Эпистемологические проблемы современного естествознания (стр. 2 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Термодинамика необратимых процессов, статистическая физика, теория биологической эволюции привели к ещё большему отходу от наивных идей классической науки о предсказуемости развития природы и управляемости её процессами. Словарь естествознания пополнился новыми фундаментальными понятиями – такими, как энтропия, информация, эволюция, случайность, неустойчивость траекторий, необратимость. Это привело к полному разрыву с идеалом классического знания и стало предметом исследований в постнеклассический период развития науки. В философскую проблематику вошли вопросы, связанные с трактовкой антиэнтропийной саморегулирующейся и самовоспроизводящей деятельности живых организмов.

Нелинейная динамика и синергетика привели к открытию нового фундаментального свойства, характерного для сложных и открытых систем любого типа, - феномена самоорганизации, приводящей к возникновению новых упорядоченных структур из хаотических состояний. В словарь нелинейной науки вошли такие понятия, как сложность, хаос, неравновесность, нестабильность, флуктуация, бифуркация, неоднозначность, непредсказуемость, необратимость времени и эволюции. Эти понятия и стоящие за ними явления (особенно в области социальных, демографических, экономических и политических прогнозов) пополнили список проблем, вошедших в сферу постнеклассической науки и философии.

Постнеклассическое естествознание стало всё чаще интегрироваться с гуманитарными науками, черпать оттуда аналогии, образы и идеи, искать новые нетрадиционные формы интерпретации сложных и неоднозначных явлений природы. Это сближение между двумя мирами (естественнонаучным и гуманитарным), как считает И. Пригожин, отнюдь не наносит ущерба естествознанию, а напротив – расширяет его горизонты и обогащает объяснительную базу науки.

Антропно-космическая философская гипотеза, возникшая в конце ХХ века на основе этой новой интерпретации ряда фундаментальных открытий в области физики микромира и космологии, воскресила холистическое (целостное) отношение к пониманию системы «Вселенная – Человек», восходящее к архетипам архаического мышления и получившее весьма рафинированное выражение в восточных философских и мистических учениях, а также свойственное мировосприятию русских космистов. Это стимулировало поиски путей синтеза западного и восточного стилей мышления (транскультурный синтез). Начался процесс выработки транскультурного метаязыка, пригодного для научных и философских опытов по созданию самой универсальной (насколько это вообще возможно) картины мира, отображающей тот уровень реальности, который доступен современному наблюдателю.

Такие междисциплинарные и транскультурные поиски представляют собой следующий этап преодоления эпистемологических ограничений, обусловленных традиционными для классической философии оппозициями: «материализм – идеализм», «физика - метафизика», «наука - метанаука» и т. д., а также стимулирует использование всех когнитивных подходов на основе принципа эпистемологической дополнительности.

На этом этапе в словарь естественных наук и философии, вошли, но уже в новом качестве, такие, на первый взгляд хорошо известные термины, как время, пространство, поле, информация, развитие, человек, наблюдатель, реальность, сознание, цель, замысел, синхронность и др. Однако они приобрели совершенно новое смысловое наполнение, в котором специфическим образом по законам синергетической дополнительности синтезировались многие частные характеристики и признаки, часто взаимоисключающие, которые обычно делали этот термин принадлежащим к той или иной частной системе описания природы.

Человек, познающий своим разумом окружающий мир, потеряв своё "надприродное" положение, переместился в гущу природных событий, став неотъемлемой составляющей частью мира. Это лишило его статуса универсального стороннего наблюдателя, а заодно и амбиций, связанных с надеждами на получение абсолютного, истинно научного, рационально-логически обоснованного, математически точного, физически всеобъемлющего и окончательного и т. д. знания о природе. Но это же повлекло за собой и новое отношение к познавательным и описательным возможностям всех вненаучных форм культурного сознания, более адекватное окружающей человека реальности. По мнению выдающегося математика ХХ века Германа Вейля, «ученые глубоко заблуждались бы, игнорируя тот факт, что теоретическая конструкция – не единственный подход к явлениям жизни». - Для познания мира, считает он, «одинаково открыт и другой путь – понимание изнутри, интуиция, волевые акты, телесные ощущения, из которых можно черпать «непосредственное знание, полностью отличное от теоретического знания, представляющего "параллельные" процессы в мозгу с помощью символов». Не противопоставлять рационально-логический способ познания образно-художественному, считает Вейль, а также Бор, Шредингер, Пригожин, Лотман, Гейзенберг, Паули, Налимов и другие выдающиеся ученые, а соединять их по принципу дополнительности. Вот в чем состоит новый стиль научного мышления нового века.

