Институционализация политической демократии в постъюгославской Македонии


На правах рукописи

Сорокин Данила Алексеевич

Институционализация политической демократии в постъюгославской Македонии

Специальность 23.00.02 – «политические институты,

процессы и технологии»

Автореферат

диссертации на соискании ученой степени

кандидата политических наук

Саратов – 2011

Диссертация выполнена в ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный
социально-экономический университет»

Научный руководитель – доктор политических наук, доцент

Тарасов Илья Николаевич

Официальные оппоненты: – доктор политических наук, профессор

Большаков Андрей Георгиевич

– доктор экономических наук,

кандидат политических наук, профессор

Латков Андрей Владимирович

Ведущая организация – ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»

Защита состоится 14 ноября 2011 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д.212.241.01 при Саратовском государственном социально-экономическом университете по адресу: 410003 г. Саратов, ул. Радищева, 89, ауд.843.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовского государственного социально-экономического университета по тому же адресу.

Автореферат разослан « » октября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Политический ландшафт мира в конце ХХ столетия претерпел серьезные изменения: на смену покинувшим мировую арену нескольким крупным державам пришли многочисленные новые малые государства, коммунистическая система была разрушена, однопартийные режимы пережили свой закат. Во многих странах обозначились тенденции к либерализации и демократизации.




Становление российской демократии шло параллельно подобным процессам в других государствах. В исследовательской среде данная тема вызывает заметный интерес. Учеными и аналитиками изучаются вопросы становления и развития новых демократий, что дает возможность понять логику российского демократического транзита в сравнительной перспективе. Посткоммунистическое развитие России, при всей его специфичности, обнаружило и некие сходства с иными новыми независимыми государствами. Перед лицом многих стран стоят единые комплексы задач, реализация которых может привести к консолидированной демократии, ставшей объективной необходимостью, диктуемой потребностями современного мира. Вместе с тем, не представляется необходимым полное копирование зарубежных моделей демократического развития. Однако их исследование видится интересным и важным с точки зрения не только понимания отечественного процесса «перехода», но и анализа достигнутых результатов, а также возможности предвидения дальнейших перспектив демократического развития страны.

Изучение опыта становления политической системы новых независимых посткоммунистических государств юго-востока Европы в последнее десятилетие ХХ века способствовало обобщению знания о процессах трансформации политических систем. Исследование позитивного и негативного опыта демократического транзита и последующей консолидации демократии в странах региона представляет интерес с точки зрения выработки новых подходов к изучению проблем переходного периода. Анализ опыта национального процесса трансформации политической системы определяет не только позитивные и негативные характеристики данного перехода, но и дает возможность определить степень демократизации страны.




Выбор Республики Македония в качестве страны исследования не случаен. Темы формирования постъюгославского[1] пространства и его конфликтности вызвали большой интерес в исследовательской среде в 90-х годах ХХ века и способствовали широкой известности региона. Однако в начале нового столетия эти проблемы не столько утратили свою актуальность, сколько были заменены исследованиями вопросов иного плана. Новый виток демократического развития посткоммунистических обществ способствовал в определенной степени возрождению интереса к политическим процессам, проходящим на территории балканских республик, что, в свою очередь, требует понимания и объективного восприятия изменений, происходящих в государствах.

Трансформационные процессы, начавшиеся в Македонии с момента обретения страной независимости, привели к слому системы политического влияния компартии и образованию новой системы властных отношений. Становление ее проходило посредством длительного поиска, адекватной действительности, модели формирования институтов политической демократии.

Двадцатилетие обретения независимости выносит на повестку дня вопрос подведения промежуточных итогов демократического развития страны как с позиции объективных данных, существующих к настоящему моменту, так и с позиций обозначения перспектив демократического развития государства в будущем.

Степень научной разработанности проблемы. В процессе подготовки диссертационного исследования было изучено значительное число работ, изданных на русском, английском и македонском языках. Изученные в рамках подготовки работы – монографии и статьи, посвященные проблемам диссертационного исследования, можно объединить в несколько групп.




Первая группа - это общетеоретические работы, составившие методологическую основу диссертации. Наиболее значимыми для темы данного исследования стали труды следующих авторов: Б. Гуггенбергера, Т. Карозерса, А. Лейпхарта, , Дж. Сартори, С. Хантингтона[2]. Работа Б. Гуггенбергера посвящена вопросам трактовки понятия «демократия», основным характеристикам данного концепта и обобщению существующих теорий демократии. А. Лейпхарт обобщает опыт современного развития целого ряда европейских и неевропейских стран. Им формулируется особый вид демократии, который можно достичь в условиях многосоставного общества. Дж. Сартори излагает некоторые трактовки концепта «демократии», описывает историческое развитие данного концепта. С. Хантингтон на страницах своего исследования дает определение термину «демократия» и «демократизация» и характеризует его, трактует идею демократических волн и ведет рассуждение о третьей волне демократизации. Работы и Т. Карозерса посвящены вопросам трансформации политического режима. Авторы изучают процесс становления демократических институтов и практик в целом ряде новых независимых государств и считают, что линейность вектора развития новых демократий может быть поставлена под сомнение. Т. Карозерс, анализируя достигнутые странами результаты, приходит к мысли о том, что ряд стран находится в политической серой зоне, преодоление которой возможно при соблюдении определенных условий, которые им формулируются.

Вторую группу исследований составляют работы, посвященные вопросам методики анализа становления и функционирования политической системы[3]. В изученных трудах авторы рассматривают как общие вопросы трактовки и характеристик концепта «политический институт», так и более частные проблемы старого и нового институционализма, применение теории институционализма в различных научных сферах и проч. Так, идеи институциональных изменений, объяснение парадигмы нового и старого институционализма, границ институтов и их столкновение нашли отражение в трудах М. Бринтон, В. Ни, Дж. Марч, Й. Олсен, Д. Норта. рассматривает вопросы определения понятия «политический институт», его трактовки, выделяя при этом нормативную трактовку и трактовку института как организации, сравнивает понимание самого концепта «политический институт» и его важность для науки и общества в идеях нового и старого институционализма. в своей работе рассматривает категориальный аппарат институциональной теории, осмысливает само понятие концепта «политический институт».




В третью группу входят работы, посвященные методам сравнительного анализа. Следует особо отметить, что большинство исследований по данному вопросу сосредоточены на общих проблемах сравнительной политологии. Отдельные исследования посвящены методу кейсов (case-study), его описанию и характеристикам, способам применения и важности использования в исследованиях политической направленности[4].

