Правовые позиции Европейского Суда по правам человека относительно свободы усмотрения государств при осуществлении вмешательства в права и основные свободы

На правах рукописи

Правовые позиции Европейского Суда по правам человека относительно свободы усмотрения государств при осуществлении вмешательства в права и основные свободы

Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре европейского права и сравнительного правоведения ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»

Научный руководитель: Заслуженный деятель науки РФ, Заслуженный юрист РФ,
доктор юридических наук, профессор

Официальные оппоненты: Заслуженный деятель науки Республики

Татарстан" href="/text/category/tatarstan/" rel="bookmark">Татарстан, доктор юридических

наук, профессор

кандидат юридических наук

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российская академия

правосудия»

Защита диссертации состоится 10 декабря 2008 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 503.001.03 при Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации , зал заседаний диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Автореферат разослан «__» ______ 200__ года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Одной из важнейших особенностей развития международного права на современном этапе является возрастающая роль международно-правового регулирования отношений в области прав человека. Прогрессивное развитие международного права прав человека и значительное усиление роли межгосударственных правозащитных механизмов в развитии и укреплении стандартов прав человека обуславливают необходимость в научном осмыслении природы и особенностей правовых актов международных органов по защите прав человека.

В 1998 году Российская Федерация стала участницей Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее – Конвенция), признала ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд) обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях их нарушения участником Конвенции. Таким образом, лица, находящиеся под юрисдикцией Российской Федерации, получили доступ к одной из самых эффективных систем международной защиты прав человека.

Число жалоб из России в Европейский Суд постоянно растет[1]. Сложившаяся ситуация требует уделять особое внимание проведению комплексных научных исследований правовых основ разрешения дел Европейским Судом. Подобные исследования способствуют более глубокому пониманию содержания стандартов прав и свобод человека, закрепленных Конвенцией, совершенствованию национального законодательства и правоприменительной практики, а также повышению эффективности механизмов выявления и устранения нарушений Конвенции на национальном уровне.

Одной из важнейших правовых конструкций, используемых Европейским Судом, является свобода усмотрения государств по осуществлению вмешательства в гарантированные Конвенцией права и свободы и лежащая в её основе соответствующая концепция (margin of appreciation doctrine). Именно всестороннее изучение содержания и применение основных положений свободы усмотрения на практике может способствовать предотвращению значительного количества нарушений прав человека и основных свобод на внутригосударственном уровне, а также способствовать повышению эффективности защиты нарушенных прав.

Обеспечение и защита прав и свобод, безусловно, являются одним из приоритетов внутренней и внешней политики Российской Федерации, и важной задачей России в области прав человека является дальнейшее совершенствование национального законодательства, осуществляемое с учетом как правовых позиций Европейского Суда и реалий правоприменительной практики, так и теоретических положений, выработанных в специальных научных исследованиях.

Таким образом, представляется, что обращение к теоретическому анализу концепции свободы усмотрения государств, применяемой в практике Европейского Суда, является актуальным.

Цель и задачи диссертации. Целью диссертационного исследования является комплексный анализ правовых позиций Европейского Суда, касающихся свободы усмотрения государств по осуществлению правомерного вмешательства в права и свободы, гарантированные Конвенцией. Для достижения поставленной цели в рамках исследования ставятся следующие задачи:

-  проанализировать юридическую природу правовых позиций Европейского Суда;

-  исследовать субсидиарную природу системы защиты прав человека, предусмотренной Конвенцией, в её взаимосвязи со свободой усмотрения государств;

-  исследовать роль свободы усмотрения государств при рассмотрении вопросов правомерности вмешательства в осуществление прав и свобод, гарантированных Конвенцией;

-  на основе анализа правовых позиций Европейского Суда выявить и систематизировать критерии правомерности вмешательства в осуществление прав и свобод, гарантированных Конвенцией;

-  выработать комплексное определение свободы усмотрения государств;

-  проанализировать правовые основания применения свободы усмотрения государства и осуществить их классификацию;

-  исследовать категорию «вмешательство, предусмотренное законом» в качестве критерия соблюдения государствами пределов свободы усмотрения;

-  исследовать категорию «вмешательство, необходимое в демократическом обществе» в качестве критерия соблюдения государствами пределов свободы усмотрения.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при реализации Конвенции. Предметом исследования выступает свобода усмотрения государства при осуществлении им вмешательства в гарантированные Конвенцией права и свободы.

Степень научной разработанности темы. Несмотря на то, что различные аспекты защиты прав человека в рамках системы, созданной Конвенцией, подвергались в современной российской науке глубокому исследованию, следует отметить недостаточное количество научных работ, затрагивающих именно правовые основы рассмотрения дел Европейским Судом.