Глава 3. Структура научного процесса – гипотеза, теория, эксперимент.

Человек, познавая окружающий мир, создает упорядоченный поток информации о предметах и явлениях природы, сформированный из знаково-смысловых коррелятов тех референтов внешнего мира, которые непосредственно даны в наблюдениях, и тех, которые постоянно становятся доступными всё возрастающим возможностям человека – как инструментальным, так и когнитивным. При этом познающий разум вступает в особые отношения с окружающим миром, с одной стороны как бы внося в него порядок, закрепленный в текстах, а с другой – находя в нем свое собственное место. Общую универсальную структуру отношений, возникающую при взаимодействии реальностей природы и культуры, Карл Поппер в своем трактате «Логика и рост научного знания» представил в виде известной триады. Мы можем различить следующие три мира, или универсума, - писал он: во-первых, существует мир физических объектов или физических состояний; во-вторых, мир состояний познающего сознания, мыслительных (ментальных) состояний и, возможно, диспозиций к действию; в-третьих, мир объективного содержания мышления, прежде всего содержания научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства, который неизбежно возникает как информационный эквивалент (или подобие) первого мира независимых объектов.

В рамках современной постнеклассической философской парадигмы уже не совсем корректным воспринимается утверждение о том, что т. н. объективная реальность полностью независима от сознания познающего субъекта. Понятно, что все, что существует в данный момент, существовало до появления человека и будет существовать во Вселенной после его видового исчезновения или трансформации (первый мир Поппера), никак не зависит от когнитивной деятельности человеческого разума, - и в этом смысле мир (как философская категория «онтос») абсолютно объективен. Однако, будучи объектом познания (объектом деятельности логоса и фактом репрезентации), он становится семиотической реальностью, отображаемой в текстах, и стало быть даже самая общая философская дисциплина – онтология, – неизбежно рассматривая мир через призму языка, так или иначе создает не тот его объективный коррелят, к которому стремится, а некоторое системное целое, где невозможно отделить объективную истину, имманентно принадлежащую миру, от когнитивной истины, порождаемой и ограниченной рамками используемого языка. То есть, создавая третий мир, даже в принципе невозможно полностью отделить познающего субъекта от объекта его познавательной деятельности, и мир, отображенный в тексте в значительной степени подменяет мир, который мы хотим отобразить. Это с особой силой проявилось в процессе познания реальности микромира, которая в копенгагенской интерпретации квантовой механики приобретает статус необратимой реальности только в процессе экспериментальной работы наблюдателя.

Итак, начиная изучать структуру научного знания и исследовать принципы научной рациональности, которые делают науку когнитивно легитимной деятельностью, следует сначала ответить на вопрос, что такое наука, какова ее роль и место в системе культуры и более конкретно – в совокупном процессе получения человеком знания о природе и обществе. Определим науку (с точки зрения её когнитивных отличий от других форм культурного сознания) традиционным и общепринятым образом как рациональный способ познания мира, допускающий формально-математическую интерпретацию и эмпирическую проверку. Причем следует сразу отметить, что вопрос о принципах научной рациональности сам по себе весьма сложен и в современной гносеологии (в подходах различных философских школ и направлений) решается неоднозначно и даже противоположно. Несколько упрощенно и схематично этапы научного познания какого-либо явления можно представить следующей схемой:

1). Постановка проблемы, т. е. процесс осознания того, что некоторое явление природы существует, но еще в достаточной степени не познано (или противоречиво) и нуждается в адекватном описании и объяснении (например, постоянство скорости света, дискретный спектр излучения и поглощения, разбегание галактик и т. д.) или же, судя по косвенным данным, должно существовать, но еще достоверно не обнаружено (например, гравитоны, кварки, черные дыры). Т. е. наука начинается там, где появляется нечто, достойное усилий, необходимых для познания. Я полагаю, замечал по этому поводу , что цель науки найти удовлетворительное объяснение всего того, что заявляет о себе как нуждающееся в объяснении. [«Логика и рост научного знания»].

