Православная духовность как основа психической целостности (Курс лекций по Православной психологии) (стр. 1 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7

Высшие Богословские Курсы при

Московской Православной Духовной

Академии и Семинарии

Православная духовность как основа

психической целостности.

(Курс лекций по Православной психологии)

Учебно-методическое пособие

Автор:

,

Кандидат богословия

Москва 2007

Введение.

Место психологии в системе наук

Среди наук, изучающих человека, психология занимает особое место. С одной стороны, она включает в себя методы точных и естественно-научных дисциплин: математическую статистику (в тестах, опросниках, формулах, измерениях корреляций (различных шкалированиях)), метод эксперимента, что присуще и некоторым общественным наукам, таким как социология и производным от нее. Известный американский ученый Айзенк заметил, что без эксперимента не может быть по сути научной психологии. С другой стороны, казалось бы объективные методы, используемые психологией, касаются человека, т. е. области, где стирается грань между точностью и уникальностью опыта. Здесь психологическое смыкается подчас с философским, интерпретировать которое бывает достаточно сложно.

Действительно: пока человек остается человеком, в любой статистике будет оставаться в силе поправка, в виде так называемого «человеческого фактора», обусловленного наличием некоей таинственной внутренней жизни индивида: его сомнений, исканий, страданий и озарений.

Науки пытаются рассматривать человека «объективно», т. е. как объект, частичку мира и общества. Медицинские и биологические науки видят в нем «животное», т. е. живое биологическое существо, а социотехнические исследования касаются производственных процессов, где человек выступает как самый сложный элемент системы «человек—машина». Психология же (от греч.  душа, душевный,  - слово, учение, наука; дословно – «наука о душе, душевных проявлениях»), поскольку касается она внутренней жизни индивида, вынуждена бывает подчас рассматривать человека в его субъективной реальности.

Психология – наука молодая. Такой, как мы ее знаем, психологии немногим более ста лет, так что до сих пор есть определенные трудности в решении ряда фундаментальных методологических вопросов, таких как пред­мет психологии и способы научного объяснения в психологии. Одним из неопределенных феноменов является отрицание самим фактом психической жизни человека фундаментального за­кона природы — закона сохранения энергии. Если бы материальные процессы, какими являются физиологические процессы, вызывались психической (идеальной) причиной, то это означало бы возникновение энергии из ничего, поскольку психическое не считается материальным. По сути, это уже чудо. Вместе с тем, если бы физиологические (материальные) процессы порождали психические явления, то мы столкнулись бы с абсурдом другого рода — энергия исчезает.

Иногда можно услышать мнение о существовании специфической «психической» энергии, связанной с потоком нейронов (нервных импульсов) между рецепторами раздражения и центральной нервной системой (ЦНС), но в этом случае снова необходимо дать объяснение механизмам превращения материальной энергии в некую «нематериальную». И наконец, можно говорить о том, что все психические явления — материальные, т. е. физиологические процессы. Тогда процесс взаимодействия души и тела есть процесс взаи­модействия материального с материальным. Но в этом случае можно дойти до полного абсурда. Например, если человек поднял руку, то это акт сознания и одновременно мозговой физиологический процесс. Если после этого он захочет ею ударить кого-либо (например, своего собеседника), то этот процесс может перейти в моторные центры. Однако если нравственные соображения заставят его воздержаться от этого, то можно сделать вывод, что нравственные соображения — тоже мате­риальный процесс.

Иными словами, в противовес логическому закону «исключенного третьего», психические явления рассматриваются одновременно: как «материальные», т. е. зависящие от организма человека, центральной нервной системы и физиологических процессов, но могут пониматься и как «нематериальные», т. е. не поддающиеся многим законам материи, времени и пространства, по крайней мере известным науке на данный момент.

Современная наука говорит о таких фактах психосомати­ческого и соматопсихического взаимовлияния, когда душевное состояние человека отражается на его физиологическом состоянии, а в определенных ситуациях психиче­ские особенности могут способствовать развитию того или иного за­болевания. И наоборот, хроническое заболевание, как правило, сказы­вается на психическом состоянии больного.

