Дагестанцы: этноязыковое многообразие и культурная идентичность (стр. 1 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ДАГЕСТАНСКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

Магомедханов Магомедхан Магомедович

ДАГЕСТАНЦЫ: ЭТНОЯЗЫКОВОЕ МНОГООБРАЗИЕ И КУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология,

антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Санкт-Петербург

2010

Работа выполнена в отделе этнографии Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской Академии Наук

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук

доктор исторических наук

Маремшаова Ирина Исмаиловна

доктор исторических наук, профессор

Ведущая организация:

Российский этнографический музей

Защита состоится ___________ 2010 года в ____ ч. на заседании диссертационного совета Д.002.123.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) Российской Академии Наук Санкт-Петербург, Университетская наб., 3.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке МАЭ РАН.

Автореферат разослан « » 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследуемой проблемы.

Восприимчивость к инновациям и преемственность самобытности на уровне сельской общины и региона, — одна из самых загадочных особенностей этнокультурной истории Дагестана, истории, изучение которой приводит к убеждению в том, что языковое и этническое многообразие может служить условием и фактором устойчивого развития многонационального социума.




Феномен общедагестанской идентичности, под которым понимается присущее Дагестану сходство сущностных характеристик этнокультур и выраженное сознание принадлежности к единому народу, дагестанцам, не обнаруживает прямых аналогий в других частях России и мира.

Изучение данного феномена позволяет расширить наши знания о таких фундаментальных проблемах этнологии как основания и взаимосвязи этнической, конфессиональной, гражданской идентичностей, языкового и этнического сознания.

Актуальность и прикладное значение исследуемой темы определяется также задачами сохранения и развития культурного многообразия регионов России, упрочения общенационального единства его народов.

Межэтнические отношения в Дагестане «обрели до того невиданные в истории региона жесткие групповые очертания в ущерб общедагестанской идентичности»[1]. Этнический фактор, не игравший в историческом прошлом существенной роли во взаимоотношениях дагестанцев и традиционно выведенный за пределы правового поля, используется в наши дни в качестве ключевого элемента общественнополитической жизни. Эксплуатация чувств этнической солидарности для реализации корпоративно-клановых, групповых интересов, перевод в плоскость «межнациональных отношений» выборных кампаний, выдвижений и назначений на руководящие посты, территориальных конфликтов, – эти и другие признаки «размывания» общедагестанской идентичности имеют прямое отношение к обеспечению стабильности на южных рубежах России, а потому требуют научного осмысления.

Актуальной с точки зрения сохранения целостности Дагестана и его государственности в составе России остается и проблема религиозно-политического экстремизма, приведшая к трагедии августасентября 1999 г., террористическим актам против гражданского населения, представителей государственной власти, общественных деятелей, духовных авторитетов. Отсюда практическое значение выявления истоков подобных явлений с целью нормализации общественно-политической ситуации в республике.




Степень изученности проблемы.

Общие суждения об уникальности Дагестана, его языковом и этническом многообразии, тенденциях развития этнических и «межнациональных» процессов с древнейших времен и до наших дней, о том, кто такие дагестанцы и что такое дагестанское общество и т. п., имеются во многих публикациях.

В советское время большое внимание было уделено вопросам типологии этнических общностей Дагестана в рамках известных формационных концепций [2].

Поиск соответствующих определений и номинаций понятия «дагестанский народ» (формирующаяся нация на базе русского языка, суперэтнос, макроэтносоциальная общность, метаэнос)[3] все еще остается доминирующей парадигмой интерпретации феномена дагестанской идентичности. Показательны названия публикаций: «Дагестанцы: народ, нация или другая общность?»[4], «Дагестанцы – кто мы?»[5], «Что есть дагестанское общество сегодня?»[6]. Интересны и предложения авторов этих вопросов ввести в Дагестане самоназвания типа «русский аварец»[7], называть «проживающих в Махачкале людей….не представителями дагестанских этносов, а махачкалинцами– (дагестанцами), проживающих в Каспийске – каспийчанами–(дагестанцами) и. т.д.»[8].