2). Выдвижение гипотезы, т. е. предположительного суждения о причинно-следственной связи явлений и фактов. Подтвержденные опытом гипотезы снимают противоречия между новыми фактами и старой теорией, приводят объяснение новых явлений в соответствие с установленными наукой фундаментальными принципами и правдоподобно упорядочивают совокупность наблюдаемых фактов, относящихся к данной проблеме или влекут за собой пересмотр устаревших теорий. Гипотезы носят вероятностный характер и требуют соответствующего обоснования и проверки. «Часто бывает, - пишет по этому поводу Б. Рассел, - что две довольно разные гипотезы имеют одни и те же следствия в отношении широкого круга явлений; в таком случае и после верификации следствий мы не можем сделать выбор между этими гипотезами. С философской и логической точки зрения, - разъясняет он, - закон тяготения Эйнштейна весьма отличается от закона гравитации Ньютона, но их наблюдаемые следствия практически идентичны. В подобных случаях необходимо посмотреть на то, в отношении чего наблюдаемые следствия гипотез будут отличаться, - если обнаруженные следствия будут соответствовать одной гипотезе и не соответствовать другой, то возможно, выбор будет сделан в пользу первой гипотезы»[22]. В конце концов из нескольких правдоподобных гипотез в процессе обоснования отбираются наиболее продуктивные, дающие возможность получения статистически достоверного эмпирического подтверждения. В результате анализа опытных данных, на основании существующих общенаучных принципов выбирается одна из них, которая становится основой для дальнейшего теоретического осмысления рассматриваемой проблемы. При этом может возникнуть ситуация, выводящая предложенную гипотезу за пределы существующей парадигмы и требующая новых нестандартных концепций.

Многие специалисты по методологии науки отмечают, что при проверке истинности той или иной гипотезы важно получить как можно больше истинных её следствий, и здесь очень важна роль дедукции. «Наиболее важное использование дедукции, - указывает в этой связи Бертран Рассел, - состоит в выводе следствий из гипотез, подлежащих проверке с помощью наблюдений или экспериментов. Если гипотеза истинна, все её дедуктивные следствия истинны; если она ложна, то некоторые из следствий всё равно истинны, но некоторые ложны. Следовательно, все следствия, которые мы могли проверить, истинны, весьма вероятно, что гипотеза истинна или близка к истине»[23].

Вывод ряда следствий из принятой гипотезы часто связан с довольно сложными математическими процедурами, и это, считает Рассел, одна из причин важности математики в открытии общих законов. Когда сформулированные на основании гипотезы общие законы приняты, тогда выведенные математически следствия принимаются как истинные и служат основанием для некоторых предварительных выводов, которые можно сделать до проведения экспериментов. Все действия по выдвижению гипотезы, её математической и эмпирической проверке и анализу вытекающих из неё следствий приводят к той стадии, на которой уже создается теория.

3). Разработка теории, которая представляет собой наиболее развитую форму научного знания, и дает целостное и непротиворечивое отображение закономерных и существенных связей конкретной области реальности, породившей первоначальную проблему. Теория, удовлетворяющая требованиям научности – это логически и внутренне непротиворечиво организованная система понятий и утверждений, которая моделирует некоторую совокупность процессов и явлений и объясняет их в терминах существующих фундаментальных законов науки. Она включает в себя математический аппарат, позволяющий описывать весь массив имеющихся эмпирических фактов и является также источником прогностической информации, инициирующей дальнейший поиск и получающей экспериментальное подтверждение. Хорошая теория более общего масштаба (охватывающая теория) должна включать в качестве частного случая или предельной ситуации предыдущую теорию, статистически достоверно подтвержденную в соответствующей области реальности, хотя необязательно, чтобы термины предыдущей и охватывающей теорий тождественно совпадали по смыслу (о несоизмеримости терминов - см. далее). Такими примерами в естествознании могут служить современная термодинамика, теория элементарных частиц, квантовая электродинамика, теория относительности и ряд других.

