Алдар Дамдинов, министр образования и науки Республики Бурятия

Алдар Дамдинов, министр образования и науки Республики Бурятия:

- Добрый день, уважаемые коллеги!

Представлю участников нашего сегодняшнего брифинга. В первую очередь, Юрий Константинович Круглинский, начальник отдела процедур оценки качества образования управления оценки качества образования Рособрнадзора России, Роман Викторович Селюков, первый заместитель директора Института проблем образовательной политики «Эврика», Мария Моисеевна Миркес, директор Школы антропоники и программирования, г. Красноярск, эксперт Института проблем образовательной политики «Эврика», Елена Григорьевна Ушакова, эксперт Института проблем образовательной политики «Эврика».

Тема нашего сегодняшнего брифинга – это, конечно же, итоговые аттестаты в том виде, в котором они сегодня есть, в традиционной форме, ставшие уже последние несколько лет, итоговая аттестация 11-х классов и 9-х классов. Но сегодня у нас очень активно обсуждаются и альтернативные формы оценивания, в том числе и по метапредметным результатам, в том числе с участием общественности, общественного контроля, о чем мы будем говорить на БОФе, в эти четыре дня у нас прошли два семинара. Первый семинар под названием «Результаты апробации мониторингов процедуры оценки качества основного общего образования» и «Результаты апробации модели итоговой аттестации учащихся общеобразовательных учреждений в 9-х и 11-х классах, ориентированной на оценку метапредметных результатов образования в соответствии с новыми федеральными государственными образовательными стандартами». Тема была очень интересная, в ней приняли участие многие наши школы, в том числе представители из Иркутской области и Забайкальского края.




Прежде чем перейти к вопросам, я бы хотел несколько слов передать Роману Викторовичу и Игорю Константиновичу.

Роман Селюков, первый заместитель директора АНО «Институт проблем образовательной политики «Эврика»:

- Добрый день уважаемы коллеги!

Скажу несколько слов о том, что делают на федеральном уровне для того, чтобы максимально точно отразить требования новых Федеральных государственных образовательных стандартов, которые были приняты в 2010 году во всевозможных оценочных процедурах, которые существуют в РФ. В частности, процедура оценки качества образования на этапе итоговой аттестации в 9-м классе и в 11-м классе. Сразу же хочу заметить, что впервые дети по новым стандартам будут сдавать экзамены в 9- и 11-м классе в 2020–2022 году, т. е. еще не очень скоро. Это состоится через семь лет, потому что дети, которые будут впервые сдавать экзамен в 9-м классе, сегодня доучиваются во 2-м классе. Но понимая, что, как только дети пойдут в 5-й класс, нужно предъявить и учителям, и директорам школ, и родителям новый формат экзаменов, который позволит отслеживать все типы результатов, которые зафиксированы в новом стандарте. О чем идет речь. Дело в том, что революция, которая произошла в образовательных стандартах в РФ заключается в том, что если раньше результатом образования были знания, умения, навыки по выбранным предметам и другие результаты, которые не фиксировалось в школе, то, начиная с 2010 года, эта линейка результатов расширилась, появились так называемые метапредметные результаты, которые абсолютно равноценно с предметными результатами со знаниями, умениями, навыками, должны так же оцениваться по окончанию каждой ступени. Первая итоговая аттестация в 9-м классе будет в 2020 году, поэтому должен появиться экзамен, который будет оценивать эти метапредметные результаты. Что за метапредметные результаты? Если представить себе, что ребенок после школы просто забывает все, чему его научили в математике, русском языке, географии и т. д. и что остается, если все предметные знания он, предположим, забыл. Должно остаться следующее: он должен находить проблему в какой-то задаче, в любой, возможно, жизненной, он должен уметь различными способами решать эту проблему, должен уметь презентовать самого себя, должен уметь грамотно вычитать в тексте основной смысл и т. д. Т. е. это все общеучебные навыки, которые не связаны с конкретным предметом, но которые говорят о том, что ребенок за пределами школы, когда ее закончит, сумеет решать любую жизненную ситуацию. И вот эти способности необходимо будет фиксировать и в 9-м и в 11-м классе, в конце итоговой аттестации, их надо будет оценивать и даже вносить в аттестат в формате какой-либо фиксации.




Институт проблем образовательной политики «Эврика» по заданию Минобрнауки России разрабатывает модель Всероссийская система оценки качества образования и частью этой модели являются модели процедур оценки качества итоговой аттестации 9-м и 11-м классе.

