.

Мировоззрение местных жителей обрело самобытность благодаря неповторимому сочетанию различных культурных факторов. В нем присутствуют русско-украинская традиционная основа, донское социальное акцентирование, рыболовецкие хозяйственные приоритеты и эмпирическое осмысление среды обитания.

В настоящее время среди всех видов текстовой реализации традиционной картины мира у старожилов хут. Донского преобладают воспоминания. Ностальгия определенно усиливает онтологические и эсхатологические мотивы, но одновременно служит инструментом конструирования идеального образа хутора. Его можно достаточно подробно описать, опираясь на состав и оценку явлений, привлекающих наибольшее внимание хуторян 1920–1953 г. р.

Представления старожилов хут. Донского об устройстве вселенной типичны для славянских традиций и одновременно обладают локальным своеобразием. Универсальным является выделение категорий пространства, времени, мира живых и мира мертвых. Реальность, в которой существует хуторянин, расположена на пересечении этих систем координат. Данная структура наполняется конкретными приметами местной природной и социальной среды.

ВЛАСОВА Елена Георгиевна

Пермский государственный национальный исследовательский университет, кафедра журналистики, доцент, кандидат филологических наук, Пермь

Городская мифология в СМИ: к особенностям формирования локальной идентичности

В докладе рассматривается роль журналистской репрезентации материалов устной истории города в процессе формирования локальной идентичности. Материалом исследования послужили публикации устной истории города (предания, легенды, былички, неофициальная топонимика и ее объяснения, нарративы о городских чудаках, слухи и т. д.) в пермских СМИ периодов активизации местной самоидентификации рубежей XIX-XX и XX-XXI вв.

Как представляется, активизация публикаций этого типа в СМИ - свидетельство развитой городской мифологии, которая в свою очередь является одним из важнейших механизмов самоидентификации. Презентация коллективных представлений о городе, его локусах и жителях, - это ни что иное как проявление накопленных городским сознанием смыслов и возвращение их в новом – легитимизированном – статусе в процесс формирования местной идентичности, своего рода саморефлексия местного самосознания.

Пересказывая городские мифы, журналисты вырывают их из привычного формата устного бытования, дистанцируя от субъектов традиции. Поскольку чаще всего эти материалы подаются в жанрах художественной публицистики (фельетоны, очерки, прогулки, эссе) городская мифология из повседневного опыта превращается в образное обобщение, который благодаря массированной трансляции и игровым формам подачи имеет беспрецедентную для процесса формирования идентичности креативность. Смыслы, зафиксированные журналистскими пересказами городских нарративов, закрепляются в актуальном образе города, переходя в статусные тексты (литературные произведения, городскую архитектуру и т. д.).

Еще один важный аспект в осмыслении креативных функций материалов городской мифологии в СМИ – пространственная идентификация. Городская мифология создает неофициальную карту города, которая в публикациях СМИ проявляется и собирается, формируя «общественный договор» по поводу актуальной структуры городского пространства, ментальную карту города.

Публикации материалов городской мифологии в СМИ выполняют в процессе формирования местной идентичности важные структурные функции. Благодаря своей фольклорной, и во многом карнавальной природе, местная мифология стихийно противостоит тому политическому официозу, который очень часто сопутствует процессу местной самоидентификации. Интерес пермской общественности к городской мифологии – признак сбалансированности и органичности локальной самоидентификации.

Исследование выполнено при финансовой поддержке проекта РГНФ «Отражение процесса формирования региональной идентичности в периодической печати Пермской губернии (е гг.)» ( гг.)

ГРОМОВ Дмитрий Вячеславович

Государственный республиканский центр русского фольклора, отдел современного фольклора, ведущий научный сотрудник, кандидат филологических наук, Москва

Места исполнения желаний в пространстве города

В последние два с половиной десятилетия наблюдается общий рост интереса к обрядности. В частности, возникает своеобразное «поклонение» определенным объектам городского ландшафта, которые способствуют исполнению желаний. Наш список таких объектов по России, Украине и Белоруссии составляет 133 пункта, в том числе в Москве (32 объекта), Санкт-Петербурге и его окрестностях (30), Киеве (18), Екатеринбурге (10), Минске (4), Ярославле (4) и еще 33-х городах. В число таких объектов входят: памятники и городские скульптуры (90 шт.), захоронения (15), сооружения (22), природные объекты (6). Момент загадывания желаний сопровождается несложными ритуальными действиями: прикосновением к объекту, изложением просьбы в виде граффити или записки, манипуляциями с деньгами.

Символика удачи и благосостояния может быть заключена в самом объекте (напр., скульптура золотой рыбки или барельеф спасенного матроса). Обращает на себя внимание повышенный интерес к объектам с символикой «центра» (напр., знаки нулевого километра) и природности (напр., изображения животных). Как отдельные подгруппы объектов такого рода можно указать студенческие места исполнения желаний (чаще всего обеспечивающие удачу на экзаменах, но иногда используемые и в обрядах перехода) и «свадебные достопремечательности», посещаемые молодоженами.

Возникновение обрядности на местах исполнения желаний происходит, прежде всего, стихийно, но наблюдается и поддержка со стороны городских администраций, коммерческих организаций, ректоратов вузов и т. д. В частности, веянием времени стала установка скульптур, предполагающих непосредственное взаимодействие со зрителем: возможность совместного фотографирования, игровых действий и проч.

ГРОМОВА Алла Витальевна

Московский городской педагогический университет, филологический факультет, кафедра русской литературы и фольклора, профессор, доктор филологических наук, Москва

«Стишки-пирожки»: жанровая поэтика в контексте литературной и фольклорной традиции

В докладе анализируется поэтика нового жанра Интернет-фольклора – так называемых «стишков-пирожков». Рассматриваются возможные литературные источники жанра и фольклорные параллели.

В плане формы пирожок – четверостишие, написанное четырехстопным ямбом, с чередованием окончаний аБвГ (муж–жен–муж–жен), без рифмы и знаков препинания. В плане содержания – это юмористическое произведение, построенное на столкновении разнородных явлений и стилей (бытового и философского, высокого и низкого, литературного и обсценного). Тематика пирожков чрезвычайно широка и может охватывать самые разные явления жизни – от бытовых ситуаций до этико-философских и религиозных обобщений. В них используются характерные для юмористической поэзии приемы: смешение стилей, парадоксальность, ироничное включение литературных реминисценций.

В качестве основного прообраза жанра пользователи обычно называют японские хокку, но «стишки-пирожки» стоят значительно ближе к отечественным литературным и фольклорным традициям.

В отечественной литературе параллелью к этому жанру можно считать комическую поэзию XVIII в., жанр эпиграммы с ее обязательным конечным «пуантом», прозаический жанр анекдота, представляющий собой микроновеллу, построенную на парадоксальной логике, авангардную поэзию ХХ в. (от футуристов и ОБЭРИУтов до и др.). Из фольклорных текстов близки к «пирожку» частушки, небылицы и разнообразные «словесные нелепицы».

ЖИЧКЕНЕ Аушра

Институт литовской литературы и фольклора, старший научный сотрудник, Вильнюс, Литва

Наивное песенное творчество в современной культурной среде: опыт комплексного подхода

В докладе будут представлены теоретические наброски изучения наивного песенного творчества как комплексного явления современной культуры. Наивное песенное творчество – это творчество непрофессиональных (или не достаточно профессиональных) авторов, не способных анализировать результаты своей творческой работы. Большинство из них по происхождению связаны с крестьянской культурой, однако необходимо признать, что последние десятилетия являются переломными в плане доминирования городской культуры. Наивные песни приживаются и циркулируют в современной культуре в различных формах, обретают в ней особый смысл, включаясь в смысловую систему ценностей современного общества, играют в ней важную роль. В докладе используются архивные записи и современные материалы, собранные в 2005–2012 г. автором и ее коллегами в Литве, однако при анализе материала подразумевалось включение его в широкий международный контекст.