Четвертую группу составляют работы российских и зарубежных авторов, посвященные как развитию постъюгославского пространства в целом, так и отдельным вопросам развития трансформационных процессов на территории государств бывшей Югославии[5]. Особый интерес представляют работы , , , . В трудах указанных авторов представлен не только обширный эмпирический материал, но и мнения исследователей о развитии и трансформации постъюгославского пространства.

К пятой группе можно отнести монографии и статьи, посвященные вопросам политической системы страновой – македонской проблематики. Стоит отметить, что перечень данных русскоязычных работ весьма скуден. Объяснение этому, думается, кроется в том, что бывший некогда исследовательский интерес к македонскому государству в конце 90-х годов ХХ века был сменен появившемся интересом к вопросам конфликтности балканских стран. Вместе с тем, некоторые из уже указанных российских исследователей значительную часть материала в своих работах отводят внутренней македонской проблематике[6].

Македонские авторы на страницах своих трудов рассматривают, в целом, ход процесса демократизации в стране, вопросы становления македонского государства, уделяют внимание трансформации политической системы, а именно: изменению и функционированию партийной системы, избирательной системы[7]. Интересной в рамках подготовки данного исследования представляется работа одного из известных македонских политологов современности Б. Ванковской. На страницах книги автор рассматривает вопросы развития политической системы Македонии, выделяет несколько фаз ее становления, одной из которых становится, по мнению автора, фаза движения на пути к демократии. Вопросы оформления македонской государственности в период обретения ею независимости анализируются в статье известного балканского исследователя-правоведа и аналитика С. Шкарича.




Шестую группа исследований составляют работы, посвященные изучению отдельных аспектов исторического, социально-экономического и этнического развития македонского общества, а также исследования, основное внимание в которых сосредоточено на теме славянско-албанского конфликта и сопутствующих темах[8].

Особо стоит отметить, что диссертационных исследований по проблемам становления посткоммунистической македонской политии автору обнаружить не удалось. Вместе с тем, необходимо отметить ряд специальных работ, посвященных кризису Югославии и формированию новых независимых государств[9].

Таким образом, анализ литературы обнаруживает определенное число работ, в которых рассматриваются процессы трансформации коммунистических режимов на территории балканского региона. Вместе с тем, приходится констатировать, что исследований посвященных изучению конкретного случая демократического транзита в Македонии недостаточно. В то время, как потребность в исследованиях страновых аспектов посткоммунистического развития остается весьма острой.

Объектом настоящего диссертационного исследования является политическая система постъюгославской Македонии.

Предмет исследования составляет процесс институционализации политической демократии в Республике Македония.

Целью настоящего исследования является комплексная характеристика эволюции политических институтов в посткоммунистической Македонии.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

-  выяснить основные парадигмальные характеристики транзитологической концепции;




-  определить методологические основы анализа формирования новых политических институтов;

-  проследить основные этапы становления македонской государственности;

-  охарактеризовать транзитивные параметры политических институтов;

-  определить степень конфликтогенности политической системы Македонии.

Теоретико-методологические основы исследования. Основы транзитологической парадигмы выступают в качестве базисных составляющих теоретического анализа исследуемых процессов. Исходя из основополагающих положений парадигмы, в исследовании признается эволюционный процесс демократического строительства, выраженный как во временных, так и в качественных его характеристиках. Инструментом измерения уровня развития демократии выступают следующие критерии (переменные): характер взаимоотношения основных политических сил, процесс формирования партийной системы, устойчивость партийной системы, периодичность выборов, процесс развития и разрешения политических конфликтов, влияние деструктивных политических акторов.

Применение институционального подхода, сущность которого сводится к признанию за политическими институтами определяющего фактора политического развития, позволяет, в значительное мере, объективно отразить реальность функционирования, в данном случае, демократии. Особо стоит заметить, что данный подход дает возможность исследователю иначе подойти к политическим системам, пребывающим в периоде транзита: преодолеть формализацию институционального подхода, определив при этом, что формальное воспроизводство политических субъектов модели (в данном случае, демократии) не означает последующую работоспособность данной модели.




Среди всего многообразия методов сравнительной политологии автором делается выбор в пользу применения, в основном, метода кейсов (case-study). Использование данного метода, во многом, позволяет выявить причинно-следственные связи и проанализировать во всей полноте механизмы возникновения, функционирования и дальнейшего развития институтов политической демократии.

При осуществлении эмпирической части исследования автор применял также метод анализа статистических данных, опросов общественного мнения и их экспертных трактовок. Кроме того, активно проводилось интервьюирование представителей дипломатического корпуса, политических партий, академического сообщества. Анализ полученных субъективных данных способствовал определению характера трактовок прошедших и текущих политических событий.

Источники. Решение поставленных научных задач исследования потребовало привлечения различных видов источников. В первую очередь, это нормативно-правовые акты: Декларация о независимости 1991 г., Декларация о суверенитете 1991 г., Конституция Республики Македония, Конституции Хорватии, Словении, Боснии и Герцеговины, Закон «Об общественных организациях и объединениях граждан» 1990 г., закон «О политических партиях» 1994 г., тексты поправок, принимаемых к конституции и законам. Во-вторых, данные дневников и воспоминаний, экспертные интервью: с вице-премьером первого правительства независимой Македонии, академиком Б. Ристовски (03.07.2010 г., г. Охрид), с чрезвычайным и полномочным послом Республики Хорватия в Косове З. Крамарич (07.07.2010 г., г. Охрид). В-третьих, статистические данные, публикуемые в ежегодных сборниках и на официальном сайте Государственного центра статистики Республики Македония; сборники документов, словари и справочники. В-четвертых, периодические издания: «Вест», «Вечер», «Дневник», «Македониjа денес», «Македонско време», «Нова Македониjа» «Утрински весник», а также электронные СМИ и материалы сети Интернет, в первую очередь, официальные сайты органов государственной власти (www. sobranie. mk, www. vlada. mk), политических партий (www. sdsm. org. mk, www. vmro-dpmne. org. mk, http://www. ), информационные ресурсы (www. pravo. org. mk) и др.




Результативными, с точки зрения, накопления материала стали стажировки автора в столице Республики Македония - г. Скопье в 2010 и 2011 гг., посещение Македонской Академии Наук и Искусств, Института национальной истории, Университета Св. Кирилла и Мефодия в г. Скопье, библиотеки названного Университета и Академии Наук. Общение с представителями научно-исследовательских кругов страны позволили не только собрать и структурировать необходимый материал, но и прояснить ряд сложных вопросов.

Научная новизна диссертационного исследования состоит, прежде всего, в самой постановке проблемы, - охарактеризовать процесс становления политических институтов в Республике Македония в постъюгославский период. Элементы новизны настоящего исследования:

-  охарактеризованы основные этапы становления македонской государственности с позиций политологического анализа;

-  проведен комплексный анализ переходного состояния македонской многопартийности, избирательной системы и парламентаризма;

-  определена страновая специфика факторов политической стабильности.