В российской правовой теории анализу основных принципов деятельности Европейского Суда посвящены диссертационные работы
, . Особого внимания для целей настоящего исследования заслуживают научные работы , посвященные в целом методологическим основам рассмотрения дел Европейским Судом.

Вместе с тем, именно концепция свободы усмотрения государств и её правовое закрепление, как база рассмотрения жалоб Европейским Судом, затрагивались лишь в отдельных трудах зарубежных авторов
(Ю. Араи-Такахаши, Р. Ст. Дж. Макдоналд, ), а в российской теории до настоящего времени не являлись предметом отдельного комплексного исследования.

Теоретическая основа исследования. Теоретическую основу исследования составили общетеоретические работы по международному праву , , , , , , , ,
, , , и других авторов, а также работы по международному праву прав человека
, , , и других ученых.

Кроме того, в процессе исследования использовались работы в области общей теории права и конституционного права России ,
, , , ,
, , , , и других авторов.

Особое значение при подготовке настоящего диссертационного исследования имели работы, посвященные различным аспектам защиты прав человека на основе Конвенции, таких российских ученых, как
, , , , , , , , , , .

В значительном объеме в диссертации использовались работы зарубежных авторов, касающиеся вопросов общей теории международного права (Э. Х. де Аречага, Я. Броунли, А. Фердросс, М. Шо), различных аспектов функционирования Европейского Суда (Р. Блэкберн,
Л. Вильдхабер, Д. Гомиен, М. Дэлмас-Марти, Ф. Лич,
Р. Ст. Дж. Макдоналд, М. Новак, Г. Петцольд, М. де Сальвиа), а также содержащие анализ отдельных вопросов применения Европейским Судом свободы усмотрения (Ю. Араи-Такахаши, Э. Бенвенисти, Р. Зимброн, Р. Ст. Дж. Макдоналд, Х. Рубаша, ).

Методологическая основа исследования. В процессе работы над диссертацией применялись обусловленные предметом и целью исследования общенаучные (диалектический, системный, метод анализа и синтеза) и частные методы познания (формально-юридический, исторический, статистический). В силу специфики проводимого исследования особое место в работе занимает сравнительно-правовой метод, позволяющий наиболее полно раскрыть поставленные в работе вопросы.

Эмпирическая основа исследования. Эмпирическую базу диссертационного исследования составили общепризнанные принципы и нормы международного права, нормы международных договоров и иных документов, положения Конституции Российской Федерации, нормы российского национального законодательства, а также положения конституций зарубежных государств.

Основополагающую роль в процессе работы над диссертацией сыграли решения Европейского Суда, содержащие правовые позиции, относящиеся к предмету исследования. В диссертации исследовались также решения иных международных органов по правам человека и решения Конституционного Суда Российской Федерации.

Научная новизна исследования заключается в том, что работа представляет собой первое комплексное исследование пределов свободы усмотрения государств по осуществлению вмешательства в гарантированные Конвенцией права и свободы. Автором предпринята попытка исследовать роль свободы усмотрения государств в свете субсидиарной природы системы защиты прав человека, созданной Конвенцией. На основе анализа правовых позиций Европейского Суда выявлены и систематизированы критерии правомерности вмешательства государства в осуществление прав и свобод, гарантированных Конвенцией. Впервые в российской науке дается определение свободы усмотрения государств по осуществлению вмешательства в гарантированные Конвенцией права и свободы, классифицируются и анализируются правовые основания применения такого вмешательства; а также проводится комплексный анализ критериев правомерности его осуществления.

Основные положения, выносимые на защиту.

1.  Правовые позиции Европейского Суда представляют собой общие выводы Европейского Суда в связи с толкованием норм Конвенции. По своей юридической природе правовые позиции Европейского Суда являются общеобязательными установлениями, вытекающими из толкования Конвенции и содержащимися в решениях Европейского Суда. Значение правовых позиций Европейского Суда состоит в том, что они, отражая официальное международное толкование Конвенции, раскрывают содержание ее норм и служат основой для вынесения Европейским Судом решений.

2.  Субсидиарный характер природы системы защиты прав человека, созданной Конвенцией, обуславливает наличие у государств определенной свободы в вопросах имплементации норм Конвенции на внутригосударственном уровне, включая свободу усмотрения государств по осуществлению вмешательства в гарантированные ею права.

3.  Правовая природа свободы усмотрения государств по осуществлению вмешательства в права и свободы, гарантированные Конвенцией, а также пределы такой свободы, находят свое отражение в правовых позициях Европейского Суда.