Главное свойство данного явления – это культурная гибридность, не позволяющая прямо причислить наивную песню к явлениям фольклорной культуры. Тут сталкиваются традиционная/фольклорная и популярная/массовая культуры, письменный/медийный и словесный способы распространения, требования сценического мастерства и самопроизвольная циркуляция песен, профессионализм и любительская деятельность, искусство и кич, узколокальная ментальность и последствия глобализации. Как раз гибридность данного культурного явления, будучи главным его свойством, требует широкого междисциплинарного подхода. Но важно и то, что в истории развития этого явления можно выделить прямую связь с фольклорной крестьянской песней: наивная песня выросла на ее почве, по наследству имеет те же принципы творчества (или вернее, «раскладывания») и расширения, отнюдь не всегда бытует в письменном виде, к тому же, задействована в кругу (современных) ритуалов и обычаев. По всем культурным признакам очевидно, что наивное песенное творчество Литвы в своей сегодняшней форме близко к похожим песенным традициям, бытующим в северно-восточной Европе и в странах бывшего СССР, однако и в странах Запада в подобном наивном песенном творчестве можно обнаружить немало сходных деталей.

ЗОЛОТОВА Татьяна Аркадьевна

Марийский государственный университет, филологический факультет, кафедра русской и зарубежной литературы, заведующий кафедрой, доктор филологических наук, Йошкар-Ола

ЕФИМОВА Наталья Игоревна

Марийский государственный педагогический институт, филологический факультет, кафедра английской филологии, доцент, кандидат филологических наук, Йошкар-Ола

АБУКАЕВА Анна Вячеславовна

Марийский государственный университет, филологический факультет, кафедра русской и зарубежной литературы, кабинет русского языка и литературы, заведующая кабинетом, Йошкар-Ола

Фольклорные нарративы в молодежной культуре

В докладе на материале так называемых «сказок» представителей ряда молодежных сообществ (постолкинистско-ролевая субкультура, поттеристы, анимешники/косплейщики и некоторые др.) осмысляются особенности создания и функционирования текстов в пространстве современной культуры:

1) выявляются наиболее популярные сказочно-мифологические мотивы в молодежной культуре;

2) осуществляется их интерпретация с точки зрения традиционного канона и канона текста-источника;

3) определяются сходные тенденции в использовании фольклора в молодежной культуры и современной элитарной и массовой литературе и культуре.

Интерес для научного сообщества может представлять и анализ сказки с точки зрения стереотипов ее восприятия в молодежной среде.

ИВАННИКОВА Людмила Владимировна

Институт искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Рыльского НАН Украины, отдел фольклористики, научный сотрудник, кандидат филологических наук, Киев, Украина

Современный погребальный обряд: особенности функционирования и фиксации

Автор исследует динамику функционирования погребальной традиции своей родной деревни (с. Губча Хмельницкой обл.) за последние 40 лет – с начала 1970-х гг. и до наших дней. Рассматривая основные этапы современного погребального обряда, она обращает внимание на те существенные изменения, которые произошли за последние 15-20 лет, и особенно в настоящее время. Прежде всего, это десакрализация в той или иной мере главных его составных: подготовка смертной одежды и других необходимых предметов, омовение, одевание, положение во гроб, вынос и опускание в яму тела, раздача милостыни, отпевание и приготовление поминальных обедов.

Исчезли многие обрядодействия, потерявшие актуальность под влиянием современных условий жизни (изготовление гроба, подаяние милостыни на кладбище детям, посадка определенных видов деревьев на гробах, обед в доме покойника). Сам покойник (даже самоубийца) тоже потерял прежнее магическое значение, поэтому исчезла целая система оберегов и верований, фиксируемых еще 20-25 лет назад.

Изменился и круг персонажей обряда. Многие из них оказались вне его или же потеряли свою сакральность (дети, нищие, старые, убогие и больные люди, женщины, омывающие и наряжающие покойника, бабушки, бдящие возле тела, стряпухи, певчие, гробокопатели).

Все же в устной традиции этого села есть механизмы – «консерваторы» обряда. Прежде всего это фольклорное сознание, вербальный код обряда, хотя существенные изменения коснулись и его. За последние 15-20 лет почти исчезла традиция причитания, пения и чтения Псалтыря, бдения у тела покойника, исполнения отдельных жанров фольклора (причитаний, псальм, мифологических и демонологических легенд).

Что касается фиксации обряда, то она производилась неоднократно и в разных формах: в живом бытовании, по программе, спонтанно по причине отдельных случаев. Такой комплексный подход дает возможность увидеть не только современное состояние обряда, но выявить и подробности, хранящиеся в пассивной памяти народа.

КАРГИН Анатолий Степанович

Государственный республиканский центр русского фольклора, генеральный директор, профессор, доктор педагогических наук, Москва

К вопросу об определении сущности современного фольклора

Фольклорная культура в постиндустриальном и информационном мире многовекторна и полисоциальна по своей сути, активна в отношениях с массовой и высокой культурами, включается в их контекст на правах равноправного участника, немало заимствует от них, формирует симбиозные этнохудожественные образцы и тексты. Начиная с последней четверти XX – начала XXI вв., учеными отмечались принципиально новые характерные черты и приметы в развитии фольклора постиндустриального общества, его все более дробящаяся архитектоника, маргинальность, жанровая неустойчивость, мозаичность, доминирование художественного начала и т. д.

Основываясь на исторической социодинамике народной художественной культуры, можно утверждать, что ее структура, жанрово-видовой состав, родовые признаки эволюционировали. Многие из них постепенно стали отличаться от своих предыдущих или первичных аналогов. Попытки выстроить систему бытовых жанров, выявить в них изменения, тем не менее, не могли дать исчерпывающего ответа на видовую сущность фольклора: постоянно оставались дискуссионными вопросы о соотношении коллективного и индивидуального, вариантного и общерусского, а также, в конечном счете, традиционного и современного в народном творчестве.

Одна из основных проблем понимания современного фольклора заключается в том, чтобы определить, обладают ли явления, относимые к этому типу культуры, теми специфическими признаками или характеристиками, которые дают основание не произвольно, не умозаключительно, не условно, а по существу определять его именно как фольклор, который является продолжателем и наследником фольклора классического.

КОВАЛЬ-ФУЧИЛО Ирина Мирославовна

Институт искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Рыльского НАН Украины, отдел фольклористики, научный сотрудник, кандидат филологических наук, Киев, Украина

Украинские причитания: современные формы бытования и фиксации

Внимательный анализ большого количества записей причитаний дает основания не только поспорить с бытовавшем в украинской фольклористике мнением об однообразности этого жанра, но и выявить неизвестные и даже необычные формы его фиксации. Так, в рукописных архивах нам посчастливилось найти самозаписи причитаний гг. из Полтавщины и Подолья. Среди них фиксации, так сказать, «несостоявшихся» причитаний, комментарий к которым начинается словами: «Так должны были причитать…». В этом году во время полевых исследований на Гуцульщине (Косовский район Ивано-Франковской области) мы зафиксировали свидетельство о том, что одна женщина записала свое оплакивание по себе же на магнитофон и завещала сыновьям включить его на похоронах.

Во время этой же экспедиции мы записали образцы наивной поэзии по мотивам причитаний. Фрагменты из этих текстов стали впоследствии эпитафиями умершим родственникам. Описанные факты свидетельствуют о популярности и важности причетной традиции на Украине, ее влиянии на литературное творчество носителей традиции.

Статья написана на архивном материале и собственных записях автора.

КОЗЛОВА Ирина Владимировна

Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, филологический факультет, кафедра русской литературы, зав. кабинетом традиционной культуры, канд. филол. наук, Санкт-Петербург

Былины XXI века: творчество внучки пудожского сказителя

В августе 2011 г. на территории Пудожского района Карелии работала комплексная экспедиция Института русской литературы РАН. Целью экспедиции был сбор биографической информации об известных сказителях былин Пудожского края. Участники экспедиции работали в архиве Пудожского историко-краеведческого музея, а также встречались с родственниками сказителей для записи воспоминаний об их знаменитых предках.

Одном из лучших информантов экспедиции была школьная учительница , внучка известного сказителя Никиты Ремезова. Она родилась в 1953 г. и поэтому не застала в живых деда (Н. Ремезов умер в 1942 г.), однако знакома с былинной традицией, так как в детстве слышала былины от отца. Сама никогда не исполняла дедовых и отцовых былин, однако несколько лет назад сочинила две «новые былины»: о своей школе и о субботнем дне.

В докладе будут прослежена история создания этих произведений, а также проанализированы их тексты, которые будут рассмотрены в контексте семейной сказительской традиции и эпического новотворчества.