Существующие в литературе суждения о дагестанской идентичности отражают идеологические установки той или иной эпохи или личные представления авторов о «дагестанскости», но не результаты конкретных исследований по теме.

Цель и задачи исследования. Цель данного исследования изучить феномен этноязыкового многообразия и культурной идентичности, основы и компоненты многоуровневого самосознания дагестанцев.




Для достижения этой цели ставился ряд взаимосвязанных задач, главными из которых являются:

– освещение изменений в историческом и правовом сознании дагестанцев, обусловленных вхождением Дагестана в состав России;

– рассмотрение эволюции социальных отношений;

– определение динамики социальной структуры, уровня образования, изменения социальнокультурного облика дагестанцев за истекшие два века;

– изучение общих тенденций и локальных особенностей и этноязыковых процессов, влияния на эти процессы национальноязыковой политики, миграций, урбанизации, этнических смешений, социальной мобильности;

– характеристика коммуникативных и социокультурных функций русского языка;

– анализ состояния и перспектив сохранения этноязыкового многообразия;

– исследование этноязыковых и социокультурных оснований, уровней и граней самосознания дагестанцев;

– рассмотрение истории формирования и трансформации этнокультурных характеристик дагестанской диаспоры за рубежом.

Источники. Информационную базу исследования составили литературные источники, статистические и архивные сведения, полевые материалы автора.

Сравнительный анализ материалов Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., Всесоюзных переписей 1926, 1939, 1959, 1970, 1979, 1989 гг., Всероссийской переписи 2002 г., статистических обзоров и сведений статистики дореволюционного и последующих период позволил выявить количественнокачественные параметры динамики социальнокультурного облика населения Дагестана.

При освещении вопросов этносоциальной истории Дагестана, наряду с литературными источниками, использованы сборники архивных документов, материалы Государственного архива Республики Дагестан, Российского государственного исторического архива, Рукописного фонда Института ИАЭ ДНЦ РАН, полевые этнографические сведения, собранные автором в различных районах Дагестана и в районах расселения дагестанцев за рубежом.




Теоретическая и методологическая основа исследования.

Предметные области истории, этнологии, социологии, культурологии, лингвистики, хотя и не идентичны, во многом пересекаются; их разграничение существует в теории и носит, в целом, формальный характер. Языковая и культурная специфика многонациональных регионов может быть лучше понята, если она исследуется в этнологической проекции. Вместе с тем, многоаспектность проблемы корреляции этноязыкового многообразия и культурной идентичности обусловливает преимущества ее изучения на междисциплинарной основе.

В работе использованы труды российских ученых по теории этноса, методологии этнологических, этносоциологических и культурологических исследований, методы структурного, компонентного, системного анализа, принцип историзма.

Научная новизна работы состоит в том, что это первое комплексное исследование феномена этноязыкового многообразия и культурной идентичности, базовых компонентов и уровней самосознания дагестанцев.

Содержащиеся в ней материалы и концептуальные положения по исследуемой теме позволяют внести дополнения и коррективы в дискуссионные вопросы теории этнических процессов, открывает новые, междисциплинарные перспективы этнологического изучения Дагестана.

Апробация работы. Основные положения и выводы по рассматриваемой теме нашли отражение в 77–ми научных публикациях автора, в том числе: в 3-х монографиях; 8-ми статьях в рецензируемых журналах (список ВАК Минобразования РФ);

в статьях в отечественных (24) и зарубежных (15) академических изданиях; в материалах международных (7), всероссийских (5) и региональных (5) научных конференций;




в тезисах докладов, прочитанных на международных (4) и всероссийских (6) и региональных научных конференциях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, семи глав, восемнадцати параграфов, заключения, списка источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРАТАЦИИ

ВВЕДЕНИЕ

Во введение обосновывается актуальность, академическое и практическое значение изучения избранной темы, определены цель и задачи работы, научная новизна исследования.