Иерархия системы теоретического познания мира состоит из двух уровней – это уровень фундаментального описания и осмысления крупных фрагментов реальности, целью которых является поиск универсальных законов природы, и уровень частных теорий, описывающих небольшие конкретные явления и базирующихся на достижениях фундаментальных теорий. Целью вторых является разработка научных моделей прикладного значения. Важно отметить, что любая большая теория, будучи определенным текстом (т. е. специфической знаково-семантической системой), существующим и взаимодействующим в общекультурном контексте (в информационной суперсистеме), обладает самостоятельными смыслопорождающими потенциями. Эти потенции (уже в отрыве от экспериментального фундамента и конкретных научных целей этой теории) время от времени реализуются, приводя к совершенно новому видению традиционно устоявшихся понятий и категорий. В результате этого динамического информационного процесса возникает новая смысловая реальность, требующая философского осмысления и встраивания новых категорий в систему, обусловленную существующей парадигмой. Таковыми на соответствующих этапах познания мира оказались механика Ньютона, теория биологической эволюции и генетика, теория относительности и квантовая теория, достижения которых привели к смене господствующих концептуальных схем познания (научных парадигм).

4). Постановка эксперимента, который представляет собой не просто получение набора некоторых эмпирических фактов, а целенаправленно спланированное эмпирическое действие для подтверждения или опровержения основных положений проверяемой теории. Эксперимент, удовлетворяющий требованиям научности, ставится в точно фиксируемых, стандартных и воспроизводимых условиях. Полученные результаты наблюдений проходят необходимую математическую обработку и снабжаются критериями статистической достоверности (точность в пределах соответствующего доверительного интервала). Только в этом случае они становятся научными данными. Как правило, эксперимент ставится в пределах некоторой ограниченной области реальности, в идеализированных и упрощенных (в рамках выбранного приближения) условиях и дает относительно верный образ истинного природного явления. Эксперимент всегда теоретически нагружен, его термины коррелируют (хотя и нетождественно) с терминами теории, а его планирование, подготовка и реализация также производятся на основе той или иной теории, нуждающейся в проверке.

Современная философия науки (особенно это касается направления, известного как логический позитивизм) пришла к выводу, что любой эксперимент не свободен от зависимости, создаваемой той или иной теоретической схемой или парадигмой, и процесс превращения эмпирических данных в окончательные научные результаты всегда находится под давлением теории. Кроме этого, логический анализ показал, что всегда имеет место несводимость терминов теории к терминам эмпирического уровня, что также влияет на адекватность научного знания реальности изучаемого явления. Тем не менее, установленные наукой, выраженные математическими соотношениями и подтвержденные практикой общие и частные «законы» природы, позволяют человеку обеспечить свое относительно устойчивое существование в системе «человек-природа».

Такой подход к понятию науки обеспечивает получение объективного и адекватного знания о природе, поскольку общепринятым критерием научной истины (т. е. совпадения в пределах заданной точности теоретических выводов с эмпирическими результатами) является регулярно воспроизводящийся опыт и повседневная практика. Складывавшиеся в Европе в течение столетий (по крайней мере, начиная с 17 века) научные сообщества различных направлений, именно исходя из таких соображений, вырабатывали соответствующие традиции (составляющие «культуру мышления»), целью которых было обеспечить максимально возможную объективность научного знания. Так вырабатывались оптимальные эмпирические методы, правила проведения наблюдений, планирования и постановки экспериментов и методики обработки научных данных, создавался специфический научный язык, при помощи которого достигалась четкость и однозначность интерпретаций полученных фактов и встраивание их в существующие теории.

