Мой путь (стр. 7 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Кантата «Песни акынов» прозвучала в концерте республиканского Пленума, посвященного творчеству молодых. Председатель комиссии музыки народов СССР Союза композиторов СССР Яков Солодухо в своей статье писал: «Хорошо задумана и во многом удачно выполнена камерная кантата А. Рудянского. Это сочинение для меццо-сопрано, тенора, баритона, струнного оркестра, семи духовых, двух фортепиано и ударных написано на народные слова. В музыке очень органично использованы казахские народные мелодии. Особенно выразительны первые три части… Неоспорима художественная ценность камерной кантаты А. Рудянского – первого произведения подобного рода в казахской музыке».[9]

ПОЕЗДКА В КИРГИЗИЮ

Весной 1968 года народный театр оперетты при Алма-Атинском авторемонтном заводе предложил мне написать оперетту по повести всемирно известного киргизского писателя Чингиза Айтматова «Тополёк мой в красной косынке». Я прочитал повесть. Драматическая судьба Асели и Ильяса затронула моё сердце. Конечно, содержание повести не было похоже на общепринятую опереточную фабулу. Либреттист по-своему подошла к драматическому воплощению сюжета, и произведение стало называться опереттой "Край тюльпанов". Осенью 1969 года она прозвучала на сцене народного театра оперетты. Произведение не оставило зрителей безразличными. Помню, какое возбуждение царило в зале после премьеры. В театре было много талантливых артистов, некоторые из них впоследствии вошли в коллективы профессиональных театров. Оркестр состоял из музыкантов филармонического симфонического оркестра. Всё это способствовало успеху спектакля. В 1970 году оперетта под моим управлением прозвучала на Пленуме, посвященном творчеству молодых.

Спустя годы я основательно переработал это произведение, убрал несколько музыкальных номеров, сочинил ряд новых, переработал текст, стараясь приблизить содержание либретто к первоисточнику. В новой редакции это сценическое произведение называется музыкальные сцены "Тополёк мой в красной косынке" по одноименной повести Ч. Айтматова. Действие музыкальных сцен проходит в Киргизии на живописном высокогорном озере Иссык-Куль. Перед тем, как приступить к написанию музыки, мне захотелось побывать там, прочувствовать атмосферу этого края, проникнуться его красотой.

Киргизия - страна гор. Столица её – Фрунзе (ныне Бишкек), стоит на высоте 1600 метров над уровнем моря. От Алма-Аты до Фрунзе я ехал шесть часов автобусом. После небольшого отдыха меня повезли на "рафике" на Иссык-Куль, где находится Дом творчества композиторов Киргизии. Ехали долго, ещё часов шесть. Большая часть дороги проходила по горной местности. Иногда дорога ныряла прямо под скалистые навесы, угрюмо грозившие вот-вот обрушиться на наш автобус. Со всех сторон возвышались однообразные горные цепи, лишенные растительности. Вид их был откро­венно устрашающим, мрачным и безжизненным. Встречались пропасти, на дне которых шумели бурные горные реки. Ландшафт резко изменился, когда мы подъехали к озеру. Скудные географические сведения о длине озера в 120 километров и ширине местами до 50 километров, составе воды (вкус её чуть солоноватый), о положении его над уровнем моря (1600 метров) слишком сухи, и совершенно не отражают того истинного великолепия, которое открывается перед глазами путешественника. Озеро сверкает в лучах яркого южного солнца как огромный драгоценный камень в оправе изумрудно-зеленого леса и бесчисленного множества цветов. Мы проехали посёлок Рыбачье, в котором Чингиз Айтматов "поселил" своих героев, затем курортный городок Чолпан-Ата и через некоторое время подъехали к Дому творчества. Он находился вдали от селений, на высоком берегу озера. Я вышел из автобуса и замер. Красота неописуемая! Синеву этого неба не воссоздал ещё ни один художник! Немыслимая бескрайняя ширь озера и призрачные снежные вершины Тянь-Шаня на противоположном берегу создавали совершенную, сказочно-яркую, объёмную, неповторимую картину природы. Божественная тишина, кристально чистый воздух и безлюдье... В таком месте мне еще не приходилась бывать. Кажется, что ты находишься на самом краю света: "Здесь только Бог да я"[10]… Это вовсе не преувеличение. Живя здесь, невольно становишься философом. Вечная загадка красоты природы и её притягательная сила, человек и его место в этой красоте, природа – человек - искусство, их взаимосвязь… Иссык-Куль подарил мне прекрасные дни и приоткрыл мне тайну своего магнетизма. Мне понятнее стали мировоззренческие при­страстия Н. Рериха, который жил в ещё более отдаленных горных местах, любовь к этому краю Чингиза Айтматова, сильная, мужественная, нежная и страстная, прошедшая сквозь огонь, слёзы и страдания. Это особое место на нашей планете навсегда запечатлелось в моей памяти. Кажется, что виденного здесь мне хватит на всю оставшуюся жизнь. Я словно побывал на забытых островах Тихого или Индийского океанов. Моё пребывание на озере длилось несколько дней.