Мы приехали на семинар, который посвящен этому вопросу. Вчера мы работали в рамках апробации моделей 9-го класса, сегодня будем работать с педагогами по модели итоговой аттестации в 11-ом классе. В чем, собственно, суть модели? Суть в том, что дети решают задачу, которая, с одной стороны, предметная, т. е. из какого-то предмета. Вчера у нас дети из школы №32 и №14, г. Улан-Удэ, участвовали в моделировании итоговой аттестации. Им была предложена задача построить карту несуществующего острова, расположить там объекты человеческого существования, экономического, социального и т. д., и выстроить жизнь на острове схематично, так, чтобы соблюсти главное требование - обеспечить гармонию между человеком и природой. В координатах острова, в схемах и всевозможных кардиограммах даны представления о том, какой должен быть рельеф, дан текст с описанием того, что обязательно должно быть на острове, и фактически задача очень похожа на географию. Посмотрите, в этом задании у детей не спрашивают, что такое река, и не просят дать определение экваториального климата. Им необходимо из того, что им дали, полностью восстановить этот несуществующих остров, указать, какой там климат, какой рельеф, какие особенности у этого острова есть, исходя из тех знаний, которые есть у него по географии. Согласитесь, что это не задача прямого тестирования, а задача, которая инегрирует все знания ребенка, с одной стороны, по географии, а с другой стороны, выделяет, насколько они могут решать нестандартную какую-то задачу, нестандартную, с точки зрения обычной школы. В рамках этого испытания две группы детей показывали свою метапредметную результативность, насколько они умеют контролировать, насколько они умеют оценивать адекватно себя, насколько они умеют читать информацию в тексте, причем, разную информацию: графическую, в диаграммах, текстовых и т. д. Были экспертные листы, учителя и директора школ, которые присутствовали на семинаре, попробовали себя в роли экспертов, которые будут оценивать детей, работающих в рамках этой процедуры итоговой аттестации.




Что мы видим сегодня? Мы абсолютно понимаем, что детей еще 5 лет не готовили к такого рода работе, и понятно, что можно зафиксировать, что если детей специальным образом не готовить к тому, чтобы формировались эти метапредметные результаты, конечно, на этапе итоговой аттестации они продемонстрируют, а не предъявят, и чтобы всем учителям, директорам школ, которые участвовали в работе семинара, стало абсолютно очевидным, что вот это новый тип результатов требует отдельной работы с детьми.

Поэтому нам кажется очень важным в этом году и в следующем году, обсудив эту модель, на федеральном уровне закрепить какой-то вариант модели итоговой аттестации в части метапредметных результатов, с тем, чтобы уже в 1-м классе учителя начали по-другому работать с детьми. Чтобы они представили себе, что, конечно, очень важно быть учителем географии и обеспечить, чтобы ребенок знал хорошо географию, но менее важно учить ребенка так, чтобы, решая всевозможные задачи по географии, он научился различным способам решать любые жизненные задачи. Фактически школа сегодня заявляет о том, что она отвечает не только за знание детей учебных предметов, но и умение ориентироваться в любых проблемных ситуациях и действовать в ситуациях высокой степени определенности. Школа берет на себя повышенную ответственность по сравнению с тем, что было раньше. Вот, в целом, коротко об этой модели, и, единственное, добавлю, что на сегодняшний день, учитывая то, что это пока разработки, пока еще не урегулирован вопрос, каким образом будет фиксироваться оценка по метапредметным результатам, как она будет выставляться в аттестат. Все это необходимо будет выстраивать до 2015 года, и, надеюсь, что на эти вопросы мы будем находить постепенно ответы. Замечу лишь, что такого рода экзамен, новый экзамен, конечно, не отменяет экзамены по предметным результатам. Модель, которую мы разрабатываем, строится на том, чтобы сами предметные результаты по учебным предметам будут также проверяться в процедурах государственной итоговой аттестации 9-го класса и ЕГЭ. Другой вопрос, что, кроме этих экзаменов, должен появиться другой вид экзаменов.




Елена Ушакова, эксперт АНО «Институт проблем образовательной политики «Эврика»:

- Я бы хотела акцентировать на первой мысли, которую Роман Викторович проговорил. Результат, тот формат, в котором мы результат измеряем, тот формат, в котором мы результат себе представляем, а именно, формат итоговой аттестации, по большому счету, очень сильно детерминирует сам процесс. И очень важно, что мы вчера увидели и убедились в том, что эти результаты фактически у ребят отсутствуют. Это означает, что до тех пор, пока аттестационные итоговые процедуры не будут выполнены в таком виде, виде события и мы непосредственно не начнем наблюдать и оценивать то, что происходит с ребятами во время обучения, насколько они начинают осмысленно комуницировать, насколько начинают решать подобные задачи. До тех пор, пока аттестационная процедура не станет такой, это и не появится в процессе обучения, поэтому, мне кажется, очень важным моментом наших семинаров является то, что учителя начинают воочию видеть то, что у детей это до сих пор не сформировано. Начиная брать нашу модель, начинают говорить что они не готовы в учебном процессе запускать такого рода события и таким образом работать со своими детьми. Это первый момент.

Второй момент - это то, что мы вчера проинтервьюировали ребят и спросили их напрямую: «Какой формат итоговой аттестации вам ближе? Формат ГИА или формат такого события?» И мнения у ребят разошлись. Большинство сказали, конечно, что такой формат интереснее, потому что это творчество, это возможность показать себя, это возможность посмотреть на человека со всех точек зрения, оценить все его способности. И в этом смысле, конечно, это более адекватно тому, что они представляют итоговой аттестации. Но были ребята, которые сказали, что ГИА проще. Сдать просто экзамены, написать тесты проще. В этом смысле может быть такое усложнение процедуры им и не нужно. Так что детские мнения по отношению к этой процедуре разошлись. Я бы тоже хотела это зафиксировать.




