Яркие страницы героических биографий (стр. 16 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Хорошему ходоку от Московского шоссе до Дубков — 20 ми­нут. За эти 20 минут не один раз посторонится он и сойдет на обочину, пропуская мимо себя то и дело снующие грузовики. Бой­кая дорога ведет в Дубки. Вот обогнали тебя сразу два «МАЗа», тяжело груженные железобетонными плитами. Наконец — Дуб­ки. Перво-наперво — высокая стрела подъемного крана, потом птицефабрика по правую руку, а впереди — поселок, несколько десятков сахарно-белых домов.

Почему •— «Дубки»? Никаких исторических корней у имени поселка нет. Просто раньше рос тут корявый дубовый кустар­ник. Просто кустарник, и все. А поселка, в котором живет сейчас почти тысяча человек, этого поселка, в каждой квартире которого все городские блата, не было. Подумать только, еще немного лет назад здесь ничего не было.

Дубки начинались с того, что вновь строящийся нефтеперера­батывающий завод потеснил «Новый Север» от Ярославля. Стро­ители завода взяли на себя обязательство перенести совхозные постройки, попадающие под снос, на новое место, по выбору.

— Нет уж, на новом месте и строить будем новое, — возрази­ла Ивлиева.

240

Новое представлялось так: единое ансамблевое планирование, городская застройка, развитое коммунальное хозяйство, четкое деление поселка на производственную, жилую, административ­ную зоны. Когда Дубки начинались, все эти проблемы еще были открытыми. Дубки, собственно, были пробой. Одной из первых проб в республике.

И вот этому компактному каменному сельскому городку вто­рой десяток лет. Редок год, когда не наезжают сюда делегации. Здесь — начало новому сельскому быту.

Дубки — самая сильная любовь Анны Александровны. Не только потому, что при ней строилось, что живет в них. Это бу­дущее, которое грезилось ей целых два десятилетия. Телевизор и холодильник в квартире хлебопашца и животновода, в двух ша­гах — школа и детский садик, тут же магазин и Дом культуры, гаражи во дворе... Такое далекое тогда.

Теперь такое близкое, что его можно даже руками потро­гать.

Когда Анну Александровну провожали на пенсию, вспомнили почти все, что она сделала за 26 лет директорства. Приняв в трудные годы маленькое, только становившееся на ноги хозяйст­во, она сдавала новому директору совхоз с четырехмиллионным годовым доходом, совхоз с миллионной годовой прибылью. «Но­вый Север», который сдавала теперь Анна Александровна — это два десятка крупных животноводческих ферм, громадная птице­фабрика, большой тепличный комбинат, более сотни тракторов, несколько десятков автомобилей. «Новый Север» это хозяйство, которое ежегодно продавало государству девять миллионов яиц, семь тысяч тонн молока и шесть тысяч тонн картофеля. «Новый Север» — это Дубки, которые на земле встали крепко, которым стоять долго.

К). Оловянов ТРУД СМОЛОДУ

Во время Великой Отечественной войны на Медягинской фер­ме Ярославского колхоза «Горшиха» произошла смена доярок. Пожилых и уставших женщин сменили их дочери, которым едва Исполнилось по 17—18 лет. В числе их была Зина Лагузова, мать Которой, Евдокия Григорьевна, проработала на ферме двенад­цать лет. Из рук в руки передала она дочери свою группу из Двенадцати коров.

9^613 ..а,


9*

Еще учась в школе, Зина помогала матери кормить, поить и чистить коров, а некоторых, что были посмирнее, даже доила Она уже тогда присматривалась к работе матери, перенимала её навыки, хотя и мечтала стать не дояркой, а медицинским фельд­шером.

— Приучайся дочка! В жизни все может пригодиться!___ на­
ставляла ее мать.

Вскоре пригодилось. Окончила Зина школу весной 1941 года и пока готовилась в техникум, грянула война. Не до учебы стало Надо было занимать место старших, ушедших на защиту Родины.' И начали подруги работать в полеводческой бригаде, да помогать в свободное время матерям на ферме.

Трудились наравне со взрослыми: пахали, сеяли, косили тра­ву, убирали хлеб, молотили. Зимой на лесозаготовки ездили. Шутка ли, напилить за день на человека по четыре-пять кубомет­ров древесины. Озябнут, бывало, руки да ноги у девчат — тер­пенья нет. А они отогреются у костра и снова за работу.

Как-то раз послали Зинаиду Лагузову на подводе в город за продуктами. Управлять лошадью ей не привыкать, да вот на об­ратном пути сбились с пути и заблудились в ельнике. Стала до­рогу искать •—лошадь завязла в сугробе: ни взад, ни вперед. И хоть самой боевой считалась в колхозе — тут страх пронял. Села на воз и заплакала. Потом спохватилась: да что же это я? Ведь ей, наверное, в сто раз страшнее было! Это про Зою Космодемь­янскую вспомнила. И тут поборола слабость, вызволила ло­шадь — откуда силы взялись — и хоть поздно, но благополучна вернулась домой.

