Материалы дальневосточной секции конференции "Наука и проблемы мира: К 50-летию Пагуошского движения ученых" (стр. 3 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6

Значительное влияние на региональные процессы оказывает и Вашингтон, который намерен продолжать политику по насильственной смене неугодных правящих режимов, вовлечения государств региона в экономические процессы путем схем сотрудничества по вопросам энергетики и транспорта. Вашингтону удалось и умерить пыл Индии в отношении ШОС и настроить Дели на более скептический лад. Активизация деятельности ШОС несет в себе ряд угроз для США. Объединение ОДКБ и ШОС усиливает антиамериканские настроения в регионе и затрудняет реализацию интересов. Многонациональные силы уже провалились в Афганистане и терпят неудачи в Ираке, что сформировало не слишком благоприятный облик НАТО в мировом сообществе, как оккупантов. Вашингтон также осознает, что Росси может использовать ШОС и ОДКБ как инструмент усиления своего военного присутствия в ЦА и, вероятно, будет готовить ответ для продвижения собственных экономических интересов в регионе и завоевания геополитического превосходства. Более того, можно ожидать, что Вашингтон будет играть на схожести российских и китайских интересов и стимулировать конкурентную борьбу в различных сферах.

В шестом саммите ШОС 2 ноября 2007 года в Ташкенте приняли участие главы России, Китая, Казахстана, Киргизстана, Таджикистана и Узбекистана. Представители Индии, Ирана, Монголии и Пакистана присутствовали в качестве наблюдателей, а Афганистана - в качестве почетных гостей. Пекин и Москва понимают, что на центральноазиатские процессы оказывают огромное влияние Иран, Пакистан и Афганистан. Для установления диалога по вопросам безопасности с этими государствами может послужить ШОС. ШОС наращивает свои усилия по развитию концепции "Великой Центральной Азии", которая включает в себя Иран, Пакистан и Афганистан.

По сообщениям агентства "Синьхуа", делегаты бурно обсуждали наиболее острые вопросы, включая расширение экономического и культурного сотрудничества в масштабах ШОС, защиту мира, стабильности и безопасности в регионе. За протокольными обсуждениями на поверхности лежали два наиболее важных вопроса: военно-техническое сотрудничество и энергоресурсы. По данным позициям мнения России и Китая существенно разошлись, тогда как остальные члены ШОС выполняли скорее роль наблюдателей и явно ничьей стороны не занимали.

Россия заинтересована в расширении сотрудничества в военной области, рассматривая ШОС как "асимметричный ответ" или "противовес" НАТО и гегемонии США. Россия успешно связала ШОС с ОДКБ через подписание меморандума, в котором уделено значительное внимание вопросам сотрудничества по вопросам безопасности, борьбы с организованной преступностью и наркотраффиком. Между тем, КНР более заинтересована в том, чтобы развитие ШОС шло по пути Евросоюза, а организация больше внимания уделяла вопросам международной торговли и экономического развития. Обе интерпретации роли ШОС имеют преимущества и недостатки.

Россия сохраняет остатки советского военного присутствия в Центральной Азии в виде 201-ой мотострелковой дивизии в Таджикистане. В октябре 2003 года Россия разместила части ВВС на авиабазе Кант около Бишкека для непосредственной поддержки наземных сил ОДКБ. С 1991 года это первый случай развертывания российского военного контингента за рубежом. Примечательно, что АБ Кант находится в 45 км от базы ВВС США в Манасе. Таджикистан также объявил о намерении разместить части ВВС РФ по линии ОДКБ (штурмовики Су-25, боевые вертолеты Ми-24 и Ми-8) на ВВБ Айни в пригороде Душанбе. При этом США занимали в регионе еще одну базу ВВС в Карши-Ханабаде, Узбекистан, тогда как КНР вообще не имеет военных баз на территории государств ЦА. И КНР, и Россия выступают против американского военного присутствия в Центральной Азии. После неоднозначной реакции Вашингтона на события в Андижане в мае 2005 года, узбекское правительство потребовало в течение полугода вывести все американские воинские подразделения с территории страны, что и было сделано до конца 2005 года. Все шесть членов ШОС объединяет необходимость борьбы с терроризмом. Россия, вопреки дипломатическому давлению со стороны США, убедила секретариат и объединенную штаб-квартиру ОДКБ завершить разработку и подписать соглашение о создании в Центральной Азии единой зоны противовоздушной обороны. Хотя КНР и Россия вместе предпринимают усилия по сокращению или ликвидации американского военного присутствия и влияния в Центральной Азии, их взгляды на вопросы экономического сотрудничества и развития существенно различаются.