Одно лишь подавленное состояние, деморализация, без всяких дополнительных причин способны вывести человека и даже группу людей из равновесия, общественной жизни, трудового процесса. «Нас ничто не останавливает, когда мы называем больными людей, страдающих от нехватки витаминов и микроэлементов, – заявляет основоположник гуманистической психологии А. Маслоу. – Но кто сказал, что нехватка любви», болезнь души «менее пагубна для организма, чем нехватка витаминов?»[1].

Учитывая тесную связь душевного и телесного, в современной медицине и психологии активное развитие получили методы консультативного и психотерапевтического воздействия, исполь­зующие лечебные свойства слова, молчания, творчества и внимания.

В данном контексте неоспорима связь психологии с медициной, философией, философской антропологией и даже онтологией («учением о существующем»), существенно пересекающейся с областью теологии (богословия, от греч. - Бог), поскольку вопрос смысла жизни, существования и жизнедеятельности души как объективной (или субъективной) реальности есть вопрос по преимуществу религиозный. Известно, что именно в религии он был поставлен исторически прежде всего, именно с религиозной областью стыкуются психотерапевтические техники многих современных нам психологических направлений, и именно теологический опыт религиозной психологии совершенно незаслуженно освещен в психологической, да и в современной богословской науке крайне скудно.

Место психологии в богословском образовании.

Психология как апологетическая проблема нашего времени. Предмет православной психологии.

Однако, представляет ли интерес психология для классической богословской школы? Казалось бы, если психология говорит о душе, религиозной реальности, не является ли изучение психологии ненужным, поскольку «истинная психология как наука о душе» становится тождественной богословию?

С другой стороны, психология особое свое развитие получила в XX веке, в контексте атеистической и безрелигиозной идеологии, и заслужила репутацию «психологии без души». Можно предположить, что не православная, а тем более атеистическая психология в богословском плане будет противоречить духовному опыту Церкви, и, значит, вредной. Иногда полагают даже невозможным проводить какие-либо параллели между богословием и «еретической» психологией.

Однако, необходимо разобраться со следующими вопросами: во-первых, является ли психология «наукой о душе», тождественной богословию, и ставит ли себе эту религиозную задачу? И во-вторых, является ли нонсенсом сама возможность изучения психологии в богословских православных школах.

Первый вопрос будет специально рассмотрен в разделе «предмет и определение науки психологии».

Что касается второго вопроса, то известно, что традиция изучения психологии в русской богословской науке была, т. е. считалась вполне возможной. В духовных школах, кроме богословия, изучали и высшую математику, и начала философии, медицины, психологии. Эта традиция была прервана искусственно после трагических событий русской революции. «Известно, - пишет кандидат псих. наук , - что (…) психология преподавалась в дореволюционных духовных школах достаточно давно (…) в рамках философских дисциплин (философия, логика, психология), начиная с 1808 г. И это преподавание не прекращалось вплоть до закрытия духовных школ после 1917 г. (…)»

Более того: в богословско-академической среде сложилась целая школа, в рамках курса апологетики разработавшая особое направление богословской науки – «умозрительную психологию». Наиболее значительный вклад в этом направлении сделали: Владимир Николаевич Карпов, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии, Федор Александрович Голубинский и -Платонов, профессоры Московской Духовной Академии, Вениамин Алексеевич Снегирев и Виктор Иванович Несмелов, профессоры Казанской Духовной Академии. Целью данного оригинального курса было соотнесение данных современной психологии с богословской наукой того времени.

После потепления отношений между Церковью и Советским государством в конце сороковых годов XX столетия, «и открытия нескольких семинарий (…) психолого-педагогические дисциплины в учебных планах все же отсутствовали». Это соответствовало декрету Ленина об отделении Церкви от школы и высшего образования, да и «запрет государства на просветительскую, педагогическую, миссионерскую, социальную, благотворительную деятельности Церкви делал не нужным изучение этих предметов.

Но вот после стольких лет гонений и запретов в 90-е гг. Церковь получила возможность заниматься просветительской, миссионерской, педагогической и другими видами деятельности. Сразу же встала необходимость введения в учебные планы духовных академий, семинарий, училищ психолого-педагогических дисциплин для более эффективной подготовки будущих священнослужителей к важнейшему церковному послушанию нашего времени – педагогической и социальной работе».