заболела и заведующая фер­мой пошла к бригадиру Фаине Ильиничне Ковалкиной просить замену. Жалко было той отпускать Зину на ферму — ив полевод­стве тоже нужны были хорошие люди, но согласилась. Доводы были вескими: ведь Зинаида и коров уже почти всех знает, и ма­тери спокойнее группу родной дочери доверить. Так она и оста­лась на ферме, потому что мать хоть и поправилась, но вынуж­дена была идти на более легкую работу.

К концу войны на ферме почти все доярки были молодые, ма­ло того — подруги: Валентина Борисова, Ольга Сергеева, Ольга Абросимова, Муза Быкова и она, Зинаида Лагузова. Их еще тогда не величали по отчеству.

Хоть и трудно было, но работали задорно, с огоньком. Также весело и отдыхали. Бывало, еще не кончат девушки смену, а у* новая забота — где нынче «беседу» (так раньше вечера моло­дежи назывались) будут снимать. Отпустят раньше кого-нибудь, кто побойчее, та и идет рядиться к какой-нибудь одинокой ста-

242

пушке. Зачастую эта роль и Зинаи­де Лагузовой доставалась. Уж тут девчата были спокойны — догово­рится. Радости у всех было — хоть отбавляй. Прогуляют до полуночи, а утром чуть свет на ферму. И ниче­го, молодость свое брала.

' Кто знаком с трудом животново­дов, тот знает, что он не из легких. Тем более в послевоенные годы, ког­да и помещения были ветхие, и ме­ханизации .никакой. Обыкновенная водокачка казалась большим дости­жением — хоть воду из колодца не черпай.

Скидки на молодость дояркам не делали. Председатель колхоза тре­бовал с молодых даже больше, чем с тех, кто был в солидном возрасте.

— У вас силы и энергии — хоть
отбавляй! А мастерству учитесь са­
ми! •— говорил он.

И девчата прекрасно понимали председателя. В самом деле кому, как не им выручать колхоз. Летом с раннего утра Зинаида Евграфовна с подругами косила «зеленку» на корм, возила ее на ферму, старалась лучше накормить коров.

За животноводами была закреплена пара быков, таких упря­мых, что не каждый мужчина мог с ними управляться. И все-та­ки женщины их даже на самую хорошую лошадь не меняли. Де­ло в том, что весной и осенью в «Горшихе» бывали такие дороги, по которым с трудом трактора проходили. А быки везут, сколько бы ни нагрузили. Очень уж они доярок выручали.

А еще за каждой дояркой был закреплен участок земли, на котором выращивались корнеплоды. Все делали на этом клочке земли сами: сеяли, пололи, поливали и урожай собирали.

Что касается ухода за животными, то в колхозе бытовало та­кое определение: у медягинских доярок коровы блестят! Это зна­чило, что они не только чистые, но здоровые и упитанные. Неко­торые коровы демонстрировались на областной сельскохозяйст­венной выставке. Однажды одна из посетительниц выставки, гля-Дя на коров из группы 3. Е. Лагузовой, сказала:

— Вы, наверное, их неделю мыли, перед тем, как на выставку
привести!

243

— Они у нас все время такие! — с гордостью ответила Зинаи
да Евграфовна и пригласила собеседницу посетить Медягинскукч
ферму.

Впрочем, о делах горшихинских животноводов тогда стало уже известно по всей Ярославской области и даже за пределами ее. А старые животноводы радовались успехам молодых и горди­лись тем, что передали свое дело в надежные руки.

Ударный труд медягинских доярок принес хорошие плоды Уже в 1947 году от каждой из 100 коров в колхозе было надоено по 3543 килограмма молока. По тому времени это было большим достижением. Но руководители колхоза и животноводы знали что они от своих коров могут добиться и более высоких удоев! Об этом свидетельствовали показатели рекордисток.

Если в 1939 году на ферме всего две коровы давали в год по пять тысяч килограммов молока, то в 1947 году только в груп­пе 3. Е. Лагузовой были три рекордистки. Одна из них, по кличке Жатка, в сутки давала до сорока килограммов.

Говорят, что у коровы молоко «на языке». Это, конечно, вер­но, но лишь отчасти. Животноводы колхоза «Горшиха» придают большое значение и мастерству доярки. ­фовна к тому времени уже порядком овладела. Вот что она рас­сказывает о своей работе:

— Летом приходила на ферму в два часа утра, а уходила
поздно вечером. Изучила повадки каждой коровы. Утром при­
готовишь «мешку», дашь ее, скажем. Солонке в сыром виде,
а она и не ест. Тогда даю в сухом виде. Смотришь, корова начи­
нает есть с аппетитом. И многие вот так: одна любит погуще,
другая наоборот. Так вот к каждой и приноравливалась. Ежед­
невно коров мыла по несколько раз. В результате коровы у меня
были упитанные, чистые и красивые. Конечно, вырастить таких
коров стоит немалого труда, но главное — надо любить свое дело.

Не только собственные успехи радовали Зинаиду Евграфовну. Она с удовольствием рассказывала о достижениях своих подруг. Особенно хорошо шли дела у соседки по группе Ольги Иванов­ны Абросимовой. Если в 1946 году она от каждой коровы надои­ла по 3197 килограммов молока, то в следующем году надой достиг почти четырех тысяч. А корова по кличке Муха только за один год дала прибавку в 2522 килограмма. Ее годовая про­дуктивность составила более шести тонн.