Пекин использует каждую возможность для продвижения среди правящих кругов государств ЦА двусторонних схем экономического и, прежде всего, энергетического сотрудничества. Благодаря поддержки со стороны КНР права Ирана на собственную ядерную программу, Тегеран становится все более близким партнером и союзником Пекина.

В течение ноября 2007 года руководство КНР провело встречи с руководством Узбекистана, Таджикистана, Белоруссии, на которых был заключен ряд важных контрактов в области энергоресурсов и машинно-технической продукции. 5-6 ноября Вэнь Цзябао принял участие во Втором Российско-Китайском экономическом форуме на высшем уровне, где внес предложения по развитию двустороннего торгово-экономического сотрудничества. В ходе визита, стороны подписали 15 соглашений на сумму 1,3 млрд. долларов. Согласно словам Чрезвычайного и Полномочного посла России в КНР Сергея Разова, в 2007 году объем российско-китайской торговли превысил 40 млрд. долларов по сравнению с 33 млрд. в 2006 году.

Вместе с тем, в 2007 году сальдо в российско-китайской торговле впервые установилось в пользу КНР. Российские официальные лица полагают, что ситуацию можно изменить путем наращивания в Китая экспорта древесины, нефти и нефтепродуктов, машинно-технической продукции. Доля нефти и нефтепродуктов в торговле составляет 54%, в 2006 году в КНР Россия поставила почти 6 млн. тонн нефти, что на 25% больше, чем в 2005 году. КНР также является для России вторым рынком оборонной продукции, но в последнее время его аппетиты растут. Пекин требует предоставить новейшие военные технологии, проведение совместных ракетно-космических проектов.

Москва видит опасность в том, что американские военные в ЦА могут смениться китайскими бизнесменами, поэтому будет внедрять собственную стратегию по усилению влияния в регионе во избежание усиления КНР. Китай будет продолжать пытаться завоевать лидирующие позиции в регионе путем предоставления партнерам наиболее выгодных схем сотрудничества, в некоторых случаях ставя их перед выбором.


"ВНУТРЕННЯЯ ЗАГРАНИЦА" КИТАЯ

( традиционалистские аспекты

этнической политики КНР ) *

A. Golikov

"DOMESTIC ABROAD" IN CHINA

Вынесенный в заголовок оксюморон (οξυμορον) – попытка выразить специфический тип политической практики, сложившийся в имперском и постимперском Китае в отношении этнических меньшинств. Последний термин (этнические меньшинства) – дань принятым за пределами Поднебесной представлениям о нациях и государствах. Он вполне подходит применительно, например, к Германии (где таковыми являются 200-300 тысяч лужицких сербов, фризов, датчан или голландцев) или Франции (с её более многочисленными, но не всегда официально признанными этническими группами).

Китайская же ситуация в корне отличается невозможностью чёткого определения "большинства". Официальная статистика считает таковым ханьцев (ханьцзу – "племя Хань", часто переводится как "китайцы"). Помимо них, власти признают существование более 50 т. н. "малочисленных народностей" (шао-шу миньцзу). На практике всё сложнее: ханьцы состоят из более 20 диалектных и территориальных групп, языковые различия между ними значительнее, чем, например, между итальянцами и французами. Для не-которых характерно очень чётко выраженная региональная (гуандунцы или южно-фуцзяньцы) или этнолингвистическая идентичность (хакка или сэйяп). Кроме того – некоторые группы отличаются религиозной принадлежностью (фучжоусцы).

