Метафора как форма выражения философских идей

На правах рукописи

АКИШИНА Елена Олеговна

МЕТАФОРА КАК ФОРМА ВЫРАЖЕНИЯ

ФИЛОСОФСКИХ ИДЕЙ

Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Омск 2009

Работа выполнена на кафедре философии

ГОУ ВПО «Сибирский государственный университет путей сообщения»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

МАРТИШИНА Наталья Ивановна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

ЕМЕЛЬЯНОВ Борис Владимирович

кандидат философских наук, доцент

КРАСНОЯРОВА Наталия Георгиевна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Защита состоится 16 декабря 2009 г. в 12-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.177.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Омском государственном педагогическом университете. Адрес: Омск-99, наб. Тухачевского, 14, ауд. 212.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан ___ ноября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук,

доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется в первую очередь ситуацией, в которой находится современная философия: меняющаяся структура социальной и духовной жизни общества, новые вызовы, обращенные к философии, процесс нарастания ее внутреннего многообразия и усложнения отношений между различными направлениями в ней самой требуют нового обращения к проблемам предметного и функционального самоопределения философии в системе духовной и познавательной деятельности. Одним из направлений осмысления данной проблемы служит анализ используемых философией средств выражения своих идей, осмысление их когнитивного статуса и задач, которые можно решать данными средствами, переформатирование инструментария философии в соответствии с ее новыми ориентациями. В этой связи исследование гносеологического потенциала философской метафоры, которая, с одной стороны, всегда использовалась в философии, а с другой стороны – неизменно оставалась одной из периферийных и периодически критикуемых форм представления философской идеи, оказывается востребованным.




Одной из наиболее значимых проблем в современных дискуссиях о гносеологическом статусе философии является проблема отношения философии к науке. Вопрос о том, в какой мере философия является формой научного знания, может и должна ориентироваться на эталоны научности, выступает в том числе и вопросом о языке философии, о способах высказывания ее идей. Несциентистское направление в философии указывает на неадекватность построения философской терминологии по научным образцам и, в свою очередь, ориентируется на художественные приемы выражения философской мысли. Таким образом, изучение вопроса о роли и месте метафоры в философии способствует прояснению более фундаментального вопроса о соотношении философии, науки и художественного творчества, получившего новые основания для актуализации на современном этапе.

Одним из важных направлений в развитии неклассической теории познания является разработка концепции многовариантности познания и сосуществования различных его видов в общественном и индивидуальном сознании. В плане разработки этой концепции особую роль приобретает выявление и изучение познавательных средств, характерных для различных видов знания; одним из таких средств, а также форм выражения познанного как раз является метафора. Поскольку метафора по-разному используется в научном, художественном, философском тексте, сохраняя при этом единство сущности, философское осмысление метафоры способствует также углублению понимания о соотношении общего и особенного в различных видах познавательной деятельности.




Наконец, актуальность темы исследования в практическом отношении связана также со значимостью дидактической и публицистической сторон существования философии в современном мире. Философия и как учебная дисциплина, и как основание идейных позиций и ценностных суждений в современном обществе должна при обращении к аудитории использовать весь потенциал языка, и с этой точки зрения осмысление традиций, связанных с расширением выразительности философского высказывания – в частности, с использованием метафоры – также имеет значение.

Степень разработанности проблемы

Метафора рассматривалась как риторический прием в произведениях философов и риторов античности Аристотеля, Квинтилиана, Цицерона и др. Как лингвистический феномен метафора рассматривается в работах русскоязычных и зарубежных авторов – , , , Б. Бридсли, А. Вежбицкой, Н. Гудмена, Т. Добжиньской, , Ж. Женетта, С. Левина, , , А. Ричардса, -Каменецкого, , Р. Якобсона; метафора как риторический троп была изучена так называемой группой µ (Ж. Дюбуа, Ж.-М. Клинкинберг, Ф. Мэнге, Ф. Пир, А. Тринон, Ф. Эделин) и др. Филологи определили специфику и место метафоры среди других тропов, роль метафоры в поэтическом и художественном творчестве. Но в этих работах нет отсылки к специфике и роли метафоры в философии и науке, к познавательному потенциалу метафоры, не исследована метафора как средство формирования философских и научных терминов и концепций.

Теории метафоры, в том числе исследования когнитивной природы метафоры, представлены в работах таких зарубежных авторов, как М. Блэк, М. Бридсли, Н. Гудмен, Д. Дэвидсон, М. Джонсон, Э. Кассирер, Дж. Лакофф, Э. МакКормак, П. Манн, Дж. А. Миллер, Э. Ортони, Ч. Пирс, П. Рикер, А. Ричардс, Дж. Р. Серль, Ф. Уилрайт и др. Общие проблемы языка философии, использования в ней различных средств выражения рассматривались в работах Ж. Деррида, , Ж. Маритена, и др. Так или иначе затрагивается вопрос о роли метафоры непосредственно в языке философии в работах М. Джонсона, , В. Кругликова, Х. Ортеги-и-Гассета, М. Эпштейна и др.