Положения, выносимые на защиту. Выводы, сделанные по итогам проведенного исследования, могут быть сгруппированы следующим образом:

1.  Новая волна демократизации вынесла на повестку дня вопрос о формировании политических институтов в посткоммунистических государствах, находящихся в стадии транзита. Актуальность исследования подобных проблем способствовала обращению к конкретному случаю, его осмыслению и анализу, что предполагает не только оценку и анализ качественных данных, но и учет определенного странового контекста и специфики. Данное, в свою очередь, способствует как возрождению интереса к исследованию конкретной страны, ее политической системы и институтов, так и более глубокому осознанию демократических характеристик развития России.




2.  Изучение этапов эволюции македонского государства обнаружило практическое отсутствие исторического опыта государственности. Анализ процесса становления независимости Македонии и конституирования страны показал, что отличие подходов в оформлении независимости между Македонией и другими государствами бывшей Югославии не повлекло за собой серьезных отличий в конституционных основах данных стран. Этот факт объясняется единым конституционно-правовым прошлым, единым настоящим – схожими для всех стран проблемами в момент конституирования – и чаяниями будущего государств региона - войти в состав авторитетного европейского сообщества, интегрироваться в евроатлантические структуры.

3.  Проведение анализа многопартийности позволяет выделить два критерия построения партийной системы: гражданско-социальный и этническо-государственный, который был предопределен этническим составом страны. В Македонии, как и во многих других государствах региона, коммунистическая партия трансформировалась в социал-демократическую, одновременно с этим было образовано значительное число партий по этническому признаку. В стране образовалась блоковая партийная система, состоящая из левого, национального македонского и национального албанского крыла. Таким образом, можно утверждать, что формирование партийного многообразия, начавшееся в Македонии с обретения страною независимости, к настоящему моменту завершилось.

4.  Исследование избирательной системы позволяет утверждать: македонский законодатель применял мажоритарную, смешанную и пропорциональную систему манипулятивно. Применение мажоритарной и смешанной системы привело к появлению диспропорции между полученными голосами и полученными мандатами, а также обнаружило рыхлость структуры, связанную с массовым переходом депутатов из одних партийных фракций в другие, слабость партийной дисциплины. Применяемая в настоящий момент и выбранная в качестве оптимальной – пропорциональная система, привела к увеличению количества партий в парламенте и увеличению представительства интересов различных сегментов общества в законодательном собрании. Также она способствовала созданию большого количества тактических коалиций, участие партий в которых приводит их к получению мест в парламенте.




5.  Проведение анализа многопартийности, избирательной системы и парламентаризма позволяет констатировать, что в настоящий период по указанным параметрам Республика Македония находится в политической серой зоне, характеризуемой синдромом бесплодного плюрализма. Попеременная смена у «руля власти» политических партий и манипуляция представителями последних сроками электоральных циклов не приводит к существенным изменениям, как в политической, так и в других сферах жизни общества. Македонский парламент, являясь по форме, цивилизованной площадкой представления и согласования интересов различных общественных групп и превращения их в государственную волю, по сути, становится ареной политических баталий с неустойчивыми позициями.

6.  Исследование факторов политической стабильности Республики Македония показало, что она зависит, а во многом и определяется, взаимоотношениями славянского большинства и албанского меньшинства, проживающего на территории страны. Разность этнических идентификаций, менталитета и конфессиональной принадлежности во многом обуславливает высокий уровень конфликтности межличностных отношений, зачастую транслируемых на политическую систему жизни общества. Можно утверждать, что албанское население Македонии активно поддерживает курс албанских политических партий, стремится к реализации своих национальных идей. Македонская политическая элита двигается по лини ужесточения национальной политики. Подобная негибкая позиция способствует не разрешению противоречий, а, наоборот, их усилению, как на высшем уровне, так и в среде граждан. К настоящему моменту можно констатировать, что политическая стабильность Македонии всецело зависит от согласованности позиций представителей албанцев и македонцев-славян.




Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в анализе новейшего эмпирического материала, что дает возможность не только представить современное состояние развития демократических институтов Македонии, но и определить перспективы их дальнейшего развития. Это приобретает значимость для органов государственной власти, к ведению которых относятся вопросы международных отношений и межгосударственных связей. Также, изучение процесса транзита Республики Македония дает возможность анализа причин, хода, и перспектив демократического развития России, трансляции положительного опыта «перехода» и анализа отрицательных его составляющих.

Вопросы, рассмотренные в диссертационном исследовании, и сделанные выводы могут представлять интерес для тех, кто непосредственно занимается внешней политикой России и взаимоотношениями России и Македонии. В образовательном процессе материалы диссертационного исследования применимы при изучении ряда тем по политологии, а также при разработке спецкурсов и методических пособий для студентов по направлению «Политология», «Международные отношения», «Зарубежное регионоведение».

Апробация диссертационного исследования. Основные положения и выводы работы обсуждены во время выступления автора с докладами и научными сообщениями по теме работы на различных международных, всероссийских и вузовских конференциях. В частности, на Megynarodna manifestacija “Gocevi Denovi” (R. Makedonija, Skopje, 18-19 juni 2010), на Всероссийской конференции с международным участием «Политические институты в современном мире» (Санкт-Петербург, 10-11 декабря 2010), Молодежном научном форуме «ЛОМОНОСОВ 2011» (Москва, апрель 2011), Международной научной конференции «Россия (СССР) и Македония: история, политика, культура. » (Москва, 7-8 июня 2011), в рамках работы секций вузовских конференций. Автор принимал участие в реализации гранта Президента РФ № МК-825.2010.6 в качестве соисполнителя. Материалы исследования представлены в 7 авторских публикациях.




Структура диссертации определяется целью и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, разделенных на семь параграфов, заключения, списка используемых источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, прово­дится анализ ее научной разработанности, определяются цели и задачи, ме­тодология исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования» тематически разделена на три параграфа.

В первом параграфе – «Парадигма демократического транзита» – автор на основании изученных мнений исследователей констатирует, что де­мократия – одно из наиболее неопределенных и сущностно-оспариваемых понятий в политической науке и практике.

Обобщение анализа функционирующих в разные периоды времени де­мократий позволяет утверждать, что формирование демократий проходит на базе двух альтернативных направлений: русоистском, нашедшем свое отра­жение в социалистической (марксистской) теории, и либеральном. Основное отличие обозначенных направлений заключается в признании приоритета го­сударственной воли и воли индивида. Так, если первое направление характе­ризуется господством единой, общенародной, государственной воли над во­лей отдельных граждан, то главная идея второго направления состоит в при­оритете личности, индивида над обществом и государством. Среди прочих теоретических моделей демократии автором выделяется политическая демо­кратии, которая трактуется им как система управления, при которой власти отвечают перед гражданами за свои действия в общественной сфере, а граж­дане реализуют свои интересы через конкуренцию и взаимодействие своих выборных представителей.