Но если с преподаванием педагогических дисциплин дело обстояло относительно неплохо, поскольку существовала разработанная программа по педагогике для духовных школ, то психология, ушедшая в научном плане весьма далеко с 1917 года, представляет сейчас для богословия «темный лес». Кроме того, что не хватает специалистов высокого уровня, могущих заниматься этим вопросом, нужно еще учесть тот факт, что уже в богословско-академической среде «взаимоотношения богословия и нарождающейся экспериментальной психологии не были простыми. Профессор Санкт-Петербургской духовных академии и семинарии в 1907 г. сделал анализ существующего тогда положения дел с преподаванием психологии в духовных школах. Во-первых, он отметил, что духовным академиям требуется пожелать лучшего приспособления к собственным целям духовно-академического образования всех философских (в том числе и психологии) дисциплин. Далее автор дает характеристику психологии того времени и пишет, что главнейшие предпосылки ее далеко не солидарны с библейскими. В конце XIX - начале XX вв. эта проблема так и не была решена, хотя уже Глубоковский показывал пути ее решения. Он говорил, что нужен глубокий богословский анализ психологических знаний. Эта задача стоит сейчас (и) перед преподавателями психологии в духовных семинариях»[2].

Кроме того, есть и еще причины, почему пришло время обратиться к религиозному взгляду на плоды современных достижений человека в области познания своей природы, своего назначения, своего «душеведения» (греч. «психологии»). Время господства безрелигиозной идеологии прошло. Атеистическое объяснение человеческой природы оказалось несостоятельным, и даже нецерковному сознанию стало понятно, что без веры человек духовно голодает. На пороге XXI века резко вскрылись у людей проблемы личностного свойства, что без труда объясняется и психологической пустотой потерявшего духовный иммунитет общества, и отсутствием в нем реальной духовной идеи, которая могла бы заменить величайшие мифы XX века – нацизм и коммунизм. Дух потребления и стяжательства – это ведь только следствия той духовной опустошенности, с которой живут люди. Но время также показывает, что человек все чаще задумывается над тем, кто же он такой есть. Решает по-разному. И отчаянно ищет чьей-то помощи. В этом ему «помогают» и общественные организации, и религиозные тоталитарные секты, использующие психотехники, различные «психотерапевты» порой сомнительных экстрасенсорных направлений. Но вот насколько эффективна эта «помощь»?

Казалось бы, самое время обратиться к сокровищнице святоотеческой «подвижнической психологии», как иногда называют православную аскетику. Но здесь между жаждущим обществом и церковным опытом встает одна проблема. Многие светские ученые и психологи, в том числе и православные, в течение всего XX – нач. XXI вв. отмечают реальный факт несоответствия терминологической базы богословия и современной психологии, без чего порой невозможно бывает донести до светского человека опыт православного подвижничества.

Православной науке весьма затруднительно противопоставить себя современной психологии как «психологию православную», не проведя тщательный анализ достижений психологии к настоящему времени. Православная психология не может выполнять свою прямую апологетическую и педагогическую задачу без выработки единой терминологической базы в отношении психологических феноменов, подобно тому, как некогда отцами-каппадокийцами были применены достижения эллинской философии к церковным нуждам.

С другой стороны, как отмечает архимандрит Киприан (Керн), «нельзя, ища привычных методологических приемов, навязывать св. Отцам наши выводы и ограничивать их нашими предпосылками. Отцы если и не знали многого, что стало известно нам, все же были глубже в своих прозрениях. Мы можем и должны, излагая Отцов, говорить привычным нам ученым языком, но до конца понять глубину Отцов мы сможем только, если приобщимся их духовному опыту и будем духовно подвизаться в том же, в чем подвизались и они, а не только схоластически, теоретически их изучать»[3].