Для понимания гносеологического потенциала метафоры интересно обращение к работам, посвященным аналогии как методу познания. Это исследования , Э. Дюркгейма, Э. Маха, , , и др. Но здесь большей частью аналогия исследуется как метод естественных и технических наук, аналогия в гуманитарных науках вообще мало изучена. Кроме того, не была должным образом изучена проблема соотношения метафоры и аналогии.

Особый интерес представляют источники, сближающие и сопоставляющие философию с художественной литературой. Это работы Г. Гадамера, , П. Манна, Ф. Ницше, , , некоторых представителей постмодернизма. Но в данном направлении скорее акцентируется общность, чем специфика философской метафоры.

Поскольку метафора рассматривалась в контексте различных форм существования философии, при написании данной работы использовалась историко-философская литература. Приоритет отдавался источникам, характеризующим «дух эпохи» и особенности самой философии в различные периоды ее существования. Это, в частности, работы Аристотеля «Поэтика» и «Риторика», Ж.-Ж. Руссо «Опыт о происхождении языков, а также о мелодии и музыкальном подражании», Ф. Ницше «Об истине и лжи во вненравственном смысле» и т. д. При описании различных периодов и форм существования философии был неизбежен существенный отбор материала; в исследовании был выбран вариант предметного анализа отдельных философских концепций, в которых достаточно ярко выражены черты, наиболее типичные для каждой формы философствования. Таким образом, для специального рассмотрения были выбраны прежде всего тексты Платона, Ф. Бэкона, Ф. Ницше, Ж. Деррида; использовались также источники, посвященные анализу указанных концепций.




В отечественной философской литературе на данный момент имеется несколько работ, специально посвященных метафоре. Это работы , , , , , , , , , , , и др. Одному из динамических направлений современной лингвистики – политической метафорологии посвящены работы , , , и др. Тем не менее они не исчерпали задач исследования именно философской метафоры.

В целом степень разработанности проблемы может быть оценена следующим образом. Метафора достаточно хорошо изучена с точки зрения языка, как лингвистический феномен. Это рассмотрение, с одной стороны, создает базу, а с другой – должно быть дополнено изучением метафоры с точки зрения функционирования самой философии, природы и направленности философского высказывания, которое пользуется метафорой как одним из своих средств. Необходимо прояснение вопросов о том, насколько органично такое использование, какие возможности оно создает для философии, как проявляются через использование метафоры интенции философского знания, а через изменение функций метафоры – изменение этих интенций в историческом развитии философии.

Анализ степени и направлений разработанности проблемы определил выбор объекта и предмета диссертационного исследования, постановку цели и задач работы.

Цель данной работы состоит в выявлении сущности и значения метафоры как способа выражения философской идеи, в контексте многообразия форм философского знания.

Для реализации поставленной цели в диссертации необходимо было решить следующие задачи:

1) дать анализ и оценку основных существующих подходов к определению сущности и логической структуры метафоры, определить на этой основе сущность метафоры в гносеологическом аспекте;




2) показать соотношение гносеологической сущности метафоры с близкими к ней формами выражения идеи (аналогия, риторические тропы) и выявить возможные функции метафоры, используемой в философском тексте;

3) систематизировать существующие классификации метафор и показать, какие виды метафор наиболее характерны для философского рассуждения;

4) исследовать специфику построения и функциональной направленности метафор в различных формах философского знания (формирующаяся и зрелая, сциентистская и несциентистская, классическая и неклассическая философия);

5) показать закономерность обращения философии к метафоре, выявить черты философского мышления, обусловливающие его интенцию к метафоричности.

Теоретико-методологическая основа исследования

Теоретической основой исследования являются произведения отечественных и зарубежных авторов по проблемам природы, построения и функций метафоры. Методологической основой работы выступает диалектика, взятая прежде всего в аспекте единства исторического и логического: метафора рассматривается в различных исторических вариациях философского познания с точки зрения ее общих логико-гносеологических функций. Среди общелогических методов использовался прежде всего анализ, конкретизированный в элементаристски-ориентированном варианте: метафора изучалась как одна из возможных смысловых единиц философского текста, «клеточка», сохраняющая основное качество целого, т. е. адекватно выражающая общую направленность и отражающая специфику философского знания.




При исследовании функционирования метафоры в различных модификациях философского знания применялся герменевтический метод. Базовой его техникой является интерпретация, включающая языковую (анализ этимологии выражений и их смыслов) и стилистическую (выявление жанровых ориентиров и анализ текста по законам этого жанра) процедуры; при анализе философских текстов данные технологии интерпретации применялись к обнаруживаемым в них метафорам.