Глобальные процессы демократизации, ставшие одним из направлений мирового развития в последней четверти ХХ в. обозначили стремление трансформации разрушавшихся авторитарных и посттоталитарных режимов в демократическую модель власти. Описывая и анализируя тенденции поли­тического развития в мире, многие исследователи начали воспринимать по­литические трансформации в виде единого линейного вектора и трактовать данное движение в категориях разработанной ими парадигмы демократиче­ского транзита. Однако действительность показала, что многие из стран, ко­торые политиками и учеными обозначались как «переходные» вовсе не стре­мятся к демократии, а среди демократических транзитов есть немало таких, которые не следуют модели, в то время как парадигма продолжает оставаться неизменной. В связи с этим, был выработан ряд допущений согласно кото­рым, переходные страны не обязательно последовательно продвигаются по предначертанному пути. Они могут идти как вперед в направлении демокра­тии, так и отступать или стагнировать, однако, подобные отклонения от при­нятой последовательности также определяются в терминах пути к демокра­тии.

Указанные процессы отступления или стагнации обозначили собой кри­зис демократического транзита, проявившийся в пребывании многих стран в политической серой зоне. Государства обладают некоторыми формальными признаками демократии, вместе с тем, для таких стран характерно слабое представительство интересов граждан, низкий уровень политического уча­стия, нарушения законов должностными лицами, сомнительная легитимность выборов, отсутствие доверия общества государственным институтам и низ­кая институциональная эффективность государства.




Внутри «серой зоны» существует огромное разнообразие моделей, кото­рые могут быть условно сгруппированы в два подтипа политических син­дромов, типичных для данной зоны: синдром бесплодного плюрализма и ре­жима доминирующей власти. Второй тип характеризуется доминированием в политической системе одной политической группировки, потеря власти ко­торой, представляется маловероятной. Ключевой проблемой данного режима становится постепенное стирание грани между государством и правящей партией. В странах, политическая жизнь которых отмечена синдромом бес­плодного плюрализма, обычно существует некоторая политическая свобода, регулярно проводятся выборы и происходит чередование у власти отличаю­щихся друг от друга политических группировок. Политические элиты всех главных партий или группировок воспринимаются массовым сознанием как коррумпированные, неэффективные и безразличные к судьбе страны. Чере­дуясь у власти, они только спекулируют ее проблемами, не решая ни одной из них. Государство, при этом, остается неизменно слабым, экономическая политика часто плохо продумывается и исполняется, что приводит к плачев­ным или даже катастрофическим результатам.

Указанные и воспринимающиеся как естественные отклонения от пред­начертанного пути демократического транзита привели к применению в ис­следовательской среде концептуальных натяжек и появлению различных ви­дов «демократий с прилагательными». В действительности обозначилась гибридизации режимов, реальная власть в которых концентрируется не в ру­ках народа, а у представителей элиты, бюрократии, капитала и др.




Во втором параграфе – «Институциональный подход в оценке изме­няющихся политических систем» – акцентируется внимание на сущности и проблемах институционализма. Автором подчеркивается, что концепт инсти­тут – многогранен, трудно найти единое и точное толкование данного тер­мина. Рассмотрев несколько толкований, остановимся на мнении исследова­телей В. Меркеля и А. Круассана, понимающих под институтами относи­тельно долговечные и нормативные образцы социальных связей, которые считаются легитимными и обладают потенциалом для решения проблем и регулирования человеческих отношений[10]. Исследователи выделяют формаль­ные и неформальные институты. К неформальным институтам отно­сят традиции, обычаи, моральные ценности, религиозные убеждения, сети и другие нормы долгосрочного характера. Формальные институты – это кон­ституции, уставы, законы и административные нормы, которые детермини­руют формальные структуры политической системы и механизмы легитим­ной власти. В структуре формальных институтов среди прочих выделяют и политические институты. Последние являются образованием двойственной природы: нормативной и эмпирической, потому как институт являет собой норму поведения, реализованную в повседневной практике, благодаря чему ставшую устойчивой и прочной.

Классическая институциональная традиция сводится к изучению формально-юридических, внешних характеристик института посредством описательно-индуктивного подхода к его формальной структуре, правилам и процедурам. Возникший в середине 80-х гг. ХХ в. «новый институционализм» становится сложно-анализируемым течением политической науки с отсутствием четких границ, поскольку к институтам относят как политические и правовые категории, так и экономические явления.




В тексте параграфа соискателем отражается специфика «нового институционализма» по сравнению со «старым» выражающаяся в том, что политические институты понимаются с точки зрения взаимосвязи формальных норм и неформальных правил игры, образующих в итоге сложные организационные отношения, формы взаимодействий и саму кооперативную деятельность людей, поддерживающих стабильность и воспроизводящих порядок в обществе[11].

«Новый институционализм» видит предметом анализа государственные и социетальные институты, которые формируют способы выражения политическими акторами своих интересов и структурирования их отношений по поводу власти с другими группами; правила избирательной борьбы, структура партийных системы, отношения между различными органами государства и организация экономических акторов. Уделяя при этом внимание социокультурным символам и ценностям, стереотипам и регламентам, влияющим на структурирование политики.

В третьем параграфе – «Сравнительный метод в анализе политиче­ских транзитов» - анализируется метод сравнительного анализа. Охаракте­ризовав развитие компаративистики, автор уделяет внимание преобладанию в последнее время сравнительных исследований ограниченных по масштабу. Основное внимание последних сосредотачивается на рассмотрении одного региона или малого числа стран, что приводит к распространению тща­тельно-разработанных понятий, достичь которые на уровне глобальных, все­охватывающих сравнений не представляется возможным.

Результатом подобных тенденций стало возрождение интереса к методу «case-study», исследованию конкретного случая. В научной среде «case» оп­ределяется как пространственно ограниченный феномен, наблюдаемый в ка­кой-либо конкретный момент или на протяжении определенного времени[12].




Применение метода «case-study» направлено на объяснение причинно-следственных связей при изменении системы, описания ситуации, в которой произошло какое-либо изменение системы, описание сущности самого изме­нения, а также изучение ситуаций, в которых изученное изменение системы не имеет очевидных последствий. Иными словами, «case-study» в основном направлены на изучение всех взаимосвязей и взаимодействий, характери­зующих конкретную ситуацию. Подобное исследование достигается посред­ством методики полного, всеобъемлющего описания. В свою очередь, оно включает в себя углубленное изучение объекта, исследование условий, в ко­торых объект функционирует и характеристику субъектов, имеющих отно­шение к объекту. Полное описание включает также интерпретацию культур­ных норм, морали, общественных ценностей, взаимных установок и мотивов, имеющих какое-либо отношение к исследуемой ситуации.