Не намного проще ситуация с "малочисленными народностями". Часть из них – результат волюнтаристских решений властей, определявших различные племенные и территориальные группы принадлежащими к той или иной "народности". Так возникли чжуаны, дун и буи – говорящие на разных диалектах одного языка, имеющие чёткое представление о своём этническом единстве, но живущие в разных административных образованиях: чжуаны – в Гуанси, а дун и буи в Гуйчжоу. В ряде случаев вполне случайный признак брался за основу такого определения. Возникла, таким образом, "мусульманская народность" (хуйцзу) – включившая в свой состав китаеязычных дунган, таи-язычных пантай, часть монголов, тибетцев и исповедующих ислам китайцев (напр., гуандунских и фуцзяньских мусылинь, утратившие основные элементы магометанской культуры – даже запрет на употребление свинины). Научно-обоснованные исследования дают общее число этнических групп населения Китая около 200.

В целом же можно определить ситуацию следующей формулировкой: этническая принадлежность в КНР – понятие юридическое. Его корреляция с этнологической теорией и практикой – вопрос, который нужно решать по-разному в каждом отдельно взятом случае.

Вместе с тем, ощущение абсурдности ситуации отнюдь не означает отсутствие в коммунистическом Китае официальной политики в отношении различных этнических, этноконфессиональных, этнотерриториальных или этнолингвистических групп. Но эта политика с трудом поддаётся описанию с помощью привычного понятийного аппарата. Конечно, терминология, принятая в КНР в целом сходна с принятой в западном мире – в XIX-XX вв. в ходе колоссальной по масштабу работы переводчиков в китайском языке появились соответствующие слова. Но их употребление – скорее следствие общей тенденции "осовременивания" политического лексикона, характерного для начального этапа модернизации Китая ( гг.).

В реальности же мы имеем дело с более "тонкой настройкой" системы этнических отношений. Для неё характерно причудливое сочетание традиционных и современных элементов.

"Гастрономическая теория" этнических отношений

В основе традиционного китайского взгляда на соседей – культурная доминанта. Т. о. определяющим является степень близости той или иной этнической группы к некоему "стандарту" китайской культуры. Последнее понятие не является стабильным – его историческая амплитуда менялась от вполне расистского представления о том, что китайцы – категория скорее биологическая (сыновья и внуки Жёлтого императора и Красного императора[13]) до концепции имперской "нации", принадлежность к которой вполне может быть результатом сознательного выбора модели культурного поведения[14]. Соответственно менялся и "градус терпимости". Проще всего определить "стандарт" как то, что считается и воспринимается самими китайцами как таковой.

Исторически такое отношение вполне объяснимо – древнейшая цивилизация востока Азии была скорее полицентричной. Объединение культур бассейнов Хуанхэ и Янцзы в единое государство около 221 г. до н. э. привело к экспансии, прежде всего, культурного стандарта, сформировавшегося на Великой китайской равнине. Однако его распространение было неравномерным в разных социальных стратах.

Наиболее восприимчивыми реципиентами культуры была доминирующая элита. Именно она первой заимствовала письменную традицию, ритуализированную систему социальных отношений и интеллектуальную мировоззренческую доминанту (т. е. конфуцианскую культуру). Нередко внося собственный уникальный вклад в общее достояние. В процессе политической и культурной экспансии были, до известной степени, китаизированы элиты многих народов, в том числе Кореи, Японии и Вьетнама.

Но нередко низы оказывались невосприимчивыми к китайской культуре. Сказывались особенности хозяйственной жизни, специфика социальной структуры (клановость), некоторые другие факторы. Даже в регионах бассейна Янцзы, вошедших в состав единого государства уже в III-м веке до н. э. особенности местной "низовой" культуры сохранялись очень долгое время. Ряд современных провинций Китая (Фуцзянь, Гуандун) были китаизированы лишь во II-м тыс. н. э. В процессе ассимиляции происходил синтез местной и китайской культур, проявившийся в диалектном, антропологическом и бытовом разнообразии. Параллельно вырабатывались стереотипные модели отношений между жителями разных регионов, наделявшихся устойчивыми поведенческими чертами: простоватые шаньдунцы, хитрые гуандунцы и т. д.

Современную провинциальную культуру Китая можно рассматривать как слоёный пирог, в котором отдельные элементы каждого слоя перемещаются в вертикальной плоскости, создавая неповторимые сочетания и комбинации.