Методология научного исследования, сложившаяся в Европе, понимающая науку как рационально-эмпирическую деятельность, основанную на математическом моделировании изучаемых явлений, обеспечила за короткое (по историческим меркам) время огромный прирост знаний о природе и обществе. Эта методология научного исследования, претерпев некоторую модернизацию (главным образом под влиянием открытий в области микромира и космологии), остается (с определенными оговорками) и по сей день самым надежным средством познания мира. Только с помощью науки (и никак иначе) можно получить надежную теоретически обоснованную, эмпирически проверенную статистически достоверную информацию о внешнем мире, которую затем можно подвергнуть философской интерпретации и ввести в интегративную картину мира.

Глава 4. Сциентизм и антисциентизм.

Языком естествознания, при помощи которого можно было однозначно и статистически достоверно отображать ход различных процессов в области, доступной наблюдению, а также предсказывать тенденции их развития за пределами непосредственного наблюдения, стала математика. Она доказала, как многим казалось, начиная с 17-го века по начало 20-го, свою репрезентативную универсальность и формальную тождественность законам природы («непостижимая эффективность математики в естественных науках» по выражению известного американского физика Юджина Вигнера). При таком подходе к изучению природных явлений проблема познания сущности вещей отходила на второй план, поскольку уравнения математики, выводимые на основании логики здравого смысла (т. е. математический текст), адекватно описывали закономерности протекания различных процессов, независимо от их внутреннего содержания, придавая хаотическим, на первый взгляд, событиям внешнего мира организованность и порядок. Кроме того, это позволяло свести всё многообразие явлений природы к небольшому количеству типов, описываемых достаточно простыми соотношениями, которые, с одной стороны, как бы идеализировали реальность, однако, с другой – очищали её от всего случайного, придавали изучаемым явлениям статус необходимого и открывали в природе гармонию, скрытую от поверхностного взгляда.

Получалось, что «Книга природы», как в своё время заключил Галилей, в самом деле написана Творцом на языке математики. У истоков такого мировоззрения стояли общепризнанные гиганты мысли – Пифагор, Архимед, Евклид, Платон, Аристотель, а в новое время – Н. Кузанский, Галилей, Бэкон, Декарт, Лейбниц, Ньютон, Кант и др. Со временем, в среде представителей естественнонаучного знания, под влиянием выдающихся достижений в отдельных областях физики, химии, астрономии, космологии и биологии сложилось такое отношение к познанию мира вообще. Оно привело к преувеличенному представлению об универсальности методов естествознания. Это касалось, в частности, и математического моделирования, в применении к любой научной дисциплине, в том числе и гуманитарного профиля, и попутно отрицало методы гуманитарных наук, как якобы субъективные, недостоверные и, следовательно, не отвечающие критериям научности.

Но основной дефект такой познавательной ориентации (что проявилось позднее и стало предметом конфликта «двух культур») состоит в необоснованном отрыве науки от общей системы культуры, в превращении её частных методов в абсолют познания. На это обращал внимание Освальд Шпенглер. «Всякий эксперимент, всякий метод, всякое наблюдение, - писал он в этой связи, - вырастают из общего созерцания, не вмещающегося в рамки только математики. Всякий научный опыт, каким бы он ни был, является ко всему прочему ещё и свидетельством способов символического представления. Все словесно зафиксированные законы суть живые, одушевленные распорядки, исполненные самого сокровенного содержания какой-то одной, и притом только этой одной, культуры»[24]. В философии науки эта чрезмерно рационалистическая ориентация выразилась в таком влиятельном течении, как позитивизм и, особенно, в его разновидностях – сциентизме и физикализме.

Сциентизм (от лат. наука) – философско-мировоззренческая ориентация позитивистского толка, возникшая в естественнонаучной среде как результат абсолютизации познавательных потенций науки в системе культуры, как некритическая и излишне амбициозная уверенность в возможностях чисто рационального, научного решения всех проблем, в том числе и социальных. В качестве образца научного познания мира представители сциентизма рассматривают естественные науки, особенно физику с её необходимым атрибутом – математическим моделированием процессов. Общий спектр сциентистской ориентации в философии науки достаточно широк. Это формальное использование статистических методов «точных наук», применение естественнонаучной терминологии, попытки аксиоматического построения оснований в гуманитарных науках для их логической формализации и даже стремление к полной абсолютизации методов естественных наук как единственно возможного способа получения реального знания в любой (также и социально-культурной) сфере человеческого существования.