Автором рассматривается несколько классификаций метода кейсов, а также излагаются основные подходы к его использованию.

Стоит отметить, что наряду с данным методом в рамках параграфа рас­сматриваются и иные сравнительные методики, такие как бинарное, регио­нальное и глобальное сравнение. Соискатель обращает внимание на одну из особенностей сравнительного анализа – его динамичность, что достигается посредством включения в него концепта времени, на основе чего выделяется один из видов сравнения – кросс-темпоральное.

Подчеркивается важность применения сравнительных методик, что по­зволяет собрать, систематизировать и обобщить большой массив информа­ции; выявить сходства и различия между политическими явлениями; вери­фицировать гипотезы и полученные знания также констатируется в рамках параграфа. Кроме того, подтверждается мысль о том, что исследование опыта зарубежных стран позволяет принимать наиболее оптимальные и эффектив­ные решения, избегать ошибок в конструировании политических институтов на отечественной территории.




Вторая глава «Транзитивные характеристики политической сис­темы постъюгославской Македонии» разделена на четыре параграфа.

Первый параграф главы «Основы македонской государственности» сосредотачивает внимание на вопросах становления македонской государст­венности. Республика Македония, являясь одним из государств Балканского полуострова, на протяжении длительного периода времени находилась в подвластном положении. Македонии было суждено «пережить» несколько империй, в том числе Римскую, Византийскую и Османскую, несколько царств, Королевство сербов, хорватов и словенцев, Югославию. Одной из шести республик последней стала Народная Республика Македония (НРМ).

Процесс оформления самостоятельности Македонии, начался в январе 1991 г. и продлился вплоть до ноября 1991 г. Автором этот процесс условно подразделяется три этапа: принятие в январе 1991 г. Декларации о суверенитет Республики Македония; проведение в сентябре 1991 г. референдума о самостоятельности Македонии; принятие Конституции Республики Македонии в ноябре 1991 г. Соискателем дается описание процесса принятия декларации о суверенитете и последовавшим за этим шагом – проведение референдума о независимости.

Особое внимание уделяется вопросам конституционного оформления македонской государственности. Основной закон провозглашает Македонию суверенным, независимым, демократическим и социальным государством, национальным государством македонского народа, в котором обеспечивается полное гражданское равноправие и постоянное сосуществование македонского народа с представителями других народностей, проживающих на территории Македонии. В исследовании описываются основные полномочия и функции государственных органов законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Отмечается, что, несмотря на тот факт, что конституция 1991 г. стала первой конституцией независимого македонского государства, однако, не являлась первой за время существования Македонии.




В рамках параграфа описывается процесс развития конституционного законодательства Македонии, определяются существенные отличия положений основного закона страны в редакции 1946 г. и 1991 г. Автором резюмируется: функции законодательного органа власти, собственно, как и исполнительного значительно отличались от функций данных органов, прописанных в Конституции 1991 г. Подобная ситуация, естественно, объясняется временем, так как для послевоенной политической системы было характерно укрепление исполнительно-административных органов, высокий уровень государственной централизации. Соискателем также дается сравнительная характеристика конституционных положений, касающихся народностей и национальностей, проживающих на территории Македонии в различное время.

С принятием в ноябре 1991 г. Конституции процесс оформления самостоятельности Республики Македонии завершился. Параллельно с Македонией по пути приобретения и законодательного подтверждения независимости двигались и другие страны Югославии. Однако Македония стала единственной из всех республик Югославии, которой удалось выйти из состава федерации бескровно.

Отличие подходов в оформлении независимости между Македонией и другими государства бывшей Югославии не повлекло за собой серьезных отличий в конституционных основах данных стран.

Автором проводится анализ норм конституции Македонии в сравнении с другими странами бывшей Югославии, вследствие чего, делается вывод о том, что конституции балканских стран не имеют серьезных отличий, что объясняется единым конституционно-правовым прошлым, настоящим – схожими для всех стран проблемами в момент конституирования – и чаяниями будущего государств региона - войти в состав авторитетного европейского сообщества, интегрироваться в евроструктуры.




Соискателем отмечается, что мирное развитие событий позволило в относительно короткий срок оформить самостоятельность страны. Осуществление поставленной Македонией цели было связано с изменениями всех сфер жизни общества, в том числе и политической. Демократизация и эволюция политической системы в республике были связаны не только с налаживанием деятельности системы власти и управления, но и с развитием представительской системы и многопартийности.

Второй параграф главы «Становление многопартийности и трансформация избирательной системы» условно разделен на две смысловые части. Первая часть посвящена вопросам формирования партийной системы Македонии. Автором характеризуются нормативно-правовые акты, регулирующие процесс образования и деятельность политических партий. На основании изученных мнений выделяется два критерия построения партийной системы: гражданско-социальный и этническо-государственный. Последний был предопределен этническим составом страны.

Самой крупной партией, образованной по этническо-государственному принципу является Внутренняя Македонская Революционная Организация – Демократическая Партия Македонского Национального Единства (ВМРО-ДПМНЕ). ВМРО-ДПМНЕ определяет своей целью создание национального македонского государства и достижение национального духовного, политического, экономического и этнического единства македонского народа. Интересы албанского населения представляет Партия демократического процветания (ПДП). Деятельность ПДП состоит в изменении статуса албанцев Македонии: расширении их прав, улучшении экономического состояния данной группы населения. Интересы сербского населения Македонии претворяет в жизнь Демократическая партия сербов (ДПС), турок – Демократическая партия турок. В течение 1990-х гг. на политическом небосводе Македонии появлялись и исчезали партии, отражающие интересы представителей практически всех национальностей, проживающих на территории страны.

Среди партий гражданско-социальной ориентации самой крупной является Социал-демократический союз Македонии (СДСМ). СДСМ проповедует развитие демократических процессов, социального государства, поддерживает вступление Македонии в Европейский Союз и НАТО. Социалистическая партия Македонии также относится к партиям гражданско-социальной ориентации и в своей деятельности придерживается принципов построения гуманного экономического и социально справедливого общества, в котором человек является наивысшей ценностью.