КОПЧЁНОВА Ирина Владимировна

Институт славяноведения РАН, Центр славяно-иудаики, ученый секретарь, младший научный сотрудник, Москва

Сбор, хранение и формы репрезентации фольклорного материала - опыт полевых экспедиций Центра Сэфер

Еврейская фольклористика имеет много особенностей как в своей истории, так и в ее современном состоянии (например, долгий перерыв в исследованиях в советский период). В докладе будут рассмотрены проблемы, с которыми сталкиваются исследователи в этой области: отсутствие архивных коллекций фольклорно-этнографических материалов (коллекция C. Ан-ского не сохранилась, фонды еврейских отделов в Белорусской и Украинской академиях наук были рассеяны, многое (на местах) погибло во время Второй мировой войны); архив YIVO (Исследовательский институт идиша, США) труднодоступен для российских ученых; в бывших местечках либо крайне мало, либо совсем не осталось евреев; «зацикленность» информантов на событиях войны и Холокосте; кризис еврейской идентичности.

В этой связи будет интересно рассказать об уникальном опыте проведения полевых школ Сэфера, которые условно можно разделить на школы в регионах, где сохранилось старожильное еврейское население – Тульчин, Ивано-Франковск Черновцы (Украина), Кишинев-Бельцы (Молдавия), Бухара (Узбекистан); экспедиции в регионы, где собирались материалы по отношению соседей к евреям: Желудок (Беларусь); экспедиции в регионы со старообрядческим населением: Волгоград (Россия), Латвия, Литва – исследование перспективной темы соседства евреев и старообрядцев). Каждый подобный вид школ-экспедиций имеет свои особенности, на которых мы остановимся в своем докладе.

В докладе особое внимание будет уделено проблемам различных форм хранения и репрезентации материала, собранного во время экспедиций Сэфера: регулярное издание сборников материалов (с этого года Сэфер приступил к изданию именно научных сборников полевых школ), буклетов (для популяризации программ Сэфера на местах, укрепления контактов с еврейскими организациями на местах), многолетний проект конференции по славяно-еврейским культурным контактам, видеосюжеты, видеопрезентации в общинах, лекции в общинах, работа над базой данных - электронным архивом экспедиций (работа сейчас на начальном этапе); тревелоги (опробовано в 2012 г. в Бельцах).

КРИКЩЮНАС Повилас

Институт литовской литературы и фольклора, младший научный сотрудник, Вильнюс, Литва

Аудиовизуальный фольклор: от изображения к тексту

Еще в 1932 году, представляя русскую лубочную традицию в «Литературной энциклопедии», Юрий Соколов писал, что лубочные картинки могут быть отнесены не только к изобразительному, но и к словесному искусству, ибо, во-первых, они очень часто служат иллюстрациями к готовым литературным произведениям, и, во-вторых, наоборот, для своего пояснения порождают новый литературный текст, являясь таким образом лицевой иллюстрированной литературой.

Наблюдения сетевой коммуникации и обмена файлами тоже указывают на связь текстовых и изобразительных элементов в новоявленных (фотожабы, демотиваторы, интернетные слухи) жанрах аудиовизуального фольклора. Следуя упомянутой мысли, в докладе рассматривается связь этих элементов, пристальное внимание уделяется текстуализации изображения, способам и стилистике ее реализации, обычно определенным мотивацией творения примера.

КСЕНОФОНТОВА Ирина Владимировна

Институт социологии РАН, сектор исследования социальных изменений качественными методами, младший научный сотрудник, Москва

Картинка + текст: формула современного интернет-мема

В докладе представлена общая характеристика новых форм визуального отображения фольклора в сети Интернет на основе анализа современных интернет-мемов (на английском и русском языках). В фокусе исследования – глобальный процесс «визуализации» произведения и восприятия интернет-фольклора; единицей анализа становятся интернет-мемы «картинка + текст», в сжатой, иронической и зачастую парадоксальной форме несущие социальные формулы: стереотипы, самопрезентации и т. д. В частности, рассматриваются широко распространенные мемы типа 1. Advice Animal Image (изображение персонажа на радужном фоне с подписью) 2. How others view me (интернет-мем, изображающий то, как персонажа видят другие, и как себя видит он сам) 3. Rage Faces (нарисованные изображения лиц, чаще всего – герои комиксов, рассказывающих о типичных жизненных ситуациях) и другие актуальные примеры интернет-фольклора.

Мы попытаемся найти некую общую тенденцию в развитии этих форм народного творчества в сети Интернет и обнаружить в них содержание, которое можно подвергнуть социологическому анализу и которое сможет рассказать больше о тех, кто создает интернет-мемы и о тех, кто их воспринимает.

КУЛЕШОВ Андрей Геннадьевич

Государственный республиканский центр русского фольклора, фольклорно-этнографический отдел, ведущий научный сотрудник, кандидат искусствоведения, Москва

Русская глиняная игрушка на современных праздничных и ярмарочных гуляньях

Самобытная, яркая, нарядная, традиционная русская глиняная игрушка — непременная принадлежность любых праздничных гуляний и ярмарок не только в конце XIX-начале XX века, но и в более позднее время.

Один из любимейших ее образов — образ так называемый Бабы или Барыни, сам, кажется, навеян атмосферой народного праздника. Когда-то глубоко символичный, серьезный, связанный с языческой культурой и мифологией, он, в результате трансформации, превратился в ироничный, забавный и игровой, близкий образам народного театра. Барыня — это всегда целый рассказ из посадской жизни, рассказ веселый, занимательный, имеющий и социальную, и жанровую окрашенность. Яркие наряды, разнообразные атрибуты и головные уборы — все это делало эти образы частью веселого праздника.

Поскольку большая часть русских глиняных игрушек — это свистульки и гремотухи (погремушки), т. е. игрушки звуковые, они всегда органично вливались в поток любого праздничного гулянья. Популярны были целые хоры свистулечников, выводивших веселые мелодии, а погремушки, глиняные, деревянные, берестяные обычно использовались во время пляски, создавая и усиливая задорную ритмику танца. Сами свистульки и погремушки, представлявшие собой фигурки животных и птиц, трансформированные со временем, и тоже ставшие своего рода забавой, радовали не только детей, но и взрослых. Они тоже отличались яркостью и нарядностью в исполнении.

КУПРИЯНОВ Павел Сергеевич

Институт этнологии и антропологии РАН, отдел русского народа, научный сотрудник, кандидат исторических наук, Москва

«Бояре, а мы к вам пришли…»: фольклор в историческом музее

Один из старейших московских музеев «Палаты бояр Романовых» расположен недалеко от Кремля в старинном здании боярских палат. Оригинальный облик здания дополняется необычной экспозицией, выстроенной по «интерьерному» принципу, в соответствии с которым в помещениях музея воссозданы интерьеры богатого боярского дома XVII в. Реконструкция повседневной жизни XVII в. (признаваемая главной задачей музейной деятельности) в значительной степени включает в себя и реконструкцию традиционной народной культуры.

Наряду с обычными обзорными экскурсиями в музее проводится целый ряд театрализованных экскурсий и занятий для разных категорий посетителей, а также – детские праздники «Масленица», «Новый год и Рождество в боярском доме», и др. В этих мероприятиях широко используются фольклорные тексты разных жанров, имитируются различные фольклорные практики и формы народной культуры. Многолетние наблюдения за этим процессом позволяют описать основные особенности использования фольклора в специфическом музейном пространстве.

В докладе пойдет речь об адаптации фольклорных текстов для развлекательных и образовательных целей, а также о том образе народной культуры, который формируется в музейных мероприятиях.

КУРГУЗОВА Наталия Владимировна

Орловский государственный университет, филологический факультет, кафедра истории русской литературы XI – XIX веков, доцент, кандидат филологических наук, Орел

Специфика образа в письменном фольклоре (на примере жанра девичьего рукописного рассказа)

С. Борисов считал, что в процессе бытования текстов девичьих рукописных рассказов изменениям среди прочего подвергаются имена и внешность героев, в то время как неизменной остается жесткая структура текстов. Однако образная система девичьего рукописного рассказа вопреки этому мнению отличается большой устойчивостью. Образ героя, конечно, подвергался при переписывании модификации, но эти изменения не столь значительны, как представляется на первый взгляд. Если читательница идентифицирует себя с главной героиней-красавицей, то в образе героя воплотился идеал мужественности, который складывается из этнического канона красоты. Среди устойчивых характеристик образа можно назвать имя, возраст, внешность, одежду героев. Сравнительный анализ текстов и выявление частотных характеристик позволяют сделать вывод о композиции и специфике мужского образа девичьего рукописного рассказа. Девичий рукописный рассказ как постфольклорный жанр, имеющий множество источников происхождения, в том числе и массовую культуру (литературу, кинематограф), отражает и характерные приметы времени. Таким образом, создается сложный комплекс представлений об идеале мужественности, свойственный девичьей субкультуре.