В один из них вдруг разыгралась сильная гроза. Такого буйства природы мне ещё никогда не приходилось наблюдать. Из окна моего домика была видна высокая гора. Что творилось у её вершины! Бесконечные молнии, рассыпающиеся на миллионы искрящихся звездочек, яркие вспышки, отблеск грандиозных электрических швов рассекающих всё небо, гул, зловещее бурление, "рычание", чередование многочисленных глухих и звонких ударов грозы, шумы потоков дождя и ветра - всё перемешалась! Это было грандиозное и жуткое зрелище: словно раскрылись врата ада... Я не мог оторвать взор от этой завораживающей картины дикой пляски природы. Через некоторое время гроза ушла, успокоенная мощной силой доброго солнечного света. Природа оживала с ещё большей жаждой жизни.

Эта поездка была организована директором Киргизского отделения музфонда Нуруйлой Айдарлиевой. Благодаря милой и внимательной женщине осуществилась моя незабываемая поездка.

Впечатления от путешествия на Иссык-Куль стали хорошим подспорьем в написании музыки оперетты. Я увидел своеобразную природу, живущих здесь людей и попытался воссоздать все это в музыке: ариях, хорах, песнях. Запечатлеть увиденное мне помогал накопленный мною фольклор этого края. Доказательством сказанного могут служить музыкальные номера оперетты, в которых ясно прослуши­ваются национальные особенности музыкальных образов.

Ещё раз я побывал на Иссык-Куле спустя три года. На этот раз я решил лететь самолетом и получил также огромное удовольствие от путешествия. Вся дорога от дома до озера заняла всего один час: 15 минут - такси до аэропорта, 15 минут - регистрация и посадка и 30 минут полета самолетом, Алма-Ата находится к озеру намного ближе, чем Фрунзе. Но из Алма-Аты попасть на озеро возможно только самолётом, так как на пути неприступной стеной встают мощные и высокие хребты Ала-Тау. Первая половина полёта пролегала над ними. Заснеженные пики вершин терялись за кучевыми облаками. Дух захватывало от каменного царства. Этот пейзаж волновал и восхищал меня. Потом тень самолёта черкнула по бескрайней водной глади Иссык-Куля. Взлётная полоса приняла наш самолёт внезапно, он помчался вверх по горе и быстро остановился. Своеобразие взлётной полосы в Чолпан-Ате удивило меня: она лежит на склоне горы и очень короткая. При посадке скорость гасится быстро. На взлёте самолёт делает короткий разбег и тут же повисает в воздухе над водой, а затем постепенно набирает высоту. Это очень эффектное зрелище. Обе поездки в Киргизию оставили в моей памяти впечатления необычайно богатые, насыщенные в творческом, познавательном, философском отношениях и способствовали моему дальнейшему утверждению как композитора-акмеиста.

Я часто с грустью думаю о том, что наверное, мне больше никогда не придется бывать в этой чудесной стране гор и сказочного озера Иссык-Куля.

ЕЩЁ ОДИН УСПЕХ

Интенсивная творческая, работа этих лет привела меня к главному для данного времени композиторскому успеху, вышедшему за рамки республики. Это было вокальное сочинение "Апрель". В нём слились воедино песенное и романсовое начало, в котором и разнообразная гармония, и необычный тональный план: Ре мажор - Си мажор. Стихи написала алма-атинская поэтесса Лия Бережных. Песня была о Ленине, но в ней нет искусственной парадности, штампованного славления. Председатель жюри Всесоюзного конкурса (1977), известный советский композитор-песенник А. Новиков написал о ней следующее: "Запомнился "Апрель" А. Рудянского на слова Л. Бережных, где образ весеннего цветения, весны связан с образом Ленина. Авторы тактично воплотили эту тему в лирическом ключе".[11] Мне, человеку не состоявшему в партии, совершенно не стыдно за эту песню и сейчас, когда СССР не существует, КПСС ушла со сцены, и низвергнут. Я считал и считаю В. Ленина одним из великих российских умов. Его гений в начале XX века перевернул весь мир, он пытался привести человечество к новым берегам социального равенства и справедливости.