ГЛАВА I. ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ ДАГЕСТАНОВЕДЕНИЯ

В главе выделены и в контексте темы исследования охарактеризованы арабо–мусульманская, русско-европейская, советская и постсоветская, востоковедная, зарубежная традиции историографии Дагестана.

Арабо-мусульманская традиция историографии Дагестана представлена многочисленными эпиграфическими и рукописными памятниками на арабском, персидском, тюркском и местных языках. Среди них такие выдающиеся сочинениями как «История Ширвана и Дербенда» (1106 г.); «Тарих Дагестан» МахаммадРафи (XIV в.); «Дербентнамэ» (конец XVIначало XVII в.); «История Каракайтага» (о событиях XXV вв.); «О борьбе дагестанцев против иранских завоевателей» (о событиях конца XVIXVII вв.); Хроника МухаммедаТахира алКарахи о дагестанских войнах в период Шамиля; «Книга воспоминаний» и «Краткое изложение подробного описания дел имама Шамиля» Абдурахмана из Газикумуха; «ГюлистанИрам» ; «Асари Дагестан» Гасана Алкадари; «Тарихи Эндирей», «Тарихи Кызларкала» и др.

Труд Мухаммада-Рафи – самое раннее из известных исторических сочинений, в котором о Дагестане, «жителях всего Дагестана от вилайата Чаркас до Шамах» повествуется как о единой стране и едином народе. Судя по сообщению автора о том, что он переписал «эти строки со старой, ветхой рукописи, а дата ее была год», такое восприятие Дагестана могло быть и до XIV века. Как косвенное тому подтверждение можно рассматривать сообщение Леонтия Мровели (XI в.) о Лекосе (пятом сыне праотца кавказских народов Таргамоса, внука Яфета, правнука Ноя), который получил от отца «землю с границами от моря Дербентского до реки Ломеки; на севере же – до великой реки Хазарии»[9].




Итак, Дагестан как название страны и «дагестанцы» как нейтральная по отношению к многочисленным этническим группам, объединительная номинация, существует, как минимум, с XIV века. Письменные памятники XVII и последующих веков свидетельствуют о том, что общества и народы Дагестана считали себя частью «Дагестании»[10]. Да и остальной мир смотрел «на жителей Страны Гор как на своеобразное единство»[11].

Русско–европейская традиция дагестановедения, формирование которой связано с развитием отечественного востоковедения и кавказоведения, имеет трехвековую историю. В историко-культурном освоении Дагестана велики заслуги М. Алиханова, Г. Амирова, , , Д. Бабаева, С. Броневского, , , , С. Габиева, , , , И.А. Гильденштедта, , , , П. Иоселиани, , О. Карнаилова, Г.-Ю. Клапрота, , , , , Е. Маркова, , , А. Омарова, , , , , , , , А. Чиркеевского, Д. Шихалиева, С. Эсадзе и др.

Труды этих авторов составляют основу кавказоведения, источник знаний по многим вопросам этнографии, этнической истории, языкознания, художественной культуры народов Дагестана.

§ 3. Советская и постсоветская традиция историографии Дагестана отмечена масштабными научными исследованиями по всем направлениям гуманитарной науки, обобщающими трудами по археологии, истории, этнографии, монографиями по отдельным народам, сборниками материалов и статей, посвященных материальной и духовной культуре, семейному и общественному быту, проблемам этногенеза, этнической истории.