4.  Анализ правовых позиций Европейского Суда по вопросам вмешательства в осуществление гарантированных Конвенцией прав и свобод позволяет выявить критерии правомерности такого вмешательства. В контексте свободы усмотрения государства представляется целесообразным систематизировать эти критерии следующим образом:

1.  наличие у государства свободы усмотрения по осуществлению вмешательства в гарантированное право или свободу, основанное на нормах Конвенции и обусловленное соблюдением установленных Конвенцией целей такого вмешательства;

2.  соблюдение пределов свободы усмотрения государства:

2.1.  возможность вмешательства должна быть предусмотрена законом;

2.2.  вмешательство должно быть «необходимо в демократическом обществе», то есть обоснованным, а также соразмерным той цели, которую оно преследует.

5.  Свобода усмотрения государства – основанное на нормах Конвенции, ограниченное необходимостью соблюдения принципа пропорциональности и имеющее основной целью эффективное обеспечение прав и свобод человека, закреплённых в Конвенции, право государства при наличии разумных и достаточных оснований осуществлять предусмотренное внутригосударственным правом вмешательство в гарантированные Конвенцией права и свободы.

6.  Правовыми основаниями свободы усмотрения государств являются: положения ст. 15 Конвенции, допускающие отступление от обязательств по Конвенции в случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации; положения Конвенции, напрямую допускающие ограничение гарантированных ими прав и свобод (например, ст. ст. 8, 9, 10, 11, ст. 1 Протокола № 1, ст. 2 Протокола № 4, ст. 1 Протокола № 7 к Конвенции); нормы Конвенции, закрепляющие права, сама природа которых требует регулирования со стороны государства (например, ст. ст. 5, 6, 12 Конвенции); положения ст. 1 Конвенции, возлагающей на государство позитивные и процедурные обязательства по обеспечению прав и свобод; положения ст. 14 Конвенции, которая прямо запрещает дискриминацию при пользовании правами, однако не преследует цели запретить установление любых различий в правовом регулировании при обеспечении соблюдения прав и свобод, гарантированных Конвенцией.

7.  Критерий «предусмотрено законом» в качестве основания недопустимости превышения государствами пределов свободы усмотрения включает в себя следующие условия правомерности вмешательства в осуществление прав и свобод, гарантированных Конвенцией: наличие правового основания для вмешательства во внутригосударственном праве, соблюдение принципа верховенства права, а также соблюдение требований доступности, ясности правового основания для вмешательства и предсказуемости его осуществления и его последствий.

8.  Критерий «необходимо в демократическом обществе» в качестве основания недопустимости превышения государствами пределов свободы усмотрения является общим принципом осуществления вмешательства в любые из гарантированных Конвенцией прав и свобод. Вмешательство может быть признано необходимым в демократическом обществе только в том случае, если оно является обоснованным (то есть существуют разумные и достаточные фактические основания для его осуществления) и соразмерным преследуемой цели введения вмешательства.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в последующих работах, посвященных анализу содержания отдельных прав и свобод; в исследованиях, затрагивающих вопросы ограничения основных прав и свобод человека, а также в целом в теории прав человека как для дальнейшей разработки самого понятия прав человека, так и для совершенствования теоретической базы института ответственности государства за нарушение обязательств в области прав человека.

Изучение основных положений свободы усмотрения может быть востребовано правотворческими органами и правоприменительной практикой, поскольку могут способствовать совершенствованию российской политики в области прав человека в духе стандартов Конвенции. Кроме того, анализ содержания свободы усмотрения предоставит Российской Федерации возможность более эффективного прогнозирования результатов оценки Европейским Судом отдельного вида вмешательства в права и свободы человека, будет способствовать заблаговременному принятию мер по предотвращению и устранению случаев нарушения Конвенции, а, следовательно, поможет снизить количество обращений, подаваемых в Европейский Суд против Российской Федерации.

Выводы диссертационного исследования могут быть полезны и практикующим юристам, занимающимся оказанием юридической помощи по составлению жалоб в Европейский Суд, поскольку могут способствовать более квалифицированному обоснованию позиции заявителя.

Основные положения и выводы работы могут быть также использованы в учебном процессе в рамках преподавания учебных курсов, затрагивающих вопросы обеспечения и защиты прав человека.

Апробация результатов исследования осуществлена в процессе обсуждения на заседаниях кафедры европейского права и сравнительного правоведения ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», отдела международного публичного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Материалы диссертации нашли отражение в выступлениях в рамках секции «Права человека» международной летней школы «Европа на пороге 2015 г.» (Университет Трансильвании (г. Брашов, Румыния), июль 2006 г.), в ходе участия в Сессии по международному публичному праву Гаагской академии международного права (г. Гаага, Нидерланды, июль-август 2008 г.), а также на научных и научно-практических конференциях: Вторая международная школа-практикум молодых ученых и специалистов по юриспруденции «Влияние международного права на национальное законодательство» (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, май 2007 г.); Третья международная школа-практикум молодых ученых и специалистов по юриспруденции «Эффективность законодательства и современные юридические технологии» (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, май 2008 г.); Ежегодная межвузовская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современного международного права» (РУДН, апрель 2007 г., апрель 2008 г.); Научно-практическая конференция студентов и аспирантов «Международные правоотношения: публичные, частные, интеграционные аспекты» (МГЮА, март 2007 г.); Межрегиональная научно-практическая конференция «Практика Европейского Суда по правам человека и российская правовая система» (СЮИ МВД РФ, июнь 2006 г.); Всероссийская юридическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Международное право и сотрудничество государств в формате «Большой Восьмерки» (СГАП, ноябрь 2006 г.); Всероссийская юридическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Мировая глобализация и Россия: правовой аспект» (СГАП, ноябрь 2005 г.) и др.