Я написал "Апрель" в течении одного лишь весеннего дня 1968 года. Но успех песня получила не сразу. Я не предполагал, что она станет столь любимой и популярной. Сначала я отнёс ноты знаменитому казахскому певцу Ермеку Серкебаеву. У меня уже давно сложились с ним хорошие творческие отношения. Певец был исполнителем нескольких моих песен. Я показал ему музыку и оставил ноты. Когда на радио я сообщил, что хочу записать новую песню с Е. Серкебаевым, старший музыкальный редактор Е. Рябов не одобрил, дескать народному артисту СССР нужно платить большие деньги. Я не знал, что мне делать. Песня так и осталась лежать у певца. О разговоре на радио я никому не рассказывал. На творческих встречах "Апрель" изредка звучал в исполнении студента консерватории А. Поликаркина. Прошло года полтора. Каким-то образом ноты моей песни оказались у молодого казахского певца Мурата Мусабаева. Он разучил её, а я сделал оркестровку. Песня впервые прозвучала, на торжественном концерте, посвященном 100-летию , устроенном правительством Казахстана в апреле 1970 года. С той поры песню стал сопровождать постоянный успех, она звучала на всех правительственных концертах в течение двух десятилетий вплоть до начала 90-х годов. Мой коллега по работе в Донецкой консерватории народный артист Украины, профессор , будучи в 1991 году председателем государственной экзаменацион-ной комиссии в Алма-Атинской консерватории, был приглашён в оперный театр. Каково было его удивление, когда он услышал мой "Апрель" в программе концерта.

В августе 1970 года Казахстан торжественно отмечал своё 50-летие. На праздничном концерте моей песне аплодировали Генеральный Секретарь ЦК КПСС , руководитель Болгарии Т. Живков, руководители союзных республик и многие другие высокие гости, приехавшие на юбилей Казахстана.

"Апрель" звучал во многих городах страны, исполнялся неоднократно и в Москве. В Донецке, еще до моего приезда в этот город, "Апрель" входил в репертуар заслуженного артиста Украины В. Сорокина. Позднее, когда я жил в Донецке, песня звучала здесь в исполнении народного артиста Украины В. Землянского и других певцов. Вспоминаю и такой факт. Мне в Алма-Ату пришло письмо из далекого города Стрия, что на Западной Украине, с просьбой прислать ноты песни "Апрель". Песня звучала в Чехословакии и ГДР.

В 1971 году я был награжден правительственной наградой - медалью "За трудовую доблесть", получил поздравительные телеграммы от министра культуры Казахстана, Союза композиторов СССР. Это был, навер­ное, главный успех казахского периода моей жизни. О таком успехе можно было только мечтать. И он пришёл ко мне в возрасте 35 лет. "Апрель" был издан отдельной красочной листовкой, и позже вошёл в мой авторский сборник.[12]

Завершая эту главу на высокой ноте своих творческих успехов, скажу несколько слов об общественной работе в качестве члена Алма-Атинской областной военно-шефской комиссии. Я регулярно проводил творческие встречи с воинами гарнизона. Запомнилась поездка с группой композиторов и исполнителей в знаменитую Панфиловскую дивизию, воины которой преградили путь фашистам на подступах Москве. Однажды состоялась многодневная поездка но погранзаставам южной границы нашей Родины. За свою творческую и общественную дея­тельность я был награждён, кроме медали, значком "Отличник военно-шефской работы над Вооруженными силами СССР", Почетным дипломом Союза композиторов СССР, Почетной Грамотой ЦК профсоюза работни­ков культуры. Мне была объявлена благодарность министерства Культуры СССР, вручены грамоты и ценные подарки. Это было продолжением моего признания. Я был счастлив. Связь данного круга почестей является как бы "предсказанием" дальнейших успехов в моей творческой жизни, основанной на огромной любви к музыке и трудолюбии. И действительно, пройдут года, я стану лауреатом двух республиканских песенных конкурсов (Казахстан, Украина), лауреатом Донецкого областного конкурса "На лучшую песню о мире", лауреатом Украинского республиканского фестиваля "Премьеры сезона" (Первая премия), дипломантом Всесоюзного Смотра спектаклей, и, наконец, мне будет присвоено почетное звание Заслуженный деятель искусств Украины, ученое звание профессор, предложено заведование кафедрой композиции и современных музыкальных технологий Донецкой государственной консерватории имени .