Соискателем отмечается, что формирование партийного многообразия, начавшееся в Македонии с обретения страною независимости, к настоящему моменту завершилось. Коммунистическая партия Македонии, длительное время бывшая единственным игроком партийной сцены республики, как и в большинстве посткоммуничестических стран, трансформировалась в социал-демократическую. Стоит также отметить, что в Македонии, как и в других бывших республиках Югославии было образовано значительное число пар­тий по этническому признаку. Сформировалась блоковая партийная система, состоящая из левого, национального македонского и национального албан­ского крыла.

Автором констатируется, что Республику Македония можно назвать своеобразным индикатором постъюгославского партийного строительства. В Македонии, как и в Боснии и Герцеговине существует проблема поляризации по национальному признаку. Существенна, как и была в Хорватии, роль на­циональных партий. Только Хорватия на протяжении длительного периода времени шла по построению однопартийного режима в отличие от Македо­нии, руководство которой пыталось поставить страну на путь демократиза­ции, а следовательно, и создания многопартийности.

Вторая часть второго параграфа посвящена вопросам изменения маке­донским законодателем и политической элитой избирательной системы. Рас­смотренное приводит к мысли о том, что избирательная система за двадцати­летний период существования македонского государства претерпела серьез­ные изменения. Парламентские выборы в Македонии два раза прошли по мажоритарной системе, один – по смешанной и три по пропорциональной. Соискателем подчеркивается, что македонский случай поиска оптимальной для страны избирательной системы не является уникальным для постъюго­славских республик. Подобную картину можно наблюдать и в Хорватии, где первые выборы прошли на основе мажоритарной системы, затем избирателю была дана возможность апробировать смешанную систему выборов в законо­дательный орган власти и в настоящее время Хорватия использует пропор­циональный принцип выборов.

Мажоритарная избирательная система, применявшаяся в Македонии в начале 90-х гг. ХХ в. по мнению законодателя того времени отвечала акту­альным общественным, экономическим, социальным и политическим вопро­сам страны. Однако использование данной системы способствовало появле­нию большой асимметрии между полученными голосами и полученными мандатами, а также уменьшало возможность участия в процессе законотвор­чества представителей малых политических партий. С целью изменения си­туации была предпринята попытка соединить плюсы двух основных моделей – мажоритарной и пропорциональной – в виде смешанной системы. Двухсег­ментное сочетание мажоритарной и пропорциональной системы (аналогич­ное применяемому в Албании), при которой обе части не связаны друг с дру­гом, имело место в Македонии в конце 90-х гг. ХХ в. Рыхлость такой струк­туры, массовый переход депутатов из одних партийных фракций в другие, слабость партийной дисциплины вызывали критику политиков страны, и с 2002 г. была введена единая пропорциональная системы с исключением пе­рехода из одной фракции в другую. Использование пропорциональной сис­темы, с одной стороны, привело к увеличению количества партий в парла­менте, а, следовательно, и увеличению представительства интересов различ­ных сегментов общества в законодательном собрании. С другой стороны, пропорциональная система породила создание большого количества тактиче­ских коалиций, участие партий в последних приводило их к получению мест в парламенте. Однако стоит особо заметить, что ряд последних выборов, ду­мается, продемонстрировал, что основная борьба, как и прежде, разворачива­ется между двумя основными партиями ВМРО-ДПМНЕ и СДСМ.

Третий параграф «Посткоммунистические характеристики маке­донского парламентаризма» рассматривает электоральные циклы и процесс формирования парламента и правительства. В рамках параграфа автор де­тально рассматривает электоральные циклы македонского государства: ста­тистические данные, межпартийные столкновения и переговоры, процесс формирования правительства. Изучив указанное, можно резюмировать: в «парламентской истории» Македонии к настоящему моменту условно выде­ляется четыре периода. Первый до 1994 г. – время формирования и становле­ния политической системы. Второй – гг. - предкризисный период, Македония погрузилась в конфликт. Третий период гг. – пост-конфликт. Политическая элита делает ставку на выстраивание прагматичной межнациональной внутренней политики. Четвертый – длится по настоящее время – период кризиса македонской политической системы.

Македонский парламент, являясь по форме, цивилизованной площадкой представления и согласования интересов различных общественных групп и превращения их в государственную волю, по сути, становится ареной поли­тических баталий, с неустойчивыми позициями в отношении, формируемого им, зачастую коалиционного, правительства.

Каждый из основных конкурирующих на выборах политических акто­ров: ВМРО-ДПМНЕ и СДСМ стремится решить одинаковые задачи внутри - и внешнеполитического характера. Однако к настоящему моменту Македо­ния остается относительно бедной аграрной республикой, с временным на­званием. По-сути ни одной из конкурирующих партий и коалиций, сформи­рованных вокруг них, не удалось выполнить своих обещаний. В связи с этим, думается, избирателями осуществляется своеобразный процесс передачи власти от СДСМ – ВМРО-ДПМНЕ и от ВМРО-ДПМНЕ – СДСМ подобно движению маятника. Думается, с одной стороны, что македонский избира­тель не имеет реальной альтернативы, выбирает, к примеру, СДСМ, в силу того, что никаких явных изменений в стране при ВМРО-ДПМНЕ не проис­ходит, спустя время ситуация повторяется, а избиратель принимает обратное электоральное решение. С другой стороны, практика последних лет показы­вает, что активную роль играет не македонский избиратель, а албанский, т. к. победу одерживает та коалиция, в которой участвуют албанские партии.

Подобное функционирование парламента приводит к стагнации полити­ческих процессов и политиканству. Альтернативой такому развитию собы­тий, возможно, станет албанский политический фронт, поддерживаемый ал­банским электоратом. Усиление позиций последних может в долгосрочном видении привести к албанизации – исламизации славянского государства – Македонии и появлению нового государства. В краткосрочной же перспек­тиве, подобная ситуация будет способствовать не только усилению кризиса, но и, возможно, остановит страну в своем развитии.

Четвертый параграф «Этнические противоречия и проблема политической стабильности в Македонии» посвящен вопросам, определяющим и влияющим на стабильность в Македонии. Политическое противоборство правой – ВМРО-ДПМНЕ и левого СДСМ на протяжении уже более чем двадцатилетнего периода идет параллельно с противоборством албанцев и македонцев. Среди представителей двух крупнейших этносов страны противостояние часто достигает конфронтации. Автором подчеркивается, что проблема взаимоотношения албанцев и македонцев историческая, на нее влияет множество факторов. Основываясь на данных статистики, соискателем предполагается, что основополагающим факторов противостояния становится демографическая диспропорция албанского и македонского населения республики, что способствует появлению политико-правовых проблем в отношениях представителей двух этносов.