— На Ольгу Ивановну надо равняться! — думала про себя
Лагузова. И хотя сама многое умела, все-таки старалась перени­
мать у подруги все, что считала полезным.

Труд горшихинских животноводов был высоко оценен. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 01.01.01 года

244

Зинаида Евграфовна Лагузова награждена орденом Трудового Красного Знамени. В 1947 году она от каждой коровы из своей группы надоила по 3704 килограмма молока. Высокой награды была удостоена также и другие животноводы.

Вдохновленная успехом и высокой оценкой своего труда, Зи­наида Евграфовна продолжала работать еще лучше. К этому обязывало и личное обещание надоить в следующем году не ме­нее 5000 килограммов от каждой коровы.

К тому времени в колхозе заметно улучшилась кормовая база. Строго соблюдая зеленый конвейер, заготовляли высококаче­ственное сено, закладывали силос. Устойчивые урожаи зерновых давали возможность выделять на фураж необходимое количество концентратов.

Доярки под руководством зоотехников продолжали внедрять передовые приемы животноводства. Пополняли группы специаль­но выращенными для этой цели племенными телочками, которых после отела тщательно раздаивали. Широко применялось инди­видуальное кормление. Новотельных коров, например, доили до шести раз в день. К этому надо добавить строгое выполнение рас­порядка дня, тщательный уход за животными.

Вот какую систему применяла 3. Е. Лагузова в своей группе. Раздой коров начинала с конца сухостойного периода. В это вре­мя особенно важно выдержать правильное кормление. Сначала скармливала сено, исключая из рациона силос и концентраты, а за 7—8 дней до отела давала размолотый овес. Зимой — постоян­ные прогулки на свежем воздухе в течение 2—4 часов.

В 1948 году 3. Е. Лагузова вместо пяти тысяч надоила 5078 килограммов молока от коровы, заняв первое место среди доярок. Результат ее подруги, Ольги Ивановны Абросимовой, был несколько меньше — 5010 килограммов, но и она, ко всеоб­щей радости, выполнила свое обещание.

Не знали еще тогда женщины, что за свой трудовой подвиг они будут удостоены самой высокой-правительственной награды.

Это было в сентябре 1949 года. Шестерых колхозников во гла­ве с председателем пригласили в Ярослав­ский облисполком, где каждому вручили медаль «Золотая Звез­да» и орден Ленина. В составе этой небольшой делегации кроме Зинаиды Евграфовны были еще две доярки: Ольга Ивановна Абросимовна и Ольга Петровна Сергеева. Все они и сейчас не без волнения вспоминают тот памятный день. То были первые Герои Социалистического Труда колхоза «Горшиха».

В последующие годы Зинаида Евграфовна продолжала доби­ваться высоких показателей в своей работе. За добросовестный ТРУД она несколько раз награждалась Почетными грамотами и

245

ценными подарками, была участницей областной сельскохозяй­ственной выставки.

В связи с замужеством 3. Е. Лагузова, ныне Смирнова, пере­ехала в Ярославль и в течение последних лет работает асфаль-тировщицей в тресте «Спецмеханизация».

Занимаясь благоустройством родного города, бригада, в ко­торой работает Зинаида Евграфовна, покрыла асфальтом сотни тысяч квадратных метров тротуаров и мостовых, в том числе поселок Моторостроителей.

В. Лебедев ЛЮБОВЬ НИКОЛАЕВНА

Ветер с Волги не приносил прохлады. Я устало понукал мок­рую клячонку, тащившую по пашне сцеп из двух железных борон. Хотелось передохнуть. Но я помнил наказ председателя колхоза Любови Николаевны Гуниной. Провожая в поле пахарей, она подошла ко мне и сказала, улыбчиво щуря карие глаза:

— Дуги ты хорошо расписал, парень, спасибо. А вот пахота
у тебя плохо получается. Езжай-ка сегодня боронить. Поле за
Мостищами знаешь? К вечеру там овес досеять надо. Так что
поторапливайся.

А ноги уже не слушались. Все чаще я поглядывал на сосед­нее поле, где в мареве жарких воздушных потоков рябили пла­точки женщин, поблескивали тяпки. Вот-вот туда подвезут кол­хозный обед.

— Но! — очнувшись, прикрикнул я на лошадь, остановившую­
ся в глубокой борозде.

Лошадь дернулась, но оступилась и, запутавшись в постром­ках, повалилась на бок. Одна из борон перевернулась вверх зубья­ми, угодив прямо под бедро лошади. Ржавый зуб глубоко врезал­ся в ткань мышц. Я так испугался, что не смог даже закричать.

— Вот-вот! У меня как будто сердце чувствовало. Дай, ду­
маю, заверну к тебе на поле...

Я оглянулся и увидел Гунину. Та почти бегом бежала ко мне по пашне, бросив у края поля велосипед. Но и вдвоем мы не смогли поднять лошадь. Из глаз моих брызнули слезы отчаяния. Но она прикрикнула сердито:

•— Да не хнычь ты! Беги к женщинам, зови на помощь!