Всё будет потом, а пока, вернувшись вновь в своих воспоминаниях в начало 70-х годов, с горестью констатирую, что после нескольких счастливых и радостных лет настала "черная полоса" в моей жизни. Болезнь... Она вползла в мой дом тихо, как ядовитая змея и сделала свой коварный укус...

БОЛЕ3НЬ

В январе 1971 года в возрасте 35 лет я тяжело заболел. Наверное, напряженная творческая работа, педагогическая деятельность в консерватории, музыкальной школе-десятилетке, работа в театре оказались слишком тяжелой для меня ношей. Я не находил покоя даже в семье. Взглянув в лицо страшной болезни, вдруг обнаружил, что совершенно одинок. В этом была моя личная трагедия, трагедия моей семьи, в которой росли двое чудесных, горячо любимых мною детей. Один на один с болезнью...

В такой ситуации человек наиболее остро и отчаянно ясно представляет себе хрупкость своей единственной жизни, и только он один способен выйти на бой с собственной смертью. Да, речь, действительно, шла о жизни и смерти…

Мне горько вспоминать эти, казалось, бесконечные дни, недели, годы болезни и борьбы за жизнь.

Я заболел в январе, а к весне уже превратился в дряхлого старика, можно сказать, инвалида. Куда-то бесследно уходили силы. Я жил с постоянной болью в сердце, меня мучили полуобморочные состояния, высокое артериальное давление, головные боли, никудышние нервы, изнуряющая, испепеляющая бессонница... Группа здоровья, санатории лишь на время возвращали нормальное состояние, но потом всё возвращалось вновь и вновь. Прошло два года. Я бросил сочинять, работа в консерватории превратилась в тяжелую обязанность. Порой, целыми днями в одиночестве я лежал на кровати с мрачными мыслями. Я долго взвешивал все "за" и "против". Дело касалось детей, которых я безмерно любил. Но, будучи пленником своей болезни, понимал, что мало в чём буду им полезен. В августе 1973 года я принял решение переехать в Караганду.

Когда я пришел к ректору Алма-Атинской консерватории, Председателю Союза композиторов Казахстана, известному композитору Еркегали Рахмадиеву и подал заявление об уходе, то немало удивил его. Дело в том, что болезнь моя настолько пугала меня, казалась необъяснимой и ужасной, что я пытался всячески скрыть её факт от окружающих. Еркегали Рахмадиев не подписал моего заявления, сказал, что не подпишет его без разрешения ЦК партии Казахстана. Я отправился туда. Меня встретил Секретарь по идеологии . Это был добрый и внимательный человек, который предложил мне свою помощь. Но мне показалось это бессмысленным. Я поблагодарил его и через несколько дней уехал в Караганду.

И вновь, как много лет назад, семья моей сестры приютила меня. Эльвира и Владимир оказались рядом в столь трудное для меня время, они подарили мне то необходимое тепло и участие, которого мне так не хватало. Они действительно помогли мне выкарабкаться из болезни еще более грозной, чем прежде. Недуг уходил постепенно, шаг за шагом. Меня всегда волновал характер этой болезни, насколько я понял, редко встречающейся. Надо сказать что нечто похожее было у двух моих знакомых (по профессии тоже композиторов). Я догадывался о существующей вне общепринятых больничных диагнозов какой-то новой болезни, захватывающей в свои ледяные щупальца людей, склонных к напряженному творчеству, людей чувствительных. Пишу эту главу в сентябре 1998 года. И вот настоящая ирония судьбы - на днях мне "попалась" статья "Загадочный недуг нашего века"[13] - о моей бывшей болезни. Это описание тех болезненных симптомов, которые я так долго преодолевал. Автор статьи замечает, что заболевание свойственно людям 30-40 лет, что ещё несколько лет назад ему не уделялось должного внимания медиков, "А сегодня, - утверждает он, - есть уже все основания говорить о том, что СНГ становится жертвой страшной болезни XX века - синдрома хронической усталости".[14] Область "поражения" распространяется на людей деловых и творческих профессий.

Ну, а тогда, в разгар болезни я вновь поступил на работу в Карагандинское музыкальное училище, где в 1959 году начинал свою педагогическую деятельность. Был 1974 год. Судьба все же улыбнулась мне: среди учащихся заочного отделения оказалась девушка, заставившая меня вновь поверить в свои силы и побороть болезнь. Это была Галина Санина. Этому человеку я обязан жизнью. Бескорыстие и нежность, исходящие от Галины, ее стремление внести в отношения любовь и целесообразность возродили во мне искреннее чувство радости и терпение, поиски истины и раскаяние, веру и любовь, без которых жизнь - леденящая душу бездна.