Для достижения данных целей, по мнению автора, необходимо возрождение психологии в духовных школах как самостоятельной науки, в основе которой, безусловно, – должно быть практическое православное богословие, истинная «психология христианского подвига», как справедливо называет аскетику святитель Игнатий (Брянчанинов). Это «наука из наук», которая «доставляет – выразимся языком уче­ных мира сего — самые подробные, основательные, глубокие и высокие познания в экспериментальной психологии и богословии, то есть деятельное, жи­вое познание человека и Бога, насколько это позна­ние доступно человеку»[4]. Более того: по мысли митр. Иерофея (Влахоса), ведущего специалиста в области христианской аскетики, православие и есть прежде всего медицинская наука, «психотерапия» - наука об исцелении души от страстей и душевных болезней. «Возможно, - пишет он, – следовало бы основать специальную кафедру для изучения аскетики и исихазма, которое основывалось бы на текстах Добротолюбия»[5].

Основные исторические подходы к психологии.

Что такое душа, и как ее можно изучать?

С древности до наших дней существовало множество самых различных концепций относительно понятий «душа», «психика», «психофизиология», и их взаимоотношения. Условно их можно объединить в две большие группы: материализм, отрицающий существование бессмертной души, или признающий душу «животным, смертным началом»,и идеалистический дуализм, признающий душу чисто духовным началом, как правило, несовместимым с материальной (несовершенной и греховной) природой человека. Правда, есть еще т. наз. «агностицизм», когда ученые признают, что не знают ответ на данный вопрос и оставляют его без ответа, признавая вероятной и ту, и другую возможность. Но, как правило, когда речь переходит от теории к практике, даже бессознательно человеку приходится самоопределяться: действовать, как будто душа смертна, или же бессмертна.

Нужно сказать, что все вышеперечисленные подходы существовали издревле, порой сосуществуя друг с другом, подобно тому, как трудно ответить на вопрос, что из чего появилось: религия из магии, или магия из религии. Этот вопрос «не потерял своего значения и сегодня… Внимательным наблюдателям религиозного феномена в жизни человека, ближе идея о том, что и анимизм, и преанимизм, и фетишизм, и тотемизм, и прамонотеизм с самого начала и во все времена сосуществовали бок о бок не только в каком-нибудь социуме, но и в человеке как индивидууме»[6].

Материалистический подход был известен с глубокой древности. В древнегреческой религиозной философии, так же, как и во многих других религиозных системах, душу соотносили с природными первоэлемен­тами, или стихиями.

В религиях Месопотамии, Египта, Ближнего Востока было распространено активное служение «небесным воинствам»: не только солнцу, луне, звездам, но и «космическим духам», о которых говорит ап. Павел в Эфес.6.

В классическом буддизме, например, любое существо (в том числе и душа) представляло собой набор «дхарм» (первоэлементов, слабое подобие атомистического, или квантового представления), и потому о личном бессмертии души речи быть не могло. Есть душа, или нет – бессмысленный вопрос, согласно буддизму. Это бессмысленный вопрос и для даосизма, но никак не скажешь, что этот «атеизм» являлся «нерелигиозным».

Современник появления буддизма, Демокрит полагал, что все состоит из ато­мов — мельчайших, неделимых материальных частиц. Под­линная природа мироздания по Демокриту состоит в том, что все качественные, чувственно воспринимаемые характеристики вещей существуют лишь в человеческом восприятии, а «по природе существуют только атомы и пустота».

Фалес и Анаксагор говорят об одушевленности всего мироздания (по мысли Фалеса, «магнесийский ка­мень (магнит) имеет душу, так как движет железо»), а Пифагор, представляющий некое промежуточное звено между материализмом и идеализмом, показывает обратную сторону этого «материализма» - магизм, стремление воздействовать на стихии посредством математического отображения числовой гармонии.

Кстати, зарождающаяся в XIX веке научная психология (экспериментальная психология, а позже – и бихевиоризм) ориентировалась на естественнонаучные принципы рационализма, начавшего складываться в период Возрождения античности, когда параллельно с возрождением неоплатонизма получили преимущественное развитие естествознание и математика.

Пифагор же, подобно буддизму, учил, что душа бессмертна, неуничтожима, но тот факт, что она многократно воплощается в живых существах, показывает, что она теряла при этом свою неповторимую личностную индивидуальность.