246

Когда дрожащую лошадь подняли на ноги, Гунина, не то жа­луясь, не то укоряя, сказала:

— Вот и поработай с такими молодцами...

Это было весной 1943 года. Гунина проводила свою первую посевную кампанию на посту председателя некрасовского кол­хоза «Красный коллективист». Время военное, тяжелое. Почти все мужчины на фронте — дома лишь калеки да старики. Ушел на войну и бывший председатель — Балов. Отправили в армию и лучших лошадей. Пахали на коровах, на старых клячах, копали вручную лопатами, выбиваясь из сил. Тяжело было всем, особен­но новому председателю, молодой женщине. Хотя до этого она успела проявить себя хорошим организатором животноводства, вместе со знаменитой тогда на всю область Марией Степановной Спиридоновой много сделала для создания племенной фермы. Успела зарекомендовать себя на посту председателя Овсянников-ского сельского Совета, в состав которого входил колхоз «Крас­ный коллективист». Однако возглавить крупное по тому времени хозяйство, подорванное войной, — совсем другое дело.

Любовь Николаевна не жалела себя на работе. А о людях за­ботилась.

В ту трудную пору организовала она для всех, кто работал в поле и на ферме, общественное питание. Тарелка супа была для многих из них единственной в «меню» длинного военного дня. Однако Гунина шла к людям не только с такой заботой о них. Однажды она пригласила меня к себе в контору.

— Ты, парень, знаю, немного рисуешь. Надумала я избу-чи­
тальню открыть, чтобы было где с колхозниками по душам пого­
ворить, вам, молодым, после работы на посиделки собраться...
Половину конторы отдам, лучшую комнату. Тебе поручаю офор­
мить ее.

Она открывала избу-читальню. Много людей собралось, даже из района гости приехали. По такому торжественному случаю раздобыла Гунина себе где-то небольшую, едва закрывающую густые черные волосы алую косынку.

В этой косынке Любовь Николаевна проходила до самой осе­ни. Бывало, едешь на сенокосные луга, еще издали видишь, как среди белых платочков женщин мелькает красное пятнышко. Знай — это председатель вместе со всеми валки ворошит.

Она успевала везде. Красная косынка ее, казалось, мелькала всюду, став своеобразным символом трудолюбия, совести и чести колхозников. Гунину уважали, ею гордились. И боялись огорчить, Растроить свою председательшу. За это она платила людям на­стоящей человечностью.

247


На моих глазах однажды она зашла в колхозную кузницу где с утра до ночи трудился Евгений Ерофеевич Подсевалов. Хоть и стар уже был, а любил шутку. Всегда встречал председательщу весело.

На этот раз Подсевалов не поднял даже глаз на Гунину. ра_ ботал молча. Обычно ухоженные усы его обвисли. И сам он весь обмяк. Любовь Николаевна постояла возле кузнеца, сказала:

— Перекури, Ерофеич.

: Она знала, что случилось у Подсеваловых. Вчера получили похоронку на сына Николая, которого любила вся Рыбница. За­душевно умел играть он на баяне, всех восхищал своей силой и ловкостью. До ухода на фронт Николай трудился вместе с отцом в кузнице, играючи, взмахивал тяжелой кувалдой. А как крутил «солнце» на турнике!

И вот пришла в дом Подсеваловых похоронка. И отец, старый солдат, всегда гордившийся своей солдатской закалкой, совсем упал духом.

—  От моего мужа, Ерофеич, тоже писем давно нет, — осто­
рожно начала разговор с кузнецом Любовь Николаевна. — Вой­
на... Ты ведь, знаю, сам воевал, георгиевский крест имеешь.

—  Да, — оживился Подсевалов. — Сам генерал Брусилов на
грудь мне его прицепил.

—  А ведь, сказали, что чудом жив тогда остался.

•— С того света, можно сказать, вернулся. Было дело, было...

— Ну вот, а сын твой погиб. Геройски погиб. Он ведь весь в
тебя был, отчаянный... Гордись, Ерофеич. А сноху, хочешь, я на
ферму определю...

Ферма всегда была особой гордостью колхоза «Красный кол­лективист». Еще до войны развели здесь высокопродуктивных коров ярославской породы. Крупные, лоснящиеся. И все, как од­на, похожие на родоначальницу стада знаменитую Золотую, да­вавшую в год свыше 5 тысяч литров молока.

В создание чистопородного дойного стада много труда вложи­ла Любовь Николаевна, долгое время работавшая бригадиром и заведующей молочной фермой. Она тщательно отбирала молод­няк, холила его. Помощники у нее все были такие же заботливые. Не каждая колхозница удостаивалась чести работать на ферме. Брали сюда только самых трудолюбивых. И многие завидовали Марии Степановне Спиридоновой, Александре Петровне Соцко-вой, Фелицате Яковлевне Шутовой и другим, окруженным здесь особым почетом. Ведь еще до войны довели они надои молока от каждой из своих коров до 4000 литров.