Галина, как и многие, не догадывалась о моих телесных и душевных страданиях. Мы заинтересовались друг другом, влечение было обоюдным. Позднее Галина рассказала мне историю с некоторым мистическим оттенком. Когда мы еще не были знакомы, Галина пришла на консультацию в училище к своему педагогу . На пюпитре рояля она увидела ноты моей красочно изданной песни "Апрель". Она вдруг испытала странное волнение, словно горячая волна прошла по всему телу. Это были совершенно необычные чувства и мгновение запомнились Галине. Девушка поинтересовалась у педагога, что за ноты, и кто автор. , выпускник Алма-Атинской консерватории, хорошо знал меня. Он рассказал обо мне студентке и сообщил, что с этого учебного года я работаю в Карагандинском училище. Через несколько дней при упоминании моей фамилии, подсознание девушки вновь странным образом "просигнализировало". Ощущения повторились. Галина захотела увидеть меня, но это ей никак не удавалось. Даже, когда в январе 1974 года по телевидению состоялся мой авторский концерт, она всё время ожидала моего появления на экране. Но в это время я сидел уже два дня в аэропорту города Балхаш из-за страшного снежного бурана, бушевавшего в Караганде и присутствовать на концерте не мог. Позже я узнал, что по странному стечению обстоятельств, Балхаш - родина Галины и здесь находился её дом. Встретились мы на занятиях. Галина рассказывала, что на том первом занятии она сидела взволнованная и не могла даже смотреть в мою сторону. Ну, а я, конечно, ни о чем не догадывался. В группе Галины было ещё десять человек. Мне запомнилась Валентина Моисеева, красивая, "боевая" по характеру девушка, подруга Галины. Студенты группы хоровиков относились ко мне с уважением и у нас было взаимопонимание. Мне сразу понравилась черноглазая восточная красавица Галина. Со временем мы подружились и сблизились.

Наступила вторая моя молодость. Я перестал думать о болезни и она начала отступать. Захотелось вновь писать музыку. По просьбе Е. Рахмадиева Министерство культуры Казахстана заключило со мной договор на создание симфонической поэмы "Нуркен Абдиров". Через некоторое время я сочинил кантату "Мамаев курган" (тоже о подвиге Н. Абдирова). Получился своеобразный триптих, посвященный памяти карагандинца-летчика Н. Абдирова: балет, симфоническая поэма и кантата. На V съезде Союза композиторов Казахстана меня избрали председателем ревизионной комиссии. А в апреле 1974 года на V съезде Союзе композиторов СССР в Москве были исполнены две части из сюиты "Казахские эскизы" оркестром казахских народных инструментов имени Курмангазы. В этом же году меня пригласили заведовать кафедрой теории и истории музыки на музыкальном факультете Карагандинского педагогического института. Я работал в институте и вел класс композиции в музыкальной школе-десятилетке. Как композитор, как творческая личность, я не находил себе применения и скучал без коллег по Союзу композиторов, которые остались в Алма-Ате. И все же 14 июля 1975 года произошло событие, которое обрадовало меня, и придало мне силы. В газете "Правда" на первой, странице был дан очерк о моей работе с юными композиторами в Карагандинской музыкальной школе.[15] Я понял: и здесь на периферии я приношу пользу, я здесь нужен тоже.

Живя в Караганде, я часто бывал в столице республики на различных мероприятиях Союза композиторов и, конечно, встречался с детьми. Я пытался восстановить семью во имя счастья детей, которых любил безмерно, но ничего не получилось. Однажды меня вдруг неудержимо повлекло туда, где я некогда жил. Был ранний вечер и я надеялся увидеть своих детей. Но во дворе было пусто. И я сел недалеко от дома и стал смотреть в окна, в которых горел свет. Мне очень хотелось войти в свою квартиру, обнять Колю и Наташу, почувствовать атмосферу дорогой семьи. Но я не сдвинулся с места и только воспоминания прошедшей здесь жизни, радостные и горестные события, часы, минуты проносились в моей памяти. Душа страдала, из моих глаз текли слезы... А я сидел и думал, думал...

Прошло четыре года. Я восстановил здоровье, хотя "хвост" этой болезни тянется через всю мою жизнь. Меня волновало будущее. Караганда не устраивала меня как композитора. Я мог вернуться в Алма-Ату, где были перспективы для работы и творчества, но семейные обстоятельства не позволяли мне сделать это.