Основные результаты диссертационного исследования, определившие его научную новизну, состоят в следующем:

1) определено, что гносеологическая сущность метафоры состоит в установлении непосредственной связи между внешне отдаленными понятиями в целях обогащения (расширения, уточнения, ассоциативного оформления) смыслового поля ключевого понятия через подключение к нему системы смыслов другого понятия;

2) систематизированы основные функции метафоры, определены как центральные для философской метафоры номинативная и онтологическая; инструментальная, объяснительная, методологическая и эвристическая; этико-эмоциональная и мировоззренческая функции;

3) показано, что в философском знании удается обнаружить метафоры всех основных видов: именные, предикатные и сентенциальные; стертые и новые; структурные, ориентационные и онтологические, простые и развернутые; при этом различные операции в рамках философского познания (обобщение и выражение общего через особенное, структурирование объекта и рассмотрение его как целого, рефлексия над основаниями и экстраполяция) сопряжены с использованием разных метафор;




4) выявлены свойства философии, которые поддерживают допущение метафоричности представления философских идей: культивируемое многообразие концепций и способов философствования, обращенность к эмпирически труднодостижимым или недоступным объектам, мировоззренческая и ценностная направленность, возобновляющаяся и постоянно углубляющаяся рефлексия над основаниями, рациональный критицизм и диалогичность;

5) показано, что основными функциями метафоры на этапе формирования философии как особой области познания были номинативная и онтологическая функции; в сциентистски-ориентированной философии на первый план выходят инструментальная и объяснительная функции; в неклассической философии оказались особенно значимыми этико-эмоциональная и мировоззренческая функции; философия эпохи постмодерна использует метафору как средство «остранения» привычного и культурной игры.

Положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Выявление гносеологической сущности метафоры составляет основу ее философского осмысления. Если лингвистика, особенно традиционная, рассматривает метафору как языковой феномен, то цель философии состоит в том, чтобы увидеть, каким образом через метафору реализуется мышление.

2. По логической структуре метафора близка к аналогии; их различие определяется прежде всего в плане задач и соответственно – ожидаемых результатов. Основная цель аналогии (не обязательно достигаемая) – получение истинного знания. Применение метафоры напрямую не связано с поиском истины: метафора ориентирована либо на получение нового знания, либо на его представление в процессах трансляции знания.




3. Основными гносеологическими условиями обеспечения эффективности метафоры в философском познании являются интенция к сущности, опора на главное в предмете и учет не только сходств, но и различий сопоставляемых объектов.

4. Гносеологические свойства метафоры, формирующие ее потенциал в качестве средства выражения философской идеи – возможность установления связи между близким и далеким объектами, единство концептуального и эмоционально-насыщенного образа, многоуровневость, ассоциативная гибкость, риторическая эффективность.

5. Присутствие метафоры во всех основных модификациях философского знания свидетельствует об органичности метафоры как средства выражения философской идеи.

Теоретическое значение диссертационного исследования заключается в разработке актуальной проблемы современной теории познания философии – проблемы общего и особенного в средствах выражения идей в контексте различных видов познания. Кроме того, полученные выводы могут послужить основой для изучения гносеологического аспекта других риторических средств.

Практическая значимость диссертационного исследования. Результаты исследования могут использоваться для обогащения способов представления идей в современной философии, а также в практике ее преподавания. Материалы и выводы исследования могут быть использованы в преподавании курсов философии и истории философии.

Структура диссертации подчинена общему замыслу работы, цели и логике исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, первая из которых включает три, вторая – четыре параграфа, заключения и списка литературы. В первой главе рассмотрены гносеологическая сущность, функции и типология философских метафор, во второй главе на основании сформулированных теоретических принципов осуществлен анализ функционирования метафоры в конкретных модификациях философского знания. Работа представлена на 169 страницах, список использованных источников включает 183 наименования.




Апробация данного диссертационного исследования была осуществлена в ходе обсуждения его основных положений и выводов на кафедре философии Сибирского государственного университета путей сообщения и методологическом семинаре кафедры философиии Омского государственного педагогического университета, а также в выступлениях автора на международных, всероссийских, региональных и межвузовских научных конференциях: на Всероссийской научной конференции «Реальность. Человек. Культура» (ОмГПУ, Омск, 2008); на V Всероссийском философском конгрессе «Наука. Философия. Общество» (Новосибирск, 2009); на Всероссийской научной Интернет-конференции «Социально-экономические коммуникации в современном российском обществе» (ОмГУПС, Омск, 2009) и др.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в журналах «Вестник НГУ» и «Омский научный вестник», рекомендованных ВАК для публикации результатов кандидатских диссертаций, а также в статьях автора в других научных изданиях.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, дается анализ степени изученности проблемы исследования, формулируются цель и задачи исследования, определяются методологические основания, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Сущность и функции метафоры в философском познании» дан обзор основных концепций метафоры, раскрыта гносеологическая сущность, функции и типология философских метафор.

В § 1 «Гносеологическая сущность метафоры» исследованы проблемы, возникающие при включении метафоры в философский текст, рассмотрены наиболее важные для философского познания теории метафоры, раскрыта гносеологическая природа метафоры. В наиболее общем плане метафора определена как языковое действие, заключающееся в том, что вместо слова, употребленного в прямом смысле, используется сходное с ним по смыслу слово, употребленное в переносном смысле.