Одним из самых серьезных вопросов стало требование албанской частью населения признания себя в качестве второй государствообразующей нации. Соискателем описывается ряд документов, фиксирующих предложение албанской стороны по разрешению данного вопроса. Автор также рассматривает и македонскую позицию, приводит мнения политиков и научных деятелей. Общий настрой которых сводится к тому, что отстаивание коллективных этнических прав опасно для страны и может привести не только к взаимоизоляции, но и параллелизации суверенитета, конфронтации, дестабилизации государства.

Невозможность решить возникшие разногласия приводит к формированию радикального албанского политического крыла, которое, на фоне набирающих обороты событий вокруг Косово в 1999 г., приобретает популярность. Изменение демографической ситуации в силу указанных событий становится причиной роста агрессивности требования албанцев.

В 2001 г. в стране начинается вооруженный конфликт. Кульминацией вооруженного противостояния стал июньский захват албанскими боевиками села Арачиново вблизи столицы г. Скопье и последовавшие угрозы прервать воздушное сообщение между Македонией и остальным миром. Провал правительственной операции по освобождению села Арачиново привел к всплеску националистических настроений среди этнических македонцев. В столице начались массовые выступления.

Руководство Македонии вступило на путь политического урегулирования конфликта. Президентом была предложена программа разрешения сложившейся ситуации. Представителями македонских и албанских политических партий 13 августа 2001 г. было подписано мирное рамочное Охридское Соглашение, реализация положений которого существенным образом меняла жизнь македонского государства.

Стоит признать, что в отношениях представителей двух этнических групп в период с 2002 по 2008 гг. наблюдалась относительная стабильность. Однако самопровозглашение независимости Косово 17 февраля 2008 г. оказало влияние на ситуацию в Македонии. И если население страны в большинстве своем отреагировало спокойно, то политическая ситуация – изменилась. В Македонии начался политический кризис. Признание Македонией Косова привело к тому, что албанцами–ультранационалистами была принята декларацию об образовании «Республики Македония Илирида», националистические идеи (идеи федерализации) вновь вошли в политический лексикон.

Албанское население Македонии активно поддерживает курс албанских политических партий, стремится к реализации своих национальных идей. Македонская политическая элита двигается по лини ужесточения национальной политики. Подобная негибкая позиция способствует не разрешению противоречий, а, наоборот, их усилению как на высшем уровне, так и в среде граждан. Резюмируя, следует отметить, что политическая стабильность Македонии всецело зависит от согласованности позиций представителей албанцев и македонцев-славян, поскольку политические взаимоотношения влияют на «народные» настроения, которые часто «выходят на улицы», и наоборот, «уличные, соседские» конфликты – политизируются, что приводит к конфронтации в высших органах власти.

В заключении представлены итоги диссертационного исследования, сформулированы обобщения, намечены перспективы дальнейшей научной разработки проблемы.

В приложении приведен список аббревиатур, принятых в диссертационной работе.

Основные выводы и положения диссертационного исследования были отражены в следующих публикациях:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях ВАК Министерства образования и науки РФ:

1.  Сорокин македонской партийной системы // Власть. 2011. № 9. С. 155-159.

2.  Сорокин опыт демократического транзита в контексте российской действительности // Вестник Поволжской академии государственной службы. 2011. №3(28). С.76-82.

Публикации в других научных изданиях

3.  Сорокин этничности в Македонии // Человек и власть в современной России: межвуз. науч. сб.: Вып. 12 / Саратовский государственный социально-экономический университет. – Саратов, 2010. – С. 201-209.

4.  Сорокин избирательной системы в Македонии // Политические институты в современном мире. Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием 10–11 декабря 2010 г., Санкт-Петербургский государственный университет — Санкт-Петербург: , 2010. — С. 339-341.

5.  Сорокин процесс в Македонии // Человек и власть в современной России: межвуз. науч. сб. Вып. 13 / Саратовский государственный социально-экономический университет. – Саратов, 2011. – С. 135-145.

6.  Сорокин партии Македонии и других бывших республик СФРЮ // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2011» [Электронный ресурс] — М.: МАКС Пресс, 2011.

7.  Сорокин блоковой партийной системы в независимой Македонии // ИСТОРИСКОТО наследство перспектива или хендикеп / [редакциjа на зборникот Александар Атанасовски и … др.]. – Скопjе: Совет на мегународна манифестациjа “Гоцеви денови”, 2011. – 479-489.

Сорокин Данила Алексеевич

Институционализация политической демократии в постъюгославской Македонии

Специальность:

23.00.02. – «политические институты, процессы и технологии»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Подписано в печать 7.10.2011 Формат 60x84/16

Бумага типогр. № 1 Гарнитура «Times»

Печать офсетная Усл. п. л. 1,5

Заказ № Тираж 100 экз.

Издательский центр

Саратовского государственного

социально-экономического университета

9

[1] Вслед за доктором политических наук известным балканистом автором применяется термин «постъюгославский», что, по его мнению, не только емко отражает специфику пространства функционирования Республики Македония, но и период становления страны. Соискателем, на основании изученных характеристик политической системы Македонии, утверждается для македонского случая единство периода посткоммунистических трансформаций и постъюгославии, что предполагает возможность синонимического использования указанных терминов.

[2] Гуггенбергер Б. Теория демократии. Режим доступа: http:// www. *****/files/File/publication/Starie_publikacii_Polisa/G/; Карл Т., Шмиттер Ф. Что есть демократия? Режим доступа: http://www. gumer. info/bibliotek_Buks/Polit/Article; Карозерс Т. Конец парадигмы транзита. Режим доступа: http://www. ; Лейпхарт А. Многосоставные общества и демократические режимы. Режим доступа: http://www. *****/files/File/publication/Starie_publikacii_Polisa/L/; Демократичекие транзиты //Политология:Лексикон /Под. ред. . М., 2007; Пантин И. К. Демократический проект в современном мире // ПОЛИС № 1(; Сартори Дж. Вертикальная демократия. Режим доступа: http:// www. *****/files/File/publication/Starie_publikacii_Polisa/S/; Шапиро И. Переосмысливая теорию демократии в свете современной политики // ПОЛИС № 3(62), 2001; Huntington Samuel P. The third wave: democratization in the late twentieth century. University of Oklahoma press, 1993.

[3] Вторая молодость «долгожителя»: концепт «политический инсти­тут» в современной науке. Режим доступа: http://www. *****/infres/politology/zaznaev. doc; Мер­кель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демокра­тиях (II) // Полис № 2 (; Москвин Д. О категориях «политические институты» и «субъекты политики». Режим доступа: http://*****/political_science. html?&article=452&cHash=186e50c53f; Институцио­нализм в политической науке, этапы // Политическая наука, 2001. Режим дос­тупа: *****/item. asp? id=1355527; Новый институциональный подход: построе­ние исследовательской схемы // Журнал социологии и социальной антропологии, 2001, № 3; Ротстайн Б. Политические институты: общие проблемы // Политическая наука: новые направления. М., 1999; Чернявкин В.Г. Политические институты: методоло­гия исследования. М.,2006; Brinton Mary C., Nee V. The New Institutionalism in Sociology. California, 2001; March James G., Olsen Johan P. Elaborating the “New Institutionalism”// ARENA Centre for European Studies University of Oslo. Working Paper № 11, March 2005; North D. C. Institutions, Institutional Change and Economic Performance // Cambridge, United Kingdom.