Идеализм отделился от материалистического подхода учением Платона, Гераклита Эфесского, древних гностиков, имеющих и сегодня свой прототип – теософию, антропософию Штайнера, глубинную и трансперсональную психологию, различные психо-духовные практики. Есть мнение, что первым своим определением психология обязана именно греческой мифологии о смертной женщине Психее, которую Зевс – верховное божество греков – превратил в богиню, сделав ее бессмертной. Поэтому Психея смертная, обретшая бессмертие, стала символом души, ищущей свой идеал.

Элементы идеализма как мировоззренческой системы можно проследить практически во всех, даже самых примитивных религиозных верованиях и обрядах, когда речь идет об «изначальном времени», «мифическом мире», и возможно, появился в человечестве как реакция на потерю некоего первозданного состояния, выраженная в общечеловеческом мифе о грехопадении.

Какая концепция ближе православному богословию? На первый взгляд, ближе идеализм: в борьбе с атеизмом XIX-XX века, даже в уставах духовных школ дореволюционной России платонизм признавался более «симпатичной» концепцией. Академическая «Умозрительная психология» на первых этапах своего развития естественно отдавала предпочтение идеализму. Известный англиканский богослов К. Льюис в апологетическом исследовании «Просто христианство» отмечал, что дуализм вполне логически обоснован в христианстве: объективной реальностью является душа и духовный мир, а противоречие между твердостью нравственного закона и неисполнением его свободными творениями, может указывать на реальность учения о первородном грехе, реальность войны в духовном мире.

Но не будем спешить. Многим фактическим последователям Платона, каким был, например, основатель психоанализа, З. Фрейд, это учение не помешало оставаться атеистами. И «спасение души» у неоплатоников – совсем не то же самое, что спасение человека по православному учению. Православный Символ веры отмечает надежду на «воскресение мертвых», т. е. физической составляющей человека, его целостности, а не только «души» как бестелесной субстанции.

Православно-догматическая теория природы и происхождения души.

Откуда берется душа? Существует несколько концепций, рассмотренных христианством в исторической перспективе:

1.  Предсуществование (платонизм) – ересь, отверженная Церковью в оригенизме, поскольку последовательное применение данного принципа влечет за собой нецелостность личности человека и учение о «метемпсихозе» (переселении душ) и «апокатастасисе» (вечном восстановлении и повторении цикла). Христианство же верит в то, что «умрем, а потом суд», что предполагает ответственность.

2.  Творение Богом (по образу Быт., когда Праотцу была дана «душа живая»). Положительный момент – объяснение активного творческого Промысла и различий людей и их врожденных талантов. Недостаток – получается, что Бог потворствует злу в мире (н-р: рождение в результате насилия), либо даже является откровенно мстителем (больные, уродливые дети за грехи родителей).

3.  Рождение от душ родителей (психогенетическая теория) – Бог дает творению дар сотворчества (Быт.).

Православная психология – это «третий», «срединный», «царский путь» (не материалистический (т. к. душа есть, и она не смертна), и не идеалистический (т. к. душа – не противоположность тела)).

Понятия психика – душа, индивид – личность в психологии и христианском богословии.

Предмет и определение науки психологии.

В современных вариантах определения психики последняя интерпретируется как функция мозга или же «высокоорганизованной материи»[7], психофизического существа человека. Кроме того, в научных публикациях, как правило, прослеживается тенденция к уравниванию смыслового содержания понятий «психика» и  «душа».

Однако, следует подчеркнуть, согласно замечанию профессора , что в современной психологии и психиатрии, даже, казалось бы, нерелигиозной, a priori признается уникальность человека и его обособленность от мира животных. И у животных есть своя «психика», как показывают исследования в области рефлексологии: память, внимание, воля. Но имея дело, например, с психически больным человеком, «мы чаще всего думаем, что это прежде всего человек, а не животное». Ведь «если говорить о болезнях тела, то наше сходство с животными настолько велико, что опыты над последними позволяют познать важные соматические функции человека. Но понятие», например, «душевной болезни человека относится к совершенно другому измерению. Причиной душевного заболевания могут стать такие переживания личности, как утрата смысла жизни, чувство несвободы, личностное несовершенство.