Развитие советской этнографии в Дагестане проходило под влиянием идей [12] о родовой сущности дагестанского тухума («патронимии»), о пережиточном, «патриархальнородовом» состоянии семейных (большая семья) и доклассовом уровне общественных отношений. Школа этнографического кавказоведения особое внимание уделяла поиску в исчезающей и живой этнографии Дагестана признаков и пережитков первобытнообщинной формации. Аргументация существования в Дагестане вплоть до новейшего времени пережитков патриархальнородовых отношений строилась на выраженности у дагестанцев родственной солидарности, интерпретации «тухума» как родовой организации (в первобытном значении этого термина). Обычаи гостеприимства и взаимопомощи (не говоря уже о кровной мести, «закабалении» горянки) рассматривались как пережитки патриархальнородового строя.




Чтобы подвести под универсальные формационные модели дагестанскую действительность одни исследователи искали в Дагестане "феодализм без феода"; другие показывали наличие достойных исторических и культурных традиций, древней письменности и литературы, кодексов законов, судов, собраний, выборов, т. е. свидетельства высокого уровня культуры и правосознания дагестанских народов; третьи аргументировали «вековую отсталость» народов Дагестана ссылками на примитивное сельское хозяйство, патриархальный быт, религиозный фанатизм, «хищничество», отсутствие письменности и достаточного числа феодалов, государственности и т. п.

Этнографические исследования по Дагестану показали, что в формировании хозяйственнокультурных типов традиции выполняют не только подчиненную, но и доминантную роль (М.); что этническая и языковая дробность Дагестана детерминирована не столько фактором экономической замкнутости и географической изоляции, сколько культурной реакцией на многообразие форм политической самоорганизации общества (); что на Кавказе различия в уровне производственных отношений уживаются с общностью технических навыков в производстве и многих элементах надстройки (); что «дефеодализация» в период XIVXVI вв. является признаком развития, а не регресса социальноэкономических отношений (, ).

Важное в преодолении нигилистического отношения к истории и культуре народов Дагестана значение имеют труды [13]. Выдвинутые им положения о многообразии и системном единстве культур народов Дагестана, сходстве их художественного сознания позволяют полнее представить основы культурной идентичности дагестанцев.




Большой вклад в изучение этнографии Дагестана внесли , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , и др.

Востоковедческая традиция дагестановедения, в которой сочетаются познавательные преимущества арабомусульманской и русскоевропейской направлений науки. Благодаря археографической и исследовательской деятельности , , , , , , , , М. Кемпера, , , , , М. Гайдарбеков, Б. Малачиханова, , , Г. М.Р. Оразаева, , , , и др. были выявлены и введены в научный оборот ценные арабографические материалы по истории и культуры народов Дагестана, Кавказа, России.

Зарубежная историография посвящена главным образом истории Кавказской войны и современным этнополитическим проблемам Северного Кавказа и Дагестана. Из доступных нам публикаций следует выделить работы Д. Аллен и П. Муратофф, , А. Бенингсен и С. Уимбуш, , Дж. Ф. Бэддли, П. Гарб, Р. Виксман, М. Гаммер, С. Голденберг, С. Лэйтон, К. Чарльз, П. Хензe, Ф. Хилл, Р. Ченсинер и др.

Глава II. ВЕХИ ЭТНОСОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

В главе охарактеризованы изменения в историческом и правовом сознании дагестанцев, обусловленные вхождением Дагестана в состав России, рассмотрены вопросы корреляции различных правовых систем (адат, шариат, российские и советские законы), динамики социальной структуры, социально-культурного облика народов Дагестана.

§ 1. Ориентиры исторического сознания

ХIХ век вошел в историю Кавказа как век величайших исторических драм, духовных исканий и нравственных переживаний его народов, как век России, время кардинальных перемен политических ориентаций и внутреннего переустройства края. И если в предыдущие столетия русскокавказские, русскодагестанские отношения носили внешнеполитический характер, то в ХIХ веке отношения эти воспринимались царской администрацией как сугубо внутренние. «Россия приняла под свою власть Грузинское царство. Это событие, – писал ,– определило новые отношения государства с полудикими племенами Кавказа; из заграничных, чуждых нам они сделались внутренними, и Россия необходимо должна была подчинить их своей власти»[14].