Результаты исследования применялись также при чтении лекций по дисциплинам «Международная защита прав человека», «Европейское право» для студентов ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права».

Основные теоретические положения и выводы диссертации нашли свое отражение в опубликованных автором научных статьях и тезисах докладов, общим объемом 2,55 п. л.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, состоящих из восьми параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель, задачи, объект, предмет, теоретические и методологические основы, научная новизна и практическая значимость исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации результатов исследования и о его структуре.

Глава первая «Правовая природа свободы усмотрения государств в правовых позициях Европейского Суда по правам человека» включает три параграфа.

В первом параграфе «Понятие правовых позиций Европейского Суда» проводится анализ юридической природы правовых позиций Европейского Суда.

Правовые позиции Европейского Суда представляют собой общие выводы Европейского Суда по вопросам толкования норм Конвенции. По своей юридической природе правовые позиции Европейского Суда являются носящими характер общеобязательных установлений, содержащихся в решениях Европейского Суда. Значение правовых позиций Европейского Суда состоит в том, что они, отражая официальное международное толкование Конвенции, раскрывают содержание ее норм.

Основные признаки правовой позиции можно свести к следующим: правовые позиции носят общий характер, являются общеобязательными (обязательными для всех правоприменителей, а не только для самого суда), по юридической силе приравниваются к силе самого правового акта.

Таким образом, Конвенция рассматривается Европейским Судом, интерпретирующим ее положения и нередко наполняющим их новым содержанием, как «живой механизм», а соответствующие его правовые позиции, по сути «включаются» в Конвенцию. Наиболее важное качество правовой позиции Европейского Суда – гибкость её применения. Европейский Суд имеет право при наличии существенных оснований отступать от ранее принятых правовых позиций, при этом, фактически, создавая новую правовую позицию.

Именно анализ правовых позиций Европейского Суда может служить основой в отношении определения правовых оснований и критериев правомерности вмешательства государств в осуществление прав и свобод, гарантированных Конвенцией.

Второй параграф «Субсидиарная природа системы защиты прав человека, предусмотренной Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года» посвящен анализу субсидиарной природы системы защиты прав человека, определенной Конвенцией, в её взаимосвязи с концепцией свободы усмотрения государств.

Развиваясь первоначально в качестве принципа организации общества, субсидиарность в настоящее время применяется как на внутригосударственном уровне, так и в процессе построения международных отношений с надгосударственным элементом (в частности, в рамках Европейского Союза), а также в целом на международном уровне.

Особенно ярко принцип субсидиарности получил применение в такой отрасли международного права как международное право прав человека. Принцип субсидиарности играет важнейшую роль как непосредственно в юрисдикции Европейского Суда (процессуальный аспект), так и в рамках Конвенции, в целом, (материальный аспект). В рамках процессуального аспекта принцип субсидиарности выражается в требовании соблюдения правила исчерпания внутренних средств правовой защиты в соответствии с
ч. 1 ст. 35 Конвенции. В рамках материального аспекта соблюдение принципа субсидиарности с необходимостью требует признания за государствами-участниками Конвенции определенной свободы усмотрения в отношении способов имплементации положений Конвенции на внутригосударственном уровне, включая, в частности, определенную свободу усмотрения по осуществлению вмешательства в гарантированные Конвенцией права и свободы. Именно в отношении последнего вида усмотрения Европейский Суд детально разработал и применяет на практике концепцию свободы усмотрения.

Признавая, в силу принципа субсидиарности, за государством свободу усмотрения по осуществлению вмешательства в гарантированные права и свободы, Европейский Суд в рамках Конвенции осуществляет контроль за соблюдением государствами пределов такой свободы.

Свобода усмотрения, являясь важнейшим следствием субсидиарной природы международной защиты прав человека, представляет собой действенный инструмент установления надлежащего соотношения принципов суверенного равенства и невмешательства в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию государства, с принципом уважения основных прав и свобод.