В военное время животноводы колхоза переживали немалые трудности. Любовь Николаевна все силы отдавала тому, чтобы

248

не уронить славу фермы. Как бы ни было трудно, ежедневно заглядыва­ла к животноводам, ревниво прове­ряла, все ли тут в порядке, как чув­ствуют себя высокопродуктивные «ярославки». Для них она, каза­лось, из-под земли доставала даже жмых-дуранду, прессованные ле­пешки, которые сами не прочь были погрызть вместо куска хлеба.

ни­когда не уповала только на внеш­нюю помощь. Экономика колхоза была подчинена созданию своей прочной кормовой базы. Сенокос она превращала во всеобщее трудовое наступление. В луга выходили все, кто мог держать в руках косы и грабли. Начинали работу до восхо­да солнца, по густой росе. Гунина сама любила вставать в ряд. Силь­ная, ловкая, она отмахивала широ­кий прокос, такой, что иному мужи - • ку не под силу.

За ней угнаться было трудно. И косила она красиво. Ее при­мер увлекал других.

Кончали косить, когда солнце уже высоко поднималось над берегом Волги. После небольшого отдыха все становились на сушку. Переворачивали валки, сгребали их в копешки. В полдень в луга привозили колхозный обед. Во второй половине дня — та­кого правила здесь придерживались строго —все, что было нако-. шено с утра, сметывалось в высокие стога.

Земли в Рыбницах и Свечкине песчаные. В прошлые времена, когда бурно разливалась Волга, затапливая поля и лу! а, тут не знали, как сеять хлеб, зато умели брать отменные урожаи кар­тофеля и корнеплодов.

При Гуниной здесь научились выращивать и зерновые куль-1 туры. Хорошо удобряли землю — весь навоз не только с фермы; но и из личных хозяйств вывозили в поля всеми доступными средствами.

Не знаю, как где, а в «Красном коллективисте» самым боль­
шим наказанием считалось, когда тебя обойдет бригадир, не на­
рядит на работу. Иная мамаша бежит к бригадиру-полеводу Ми­
хаилу Забелину и на чем свет костит его: ' •

249

— Черт этакий! Что выдумал — Таньке моей второй день на­
ряд не дает. Да что она, Танька-то, хуже всех, что ли?!

При Гуниной колхозники рвались в поле. И потому, что высок был патриотический подъем. И потому, что она так умела поста­вить дело, что даже в самое трудное для страны время трудо­день в хозяйстве был весомым. Колхоз немало продукции давал государству по всем видам поставок. В то же время колхозники получали на трудодни и деньги, и зерно, и картофель, и овощи.

Как ни трудно было, а кормов для общественного стада заго­тавливали немало. Молочная ферма оставалась одной из лучших в области. Гунина же, несмотря на войну, думала не только о сегодняшнем дне, но и о будущем. Мы, колхозные мальчишки, оставшиеся в хозяйстве вместо своих отцов, всю зиму работали в лесу, валили деревья, кряжевали, вывозили свинцовые по весу бревна. В конце дня падали с ног от усталости. А она приедет, бывало, на делянку, соберет нас в кружок и скажет:

— Надо, мальчики! Представьте, что на фронте, бьете врага.
Строительный лес государству, колхозу нужен позарез. Мы долж­
ны думать о завтрашнем дне, о строительстве новых скотных
дворов. Животноводство — наше основное богатство.

Закончилась война, вернулись в деревню солдаты. Они нашли хозяйство не только в полном порядке, но и окрепшим. И весело застучали их топоры. На окраине деревни Свечкино рос по тем временам настоящий животноводческий городок. К скотным дво­рам «зашагали торопливые столбы», неся свет, электроэнергию. Здесь впервые в Некрасовском районе загудели электромоторы, зачмокали доильные аппараты.

После войны вместе с другими передовиками колхозов обла­сти Гуниной предоставили честь поехать в Москву на прием к Михаилу Ивановичу Калинину, рассказать ему о том, как ярос­лавские земледельцы сражались в тылу, снабжая фронт хлебом и картофелем, мясом и молоком... Тепло пожал Всесоюзный ста­роста твердую от трудов руку Любови Николаевны.

— Я уверен, — сказал ей тогда Михаил Иванович, — вы пой­
дете вперед и достигнете еще большего.

Так и было. В послевоенные годы слава о «Красном коллекти­висте» шагала далеко. Молочная ферма колхоза стала своеобраз­ной академией для всех животноводов области. Учиться самому передовому ехали сюда отовсюду.

Многим помогла она в те годы встать на ноги, научиться вы­ращивать богатые урожаи, добиваться высоких надоев молока. И сама училась, чтобы еще улучшить породность стада, раскрыть в ярославках новые возможности. В 1949 году надои молока от коровы здесь достигли 4568 литров.

250

За высокие показатели в развитии животноводства Любовь Николаевна Гунина вместе с другими тружениками колхоза бы­ла удостоена звания Героя Социалистического Труда.

Дважды избиратели доверяли высокий пост депутата Верховного Совета СССР. И она достойно оправдыва­ла их доверие.

Гунина на пенсии. Живет в Ярос­лавле. Но напрасно вы будете звонить в ее квартиру на улице Жукова. Редко застанете вы ее дома. Сердцем своим, всей душой своей она до сих пор в деревне, в родных местах.