Попытка создать некоторый универсальный и унифицированный язык науки и перевести различные специфические виды знания на этот язык была предпринята учеными физикалистами в 20-е годы прошлого века, выбравшими в качестве такого идеала физику. Однако попытка адекватного перевода высказываний всех наук, содержащих описания предметов и явлений в терминах, соответствующих реальному процессу наблюдения, на понятийный язык физики, оказалась несостоятельной. Сциентизм не учитывал своеобразия других способов познания, соответствующих специфике изучаемых объектов и явлений, что особенно чревато слишком однозначными, а потому неадекватными, трактовками и выводами по отношению, например, к гуманитарной сфере исследований, где необходимость учитывать человеческий фактор. Последний часто вносит элементы иррационального, что не позволяет осуществить формализованный естественнонаучный подход, основанный на рационально-логическом модельном описании феноменов.

Представители гуманитарного знания, в свою очередь, полемизируя с рационалистами и позитивистами, справедливо указывали на односторонность и схематизм, неизбежно возникающие при попытках «математизации» гуманитарных исследований. Они обращали внимание физикалистов на крупные неудачи и просчеты, уже имевшие место при формальном подходе к моделированию исторических и культурных процессов, а также в прогнозировании экономических и социально-политических событий. Это отношение в наиболее резкой форме выражали представители т. н. антисциентизма, которые, наряду с чрезмерными претензиями науки на монополию в обеспечении процесса познания универсальными методами, отрицали и ценность самой науки, а заодно, и техники, списывая на них разрушение духовности, экологический кризис и прочие негативные явления, резко обозначившиеся в природе и обществе к завершению ХХ века.

Представители антисциентистского сознания отрицают все претензии науки на решение коренных проблем человеческого существования, доходя в крайних случаях до полного отрицания науки и оценивая её как силу, враждебную человеческой культуре. Социально-гуманитарную сферу культуры антисциентисты рассматривают как принципиально недоступную рационально-научному познанию, поскольку она целиком находится в пространстве ценностных категорий, где не применимы принципы научности, характерные для естествознания. Оппозиция «сциентизм - антисциентизм» также находится в области общей проблемы «двух культур», доводя методологические противоречия до мировоззренческого конфликта[25].

Глава 5. Стадии научного познания – описание, объяснение, понимание.

Рассмотрим теперь науку в социально-культурном смысле и определим её как сферу исследовательской деятельности, которая направлена на получение новых знаний о природе, человеческом обществе и мышлении, а также о взаимоотношениях между ними, с целью расширения адаптивных возможностей человека и, в конечном счете, успешного решения постоянно возникающих и усложняющихся задач его сохранения как вида в биосфере. Эта сфера включает самих ученых и их коллективы, объединяющие их научные учреждения, которые координируют научную деятельность, материальную инфраструктуру (научно-исследовательскую и научно-производственную базу), лабораторное оборудование, информационную систему, а также соответствующий современной парадигме понятийно-категориальный аппарат и всю совокупность знаний, полученных в прошлом и составляющих открытую динамически неравновесную смыслопорождающую информационную среду.

Наука представляет собой активный способ производства знаний о природе и обществе, отличающийся от всех прочих способов получения знания тем, что эти знания конкретны, ограничены соответствующей областью реальности, дисциплинарно привязаны к предмету исследования, эмпирически проверяемы и обладают вполне определенной степенью достоверности. Это позволяет сравнивать получаемые результаты на основании непременно указываемых исследователями критериев точности окончательного результата. Если все прочие формы познания создают те или иные образы мира, то наука (и особенно естествознание) создает объективные корреляты предметов и процессов, реально существующих в природе, и поэтому, детально исследуя эти модели, мы тем самым в определенной мере познаем самоё природу.