Человек, в отличие от животных, проявляет сознательную и бессознательную психическую активность, кроме того, человеку присуще самосознание – осознание личностью собственного Я.

Человек, в отличие от животных, владеет языком, речью. В. Гумбольт, один из основоположников философии языка, полагал, что не люди овладевают языком, а язык овладевает людьми, что в самой структуре языка воплощено определенное воззрение на мир, т. е. различие языков по их структуре связаны с национальными различиями в миросозерцании, и познание мира людьми детерминируется их родным языком.

Надо отдать справедливость и отметить, что в последнее время в иерархии причин, обуславливающих развитие психических нарушений, на первое место все-таки выдвигаются социальные и психологические», а не только биологические факторы[8].

Но занимаясь специфически человеческой областью – психикой – не вторгается ли психология в сферу религиозной реальности: «души», «духа» человека, или его личности? Отметим, что если бы это было так, если бы душу можно было бы действительно увидеть и исследовать психологическими и экспериментальными методами, то следовало бы признать полную «сиюприродность» духовной природы человека, ее всецелую биологичность, а значит – отождествить понятия «душа» и «дух» с деятельностью центральной нервной системы (ЦНС), мозгом, темпераментом – индивидуальностью человека. В таком случае душа вновь стала бы «философским» понятием, как это было в недавнем прошлом в атеистической антропологической концепции, – и не понятна была бы принципиальная разница психологического восприятия человека от просто животного.

Согласно религиозному Откровению Ветхого Завета, животные действительно имеют «душу», но душу, которая заключается «в их крови» и умирает с их физическим угасанием. Совсем иная ситуация – с человеком, которому Богом была вдохновлена «душа живая» - личность, чувствующая свое «бессмертие». Она не может смириться с «небытием», что показывает искание человеком смысла его жизни и смерти.

По мысли академика В. Несмелова, «одно уже то обстоятельство, что человек (…) может не удовлетвориться своим действительным положением в мире и отвергает это положение, - одно уже это обстоятельство само по себе доказывает, что человек — не случайное порождение земли и не прирожденный раб приро­ды. Ведь простое животное никогда не создает относительно себя никаких иллюзий и поэтому никогда не отрицает суще­ствующей для него действительности». Позже эту же мысль повторил Макс Шелер (), один из основоположни­ков западноевропейской «философской антропологии». У Шелера человек как существо противостоит миру, окружающей среде. Только человек может относиться принципиально аске­тически к своей жизни. «По сравнению с животным, которое всегда говорит "да" действительному бытию, даже если пуга­ется и бежит, человек — это "тот, кто может сказать нет", "аскет жизни", вечный протестант против всякой только дей­ствительности»»[9].

«С одной стороны, человек — дитя природы, «про­стая вещь» физического мира, подвластная жестким законам биологии, физиологии. Человек даже пять минут не может про­жить без кислорода. Эти законы равнодушны к тому, что че­ловек, существующий как личность, разрушается подобно все­му остальному. С другой стороны, человек, обладающий разу­мом, свободой и нравственностью, ясно сознает свою безус­ловную ценность, выходящую за пределы мира вещей. Несо­ответствие идеальной природы личности человека реальным ус­ловиям приковывающего его мира делает его существо дву­смысленным, исполненным внутреннего конфликта. (…) Можно привести пример: так, физиологическая жизнь организма осуществляется сложнейшими и очень жест­кими механизмами регуляции. Повышение или понижение тем­пературы тела на пять градусов - это катастрофа. Может ли такая физиология породить в человеке чувство свободы?». И, тем не менее, «в человеке есть безусловное, надприродное начало: разум, самосознание, свобода и нравственность. Значит, безусловное начало есть и вне человека — в противовес теории Фейербаха о проис­хождении религиозного чувства у человека» из сущности самого человека[10].