А. Говядов

НА РОДНОЙ ЗЕМЛЕ

Говорили мне, что старейшая трактористка области Екатери­на Ивановна Абросимова не любит рассказывать о себе. Она, де­скать, умеет работать — руки у нее золотоые, а вот красноречием не наделена.

Тридцать три года на тракторе. Одна в кабине. Под колеса бежит серая стерня, а из-под плуга, отливая жирным блеском, вырывается живая перевернутая пашня. С кем разговаривать? С трактором? С полем? Вот и не научилась красноречию.

Кому как, а для меня в молчании такого человека, как Абро­симова, самый интересный рассказ о трудовом подвиге, о молча­ливой, но неизменной любви к земле, к новому, механизирован­ному крестьянскому делу.

Когда мы с ней беседовали, я все не мог понять, почему на се­рые, красивые глаза ее нет-нет да и набегут слезы. От воспоми­наний? Может, и от этого. Но, как мне сейчас кажется, и оттого, что она не могла словами раскрыть то, как она работает, какие мысли рождаются, какие чувства переполняют сердце, когда тело ощущает ровное дрожание сильного мотора, когда на том поле, где она, Екатерина, пахала, шумит под широким июльским вет­ром пшеница. По увлажненным, потемневшим и расширившимся глазам ее я видел, что она хочет сказать: да ведь все равно, мол, не поймешь, вот если бы ты сам был крестьянином, тогда с полу­слова бы понял...

Пришлось сказать, что я и родился и вырос в деревне, что босиком бегал глядеть на сельскую новину •— гусеничные тракто-ры, полуторки.

251


Глаза ее тепло блеснули.

И она тоже бегала. И тоже босиком. Но только разница была в том, что и она, и все ребятишки, и все жители деревни бегали за околицу смотреть первый, самый первый в колхозе трактор-1_ колесный, со шпорами. Вел его Сашка Антонов, местный же па­рень. Все это было как во сне — железная, рокочущая телега с кучей скрученных болтами умных, работающих, пышущих жаром причудливых деталей мнет шипами поле, упрямо тащит плуг, а Сашка знай себе крутит руль, сверкает на людей белками глаз

А говорили, не бывает на свете чудес. Первый трактор в де­ревне был настоящим чудом.

Первым не стерпел Павел, старший брат Екатерины, — ушел учиться на тракториста. За ним потянулись его ровесники. А куда без парней девчата? Валя Чупина, Зина Соболева укатили в МТС — тоже учиться водить стального коня, как тогда называли трактор. За ними из других деревень потянулись Галя Пугачева, Настя Кузнецова. Между тем подросла Екатерина и тоже уехала в МТС. Училась вместе с тридцатью местными девчатами.

Это очень было хорошо, что девчата потянулись к технике. И не потому только, что они не хотели отстать от парней — рав­ноправие, так во всем. Главное, потому, что через четыре года грянула война с фашистами. Мужчины — на фронт. А женщины остались в тылу •— они и на лошадях, и на тракторах. Досталось по горло, то есть дальше некуда. Но тракторы не остановились в борозде, не заросло сорняками поле.

Есть у Екатерины Абросимовой скромная награда — медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» Она ее оценивает так:

— Кому больше досталось — тракторам или нам, тракторист­кам, это еще надо подумать. Трактор хоть имел право ломаться, а мы и на это не имели права. Не верилось даже, что сумеем пос­ле войны отдохнуть. Аж сейчас сердце сжимается, как вспомню.

Это ведь не сутки, не двое с поля не возвращаться. Это ведь 1418 военных суток работать на донельзя изношенных тракторах, ремонтировать их прямо на пахоте, снимать с машины осоловев­шую от усталости трактористку и чуть ли не на себе тащить ее на обочину поля, чтобы дать немного отдохнуть.

Екатерину, как самую выносливую и пробойную, поставили бригадиром. И за время войны она стала настоящим мастером по ремонту тракторов-—не было дня, чтобы не лезла с ключами под машину, заглохшую в борозде, не заменяла хлипкие баби-товые вкладыши, не производила подтяжку подшипников, регу­лировку. Своими крепкими, задубевшими руками она могла с закрытыми глазами разобрать и собрать по винтику весь трактор.

252

Отдохнуть бы после войны. Го­лову на плечо жениху положить и выплакаться вволю. Да женихи-то не все вернулись. А поля не бро­сишь. И работали трактористки с таким же военным напряжением до тех пор, пока не подросли мальчиш­ки, которым в войну было по 10— 12'лет.