КУСТО Агата Анна

Университет Марии Кюри-Складовской в Люблине, Институт музыки, адъюнкт, Люблин, Польша

Трансформации в польской народной музыки (на примере современной народной инструментальной музыки Люблинского воеводства)

Последние полвека – это время многочисленных трансформаций, влияющих на польскую народную культуру. Музыка, которая является неотъемлемой составляющей обрядовой крестьянской культуры, в настоящее время изменяется, адаптируется к новым социальным условиям, попадает в популярную культуру и средства массовой информации. В настоящее время польский фольклор меняет форму бытования, распространяясь через тематические веб-сайты, а также ассоциации и организации культуры, которые занимаются народной музыкой и ее новыми формами, которые обычно обозначают как фолк.

Народная инструментальная музыка Люблинского воеводства, наравне с фольклорными песнями, является важной составляющей культуры региона. Происходящие с ней трансформации можно разделить по трем категориям: это изменения, связанные с музыкальными инструментами, с исполнителями и с репертуаром. Материалом для анализа стали записи, опубликованные в шестом томе книжной серии «Польские песни и народная музыка. Источники и материалы» (в нем представлена инструментальная музыка Люблинского воеводства) который был в 2011 году подготовлен коллективом этнолингвистов и этномузыковедов из Люблина.

В докладе будет проанализированы богатые и разнообразные традиции музыкального фольклора Люблина, рассмотрены основные направления трансформации народной инструментальной музыки, а также ее новые формы, связанные с фольклорными традиции региона.

ЛУРЬЕ Михаил Лазаревич

Европейский университет в Санкт-Петербурге, факультет антропологии, декан, кандидат искусствоведения, Санкт-Петербург

Песни «уличной эстрады»: между массмедиа и фольклором

В 20-е годы ХХ века процессы взаимодействия между институциональными и спонтанными практиками, традициями, текстами шли особенно интенсивно и наглядно. Одним из самых колоритных явлений на городской культурной сцене того времени, занимавшим серединную позицию между санкционированной литературой (от художественных текстов до судебной хроники) и фольклорной традицией, стала «уличная эстрада» — выступления уличных певцов на рынках и барахолках, на площадях и во дворах больших городов. Анализ отдельных песен, связанных с масштабными государственными кампаниями эпохи НЭПа, позволяет увидеть, как уличная эстрада тех лет учитывала конъюнктуру, улавливала культурный фон и при этом не утрачивала связи с фольклорными традициями своего времени, а во многом и определяла их репертуар.

МАТЛИН Михаил Гершонович

Ульяновский государственный педагогический университет, кафедра литературы, доцент, кандидат филологических наук, Ульяновск

Камни счастья и любви: об одной новой ритуальной традиции в городах
России и некоторых стран бывшего СССР

В последнее десятилетие в некоторых городах России и странах бывшего СССР возникла новая традиция – устанавливать камни «счастья», «любви» не только в качестве малых архитектурных форм, украшающих город, но и как объекты, которые, по замыслу инициаторов, должны породить новые ритуалы или вписаться в уже существующие. И действительно, эти объекты весьма органично вписались и в архитектурный облик городов (Чебоксары, Пенза, Кузнецк, Екатеринбург, Пермь, некоторые города Украины), и в ритуально-праздничные традиции, и стали элементом туристических экскурсий.

Ритуальные действия, совершаемые с камнями, на камнях и около камней, не обладают четкой и общепринятой стереотипностью, хотя и существует базовое действие – прикосновение к нему. Несколько иная традиция сформировалась в г. Перми: там Камень любви имеет второе название – Корабль любви, что, вероятно, и обусловило необычный ритуал, совершаемый новобрачными, – разбивать об него бутылку шампанского.

Возникновение и развитие этой новой городской традиции обусловлено, на наш взгляд, рядом факторов, среди которых, в первую очередь, можно выделить такие, как стремление органов государственной власти создавать новые этнические и культурные символы, существующая и получившая новую жизнь традиция поклонения камням, традиционная семантика камней в культуре, активная и целенаправленная деятельность профессионалов в сфере туристического бизнеса, ритуализация и символизация городского пространства (индивидуальные памятные места, места гибели пешеходов и водителей, традиция посещения некоторых памятников, объектов и локусов городского пространства во время свадьбы, на государственные и местные праздники и проч.), а также ремифологизация массового сознания, получившая мощное развитие в последние 20 лет.

Как показывает анализ, ритуальность, связанная с Камнями счастья и любви и возникшая в последнее десятилетие, ничем не отличается от той, что уже существовала или параллельно развивалась возле других камней на территории России или некоторых стран бывшего СССР. Свою роль в такой унификации сыграли как выработанная в последнее десятилетия общая схема посещения и почитания сакральных мест, туристический бизнес, и отчасти Интернет, сделавший доступным для широкого усвоения и последующего воспроизведения разнообразные современные ритуальные традиции и практики.

НЕКЛЮДОВ Сергей Юрьевич

Российский государственный гуманитарный университет, Центр типологии и семиотики фольклора, профессор, доктор филологических наук, Москва

Обрядовая традиция в «пост-атеистическую» эпоху (к вопросу об исторической эволюции монгольского культа обо)

Культ обо (овоо, obuγ-a ‘куча’) — насыпных пирамид из камней, палок, веток и прочих подручных предметов — основной элемент «сакрального ландшафта» в Монголии. Они располагаются на высотах, дорогах, перекрестках, горных перевалах, у источников, на берегах рек и озер, возле уединенных скал и деревьев, около некоторых храмов и на границах родовых территорий. В конце XVIII — начале XIX века. у монгольских народов, с одной стороны, еще практиковались шаманские требы на обо, а с другой, вполне сложилось представление о них как о «дурном обычае», подлежащем реформированию. После установления советской власти всякая религиозная жизнь в Монголии и Бурятии замирает, что в полной мере относится и к рассматриваемому культу. В период с 1930-х годов до 1989 г. обо уничтожались, а люди, проводившие подобные обряды, преследовалось по суду; сохранились лишь некоторые элементы общепринятых ритуальных практик, особенно в глухих местах. Традиция — естественно, модифицированная и модернизированная — вновь оживает лишь к концу XX  века. Яркой чертой, полностью исчезнувшей в последующей традиции, является использование воинского снаряжения при закладке и обустройстве обо. Другой деталью обряда, также утраченной, является наличие в общественном молебствии вполне определенной буддийской адресации. Ряд фрагментов старинного ритуала (и даже его адресатов) уже не восстанавливается, зато возникают новые формы самих обо и связанной с ними обрядовой практики; наконец, происходит реархаизующее «перераспределение полномочий» в пользу шаманской традиции.

ПАСТУХ Надежда Анатольевна

Институт народоведения Национальной академии наук Украины, научный сотрудник, кандидат филологических наук Львов, Украина

Обрядовый фольклор украинцев в зонах этнокультурного пограничья (на материале украинско-молдовского пограничья)

Статья написана на базе материала, собранного в течение гг. в ходе полевых исследований украинско-молдовского пограничья (на территории Украины – Каменец-Подольский р-н, Дунаевецкий р-н, Новоушицкий р-н Хмельницкой обл., Мурованокуриловецкий р-н, Шаргородский р-н Винницкой области, 2006 г., а также Заставновский р-н и Кельменецкий р-н Черновицкой области, 2008 г., на территории Молдовы – Фалештский р-н, Единецкий р-н, Окницкий р-н, Дондюшанский р-н, 2006 г.; Дрокиивский р-н, Синжерейский р-н, Флорештский р-н, 2007 г.; Бричанский р-н, 2008 г.; Дондюшанский р-н, Единецкий р-н, 2009 г.)