Получается, что вопрос о сущности жизни и смерти – тот вопрос «духовных исканий», который касается экзистенциальной потребности в структуре психофизической природы человека, непременно сопутствуя понятию «бытийной тревожности» – это вопрос надприродный, религиозный, вопрос веры. Противоречивость индивида, убежден Р. Мэй, представитель экзистенциальной психологии, «доказывает факт присутствия божественного в человеческой природе». Существование внутреннего конфликта – «это следствие постоянного Божественного посягательства на скоротечную человеческую жизнь» (…) Можно сделать вывод о том, что здоровый человек должен быть креативно адаптирован к Богу, а устойчивое религиозное чувство является неотъемлемым условием здоровья личности»[11].

Согласно мысли святителя Игнатия (Брянчанинова), как жизнь тела зависит от присутствия в нем  – души, оживляющей человека, так и «жизнь души – от присутствия в ней Святого Духа»[12]. «Духовным является тот человек, – пишет современный греческий богослов митрополит Иерофей (Влахос), – который имеет в себе Святого Духа, тогда как душевным человеком является тот, у кого есть душа и тело, но кто не стяжал Святого Духа, дающего жизнь душе»[13]. То есть, религиозная реальность (душа, личность) раскрывается только в религиозном общении с Богом. Человек становится «духовным», «душой живой» - только в Боге.

В то же время, по мысли ап. Павла, само по себе «психическое» человека, как тесно связанное с его физической природой, Царства Божия не наследует: «Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное (), восстает тело духовное (). Есть тело душевное, есть тело и духовное. Так и написано: первый человек Адам стал душею живущею (); а последний Адам есть дух животворящий (). Но не духовное прежде, а душевное (), потом духовное. Первый человек – из земли, перстный; второй человек - Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного. Но то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления. Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие» (1Кор.15,42-53).

«Человек душевный – это еще не человек духовный», по мысли ап. Павла, т. е. не преображенный Божественной Благодатью. Нынешнее состояние человека – падшего, и потому индивидуация не может рассматриваться ни в коем случае как некое «духовное» состояние религиозного человека.

В психологии, строго говоря, речь идет не о душе, а о психике, т. е. о «душевных проявлениях» (динамизмах) индивида в контексте их детерминированности природой, неврологией. При всей сложности психических процессов в жизни животных и человека, нельзя сказать, однако, что «жизнь» - это всего-напросто деятельность ЦНС. Психика – это только инструмент личности, природная данность, которой обладает и распоряжается человек… Поведение человека обусловлено его темпераментом, уникальными особенностями двигательно-тормозной системы его центральной нервной системы (ЦНС). Все мы – индивидуальности, а значит – обладаем разными свойствами единой человеческой природы. Но при этом человек «свободен» в своей духовной направленности: служить греху или нет, соглашаться с требованиями природы, общества, или в меру необходимости противопоставлять им собственную индивидуальность.

Проф. Д. Мелехов приводит в качестве примера болезнь . Вообще, психологическое здоровье или неблагополучие может отразиться и на духовном состоянии человека. В разном направлении: к погибели – прелесть, ко спасению – восприятие болезни как взятого на себя креста, религиозная ответственность.

Для богословского сознания проблему можно проиллюстрировать в какой-то степени образом взаимоотношения личности, которая непознаваема, и ее личностных энергий, через которые и познается личность, ее направленность.

Но если психология изучает не саму душу человека, не ее непознаваемую сущность, для чего же тогда христианину нужны психологические знания?

Великими психологами в этом отношении являются не только люди, но и демоны, имеющие богатый психологический и житейский опыт, накопленный в продолжение тысячелетий существования человеческого рода. Демоны, как известно, не видят душевных движений человека, а только догадываются по внешним телодвижениям его, что называется, смотря ему в рот. «Всякое наше телодвижение с любопытством наблюдают, – говорит некоторый знаменитый подвижник, – и ничего не оставляют в нас не замеченным, ни восклонения на ложе, ни сидения, ни стояния, ни слова, ни выхода, ни взгляда, на все смотрят пристально, все употребляют в дело, весь день поучаются на нас льстивным (Пс.37;13)»[14]. Так нечистые духи могут познавать качества наших мыслей, заключая о них из наших расположений, слов или занятий. «Даже и те мысли, которые они внушают, приняты ли или как приняты, они узнают не по природе самой души, т. е. не по внутреннему движению, скрывающемуся, так сказать, в мозгах, но по движениям и признакам внешнего человека».[15]