Рассматривая сферу метафорического, Аристотель определил ее как необычное словоупотребление. В «Поэтике» он указывает, что использование необычных слов делает речь благородной. При этом Аристотель называет благородным такое словесное выражение, которое повествует о сложных, важных вещах, интересное, раскрывающее индивидуальность говорящего. Кроме того, это речь, обращенная не ко всем, ее главная мысль, глубинный смысл не лежат на поверхности. С особенностями философии как метафизики эти отличительные черты метафоры оказываются сопоставимыми напрямую, если принять во внимание, что Аристотель определяет философию как учение о неподвижных и вечных сущностях, о сущем самом по себе. Философское знание выходит за пределы обычного, повседневного, следовательно, требует для себя соответствующих средств выражения – необычных слов. Кроме того, движение философской мысли от поверхностного к глубинному слою сущего должно быть отражено также в многоуровневом, углубляющемся словесном образе. То и другое позволяет первично определить метафору как такое средство выражения мысли, обращение философии к которому не случайно, а закономерно.

В историческом становлении философского осмысления метафоры определяется три основных линии трактовки ее сущности. Субституциональная концепция полагает, что в метафоре одно слово непосредственно употребляется вместо другого. Сравнительная точка зрения основана на предположении, что в основании метафоры лежит трансформация буквального значения. Теория взаимодействия, или интеракционистская концепция метафоры, разработанная А. Ричардсом и М. Блэком, рассматривает метафору как «разрешение напряжения» между метафорически употребленным словом и контекстом его употребления, основанное на подключении системы общепринятых ассоциаций. Согласно интеракционистской концепции, метафорическое выражение нельзя передать буквальными словами, без потери когнитивного содержания.




Обзор различных вариантов определения метафоры дает возможность обнаружить некоторые инвариантные линии в трактовке ее сущности. Во-первых, построение метафоры всегда связывается с установлением параллели между двумя существенно различными понятиями. Во-вторых, одно из понятий, включенных в метафорическое взаимодействие, всегда употреблено в более буквальной трактовке, чем другое, что делает обязательным для метафоры стыковку прямого и переносного значения ее базовых терминов. В-третьих, полюса метафоры содержат в себе несовпадающие спектры смыслов, между которыми существует многообразное взаимодействие. Именно это обстоятельство является ключевым для определения гносеологической сущности метафоры.

Гносеологическая сущность метафоры состоит в установлении непосредственной связи между внешне отдаленными понятиями в целях обогащения (расширения, уточнения, ассоциативного оформления) смыслового поля ключевого понятия через подключение к нему системы смыслов другого понятия. Представляется возможным утверждать, что именно внимание к гносеологической сущности метафоры составляет основу ее философского осмысления. Если лингвистика, особенно традиционная, рассматривает метафору как языковой феномен, то цель философии состоит в том, чтобы увидеть, каким образом через метафору реализуется мышление.

В работе рассмотрены основные варианты типологизации метафор. Аристотель выделил четыре типа метафор: перенос с рода на вид, с вида на род, с вида на вид и по аналогии. Дж. Миллер различает именные, предикатные и сентенциальные метафоры. А. Ричардс проводит разграничение между метафорами, которые строятся на основе прямого сходства между двумя объектами, и метафорами, строящимися на основе общего отношения, испытываемого нами к обоим объектам. Дж. Лакофф и М. Джонсон выделяют три вида метафор: структурные, ориентационные и онтологические. Практически все выделенные виды находят свое воплощение в философских текстах. Это связано прежде всего с многообразием философского знания – не только по содержанию, но и по способу философствования.




Одним из способов определения сущности метафоры является также ее сопоставление с близкими феноменами (синекдоха, метонимия и катахреза). Существуют два основных варианта трактовки соотношения метафоры с указанными феноменами: метафора трактуется либо как обобщающее понятие, либо как один из этих тропов. Исследования лингвистов, проанализированные в диссертации, по мнению автора, позволяют сделать вывод о том, что метонимия, синекдоха, ирония, метафора выполняют одни и те же функции в философском тексте, близки с точки зрения гносеологической сущности. Катахреза же, как «угасшая» метафора, слово, используемое в буквальном значении, применяется в философии для других целей. Возвращение слову его метафорического значения, обращение к этимологии слова позволяет отойти от привычного восприятия и применяется в постмодернизме как инструмент ломки стереотипов. Поэтому автор считает возможным, рассматривая метафору и близкие к ней феномены в качестве способов выражения мышления, делать достаточно общие для различных тропов выводы, выделяя при этом катахрезу как особый вид тропа.

В § 2 «Логическая природа и структура метафоры» раскрыта структура метафорического выражения, рассмотрена терминология, используемая различными авторами для понимания механизмов построения и функционирования метафоры в тексте. Логическая структура метафоры исследована в сопоставлении с логической структурой аналогии.

На основе анализа терминологии, используемой разными авторами для описания структуры метафоры, в диссертации выделена в качестве базовой терминология, предложенная М. Блэком. Основные компоненты метафоры называются у него главным и вспомогательным субъектами. Главный субъект метафоры – это предмет, свойство или отношение между предметами, на которые переносятся признаки; вспомогательный субъект метафоры – это предмет, свойство или отношение между предметами, от которого заимствованы признаки. Поскольку с метафорического слова на то, что оно означает, переносятся лишь некоторые характеристики того, с чем происходит сравнение, используется также термин «фильтр метафоры».