В статье охарактеризовано своеобразие системы жанров обрядового фольклора украинцев на пограничных территориях, в частности на украинско-молдовском порубежье. Так, в репертуаре украинцев 1) до сегодня продолжают функционировать архаические жанры, которые стали редкостными или совсем утраченными в “метрополии”; 2) существуют жанры или жанровые разновидности, не характерные для фольклорной традиции центра; 2) бытуют жанры, которые именно на рубеже демонстрируют исключительную сохранность и жизнестойкость, вызванную отчасти хорошо развитой системой однотипного жанра соседней фольклорной традиции, 3) функционируют жанры, вобравшие в себя однотипное жанровое образование соседней этнической традиции, 4) симптоматично отсутствуют (утрачены) некоторые жанры, которые традиционно бытовали на просторах всего украинского массива, не имея локальный характер.

В статье также выяснены особенности исполнения традиционных обрядовых жанров фольклора, в частности отмечена так называемая украинопевность как доминанта этнического самосохранения украинцев в зонах тесного соседства с другим этносом. Народные песни на порубежье в основном поют именно на родном языке – даже в той среде, которая культурно ассимилирована к чужому окружения. В тоже время жители пограничья могут знать и исполнять иноязычные тексты. Речь идет, как правило, о 1) заимствовании обряда и песни у соседей при отсутствии таких в своей культуре, 2) функционировании жанров с выраженной магической направленностью в виду того, что чужому языку приписывается особая чудодейственная сила.

ПЕТРОВ Никита Викторович

Российский государственный гуманитарный университет, Институт филологии и истории, старший преподаватель, кандидат филологических наук, Москва

День Исполина: новая обрядность и формирование традиции в Вельском районе

В докладе на материале полевой экспедиции в Вельский район Архангельской области рассматривается формирование новой обрядности (день Исполина), заменившего традиционный для русского села день деревни, генезис квазифольклорных преданий и связанный с ними процесс интеграции жителей в сублокальное сообщество.

Праздник, впервые проведенный работниками местного ТОСа в 2003 году, представляет собой театральное шествие во главе с ряженым, изображающим Исполина, – одного из известных в прошлом жителей деревни Исполиновка. Ряженый Исполин торжественно выплывает на плоту на берег реки, его встречают хлебом-солью, затем во время торжественной процессии до Дома культуры поют заготовленные приветственные песни. Далее Исполин вынимает из сундука ленточки с пожеланиями для каждого участвующего в празднике.

В то же время в локальном тексте Хозьмино существуют исторические предания об Исполине и двух его дочерях. Эти два текста, обрядовый и нарративный, накладываются друг на друга и поддерживают нововведенную традицию. На примере анализа этих двух явлений видно, как квазифольклорный текст становится фольклорным.

ПЕТРОВА Наталья Сергеевна

Российский государственный гуманитарный университет, Институт филологии и истории, Учебно-научная лаборатория фольклористики, методист, Москва

Сказки народов России в анимационном проекте «Гора самоцветов»

Доклад посвящен одному из крупнейших отечественных проектов по аудиовизуализации традиционного фольклора – мультсериалу студии «Пилот» «Гора самоцветов».  Работа над 54 мультфильмами велась в гг. По словам автора проекта, Александра Татарского, идею создать мультфильмы по сказкам народов России ему навеяла прочитанная в детстве одноименная книга: «Я уехал в Евпаторию мальчиком из Киева. Если бы меня спросили: «Где живешь?» - я бы сказал: «Улица Кирова 4, квартира 18». Всё. Но я знал свой двор, пьяницу  Игоря, то есть это был мой мир. А когда я вернулся после этой книжки,  - я абсолютно серьезно говорю, это  не высокопарные слова  – я вернулся маленьким  гражданином СССР. Я этого не осознавал, я таких слов в голове не крутил, но я с изумлением узнал, что я живу в великой огромной стране, где живут еще, помимо пьяницы Игоря со второго этажа, какие-то эстонцы, киргизы, казахи, татары. Что  встречаются какие-то северные народы. Имена отличаются, кушают разную пищу, охотятся по-разному, костюмы носят разные, религии разные. Об этом не думал, но  я все это воспринял. И всё это – одна страна!» [Мультфильмы по сказкам народов России [Электронный ресурс]: передача «Детская площадка» на радио «Эхо Москвы» с участием А. Татарского. URL:  http://www. echo. *****/programs/children/53223.phtml (дата обращения 1.02.2010)]

Чтобы похожий опыт появился и у современных детей, выпуски «Горы самоцветов»  объединяются общей для всех частей заставкой, в которой зрителям излагается  «этнографический минимум»  – сведения о многонациональности России и рассказ о  местоположении, обычаях, искусстве какого-либо народа. Для воссоздания этнического колорита при озвучивании мультфильмов, например, привлекаются носители языков. Однако идея аутентичности не единственная, на которую ориентируются аниматоры. Они достаточно вольно обращаются с фольклорным материалом, готовы «редактировать» тексты, чтобы сделать их более понятными  и привлекательными для детской аудитории.

Цель доклада – показать, как в конкретном проекте по экранизации сказок переплетаются разнообразные интенции: патриотическое воспитание, репрезентация мультикультурной политики, создание коммерчески успешного продукта.

ПОЗДЕЕВ Вячеслав Алексеевич

Вятский государственный гуманитарный университет, филологический факультет, кафедра русской и зарубежной литературы, профессор, доктор филологических наук, Киров

Фольклорная смеховая культура на сцене (теория и практика)

Смеховое начало народной культуры весьма многогранно. Многие литературоведы и фольклористы, рассматривая сатиру и юмор как явление общеэстетическое, не всегда разделяли специфику литературной авторской сатиры и юмора и фольклорной, хотя такое разграничение необходимо.

Постановка проблемы соотношения текстовых и внетекстовых компонентов в балагурно-песенных, обрядовых и театрально-игровых формах народной сатиры и юмора позволило бы выявить отличие смехового фольклорного от литературного, авторского начала.

Сатира и юмор может по-разному проявляться в художественном мире народной культуры: в различных “ситуативных положениях” (например, в движении, в жесте); во временных и пространственных параметрах (например, в объеме); в системе имен и т. п.

Объектом осмеяния фольклорной культуры становились тексты/произведения «чужой», письменной культуры: деловые документы, конфессиональные, литературные произведения.

На протяжении всей истории становления народной смеховой культуры выделялись типы людей с определенной психолого-эмоциональной установкой, талантом, артистическими данными, направленными на способность веселить, смешить. Поэтому в сценическом воплощении произведений народной смеховой культуры имеются свои закономерности. Однако практика представления на современной сцене смеховой народной культуры довольно сложное явление, которое не до конца осмыслено и разработано.

ПРОСИНА Светлана Владимировна

Государственный республиканский центр русского фольклора, отдел современного фольклора, ведущий научный сотрудник, Москва

Эстетика и прагматика свадебной одежды в современной культуре

Свадебная одежда уже достаточно долго является частью мировой модной индустрии. Уже с конца XIX в. по всему миру выпускалась специальные издания с ассортиментом именно свадебных товаров, в том числе и одежды, появилось понятие «свадебная мода», ставшее своего рода лакмусом положения женщины в обществе. На ее существование свое неоднозначное влияние оказали исторические события (в частности, войны), с одной стороны приостановив работу модельеров в этом направлении, а с другой стороны спровоцировав новый этап ее развития (после окончания Великой Отечественной войны именно свадебная одежда стала воплощением мирной жизни, а свадебные платья поднялись на новый уровень роскоши).

Обрядовое значение этой одежды постепенно смягчается, уступая место эстетическому наполнению. Сегодня свадебное платье стало неотъемлемой частью всех модных показов, его апогеем, однако оно демонстрируется скорее как самое красивое платье коллекции, как фантазия модельера на тему «невеста», а например, важная ранее апотропейная функция отдельных предметов и всего комплекта свадебной одежды сегодня не учитывается. Кроме того, общественное мнение по поводу невинности невесты также претерпело изменения, что не замедлило отразиться и на свадебной одежде, в частности на ее цветовом воплощении (совсем недавно обязательный белый цвет утратил свое знаковое значение).

Постепенно свадебная одежда перестала быть некоей универсалией с набором определенных предметов. Сегодня мы наблюдаем как посредством выбора того или иного комплекта, цветовых сочетаний или вообще отсутствие платья выражают индивидуальность человека. Появилось понятие «нестандартная свадьба», самым ярким воплощением которой является именно одежда, ее роль в этом действии – поразить окружающих. Чаще всего – это свадьбы с субкультурным колоритом (в том числе и профессиональным). Тогда свадьба начинает представлять собой некий перформанс, культурную акцию, а свадебная одежда превращается, в своего рода, карнавальный костюм.