И вот я уезжаю. Прощай, добрая казахская земля, ставшая моей второй родиной. Прощай красавица Алма-Ата, где прошло моё творческое становление, где промчалось столько счастливых и радостных дней! Прощайте, дети, друзья... Я уезжаю навсегда. Но еще долго, добрая казахская земля, я буду страдать по тебе, грезить о тебе в своих снах... Ты многое подарила мне. Гордый дух твоего народа, самобытная культура, оригинальный фольклор влились в мой музыкальный стиль. Несмотря на то, что с 1977 года я живу в Украине, в моем творчестве казахская тема присутствует постоянно.

Прощай Казахстан, песня моя недопетая... Ностальгия по утраченному много лет будет преследовать меня и давать силу моему творчеству.

ДОНЕЦК

В Донецк я приехал в начале июля 1977 года. Сел в троллейбус у железнодорожного вокзала и поехал по центральной магистрали города - улице Артема. Тихо напевая: «Спят курганы темные, солнцем опаленные...», я вглядывался в незнакомое «лицо» города. Каков он, что ждет меня здесь в шахтерском крае, с котором я собираюсь связать свою дальнейшую жизнь?

Донбасс... Край угля и стали, огромный индустриальный центр, знакомый нам с детства своими трудовыми подвигами, именами шахтера Алексея Стаханова, сталевара Макара Мазая, трактористки Паши Ангелиной. О легендарной донецкой земле писались книги, снимались кинофильмы, слагались стихи, песни.

Первое впечатление было радостно удивленным. Донецк меня поразил обилием зеленых насаждений, красивыми площадями, широкими проспектами. В моей душе тогда что-то шевельнулось, охватило радостное волнение: неужели я буду жить в этом прекрасном городе? Я вышел из троллейбуса в центре города. С интересом осмотрел здания оперного и музыкально-драматического театров, прошелся по бульвару Пушкина. Город нравился мне все больше и больше. Поражало обилие цветов. Яркокрасочные клумбы, многочисленные сорта и цветовая гамма роз свидетельствовали о том, что здесь живут люди влюбленные в свой город, обладающие эстетическим вкусом. В те годы Донецк гордился тем, что на его улицах растет миллион роз. Целый миллион роз! О, как они прекрасны в это раннее июльское утро, какой аромат разносится вокруг... Еще один элемент городского ландшафта окончательно покорил мое сердце: синие терриконы шахт, разбросанные повсюду, в туманной дымке были похожи на вершины невысоких гор. А горы - моя слабость...

Мой путь по улице Артема окончился возле здания музыкально-педагогического института (так называлась в те годы Донецкая консерватория). Я приехал сюда из далекой Караганды по вопросу трудоустройства, предварительно списавшись с руководством института. Вошел в вестибюль, но дальше пройти не удалось - шли вступительные экзамены, дежурная отказалась меня пропустить, несмотря на мои объяснения. Пришлось вызвать для разговора заведующего кафедрой теории музыки .

Через некоторое время подошел декан . Оба заверили меня, что работа есть и можно переезжать в Донецк. С хорошим настроением я вышел из института. Для меня, композитора, жизнь в Донецке - крупном культурном центре с театрами, филармонией, музыкальным вузом открывала новые творческие перспективы. Но пока был июль и путь мой лежал дальше - в пятигорский санаторий. Вернувшись в конце августа в Караганду, стал ожидать вызов из Донецка.

Вот уже и первое сентября... Седьмое сентября... Никаких известий. Стало тревожно, а вдруг там что-то изменилось? Ведь учебный год уже начался! Прошло еще два дня - ничего! Звоню ректору института. Обязанности ректора в то время исполнял проректор, профессор . Дозвонился. Петр Данилович сообщил, что заседание Совета института намечено на 17 сентября, но я уже могу приехать на работу. Уже на следующий день вылетел в Ростов, а оттуда в Донецк. Через несколько дней заседание Совета состоялось и я был зачислен в штат, как прошедший по конкурсу.

Так начался новый этап моей жизни, моей биографии. Через месяц ко мне приехала Галина. Ноты, книги и самое необходимое она отправила контейнером.