Уже во II-тыс. до н. э. предки китайцев осознавали, что межэтнические процессы растянуты во времени. Мир делился на пять концентрических окружностей (уфу, где у – пять, а фу – одежда). Диаметр каждой окружности соответствовал степени соответствия "стандарту" протокитайской (в последующем – китайской) культуры (располагавшейся в центре). Постепенное же её распространение описывалось в терминах скорее гастрономических. Соседние народы делились на две категории – на "сырых варваров" (шэнфань) и "приготовленных варваров" (шуфань). Под "приготовлением" понималось приобщение к культуре. В зависимости от того, к какой категории относилась та или иная группа, провинциальные и центральные власти определяли политику. Характерным примером является убийство группы рыбаков из Рюкю (Япония) в 1876 г. тайваньскими аборигенами. В ответ на ноту японского правительство, китайские власти буквально заявили, что, так как тайваньцы являются "дикими" (шэнфань), то правительство цивилизованного Китая не может нести ответственность за их действия. В дальнейшем Япония использовала этот инцидент для попытки занятия острова.

Практически же разница между шуфань и шэнфань выражалась в системе управления, элементы которого сохранились до сих пор в системе административного деления современного Китая. Первые включались в стандартную систему административного деления Китая, вторые сохраняли элементы самоуправления. Показательна ситуация на Тайване в XIX веке (до 1895 г.), остров делился на две зоны:

-  западную равнинную, где основное население составляли мигранты из Фуцзяни и Гуандуна. Здесь же жило смешанно с ними коренное земледельческое население – т. н. "равнинные поселенцы" (пинбу, отнесены к категории шуфань). Эта зона делилась на округа и уезды, аналогично остальным провинциям страны.

-  Восточную горную, где с XVII века действовали ограничения на китайскую миграцию (т. н. фэншаньлин – указ о закрытии гор). Здесь не существовало китайской администрации, а местное население (шэнфань или гаошань – "горцы") управлялось старейшинами тусы. Примечательно, что элементы этой системы сохраняются до сих пор в Китайской республике на Тайване.

Таким образом, традиционная система управления районами с инородным населением предполагала учёт, прежде всего, культурных факторов. В её основе – интуитивное понимание постепенного характера процесса межэтнических взаимодействий. По мере ассимиляции или заселение китайскими мигрантами территорий этнических меньшинств на них устанавливалась стандартная система управления. Один из последних примеров – преобразование бывшего монгольского аймака Ордос (Внутренняя Монголия) в город провинциального подчинения Эрдосы (китайская транскрипция оригинального названия)[15].

"Неперевариваемые китайцы": affirmative actions

Ключевая проблема этнической политики КНР отнюдь не в отношениях "ханьского большинства" и "малочисленных народностей". Она – внутри самого "большинства". Исторически разделённые на несколько десятков территориальных, диалектных и конфессиональных, ханьцы мало походят на единый народ. Разделённые политическими границами – они быстро обособляются друг от друга, начинают воспринимать вчерашних соотечественников как "чужаков". Наиболее очевидные примеры – жители Тайваня и Гонконга. Приведённая гонконгская карикатура наглядно демонстрируют реальность "единства китайкой нации".

Довольно быстро политическое обособление находит идеологическое оправдание – на Тайване популярна идея о том, что тайваньцы – потомки не Жёлтого императора, а его врага Чию, вождя южных племён.

Но значительно серьёзнее ситуация внутри самого Китая. В ходе распространения конфуцианизированной культуры в бассейне Янцзы возникли региональные варианты китайской цивилизации. Наряду со старыми столицами – Чанъанем (совр. Сиань, пров. Шэньси) и Лояном (пров. Хэнань) ещё в III веке возник альтернативный центр в низовьях Янцзы (вокруг современного Нанкина). В основе её первоначального отличия – влияние автохтонных культур. В дальнейшем распространение буддизма способствовало дальнейшему обособлению[16].