Новым геополитическим миропорядком, а не первобытной «военной демократией» по Ф. Энгельсу, «набеговым хозяйством», «хищничеством горцев» и прочими мифическими «социальными корнями» определялись причины Кавказской войны.

Историческая ориентация дагестанцев на Россию, военное превосходство которой после побед в Отечественной войне 1812 г., в русско-турецких и русско-иранских войнах была очевидна, наиболее ярко проявились после включения Дагестана в орбиту российской государственности, особенно в годы Русско-японской и Первой мировой войн.

§ 2. Адат, шариат, российские законы: вопросы корреляции

Проблема приоритетного применения на практике адатных или шариатских норм существовала в Дагестане с первых веков распространения ислама. Либеральное отношение к адату сохранялось и в XIX веке, особенно в тех частях Дагестана, которые не входили в Имамат Шамиля. Горцы дорожили своими адатами и не воспринимали их как нечто противоречащее шариату. Сельские общества, от которых имамы требовали «принять шариат», были убеждены в том, что они уже давно следуют шариату и не могли уразуметь подлинный смысл увещеваний имамов относительно установления шариата.

Административное обустройство Дагестана после включения в состав России в целом соответствовало традиционной системе управления и с точки зрения общественного спокойствия не вызывало особого беспокойства царской администрации. Взаимодействие разных правовых систем (адата, шариата, российского права) происходило в условиях «военно–народного управления», сочетавшего в себе как общеимперские, так и традиционные для Дагестана начала.




На протяжении последней трети XIX в. и вплоть до 1927 г. в Дагестане происходили сложные процессы взаимодействия различных правовых систем, модернизации традиционной правовой и этической культуры народов Дагестана в русле российского права и российской гражданственности.

С установлением советской власти, особенно с 1928 г., адат, шариат, и русское «буржуазное право» были объявлены вне закона. Традиционная правовая культура Дагестана подверглась коренной советизации и модернизации.

Современные тенденции изменения в правосознании дагестанцев, как и россиян в целом, обусловлены произошедшей в связи с распадом СССР трансформацией политической системы России, кризисом государственной власти в 1990–е годы, восстановлением правопорядка, формированием правового государства и гражданского общества в 2000–е годы.

§ 3. Эволюция социальных отношений

При определении уровня социально–экономического развития народов дореволюционного Дагестана исследователи исходили из наличия феодальных отношений. По данному критерию Засулакская Кумыкия, шамхальство Тарковское, Мехтулинское и Дербентское Ханства, Нижний Табасаран, Нижний Кайтаг, т. е. весь Приморский и часть Нагорного Дагестана (Казикумухское ханство) были выделены как более развитые в социально-экономическом отношении. Так как социальный строй «вольных обществ» (а это более 60 % населения дореволюционного Дагестана) не содержал в себе подобие феодализма, одни исследователи считали, что эти общества находились на уровне родоплеменной организации, другие же пытались доказать, что феодализм был и в «вольных обществах».




Однако социальные отношения в «вольных обществах» и ханствах имели много общего. Так, о независимом положении ряда аварских сельских общин говорится в письме аварского Султан–Ахмед–хана к генералу Тормасову (1809 г.): «Число дагестанских деревень превышает муравьев и зерен: число Аварских Магалов более чем их можно сосчитать. Часть их в моем владении и под моей властью, а часть в руках других, как-то Шамхала, владетеля Тарковского и пр. владетелей Сехела (равнины – М. М.), Казикумуха и Кайтага. Одна же часть из числа их в моем соседстве считается вольною и воинственною, не служит ни мне, ни другому иначе как за деньги и милости»[15].

В Шамхальстве Тарковском, выделяемом исследователями по иерархичности межсословных отношений[16], сельские общины состояли преимущественно из узденей и имели схожий с джамаатами аварских или даргинских «вольных» порядок самоуправления.