Мария Миркес:

- Я бы хотела подчеркнуть особенность аттестационной процедуры в 11-м классе. Что происходит в 11-м классе? Заканчивается так называемое общее образование и начинается профессиональное образование, а у некоторых ребят начинается профессиональная деятельность. Некоторые ребята в вуз не поступают, начинают где-то работать. Это означает, что на выходе, на окончании 11-го класса логично привлечь для аттестации представителей внешнего мира: либо профессионального образования, либо профессиональной сферы деятельности. Мы считаем важным, чтобы в аттестационной комиссии 11-м классе присутствовали профессионалы, т. е. не учителя по школьным предметам. Например, не учитель русского я зыка и литературы, а журналист. Чувствуете разницу? Мы не говорим, что предметы не важны, мы говорим, что нужно продемонстрировать умение действовать в ситуации предпрофессиональной пробы. Конечно, это предлагаемая детям задача носит не профессиональный характер, а скорее предпрофессиональный характер пробы. Но важно, что в этот момент в зале сидит профессионал, который задает профессиональные вопросы. И тогда он может проверить готовность ребенка не к выполнению требований того, что он закончил. Это же странно. Т. е. он закончил школу, и не надо проверять, что он удовлетворяет требования школы, это уже поздно проверять. Мы проверяем, удовлетворяет ли его требования профессионального мира, куда он потом выходит. А профессиональный мир требует очень простых вещей. Например, что говорят профессионалы, присутствуя на таких события? Очень важно чтобы сотрудник, работник делал что-то, не когда ему сказали «пойди, найди, принеси, сделай», а когда он посидел, поразмыслил и понял, что для решения этой задачи нужно найти информацию, чтобы это сделать и т. д. Вот что говорят профессионалы. И в этом смысле оценка профессионалов и оценка учителей чуть расходится. Мы считаем важным, в 11- классе привлечь для аттестационной процедуры представителей внешнего мира, представителей профессионалов. Коротко, все.




Игорь Круглинский, начальник отдела процедур оценки качества образования Управления оценки качества образования Рособрнадзора:

- Хотел сказать несколько слов, чтобы уточнить, что именно обсуждается на этих семинарах, о чем коллеги сейчас рассказывали. В 2010–2012 гг. были приняты стандарты нового поколения - «Федеральные государственные образовательные стандарты» - содержание которых существенно отличается от тех стандартов, которые действуют сейчас, и тех стандартов, на основе которых разрабатываются контрольно-измерительные материалы как для ЕГЭ, который, как вы знаете, на следующей неделе будет первый экзамен основной волны, так и экзамен для 9-х классов. И, соответственно, поскольку эти стандарты значительно отличаются от действующих, и сама итоговая аттестация и ее форма, и, возможно, модели, должна также отличаться от той, которая есть сейчас. Цель данных семинаров, которые проводит «Эврика» в каждом федеральном округе, – разработать проект модели, которая, возможно, будет использована в 2020–2022 гг. при проведении итоговой аттестации. И как раз в данном случае очень важно, чтобы эта модель не разрабатывалась непосредственно чиновниками в каком-то одном месте, а чтобы она была такая живая, чтобы максимально большое количество людей смогло принять участие в ее обсуждении, высказать какие-то пожелания, предложения. И делается это именно сейчас в 2013 году, чтобы к тому моменту, когда данная итоговая аттестация уже должна будет проводиться по новым стандартам, не только Министерство образования, Рособрнадзор, но и все общество было готово к тому, к той форме, которая будет предлагаться на итоговой аттестации.




Алдар Дамдинов:

- Пожалуйста, вопросы.

Ирина, журналист телекомпании «Ригас»

– Сейчас попробую доступно объяснить ту дилемму, которая у меня в голове сложилась. Если ребенок в 11-ом классе сдает подобный экзамен, то понятное дело, что ему эти навыки нужны для того, чтобы решать жизненные ситуации, как вы говорили. А для кого сдают этот экзамен? Для того чтобы ему самому узнать есть ли у него эти жизненные навыки и ситуации? Или для кого? Кто будет пользоваться этой информацией и информацией этого экзамена?

Роман Селюков:

– Сегодня для кого он сдает этот экзамен, любой экзамен, по русскому языку или по математике? С одной стороны для себя, для того, чтобы понимать насколько его образование становится его ресурсом, насколько он может быть конкурентно-способным. С другой стороны, он сдает формально, демонстрируя соответствует ли он требованиям образования, которые сегодня предъявляют, или не соответствует для того, чтобы получить аттестат. Ситуация в том, что, учитывая, что новый стандарт предъявил требования к новому типу результатов, помимо старых результатов, теперь необходимо обязательно оценивать и все эти новые результаты, которые переименованы. Поэтому с одной стороны, во-первых, ребенок должен сам адекватно оценивать себя, насколько он может успешно дальше продолжать свое образование и трудиться, поэтому этот экзамен, конечно же, для него и для его родителей. С другой стороны, формально государство должно точно знать, что этот результат у ребенка есть, на минимальном уровне он точно сформирован и тогда ему можно дать документы образования, что у него есть общее образование. Поэтому две стороны медали.