РАДЧЕНКО Дарья Александровна

Независимый исследователь, кандидат культурологии, Москва

«Оберег от писем счастья» как жанр сетевого фольклора

Широкие возможности массового распространения информации в Интернете привели к ряду изменений в таком традиционном жанре городского фольклора как письмо счастья. Если «бумажное» письмо счастья является анонимным и не предполагает обязательного наличия связи между отправителем и получателем, его электронный аналог распространяется открыто и, как правило, в рамках узких групп, к которым принадлежит отправитель. Это изменение привело к складыванию традиции обратной связи между отправителем и получателем письма.

В силу того, что поток писем счастья нередко воспринимается как избыточный и раздражающий, в сети складываются традиционный нарратив о получении писем счастья и борьбе с ними и корпус пародийных текстов смешанного вербально-визуального характера.

Доклад посвящен анализу развития этих текстов в контексте русско - и англоязычного Интернет-фольклора

РАХИМОВА Элина Гансовна

Институт мировой литературы им. РАН, отдел фольклора, старший научный сотрудник, кандидат филологических наук, Москва

Авторская интерпретация традиционных рун калевальской метрики в карельском фолк-роке: Сантту Карху и группа «Талвисоват»

Рок-бард из Петрозаводска Сантту Карху, выступающий со своим коллективом «Талвисоват» начиная с перестроечных лет, создает авторские песни на родном языке – ливвиковском диалекте карельского языка с использованием мотивов традиционных рун, как неоромантические, так и стилизованные с цитатами. Также коллектив создает фолк-роковые аранжировки с элементами психоделики для целиком рунических песнопений (баллады «Потерянные украшения», «Чиби-чиби пташечка»). В докладе выявляется использование орнитологической и погодной символики из обрядовой и необрядовой лирики и баллад калевальской метрики, а также мотивов и формул заговорно-заклинательных рун.

РОКОШ Томаш (Люблин, Польша)

От фольклора к фолку. Функционирование польских народных песен в современной культуре

Автор представляет разницу между первичным и вторичным бытованием фольклора, выделяет пять основных форм вторичного бытования фольклорной музыки, представляемой деревенскими музыкальными группами, ансамблями песни и танца, группами, реконструирующими фольклор, а также экспериментальными театрами. В докладе поднимается вопрос паратекстов – специфических фольклорных текстов, которые функционируют в пограничных культурных зонах в двух языковых версиях (например, в польской и украинской).

Автор демонстрируют способы обработки традиционных народных песен в современном вторичном культурном обороте. Наиболее важными изменениями являются: селекция жанров, сокращение текстов, их смешение, языковые модификации, устранение признаков говоров, вторичная диалектизация, изменение музыкальных параметров: смена техники пения, контрофактура, смена функции (например, с oбрядoвoй на интегрирующую), смена контекста исполнения.

В Польше после 1989 года в связи с политическими изменениями наступил длящийся до сегодняшнего дня всплеск популярности музыкальных групп, исполняющих музыку, на которую влияние оказал фольклор. Несмотря на то, что большинство групп реализует собственные идеи и художественные принципы, среди описываемых явлений можно выделить две основные парадигмы: фолковую и пуристскую. Анкетирование, проведенное автором, подтверждает отдельное существование групп, для которых фольклор является лишь отправной точкой, источником вдохновения, от групп, занимающихся реконструкцией фольклора. Между ними можно заметить многочисленные различия. Спорными являются, прежде всего, идеологический уровень групп, а также цели, интенция и мотивация артистов. Группы, названные пуристскими, своей целью признают реконструкцию народных песен и народной музыки, что не совпадает с основной идеей фолка - творческой обработкой музыкального материала.

Пуристские группы предпринимают попытку продолжения традиции и видят возможность реализации этого в современных условиях. Продолжение традиции народной музыки исполнители понимают как подражание образцовым произведениям фольклора определенного времени и региона.

Фолк-группы предполагают необходимость переработки традиционной музыки. Музыка представляется ими в новой аранжировке. Исходя из этого, фолк понимается как музыка, источником вдохновения для которой является народная традиция. Исполнители акцентируют необходимость использования разнообразных традиций (соединения музыки разных культур), собственных интенций, свободной интерпретации (а также реинтерпретации) народных мотивов и введения отдельных традиционных элементов.

Современные презентации традиционной музыки в исполнении городских групп являются своеобразной «новой традицией» - традицией виртуальной, придуманной, мифологизацией прошлого. В результате, создается определенное видение традиции, которая в таком виде в действительности не существовала.

Следует отметить разнообразие мнений в описываемых течениях, что связано с упоминаемой автором неоднородностью понимания термина «фолк». Сейчас народная культура понимается, как памятник старины, музейный экспонат, а чаще всего является мифологизированным полем воображения и привлекательным миром художественных экспериментов. В докладе анализ проводится, главным образом, на польском материале, однако из него можно извлечь общие выводы, касающиеся способов обработки фольклора в современном мире.

САМОДЕЛОВА Елена Александровна

Институт мировой литературы им. РАН, отдел фольклора, старший научный сотрудник, доктор филологических наук, Москва

Современный городской фольклор: дефиниции, жанры, тексты (по материалам фольклорного архива МПГУ)

С 1990-х гг. по 2012 г. студенты-первокурсники под руководством проф. () и ее коллег-фольклористов с кафедры классической русской литературы Московского педагогического государственного университета (б. МПГИ им. ) проходили фольклорную практику в столице России, некоторые практиканты выезжали в другие города и селения, записывали русский и иноязычный фольклор (последний бытует на родном языке и в процессе рассказывания переводится исполнителями на русский язык). Специально для проведения студенческой практики была выработана архивная спецификация, включающая расширенный "паспорт исполнителя" (содержащий данные о его месте рождения, родителях и лицах, от которого он перенял произведения, условиях исполнения данных текстов и др.). Для простоты ориентации в реестре фольклорных жанров и исполнителей, а также по правилам архивного хранения была создана необходимая система указателей. Правила оформления "полевой тетради" видоизменялись и уточнялись в разные годы проведения фольклорной практики. Своеобразный краткий "Дневник фольклориста" (его название также варьировалось) включает наблюдения собирателей над условиями записи, манерой исполнения, характере собираемого фольклорного материала и др.

Студентам рекомендовалось записывать традиционный фольклор любых жанров и приветствовалось обращать особое внимание на современный тематический фольклор (фольклор молодежных субкультур, профессиональный фольклор, Интернет-фольклор).

В результате высветился новый комплекс фольклорных жанров, являющийся репрезентативным срезом бытования фольклора на рубеже 2-го и 3-го тысячелетий и представляющий мировоззренческие установки и художественные предпочтения молодежи. В ходе его анализа выявляются новые народные жанровые термины, вариативные представления исполнителей и собирателей о содержании и границах жанровых образований, об условиях функционирования текстов и путях их передачи.

САФРОНОВ Евгений Валериевич

Ульяновский государственный педагогический университет, лаборатория традиционной культуры, внештатный сотрудник, кандидат филологических наук, Ульяновск

Замечания о фиксации современного фольклора

Доклад посвящен «болевым точкам» современной полевой фольклористики. Автор указывает на ряд технических и методологических проблем фиксации устных текстов, которые в некотором смысле ставят под вопрос адекватность записанных материалов, составляющих основу многих фольклорных архивов. Например, использование диктофонной «паузы» во время беседы с информантом a priori означает редакторскую правку записанного уже в момент полевой фиксации.

Проблемы экспедиционной записи коррелируют с соответствующим подходом при создании архивов и использовании («цитировании») фольклорных текстов в научных работах, что позволяет говорить о подготовке своеобразных «субпродуктов» для исследовательской деятельности и необходимости более четкой дефиниции объекта фольклористики..

СОКОЛОВА Анна Дмитриевна

Институт этнографии и антропологии РАН, отдел русского народа, младший научный сотрудник, Москва

Спонтанные коллективные практики поминовения в городском ландшафте: случай «Ярославского Локомотива»

В последние годы в жизни российских городов появился новый феномен - спонтанные массовые действия, приуроченные к тому или иному трагическому событию, вызывающему широкий общественный резонанс. Данные мероприятия привлекают значительное число участников, вплоть до нескольких десятков тысяч человек. При этом участники зачастую не являются членами какого-либо реального сообщества и не поддерживают взаимосвязь вне данных мемориальных акций. Такие формы коллективного поминовения, при которых традиционно приватные, личные поминальные практики переходят в общественную сферу, представляют особый интерес для исследователя.