Один из принципиальных вопросов эпистемологии состоит в соотношении объяснения и понимания в процессе познания реальности. Как, учитывая специфику изучаемого материала, дать научное объяснение наблюдаемым феноменам внешнего мира, как непротиворечиво встроить новую информацию в уже существующее информационное пространство и как, используя язык научного объяснения, приблизиться к пониманию причин и смысла происходящих явлений природы? В качестве одного из детально разработанных подходов к этой проблеме мы здесь рассмотрим дедуктивно-номологическую (т. е. «законообоснованную») модель научного объяснения, в котором статистически достоверные события (например, С1 и С2), регулярно и устойчиво следующие друг за другом, связываются причинно-следственным отношением. По этому поводу Карл Поппер замечает, что если мы хотим дать причинное объяснение некоторых событий в их взаимосвязи, значит мы должны дедуцировать высказывание, которое отображает эту ситуацию так, чтобы в качестве посылок использовался один или несколько универсальных законов вместе с определенными сингулярными высказываниями – начальными условиями[26].

О необходимости выражения объясняемого явления (неизвестного) через известные науке и хорошо проверенные законы рассуждает и Рудольф Карнап, указывая, что никакое объяснение, т. е. ничто, заслуживающее почетного титула объяснение, не может быть дано без обращения, по крайней мере, к одному закону[27]. К. Гемпель также считает, что явление можно объяснить посредством множества законов различного уровня общности. Исследуя условия достижения адекватности научных объяснений реальности, он пишет: «Любое объяснение, т. е. любой рационально приемлемый ответ на вопрос, почему какое-то событие произошло, должен дать информацию, на основании которой можно было бы достаточно уверенно считать, что это событие действительно имело место»[28].

Адекватное научное объяснение (основанное на статистически достоверных универсальных законах природы и фундаментальных эмпирических обобщениях) способствует пониманию сущности явлений в той мере, в какой вообще возможно человеческим разумом понять явления природы. Это значит придать им смысл в языке, поскольку сами по себе эти явления лишены смысла, хотя в определенном (так сказать, «витгенштейновском») отношении подчиняются скрытой от нас «первичной логике мира». Таким образом, понять то или иное явление природы, т. е. придать ему смысл – это значит соответствующим образом интерпретировать его математический эквивалент через образы, понятия и аналогии естественного языка. Это значит превратить метаинформацию, потенциально существующую в любой комбинации хаотических потоков вещества и энергии внешнего мира, в информацию, актуализированную и упорядоченную в тексте. Элементы этого текста представляют собой знаково-семантическое информационное пространство, обладающее смыслом для определенного сообщества познающих субъектов. Такое сообщество (научная школа) обычно формируется в процессе изучения того или иного явления, и язык, на котором исследователи описывают свой предмет, его важные термины и понятия могут быть весьма далеки от традиций и смыслов повседневного языка.

Отсюда следует, что ввести тот или иной научный материал в общекультурный контекст и сделать его общим достоянием невозможно без потери информации, поскольку этот процесс представляет собой по сути перевод с одного языка на другой. Общую когнитивную динамическую систему смысловой обработки получаемых эмпирических данных условно-схематически можно представить в виде иерархии таких основных стадий познания, как:

1). Описание данного процесса или явления посредством вербальной конструкции, - т. е. организованной и упорядоченной системы логически и непротиворечиво связанных терминов и понятий. Возможно моделирование процесса при помощи математического соотношения, полученного методом аппроксимации (математической подгонки) или на основании соображений о подобии изучаемого процесса с каким-либо другим, уже имеющим такое описание. Примером этого метода могут быть законы Кеплера, в которых отразились основные закономерности движения планет, закон падения тел, полученный Галилеем, закон Ома для участка электрической цепи, законы электролиза и электромагнитной индукции Фарадея, законы оптики, периодический закон Менделеева, законы наследственности Менделя и т. д., и т. п., которые были получены путем упорядочивания многочисленных данных наблюдений без выяснения причин, лежащих в основе такого поведения объектов, т. е. методом эмпирического обобщения.