В третьем параграфе «Понятие и характерные черты свободы усмотрения государств при осуществлении вмешательства в права и основные свободы» на основе анализа правовых позиций Европейского Суда исследуется сущность и содержание свободы усмотрения государств, выявляются и систематизируются критерии правомерности вмешательства в осуществление прав и свобод, гарантированных Конвенцией, а также формулируется понятие «свобода усмотрения».

Концепция свободы усмотрения, родоначальником которой является Европейский Суд, применяется только к случаям осуществления вмешательства в гарантированные Конвенцией права и свободы. При этом понятие «вмешательство» означает любое отступление государства от выполнения обязательств по Конвенции, будь то негативные обязательства (обязательства государства воздерживаться от совершения действий по ограничению прав и свобод человека), позитивные обязательства (обязательства совершать определенные действия, направленные на надлежащее осуществление прав и свобод) или процедурные обязательства (особый вид обязательств позитивных – обязательства произвести на внутригосударственном уровне надлежащее расследование фактов нарушения прав и свобод).

Анализ правовых позиций Европейского Суда по вопросам вмешательства в осуществление гарантированных Конвенцией прав и свобод позволяет выявить критерии правомерности такого вмешательства. В контексте свободы усмотрения государства представляется целесообразным систематизировать эти критерии следующим образом:

1.  наличие у государства свободы усмотрения по осуществлению вмешательства в гарантированное право или свободу, основанное на нормах Конвенции и обусловленное соблюдением установленных Конвенцией целей такого вмешательства;

2.  соблюдение пределов свободы усмотрения государства:

2.1.  возможность вмешательства должна быть предусмотрена законом;

2.2.  вмешательство должно быть «необходимо в демократическом обществе», то есть обоснованным, а также соразмерным той цели, которую оно преследует.

В качестве обобщения изложенного в параграфе материала представляется возможным предложить следующее определение свободы усмотрения государств применительно к системе защиты прав человека, созданной Конвенцией:

Свобода усмотрения государства – основанное на нормах Конвенции, ограниченное необходимостью соблюдения принципа пропорциональности и имеющее основной целью эффективное обеспечение прав и свобод человека, закреплённых в Конвенции, право государства при наличии разумных и достаточных оснований осуществлять предусмотренное внутригосударственным правом вмешательство в гарантированные Конвенцией права и свободы.

Вторая глава «Правовые основания свободы усмотрения государств при осуществлении вмешательства в права и свободы, гарантированные Конвенцией» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Правовые основания осуществления государствами ограничений прав и свобод человека, гарантированных Конвенцией» посвящен анализу правовых оснований свободы усмотрения государств по ограничению прав и свобод, гарантированных Конвенцией.

Правовыми основаниями ограничений прав и свобод, гарантированных Конвенцией, являются: положения ст. 15 Конвенции; положения статей Конвенции, сама природа которых требует регулирования со стороны государства; положения статей Конвенции, содержащих ограничительную оговорку.

В более общем виде можно выделить две группы допустимых Конвенцией ограничений прав человека: постоянные ограничения и ограничения, носящие временный характер, то есть осуществляемые в момент отступления государства от обязательств по Конвенции в условиях войны или иной чрезвычайной ситуации, угрожающей жизни нации.

Конвенция допускает и ограничения прав отдельных категорий лиц, однако при условии соблюдения всех общих требований правомерности вмешательства. Сам по себе особый статуса лица (например, заключенного, военнослужащего) не может рассматриваться достаточным основанием ограничения его прав и свобод.

В параграфе проанализирован процесс возникновения и последующего развития концепции свободы усмотрения государства в отношении отступления от обязательств по Конвенции на основании ст. 15 (в случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации). В процессе развития правовых позиций Европейского Суда положения, разработанные первоначально для применения в делах, касающихся ограничения прав человека в период дерогации, стали применяться и в делах, касающихся «мирного времени».

Европейский Суд признал за государствами определенную свободу усмотрения в отношении тех статей Конвенции, которые закрепляют права и свободы, сама природа которых требует регулирования со стороны государства (в частности, ст. 12 Конвенции (право на вступление в брак),
ст. 2 Протокола № 1 к Конвенции (право на образование), ст. 3 Протокола
№ 1 (право на свободные выборы) и др.).

Важнейшими правовыми основаниями свободы усмотрения являются также статьи, содержащие во второй их части ограничительные оговорки, то есть исчерпывающий и подлежащий строгому толкованию перечень оснований и условий ограничения соответствующего права. Речь идет, например, о ст. 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), ст. 9 (свобода мысли, совести и религии), ст. 10 (свобода выражения мнения), ст. 11 (свобода собраний и объединений) и др.

Во втором параграфе «Правовые позиции Европейского Суда о «позитивных обязательствах государства» в сфере обеспечения прав и свобод» рассматривается вопрос о правовой природе и видах обязательств государства по обеспечению и защите прав и свобод, гарантированных Конвенцией. Особое внимание в параграфе уделяется анализу позитивных обязательств государств.