В данном докладе будет рассмотрен случай создания спонтанного мемориала, созданного у стадиона «Арена 2000» в Ярославле, после гибели хоккейной команды «Ярославский Локомотив» в авиакатастрофе 07 сентября 2011 года. Характерными особенностями данного мемориала, помимо спонтанности, не институализированности его создания, является, во-первых, тот факт, что в этом случае функции места памяти делегируются другому месту и мемориал создается на значительном расстоянии от самого места трагедии. При этом на самом месте аварии – у аэропорта Туношна – также создается мемориал, но он имеет меньшие размеры и, очевидно, привлекает меньшее внимание, чем мемориал к стадиона «Арена». Заметим при этом, что постоянный памятный знак все же устанавливается непосредственно на месте крушения самолета, а не в символическом месте, которому были на время делегированы мемориальные функции. По-видимому, при выборе альтернативного места для создания мемориала решающую роль играет, помимо транспортной доступности, символическая связь места в погибшими людьми. Именно поэтому для создания спонтанного мемориала «Ярославскому Локомотиву» был выбран хоккейный стадион «Арена-2000».

Другой характерной особенностью данного мемориала является значительное количество текстов без указания авторства, которые поклонники хоккейной команды принесли к стадиону Арена. Эти тексты, наряду с традиционными свечами, цветами и мягкими игрушками, стали одной из основных составляющих данного спонтанного мемориала.

СУРКОВА Жанна Игоревна

Московский государственный университет им. , филологический факультет, кафедра фольклора, аспирант, Москва

Собиратель, исследователь, автор: новый тип носителя фольклорный традиции

В докладе рассматривается один из феноменов современной народной культуры: повсеместное выделение из фольклорной среды собирателей и хранителей своей родной традиции. Подробно освещается деятельность нескольких таких собирателей, которые трудились или трудятся на территории Кировской области, даётся оценка их роли в сохранении и осмыслении местной традиции.

Предполагается, что перед нами новый тип самосознания носителя традиции: уже не лишенный авторефлексии “исполнитель”, а “собиратель”, “исследователь” и “автор”. Подобным же образом изменяется и восприятие такого человека другими носителями местной традиции. Решающий импульс для развития этого нового типа самосознания, вероятно, был дан извне, под влиянием культуры и науки города.

Новое понимание собственной роли в традиции активизирует и новые способы взаимодействия с народной культурой. Традиционная схема передачи фольклорного знания видоизменяется. Изменяется также и состав транслируемых текстов, проходя через призму нового, “авторского” осмысления.

ТРОШКИНА Ольга Васильевна

Тартуский университет, философский факультет, докторант, Тарту, Эстония

Страшные истории в удмуртской детской среде

В докладе рассматривается роль страшных историй среди удмуртских детей по итогам полевых работ с 2010 по 2012 г. в Удмуртской республике. Страшные истории являются популярным жанром в современном детском удмуртском фольклоре. Их можно разделить на рассказы, связанные с неодушевленными предметами и рассказы, связанные с мифологическими персонажами. В первую группу входят вещи, которые окружают ребенка с момента его рождения. Большинство таких рассказов взяты удмуртскими детьми от русского городского населения, литературы, радио, фильмов-ужасов и интернета. Во вторую группу входят такие мифологические персонажи, как мунчокузё (банник), вукузё (водяной), нюлэскузё (леший). Данные истории больше похожи на бывальщины. Обычно дети заканчивают такие рассказы фразой «ишанзэ адзем» (букв. «это стало его судьбой»). После такой встречи обязательно должно случиться что-либо плохое.

Многие тексты схожи между собой, повторяемы и многовариантны. К примеру, в собранных мною материалах 23% занимают страшилки про девочку, утонувшую в туалете детского лагеря. В первом тексте девочка просто утонула, во втором – выходила по ночам и пугала детей, в последнем же – забирала всех девочек, ходивших ночью в туалет.

Если рассматривать вторую группу, то рассказы о мифологическом персонаже баннике встречаются чаще всего (40%). В большинстве случаев он играет роль злого и мстящего героя. Причины для мести разные. К примеру, человек пошел в баню после полуночи – баннику это не нравится; человек заснул в бане – баннику не понравилось, что на «его территории» чужие и т. д. Повествование заканчивается оценкой рассказчика или принятием какой-либо меры.

Страшные истории рассказываются как среди детей дошкольного возраста, так и среди школьников. Существенным является исполнение – как правило, в темноте, в детской компании в отсутствии взрослых, исполняются шепотом. В основном – это рассказы, услышанные детьми в детских оздоровительных лагерях и от старшего поколения. Таким страшилкам дети не всегда верят, а страшилки же, которые похожи на былички, дети воспринимают всерьез и рассказчик испытывает чувство страха.

ФРОЛОВА Ольга Евгеньевна

Московский государственный университет им. , филологический факультет, лаборатория фонетики и речевой коммуникации, старший научный сотрудник, доктор филологических наук, Москва

От анекдотов об армянском радио к анекдотам – социологическим опросам

В докладе предполагается рассмотреть пародийные анекдоты, построенные по принципу комического переосмысления жанровой формы. В последнее время список анекдотов – жанровых пародий - расширился: помимо объявления, рекламы, СМС появились и тексты анекдотов, жанрово стилизованные под социологические опросы. При этом тематические и композиционно анекдоты-соцопросы обнаруживают общность с группой, посвященной армянскому радио. Общность — в вопросно-ответной структуре текстов анекдотов обеих групп. Различие заключается в коммуникативном намерении: на наш взгляд, анекдоты об армянском радио различаются в коммуникативном намерении говорящего и в организации высказывания.

В анекдотах об армянском радио диалог направлен на выяснение истинного положение вещей, парадоксальность устройства реальности открывается в ответе. В этой группе анекдотов вопросы и ответы представлены как прямая речь. Интерпретационная, субъективная (модусная) составляющая в анекдотах об армянском радио отходит на второй план или вообще не выражена. Отличие анекдотов-соцопросов в том, что они выражают социально-групповое восприятие реальности и построены на выражении групповых мнений. В дискурсивном плане соцопросы построены тоже иначе, чем «армянские» анекдоты, т. к. часто представляют собой косвенную речь. И если анекдоты об армянском радио, раскрывают, как на самом деле обстоят дела, то соцопросы как бы надстраиваются над этой группой и показывают, как положение дел воспринимается.

Диалогичность и вопросно-ответная анекдота об армянском радио имеет объективную (диктальную) природу, а соцопроса — субъективную (модусную). Спрашивающий в армянском анекдоте становится отвечающим в соцопросе.

ЧАРИНА Ольга Иосифовна

Институт гуманитарных наук и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, старший научный сотрудник, кандидат филологических наук, Якутск

От записи до воспроизведения: обрядовый фольклор русскоустьинцев

Известно, что фольклор Русского Устья и Походска имеет корни в европейской части севера России, тяготеет в эпической поэзии, в частности, здесь долгое время бытовал устойчивый свадебный обряд, существовал постоянный календарный цикл. Примечательно, что на протяжении веков в небольшом селе Русское Устье свадьба проводилась под сопровождение одних и тех же песен обрядового характера. При сравнении этих песен с песнями, бытующими в Приленье, видно, что репертуар не расширялся, традиционные песни: свадебные, календарные, любовные, семейные, хороводные, шуточные, солдатские, – имеют в числовом отношении условно соразмерный характер при его первичных фиксациях фольклора и через несколько лет (30 – 60-е гг. ХХ в.).

Мы также имеем записи величальной песни об отравлении Скопина на Колыме, представленные в сборнике «Русская эпическая поэзия Сибири Дальнего Востока», в сборнике статей «Современный русский фольклор Сибири». очень подробно описывает эту песню, ее ритуальный характер, место возможного прежнего бытования варианта: «В селениях на Колыме и Енисее давно уже привлекает внимание исследователей такое самобытное явление, как исполнение во время рождественского обхода дворов песен эпического содержания в качестве обрядовых с традиционным припевом “Виноградье красно зеленое”. На Колыме это песня исторического содержания об отравлении Скопина-Шуйского (№ 000)».