Велик был соблазн стать рядо­вым полеводом. Подруги одна за другой уходили из бригады. Кому посчастливилось замуж выйти, кто в животноводстве стал трудиться, иные на счетных работников пере­квалифицировались. А Екатерину словно кто цепями к трактору при­ковал: подумает об уходе — к горлу комок подкатит. Куда она без тех­ники? Положим, работу полегче найти не проблема. А что заменит радость управлять машиной, по­слушной малейшему твоему жела­нию? К тому же на поля пошла со­временная техника— более мощная,

более удобная в управлении. Гидравлика, навесные плуги, ка­бина с мягким сиденьем. Да на таких машинах что не работать! А тут колхозы начали технику приобретать, Екатерина стала не эмтээсовской работницей, а колхозницей. Кочевать теперь не нужно из хозяйства в хозяйство, месяцами не бывая дома. К то­му же, как отмахнешься от слов председателя колхоза: «Вот, по­нимаешь, Катя, техника в своих руках — хорошо, сами теперь хозяева, но работать на ней некому — пока-то кадры свои выра­стим... Подсоби. Вот тебе новенький гусеничный «ДТ-54». Вла­дей этим богатырем, а мы тем временем механизаторов выучим. Ты не сердись на нас, мужиков, что замену тебе не нашли. Най­дем. Дай только срок малость окрепнуть».

«ДТ-54» оказался замечательной машиной. Силы, по сравне­нию с колесными марки «ХТЗ» и «СТЗ», необыкновенной. Окрас­ки ярко-оранжевой — идет по полю, как костер горит. Именно работая на нем, Екатерина поняла, что она не просто работает, она занимается своим любимым делом. Та восторженность, когда она впервые села на трактор, то военное упрямство, когда надо было выдюжить и не поддаться слабости, прошли, как проходит

253

молодость. Характер ее перебродил, перекипел, обрел устойчи­вую, ровную уверенность. Во время работы она забывала о вре­мени. Терпеливо передавала свое мастерство ученикам-практи­кантам. Для Екатерины словно наступила вторая жизнь, напол­ненная ощущением мягкой радости от полного слияния с послушной и сильной машиной, от власти над землей, от того, что при ее, Екатерины, участии колхозная жизнь налаживается,' поля год от года дают больше хлеба.

Давно ли это было? Много лет прошло, как села Екатерина на трактор, уже и ярко-оранжевый «ДТ-54» износился — списали его, отправили на переплавку. Уже и новый трактор, еще более мощный «ДТ-75», на который пересела Екатерина, потребовал капитального ремонта, а она все не сдает. Так же с рассветом выезжает в поле, такую же ощущает радость, готовя землю под урожай, так же поздно вечером, уставшая и довольная, возвра­щается домой.

У каждого есть профессиональная гордость. Настоящий мас­тер сам знает себе цену. Мастерству другого он не завидует. Он радуется самому мастерству, как искусству. Плохо делать ему не позволяет его профессиональная гордость.

Но если сойдутся лучшие мастера одной профессии вместе? Если они начнут соперничать, выявляя самого лучшего? Проснет­ся ли тогда зависть?

Этот непростой и довольно щекотливый вопрос я задал в ма­стерской. Екатерина Ивановна, подсвечивая электролампой, что-то подтягивала в распахнутом моторе своего трактора. Машина была порядочно изношена, многие детали в ней заменены, на углах кабины сквозь слой серой краски просвечивала заводская, оранжевая. Видать, досталось стальному работяге. Хозяйка его, жадная до дела, брала слово выработать 6150 гектаров в пере­воде на мягкую пахоту. Фактически же выработала 7507 гек­таров.

— Зависть — не то слово, — повернув от мотора голову, ска­зала Екатерина Ивановна. — Есть радость — вот, мол, как дру­гие умеют, вот какая, оказывается, есть еще вершина в мастерст­ве. На эту-то вершину и хочется подняться. Это, по-моему, не зависть.

А речь у нас шла о соревновании пахарей-трактористов. Два года подряд она завоевывала призовые места среди женщин-трактористок на областных состязаниях. Значит, конкурсы дваж­ды подтвердили: лучшая трактористка области — трактористка тутаевского колхоза «Активист» Екатерина Ивановна Абросимо­ва. На зональных же соревнованиях она заняла — в Брянске, в 1969 году — третье место, в Калинине в 1970 году — второе. На

254

пьедестале почета она стояла на второй ступеньке. На первой — трактористка подмосковного совхоза «Звенигородский». Я и спро­сил: завидовала ли Екатерина Ивановна, глядя на звенигород­скую трактористку снизу вверх и пожимая ее руку? Оказывается, не завидовала, а восхищалась ее мастерством.

— Это ведь как по линеечке, — сказала она задумчиво. — Ка­ким спокойствием надо обладать... А выровненность пашни — гребни пластов один к одному, прямо с сеялкой заезжай.

Заведующий мастерской, проходя мимо, хитровато кашлянул: обрати, мол, внимание все еще переживает. А мне подумалось: не переживает, а восхищается. Мастера умеют восхищаться отлич­ной работой другого мастера. У Екатерины Ивановны две меда­ли — бронзовая и серебряная. И ей нужна не золотая медаль. Ей нужно подняться на вершину мастерства.

За это-то мастерство, за неизменную любовь к земле, за вы­сокие показатели работы в годы восьмой пятилетки наследнице Паши Ангелиной Екатерине Ивановне Абросимовой — тракто­ристке тутаевского колхоза «Активист» в 1971 году присвоили звание Героя Социалистического Труда.