Вопрос:

– Если ребенок не сдает этот экзамен, то все, мы ставим крест на его дальнейшей жизни? Или что?

Роман Селюков:

– У нас ситуация в том, что если ребенок какой-либо экзамен не сдает, за исключением обязательных экзаменов, он уже получает аттестат. Другой вопрос, что у него в сертификате ЕГЭ баллов критически мало. Поэтому здесь абсолютно та же ситуация. Ребенок должен получать аттестат, но мы предлагаем тип записи, которую им будет необходимо сделать в аттестате про метапредметные результаты. У него, например, будет написано по 100-бальной шкале о том, что его учебная грамотность низкая (10 баллов из 100), его информационная грамотность, умение работать с любой информацией, тоже низкая (20 баллов), его коммуникативная грамотность, т. е. способность продуктивно общаться, что называется, по делу, тоже, например, низкая (5 баллов). Все это будет записано. Эта информация очень важна и для самого ребенка, потому что он должен адекватно представлять все о себе. Понятно, что эти записи должны появиться у него не только в аттестате впервые, и вообще, он всю эту информацию должен знать о себе все годы обучения, чтобы понимать, над чем надо работать. Кроме того, эта информация нужна учителям, для того чтобы они тоже понимали, над чем надо работать, и больше всего информация нужна родителям, чтобы они, приходя в школу, могли адекватно потребовать от школы, какого типа результат должен быть получен их ребенком. Потому что сегодня родители понимают про пятерки и четверки по учебным предметам, и для них сигнал, что вот если эти оценки по математике есть, значит все хорошо. Но, по большому счету, если проанализировать, что происходит сегодня у нас с отличниками, с медалистами. Мы не видим прямой связи между успешностью в усвоении этих учебных предметов и успешностью в жизни. Зачастую, даже наоборот бывает, троечники оказываются более успешными, чем те самые медалисты. Почему? Потому что, в первую очередь, троечник пытается увильнуть от каких-то требований, которые есть в школе, найти какой-то способ, чтобы обмануть, возможно, учителя, каким-то образом вывернуться из ситуации. А на самом деле что происходит? Он видит проблему и пытается из этой проблемы самостоятельной выйти. И поэтому в школе в негативном залоге он пытается вывернуться из школьной ситуации, но у него подспудно, самостоятельно, спонтанно складываются какие-то способы выстраивания собственного пути в решении проблемы. И зачастую такие дети оказываются успешными в жизни, потому что ровно так устроена жизнь, что проблемы откуда-то сыплются сверху, и их необходимо решать тогда, когда они поступили. Как правило, отличники понимают о том, что нужно решить четко поставленную задачу, поставленную кем-то, и точно знают, что ее нужно решить так, чтобы все сошлось с ответом. В жизни так не бывает. Вот поэтому мы считаем очень важным, чтобы вся составляющая, касающаяся того, насколько ребенок развит, насколько у него есть способы решения различных жизненно важных проблем, эта информация очень важная для каждого человека, эту информацию необходимо самому ребенку постоянно давать, насколько эти результаты у него развиты. И понятно, что эта информация будет важна и работодателю, потому что один работник, который не умеет общаться, который не умеет работать с информацией, который не умеет учиться, что уже немаловажно, может казаться менее конкурентоспособным, чем другой. Хотя, может быть, предметные знания у этого второго будут не столь блестящие, как у первого. В данном случае это разные люди, одного типа люди, возможно, нужны для одних профессий, а другого типа люди нужны для других профессий. Здесь уже больше информации о возможности встраивания в общество любого человека.




Вопрос:

– На поступление в университет будут влиять эти результаты?

Роман Селюков:

– Сейчас пока это не решено, но я не исключаю, что будет влиять. Потому что если вы наблюдали за тем, что происходило в последние месяцы как раз при обсуждении вопроса, какого рода результаты могут так же учитываться наряду с ЕГЭ. Заместитель министра образования перед депутатами Госдумы, например, представлял модель, как можно учитывать ГТО наряду с результатами ЕГЭ при поступлении в вуз. Учитывая, что ГТО - это как раз тоже не те результаты, которые привычно у нас в ЕГЭ фиксируются, и модель есть, мы абсолютно точно уверены, что в том числе тогда и метапредметные результаты так же могут учитываться наряду с ЕГЭ. Я же когда говорил про результаты, вы обратили внимание, что я говорил о шкалах тоже 100-балльных. Мы отнормировали результаты по метапредметам, также в 100-балльной шкале, чтобы они были сопоставимы по математической составляющей с баллами ЕГЭ. Т. е., например, если учитывается три экзамена ЕГЭ при поступлении в вуз, это максимально 300 баллов, возможно, появится еще и требование учитывать суммарный балл или средний балл по метапредметным результатам. Это будет четвертый балл, который будет приплюсовываться к тем трем. Тогда это можно будет учитывать при поступлении в вуз при определении пороговых значений наряду с предметными результатами.