Подпись:Сыграл свою роль и тот факт, что, примерно с середины I тыс. н. э. юг Китая стал уверенно опережать север в социально-экономическом и культурном развитии, при сохранявшемся военно-политическом доминировании северян (во многом – потомков воинственных завоевателей). Это различие и стало причиной наиболее долговременного этнического конфликта внутри китайского этнического сообщества.

Дискриминация отдельных, преимущественно южных, провинций – факт известный в китайской истории. После восстановления единства страны, прерванного распадом Ханьской империи (220 г. н. э.), династии Суй и Тан (581-907 гг.) правящая северо-китайская элита всеми силами стремилась не допустить южан к власти. Попытки последних добиться большей степени участия в управлении страной являются внутриполитической составляющей практически всех попыток реформ во II-тыс. н. э.

В современном Китае проблема баланса представительства региональных элит, обычная для всех крупных государств, осложняется диспропорциями социально-экономического развития. В силу географических и исторических причин, наиболее развитыми являются приморские регионы юго-востока страны, где проживают лингвистически обособленные этнические группы китайцев (таблица 1).

Регион

Основной диалект или язык

Регион

Основной диалект или язык

САР Гонконг

кантонский (юэ), английский

пров. Гуандун

кантонский (юэ), хакка, чаочжоуский

САР Макао

кантонский (юэ), португальский

СЭЗ Шэньчжэнь и Чжухай (пров. Гуандун)

кантонский (юэ), хакка

г. Шанхай

шанхайский (группа диалектов У)

СЭЗ Шаньтоу (пров. Гуандун)

чаочжоуский

г. Пекин

пекинский (северная группа)

СЭЗ Сямэнь (пров. Фуцзянь)

южно-фуцзяньский

пров. Фуцзянь

провинция длится на 15 языковых зон

г. Далянь

один из северо-китайских диалектов

пров. Хайнань

хайнаньский

г. Нанкин (столица до 1949 г.)

диалект Нижнего течения Янцзы (северная группа)

Таблица 1. Лингвистически обособленные этнические группы китайцев

Попытки центральных властей распространить использование северо-китайского (стандартного) варианта китайского языка имеют лишь относительный успех. В провинциях Фуцзянь, Гуандун, Хайнань, не говоря уже о Гонконге и Макао престижным является говорить на местных диалектах. Пока преждевременно говорить о каком-либо языковом сепаратизме, однако пример Тайваня, где официальный статус местных диалектов лишь вопрос времени, говорит о том, что подобная динамика более чем возможна.

Ситуация в Шанхае, исследованная Робертом Ангусом из Калифорнийского университета, может рассматриваться в качестве модели отношений между различными этническими группами китайцев, отягощённые социально-территориальными диспропорциями развития.

У коренных жителей крупнейшего мегаполиса страны выработалась своеобразная региональная идентичность, в основе которой лежит лингвистическое своеобразие. Среди них распространено противопоставление т. н. нунлао (шанхайцев, от нун[17]местоимение второго лица, используемое в приветствии и лао - земляк) и вайдижэнь (в шанхайском произношении - вадинин). Шанхайцы подчёркивают свою привязанность к местному диалекту – бытуют истории о том, что даже дети тех, кто волею судьбы покинул город, сохраняли знание языка и передавали его своим детям. В отношении последних укоренилось мнение о том, что они грязные, необразованные и невоспитанные люди, чьё присутствие в перенаселённом городе является проблемой (можно вспомнить пресловутое московское "понаехали, тут"). Хотя некоторые респонденты указывали и на трудолюбие приезжих, руками которых построено процветание Шанхая. Опросы показали, что незнание местного диалекта может служить поводом для предвзятого отношения к человеку, например, при приёме на работу. Крайне неприятны сведения о враждебности к детям приезжих в школах. Необходимо подчеркнуть, что в отличии от хорошо известной Россиянам проблемы отношений москвичей и "гостей столицы", в Шанхае на первый план выходит языковой, т. е. этнический фактор.

Можно предположить, что ситуация в других крупных городах юга страны схожа, может лишь с поправкой на статус Шанхая как альтернативной столицы – центру т. н. "шанхайской клики", к которой принадлежат виднейшие лидеры страны – бывшие глава КПК Цзян Цзяминь и вице-президент Цзэн Цинхун и сотни других.