Включение Дагестана в орбиту российской государственности существенно изменило всю систему традиционных социальных отношений.

«В тех условиях, когда Дагестан был окончательно покорен, ханская власть стала чужеродным элементом в общероссийском государственном организме»[17]. Ко времени принятия 26 апреля 1868 г. «Положения о сельском управлении в Дагестане» все ханства были ликвидированы. С этого времени о феодализме в Дагестане если и можно говорить, то в метафорическом, а не в строго научном смысле.

С образованием Дагестанской области и установлением «военно–народного управления», сочетавшего в себе как общеимперские, так и традиционные для Дагестана начала административного устройства. Были сохранены наибства и сложившееся деление на сельские общества, сельские суды по шариату и суды по адату, словесные суды и т. д. Был также использован опыт тех, кто находился на службе у Шамиля: многие из них были назначены наибами, старшинами, депутатами окружных судов, письмоводителями и т. д.




«Прежние уздени, – писал о кумыках Д. Шихалиев, – службою Русским получившие чины и нажившие деньги, покупкою приобретали земли, иногда даже под разными предлогами, выманивали у Русских начальников окончательное укрепление за собою поместий, полученных от князей, под условие личной службы и всегда, по воле последних, могущих отойти от них. Но для русского начальства 10-ти летняя давность владения была достаточным основанием, для отчуждения поместья от настоящего владельца в пользу узденя, без дальнейшего разбирательства их обоюдных прав…»[18].

Последствия розданных сословию беков щедрот за счет ущемления сельских обществ, царской администрации в Темир–Хан–Шуре и Тифлисе, Кавказскому Комитету (1845–1882) в Петербурге пришлось разбирать вплоть до Октябрьской революции 1917 г.

К началу ХХ в. Дагестан являлся частью общероссийской капиталистической системы[19]. Развитие промышленности, торговли, дорожное строительство, расширение географии отходничества, инкорпорация в военную, экономическую, интеллектуальную элиты Российской Империи, – все эти признаки модернизации по русскому дореволюционному образцу были восприняты дагестанцами в целом с энтузиазмом.

Политика сплочения этнически разнородного населения Российской Империи имела соответствующее своему времени пропагандистское, просветительское, экономическое обеспечение, способствовала формированию в национальных окраинах сознания причастности к политической, экономической и культурной жизни России.

§ 4. Этносоциальные аспекты советизации




К концу XIX–началу ХХ в. интеллектуальную элиту Дагестана представляли не только последователи арабо–мусульманской культурной традиции, но и интегрированная в русскую культурную среду, европейски образованная генерация просветителей, студенчества, офицеров, служащих, чиновников, буржуазии. Через эту «группировку, которая изучала иную науку, не шариатскую и формировала свой характер на основе светских наук на русском языке»[20] до Страны Гор доходило многое, в том числе идеи марксизма и социализма. Под влиянием политических процессов и революционных событий 1905–1907 и 1917 гг., к вопросам: «Что с нами, с дагестанцами, происходит?», «Куда, с кем и зачем мы идем?», прибавились и извечные: «Кто виноват?» и «Что делать?». Понятия «Мы – горцы», «Мы – дагестанцы» стали дополняться идейно и социально дифференцирующим дагестанское общество смыслом. Гражданская война, обнажившая политические и социально–экономические противоречия, накапливавшиеся в обществе в предыдущие периоды истории, продолжалась в Дагестане с 1917 по 1921 гг.

Н. Самурским считал, что у дагестанцев классовое и политическое сознание, по сравнению «с неумолимо строгой дисциплиной», поддерживаемой тем, что он называл «волей рода», имело ничтожное значение[21].