Вопрос:

– Мы на сегодня твердо уверены, что этим метапредметным знаниям можно обучить? Это не зависит от характера, от изначальных возможностей при рождении ребенка, например?




Роман Селюков:

– Мы уверены полностью, что да, этому может научить. Более того, мы проводили в январе-феврале мониторинг метапредметных результатов еще в 4-м и 5-м классе, и когда анализировали данные, кстати, Республика Бурятия участвовала в этом мониторинге, показала очень не плохие результаты, 1–2 место среди регионов Сибири. И надо сказать, что мы анализировали раздельно школу развивающего обучения по системе Эльконина–Давыдова, в Бурятии тоже есть такие школы, насколько я помню, школы №9, №11, г. Улан-Удэ, работают в этой технологии. И обратили внимание, что результаты детей в этой системе, системе развивающего обучения, как раз по метапредметной составляющей, примерно в 2–3 раза выше, чем в обычной школе. Но там технология обучения другая, она как раз направлена на то, чтобы вот эти метапредметные результаты обеспечить ребенку. И поэтому мы точно уверены, что есть технологии, которые позволяют этому ребенка научить, причем обращаю внимание на то, что туда же тоже и в 9-ю и в 11-ю школу приходят обычные дети, без всякой селекции, без всякого отбора, т. е. можно научить этому каждого ребенка. Конечно же, об этом говорят и наши современные психологи, и об этом же говорят и наши советские психологи, и российские, и отечественные психологи, которые работали еще до нас. Это отработанные технологии, которые очень сильно сейчас востребованы за рубежом. Мы говорим о таком великом чуде, как Финляндия, в сфере образования, но надо иметь ввиду, что и финны, и ряд европейских стран (кстати говоря, США сегодня активно закупает труды наших ученых, психологов, педагогов, которые работают в различных технологиях развивающего обучения, неслучайно, потому что эти технологии действительно дают серьезный результат), где существует практика учета такого рода результатов. Например, в США есть единый тест. И почему-то считается, что в России скопировали Америку, но это не так. В США существует несколько разных тестов, в том числе и тесты групповые, парные тесты, как раз призванные зафиксировать такого рода результаты, о которых мы с вами сегодня говорим. Там фиксируется, меряется, и максимально информации и родителям, и детям, говорится о том, насколько ребенок готов к дальнейшей успешной жизни.




Юлия Григорьева, радио «Бурятия»:

Как будет обеспечиваться объективность оценки вот этих критериев?

Мария Миркес:

– Почему-то подобный вопрос не задается просто к школьному обучению в школе. В школе же тоже математика, русский, мы прекрасно знаем, что у одного ребенка лучше по математике, но пишет он с трудом, а у другого, он такой романтик весь, пишет великолепно, считает очень плохо. Здесь то же самое в некотором смысле. У большей части ребят идут оценки где-то лучше, а где-то хуже. Вряд ли у многих детей будут все высшие баллы. По какой-то метапредметной компетенции будет выше, по какой-то ниже. Это нормально.

Елена Ушакова:

– Здесь я бы хотела вернуться к процедуре. Модель, которую мы предлагаем, она устроена так, чтобы фактически все дети в этой модели могут проявить себя. Если он достаточно замкнутый и любит работать один, то есть форматы и режимы нашей модели, в которой он может проявить себя. Есть определенная работа. Если он хорошо коммуницирует, это значит, что групповой тур, групповой этап работы будет у него на приоритете, он там себя проявит. Все дети, все типы характеров можно схватить в этой модели, и любой ребенок может там все это проявить, получить высокие баллы.

Елена Ушакова:

– Такое впечатление, что тут о другом заботиться надо. Очень важно, чтобы родители увидели эту модель. Но педагоги, кстати, боятся родителям ее показывать. Потому что как только родитель поймет, что хорошим результатом является не только то, на что можно репетира нанять... Родители ведь еще что делают? Они понимают, что есть обязательные ЕГЭ – математика, русский, по этому поводу репетиторы, пожалуйста, и быстренько. А теперь, не дай Бог, родитель узнает, что положено еще уметь работать в команде или добывать информацию, если ты даже не знаешь ничего, но через 5 минут знаешь, за счет вот этих средств. Родители начнут требовать что-то от школы, активно включаться, дети начнут понимать, что дело не столько в том, сколько ты выучил, а как ты, например, можешь это изложить, как ты можешь поспорить с профессионалом или со своим коллегой. Я думаю, как раз обучаемость резко повысится. Вот почемумы начинаем обсуждать эту модель за 7 лет до внедрения, казалось бы, что торопиться. Вот пусть дети и родители это увидят. Успешность резко повысится, я уверена. А если им не показывать, то, конечно, это страх, это истерика, как меня можно заставлять работать в команде. Давайте попробуем, 7 лет есть. Я уверена через 7 лет этих страхов просто не будет.




Можно ответить и про объективность?