Помимо языкового фактора, в некоторых регионах существует обособление по религиозному признаку: например фучжоусцы, принадлежащие преимущественно к методистской церкви нелегко находят общий язык со своими соседями, исповедующими буддизм или даосизм.

Для будущего КНР ключевым, с этническим точки зрения, является противоречие между северянами, традиционно доминировавшими в армии и госаппарате, и южанами – активными в экономике. Важно обратить внимание, что в XX веке именно южане стояли во главе революционных движений (национальной революции 1912 г, Северного похода 1926 г., коммунистической революции 1949 г.). Сбалансированное представительство различных этнотерриториальных групп – важнейшая проблема выживания единого китай-ского государства.

Меньшинства a la carte

Очевидно, вместе с тем, что продолжается ассимиляция различных этнических групп, относящихся к т. н. "малочисленным национальностям". Часть уже практически исчезла с этнографической карты – маньчжуры, некоторые группы корейцев, мусульман и т. д. Нет сомнения, что некоторые практически обречены. Поразительно, что речь идёт о народах, чья численность нередко превышает миллион, а иногда и десять миллионов человек.

Ассимиляционная политика Пекина примечательна тем, что она идёт параллельно со вполне реальной поддержкой традиционной культуры меньшинств. Было бы ошибочно упрекать китайские власти в насильственной китаизации. Созданная в 50-х гг. система национально-территориальных автономий во многом списана с советской практики х гг., когда молодой коммунистический режим пытался опереться на "национальные кадры", противопоставив их традиционной российской элите, во многом настроенной скептически в отношении новых хозяев Кремля. В КНР подобная опора не имела смысла – меньшинства едва ли составляли более 15% всего населения, были менее образованы и не могли составить резерв правящей элиты, каковым были, например евреи в послереволюционной Советской России. Однако в китайском Туркестане, Внутренней Монголии, Тибете и внутренних районах юга Китая лидеры КПК довольно быстро нашли общий язык с частью местных правящих слоёв – рекрутировав их в Компартию через систему военных школ. Так было с тибетцами, среди которых до сих пор прослеживается различие между группами, подготовленными под контролем 18-й и 1-й полевых армий НОАК. Нередко лидеры националистов оказывались контрагентами властей – лидер прояпонского монгольского правительства князь Дэмчугдон-груб (Дэ-ван) оказался полезен новой власти.

Таким образом, в 50-60-х гг. была создана система автономий – районов, округов, уездов, волостей. Параллельно были подготовлены кадровые работники из местных. Однако это меняет сути политики, в ос-нове которой не проект "строительства нации", а традиционное представление о постепенном "поглощении" варваров китайцами.

Наиболее интересен пример ряда народов юго-запада страны – чжуанов (Гуанси-чжуанский автономный район и Вэньшань-чжуанский автономный округ), бай (Дали-байский автономный округ) и ицзу (Ляншань-ицзу, Чусюн-инцзу и Хунхэ-ицзу автономные округа). Многочисленные, с богатой историей и культурой. Дали был центром империи, которая в VII-XIII веках соперничала с Китаем, чжуаны ещё во II в. до н. э. участвовали в создании государства Намвьет. Чжуаны и бай до 1949 г. использовали китайскую иероглифическую письменность, у ицзу было собственное оригинальное письмо.

Однако при создании национальных автономий, китайские власти одновременно провели реформу письменности – лишь ицзу сохранили своё письмо, а для чжуанов и бай было создано письмо на латинской графической основе. Казалось бы – все счастливы. Однако, именно эти меры, в значительной степени, способствовали ассимиляции чжуанов и бай, и изоляции ицзу.

1. Для чжуанов и бай отказ от прежней, пусть несовершенной, иероглифической письменности, означал отказ от культурной традиции, носителем которой была прежняя элита. Записанные иероглифами песни и мифы непонятны молодёжи. Лишь в деревнях остались старики, способные прочитать древние ритуальные тексты.