Переезжая в Донецк, я не представлял даже, какие трудности меня будут ожидать на новом месте. Да, работой я обеспечен, но где нам жить? Настали тяжелые времена скитаний по квартирам. В одной из них по вечерам пьяный муж гонялся с топором за своей женой. В другой - в очень старом доме вдруг обвалилась стена. В третьей жили больше года, но комната была настолько мала, что в ней впритирку умещались диван, холодильник и небольшой стол. В четвертой квартире наше жилье было побольше. Это позволило привезти из Балхаша Викторию, дочь Галины от первого брака. В эти годы наша семья испытывала материальные трудности. Из зарплаты старшего преподаварублей) платил алименты на двоих детей и оплачивал частную квартиру. На первых порах выручали деньги, которые скопил в Караганде. В Казахстане материально я жил лучше, чем на Украине. Там меня кормила моя музыка, которую покупало Министерство культуры, театры, радио, издательство. На Украине гонорары были явлением редким. Тяжелые бытовые и материальные условия первых лет жизни в Донецке все же не сломили меня, так как духовно я жил более наполнено и интересно, и это помогало мне отвлечься от жизненных неурядиц.

Переехав в Донецк, при первой же возможности мы с Галиной побывали в гостях у брата Юрия в Запорожье. Ранее я писал, что в Великую Отечественную войну Юрий, не закончив шестой класс, был вынужден пойти работать на фабрику. После войны, продолжал там же трудиться, стал передовиком - лучшим токарем фабрики. Его портрет, написанный художником, в течение нескольких лет висел в Свердловске на Доске Почета. У Юры был твердый характер: он окончил вечернюю школу и в 36 лет заочно Свердловский политехнический институт. Еще до окончания института работал начальником лаборатории в Особом конструкторском бюро на военном заводе. Здесь Юрий познакомился со своей будущей женой Светланой, уроженкой Украины. Кареглазая живая и общительная девушка всегда была в центре молодежи завода, много времени уделяла общественной работе. Однажды, во время одного из приездов в Свердловск, я увидел её на вечеринке в общежитии завода. Светлана выделялась среди присутствующих своей южнорусской красотой и изящной стройной фигурой. Позже Юра и Светлана поженились. В 1970 году их семья переехала в Запорожье. Они вырастили двоих детей - Игоря и Елену, оба получили высшее образование. Юрий и Светлана работали на руководящих должностях на Запорожском радиозаводе "Весна". В доме был достаток. Брат смог купить дачу и автомобиль, на котором они всей семьей объехали всю Европейскую часть СССР.

В тот приезд, впервые после долгой разлуки, мы сидели за праздничным столом и вспоминали прошлое. После кончины мамы в 1946 году наша семья была разъединена, мы жили в разных городах и виделись редко. Теперь, живя в Донецке, я получил возможность почти каждое лето приезжать к брату. Жил на его даче в живописном месте недалеко от Днепра. Здесь я набирался сил на следующий учебный год.

После 1991 года жизнь семьи брата изменилась к худшему. Исчез достаток, выживают они за счет тяжелого физического труда на даче и огородах.

Продолжая рассказ о Юрие, должен отметить талант брата в области техники. Еще в школьные годы занимался авиамоделизмом, постоянно что-то мастерил, паял. В зрелом возрасте у него появилось несколько серьезных изобретений, рационализаторских предложений.

В марте 1999 года Юрий Николаевич отметил свое семидесятилетие.

С конца девяностых вновь возвращаюсь в семидесятые годы.

Переехав в Донецк, я по существу начал свою жизнь с нуля - все мои творческие достижения остались в Казахстане. Желая ускорить процесс вхождения в музыкальную жизнь города, я подготовил из своих произведений концерт, который прошел в марте 1978 года в зале музыкально-педагогического института. Прозвучали Струнный квартет №2 "Желтая степь", Диптих для квинтета духовых, Токката и Элегия для фортепиано, несколько песен. Концерт имел успех у зрителей - композиторов, педагогов и студентов института. С этого времени у меня завя­залась творческая дружба с талантливым скрипачом, ныне заслуженным артистом Украины, профессором Давидом Борисовичем Шейниным. Давид Борисович стал пропагандистом моего творчества, его советы в области скрипичного искусства всегда были ценными для меня. Многие годы творческая дружба связывала меня с солистами Донецкого театра оперы и балета народными артистами Украины Валентином Землянским, Геннадием Каликиным, заслуженным артистом Украины Василием Сорокиным.

В 1979 году в концерте, организованном Донецкой композиторской организацией, прозвучала "Героическая поэма" для симфонического оркестра и кантата "Мамаев курган" для хора и оркестра на слова талантливой донецкой поэтессы Елены Лаврентьевой. Кантату исполнил студенческий хор музыкально-педагогического института (хормейстер ) и оркестр Донецкой филармонии под управлением заслуженного артиста УССР .