Наличие позитивных обязательств обусловлено природой закрепленных прав и вытекает из положений ст. 1 Конвенции, содержащей общее обязательство Договаривающейся Стороны обеспечить каждому, находящемуся под её юрисдикцией, права и свободы, определенные в Конвенции.

Позитивные обязательства расширяют содержание прав путем включения в них не только материальной, но и процессуальной составляющей. Так, например, в отношении ст. 2 Конвенции, гарантирующей право на жизнь, и ст. 3 Конвенции, устанавливающей запрет пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, среди позитивных обязательств государства можно выделить, так называемые «процедурные обязательства» – обязательства по проведению эффективного расследования нарушений этих прав. Невыполнение процедурных обязательств, фактически, представляет собой самостоятельное нарушение статьи Конвенции, которое Европейский Суд выносит в резолютивную часть своих постановлений.

Наиболее показательной в отношении ст. 2 Конвенции является серия соответствующих постановлений Европейского Суда в отношении Российской Федерации. По состоянию на 1 января 2008 года в двадцати двух постановлениях по жалобам против России Европейский Суд установил нарушение ст. 2 Конвенции. При этом нарушение процессуальной составляющей права на жизнь установлено во всех двадцати двух постановлениях[2], а материальной составляющей – только в двадцати одном. Так в постановлении по делу «Trubnikov *****ssia» Европейский Суд не установил нарушения государством позитивных обязательств по принятию разумных мер по защите жизни лица, находящегося в местах лишения свободы (материальная составляющая), однако признал факт нарушения Россией обязательства по проведению эффективного расследования обстоятельств гибели сына заявителя[3]. Впоследствии уже в 2008 году в постановлении по делу «Zubayrayev *****ssia» Европейский Суд не установил нарушения права на жизнь в отношении убийства отца заявителя, однако установил нарушение Российской Федерацией ст. 2 Конвенции в отношении отсутствия эффективного расследования факта его гибели[4].

Таким образом, единственно нарушение только процессуального аспекта может составить нарушение ст. 2 Конвенции, даже в случае отсутствия нарушения материальной составляющей. Изложенное свидетельствует о самостоятельном значении процессуального аспекта права на жизнь, который, как следует из правовых позиций Европейского Суда, включается в содержание данного права с учетом положений ст. 1 Конвенции.

Кроме того, благодаря используемой Европейским Судом теории «позитивных обязательств» значительно больший объем придается и материальной составляющей прав и свобод. Достигается это посредством осуществления расширительного толкования закрепляющих право или свободу положений Конвенции как возлагающих соответствующие позитивные обязательства на государство. При этом Европейский Суд стремится избежать возложения на государство чрезмерных и неисполнимых позитивных обязательств.

Большое значение имеет и тот факт, что возложенные на государство позитивные обязательства имеют целью предотвратить нарушение гарантированных прав и свобод не только со стороны государства, но и в отдельных случаях со стороны частных лиц или негосударственных организаций.

Третий параграф «Соотношение категорий: «признанные соразмерными ограничения прав и свобод» и «запрещение дискриминации при пользовании правами, гарантированными Конвенцией»» посвящен анализу ст. 14 Конвенции как одного из правовых оснований свободы усмотрения государств.

Как отмечает Европейский Суд, запрет дискриминации, установленный в ст. 14 Конвенции, хотя и сформулирован в виде абсолютного запрета, тем не менее, не затрагивает права государства вводить правомерные различия в правовом регулировании. Именно поэтому ст. 14 Конвенции является правовым основанием свободы усмотрения государств по осуществлению вмешательства в права и свободы, гарантированные Конвенцией, путем введения правомерных различий в правовом регулировании.

Статья 14 Конвенции, по общему правилу, не имеет самостоятельного характера, поскольку ее применение, в силу самой формулировки статьи, обусловлено рассмотрением вопроса о нарушении одного из прав, гарантированных Конвенцией. При этом первоначально Европейский Суд применял достаточно ограничительный подход. Применение ст. 14 Конвенции ставилось в зависимость от признания факта нарушения «основной» статьи Конвенции, в отношении содержания которой предположительно и осуществлялась дискриминация. Впоследствии ст. 14 получила сравнительную автономность, ввиду того, что её применение в практике Европейского Суда стало ограничиваться лишь рамками содержания основной статьи, а не фактом констатации нарушения последней.

Таким образом, в настоящее время анализ правовых позиций Европейского Суда позволяет выделить следующие способы применения
ст. 14 Конвенции: либо устанавливается нарушение статьи Конвенции совместно со ст. 14, либо Европейский Суд приходит к выводу о нарушении ст. 14 в сочетании с иной статьей Конвенции. Последний вариант может иметь место в том случае, если Европейский Суд не установил факта нарушения положений иных статей Конвенции, но, тем не менее, пришел к выводу, что действия государства представляют собой дискриминацию, несовместимую с положениями ст. 14 Конвенции.