Выявление логической структуры метафоры может быть осуществлено через сопоставление метафоры с универсальной логической операцией аналогии. В диссертации подвергнуто критическому анализу утверждение о том, что в основе метафор лежит буквальная аналогия. Аналогия эффективна в тех случаях, когда она является выясненной, т. е. когда условия сходства и различия ясно сформулированы и точно определены. Метафора же, в силу многозначности смыслов и необходимости интерпретации, скорее близка к невыясненной аналогии. Цель аналогии – прежде всего получение истинного знания. Метафора же может направить к истине, подтолкнуть к ней, но метафора ориентирована скорее на получение нового знания (либо на его представление в процессах трансляции знания).

Сопоставление метафоры с аналогией позволяет увидеть возможность процессуальной, длящейся, раскручиваемой метафоры. И это обращает нас к разграничению простой и развернутой метафоры, имеющему особое значение при использовании метафор в философских текстах. Развернутые метафоры предполагают наличие нескольких главных и нескольких вспомогательных субъектов метафоры: базовое соотнесение понятий обрастает в таких метафорах рядом частных соответствий, иллюстрирующих компоненты или детали общего.

В § 3 «Функции метафоры и свойства философского знания» рассмотрены функции, которые выполняет метафора в философии, специфика философии и соответствующие ей особенности функционирования метафор в тексте, а также соотношение роли метафор в различных концептуальных видах познания: философском, научном, религиозном и художественном.




Онтологическая функция метафоры основывается прежде всего на процессе конструирования реальности, выражаемой в метафоре. С ней связана номинативная функция: метафора служит средством заполнения пробелов в словаре, обновления языка. Но онтологическая функция метафоры не сводится только к номинативной деятельности; метафора создает не только новую терминологию, но и целые языковые картины мира.

Гносеологическая функция метафоры имеет ряд подфункций. Метафора в философском тексте играет объяснительную и инструментальную роли: интерпретировать фундаментальные понятия философии и их взаимосвязь иногда невозможно без метафоричности, также без использования метафоры бывает достаточно сложно вычленить интересующий исследователя фрагмент реальности. Инструментальная функция метафоры переходит в методологическую функцию, позволяя использовать наиболее продуктивные метафоры в качестве ориентиров философских учений разных эпох. Гносеологическая функция метафор проявляется также в возможности метафорического предвидения, предвосхищения целостных проектов, которые получают затем многонаправленную разработку в контексте науки и самой философии, что свидетельствует об эвристической роли метафоры в познании.

Этико-эмоциональная функция метафоры заключается в расстановке акцентов, позволяющих определять ценностные ориентиры. Таким образом, эта функция перетекает в мировоззренческую функцию. Метафора способствует формированию в сознании человека картины мира и системы ценностей, выражающих отношение к миру.




Эстетическая функция метафоры считается периферийной для философского текста. Тем не менее многие философские тексты включают установку на создание определенного художественного впечатления, и метафоры в них становятся средством реализации этой функции.

Осуществленное выявление основных функций метафоры позволяет высказать ряд соображений о связи метафоры с самой природой философского мышления. Прежде всего можно указать на многообразие самого философского знания, в котором сосуществуют не только различные по содержанию концепции, но и разные способы философствования. Сама сущность философствования требует, чтобы это многообразие не унифицировалось, а поддерживалось и культивировалось. Данной особенности философского знания как нельзя лучше отвечает многообразие и многофункциональность метафоры.

Определяющей характеристикой философского мышления выступают обращенность к предметам, не данным непосредственно, не включенным в доступный опыт. Метафора, логика которой – в контакте между близким и далеким, в которой пробрасывается мост между доступным и знакомым и недоступным и загадочным, служит одним из немногих возможных способов самого включения таких реалий в гносеологический контекст.

Философия выступает и характеризуется как знание, наряду с теоретическим срезом несущее в себе обязательную мировоззренческую направленность. Метафоры же не только выражают, но и задают переживание отношения к описываемому положению человека в мире. Двойственность метафоры, слитость в ней концептуального и эмоционально-насыщенного образа соответствует двойственности определения философии в качестве теоретической сферы и формы мировоззрения.




Для философии характерна процессуальная рефлексия над основаниями как постоянная интенция, направленность к обнаружению глубинных и фундаментальных детерминант наблюдаемых явлений. С этой точки зрения привлекает к себе внимание такая черта метафоры, как многоуровневость: в самом строении метафоры заложено движение от одного смыслового слоя к другому, более глубинному, необходимость интерпретации.