[4] Сравнительная политология: вчера и сегодня // Политическая наука: новые направления. М., 1999; Метод «case-study» в прикладных политоло­гических исследованиях // Вестник Московского университета. Серия 21. Управление (го­сударство и общество) № 1 – 2004 г.; Сравнительный метод в изучении форм правления. Режим доступа. http://www. *****/f15/k2/sb_06/zaznaev. rtf; Сравни­тельная политология: проблемы и этапы развития // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12: Политические науки. 1999. № 2; Сравнительная политология как направ­ление современной науки о политике // Вестник Российского университета дружбы наро­дов. – Сер.: Политология. – 2004; Уайтхед Л. Сравнительная политология: исследования по демократизации // Политическая наука: новые направления. М., 1999; Gerring J. Case study research: principles and practices. Cambridge University Press, NY , USA; Patricia L. Munholl Nursing research: a qualitative perspective. Mississanga, Ontario L5V 1J2, CANADA; Yanow D., Schwartz-Shea P. & Freutas M. Case Study Research in Political Science. In A. J. Mills, G. Durepos & E. Wiebe (Eds.) Encyclopedia of Case Study Research Sage Publications (2008).

[5] Парламентаризм в Югославии Режим доступа: http://*****/w/present/2003-may; Югославский кризис: Взгляд сквозь призму общественного мнения. – М., 2009; Проблемы трасформации левых партий в современных политических системах государств Центральной и Восточной Европы: автореф. дис… к. полит. н. Саратов, 2004; Нолен Д., Касаповик М. Избони системи во Источна Европа. Фондациjа «Фридрих Еберт», канцелариjа Cкопje, Cкопje – МАРТ, 1997; Политическое развитие постъгославского пространства (внутренние и внешние факторы). – М., 2007; Глобализация и опыт трансформации в странах Центрально - и Юго-Восточной Европы.-М., 2008; Antoljak S. D. The Croation Election System // Годишник на институт за социолошки и политичко-правни истраживаньа. Година XVI - XVII. Броj 1. Cкопje. ; Bideleux R., Jeffries I. The Balkans: a post-communist history. – NY, 2007; Bugajski J. Political parties of Eastern Europe: a guide to politics in the post-Communist era. USA, 2002; Jовевска А. Изборите реформи во земjите од Источна Европа во период на транзициjа. // Годишник на институт за социолошки и политичко-правни истраживаньа. Година XXI. Броj 1. Cкопje. ; Shain Y., Linz J. Between states : interim governments and democratic transitions. NY, Cambridge University Press, 1995.

[6] Вводная статья. Конституция Македонии (Республики Македонии) от 01.01.01 г.: http://www. constitution. *****/DOC_3864845.htm#sub_para_N_2000; Некоторые проблемы современной македонистики // Новая и новейшая история: Межвуз. сб. Вып. 18. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1999; , Этапы борьбы македонского народа за независимость // Македония: Путь к самостоятельности. Документы / –М., 1997.

[7] Богоев К. ВМРО – низ стоте изминати години // Сто години од основането на ВМРО и 90 години од Илинденското восстание. Скопjе 1994; Ванковская Б. Политички систем. Скопjе: Бомат, 2007; Габер Н., Jовевска А. Изборниот систем на Република Македониjа – актуелни дилеми // Годишник на институт за социолошки и политичко-правни истраживаньа. Година XXXIII. Броj 1. Cкопje. 2008; Камбовски В. и др. РЕФОРМАТА на институциите и неjзиното значенье за развоjот на Република Македониjа: зборник од научна расправа одржана во Cкопjе на 18 декември 2008 година: книга 5. Cкопjе: Македонска академеиjа на науките и уметностите, 2009; Малеска М. Ризикот на демократиjата: случаjот на Македониjа // Годишник на институт за социолошки и политичко-правни истраживаньа. Година XX, Броj 1, Cкопje, 1997; Наумовска Б. Изборните системи во Р. Македониja и малите политичски партии во нив // Годишник на институт за социолошки и политичко-правни истраживаньа. Година XXXII. Броj 1. Cкопje. 2008; Нинески Б. Изборите, медиумите и партите во Македониja . Cкопjе, 2001; Шкарич С. Конституционно-правовое становление Македонского государства // Македония: Путь к самостоятельности. Документы.–М., 1997.

[8] Бабановски И. ОНА - терористичка паравоjска во Македониjа. Скопjе, 2002; Бат­ковски М. Великоалбанската игра во Македониjа. Скопjе, 1993; Воз­можности политического урегулирования «замороженных конфликтов». Режим доступа: http://www. politex. info/content/view/383/30/;

Масевска С. Некои просвети и витални карактеристики на македонского, шиптарското и турското население во СРМ. Скопjе 1967; Митевски М. 2001 воjна со две лица. – Скопjе, 2008; Цветанова Г. Културните разлики и општествена интеграциjа. Македониjа пред и по Рамковниот договор. Скопjе, 2007; Gocevski T. Crises in the Balkans and Macedonia // International Conference The Balkans in The New Milleniun. Skopje, 25 and 26 May 2001. – Skopje. 2001; Rosses А. Macedonia and Macedonians: a history. USA; Talevski J., Milenkoski M., Mladenovski R. Border security of the Republic of Macedonia // Зборник на обjавени трудови . Скопjе, 2003.

[9] Политика Европейского Союза на начальном этапе югославского кризиса ( гг.): автореф. дис… к. полит. н. М., 2009; Ковач М. Сравнительный ана­лиз деятельности международных организаций в конфликтах в Косово и Македонии: ав­тореф. дис… к. полит. н. М., 2009; Формирование государственности на постъюгославском пространстве: внутренние и внешние факторы: автореф. дис… д. полит. н. М., 2010.

[10] Меркель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях (II) // Полис № 2 (С. 23.

[11] Патрушев С. В. Институционализм в политической науке, этапы // Политическая наука, 2001. С. 159. Режим доступа: *****/item. asp? id=1355527

[12] Gerring J. Case study research: principles and practices. Cambridge University Press, NY , USA. P.19.



Подпишитесь на рассылку:


Демократия


Македония

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.