Ни одна из вовлеченных в революционные события в Дагестане политических сил не ставила сугубо национальные (аварские, даргинские и т. д.) задачи. Правые и левые, белые и красные, шейхи и социалисты,– все они уверяли дагестанский народ в том, что действуют во имя Дагестана, что для них дороги честь и достоинство Дагестана, что им ведомы истина и единственно верный путь, который приведет многострадальный народ к свободе и благоденствию. Но для одних истина и путь означали шариат, а для других – вера в советскую власть и путь социализма.




Ликвидировав частную собственность на землю, превратив общественные (джамаатские) земли в «условно–общественные», советская власть и колхозный строй коренным образом изменили экономические и общественно-политические устои дагестанского общества. Сельские общины были превращены в колхозы, а уздени – в колхозников. Сотни духовных лиц подверглись репрессиям, тысячи семей были лишены имущества и гражданских прав, высланы за пределы родных сел или за пределы Дагестана (в основном в Киргизию).

Советизация, советская модернизация происходила в Дагестане в том же русле, что и в других регионах Кавказа и России. За годы советской власти Дагестан заметно продвинулся в социально-экономическом и культурном развитии. Большая часть производственных мощностей и энергетики, механизированных отраслей сельского хозяйства и транспортных коммуникаций, медицинских заведений и учреждений культуры, наконец, признанная в мире система образования и сеть научно-исследовательских институтов,– все это тоже наследие советской эпохи, результат дружбы народов СССР. Это и непременная составляющая исторического сознания народов Дагестана.

§ 5. Изменение социально-культурного облика дагестанцев

(конец XIX- начало XXI в.)

К концу XIX в. основу социальной структуры населения Дагестана составляли «лица сельского состояния». Еще первые аналитики Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. обратили внимание на то, что в Дагестанской области удельный вес лиц сельского состояния очень значительный (94,4 % м. и 95,3 % ж.). Городские сословия составляли менее 4-х %, а дворянское сословие – 1, 3 %. [22] Рабочих в Дагестане к концу Х1Х в. насчитывалось всего 14521 человек, в основном это были русские и персидские подданные.[23]




Из 119.923 хозяйств, зафиксированных переписью 1897 года в пределах Дагестанской области, только 3,09 % содержало прислугу. Среди русской части населения Дагестанской области лица дворянского сословия, чиновники и отнесенные к «почетным гражданам» составили 14, 3 %, а доля грамотных – 53, 9 %. Аналогичные показатели по народам Дагестана равнялись 1,5 % и 7,7 % соответственно.

В городах проживало 44.607 человек или 8,6 % от наличного (5чел.) населения. Среди мужского населения народов Дагестана (включая все возрастные группы) грамотным являлся каждый седьмой (14,6 %), а в возрастных группах от 20 до 60 лет, – примерно каждый четвертый.

Советская власть, осуществляя в Дагестане культурную революцию, имела дело отнюдь не с бесписьменными народами и сплошной неграмотностью. В 1924 г. в Дагестане было 2000 мусульманских школ, в которых обучалось 50 тысяч учащихся, и 151 светская школа с общим числом учащихся 10721 человек[24].

Период наиболее динамичного роста уровня образования населения Дагестана приходится на гг. За эти годы число лиц с высшим, средним специальным и средним общим образованием (в расчете на 1000 человек старше 10-летнего возраста) возросло почти в три раза. Высокими оставались темпы роста образования и в период между переписями гг.

С 1970-х гг. обеспечение представительства национальностей не только в органах власти, на руководящих должностях, но и, в связи с безработицей, самое рядовое трудоустройство обретало «этнический резонанс». Несоразмерный с реальными потребностями республики выпуск специалистов с высшим и средним специальным образованием, в 1990-е гг. приобрел характер нерегулируемого (или регулируемого масштабами коррупции) хаоса.




Республика с богатыми природными и трудовыми ресурсами превращалась в территорию с бюджетом, до 90 % формируемым из федеральных дотаций. По официальной статистике, на протяжении 1990-х гг. каждый пятый из восьмисоттысячного экономически активного население оставался безработным.