Рассматривая метафору как форму выражения идеи, которая укоренена в художественном познании, но может транслироваться и в контекст других видов познания, можно указать также на следующие основания присутствия метафоры в философии. Во-первых, оно может быть рассмотрено как проявление общего гносеологического процесса проникновения одних видов познания в другие. Далее, философия имеет ряд особенностей, сближающих ее именно с художественным познанием, причем некоторые направления в философии программно ориентированы на такое сближение. Наконец, целый ряд существенных свойств метафоры может быть поставлен в соответствие специфическим особенностям философии как вида познания, что определяет внутреннюю интенцию философии к использованию метафоры. Таким образом, вырисовывается следующая логика. С одной стороны, метафора все время вносится в философию как составляющая художественного способа освоения реальности. С другой стороны, метафора представляет собой один из адекватных природе философского знания способов формирования и выражения мысли. Поэтому метафора, попадая на философскую почву, эффективно на ней приживается – в отличие, в частности, от науки, где метафорическое выражение является возможным, но неизбежно остается периферийным вариантом построения дискурса.




Во второй главе «Метафора в модификациях философского знания» дана характеристика способов построения и использования метафоры в различных типах философского знания. Не ставя своей целью дать сколько-нибудь полный обзор основных этапов исторической эволюции или актуального многообразия философии, автор попытался выделить некоторые типы философствования, стремясь показать, что метафора естественным образом находит свое место в каждом из них.

В § 1 «Метафоры в становящейся философии» анализируется роль метафоры в контексте греческой философии. Греческая философия рассматривается как становящаяся в том смысле, что именно в ней впервые были выделены и сформулированы основные проблемы, которые предстояло решать философии.

В становящейся философии первоочередными являются онтологическая и номинативная функции метафоры. Прежде всего номинативная функция метафоры проявилась в обозначении Вселенной как «космоса». Показано, что метафорическое содержание тезиса «мир – космос» не просто породило синоним слова «мир», обогативший словарь, но в свернутом виде представляет собой новое видение мира.

Особенно важна метафора для описания невидимых, божественных, ментальных миров. Для иллюстрации данного утверждения в работе дан анализ метафорического происхождения и использования трех философских терминов, введенных Платоном: «демиург», «эйдос», «Благо». Сущность души также описывалась в античности через метафоры, в связи с чем в работе проведен сравнительный анализ метафор «душа – книга» и «душа – восковая дощечка», а также метафор «крылья души» и «тело – одежда души».




Ряд античных метафор характеризует само функционирование философии – все, что относится к речи, дискуссии, спору. В частности, для описания диспута, диалога у Платона использованы метафоры войны, борьбы, противостояния, но не только они: платоновский Сократ не воюет, он играет и охотится за истиной. Интересна метафора, когда говорящий является ваятелем, а слова – воском или другим материалом, из которого он лепит образы. Возможно, что эту метафору можно оценить как одно из описаний механизма создания и функционирования самой метафоры.

Таким образом, метафоры в греческой философии используются прежде всего для формирования философских терминов, причем наряду с новым философским смыслом слова зачастую продолжает использоваться его первоначальное «бытовое» значение, что делает особо гносеологически выразительными метафоры античной философии. Метафоры незаменимы, когда необходимо изучить и описать сложные психические процессы; они также нужны для описания мира как единого целого, т. е. с помощью метафор конструируются онтологические взгляды.

Специфика метафоры в философии античности – ее развернутость, и процесс развертывания метафоры формирует структуру авторского текста. Заимствование метафор между авторами является свидетельством цельности греческой философии; но сама метафора является «благодатной почвой» для заимствования, поскольку дает возможность, в зависимости от разных целей и задач, наполнить ее новым смыслом, высветить иные ассоциации.

В § 2 «Метафоры в сциентистски-ориентированной философии» в качестве классического варианта указанного типа философствования рассмотрена западноевропейская философия конца XVIXVII вв., поскольку ориентация на науку и познание – едва ли не наиболее яркая черта философии этого периода. В данном разделе автор стремился выявить, как сами философы Нового времени оценивали роль и значение метафоры в философии и науке, а также исследовать, для каких целей метафора применяется в их произведениях.




Ф. Бэкон указывает прежде всего на объяснительную функцию метафоры – она необходима для прояснения результатов познавательной деятельности: когда в науке открывается нечто новое, ранее неизвестное, понять это большинство людей может лишь при обращении к чему-то знакомому, сравнению с чем-то известным. Таким образом, Ф. Бэкон безусловно признает полезную роль метафоры в обосновании и прояснении результатов познавательной деятельности. По мнению автора, возрастание значимости данного аспекта функционирования метафор связано с том, что при возрастании теоретичности философии и ее ориентированности на научность задача трансляции результатов философского и научного познания в общественное сознание становится относительно самостоятельной.

В то же время метафоры в философии Нового времени нередко соотносятся с заблуждением, неправильным употреблением слов. Но в критическом отношении к метафоре, которое демонстрируют Ф. Бэкон, Т. Гоббс и другие философы этой эпохи, и в применении метафор в их философских произведениях нет противоречия. Метафора, по их мнению, не должна употребляться в конкретно-научном исследовании, в контексте эмпирического описания, на уровне теоретической фиксации фактов. При этом метафора широко применяется для риторического обоснования, популяризации и пропаганды полученных результатов.