Стадия описания дает ответ на вопросы: «Как происходит процесс?», «По какому закону?» и позволяет предсказывать ход данного процесса в некотором интервале, границы которого, однако, достоверно определить нельзя, поскольку еще неизвестны механизмы, лежащие в его основе. Обычно научная ситуация, в которой превалирует описание, характерна для ранних этапов развития науки (или некоторых дисциплин). Научный контекст данной проблемы организован ещё слабо, структурирован нечетко (межпарадигмальная стадия развития науки), и его смыслопорождающие потенции невелики. Эта стадия может рассматриваться как первое приближение в познании предмета, а термин «закон» носит ещё весьма условный характер, - скорее это просто рабочая гипотеза. Важно, однако, то, что язык математического моделирования создает объективный коррелят изучаемого явления и, помимо описательной функции («как это было»), осуществляет функцию прогностическую («как это будет дальше»), позволяя заглянуть за пределы того опыта, который был источником первичных данных, а главное, позволяет вести дискуссию о том, чья модель лучше (например, Птолемея или Кеплера) на основе логически и семантически соизмеримых понятий и принципов.

2). Объяснение (первого порядка) данного явления и его закономерностей (построение гипотезы или теории), путем выявления непосредственных причин (фундаментальных оснований первого уровня), лежащих в его основе. При этом все построения базируются на общенаучных принципах и известных универсальных законах, нарушение хотя бы одного из которых выводит объяснение за пределы науки. Математическое описание процесса, полученное в этом случае, приобретает уже более твердую основу и общепризнанную научную легитимность. Математические уравнения, основанные на некоторых фундаментальных свойствах природы, обладают более надежными прогностическими характеристиками, а также вполне четко обозначенными пределами соответствия модели и реальности.

Примерами могут служить уравнения, описывающие движения планет или свободное падения тел, полученные на основе универсальных законов механики и Закона всемирного тяготения Ньютона (подтвердившие и объяснившие эмпирические формулы Кеплера), законы электромагнетизма и оптики, полученные в рамках теории Максвелла (подтвердившие и объяснившие результаты опытов Ньютона, Эрстеда, Фарадея, Френеля и др.), периодические свойства химических элементов, полученные на основе принципа запрета Паули и квантовой теории Бора (подтвердившие и объяснившие эмпирическое открытие Менделеева), законы передачи родительских признаков, полученные в рамках генетики и теории вероятностей (подтвердившие и объяснившие результаты опытов Менделя), объяснение устойчивости атомных ядер при помощи понятия обменных сил (мезонного поля) и многое другое. Эта стадия познания дает ответ на вопросы: «Почему так происходит?», «По какой видимой причине?» или «На каком разумном основании?» и может рассматриваться как второе (после описания) приближение к «истине». На этой стадии существует уже достаточно детально разработанный и организованный контекст (научная парадигма), куда вписываются новые факты, и который выполняет функции активной смыслопорождающей информационной среды. Вся эмпирическая деятельность и теоретическая работа (объяснительная часть) в рамках той или иной научной дисциплины в значительной степени подчинена тем правилам, которые обусловлены доминантами данной научной парадигмы. На этом этапе ту или иную теорию можно рассматривать как вполне достоверный коррелят некоторого уровня реальности внешнего мира, проверяемый существующими методами.

3). Объяснение (второго порядка и далее), с помощью которого исследователи пытаются ответить на вопрос: «Почему это явление происходит именно так, а не иначе, нет ли более глубокого и скрытого феномена, лежащего в основе наблюдаемой его причины?», - это та стадия научного познания, с которой собственно и начинается процесс понимания явлений окружающего мира. Именно на этой стадии, когда получает объяснение, так сказать, причина причины, понятие «закон природы» приобретает вполне надежный смысл, т. е. ещё более четко определяются пределы его описательных возможностей. Здесь уже сделана попытка приблизиться, так сказать, к «ноуменальной сущности» изучаемого предмета или явления.

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17



Подпишитесь на рассылку:

Естествознание

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.