Зачем необходима пресловутая психология, когда христианская проповедь смирения, послушания, принятия Божественной Благодати и так «меняет» всего человека? Пример – тот же Серафим Саровский, Сергий Радонежский, Мария Египетская. По мере же очищения от страстей, отмечают святые Отцы, является некоторое видение самой души. «Совершенно очистившийся от страстей, видит даже душу ближнего, хотя не самое существо ее, но в каком она находится устроении и каковы ее расположения и чувствования»[16]. Ибо «души, пока осквернены и омрачены, не могут видеть ни друг друга, ни себя самих, а если очистятся (от страстей) и возвратятся в древнее состояние, в каком созданы, то ясно видят сии три чина, т. е. чин низший их (бесов), чин высший (ангелов) и друг друга»[17]. Таким образом, очистившиеся от страстей получают особое видение и начинают видеть «духовно, оком естественным, то есть, прозорливым или разумным»[18]. И это уже не та естественная прозорливость или проницательность, которая бывает в силу присущей опытной интуиции, а та прозорливость, которая бывает по дару благодати. При этой благодатной прозорливости, которую имели многие подвижники и аскеты Православной Церкви, открывается глубина человеческой души, часто скрытая от самого человека.

Это та высочайшая наука из наук, которой занимались преподобные иноки, ихже не бе достоин весь мир и которая остается недоступной для мудрецов века сего, трудящихся над постижением ее при свете собственного разума, омраченного падением. Недостаточно здесь собственного света. Здесь нужен свет Христов!

Однако, «чем более человек духовен, тем менее значит его образование (в том числе и психологическое), и наоборот: чем менее он духовен, тем более это образование для него значит».

Нужно сказать, что в нынешнем веке человек и проявляется именно в своей поврежденной природе, и знание ее законов необходимо для осуществления самого религиозного подвига, а не только проповеди. Ведь без этого он может оказаться безуспешен. Аскетика – это та же «психология религиозного подвига». Нужно еще знать путь, «методику» для стяжания «чистоты сердца», а значит, и духовного опыта, для действия в нас Духа Святого. По мысли святителя Феофана Затворника, невозможно стать духовным, не став еще «душевным», то есть в хорошем смысле «психическим», психически здоровым, грамотным, знающим себя, без комплексов человеком.

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7



Подпишитесь на рассылку:


Христианские праздники
святые дни для верующих

Православие


Психика и личность

Духовность

Нужные упоминания



 Курсы:

Подготовительные курсыДистационное образование и курсыПодготовительные курсыДневные курсыВечерние курсыКонкурсы профессиональныеЗаочные конкурсыКурсовые работыПрограммы курсовКурсы МЭОКурсы лекций

Студенты: Для студентов I курсаДля студентов II курсаДля студентов III курсаДля студентов IV курсаДля студентов V курсаДля студентов VI курса

Проекты по теме:

Направления медицины
АкушерствоАлгологияАллергологияАнгиологияАндрологияАнестезиологияБариатрическая хирургияБариатрияВенерологияВертеброневрологияВетеринарияВнутренние болезниГастроэнтерологияГематологияГенетикаГинекологияГистологияГомеопатияДерматологияДесмургияДефектологияДиетологияИммунологияИнфекционияКардиологияКолопроктологияКосметологияЛогопедияЛучевая диагностикаМаммологияНаркологияНеврологияНеонатологияНефрологияОдонтологияОнкогематологияОнкогинекологияОнкологияОнкореабилитацияОториноларингологияОфтальмологияПедиатрияПерфузиологияПластика лицаПластическая ортопедияПластическая хирургияПодиатрияПодростковая медицинаПроктологияПсихиатрияПсихологияПсихотерапияПульмонологияРегенеративная медицинаСексопатологияСомнологияСосудистая хирургияСтоматологияТравматологияУрологияФизиатрияФизиотерапияФтизиатрияХирургияХрономедицинаЧелюстная хирургияЭметологияЭндокринология
Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.