Соединение номинативной функции метафоры с созданием яркого и запоминающегося, рассчитанного на определенное восприятие образа проявляется в ряде программных терминов гносеологии Ф. Бэкона, прежде всего в понятии «идолов познания». При более широком рассмотрении можно утверждать, что и все основные принципы своей философии Ф. Бэкон выразил через метафоры. Главная задача Бэкона – разработать орудие (органон) или метод наук. Главная область применения этого метода – естественные науки или изучение природы. В диссертации рассмотрены метафоры, которые сопровождают каждое из указанных положений. Так, разрабатывая индуктивный метод, Бэкон постоянно сравнивает работу «голой рукой» с работой «голым разумом», рассуждая об умственном орудии, необходимом разуму.




В Новое время появляется новое направление использования метафор – для критического анализа: при переосмыслении ранее развернутой метафоры с вкладыванием в нее противоположного смысла (как происходит, например, с аллегорией пещеры, заимствованной Бэконом у Платона) рельефно обнаруживаются точки расхождения, ключевые пункты несогласия, особенности авторской философской концепции. Убедительная интерпретация метафоры при таком построении отчасти замещает логическую аргументацию. Отмечается также соединение ключевых функций метафоры (инструментальной, объяснительной, этико-эмоциональной): аллегория выполняет задачу понятного, яркого и интересного объяснения и популяризации определенной философской концепции, с опорой (например, при использовании мифологических образов) на авторитет традиции.

При построении индуктивных обобщений в сциентистской философии метафора нередко выступает как ядро аналогии, способ ее фиксации или выражения. Метафора в науке маркирует точку первичного эвристического прорыва, сопоставляющего ранее несравнимое и обнаруживающего глубинное единообразие; это отправная точка для дальнейшего, уже собственно-научного рассуждения. В сциентистской философии метафора оказывается, таким образом, одним из средств построения универсальной картины мира.

В § 3 «Метафоры в неклассической философии» сделана попытка продемонстрировать некоторые новые моменты в использовании метафор в философии на материале философских работ Ф. Ницше. Ницше рассматривается как идеолог нового способа философствования, выразитель тенденций, которые определяют облик неклассической философии. Реформа всей прежней философии и культуры с точки зрения ее смыслового наполнения, по его убеждению, должна сопровождаться реформой языка и может происходить только через такую реформу. И в этом новом языке философии метафора выходит на первый план.

Как произведение, где метафора господствует и определяет стиль философского изложения, может быть рассмотрена прежде всего программная работа Ф. Ницше «Так говорил Заратустра». «Так говорил Заратустра» – это метафора в метафоре. Все произведение – это миф, аллегория, развернутая метафора странствий Заратустры; кроме того, в своих проповедях ницшевский Заратустра и сам постоянно использует метафоры, смелые сравнения, яркие образы. Таким образом, возникает новая сторона в функционировании философской метафоры. Когда плотность метафор достигает уровня, при котором отдельные метафоры смыкаются, покрывая все пространство текста, само по себе взаимодействие метафор порождает и генерирует новые смыслы. Метафоры перетекают друг в друга, дополняют друг друга, взаимно высвечивая каждый раз новые грани смыслов. Таков в своей идеальной интенции стиль новой философии.

Особенностью метафорической терминологии Ницше является многозначность: в слова вкладывается спектр смысловых значений, кроме того, основные метафоры поддерживаются и переопределяются дополнительными. Так, сначала Ницше вводит термины «аполлоновское» и «дионисийское» для анализа искусства (а именно, греческой трагедии), а затем все более расширяет значение этих понятий. Разрабатывая эту основную метафору, Ницше вводит вторичные, дополнительные метафоры: мир сновидений или иллюзии и мир опьянения. По мере развертывания философской концепции термины «аполлоновское» и «дионисийское» уже не ограничиваются областью искусств: они становятся понятиями, противопоставляющими природу и культуру, индивидуальность явления и глубинную всеобщность бытия.

Используя термины-метафоры, Ницше иногда возвращается к их первоначальному значению, в этом случае понимание этих слов может стать буквальным. Это способ образования и использования терминов, не свойственный сциентистски-ориентированной философии и науке. Кроме обозначения определенной философской идеи, концепции, такой способ, воздействуя на сознание, изменяет привычное восприятие текста, оставляет читателя в напряжении, что призвано способствовать более глубокому пониманию идеи.