Заметь опять же коллеги, как мы меняемся. Лет 10 назад мы спокойненько сдавали экзамены школьным педагогам. И нас вообще не заботил вопрос субъективности, т. е. я сдаю экзамен учительнице, которая меня учила 5 лет, она уже ко мне имеет какое-то отношение. И как-то нас не заботила в этот момент объективность, мы жили так много лет. Потом было введено ЕГЭ. А теперь мы опять задаем вопросы: «Как же объективность?». Заметьте, нормально мы живем и с оценками педагогов, и с такими жесткими структурами, как ЕГЭ, этакое механизированное. Теперь новая ситуация. Я бы сказала, там с оценкой ситуация промежуточная. Есть эксперт, он, конечно же, смотрит, как решают дети и ставят оценки, но у этого эксперта есть оценочный лист.

Мы, в частности, вчера с педагогами его отрабатывали, и в этом листе есть совершенно конкретные показатели, которые он должен оценивать. И в этом смысле даже если возникает какая-то субъективность, все равно, если нет такого параметра как нелюбовь, не сможет он оценить. Поэтому здесь субъективность выше, чем в ЕГЭ, но она не такая сильная, как в ситуации с сдачей экзаменов своему учителю в школе, т. е. что было 10 лет назад. Поэтому это ход вперед, с точки зрения оценки.

Роман Селюков:

– Здесь надо отметить, что экспертов несколько. Объективность достигается тем, что на одно и то же смотрят несколько экспертов. И, соответственно, если возникает конфликт оценок двух экспертов, это означает, что третий, и четвертый, и пятый эксперт начинают так же включать свои оценки, чтобы дать объективную картинку.




Елена Ушакова:

– И последнее. Что касается модели. Дети разные собираются вместе. Учителя, которые их оценивают, это не их учителя, это учителя из других школ, которые специальным образом обучены и умеют пользоваться этими оценочными листам. И этим тоже обеспечивается объективность оценки.

Вопрос:

- Мнения родителей все-таки будут разниться. При подготовке проекта учитывалось, что заказчик образования – родитель. Были какие-то такие просьбы или это просто сверху спускается?

Мария Миркес:

– Я бы сказала, что как раз в разработке этой модели мы отстаиваем интересы прежде всего детей и родителей, и профессионального сообщества. Потому что как раз им, честно, нужен успешный ребенок, который нормально зарабатывает, у которого есть семья, у которого есть друзья. Вот кто им нужен, а не тот, кто хорошо пишет математику. Мы как раз это и делаем. Но если сейчас прямо родителя спросить, он скажет: «Ой, а это труднее готовится», т. е. вчера часть детей сказала, легче сдать, потому что задания однотипные, можно натаскаться. Вчера девушка нам это прямо сообщила. И вот если сейчас родителя прямо спросить, они так же скажут, пока мне понятно, репетитора нанял, репетитор натаскал ребенка, ребенок сдал ЕГЭ, пошел и поступил. А на творчество натаскать труднее.

Елена Ушакова:

– Понятно, в чем еще заключаются страхи. Математика, физика, химия – это такие внешне объективные вещи, которые не касаются личной жизни. Возникает ощущение то, что касается коммуникации, общения, – это все-таки часть личной жизни человека. И то, что государство внедряется и говорит, что теперь мы будем этим заниматься напрямую и начинаем обеспечивать формирования возможности нормально ребенку общаться, решать задачи, видеть поле проблем, в котором ты находишься. Страхи связаны еще и с этим. Потому что это еще в каком-то смысле внедрение не то что в личную жизнь человека, но в его субъективность, его субъектность, и это напрягает и пугает. Вообще в первую очередь это заказ и родителей в том числе. Это от них и исходило. Давайте заниматься еще и вот этим.




Вопрос:

– Т. е. закрытые дети, стеснительные дети не пострадают, это ваша модель учитывает?

Елена Ушакова:

– Они не пострадают, потому что есть формат индивидуальной работы в этой модели.

Вопрос:

– Есть какие-то экономические подсчеты? Сколько нам будет стоить эта новая модель? Может учебники, сколько их понадобится?

Роман Селюков:

– Экономические прикидочные подсчеты были, но пока еще нет строгих экономических подсчетов, потому что прошла только апробация модели. Сейчас она обсуждается и уточняется, и после того, как она уже сложится, дальше можно будет сделать экономический расчет. Но фактически мы делали прикидки на примерах разным муниципалитетов, во что это обходится. Но по затратам, по большому счету, это на два порядка, т. е. примерно в 100 раз дешевле, чем стоимость проведения ЕГЭ. Но при этом надо опять, справедливости ради сказать, что ЕГЭ - это целый перечень предметов, целый набор. А здесь один экзамен. Поэтому фактически затраты, которые необходимо производить на проведение такого рода экзамена, все равно несколько ниже, чем затраты на ЕГЭ, но, на мой взгляд, они оправданы и необходимы прежде всего с двух сторон. Первую сторону я уже обсуждал, говорил о том, что необходима информация всем о том, в каком состояния вся эта метапредметная составляющая конкретного ребенка, а во-вторых, очень важно, чтобы школа вернулась опять в ситуацию участия в итоговой аттестации детей. Потому что сегодня мы школу отодвинули от этого, и я бы сказал, что всевозможные протесты и настроения по поводу ЕГЭ, которые были до 2009 года, прежде всего связаны с тем, что учителя и школы оказались в ситуации недоверия к ним, что их отодвинули, что они не участвуют, дальше уже обычная человеческая натура начала действовать. Ах, вы нам не доверяете, нате, тогда мы будем помогать детям обеспечивать ситуацию списывания и т. д. Или дети говорят: если вы так жестко проверяете нас с милицией и т. д., вот вам, пожалуйста, в интернете выложу контрольно-измерительные материалы. Это определенная форма протеста, которая была связана прежде всего с тем, что школу несколько отодвинули, а школа была к этому не готова, потому что раньше в советское время школа была истиной в последней инстанции, и никто не смел каким-то образом проверять результаты. Сейчас мы школу снова вводим в ситуацию, когда она начинает участвовать в такого рода процедурах, конкретно учителя содержательно начинают включаться во всевозможные оценки. И это тоже важно, потому что школы, участвуя в такого рода процедурах, начинают понимать, как работают с детьми. Вот мы вчера работали с детьми, и после того, как все процедуры завершились, мы коротко побеседовали с педагогами, у нас затянулся семинар дополнительно еще на целый час, потому что педагоги увидели, как нужно работать с детьми, чтобы они успешно могли сдать такого рода экзамен. И самое главное, вопрос не в том чтобы дети успешно сдавали экзамен, а в том, чтобы они действительно получили те результаты, которые они должны получить. Они говорят, что мы наконец-то увидели, что такого нужно делать, чтобы дети, например, научились работать в команде, научились продуктивно общаться и т. д. Учителя начали понимать, что нужно делать для того, чтобы эти результаты обеспечить. Поэтому нам кажется крайне важным такого рода экзамен вводить.




Мария Миркес:

– Как к этому экзамену относиться? Смотря как к нему отнесется город и школа. Если отношение будет такое, что мы работаем как работали, и вдруг раз в году на нас валится вот эта страшная аттестация в виде ЕГЭ, приезжают новые люди, специально обученные для оценок, то это и дорого, и выглядит как страшное падение сверху. Кто мы и кто нас контролирует? Мы же совсем про другое, и поэтому сейчас открыто со всеми школами все обсуждается. Семь лет впереди, уже происходит обсуждение. Хотелось бы, чтобы работа школ превратилась в постоянные события, когда это было бы привычно, когда дети в 10–11 классе разрабатывают проект социальной рекламы по заказу главы города. А почему нет? У них возникает такой опыт, что вот этот экзамен не становится каким-то «ах, событием», все как обычно, т. е. я эти проекты много раз делал, у меня есть портфолио, я сделал социальную рекламу по заказу главы города, вот сертификат, а социальная реклама - вон она на баннерах висит. И все, тогда вот это испытание вообще не что-то особенное. У нас хорошие оценщики. Вчера мы разговаривали со школами, школы уже говорят: а давайте-ка мы попробуем сами, а учителями поменяемся. Вот они, оценщики готовые. Просто они идут в другую школу, и школы уже решили попробовать вот так пожить. Если так будет жить город, так будет жить образование города и области, это не особое действие, и тогда денег меньше нужно - это те же люди, те же помещения, где и так происходит образование. Хотелось бы, чтобы так было.




Роман Селюков:

– Но учитывая то, что дети во многом готовы, другой вопрос, что не так массово. В частности, неделю назад мы проводили неделю назад аналогичный семинар в Пензенской области для регионов Приволжского Федерального округа, там беседовали с педагогами и встречались с руководством региона и нам просто показывали детей, которые, например, сделали портал Губернатора Пензенской области. Он просто в тот момент был озабочен тем, что необходимо разработать портал, встречался с детьми в лицее и как-то обмолвился относительного того, что вот им надо учиться так, чтоб быть дееспособными, дескать, мы делаем заказ портала, и вот уже многие пробуют его сделать, получается как-то не очень хорошо у взрослых людей, учитесь, дескать, лучше. Они сделали вариант портала, и губернатора этот портал устроил. Прям просто с первого раза. Они продемонстрировали этот портал, его это устроило. Он был ошеломлен этим результатом и стал определенным сотрудникам говорить, вот посмотрите, дети сумели сделать это лучше, чем кто-либо. Вот для этих детей, это определенное признание. Ведь в школе не учат делать порталы под серьезные задачи обеспечения прозрачности, например, органов государственной власти. Но дети сумели это сделать, они объединились, порешали свои проблемы и, как им казалось, сделали не так, как это принято во взрослом мире, как это оказалось на поверку, это оказалось гораздо конкурентоспособнее, чем делали профессионалы. Поэтому надо сказать, что у многих детей это есть, другой вопрос, что все школы этим вопросом не занимаются массово, целенаправленно. Наша задача - максимально публично и массово обсудить такого рода форматы работы с детьми через обсуждение моделей итоговой аттестации в 9-м и 11-м классе, чтобы это стало массовой практикой в каждой школе.