В. Виноградский ЕЕ ЗВЕЗДА

Тот день, когда Анна Ивановна узнала о присвоении ей зва­ния Героя Социалистического Труда, она помнит до мельчайших подробностей и будет помнить всегда.

, муж, принес газету и непри­вычно величая жену по имени-отчеству, взволнованно прогово­рил:

— Нет, ты прочитай, сама прочитай!.. Весть-то какая!
Потом ее поздравляли председатель колхоза Николай Ильич

Абросимов и главный зоотехник Иван Егорович Жариков, подру­ги-доярки, односельчане и даже незнакомые люди, приезжавшие в «Горшиху» знакомиться с племенной работой. Поздравления с высокой наградой прислали Анне Ивановне обком партии, обл­исполком, районные организации.

А вечером подошли к Анне Ивановне две девочки-школьницы и вполне серьезно спросили:

— Тетя Аня, а за границей о вас теперь тоже знают?..

255


Развеселили девчонки Анну Ивановну, но, чтобы не обижать их, она ответила:

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21



Подпишитесь на рассылку:

Героические поступки

Проекты по теме:

Основные порталы, построенные редакторами

Домашний очаг

ДомДачаСадоводствоДетиАктивность ребенкаИгрыКрасотаЖенщины(Беременность)СемьяХобби
Здоровье: • АнатомияБолезниВредные привычкиДиагностикаНародная медицинаПервая помощьПитаниеФармацевтика
История: СССРИстория РоссииРоссийская Империя
Окружающий мир: Животный мирДомашние животныеНасекомыеРастенияПриродаКатаклизмыКосмосКлиматСтихийные бедствия

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организации
МуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммы
Отчеты: • по упоминаниямДокументная базаЦенные бумаги
Положения: • Финансовые документы
Постановления: • Рубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датам
Регламенты
Термины: • Научная терминологияФинансоваяЭкономическая
Время: • Даты2015 год2016 год
Документы в финансовой сферев инвестиционнойФинансовые документы - программы

Техника

АвиацияАвтоВычислительная техникаОборудование(Электрооборудование)РадиоТехнологии(Аудио-видео)(Компьютеры)

Общество

БезопасностьГражданские права и свободыИскусство(Музыка)Культура(Этика)Мировые именаПолитика(Геополитика)(Идеологические конфликты)ВластьЗаговоры и переворотыГражданская позицияМиграцияРелигии и верования(Конфессии)ХристианствоМифологияРазвлеченияМасс МедиаСпорт (Боевые искусства)ТранспортТуризм
Войны и конфликты: АрмияВоенная техникаЗвания и награды

Образование и наука

Наука: Контрольные работыНаучно-технический прогрессПедагогикаРабочие программыФакультетыМетодические рекомендацииШколаПрофессиональное образованиеМотивация учащихся
Предметы: БиологияГеографияГеологияИсторияЛитератураЛитературные жанрыЛитературные героиМатематикаМедицинаМузыкаПравоЖилищное правоЗемельное правоУголовное правоКодексыПсихология (Логика) • Русский языкСоциологияФизикаФилологияФилософияХимияЮриспруденция

Мир

Регионы: АзияАмерикаАфрикаЕвропаПрибалтикаЕвропейская политикаОкеанияГорода мира
Россия: • МоскваКавказ
Регионы РоссииПрограммы регионовЭкономика

Бизнес и финансы

Бизнес: • БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумаги: • УправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги - контрольЦенные бумаги - оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудит
Промышленность: • МеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетика
СтроительствоАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Каталог авторов (частные аккаунты)

Авто

АвтосервисАвтозапчастиТовары для автоАвтотехцентрыАвтоаксессуарыавтозапчасти для иномарокКузовной ремонтАвторемонт и техобслуживаниеРемонт ходовой части автомобиляАвтохимиямаслатехцентрыРемонт бензиновых двигателейремонт автоэлектрикиремонт АКППШиномонтаж

Бизнес

Автоматизация бизнес-процессовИнтернет-магазиныСтроительствоТелефонная связьОптовые компании

Досуг

ДосугРазвлеченияТворчествоОбщественное питаниеРестораныБарыКафеКофейниНочные клубыЛитература

Технологии

Автоматизация производственных процессовИнтернетИнтернет-провайдерыСвязьИнформационные технологииIT-компанииWEB-студииПродвижение web-сайтовПродажа программного обеспеченияКоммутационное оборудованиеIP-телефония

Инфраструктура

ГородВластьАдминистрации районовСудыКоммунальные услугиПодростковые клубыОбщественные организацииГородские информационные сайты

Наука

ПедагогикаОбразованиеШколыОбучениеУчителя

Товары

Торговые компанииТоргово-сервисные компанииМобильные телефоныАксессуары к мобильным телефонамНавигационное оборудование

Услуги

Бытовые услугиТелекоммуникационные компанииДоставка готовых блюдОрганизация и проведение праздниковРемонт мобильных устройствАтелье швейныеХимчистки одеждыСервисные центрыФотоуслугиПраздничные агентства

Блокирование содержания является нарушением Правил пользования сайтом. Администрация сайта оставляет за собой право отклонять в доступе к содержанию в случае выявления блокировок.