Одной из основных функций метафоры является функция эмоционального воздействия. Именно свойство эмоционального воздействия казалось философам-рационалистам неприемлемым, когда дело касалось познания и языкового оформления его процесса и результатов. Эмоциональность считалась противоположной объективности и беспристрастности. Но для неклассической философии функция эмоционального воздействия выполняет важную задачу, способствуя разрушению стереотипов. Именно через метафоры оспаривает Ницше идеи милосердия, социального прогресса, равенства, пацифизма, веры в Бога и т. д. Истинам христианства он противопоставляет «смерть Бога» и понимание морали христианства как «рабской морали», ценностям демократии и традиционной морали – представление о них как о «стадном чувстве». Проповедуя, что человек толпы – это еще не человек, Заратустра у Ницше делает это через эмоциональное воздействие, используя метафоры презрения, метафоры отвращения: обезьяна, земляная блоха, ядовитые базарные мухи и т. д. Таким образом, эмоционально-экспрессивная функция метафоры, которая в сциентистски-ориентированной философии является дополнительной и необязательной, не влияет на содержание и изложение философской идеи, а лишь добавляет выразительности и расставляет смысловые акценты, в неклассической философии является необходимой именно для формирования и выражения идеи.

В § 4 «Метафоры в философии постмодернизма» рассмотрены особенности использования метафоры в философии, которая строится и презентует себя как анти-классическая. Постмодернизм отказывается от четкого выделения структуры философии, от понятийно-категориального аппарата классической философии, и взамен вводит свой собственный. Метафора при этом выступает ключевым инструментом ломки старой логической системы и выхода за пределы рациональности.

Философия постмодернизма опирается на идею постметафизического мышления, т. е. отказа от метафизики, от любой попытки построения единой и системной концептуальной модели мира. Использование и приоритетные функции метафор приобретают в связи с этим ряд специфических черт. Во-первых, метафоры строятся на системе свободных ассоциаций. Язык обладает свободой от объективной логики, в игре слов причинные связи распадаются, такая игра насыщена ассоциациями. Во-вторых, постмодернизм не признает какой-либо главной, ключевой метафоры, вокруг которой строится текст; альтернативой развертыванию главной метафоры становится ризома.

С точки зрения философии постмодернизма, полисемии, естественной многозначности и метафоричности языка недостаточно для активной деконструкции. Неклассическое признание плюрализма смыслов замещается концептом «рассеивания». Свободное использование метафоры представляет для Деррида горизонт гуманитарного знания; за ним – качественно отличное от простой полисемии, не контролируемое человеком «рассеивание смысла».

Вместе с тем проблемой использования метафор в постмодернизме является обосновываемое в его рамках отсутствие как различия, так и устойчивой связи между любым означаемым и означающим. Такая концепция ставит под сомнение традиционный фундамент метафоры как формы выражения идеи. Если нет отчетливой границы между уровнями и областями знаковой реальности, становится невозможным и установление информативного и эвристичного соотношения между ними. Построение метафоры предполагает как определенность первичного и вторичного субъектов, так и различие в их бытии. Если же этого различия нет, сравнение также утрачивает смысл. В результате метафора превращается из способа сопоставления различного в способ стирания границ в непрерывной линии множественного. Но и в этом качестве она остается одним из основных инструментов деконструкции.

В заключении делаются основные выводы и намечаются перспективы дальнейшего исследования метафоры как формы выражения философских идей.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в журналах и изданиях, входящих в перечень для опубликования научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук:

1. Акишина метафоры в философии Платона / // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Философия. – Новосибирск, 2009. Т. 7. Вып. 1. С. 145 – 150.

2. , Мартишина в философских текстах / , // Омский научный вестник. Омск, 2009. Серия "Общество. История. Современность". № 5(81). С.110 – 113.

Статьи, доклады, тезисы, опубликованные в других научных изданиях:

3. Акишина потенциал и ассоциативные возможности метафоры в философии / // Реальность. Человек. Культура: религия и культура: Материалы Всероссийской научной конференции. Омск, 11 декабря 2008 г. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2008. С. 197 – 199.

4. Акишина ценность метафоры в философии / // Вестник Сибирского государственного университета путей сообщения. – Новосибирск: Изд-во СГУПСа, 2009. – Вып. 20. С. 132 – 136.

5. Акишина философской терминологии Платона / // Наука. Философия. Общество: Материалы V российского философского конгресса. Том II. – Новосибирск: Параллель, 2009. С. 7 – 8.

6. Акишина метафоры в формировании инновационного мышления / // Формирование инновационного мышления и профессиональной ответственности в вузе: Материалы Всероссийской научно-методической конференции / СГУПС, НТИ МГУДТ. – Новосибирск: Изд-во СГУПСа, 2009. С. 224 – 227.

7. Акишина метафоры и аналогии в познавательном и творческом процессе / // Актуальные проблемы философии: Сборник научных работ студентов и молодых ученых по итогам межвузовской научно-практической конференции. – Красноярск: СибГТУ, 2009. С. 3 – 9.

8. , Мартишина как способ визуализации абстрактных понятий / , // Визуальная культура: дизайн, реклама, полиграфия: Материалы VIII Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Социальные проблемы современного города в визуальной культуре: творчество молодых». – Омск: Изд-во ОмГТУ, 2009. С. 145 – 147.

Подписано к печати 9.11.2009

Объем 1 печ. л. Тираж 100 экз.

Заказ № 000

Отпечатано с готового оригинал-макета в издательстве СГУПСа

91



Подпишитесь на рассылку:

Изучаем понятие метафоры


Смотрите полные списки: Профессии

Профессии: Наука



Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.