Запрет дискриминации, содержащийся в ст. 14, включает в себя не только собственно запрет прямой дискриминации, но и запрет дискриминации косвенной. Помимо этого, различие в обращении признается дискриминацией в том случае, если оно имеет целью или следствием отмену или умаление признания, пользования или осуществления всеми лицами на равной основе правами и свободами. Таким образом, для констатации факта дискриминации необходимо установить наличие как намерения ее осуществления, так и последствий установленного или существующего неравенства.

Различия в правовом регулировании признаются Европейским Судом дискриминацией только в том случае, если они не находят объективного и разумного оправдания, например, если они не преследуют достижения правомерной цели, или если отсутствует обоснованное соотношение пропорциональности между используемыми средствами и целью, для достижения которой данные средства применяются.

Третья глава «Пределы свободы усмотрения государств при осуществлении вмешательства в права и свободы, гарантированные Конвенцией» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Правовые позиции Европейского Суда о категории «вмешательство, предусмотренное законом» как о критерии соблюдения государствами пределов свободы усмотрения» исследуется критерий «предусмотрено законом» как гарантия соблюдения государствами пределов свободы усмотрения по осуществлению вмешательства в права и свободы, закрепленные в Конвенции.

Положение о возможности исключительно законодательного ограничения прав и свобод человека является общепризнанной нормой международного права. Многие положения статей Конвенции напрямую закрепляют необходимость соблюдения законности вмешательства в осуществление закрепленных в них прав и свобод и содержат отсылку к закону.

Критерий «предусмотрено законом» включает в себя следующие условия: наличие правового основания для вмешательства во внутригосударственном праве, соблюдение принципа верховенства права, а также соблюдение требований доступности, ясности правового основания для вмешательства и предсказуемости его осуществления и его последствий.

В практике Европейского Суда признавались соответствующими критерию законности ограничения прав и свобод, введенные на основе правовых актов, различных по своей юридической природе. Таким образом, выражение «предусмотрено законом» толкуется Европейским Судом как «предусмотрено нормой права».

Принцип верховенства права в области осуществления государством вмешательства в права и свободы человека, прежде всего, является средством ограничения государственного произвола при его осуществлении. В законе должны быть четко определены пределы вмешательства со стороны государственных органов в осуществление гарантированного права, и установлены, в случае необходимости, достаточные гарантии защиты лица от чрезмерного вмешательства.

Требования доступности, ясности правового основания для вмешательства и предсказуемости его осуществления и его последствий имеют ключевое значение, поскольку их соблюдение, по сути, и ведет к достижению основной цели принципа правовой определенности – предоставить лицу возможность предвидеть, при необходимости прибегнув к помощи квалифицированных юристов, возможные изменения своего правового статуса, осознать степень потенциального вмешательства, порядок его осуществления, а также его последствия.

Во втором параграфе «Правовые позиции Европейского Суда о категории «вмешательство, необходимое в демократическом обществе» как о критерии соблюдения государствами пределов свободы усмотрения» исследуется критерий «необходимо в демократическом обществе» как гарантия соблюдения государствами пределов свободы усмотрения по осуществлению вмешательства в права и свободы, закрепленные в Конвенции.

Категория «необходимо в демократическом обществе» является общим критерием правомерности вмешательства в любые из гарантированных Конвенцией прав и свобод. Вмешательство может быть признано необходимым в демократическом обществе только в том случае, если оно является обоснованным (то есть существуют разумные и достаточные фактические основания для его осуществления) и соразмерным преследуемой цели введения вмешательства.

Требование обоснованности вмешательства означает проверку наличия конкретных фактических оснований для осуществления государством вмешательства в гарантированные Конвенцией права. Свобода усмотрения государства в отношении требования обоснованности очень широка. Европейский Суд проверяет только тот факт, было ли решение государственных органов об осуществлении вмешательства в права человека, гарантированные Конвенцией, надлежащим образом и в достаточной мере мотивированным.

Критерий соразмерности вмешательства предполагает проверку требований минимальности и пригодности предпринятых национальными властями мер вмешательства в осуществление прав и свобод. Такие меры должны способствовать установлению справедливого баланса общественного и личного интереса в каждом конкретном случае.

В заключении сформулированы общие выводы диссертационного исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1.  Липкина, вмешательства в осуществление прав и свобод, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года: практика Европейского Суда по правам человека [Текст] / // Вестник Саратовской государственной академии права. – 2008. – № 1 (59). – С. 205-208. (0,2 п. л.).