Текст № 000 охарактеризован как историческая и величальная песня. пишет: «Во всех случаях, когда там записывали песню с голоса, оказывалось, что она поется как особая величальная песня, которую в народе по припеву называют виноградьем». Но ансамбль «Русскоустьинцы» из п. Черский сознательно исполняет эту песню со сцены как сопровождение праздничного календарного обряда, усвоив образцы у своих соседей – колымчан.

ШМИДТ Энрика

Свободный университет Берлина, Институт Восточной Европы, Институт общего и сравнительного литературоведения имени Петера Сонди, доцент, доктор наук, Берлин, Германия

Сказочное творчество «падонков»

Сетевая культура так называемых падонков связывается, прежде всего, с возникновением языкового жаргона, базирующего на лингвистических деформациях русского языка. Их творчество, собранное главным образом на сайте и в жанровом отношении часто обозначаемое как „креатифф“, в некоторых своих чертах близко к фольклору (частично анонимное или коллективное авторство, „лубочное“ сочетание словесного и визуального ряда, производство на потребление и т. д.). Но текстовый архив падоновского творчества на сайте охватывает и в прямом смысле фольклорные жанры, собранные под рубрикой „Наши сказки“.

В своем докладе я буду анализировать, как в „сказочном творчестве“ падонков сочетаются приемы и характеристики пост-фольклора (структурные аналогии) и нео-фольклора (жанровые аналогии). Наряду с отдельными текстами будет исследована специальная функция падоновского веб-сайта, который служит одновременно как сцена и как архив.

ШУМОВ Константин Эдуардович

Пермский государственный университет, филологический факультет, кафедры русской литературы и журналистики, доцент, кандидат филологических наук, Пермь

От фольклорной экспедиции до газеты и телеэкрана. Опыт создания медийного продукта

Практика публикаций в региональных СМИ, начиная с газеты «Пермские губернские ведомости» (издавалась с 1838 по 1919 годы), показывает, что основной интерес авторов-краеведов и профессиональных журналистов-репортеров был связан исключительно с региональными фольклорно-этнографическими традициями. В губернских изданиях (не только «ПГВ») на переломе веков () содержалось значительное число (порядка 300) публикаций на темы истории, этнографии, археологии Пермской губернии. Можно предположить, что немалую роль в таком пристальном интересе сыграло негласное соперничество между двумя «столицами Урала» - Пермью и Екатеринбургом. Авторов интересовали все формы бытования современного (на то время) фольклора – от актуальных частушек до городских суеверий. Как примеры можно привести тексты из газеты «Губернские ведомости». В период революционных событий 1905-07 гг. газета в обзоре опубликовала текст актуализированной частушки: «Сидит милый на заборе/ С революцией во взоре/ Выражает этот взор…» Окончания частушки не приводится, но читатель домысливает его сам. В репортаже о страшном пожаре в Перми приводится в форме «слухов и толков» сюжет – «домовая кикимора выглянула с чердака, махнула платком, и огонь ушел в другую сторону».

Можно предположить, что «социальный заказ» такого рода публикаций относится к сфере формирования социальной идентичности, региональной идентификации пространства административной территории. В сущности, за сто лет принципы публикаций не изменились. Они цикличны. Последние двадцать лет фольклористов и этнографов в пермских СМИ привлекают для комментариев к определенным датам и событиям (начало сессии в вузах, народные праздники, карнавалы и театрализованные уличные шествия, Хэллоуин, День святого Валентина). Без участия специалистов журналисты публикуют тексты и описания «общерусских» традиций и традиций других народов из популярных фольклорных и этнографических сборников, отрывных календарей или из «Википедии». Такая схема работает практически во всех регионах – либо комментарии специалистов по местным традициям, либо публикация «внерегиональных» текстов. Этот же принцип реализуется и на центральных телеканалах.

Одна из рейтинговых передач «Играй, гармонь любимая!» транслируется с 1986 года на Первом канале (в свое время — на Центральном телевидении СССР). Её основателем и ведущим был Геннадий Заволокин. Но на сегодняшний день трансляция происходит в утренние часы. Передача знакомит телезрителей с музыкальным самобытным и профессиональным творчеством людей, исполняющих народную музыку на различных музыкальных инструментах (в основном — на гармонях), а также песни, частушки, танцы. Специфика передачи в том, что она показывает разные локальные традиции. Опора делается на локальные традиции с выбором как основного одного инструмента. Состязательность в сюжетах отсутствует.

Попытка «снять общероссийские» традиции была предпринята в программе «Эх, Семёновна!». Она выходила с 1 октября 1999 по 24 февраля 2002 года в «прайм-тайм» (ведущая Марина Голуб). В ней реализовался лежащий на поверхности принцип состязательности – когда между собой соревнуются для выстраивания рейтинга разные вторичные фольклорные коллективы. Передача «Странствия музыканта» на телеканале «Культура» - авторская, она разработана этнографом и музыкантом-универсалом Сергеем Владимирским. В ней представлены разные локальные традиции игры на народных музыкальных инструментах и народного пения.

В 2007 году нами была предпринята попытка создать на телеканале «Культура» передачу «Жили-Были» (продюсер и режиссер Павел Печенкин, сценарист и редактор Константин Шумов). Были сняты две «пилотные» передачи, каждая на 28 минут эфирного времени. Проект был остановлен на уровне «пилотного». Причины следующие. Мы отсмотрели около 60 часов записей, полученных от разных региональных телекомпаний, видео-любителей и авторов так называемой «визуальной антропологии». Пригодными для трансляции на центральном телеканале оказалось около 40 минут. Мы исходили из принципа, противоречащего тому, который сформировался на переломе веков. Мы пытались показать разные современные локальные традиции народов России. Для двух «эфиров» это оказалось достаточно. Но дальнейшее развитие проекта неизбежно вело к несоизмеримым затратам. Передача планировалась в эфир раз в две недели. Для сбора полевого материала требовались затраты на командировки членом съемочной группы в составе минимум трех человек. От проекта отказались.

Реальный вариант разработки фольклорно-этнографической проблематики в СМИ сегодня – создание локальных медийных проектов – теле - радио, печатных, интернет-порталов. Они более полно отвечают задачам формирования социальной идентичности, региональной идентификации пространства. «Общероссийские» проекты оказываются слишком затратными и не отвечают задачам времени.

Исследование выполнено при материальной поддержке РГНФ, проект РГНФ № "Отражение процесса формирования региональной идентичности в периодической печати Пермской губернии (е гг.)"

ЮДКИНА Анна Борисовна

Институт этнологии и антропологии им. -Маклая РАН, аспирант, Москва

Публичная мемориализация в городском ландшафте (на примере некоторых памятных мероприятий, прошедших в Москве осенью 2012 г.)

Процессы увековечения памяти жертв трагических событий Советского периода и новейшей истории России все больше затрагивают публичную сферу, в последние два десятилетия они также широко представлены в медиапространстве, как и сами трагедии. Случаи несвоевременной и трагической смерти в результате террористических актов, захватов заложников, политических репрессий, автомобильных аварий и других форм социального насилия, а также мемориальные знаки в память о данных случаях всегда привлекают внимание людей, поскольку такие смерти наталкивают их на мысль об уязвимости, временности и несправедливости жизни и драматических уроках истории.

Будучи серьезными социальными травмами (как, например, террористические акты в Московском метрополитене, взрывы жилых домов в Москве в 1999г., захват заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве или в школе №1 в г. Беслане и др.) эти события встраиваются в историческую память народа и, как правило, изначально спонтанные и стихийные формы мемориализации их жертв постепенно принимают институализированный и формализованный характер.

Являются ли процессы увековечивания памяти трагических смертей не только формами выражения скорби и печали, но и перформативными событиями в публичной сфере? Осуществляется ли политическая инструментализация памятных мест? Как соотносятся стихийность и институализация? Как происходит формализация мемориальных мероприятий? Как на это влияют процессы глобализации и СМИ? Где проходят границы «спонтанности»? Можно ли говорить о сложившихся шаблонах и сценариях данной практики? Как в пространстве публичной мемориализации присутствуют различные религиозные организации? Кто является участниками мемориальных акций? Каковы механизмы мобилизации участников?



Подпишитесь на рассылку:

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.