Незабываемо творческое сотрудничество с талантливым человеком и высокопрофессиональным хормейстером . Петр Данилович - ученик известного советского хормейстера, профессора Одесской консерватории имени А. Неждановой (хоровой класс) и (класс дирижирования). Петр Данилович прошел путь от баяниста армейского ансамбля в годы Великой Отечественной войны до заслуженного деятеля искусств Украины, профессора Донецкой консерватории им. . Студенческий хор Донецкой консерватории под его управлением был известен в масштабах Советского Союза. Хор является лауреатом республиканского конкурса "Молодые голоса", лауреатом областных премий имени Артема и .

При разучивании моей кантаты "Мамаев курган" Петр Данилович обратил внимание на эпизод, где тесситура хоровых голосов была явно завышена. Он предложил пересочинить этот фрагмент. Откровенно говоря, в своём творчестве я постоянно прибегаю к переработке произведений. Но это происходит через какое-то время после премьеры. В данном случае произведение было только-только завершено и я не смог что-либо изменить за 2-3 дня. Пришел к маэстро ни с чем. По выражению лица понял, что он ждал изменений в музыке. взял партитуру домой. На следующий день принес на репетицию свой вариант хоровых партий. И действительно, хор зазвучал более уверенно и слаженно. Петр Данилович и в дальнейшем помогал мне своими советами. Так, в хоре "На берег пустынный" (слова М. Горького) он предложил применить следующий хоровой приём: после кульминации, где все голоса звучат в высоком регистре, хоровую фактуру внезапно опустить вниз с одновременной сменой нюанса с форте на пиано. Объяснив, при этом, что будет достигнут красочный хоровой эффект. Я согласился и пересочинил эти такты. Талантливый музыкант, добрейшей души человек, Петр Данилович охотно делился своими знаниями и опытом. Неоценима его помощь в усовершенствовании хоровой партии и в симфонической поэме «Донбасс», где хор не был ведущим, а играл роль новой тембровой краски в оркестровой палитре.

Петр Данилович Горохов ушел из жизни в расцвете своих творческих сил. Рак легкого внезапно оборвал его жизнь.

Для музыкантов, связавших свою жизнь с хоровым искусством, П. Д. Горохов оставил учебник «Хоровая аранжировка», написанный совместно со своим учителем , и другие научные труды. Сохранились записи музыкальных произведений, исполненные студенческим хором консерватории под его управлением. Выпускник консерватории посвятил жизни и творческому пути монографию «Петр Горохов – хормейстер, педагог, ученый».

Шаг за шагом я завоёвывал в Донецке признание как композитор. Участвовал в различных мероприятиях Донецкой композиторской организации. До 1992 года донецкие композиторы регулярно принимали участие в творческих встречах с шахтерами, металлургами, рабочими и служащими, колхозниками и учащимися профтехучилищ города и области. Выезжали с концертами в Запорожскую и Луганскую области, Молдавию, встречались с пограничниками Львовского погранотряда. В этих концертах наши произведения исполняли артисты оперного театра, филармонии, музпединститута. Нередко в творческих встречах участвовал симфонический оркестр Донецкой филармонии. Музфонд Украины выделял на эти мероприятия значительные материальные средства, композиторы Донецкой организации жили полнокровной творческой жизнью и даже зарабатывали при этом деньги.

В конце семидесятых годов Донецкая композиторская организация была малочисленна, всего шесть композиторов. С председателем организации Альбертом Водовозовым я был почти одного возраста и надеялся подружиться с ним. Но он как-то подчеркнуто сторонился меня. Какое-то время я оставался без друзей. Вокруг меня молодежь и в институте и в Союзе композиторов, а мне уже за сорок. И все же через некоторое время я подружился с Самуилом Ратнером. Он был на 25 лет старше меня, но это не мешало нам быть друзьями, Самуил Вульфович был добрым, отзывчивым человеком, талантливым композитором и дирижером. В годы нашего знакомства он был на пенсии и продолжал работать концертмейстером в оперном театре. Несмотря на свои почтенные годы Самуил Ратнер регулярно посещал все без исключения филармонические концерты, оперные и балетные спектакли, прослыл среди музыкантов отчаянным меломаном. Он познакомил меня с интересным человеком - Георгием Георгиевичем Балашевичем, которого природа не скупясь наделила многими талантами. Георгий Георгиевич пишет стихи и прозу, сочиняет музыку, пишет картины, работает по металлу, является артистом разговорного жанра. Дружба с ним продолжается уже много лет.

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18



Подпишитесь на рассылку:

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.