Вопрос:

– Скажите, пожалуйста, будут вводиться дополнительные уроки или изменится сам урок?

Мария Миркес:

– Я бы сказала так: в начале школы попытаются так сделать, т. е. они оставят уроки, а после обеда будут делать что-то такое событийное. Но они очень скоро устанут, т. е. нельзя, не убирая старое, вводить новое, сил нет ни у детей - они перегружены, ни у педагогов. Они вначале попытаются – это не получится. Конечно, правильный ход выглядит следующим образом. Оставить некое минимальное количество обычных занятий и часть занятий перевести в событийные формы. Там интенсивность выше, т. е. можно из 150 часов математики оставить сколько-то уроков, где надо просто учиться считать все-таки, а остальное реализовывать через проекты, там интенсивность выше. У нас интенсивность, приуроченная к системе, равна интенсивности обучения в XVII веке, а сегодня XXI век, давайте как-то с интенсивностью поработаем. Поэтому придется менять образовательный процесс. И вчера педагоги сказали, что это не просто. Они абсолютно правы, это не просто. Не удастся даже добавить пару занятий. Не выйдет.

Елена Ушакова:

– Я думаю, что на самом деле возникнет еще промежуточный ход, учителя сначала попытаются готовить к экзамену, потом начнут вводить это в учебный процесс во второй половине дня.

Роман Селюков:

– Т. е. через отдельный предмет этому научить вряд ли возможно. Хотя такого рода попытки сегодня существуют, есть учебники по метапредметным результатам, появились такого рода учебники у групп авторов, которые говорят, мол, давайте будем учить на всех предметах так как мы учили, введем еще отдельный предмет, и там будем учить общаться, учиться находить информацию, научить их учиться возможно будет в этом предмете. Но, откровенно говоря, я не верю, потому что получается, что умение быть успешным формируется на каком-то маленьком отрезке времени внутри школы, а все остальное это получается не про успех, не про жизнь, а просто натаскивание определенное. Так не бывает, либо это все будет выстроено внутри каждого учебного предмета. Но, наверное, это естественный процесс, появился новый результат, и, как вариант привычный для всех, появляется новый предмет в школе. Я подчеркиваю, каждая школа пытается сделать самостоятельно свою большую основную программу и определить, будет ли это отдельный предмет или предъявятся требования к каждому предмету. И в этом смысле учителя вынуждены будут работать по-новому.




Мария Миркес:

– Господа журналисты, у вас великая миссия. Ведь очень важно, чтобы включилось родительское сообщество, а с ним поговорить можете как раз вы. Если родители начнут отслеживать вот этот факт, что уроков все больше, больше и больше, эти занятия, а потом вот эти занятия, и просить школу что-то с этим сделать, тогда школы быстрее начнут придумывать интенсивные формы, которые позволяют за меньшее время готовить к тому же… А если родители не будут обращать внимания на обучение в школе, дети будут скоро перегружены, и к 11-му классу мы будем иметь таких дохленьких, бледненьких, уставших персонажей, которые захотят уже на пенсию.

Поэтому, господа журналисты, давайте разговаривать с родителями, включение родителей в это место очень важно.

Вопрос:

– В основе этого экзамена лежат какие-то методики, психологические, проективные? Что в основе, можно услышать?

Роман Селюков:

– В основе индикативное оценивание, т. е. есть перечень показателей, по ним придуманы индикаторы, и фактически эксперт смотрит на то, что происходит и отмечает «да, нет» по поводу каждого индикатора. Если брать научную подоплеку, это теория учебной деятельности, в широком смысле, теория деятельности, психологическая теория, отработанные трудами наших советских и российских ученых, начиная от Выготского и заканчивая трудами современных психологов.

Вопрос:

- Из каких этапов будет состоять экзамен?

Роман Селюков:

– Если говорить про новый экзамен, который будет в 2020 году при условии, что на федеральном уровне эта модель будет одобрена, то он состоит из трех этапов. Итак, три этапа: первый - индивидуальный, который связан с тем, что ребенок должен некую свою позицию сформировать, описать в тексте. Групповой этап, в котором решается задача проектного такого уровня, когда интегрируется знания из нескольких предметов, если мы, например, говорим про 11-й класс, или когда для решения задачи необходим целый комплекс умений, навыков, знаний, которые ребенок получил в конкретном предмете. И последний этап - снова индивидуальный, точнее, смесь индивидуально-группового, когда ребенок презентует результаты своей индивидуальной работы и групповой работы. И общий принцип, если ребенок продемонстрировал тот или иной метапредметный результат на любом этапе, считается, что этот результат у него есть, и если он на первом индивидуальном этапе это проявил, уже не важно, что с ним происходит на групповом этапе и на презентационном этапе. Все, этот результат он продемонстрировал. И в этом смысле каждый ребенок на каком-либо этапе имеет возможность себя показать.

Алдар Дамдинов:

- Все эти вопросы будут рассматриваться на Байкальском образовательном форуме, который пройдет с 4 по 6 июля.



Подпишитесь на рассылку:


Россия
могучая держава!

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.