2.  Липкина, «свободы усмотрения государств» в свете принципа субсидиарности: правовые позиции Европейского Суда по правам человека [Текст] / // Практика Европейского Суда по правам человека и российская правовая система : сб. науч. статей / под ред.
. – Саратов : ГОУ ВПО «СГАУ», 2006. – С. 75-87. (0,5 п. л.).

3.  Липкина, и характерные черты свободы усмотрения государств при исполнении Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [Текст] / // Цивилизационный кризис и национальная безопасность России : сб. науч. работ : в 2-х ч. – Ч. 1. –
Саратов : Наука, 2007. – С. 253-259. (0,3 п. л.).

4.  Липкина, характер системы защиты прав человека по Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [Текст] /
// Альманах современной науки и образования. – Тамбов : Грамота», 2007. – № 7 : в 2-х ч. – Ч. 1. – С. 102-105. (0,2 п. л.).

5.  Липкина, вмешательства в осуществление прав и свобод: правовые позиции Европейского Суда по правам человека [Текст] / // Актуальные вопросы публичного права : материалы
VI Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов
(26-27 октября 2007 года). – Ч. I / отв. ред. . – Екатеринбург : Уральская государственная юридическая академия, 2007. – С. 288-293.
(0,3 п. л.).

6.  Липкина, субсидиарности: правовые позиции Европейского Суда по правам человека [Текст] / // Международные правоотношения: публичные, частные и интеграционные аспекты : сборник тезисов докладов на научно-практической конференции студентов и аспирантов (МГЮА, 1 марта 2007 г.) – М. : Компания Спутник+, 2008. – С. 218-222. (0,2 п. л.).

7.  Липкина, Н. Н. «Позитивные обязательства» государства в сфере осуществления прав и свобод, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [Текст] / // Актуальные проблемы современного международного права : материалы межвузовской научно-практической конференции (Москва, 20-21 апреля 2007 г.) / под ред. , . – М. : РУДН, 2008. – С. 414-421. (0,3 п. л.).

8.  Липкина, Н. Н. «Позитивные обязательства» России в сфере осуществления прав и свобод, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [Текст] / // Влияние международного права на национальное законодательство : материалы заседания II Международной школы-практикума молодых ученых-юристов (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 24-26 мая 2007 года) / отв. ред. ,
. – М. : Юриспруденция, 2007. – С. 81-89. (0,35 п. л.).

9.  Липкина, Н. Н. «Необходимость в демократическом обществе» как критерий правомерности ограничений прав человека по Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [Текст] / // Личность в современном обществе: визуальная репрезентация : сб. науч. статей / под ред. . – Саратов : Наука, 2008. – С. 17-22. (0,2 п. л.).

Из приведенного перечня одна статья опубликована в издании, включенном ВАК Министерства образования и науки РФ в перечень ведущих реферируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в Российской Федерации.

Общий объем опубликованных работ: 2,55 п. л.

[1] Так, в 2007 году в отношении России было поданообращений, что составило 26% от общего количества жалоб, поступивших в 2007 году в Европейский Суд. Для сравнения, в 2006 году это число составилообращений, в 2005 – 8 781, в 2004 – 7 855. Данные приводятся по материалам Официальной информационной базы Европейского Суда «HUDOC» (см.: European Court of Human Rights’ Official Database «HUDOC». – Режим доступа : http://hudoc. echr. coe. int (10.06.2008)).

[2] См., в частности: Isayeva *****ssia [Electronic resource] : European Court of Human Rights’ Judgment of February 24, 2005 // European Court of Human Rights’ Official Database «HUDOC». – Режим доступа : http://www. hudoc. echr. coe. int (14.06.2008); Bazorkina *****ssia [Electronic resource] : European Court of Human Rights’ Judgment of July 27, 2006 // Там же (14.06.2008); Tarariyeva *****ssia [Electronic resource] : European Court of Human Rights’ Judgment of December 14, 2006 // Там же (14.06.2008); Goncharuk *****ssia [Electronic resource] : European Court of Human Rights’ Judgment of October 4, 2007 // Там же (14.06.2008); Tangiyeva
v.
Russia [Electronic resource] : European Court of Human Rights’ Judgment of November 29, 2007 // Там же (14.06.2008).

[3] См.: Trubnikov *****ssia : European Court of Human Rights’ Judgment of July 5, 2005 // European Court of Human Rights’ Official Database «HUDOC». – Режим доступа : http://www. hudoc. echr. coe. int (14.06.2008).

[4] См.: Zubayrayev *****ssia : European Court of Human Rights’ Judgment of January 10, 2008 // European Court of Human Rights’ Official Database «HUDOC». – Режим доступа : http://www. hudoc. echr. coe. int (14.06.2008).



Подпишитесь на рассылку:

Основы государства

Европа

Свобода

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.