По разным оценкам от двухсот до трехсот тысяч дагестанских мужчин образовывали строительные бригады и с марта по ноябрь месяцы работали в разных областях России и бывшего Союза. Развал СССР обернулся для примерно 700 тыс. дагестанцев, живущих за пределами Дагестана, серьезными экономическими потерями и морально-психологическими проблемами, связанными с обострением межэтнических отношений в бывших союзных республиках СССР.

Глава III. МИГРАЦИИ, ЭТНИЧЕСКИЕ СМЕШЕНИЯ

В истории Дагестана последние два века отмечены радикальными изменениями общественно-политической, экономической и культурной жизни народов края, этническими перемещениями, насильственными и добровольными миграциями, которые охватили все уголки горного края. Изменилась и без того сложная палитра этнической структуры населения Дагестана, особенно в Приморской и степной его части, обозначились новые, динамичные векторы этноязыковых и этнокультурных процессов.

Сегодня большая часть населения республики Дагестан живет в равнинной и предгорной части, в условиях исключительного этнического смешения, причем около половины – в городах, этнической мозаичность которых приближается к теоретически возможному максимуму. Часть территории Предгорного Дагестана и весь Приморский Дагестан от Самура до границ со Ставропольским краем и Республикой Калмыкия предстает перед нами как сплошная зона этнического смешения.




Несмотря на высокие темпы роста городского населения, абсолютная (а по переписи населения 2002 г. и относительная) численность сельского населения не уменьшается. И это создает иллюзии о неисчерпаемом потенциале дагестанского села в смысле сохранения национальных языков, традиционных компонентов бытовой культуры. Между тем рост абсолютной численности сельского населения происходит не в горной зоне, а в равнинных районах Дагестана и ведет не к гомогенизации, а к дальнейшему смешению этнического состава населения республики.

Глава IV. НАЦИОНАЛЬНО–ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА

§ 1. Досоветский период

«В разные исторические периоды, – писал ,– отдельные местные языки и языки многочисленных иноземных завоевателей выдвигались как средство межнационального общения народов Дагестана…, борьба вокруг языкового вопроса временами переходила в крупные вооруженные столкновения, сопровождавшиеся кровопролитиями»[25]. О «столкновениях и кровопролитиях вокруг языкового вопроса» история Дагестана умалчивает. Что касается «антиписарского» движения 1913 г., спровоцированного решением ввести в Дагестане делопроизводство (письмоводство) на русском языке, то оно носило мирный характер. Дагестанцы усмотрели в этой реформе «новый шаг …на пути вмешательства царской администрации в дела сельских обществ»[26] и выступили не против русского языка, а против насильственных методов его насаждения. Они опасались, что из-за недостатка лиц, знающих русский язык, им придется нанимать платных переводчиков и содержать их за свой счет. Как сообщала издававшаяся в С. Петербурге первая дагестанская газета: «дайте школы, научите наше подрастающее поколение читать, писать, а там и вводите свои реформы, против которых мы ничего не имели в основе, но считаем их несвоевременными» [27].

После Первой русской революции гг. народы России обрели невиданные ранее демократические свободы. В Дагестане этот период ознаменован оживлением арабо-мусульманской культурной традиции, подъемом творческой активности как представителей традиционной арабо-мусульманской науки и образования, так и новой, по-русски образованной интеллигенции.

Только за гг. в Дагестане в типографиях М. Мавраева в г. Темир-Хан - Шуре и в Порт – Петровске и др. было издано книг: на аварском языке - 80; даргинском – 34; кумыкском -132; лакском – 33; чеченском – 15; на двух и более языках народов Дагестана – 25 названий. В те же годы было издано: на азербайджанском языке - 2 книги; на осетинском- 1; адыгейском-1; балкарском-1, карачаевском - 5 и на кабардинском языке – 5 книг[28].

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4



Подпишитесь на рассылку:


Россия
могучая держава!

Дагестан

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.