2. Использование латинизированного алфавита, при всём его удобстве и соответствии фонетике и грамматике языка, обособляет меньшинства от китайского большинства. Поскольку знание иероглифики необходимо для получения университетского образования, молодёжь предпочитает учить китайский язык, и рассматривает уроки национального как пустую трату времени. Китайский престижен, чжуанский и бай – нет.

3. Желающие говорить и писать на родном языке попадают в своего рода культурное гетто – в котором есть собственные журналы, газеты, радио и телепрограммы, но это не отменяет "последний поезд в никуда". Жёстокое сравнение, но культура национальных меньшинств обречена на маргинализацию и уничтожение, несмотря на декларированную приверженность власти принципам равенства и уважения традиций.

4. В таких условиях ассимиляции предстаёт в форме свободного выбора: либо стать китайцем и иметь перспективы будущей карьеры, либо остаться представителем национального меньшинства. Для образованных и современных жителей городов выбор практически предопределён.

Гипотетически ситуацию могло бы спасти возрождение традиционной иероглифической письменности – благодаря знанию китайского языка это вполне возможно, огромный лексический пласт в чжуанском языке составляют китайские заимствования. Уже выпущено программное обеспечение – текстовый редактор для чжуанского языка. Однако официальное признание, возрождённое письмо пока не получило – сферой его применения, скорее всего, останутся исследования фольклора и мифологии.

Ситуация с ицзу частично совпадает с чжуанской. Оригинальная письменность вызывает восторг этнографов – но она плохо подходит для информационного общества. Единственный web-site на ицзу выполнен в графическом формате. Существуют программы поддержки письменности ицзу (например, BabelPad), но они плохо интегрируются в среду Windows и пригодны лишь для академических целей.

Кроме того, письменность ицзу изначально была распространена лишь среди некоторых территориальных и кастовых групп этого народа – её распространение, таким образом, затруднено. В этих условиях, добровольная китаизация становится распространенным явлением. Частично спасает положение лишь то, что основная масса этого народа живёт в горных районах, где консервируется традиционный образ жизни.

Если говорить о долгосрочном прогнозе – судьба этнических меньшинств незавидна. Добровольная ассимиляция в условиях экономического бума – "пылесос", который буквально высасывает наиболее одарённых, способных, динамичных. Традиционной культуре суждено сохраниться в отсталых деревнях или в виде аттракциона для туристов и граждан Поднебесной.

"Приправа"

Степень китаизации различных этнических групп сильно отличается. Довольно распространённой является практика использования одних меньшинств для управления другими. Так в Тибете довольно важное место в системе контроля над местным населением играют китайские мусульмане. Они говорят по-китайски, но исповедуют ислам[18] и занимаются преимущественно торговлей. В ряде районов пров. Цинхай (северная часть исторического Тибета) мусульмане играют роль посредников между ханьцами и местными народами.

В самом же Тибетском автономном районе мусульмане монополизировали торговлю предметами тибетских промыслов и традиционной медицины. Экономическая зависимость тибетцев от находящихся в руках мусульман торговых сетей – дополнительный фактор контроля.

Аналогичным образом, власти используют и те, субэтнические группы тибетцев, которые в силу исторических и географических причин имели более тесные отношения с китайцами – сычуаньских кхампа и цинхайских амдова. Именно выходцы из этих групп составляют основу местной элиты в Тибетском автономном округе. Интересен прецедент назначения выходца из народности ицзу на высшую административную должность в ТАР.

В других регионах страны также существуют этнические и субэтнические группы, используемые в качестве агентов – проводников китайского влияния. Во Внутренней Монголии это чахары, живущие в непосредственной близости от Пекина. Их статус усиливается ещё и тем, что в прошло именно чахарские ханы считались хранителями печати Чингизхана – символа власти в монгольском кочевом мире. В Синьцзян-уйгурском автономном районе (СУАР) власти традиционно опираются на китаеязычных, маньчжуров-сибо и некоторые другие этносы.

Наличие большого количества частично китаизированных меньшинств ("приготовленных варваров") даёт возможность избегать прямых ассоциаций с политикой колонизации. Предпочитая действовать через своих "агентов этнического влияния" власти минимизируют психологические последствия доминирования ханьского большинства над национальными меньшинствами.

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6



Подпишитесь на рассылку:

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.